Заметки по прилету , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Заметки по прилету

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Иране > Заметки по прилету

Тегеран

Иллюминатор самолета начал покрываться каплями дождя… прилетели.

– Исламская республика Иран приветствует вас! – мне широко улыбалась пограничница из будочки, платок и накидка черного цвета ее не портили совершенно. Я растерянно кивнул, промычал что-то на непонятном мне же языке, и пошел к единственно знакомой мне надписи “Bank”. Затем я пытался вспомнить, имеются ли у меня “новые вещи стоимостью более 80 долларов США”. Видя мои мучения, таможенник приветливо помахал рукой и попытался отправить меня на выход, я сдался, и вышел в холл аэропорта. Вокруг лениво торговали ковриками, коврами и просто ковровым покрытием, если судить по размеру. А также самоварами в позолоте. На выходе маялась в ожидании “хориджи” толпа таксистов совершенно московского вида и навыков. Только потом выяснилось, что 5 долларов – это почти тройная цена до отеля и что проще подойти к яркой будочке, назвать пункт назначения и добраться, что называется, по госцене…. кстати, о госценах и не только речь пойдет несколько ниже и отдельно. Дабы мои впечатления не вызывали в воображении образ человека с блокнотом в одной руке и калькулятором в другой.

Если не обращать внимание на некоторые специфические особенности национальной эстетики передвижения по дорогам общего пользования, то больше всего нынешняя Персия напоминает Харьков в 80-е годы. Или Рязань того же разлива. Или любой город времен “развитого социализма”, причем в его лучших видах. Хотя и некоторые перегибы, безусловно, имеются. Но пока, не понимая всего происходящего вокруг, я испуганно сдался первому попавшемуся таксисту, говорящему по-английски и аккуратно, через боковое стекло, осматривался в стране “исламского экстремизма”, “попрания прав женщин” etc. Пока вокруг ничего такого заметно не было. Обычный Восток. Только очень красиво окаймленный горами с белыми снежными шапками. Пробки. Однотипные машины с гордой надписью “Peykan” на крышке багажника, редкие американские рыдваны из 50-х годов и новенькие Пежо-206, за рулем который большей частью восседали молодые иранки.

Добравшись до отеля и приняв душ, несмотря на мелкий дождь, я все-таки выбрался на улицу. И сразу понял, что особо идти некуда. На одной стороне улицы все магазины до единого торговали фотоаппаратурой (место для ностальгии – некоторые модели камер не выпускались уже более 20 лет, предпочтение же вообще отдавалось “Зенитам”), на противоположной – электротоварами. На автобусной остановке стояли женщины с детьми, мужчины же, чуть в стороне, покупали мини-шашлычки, нарезаемые рядом же из куска свежего мяса без всякого маринада и жарили его на небольшой жаровне. Прогулявшись квартала два и поосматриваясь по сторонам вначале с опаской (уж непонятно откуда взявшейся), затем все смелее, я вдруг осознал, что никому нет до меня абсолютно никакого дела – никто не бросался на меня с предложением купить что-нибудь, никто не отшатывался в сторону при моем виде (ну вы понимаете, русский за рубежом в жаркой по его понятиям стране в то время, которое у местных еще считается прохладным), попадающиеся навстречу женщины не пытались поплотнее закутаться в свои накидки и закрыть лицо, в чем меня так долго уверяли. Через час я расслабился окончательно. Особенно после того, как мои безуспешные московские попытки в течение недели найти батарейку специфического вида для лазерного дальномера неожиданно увенчались успехом в первом же уличном киоске, торгующем газетами, зажигалками и карандашами.

К одиннадцати вечера город начал затихать. Только молодежь на мопедах (ну не могу я назвать это средство передвижения мотоциклом) и небольшие круглосуточные лавочки со сладостями старательно изображали ночную жизнь Тегерана. Восток без кальяна – не Восток, собственно. Несмотря на поздний час, чай и кальян удалось выпросить в кафе при гостинице, причем чай мне налили из самого натурального электрического самовара. Засыпал я под пение муллы в отдаленной мечети, что не мешало совершенно. В принципе, жизнь в Иране затихает в 10 вечера. Любое мероприятие, включая самые торжественные ужины в честь новобрачных либо дорогих гостей заканчиваются к этому времени. Очень трогательно было наблюдать соотечественников, приехавших на конференцию и просто растерявшихся от того, что занять себя привычными вещами оказалось невозможно – алкоголя нет в принципе, провезти его в страну контрабандой наверняка можно (досмотр не столь тщателен), но не в должном количестве же… О женском обществе я вообще промолчу. По телевизору тщательно задрапированные женщины на фарси (максимум с английскими титрами) рассказывают новости с передовой из соседнего Ирака. Говорят, в первой версии путеводителя Lonely Planet был совет брать с собой как можно больше книжек, дабы было чем заняться по вечерам. Впрочем, мне этот совет так и не пригодился ни разу…

