Иордания и немного Сирии , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Иордания и немного Сирии

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Сирии > Иордания и немного Сирии

В Иорданию я вообщем-то особо не собирался – так просто получилось. По российской традиции хотел улететь на новогодние каникулы к жаркому морю, но по стечению различных обстоятельств наша компания развалилась, и я, оставшись один, раздумывая куда бы полететь, принял первое же предложение – в Иорданию. В Москве, в турфирме, я оплатил билеты на регулярный рейс Москва – Амман – Москва, авиакомпании «ROYAL JORDANIAN», и гостиницы по всему предполагаемому пути следования. Здесь я допустил ошибку, но об это после. Мои примерный маршрут выглядел так:

26-го декабря – прилет в Амман вечером.

27-го декабря – Амман. Типа свободное время.

28-го декабря – Амман – экскурсия в Джираш и Ум Кайс.

29-го декабря – Амман – экскурсия Гора- Небо и Мадаба.

30-го декабря утром я уезжаю на Мертвое море. От Аммана всего час езды.

31-го декабря продолжаю вести лежачий образ жизни, и отмечаю Новый Год.

1-го января уезжаю в Петру с заездом в Карак.

2-го января в Петре.

3-го января еду в Вади Рам. Приезжаю в обед, пол дня в Вади Рам.

4-го января пустыня Вади Рам. Весь день.

5-го января уезжаю в Сирию, в Дамаск. Вечер в Дамаске.

6-го января в Дамаске.

7-го января возвращаюсь в Амман.

8-го января – Амман.

9-го января рано утром улетаю в Москву.

У меня на руках был телефон принимающей стороны – компании Team Tours. С ними я должен был согласовать дни когда мне необходима машина с водителем и русский гид. Согласовал. Гида беру на два дня в Ум Кайс, в Джераш, в Мадабу и Гора Небо. После еще на день в Петре. И еще гид в Дамаске. Переезды из точку в точку на машине с водителем которую предоставляет Team Tours. Забегая вперед, могу сказать что в части перемещения по Иордании претензий к компании не было вообще. Если машина должна была прибыть в Вади Рам в 9 утра, то без пяти минут девять она уже стояла у ворот. С гидом тоже повезло – русская, живущая уже 17 лет в Иордании. Я видел еще двух гидов иорданцев – их русский понять достаточно сложно. Самое смешное, это когда я встретил в Петре группу болгар. Болгарский конечно некто не знает, от того им достался русскоговорящий гид, один из тех самых иорданцев. Я, родившийся в России и ежедневно говорящий на этом языке, и то с большим трудом понимал о чем он говорит, болгары же вообще стояли с открытыми ртами, видимо не понимая ничего.

Столица Иордании – Амман. Город с населением примерно в полтора миллиона человек. Вся Иордания шесть с небольшим. Амман стоит на холмах, от того улицы идут все время вверх-вниз, пешком ходить не очень удобно. Да и вообще пешком по Амману ходить смыла нет – город новый и удивительно однообразный. От той самой Филадельфии, о которой все время начинают говорить когда речь заходит об Аммане, остались лишь три колонны стоящие на горе, да остатки римского театра. Обе исторические достопримечательности расположены на расстоянии километра друг от друга в районе с незамысловатым названием Down Town. По сути говоря, этот район относительно старый, можно сказать «старый центр». Хотя и ему наверно всего-навсего лет двести. Старая Филадельфия была разрушена землетрясением, и до 18-19 веков нашей эры здесь в основном пасли овец. Остальной город построен уже в XX веке. Можно подняться к развалинам у колонн, посмотреть вид на город, есть музей в котором вечные продукты раскопок – монетки, горшки и прочая дребедень. Если проехать пять минут вниз по дороге можно оказаться у римского театра. В самом Аммане туристов очень мало, так что по ступенькам театра носится местная шпана вымогающая деньги у белых людей, приезжие арабы, которые любят фотографироваться, да какие-то непонятные праздношатающиеся местные типы. Еще можно проехать на север, в район университета. Там расположен подъемный механизм, обеспечивающий хороший обзор города. Я, правда, так и не смог им воспользоваться – в этот день он не работал.

С таксистами видите себя аккуратней, в том смысле что не расслабляйтесь – вы не в Германии, вас обманут. При посадке, требуйте включения счетчика если он выключен, хотя скорее всего счетчик будет включен, но на нем будет уже какая-то сумма. Просите обнулить – таксисты любят таким образом зарабатывать деньги на глупых белых туристах. Посадка стоит 15 пиастров. Если на счетчике вы видите цифру 0150. Это не значит что вам надо отдать 1 динар и 50 пиасров, это всего 15 пиастров или 150 филсов – после запятой в Иордании всегда идет три знака, тогда пиастры превращаются в филсы. Запомнить просто – в одном динаре сто пиастр или тысяча филсов. Один пиастр это соответственно десять филсов. Иногда они так же говорят что в первые разы сбивало с толку – Один динар сто пятьдесят семь тысяч. Это значит 1 динар и 15 а скорее 16 пиастр. За один доллар в январе 2004 года давали 70 пиастр. И упаси вас Бог поездить на такси час или полтора без включенного счетчика а потом начать торговаться о стоимости поездки – удовольствие не самое приятное. Водитель начнет махать руками, стенать, орать, потом у него резко начнутся проблемы с английским на котором буквально несколько минут назад он вполне сносно разговаривал, и прочее в арабском стиле. Женщинам сидеть на переднем сиденье нельзя. Это восток. Если компания из трех женщин берет такси, то все три пытаются уместится на заднем сиденье. Выглядит забавно. Поездка по городу стоит в среднем от 1-го до 2-х динар. Водители вежливы все время говорят Welcome to Jordan, предлагают завести куда-то что-то купить, показать город, подождать вас пока вы делаете покупки или осматриваете достопримечательность. Смело посылайте их подальше – накатаете таким образом в три раза больше. Такси в Аммане как грязи – руку поднял и уже машина подъехала.

В городе есть вполне европейского вида магазины, с манекенами в больших витринах, есть улицы с лавками где продают всякое местное барахло и китайский ширпотреб. Есть единственный в Аммане крупный молл. Mecca Moll. Народ приходит туда тусоваться, пить кофе, кататься на эскалаторе. Вообще же, Амман город дорогой. Да и Иордания страна дорогая. И это при том, что уровень жизни отнюдь не высокий. Сувенирные лавки просят немереные деньги за совершенно безобразные сувениры. Что характерно именно для Иордании – разноцветный песок в бутылках из пустыни (точнее это даже не только песок, а в большей части мелко стертый известняк), ну и выполненные из дерева или камня виды Петры. За бутылочку песка размером со средний мобильный телефон могут просить и 10 а то и 20 динар. Есть еще бутылочки такого же размера но по цене в 40 и в 50 динар. Якобы песок там склеен особым образом и при разбитии бутылки картинка не рассыплется. На фиг не нужно. Так называемые национальные платья, сшитые абсолютно безобразно из непонятной ткани с торчащими нитками, продаются от 40 и выше динар. Смело можно не обращать внимания – цена совершенно не соответствует качеству. Египетский табак продается по 10 динар за упаковку. В Египте он стоит 2 доллара. Пересчитайте динары в доллары, и все поймете. В остальном продают всякую восточную муть – колокольчики, кувшинчики, стаканчики и т.п.