Тегеранское утро – это, наверное, одно из тех зрелищ, которые стоят того, чтобы проснуться на рассвете. Розовые верхушки гор, еще пока чистый воздух, запах свежеиспеченного хлеба и тишина. Впереди был целый день до следующего перелета и я отправился знакомиться с Тегераном поближе, тем более, что случился какой-то праздник, по случаю которого был объявлен выходной. С точки зрения достопримечательностей и древностей, коими так богата Персия, Тегеран – совершенно неитересный город. Нет, музеи конечно же имеют место быть, но я не был готов начать с этого. Сначала меня повезли в парк, где по дорожкам носились джоггеры весьма преклонного возраста, развевающиеся патлы и бороды придавали несущимся весьма необычный вид, особенно в сочетании со спортивными костюмами “Адидас”, более уместные где-нибудь в “Лужниках”, но мой гид (он же таксист) пояснил, что неподалеку находится медресе (богословская школа) и большинство людей вокруг – ее преподаватели и ученики. Затем меня отвезли следующий парк, находящийся на склоне близлежащей горы, затем, покрутившись по улочкам северной части Тегерана, который считается “богатым районом”, привезли в третий парк, представляющий собой извилистую тропу вдоль ущелья, петляющую по берегам горного ручья, сплошь утыканную ресторанчиками, чайханами и магазинчиками. После полуторачасового подъема я взмолился, на что мне вполне резонно заметили, что до вершины не так уж и далеко – всего еще буквально пару часов подъема. Путем коротких но бурных переговоров было решено, что дальше мы не пойдем и мы сели отпразновать консенсус прямо на небольшом мостике, где подавали очень вкусную рыбу из протекавшего под нами ручья.

Я лежал на спине, курил и сортировал впечатления. Все то, к чему я готовил себя, оказалось совершенно не соответствующим происходящему. Впору было посмеяться над собой за привезенный с собой набор стереотипов, нечто вроде дорожного набора, который появляется неизвестно откуда и содержит очень полезные сведения о том, что по Москве бродят медведи, казаки в ушанках и дворники с бляхами, а по Ирану – исламские экстремисты с автоматами и полиция нравов, отлавливающая иностранцев за ношение маек и видеокамер. Дабы окончательно добить меня, мне показали тегеранскую синагогу, христианскую церковь, суннитскую часть мечети, заброшенное огромное американское посольство и, пожав плечами, сказали:

– Это у правительств разногласия, а для нас все гости. Подтверждение этим словам было получено незамедлительно – два американца из Бостона увлеченно фотографировались на фоне граффити, которым были изрисованы ворота посольства США. Сочетание дружелюбности и тактичности – на мой взгляд это было совершенно несовместимо с Ближним Востоком. Я заблуждался.

Язд

Во всех путеводителях упоминается стандартный набор маршрутов по Ирану – это либо “ковровые”, либо “святые” либо “исторические” пути. Я выбрал несколько иной путь – древний путь караванов торговцев опиумом. Тем более, что все то, что интересовало меня, находилось либо по дороге, либо невдалеке от основного направления. Долетел до Язда местными авиалиниями в течение часа (излишне упоминать о том, что стюард предложил мне место поудобнее, спросил, не нужны ли мне англоговорящие спутники, в этом случае он их пересадит ко мне поближе…) , взял такси и добрался до гостиницы, не упоминаемоей ни в одном путеводителе, находящейся в центре “старого города”. Старый глинобитный Язд считается одним из древнейших городов мира из существующих до сих пор. Первые упоминания о нем датируются 450 г. до н.э.. Здесь останавливался Марко Поло во время своего путешествия. Древний город представляет собой двухэтажный дом общей площадью порядка несколько десятков квадратных километров, внутри находится рынок, чайхана, пекарни, гостиницы, мастерские, магазины, жилые кварталы… Сверху город похож на геометрический орнамент, выполенный полусферами посреди гигантской песочницы – пустыни Дешт-е-Лут. Разобраться в этом хитросплетении за короткое время невозможно. Дневной свет проникает сквозь отверстия в потолке диаметром не более 20 см, иногда отверстия закрыты цветными стеклами. На крышах – глиняные “кондиционеры” – бад-гиры – своего рода вытяжки, существующие с незапамятных времен. По улочкам (фактически коридорам) передвигаются редкие машины, как они ухитряются разъезжаться друг с другом – я так и не понял, а ширина улочек такова, что даже идущий человек представляет помеху для проезда – приходится вжиматься в проемы дверей для того, чтобы пропустить очередную машину.