Спиртное есть. Но это отдельная и сложная тема. В гостиницах конечно есть абсолютно все – и вино, и водка, и пиво, и виски. Можно так же купить это и в магазинах. Конечно не во всех, но в крупных супермаркетах есть. Есть так же дьюти фри, в котором можно приобрести выпивку независимо от того когда вы прибыли в страну. Вот когда купите, вам ткнут в паспорт печать, и после этого купить там уже будет нельзя. Здесь преобладает пиво «Amstel» местного производства. В гостинице – Amstel, в магазине – Amstel, в минибаре – Amstel. Тем кто любит хорошее пиво, этот напиток не понравится. Спиртное подают далеко не в каждом ресторане. Если хочется за обедом выпить кружку пива, то надо либо идти в любой ресторан при гостинице, либо пошукать по городу.

Отелей в Аммане много. Начиная от брендов типа Marriott и Шератон до самых дешевых уровня 25 долларов в сутки. В январе проблем с номерами нет – не самый туристический сезон, так что можно смело в Москве не бронировать. В Grand Palace Hotel, где я жил в Аммане, номер стоит что-то порядка 55 динар. Гостиница заявлена на 4 звезды, тянет в общем на три хороших. Рядом, буквально в пяти метрах стоит вышка отеля Regency о пяти звездах, через дорогу Marriott. Если Амман выбран как транзитный пункт с одной ночевкой – можно не заморачиваться и выбрать любую. Если как база из которой будут совершаться вылазки, то лучше брать пять звезд известной системы – четыре звезды в Иордании зачастую балансируют на грани и чаще сваливаются к трем. В Grand Palace Hotel в номере обнаружил розетку с надписью Internet. Оказалась обычная телефонная, параллельная с основным аппаратом. На ресепшене в Regency купил карточку, создал новую учетную запись на своем ноутбуке и подключился к сети. Карточка стоит совсем копейки, скорость достойная для обычного модемного соединения. По выезду из отеля обнаружил счет – номера Интернет пула начинающиеся с 810 оказались платными – с меня содрали где-то по 3 или 4 динара за час соединения. Так что в результате не такой уж дешевый оказался этот Иорданский Интернет.

Электрические розетки. Это отдельная тема. Они как бы не подходящие к нашим стандартам – трезубец – такие распространены во многих арабских странах. Две прорези находятся на одном уровне, и вилка по ширине к ним подходит. Но не подходит по толщине – сами по себе штырьки их вилок плоские. Как правило в гостиницах это дело давно уже разработано, и стандартная вилка с легкостью входит, или же для облегчения могут дать переходник – это всего-навсего пластиковые «направляющие» для вашей вилки. Если не входит – надо искать по номеру кем-то ранее разработанные розетки. В Иордании везде, кроме Петры я не испытывал проблем. В Петре единственные розетки которыми можно было пользоваться находились в ванной комнате, к ним подключался фен. Приходилось все по очереди заряжать в ванной. В Сирии вообще отдельная тема – мне пришлось поменять два отеля о чем я напишу дальше, так в первом вообще не было ни одной адаптированной розетки, а в отеле в котором я окончательно остановился, нормальный европейский тройник оказался прикручен к обратной стороне столешницы причем в ее части что ближе к стене – приходилось вытаскивать ящик, ложиться на спину, и в таком положении втыкать вилки.

Через форум Иорданского Клуба, связался с нашим соотечественником Николаем, находящимся в Аммане по служебной необходимости. Николай вечером подъехал к моему отелю, и мы двинули в поисках места где можно выпить пива. В китайском ресторане, куда мы сначала приехали, пива не давали а направили нас в Греческий ресторан, который мы смогли обнаружить с третьей попытки. Ресторан был больше похож на притон проституток и воров, чем отчасти и оказался – ближе к девяти вечера туда набежала куча наших девок. Девчонки со всех просторов нашего бывшего союза (Украина, Молдова, Россия) работают тут официантками, чем очень прельщают арабов которым нравится лапать белых девок. Все девушки как всегда с какими-то мутными историями, кто-то должен сначала отработать билет сюда, кто-то что-то еще. Аналогичный ресторан только с названием Baron был обнаружен нами в другом конце Аммана. Только в Baron была еще живая музыка – парень с клавишами и минидиском и арабская певичка с радиомикрофоном шарахающаяся по залу. Цены в Barone куда выше чем в Греческом – за 4 бутылки вечного Amstel размером 0,33 и орешек к пиву с нас взяли 17 динар. Цены высоки из-за русских девчонок. Кстати говоря, почти все они в Baron крупных телосложений с большими задницами – видимо это очень нравится арабам. Нашли в Аммане бильярд. Пива там конечно не подают, столы истерты, кии вообще как палки, за соседним столиком играл бородатый араб совершенно бандитского вида – ни дать ни взять- ваххабит.

Первый день экскурсий – это Гора Небо и Мадаба.

На Горе Небо как известно похоронен Моисей. Тот, что водил сорок лет евреев вокруг Палестины. Если посмотреть карту Ближнего Востока, то совершенно очевидно что Сусаннин был прямым потомком этого самого Моисея. Здесь, где-то под горой, Моисей впервые увидев Палестину и посчитав свою миссию законченной, скончался. По традиции его похоронили на горе, как бы приблизив к богу. В честь этого построили что-то вроде церкви, внутри которой теперь музей. Туристы из Японии щелкают своими вечными Никонами и Соньками его могилу и цокают языками. Еще, несколько лет назад, это место посетил Папа Римский. Папа посадил какой-то куст, долго и печально смотрел с помоста в сторону Мертвого моря и Палестины, потом уехал, а иорданцы поставили в честь этого радостного события памятный камень. Короче говоря, после смерти Моисея, это стало вторым по важности событием этой горы. Среди атеистов гора по большей части известна своим хорошим видом. Говорят что в хороший ясный день, при закате солнца видно верхушки храмов Иерусалима. Мне как всегда не повезло – Мертвое море, которое находиться куда ближе чем этот самый Иерусалим, и то было очень плохо видно. Поехали в Мадабу. В Мадабе ничего нет кроме старой церкви с мозаичной картой Ближнего Востока. Скажем точнее – церковь новая, построена на фундаменте старой, разрушенной от очередного землетрясения. А мозаика действительно старая, и считается наиболее старой из известных карт ближнего востока. В Мадабе еще пили кофе. В общем и целом, Мадаба – это на 15 минут. Поехали в Ирак Ал Амир (Iraq al Amir). Можно не ехать. Старый замок. Не очень большой. В скале напротив гроты. Все.