Гостинице, которая служила мне пристанищем в Язде, более 200 лет. Название ее говорит само за себя – Malek-al-Tujjar Ancient Home. Вход в гостиницу еще нужно найти, потому что никаких вывесок и указателей не существует. Единственная примета – пекарня, от которой нужно идти по извилистому, вымощенному брусчаткой коридору метров 150. Коридор закончится тупиком, слева будет ничем не примечательная дверь – это и есть вход в гостиницу, причем единственный. По возможности все сохранено в неизменном виде, только газовая колонка для горячей воды, интернет и международный телефон в номере не позволяют полностью отрешиться от современности. Двери “номера” закрываются на кованные цепочки и крючки изнутри, если же приходится выйти из комнаты, то не закрываются и вовсе, что, впрочем, не приводит к каким либо негативным последствиям. Даже фрески на стенах в обеденном зале отреставрированы, надписи на камнях во внутреннем дворике повествуют о том, что нового произошло в мире более полутора столетий тому назад. Темп жизни был несколько иной, новости не устаревали по нескольку лет и подобные камни служили подобием газет для тех, кто останавливался переночевать в караван-сарае. Очарование города велико. Обычная Пятничная мечеть с огромным 500-литровым самоваром на газовой тяге, под которым обмывают ноги и руки перед молитвой верующие, “Башни молчания” храма зороастрийцев, куда ранее (до 1965) приносили трупы умерших (после этого по указу шаха для зороастрийцев были выделены специальные кладбища, которыми их принудили пользоваться), прочие достопримечательности, на которых я заострять внимание не буду, т.к. любой путеводитель даст более полное и правильное описание, нежели это смогу сделать я. Могу только рекомендовать заказать кебаб из верблюжатины, удобно расположившись на тахте во внутреннем дворике гостиницы, у небольшого бассейна с фонтаном, а затем выкурить неспешно кальян. В небе отражается песок пустынного плато (высота нагорья составляет более 1500 метров), что окрашивает его в совершенно необычные цвета, от глубоко синего до насыщенно красного.

В городе оказалось довольно большое количество беженцев из Ирака, которые приехали к родственникам, пережидая военные действия. Узнав, что я из России, прежде всего вспомнили “Горбачев”, затем сразу вспомнили “Путин”. На этом наше общение можно было бы считать завершенным, но чуть посовещавшись, из группы человек в 20 вышел самый пожилой и попросил меня быть его гостем сегодня вечером (его сын выступил переводчиком). О чем мы могли беседовать до 2 ночи, попивая душистый чай с травой в чайхане – не знаю. Но беседовали. Сама чайхана расположена также в старом городе, в подземной его части, прямо из нее можно попасть в систему подземных водопроводных каналов-ганатов, протяженность которых более 40 километров, куда, впрочем, я не отважился забраться. Если ранним утром выбраться на окраину города, то окажется, что город за ночь заносит песком, как снегом. На улицах, вокруг глиняных стен, окружающих патио с апельсиновыми и гранатовыми деревьями, виднеются песчаные сугробы, нанесенные ночным ветром. Ветер дует в Язде всегда. К обеду “сугробы” выметают, но это скорее символическое, нежели приносящее результат занятие.

Единственный действующий храм зороастрийцев также находится в Язде. В нем поддерживается священный огонь, ворота храма открыты не для всех, но попасть туда все-таки можно. Пройдя через небольшой сад, можно войти в священное помещение, в котором за тонированным стеклом горит огонь, зажженый на этом месте почти 2000 лет тому назад. Во дворе аккуратно сложены дрова, которые могут быть только из фруктовых деревьев, иначе огонь будет считаться оскверненным. Впрочем, в Азербайджане в действующем поныне (неподалеку от Баку) храме зороастрийцев огонь поддерживается природным газом, что также не оскверняет его.