Второй день экскурсий оказался более интересным. Джараш (Jarash) и Ум Кайс (Umm Qays)

Джараш – на любителя римских развалин. Старый город достаточно хорошо отреставрировали, не весь правда, большая часть еще под землей, и видно как мощеная плитами древняя улица упирается в земляной срез – дальше работ еще не производили. В принципе впечатляет. Впечатляют акустические свойства большого театра (в Джераше их два). Стоя на отмеченной посреди оркестровой ямы точке, стоит даже очень тихо издать звук, как полностью окунаешься в его отражение. Звук идет одновременно со всех сторон, и поверьте – любой Долби Пролоджик отдыхает. Но стоит даже на шаг сойти с места, как эффект пропадает. По Джерашу можно гулять и три и четыре часа. Туристов не очень много, основные толпы проходят в первой половине дня, так что если оказаться там в послеобеденное время, то никто не будет нарушать спокойствие древних стен. Есть несколько перекрестков, на одном из которых на камне высечены направления – на Ирак, на Иерусалим. Дети продают открытки с видами Джераша – один динар – 14 штук. Как всегда пытаются впарить «древние» монетки. От Джераша до Ум Кайса полтора часа езды на машине. Ум Кайс находится почти на границе с Израилем и Сирией, на северо-западе Иордании. Известен своими развалинами и видом на Голанские высоты. Из развалин впечатлил старый театр, откопанный но толком не отреставрированный, с обваленной верхней частью и растущими из камней кустами, он так натурально выглядит, будто и вот так он и стоял все время, с тех пор как последний посетитель театра вышел из него. По сравнению с ним отреставрированные «новоделы» не дают такого ощущения старины и естественности. Старые римские развалины переплетаются с более поздними, турецкими.

В десятом часу утра 30-го декабря выехали к Мертвому морю. При нашей неспешной езде добрались где-то за час. По пути остановились у знака «Уровень моря» здесь схематически показано где Иерусалим, где Амман, и как низко вы окажитесь когда спуститесь к Мертвому морю. Все как и говорили – на пустом побережье стоят здания трех гостиниц: собственно Marriott, Movenpick, и Dead Sea Spa. И больше ничего – пустынное место. Перед Marriot, на подъезде, что-то строят, но пока дело находится на уровне фундамента. Все отели одинакового цвета – цвета побережья, от того гармонируют и не выпячиваются. Этажность небольшая. Всю дорогу до Мертвого моря дул сильный ветер – был очень ветреный день. Ветер почти не попадает во внутренний двор отеля к первому бассейну. Там и можно спокойно полежать на солнце, у самого моря ветер дует вполне прилично, и что самое главное сильными порывами – более чем хорошо прижатые мои вещи, очередным порывом раздуло по пляжу. Но как по заказу, 31-го и 1-го числа ветра не было, на небе ни тучки. За счет своего нахождения в низине, температура на море значительно теплее чем например в том же Аммане, который стоит на горах, да и вода очень теплая, во всяком случае теплее чем в Красном море в это время года. Пляж меня несколько разочаровал – на самом пляже не продают никаких напитков, возле лежаков нет обычных маленьких столиков с пепельницами. Возможно их нет сейчас как раз по причине сильного ветра, и малого количества отдыхающих, но как бы там ни было, это Marriott, и сервис мог бы соответствовать. Хотя надо добавить что к самому отелю вопросов нет – несколько ресторанов, бизнес-центр с Интернетом, массажи и прочие медецинско-профилактические мероприятия. Цены соответствуют брэнду – стакан обычного сока – $ 2,15; пиво Amstel (0,33 мл) – $ 4,17; Виски «Черная этикетка (50 гр) – $ 7,55; Водка «Столичная» (50 гр) – $ 5,39, гриль из разного мяса, немного овощей и рис на гарнир – $ 17; суп – $ 3,5. К цене прибавьте 10% сервиса и 13% налогов. Это распространенная практика – как правило везде в Иордании цены указаны без налогов и сервиса. В общем и целом еда мало чем отличается от Московских цен, спиртное же дороговато: 150 рублей за банку 0,33 не самого лучшего пива – это перебор. При заселении на room credit card положил сто долларов (по внутреннему курсу отеля это 68 динар) – едва хватило на всякие мелкие расходы вроде пива и перекусить.

Новогодние программы. В Marriott предлагают два варианта: «Шоу 1001 и одна ночь» и в пабе «Champions». «1001 и одна ночь» стоит при двухместном заселении $ 217 с носа, а при одноместном $ 279, в пабе $ 147 и $ 207 соответственно. Цены привел с налогами и сборами. Что включено особо не вчитывался – но мельком увидел что шампанское, какая-то еда, по программе «1001 и одной ночи» вроде как еще и завтрак 1-го января и бранч. Но бранч меня совсем не интересует – 1-го днем я уже уеду, а тусоваться возле барной стойки с утра не будет не сил не желания. Из окна номера видно как на противоположной стороне моря светится огоньками израильское поселение. З1-го декабря полдня провалялся на пляже. Переписывался по SMS с Геннадием – его я нашел через Николая который в свою очередь нашел его через все тот же форум Иорданского клуба. Геннадий вечером прибывает с компанией в Dead Sea Spa, и что бы было не скучно, я решил присоединиться к ним на встречу Нового Года. Добрел до их гостиницы. Оплатил ночную программу – всего-навсего 30 динар или 43 американских доллара. После Marriott кажется совсем бесплатно. Но как говорится – бесплатно только в мышеловке.

Гена с компанией приехал почти в десятом часу. Компания оказалась сплошь журналисты. Пошли в ресторан. Там уже полно народу. Столики, как обычно забронированы по национальному признаку – здесь немецкие, здесь французские, здесь русские, здесь арабские. Русских в отеле не так много, в Marriott я наблюдал куда больше. На столах тарелки, пустые бокалы. Арабов много, причем за соседними столиками. Ведут себя они громко, дети орут как резанные, постоянно взрывают хлопушки, трещат трещотками, стучат ногами и хлопают в ладоши. Безумная какофония. Двое арабских пацанов решили ни с того ни с сего подраться, причем одному было лет двенадцать другому семь, начали бить друг-друга по голове чем придется, потом их начали растаскивать родители, но как-то крайне пассивно просто придерживая им руки, в результате они начали пинаться, разбили посуду, снесли скатерть. Веселая компания.