Бам

На расстоянии около 500 километров к югу, по трассе на Захедан – последний крупный город по дороге в Пакистан, находится город Бам. Путь был преодолен на такси за 5 часов. Сам город ничем не примечателен, кроме фиников, которые считаюсят лучшими, но чуть в стороне от трассы (около 3 км), распложен античный город-крепость, пожалуй наиболее грандиозное зрелище во всем Иране. Над воротами крепости есть чайхана, хозяйка которой прекрасно говорит по-английски, там же можно и позавтракать (с 7 утра), любуясь видами древнего города. В беседе с хозяйкой выяснилось, что я пятый русский, которых она встречала за последние 16 лет. Тут же со мной познакомились: семья из иранской провинции Азербайджан, удивившая меня европейскими чертам лица и европейским же уровнем английского, компания университетских преподавателей из святого города Кум, в джинсах и тапочках на босу ногу, занимающаяся в свободное время восстановлением крепости в качестве добровольных помощников археологам и тремя студентками Исфаханского университета, с коими я имел продолжительную беседу на тему многоженства, внебрачных связей, бойфрендов и того, что можно с ними делать. Счет мне оплатить не дали… Вместо счета мне дали адреса и е-мэйлы, взяв с меня обещания, что в следующий раз я обязательно заеду ко всем к ним в гости. Причем это сделали все присутствующие, включая чету азербайджанцев.

Должен заметить, что образ иранской женщины в чадре и хеджабе (черном платье с головы до пят) несколько не соответствует истине – джинсы и спортивные туфли, поверх подобие хеджаба с разрезами до пояса и легкомысленные платочки в светлых тонах – любая доярка из Подмосковья выглядит гораздо более целомудренно, нежели провинциальная иранская студентка. Впрочем, степень толерантности вышеупомянутых студенток и решимость преодолеть часть запретов ислама я проверять до конца не стал, ограничившись анекдотом про шаха, вернувшегося из месячной тусовки по Парижу. Один из недостатков Бама – его удаленность от основных транспортных магистралей – один самолет в неделю до Тегерана и то, по необходимости, так как при мне вылет отложили на целую неделю. Такси, либо автобус из Кермана – единственный способ добраться до этого уникального места. Как следствие – всего 2 или 3 места, где можно перекусить вполне прилично, сделав заказ по-английски. Причем на въезде в город, прямо на трассе, стоит огромный пустой отель (по виду звезды на четыре, по надписям – на все пять), где также можно переночевать и перекусить, но уж очень он помпезно выглядит, поэтому большинство приезжих предпочитают гест-хаусы, коих предостаточно в центре города. Пестрота публики радует – со мной вместе жили четверо юных японцев, пытающихся попасть в Афганистан и ожидающих то ли визу, то ли попутчиков, турок, направляющийся в Непал на мотоцикле-эндуро, но уже месяц колесящий по Ирану из-за частых поломок, немка пенсионного возраста, возвращающаяся из Бирмы на дизельном микроавтобусе в одиночку и парочка из очаровательных 72-летних старушек из Дании, путешествующих в Индию автостопом.

Захедан

По дороге на Захедан стали все чаще попадаться пакистанцы, легко отличаемые по одежде – некому подобию галабьи (длинный халат из тонкой льяной ткани и очень свободные шаровары из того же материала синих, коричневых или розовых оттенков) и местные нацменьшиства (белуджи, пуштуны), гораздо более “липкие”, жаждущие не общения но денег под любым предлогом, но тем не менее все-равно делающие это с достоинством. Страна, в которой дорожная полиция берет взятки за превышение скорости кексами и баночками домашнего варенья из фиников, равниной считается плато средней высотой в 2000 метров, национальный напиток произносится на фарси “чаи” и пьется с колотым сахаром вприкуску, а икра бывает только 3 сортов – белужья, осетровая и севрюжья, где практически не преступлений, полиция не агрессивна, дороги позволяют передвигаться на максимально возможной скорости, а весенний климат напоминает хорошее бабье лето в Подмосковье, фактически заканчивается сразу за Захеданом. Дальше начинаются кочевые племена, выходцы из Пакистана, паршивые дороги и обыски.