Новый год по Dead Sea Spa это живая музыка и шведский стол. Вот что собственно и входило в эти 43 доллара. За жратвой очередь. На сцене русская певичка и араб. Поют под минусовку хиты разных лет, начиная от Глории Гейнор до Аллы Борисовны и «А нам все равно…» Миронова. Заказали шампанское, отметили новый год по московскому времени. В двенадцать по местному официант разнес всем шампанское, с потолка вывали разноцветные надувные шарики, все арабы пустились в пляс, вот собственно и все. По части музыки и арабов надо сказать отдельно. Музыку они любят. Причем как я заметил практически любую, но свою, национальную естественно больше. Только заслышав первые аккорды мелодии, арабы от мала до велика начинают раскачиваться в такт музыки на своих стульях и дружно хлопать в ладоши. Самым маленьким детям позволительно при этом просто стучать ногами или издавать безумные звуки из свистульки. Щелкая каналами в номере гостиницы, я изредка натыкался на концерты арабских звезд, звезд не поп-музыки, а скорее певцов подобных нашему Кобзону или Льву Лещенко в рассвете его популярности. Похожих не в смысле внешности или голоса, а в смысле публики. Зрелище не для слабонервных: на сцене в сопровождении оркестра стоит араб в вполне европейском костюме, ну или же в национальной одежде и в куфии. Оркестр играет крайне заунывную мелодию, причем инструменты вступают для европейского слуха зачастую не в тему, тянут ноту совершенно в другом чем надо месте. Певец тоже себя не жалеет – что-то занудно скулит, при этом может трогать одежду в области груди, показывая как бы свое разбитое сердце и одиночество по жизни. Зрители чинно сидят за столами, головы женщин замотаны в белые платки, волос не видно, от чего кажется что все они буквально недавно переболели лишаем или какой-то другой опасной для внешности болезней. На столах минимум закусок, и вечные бокалы с водой. Вода в ресторанах здесь – вполне нормальное дело. Сразу как садишься за столик, подают два бокала и большую бутылку воды – пей сколько влезет.

Несколько странно и непривычно наблюдать такую картину в местах с абсолютной европейской стилизацией: на стенах под кирпич висят типично американские фотографии старого Нью-Йорка или выдающиеся бейсболисты, деревянная стойка паба уставлена бокалами, по большим плазменным мониторам кажут местный аналог МТВ, и везде, куда не поверни голову сидят люди, на столах у которых вечная бутылка воды, и женщины в белых платках. Пища арабская в общем и целом достаточно приятна. Часто и очень часто арабы готовят курицу. Курица может быть просто запечена, может быть порезана и приготовлена с картофелем, может быть в тесте, может быть в виде шашлыка. Много всяких «замазок». Это смесь консистенции густой сметаны приготовленная с добавлением мелко-истертого грецкого ореха, зелени и еще много чего. Ее можно есть и так, но в основном ее едят следующим образом – отламывают кусок лепешки размером со спичечный коробок, складывают для удобства, зачерпывают смесь и затем кладут ее в рот. Довольно вкусно, но если есть каждый день быстро надоест. Томаты здесь – как в России картофель. Томаты добавляют куда только можно, жарят их, делают томатный суп (ничего сложного – в воду кидают мелко истертые томаты без кожуры и варят), продают их вдоль трассы. От этой продажи помидор вдоль дороги у меня и родилась ассоциация с картофелем. В ходу пирожки с сыром, с мясом, и национальное блюдо феляфель представляющее из себя мелко истертый горох скатанный в небольшие шарики – блюдо крайне дешевое. Хочется отметить, что в гостиницах готовят довольно безобразно. В основном рестораны отелей специализируются на шведских столах, а это здесь практически одинаково независимо от отеля – безвкусные сосиски, омлет, вареные яйца, нарезанные томаты, огурцы, сыры. Если позавтракать можно, то в остальное время лучше питаться в местных ресторанах. Разобраться просто – рестораны где как правило прилично готовят выглядят почти по европейски. Места типа «Греческого ресторана» или Baron в которых мы были в Аммане с Николаем, считаются «неприличными» для посещения местными девушками даже в сопровождении мужчины, кстати сказать, и готовят то там отвратно – эти места служат не для еды. А уж без сопровождения, ходить в ресторан девушке считается и вовсе неприлично. Так же не очень прилично ходить в места в которых наливают спиртное. Исключение пожалуй дорогие хорошие места типа ресторана отеля Marriott и подобные им. В стандартный ресторан ходят одни и это допустимо, если к примеру у 17-летней девушки день рождения, и они отмечают его поедая сладости и запивая их водой или кока-колой. Западное влияние и здесь ощутимо. По мимо той же колы, фанты и пепси, тот же Дамаск просто окутан рекламой чая Липтон, что совершенно раздражает – в восточных странах делают и свой неплохой ароматный чай, а Липтон напоминает больше помои чем чай. Но что делать – тлетворное влияние запада. Во многих местах чай начали подавать в пакетиках с легко узнаваемым желтым ярлычком. Отметив Новый Год по локальному времени, мы свалили на пляж, где соорудив импровизированный столик продолжили отмечать. Пить виски в новогоднюю ночь на песчаном берегу под шум слабого прибоя Мертвого моря – вполне русское занятие.

Первого января утром я проснулся неожиданно рано, хотя пришел в гостиницу наверно в четвертом часу утра. Пошел досыпать на лежак к Мертвому морю. Народу еще никого нет, немного прохладно. Вода Мертвого моря в 10 раз более соленая чем к примеру Средиземного – в Средиземном 35 грамм на литр, а в мертвом 350-400 грамм. И это еще зависит от места – на севере в море впадает река Иордан, неся с собой пресные воды, а на юге озеро не имея выхода достигает наибольшей концентрации соли и превращается уже в соляную пустыню. Смею предположить что летом озеро достигает большей солености, поскольку при повышении температуры увеличивается испарение пресной воды. И говорят что озеро потихоньку мелеет – все меньше и меньше воды поступает от реки Иордан. Уникальность озера не только в солености – с похожей концентрацией соли есть озера и у нас, в России, хотя некоторые конечно даже и близко не стоят – популярное в Сибири соленое озеро Шира имеет соленость всего 70 грамм на литр, т.е. всего в два раза больше чем в обычном море. Уникальность и в расположении озера ниже 400 метров от уровня моря, и в количестве солнечных дней, и в уникальном микроклимате этой долины. Когда лежишь в море, на образуются как бы маслянистые пятна. Она такая же и на ощупь – жирная, маслянистая. Вода действительно очень хорошо держит. Можно вполне спокойно лежать на спине, но читать газету или книгу как часто показывают в рекламных буклетах про Мертвое море, у меня не получилось – во-первых дул хоть небольшой но ветерок, и все время куда-то уносило, во-вторых хоть тело и прекрасно держалось на воде, голова, если над ней поднять руки с литературой, все время норовила утонуть, а держать шею в постоянном напряжении тяжело. После моря надо сразу в душ – соль покрывает тело довольно плотной противной коркой. В два часа за мной приехала машина с гидом, и мы направились в Петру. По пути заехали в Карак для осмотра рыцарского замка. Замок уже закрыли – в Иордании вообще все закрывается с закатом солнца. В пять темнеет, значит вход работает до четырех. Потом все свободны. В замок нас пустили на 15 минут, мы быстро пробежались, потом пообедали в местном ресторанчике и тронулись дальше.