Неофициально считается, что 97% экспорта Пакистана составляют наркотики – опиум-сырец в частности, иногда героин. Традиционно весь грузопоток делится на 3 части – Юго-Восточная Азия, Афганистан и Иран. Первые 2 пути длинны, извилисты и крайне опасны, что ведет к удорожанию конечного продукта. Поэтому большинство экспорта (нелегального, естественно) приходится на Иран, а Захедан и в древности и сейчас считается столицей наркоторговли. Не являсь специалистом по вопросу транспортировки, тем не менее, я почувствовал все прелести близкого Пакистана на себе. Когда первый раз автобус Захедан – Керман остановили ночью люди в гражданском и с АКСУ через плечо, я крепко спал, и посему сильные эмоции прошли мимо меня, потому как спросонья, выгнанный из автобуса в шеренгу под ночное небо, я не реагировал ни на что и продолжал тихо спать стоя. В целом же злосчастный автобус трясли четырежды. И на 3 раз таки нашли у одного из моих попутчиков за двойной подкладкой дорожной сумки пару килограммовых (с виду) пакетов. Что поразило – за перевозку наркотиков в Иране курьера обычно казнят, в то же время мужик солнечно улыбался и делал вид, что его поймали максимум за онанизмом в общественном месте.. Во время шмонов никто не проверяет документов, но вы обязаны позволить псу совершенно невообразимой породы (с виду – конченый наркоман, уши в разные стороны, а походка – это невозможно описать… ) обнюхать ваши вещи и вас. Один шмон занимает около 2 часов (уж не знаю, что они там могут делать столько времени), иногда еще и очереди ждать приходится… Права качать бесполезно – тем более, что стреляют легко – я разговорился с одним из участников очередного шмона и тот расскзал, что за этот только год в Захедане погибло около 200 полицейских.. Это в городе, не превышающим своими размерами небольшой спальный район… Делать в Захедане нечего. Можно только попытаться получить визу в Пакистан, но в этот раз я подобной цели не преследовал, посему вернулся, в Баме нанял такси (уж очень меня шмоны автобусов достали) и очень быстро добрался до Бандер-Аббаса по красивейшей горной дороге.

Бандер-Аббас

На побережье Ирана климат очень специфический. Жарко и влажно. Лучшее время для посещения – зима. В остальной стране может быть холодно, может идти снег, но на побережье тепло и солнечно. Тут даже растут мангровые заросли. Город по ценам сравним с Тегераном, проживание возможно (в том числе) в свежеоткрывшемся отеле Hormoz 5* (цена за номер порядка 100 долларов). Бармер в отеле, наливая мне минералку, рассказывал, как же здорово можно провести время в сосдених ОАЭ, при этом косился на меня с видом провокатора. Пришлось объяснять ему, что водка, виски, порножурналы и женский пол вообще – “харам”, т.е. “запретное”.. Бармен не поверил, пару раз упомянул слово “виски”, затем, глядя на мою скептическую физиономию, оглянулся, нырнул под стойку и вытащил оттуда темно-зеленую бутылку 0,5 литра точь-в-точь из под кока-колы, только с металлической завинчивающейся крышкой и гордо протянул ее мне…. На бутылке была черно-красная этикетка на трех языках, включая английский: “Visski-Super”. Я ошалело понюхал содержимое. Пахло жидкостью для омывателя и жженым сахаром… Сидящий рядом пакистанец поцокал одобрительно языком, заплатил бармену 50.000 риалов и сделал очень приличный глоток прямо из горлышка. Я предпочел не испытывать здоровье и отказался, что было воспринято как нечто само собой разумеющееся.

Сплавав на острова, принадлежащие Ирану (на одном из них, Хормозе, развалины старинного португальского замка еще с тех времен, когда острова были оккупированы европейцами, упоминание о португальской крепости можно найти в путевых заметках Марко Поло, а самый крупный – Кешм, является практически арабским по языку и обычаям), я двинулся в Шираз и далее, в Исфахан. Причем решил попробвать передвижение на автобусе – уж очень утомительна езда без кондиционера по пустыне, а билетов на самолет не оказалось. Покружив немного вокруг автостанции (на выбор было более 10 различных контор, предлагающих билеты на собственные и не очень автобусы) я выбрал самую дорогую контору по виду, купил билет и вечером уехал через Шираз в Исфахан. Обычно не могу спать даже в самолете, но тут произошло странное – я выключился в 9 вечера и проснулся только в 8 утра, уже в Исфахане, прозевав по дороге самые известную достопримечательность Ирана – Персеполис да и Пасаград вместе с ним, не говоря уже о самом Ширазе, где собирался провести некоторое время. При этом тело не ныло, настроение было замечательное, так что знакомство с городом началось незамедлительно. Бросив вещи в первой попавшейся гостинице (коих на каждые 100 метров до 5 штук на любой улочке в центре) я ушел бродить по городу.