В Петре гостиниц очень много. Безумно много. Целых два Movenpick, один на горе над городом, другой у самого входа в Петру, Marriot, еще куча других, от самых простых до дорогих. Я жил в отеле «Petra Panorama» который как раз находился на горе. Из отеля открывался чудесный вид, и кроме того отель известен своей сложной внутренней системой ходом. Что бы мне попасть с решепшена в номер, требовалось сменить дважды лифт, и побродить по нескольким коридорам. Народу опять же немного. В первый день на завтраке присутствовало человек пятнадцать, а на следующий день, когда я уже отъезжал в Вади Рам, в отеле ночевало и завтракало всего человек пять, так что нам даже не стали организовывать шведский стол, а просто наложили в тарелки всего понемногу. Справа, от входа в саму Петру, гид показала мне небольшой ресторанчик известный тем, что расположен в старой гробнице. Представляет он из себя среднего размера зал, с левой стороны которого в небольших нишах собственно и служивших для захоронения стоят столы. В зале сидит баюн, теребит струны национального инструмента похожего на магдалину и о чем-то громко стенает. Под его аккомпанемент мы с трудом доели и допили заказанное и вернулись в гостиницу. Еще смотрел как делают пожалуй один из самых популярных сувениров Иордании – бутылочки с разноцветным песком. Из песка получаются всякие фигурки – верблюд, цветочки всякие, орнаменты. Хотел попросить его что бы он профиль В.В. Путина насыпал – очень бы патриотично выглядело, но как-то постеснялся. Делают они это дело мастерски, быстро. Процесс отснял на камеру. На память. Ну и прикупил бутылочки.

Еще до поездки в Иорданию я пролистал множество сайтов и видел столько фотографий, что не ожидал будто увиденное в оригинале может поразить. Поразило. Особенно так называемая «сокровищница» – самое известное место Петры. Ее изображают на всех открытках, на марках которые клеят в качестве сбора в загранпаспорт, на рекламных афишах, в журналах, ну и конечно в кино. Собственно первый раз я там и увидел Петру – в фильме «Индиана Джонс, или последний крестовый поход», в последних эпизодах, когда герои выбегают из обваливающей пещеры, которая оказывается этим самым известным в Иордании памятником старины. Кстати говоря, название «Сокровищница» до сих пор не имеет определенных оснований, и скорее всего она, как и прочие подобные сооружения Петры является могильником, просто наиболее «солидным». Построили все это вроде как нубийцы где-то две тысячи лет назад, потом они все умерли, в Петре жили кто попало, а теперь там и вовсе никто не живет, поскольку заповедник. Вход в Петру начинается в городе. Покупаешь билетик, и сначала по широкой дороге, а потом по узкому каньону топаешь собственно к самому старому городу. Можно не топать – можно взять лошадь и ехать с арабом, можно повозку – но не удобно – колеса без амортизации, трясет немыслимо. По самой Петре можно так же передвигаться разными путями – на верблюдах, только внизу, и на осликах – на них можно везде. Ослики очень бодро ползут в гору. А в гору подняться надо – с горы очень хорошие виды. Один ослик поднимет вас в гору к смотровой площадке, даст насладиться видом, а потом другой дорогой спустит вниз за 10 динар. По такому маршруту мы и поехали. Подъем идет по местами крутой бетонно-каменной лестнице вьющейся серпантином. Иногда даже немного не по себе становиться – справа обрыв на много-много метров, а ослик идет сам по себе, погонщик позади топчется, песни напевает, а вдруг этому ослику что-то долбанет в голову и он шаг в сторону – и в обрыв? Но нет – ослики хоть считаются тупыми животными, но жить хотят и спокойно себе тащат, тем более что за время службы на объекте маршрут они выучили уже отлично, и по хорошему им даже погонщики не нужны – сами дорогу найти могут. По пути встречаются туристы выбравшие пешеходный стиль – потные и уставшие. Многие из них пошли пешком не по причине спортивного настроя, а просто очень бояться четвероногих тварей. А зря – ослы самые спокойные животные, особенно по сравнению с верблюдами, но об этом в свое время. На вершине горы есть типа кафе, где чай-вода и прочие мелкие радости жизни. Дальше маршрут идет вниз по другую сторону горы, проходит мимо всевозможных склепов. Арабы уговорили нас сделать крюк за дополнительную плату – посмотреть якобы камень очень похожий на змею, да заехать к местным пастухам. Делать один черт нечего – поехали. Свернув с «трассы» мы уже больше не встретили туристов кроме одного раза – двое американцев с небольшими рюкзачками стояли с картой в поисках какого-то места. Наверно шпионы.

Змея конечно сама на себя не была похожа. Ну камень и камень – якобы свернутая в клубок. Заехали к пастухам, попили чаю. Хотел сфотографировать маленькую девочку лет трех – у нее был совершенно очумелый вид как у домовенка из советского мультика, но девочка увидев направленную на нее камеру дико заорала, заплакала, и спряталась за маму. Видать уже встречалась с фотографами. Пили чай, курили. Мазанки, в которых они живут, конечно страшные, дом построен, наполовину использует природный ландшафт – грот не грот, но выемка в скале. Короче говоря хоть ничего особенного и не увидели, но на ослах накатались вдоволь. Вечером вернулись в город, я попрощался с гидом, поскольку ее миссия была выполнена, она уехала в Амман, а я в отель. В девять утра приехал мой драйвер, и поехали в Вади Рам. Ехать пришлось часа полтора. Не так уж и много. Суть такова – я приезжаю к обеду в кэмп. Ночую там, день там, опять ночую, и уезжаю. Но еще в Москве у меня родилась идея взять кэмэла и отправиться в пустыню с ночевкой. Ее я и собирался реализовать. Кэмпы бывают разные. Есть просто ряд стандартных двухместных палаток. Правда они конечно не низкие, и стоять там можно почти в полный рост, есть такие же как мой Capitan Camp – это что-то типа огромной палатки, разделенной на «номера» висящей плотной тканью. Т.е. ты по сути в 4 миллиметрах от соседей. Так что с точки зрения создания своего «прайда» стандартные двухместные палатки куда лучше. В моем кэмпе есть бар-ресторан – это закрытое тентом место, с одной стороны имеющее естественную стену в виде горы, с расставленными в Г образном порядке столами, с костровищами. Есть еще и «президентский» номер. Это отдельностоящий шатер в несколько комнат – типа прихожая, занавесочку поднял – кабинет, дальше поднял – спальня. «Very expensive, very expensive…» – все время прицокивал араб показывая мне эти чудеса. Я даже уточнять не стал. Потом пил чай и ждал главного менеджера. По поводу верблюда.