Исфахан

Исфахан – самый туристический город Ирана. Он же самый студенческий город. В древних текстах Исфахан упоминается под названием “Полмира”. Город знаменит своими мостами (самый известный – “Сио-се-поль” – “Мост 33 арок”), коврами и крупнейшей площадью мира (больше, чем в Пекине у Запретного города и в два раза больше Красной площади). Безусловно, как и большинство центральных площадей в городах Ирана, она носит имя Имама Хомейни (Имам Мейдан), но ранее ее название было “Отражение Мира” (хоть и скромно, но со вкусом). Сама площадь окаймлена базаром (Qaisarieh Bazar) мечетью Masjid-e Imam, находящейся прямо напротив центрального входа на базар (через площадь), мечетью Sheikh Lutfollah, считающейся вершиной архитектурного искусства (построена в начале 17 века шахом Аббасом в честь ливанского шейха Лютфоллаха, известнейшего священнослужителя того времени) и зимним дворцом одного из шахов (название так и не сумел запомнить, как ни старался). Слева от центрального входа на базар есть неприметный вход в чайхану на крыше одного из домов, откуда открывается замечательный вид на всю площадь в целом. Побродить по базару интересно, но заплутат там достаточно легко, тем более, что внимание привлекает не товар, весьма однообразный,а фрески на арочных потолках. В получасе ходьбы от центральной площади наодится неработающая Пятничная мечеть, представляющая достаточно большой комплекс, отреставрированная после того, как во время ирано-иракской войны в мечеть попала ракета, повредив его. В мечети видны последствия присутствия монголов – часть помещений мечети выполнены в виде шатра, имитируя юрты кочевников. Наряду с прочими достопримечательностями в городе находится крупнейший в Иране университет, небольшая мечеть с “качающимися минаретами”, руины зороастрийского храма на горе, намеренно разрушенного в 17 веке во время начала гонений зороастрицев, в комплекс которого вписано огромное водонапорное сооружение, снабжающее водой весь город. Качающиеся минареты – небольшое сооружение на краю Исфахана, по дороге к храму зороастрийцев, сами минареты – 2 башенки полуметрового диаметра по 7 метров высотой. В 11 утра и далее каждый час при наличии туристов служитель забирается в один из минаретов и начинает его раскачивать. Амплитуда движения верхушки минарета – сантиметров -15-20. Второй минарет, свзянный через крышу с первым деревянной балкой также раскачивается, но его амплитуда намного меньше – 5 см… Уверен, что если минареты и далее будут раскачивать с тем же усердием на потеху публике, то недалек тот день, когда все сооружение попросту развалится….

Вечером, когда уже стемнело, решил еще раз прогуляться по центральной площади. На пятачке у мечети играли в футбол, из фонтана в центре площади извозчики, обслуживающие туристов, поили лошадей, на траве газона вольготно расположилась многочисленная компания, мимо которой мне пройди незамеченным не удалось. Очень сложно отказаться от стакана чая со сладостями, который тебе предлагают с полупоклоном, в знак уважения прижав к груди правую руку. Через некоторое время, поблуждав по узеньким улочкам, я наткнулся на сад, в котором виднелись динозавры, птеродактили и палатки. Экспозиция местного зоологического музея привлекла не только меня, но и троих студентов из Франции. Попробуйте представить себе, что вы установили палатку на лужайке у МГУ и последствия, кои вызовет это, в сущности невинное действо. Целый квартал Исфахана – Джолфу – занимает армянская диаспора. В центре квартала, в сплетениях улочек, так знакомых по Еревану, находится церковь, вход свободный но платный. Вокруг – сплошные ювелирные лавки, отличная кофейня и совершенно европейский итальянский ресторан, предлагающий помимо стандартной пиццы очень неплохую пасту и лазанью. Чайханы Исфахана, самые популярные из которых расположены прямо в опорах старинных мостов, не предлагают посетителю ничего, кроме чая и кальяна, но уютны и очень колоритны. Можно забраться с ногами на подоконник, открыть окошко, рядом на расстоянии вытянутой руки будет течь река, чай будет терпким, а кальян позволит расслабиться окончательно. На глаза обязательно попадется стена, украшенная каллиграфическими цитатами из Фирдуоси, рядом непременно несколько влюбленных будут тихо читать друг другу стихи из записной книжки (не обязательно свои)….

Керман-Табриз-Рашт-Рамшар

Из Исфахана я самолетом добрался до Кермана. Таксист вначале довез меня до базара, потом еще проводил пешком по внутренним улочкам до традиционной чайханы, откликнулся на мое приглашение попить чаю, рассказал о себе (учитель истории на пенсии) и о городе (кроме парка, смотреть больше нечего) и отвез меня обратно в аэропорт, откуда я улетел в Тегеран в этот же вечер. В аэропорту взял напрокат джип, выбрался из города по ночным улицам (знаменитые тегеранские пробки явно поредели), остановился у первой же мечети на трассе и завалился спать прямо в машине. Утром был уже в Табризе, побродил у водопадов, находящимся в часе езды от города, затем попал в Рашт. Север Тегерана горист, зелен и влажен. По утрам висит настолько густой туман, что передвигаться в предрассветных сумерках даже пешком проблематично. На побережье Каспия, в Рамшаре, пользуясь замечательной солнечной погодой, я поселился в неком подобии сарайчика с душем и кроватью, очень напоминающем временные пристанища (“дачки”) для курортников в Крыму. В городе, впрочем, имеется 2 гостиницы достойного уровня как сервиса, так и цен, причем один из отелей является более музеем, нежели гостиницей, второй же, современный, обладает двумя плавательными бассейнами (для мужчин и женщин) и четырьмя ресторанами, предлагающими как местную, так и почти европейскую кухню. Некоторые блюда уникальны – например “парча” – это миска наваристого бульона, в которой плавает одна большая целая картофелина и одна большая фрикаделька из баранины, внутри фрикадельки находится чернослив. Заменяет по объему и питательности первое и второе блюдо – по крайней мере я уже больше ничего осилить не смог – по размеру фрикаделька ближе всего к ручной гранате. Подобным меня угощали только в горах советской части Азербайджана, в Барде. Вокруг города масса источников с минеральной водой, из любого места видны заснеженные верхушки гор, вокруг все зелено от плантаций риса и чая. Днем можно было загорать на бесплатном пляже с комфортными лежаками, вечером, за неимением иных развлечений, наблюдать за жизнью поселка. Несмотря на то, что побережье является излюбленным местом отдыха тегеранцев, народу (даже в выходные) не было совсем. В рацион, без особого урона для бюджета, можно было включать икру и печеную осетрину в ресторанчике, находящемся на старом причале прямо в море. Электричество в поселке включалось только на 2 часа вечером и на 1 час утром, в остальное время тишину нарушали только рыбацкие баркасы и катер пограничников, на который меня неожиданно пригласили, проплывая мимо. То ли в шутку, то ли всерьез, узнав, что я собираюсь обратно через Тегеран в Россию, командир катера предложил подбросить меня до нейтральных вод на собственном катере после смены и сдать русским пограничникам, с которыми они большие друзья. В доказательство он тут же связался по рации с Ленкораном и уже стал договариваться о встрече. Пришлось объяснять, что мне еще надо сдать машину в аэропорту и Азербайджан на данный момент не вполне Россия. В ответ мне предложили туркменских пограничников, тем более, что там уж точно не возникнет никаких проблем – с одним из туркменов они дальние родственники. После чего я понял, что граница явно на надежном замке. Оставшийся вечер я коротал в обществе почти всех роственников капитана катера, тщетно пытаясь объяснить, почему Туркмению и Азербайджан нельзя считать Россией. Не уверен, что у меня получилось, но необходимость получения мною туркменской визы его явно удивила, после чего предложения покинуть Иран столь экзотическим способом сошли на нет… Но как же я объелся в этот вечер.