Так уж вышло, что почти все местные что попадались мне, страдали топографическим кретинизмом. Мой водитель, когда мы ехали Джераш, довольно забавно отреагировал на мою просьбу показать на карте где мы в данный момент находимся. Он схватил карту и начал водить по ней пальцем, при этом периодически залезаю то на территорию соседней Сирии, то в Палестину, а один раз даже добрался до средиземноморского побережья Израиля но во время одумался. Через некоторое время сопения он спросил у меня… (он, иорданец, спросил у меня, человека находящегося второй день в Иордании), так вот, он спросил: «А где Амман?». Для тех кто не представляет себе карту Иордании, спешу сообщить что страну с севера на юг можно проехать за пять часов, а Амман самый крупный и самый цивильный город Иордании, и кроме всего прочего ее столица. Так вот этот водитель, иорданец, спросил у меня: «А где Амман?». Как только я показал ему на карте самое большое черное пятно с большой жирной надпись AMMAN, он сразу повел пальцем на север, немного там поковырялся, и ткнул пальцем – «Здесь!». И это еще не все. У меня была замечательная принимающая сторона. Я про нее уже писал в начале. Так вот, когда в первый день они приехали ко мне в отель, я на карте центра города (прошу обратить внимание, не на карте ВСЕГО города, а на карте ЦЕНТРА города) просил показать их где расположен мой отель. Они склонились над картой, долго ее разглядывали, затем начали спорить друг с другом, водить по ней пальцем, и в результате ткнув на какой-то отель заявили – «Здесь!». Но позвольте, – усомнился я, – отель где мы сейчас сидим называется Grand Palace Hotel, а этот носит совсем другое название, вам не кажется? «Его недавно переименовали. Раньше он был другой а теперь Grand Palace Hotel!» Ну и естественно в тот же день я выяснил что мой отель в другом месте, тот отель на своем месте, и никто ничего не переименовывал. У арабов, собственно говоря, есть такая традиция – они даже если не знают, все равно скажут.

Моего проводника в пустыню зовут Абдала. Абдала в переводе с арабского означает «Раб Аллаха». Верблюда – не помню. Верблюд по-арабски – джемел. Абдала называл его Кэмел. Я тоже называю его Кэмел. Так проще. На Кэмеле привязаны куча одеял и матрас, в мешках еда и вода – все что необходимо дабы продержаться два дня и одну ночь. На Абдале теплая куртка – ночью будет холодно. Верблюд попался крайне нервный – как надо на него залезть, или просто посадить его что бы достать вещи, он начинает громко орать и жевать свою желтую противную жвачку, которая периодически кусками вываливается из его пасти. Первое время верблюда «за уздцы» вел Абдала – я просто сидел и скучающим взглядом обводил окрестности. Попытался завести предметный разговор – мол что за место где мы будем ночевать, но Абдала как выяснилось не обладал хорошим запасом английских слов, несколько раз повторил про какой-то «мост», и я отстал от него. Через час Абдала видимо решил поразвлечься – он отдал мне веревки от верблюда, сообщив что все очень просто – право, лево, на себя. Я тоже обрадовался таким элементарным правилам управления верблюдом, и начал активно рулить в разные стороны, играя в капитана корабля пустыни. Верблюд припустил в легкий галоп, а потом вдруг вообще погнал незнамо куда. Картина такая: я сижу верхом на верблюде, тяну на себя вожжи так, что голова бедного Кэмела почти уже у моей, позади по барханам скачет Абдала, кричит «словли, словли…», при этом как только я делаю это самое «словли…» и голова верблюда приближается к своему обычному местонахождению, четвероногий друг тут же ускоряется, оставляя далеко позади неловкого Абдалу. Немного пообвыкшись на скачущем звере я обратил внимание, что хоть и нельзя регулировать скорость, но вот поворачивать вполне можно, и начал потихоньку загонять взбесившиеся животное в каменный мешок – небольшое углубление между скал. Чем ближе к тупику, тем медленнее движется скотина, дважды он даже остановился и отхватил своими губищами сухой куст, но все не подпускал Абдалу к себе близко. Стоит верблюду услышать его шаги, как он тут же ускорялся на значительное расстояние. В результате Абдала усыпил бдительность животного. Верблюд расслабился и оказался опять в цепких лапах Абдалы.

Когда началось ущелье, я покинул свой «корабль пустыни», взял камеру, и то отставая, то обгоняя Абдалу начал скакать по горам. После пяти вечера быстро стало темнеть. Встали на ночевку. Абдала собрал хворост, разжег огонь, заварил бедуинский чай, разогрел ужин. Наш ужин это курица с картофелем заранее завернутая в фольгу, овощи, и лепешка. У меня нашлось несколько баночек пива, так что после ужина мы сидели возле костра, пили пиво и говорили. У Абдалы совсем мало детей – всего только трое. Правда и сам Абдала еще молодой – ему еще нет тридцати. Планирует еще детей, но денег мало, и кормить будет трудно. У Абдалы есть два верблюда, один это тот который сейчас обгладывает куст, а другой, совсем еще маленький находиться дома. Верблюд для Абдалы – это его хлеб. Нет верблюда – работу он себе не найдет. Или найдет такую что денег не принесет. Взрослый верблюд, которого уже можно использовать как вьючное животное стоит 1 000 динаров. Маленький, которого еще надо растить, т.е. кормить а толку от него еще нет – 500 динар. Верблюд в зимнее время года, когда нет жары, может оказывается не пить тридцать дней. А вот летом, тридцать дней он уже не продержится. Жрет верблюд что попало и в кормежке очень непривередлив. По деньгам выходит очень дешево. Я честно сказал Абдале что верблюда у меня никогда не было, но в ближайшее время обязательно заведу. А еще, Абдала мне сказал что я первый его русский турист. Русские туристы обычно путешествуют по пустыне на джипе. Верблюдов они не очень уважают. Зато французы очень любят уходить на несколько дней в пустыню. Несколько раз Абдала водил французских путешественников. На верблюда загружалась поклажа, а люди шли пешком. Или можно взять еще верблюдов, и все будут ехать. Кому как нравится. Но самый неизгладимый след оставила в душе Абдалы немецкая туристка. Женщина потолстела на немецких харчах, и отправилась в большое путешествие с целью вернуть утраченную форму. Она провела несколько дней на Мертвом Море, затем пешком дошла до Акабы, там еще неделю, далее добралась пешком до Вади Рам, здесь наняла Абдалу с верблюдом, загрузила на верблюда свой рюкзак, они пешком дошли до Петры, там попрощались, Абдала вернулся назад, а девушка отправилась дальше в Амман, затем в Сирию. Конечной точкой ее пешеходного маршрута была Турция.

Проснулся я примерно в шесть утра. Как раз с рассветом. Делать в пустыне вечером нечего, вот и уснули мы вчера наверно часов в девять вечера. Где-то после трех ночи стало резко холодно, я несколько раз просыпался пытаясь как то теплее укутаться. Верблюд ночью вел себя шумно, периодически просыпался, начинал грызть куст, путался в привязи, топал ногами и т.п. Как минимум дважды Абдала ночью перевязывал кэмела к другому кусту. Вообще же ночью стояла полная тишина, а поскольку было совершенно безоблачно, то луна освещала пустыню не хуже любого прожектора – очертания далеких гор были видны отчетливо. Короче говоря проснулся я от потрескивания дров – Абдала разжег костер. Мы попили чай, на скорую руку позавтракали, и собрав вещи двинулись в путь. Погода великолепная, описывать Вади Рам нет смыла, скажу только что после обеда Абдала начал волноваться – он не корректно рассчитал маршрут и время, и мы могла не успеть до темноты вернутся в кэмп. Это плохо, поскольку между закатом солнца и восходом луны ничего не будет видно. Оказалось что маршрут рассчитан на два полных дня и одну ночь. У меня первый день был использован только на половину. Пришлось нам ускорить ход, и за последние три с половиной часа мы совершили приличный марш-бросок. Уже на подходе к кэмпу нас обогнали несколько джипов с туристами. Туристы махали мне бейсболками и платками, снимали на видео и фото. Видимо для них я был тоже какой-то диковинкой – белый человек едущий на верблюде в пустыне. В кэмп я приехал совершенно уставшим. Пошел узнать что есть пожрать – через час будет ужин, приедет большая группа. Действительно приехала – это оказались те самые туристы что проезжали мимо нас на джипах. За столом познакомился – оказались итальянцы. Как уверяли меня, они были первой большой официальной группой приехавшей в Иорданию за последние три года, когда после известных событий поток туристов из Европы в Иорданию и Сирию значительно упал. Их якобы даже снимало в аэропорту вылета итальянское телевиденье, и вместе с ними в поездке был оператор. Уж не знаю что они вкладывали в понятие «первая официальная группа», поскольку итальянцев я в Иордании и до них видел, но для вида покивал головой. Служащие кэмпа быстро переоделись и начали изображать из себя бедуинов усиленно стуча в барабаны и играя на разных других арабских инструментах, затем показывали как готовят лепешки, потом объявили шведский стол открытым, все выстроились в очередь, ели, пили чай, а потом туристы уехали и я остался в кэмпе один. «Бедуины», один из которых был из Египта, убирались после шумных итальянцев, а я отправился спать. Кстати говоря, с утра, пока я ждал водителя и пил чай, имел беседу с египтянином. Он спросил не собираюсь ли я заехать в Акабу. Я ответил что нет, и времени не хватает, и говорят что Акаба не идет в сравнение с Египетскими курортами. Здесь он меня полностью поддержал – несколько лет он работал в Шарме, и уже переехав в Иорданию, почти год провел в Акабе – разница колоссальная.

Если Аллах хочет наградить человека, он дарит ему путешествие в Дамаск

В обед я вернулся в Амман, заехал в офис фирмы, по пути забрав Николая, сменил машину и мы тронулись в Дамаск. Первое что удивило – машина оказалась обыкновенным Дамасским такси желтого цвета. Фирма здесь явно сэкономила – обычное междугороднее легковое такси, то что ездит из Аммана в Дамаск и обратно стоит порядка 50 долларов. Причем фактически можно уехать дешевле – водитель набирает четырех или пяти человек в зависимости от размеров сидячих мест в машине (в старые американские машины выглядящие как настоящие «корабли пустыни» на переднее с водителем место представляющее из себя шикарный диван садят двух пассажиров), делит эти 50 баксов на все, и в путь. Для комфортной езды можете оплатить место за двоих. Все равно, за 3 часа путешествия 20 долларов не так уж и страшно. Водители ведут себя как мелкие контрабандисты – возле границы покупают какую-то муть в маленьких магазинчиках, выносят ее в черных непрозрачных мешках и ныкают в багажнике. Ничего там конечно запрещенного нет, просто всякая мелкая ерунда – как всегда в одной стране что-то дешевле чем в соседней. Таможенники ничего особо не досматривают, подъехали к границе, пошли ставить отметки о выезде. Здесь случился неприятный казус – иорданские пограничники в аэропорту Аммана по разгильдяйству поставили мне в паспорт штемпель, будто я прибыл в Иорданию 20-го числа, когда фактически я прилетел 26-го. Возможно что арабы привыкли к своим закорючкам, и в обычных цифрах совсем не разбираются, а может просто им было лень смотреть что стоит на печати, но только теперь я нарушил закон – согласно правил, о которых напоминает специальная продолговатый штемпель рядом с визой, в случае моего нахождения в Иордании свыше 2-х недель, я обязан уведомить о таком радостном событии местные власти, которые в свою очередь должны были поставить мне в паспорт штампульку о подтверждении легитимности моего пребывания. На мои уверения что я не верблюд и у меня есть в чемодане билет, арабы реагировали вяло. Проблема оказалась легкоразрешимой – надо было заплатить мизерный штраф – что-то вроде 1,5 динаров за день задержки. Штраф выписали, в паспорт ткнули печать о получении этого штрафа, поставили печать о выезде, и на радостях мы заскочили в местный дьюти фри. Визу в Сирию я получил еще в Москве, а у Николая проблем с получением не было. На все про все – десять минут. Что особенно приятно – очереди, хоть и не большие, на границе есть только в окошечках где отовариваются печатями жители арабских стран. У окошечка для «других», куда относились мы, народу нигде не было вообще. Все очень и очень быстро.

Мне говорили будто Сирия все же беднее Иордании, и будто въехав в страну сразу чувствуешь заметный контраст – не почувствовал. Вообще, до Дамаска строения напоминали иорданские. Примерно тот же уровень жизни. Только вот машины – каких только нет машин в Сирии. Старые, большекрылые, похожие на птиц длинные американцы, безумных годов Фольцвагены и вообще не пойми что. Автобусы разукрашены и улеплены катафотами, причем некоторые из них настолько, что только на одной «морде» можно насчитать несколько десятков. В Дамаске у меня уже была забронирована гостиница. CARLTON****. Оказалось что хоть гостиница и не в старом центре, но зато новая, и судя по фойе на 4 звезды тянула уверенно. По фойе – это от того что в номер я так и не попал – брони у меня не оказалось. Зато был телефон некого мистера с нехорошей фамилий Faker. Этому Факеру я и позвонил – О, вы в Карлтоне? Передайте трубочку на ресепшен! Служашие о чем-то поговорили, мне вместо ключа от номера дали стакан апельсинового сока, и предложили посидеть в кресле. Факер появился только через тридцать минут, о чем-то долго шептал в телефонную трубку, потом подошел ко мне, и начал рассказывать ужасы про отель Карлтон, что он и плохой, и место не хорошее, и поедем мы сейчас в центр, в гостиницу Плаза, и там мне понравится. Факер, мать его, оказался без машины. Мы долго ловили такси на не самой оживленной улице Дамаска, затем доехали в старой «пятерке» подсадкой (Факер еще и деньги решил сэкономить) с каким-то парнем который что-то возил по отелям, вылезли у Плазы. Ну да, отель действительно в центре, но визуально доверия не внушает. Поднялись на лифте в номер. Коридор страшный как моя жизнь, в номере мебель семидесятых годов, в ванной почерневшее от времени зеркало, запах плесени. В самом же номере конкретный запах общежития вьетнамских гасторбайтеров. Мне надоел мистер Факер, и я позвонил в Иорданию, в турфирму. Решил предложить им такой вариант – они пересчитывают и возвращают мне по приезду в Амман деньги взятые с меня за цивильную гостиницу, а я тут сам разберусь где и как мне жить. Фирма прониклась, но конечно момент возврата денег был им крайне не приятен, и через 10 минут в номер позвонил вездесущий мистер Факер, сообщивший что прямо сейчас мы опять меняем отель. Я поплелся с чемоданом вниз, где поймав очередное такси мы доехали до последней точки – отеля Семирамиз. Этот отель оказался вполне нормальным, пять звезд, в центре. Николай же снял в семи минутах ходьбы номер в другом отеле за 25 баксов в стуки. Номер конечно маленький, телевизор маленький, но вполне чисто и переночевать там можно. Тут я понял что зря связался с фирмой по поводу бронирования мест в Дамаске и заказе машины до Дамаска.

Вечером пошли бродить с Николаем по городу. Пошли совершенно бесцельно. По первой попавшейся улице. Город восточный но примесь европейская чувствуется. В основном в фасаде домов. Темно, народу ходит много, машин много, все гудят. Прошли по тихому, можно сказать спальному району, здания не более трех этажей, небольшие палисадники перед домом, везде охрана с «калашниковым». На нас никто особо внимание не обращает. Пиво смогли выпить только в ресторане гостиницы – в обычных ресторанах не дают, а искать притоны по типу Амманских не стали. Кстати пиво здесь дают не только Amstel но и Ливанское. Мне оно больше понравилось. В отличие от того же Аммана, Дамаск имеет непрерывную историю. Люди здесь жили постоянно, примерно с четвертого тысячелетия до н.э. Безусловно, самым интересным местом Дамаска является старый город и гора Касьюн.

Старый город

У меня оплачен гид по Дамаску. Грузный мужчина лет наверно 45. У него русская жена и ужасный русский язык – он говорит быстро, сглатывает звуки и понять его трудно. Тем не менее по старому городу что смог он рассказал. Улочки узкие, дома местами стоят так близко друг от друга, что два человека вынуждены сторониться что бы разойтись. Совершенно безумные лабиринты – пять метров, поворот, еще шесть метров – опять поворот, и так несколько раз, при этом ширина прохода составляет пару метров, а высота стен домов составляет два а то и три этажа. Дома, по большей части, много лет как без ремонта, балконы, основа которых деревянные бруски уже порядком покосились и кажется что вот-вот обвалятся тебе на голову. В тоже время есть улочки с вполне цивильными домами, где внутренний дворик с фонтанов. В один из таких мы заходили. Старый Дамаск описывать бессмысленно – восточный город который лучше один раз увидеть. Там же, в старом городе находится одна из самых знаменитых мусульманских мечетей – мечеть Омейядов. Ранее бывшая церковь Иоанна Крестителя, позже была поделена на две части, одна из которых стала принадлежать арабам, а в последствии вся целиком перешла к мусульманам. В мечети покоится голова Иоанна Крестителя. Голову конечно не видно – стоит на месте что-то наподобие саркофага, весь он светится зеленым – цветом ислама символизирующим жизнь. Мечеть большая и действительно производит впечатление. Народу не сказать что бы много, прогулялись спокойно.

Гора Касьюн

Про гору я читал ранее в Интернете. Везде примерно одно и тоже – с горы прекрасный вид, особенно стоит приехать вечером, до молитвы. Так и сделали. На горе стоят застекленные кафе, из которых наблюдать на город вполне комфортно даже в холодный и ветреный зимний день. Вечерняя молитва – зрелище невообразимое. Во-первых с наступлением сумерек зажигаются зеленые огоньки минаретов по всему Дамаску, и в назначенный час начинает пение муэдзина. Поют везде разное, вступая чуть позже или чуть ранее, ветер доносит пение то с одного района города то с другого как бы усиливая его. Я пытался снять это чудо на видеокамеру, но ветер задувал в микрофон и чистого звука не получилось. А жаль. Еще гора Касьюн известна тем, что здесь по библейской легенде Каин убил своего брата. На склоне горы есть пещера с соответствующим названием Магарат Ад Дамм что переводится как «пещера первой крови». В ней я увы не был. Здесь как всегда мы столкнулись с арабскими штучками. Мы сели в кафе попить чая, заказали, нам принесли чай, фрукты, еще какую-то дребедень которую мы не заказывали. Здесь уже и надо было насторожиться. По окончанию наших посиделок, с нас попросили 50 долларов. Мы искренне не могли понять – за что такая сумма? Хозяин кафе махал руками, жаловался на большую арендную плату, говорил что мы сидели в тепле и смотрели на ночной Дамаск, а это тоже не бесплатно, в результате длительного торга который собственно проводил на арабском Николай, пришлось отдать почти 30 долларов.

Вечером мы еще гуляли по ночному Старому Дамаску. В темноте он более интересен. На рынке, с видом торговцев наркотиками к нам подошли двое. Придержали за руки, начли что-то нашептывать – оказалось что они предлагают к продаже… всего-навсего скатерти. Неужели мы производим вид людей которым просто необходимы скатерти? Видимо да… На следующий день в Дамаске начался дождь. Дождь шел весь день, шел он и когда мы ехали к границе с Иорданией, и когда приехали в Амман, и на другой день дождь все моросил и моросил. Я еще успел встретится и пообедать Геной вернувшимся из Акабы, а на другой день ранним утром мы покинули Иорданию. В самолете толстые тетки везли с собой пакеты с грязью и солью мертвого моря. А я вез четыре часовых кассеты отснятого видео, почти гигабайт фотографий и несколько монеток на память.

Фото к рассказу

Станислав   



Прочитайте еще Отзывы о Сирии:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.