Добрался до Тегерана я без приключений, хотя дорога длиной в 240 километров заняла без малого 6 часов – частые остановки и небольшая скорость движения автобусов по горным дорогам снижает среднюю скорость до неприлично медленной. Впечатлений больше не хотелось, самолет вылетал рано утром, неподалеку от аэропорта расположен бывший отель “Sheraton”, который удобен но весьма дорог. Регистрация прошла быстро, в одном из магазинчиков duty-free продавали настоящие кубинские сигары Robaina поштучно, при этом состояние их было очень приличным, т.к. хьюмидор был вполне рабочим. Дешевле сигары стоили только на Кубе, а мои запасы закончились ровно за сутки до окончания путешествия. Кофе был также очень кстати, посему я не сразу обратил внимания на тихую беседу двух соседей по диванчику в зале ожидания, беседующих на почти русском языке обо мне. “Когда еще доведется взглянуть на себя со стороны объективно”, – подумал я и прислушался:

– Дыви, якый гарный чоловик до Москвы летыть разом с нами!

– Так, справди, сразу можно побачить, шо не москаль – мордою гладкий, по сторонам лыбыться, а цигарка яка у него… – Цыкаво, а шо вин тут робыв? Баб немаэ, бухла теж. Мабуть, з Ираку прямуэ. Може шпыон?

– Та не. Якый шпыон. Певно мудак-америкос, на мечетя зырив. А може из ООН.

В этот момент запах сигары был жестко перебит запахом застарелого пота и носков, которые не меняют даже на водку…

– Хей, мистер! Зажигу дай, прикурыты треба!, – перед носом у меня пощелкали пальцами и показали потухшую сигарету. Я изобразил понимание, протянул коробок спичек. Раговаривать со спутниками не хотелось совершенно…

Практическая информация

Деньги

Валюта – риал. Менять можно сразу в аэропорту по прилету, но перед обменом надо пройти паспортный контроль, тот обменник, который находится в duty-free предназначен для обмена риалов на доллары. Имеет смысл сразу поменять сумму на весь срок путешествия, потому как хоть и можно в большинстве случаев оплачивать долларами или обменивать их, но в маленьких городах это дополнительная проблема, которую мне лишний раз решать было лень. Недавно (около года) рыночный курс риала был приравнен к государственному, что хоть и привело к некоторому удорожанию всего, но позволило не вступать в конфликты с местным валютным законодательством, так что “черного рынка” более не существует. Учитывая, что $1=8150 риалов (апрель 2003), в обмен на 100 долларов вы получите приличную пачку денег (самая крупная купюра – 10000 риалов), будьте готовы утяжелить свой багаж. Аборигены не считают ничего в риалах. На самом деле, зачем выговаривать все эти десятки (или сотни тысяч), они просто делят сумму на десять и называют ее уже в томанах, виртуальной валюте, не существующей в реалиях. 1 томан равен 10 риалам. Цены на товары в большинстве случаев написаны именно в томанах. Таксисты торгуются в томанах. Но лучше всего всегда уточнять, в чем названа цена. На купюрах всегда есть римские цифры, так что ошибиться сложно. Про кредитные карточки можно забыть – банкоматы рассчитаны только на ATM, в банке можно обналичить некоторую сумму, но при этом комиссия составит до 10%. Если в магазине (в крупных городах, рассчитанных на туристов) согласятся принять кредитку в оплату, то увеличат на 8% счет – комиссия за безналичные платежи и международные переводы. Трэвел-чеки принимают, переводы Western Union также доступны. Мелкие и ветхие доллары меняют крайне неохотно, особенно в глуши.

Правила передвижения

На въезде вам дадут копию вашей въездной бумажки синего или желтого цвета, заполняемой перед паспортным контролем. Ее надо сохранить до конца поездки. Обязательно. Не знаю, насколько критична ее утеря, но на самолет можно опоздать, пока будет идти согласование и проверка вашего случая. В критических случаях эта бумажка является заменителем паспорта (если вы его сдали на визу, уже будучи в Иране). Таким же заменителем паспорта на улице является и визитка отеля, где вы остановились. При поселении в отель паспорт остается у портье. Но если он вам очень нужен – пропросите – его отдадут сразу. Вы обязаны при поселении указывать номер визы и номер паспорта, если вы путешествуете с женщиной, то вас не поселят в одну комнату, если у вас разные фамилии и нет штампа, что вы муж и жена. Безусловно, есть и исключения из правил, но нарушают их крайне неохотно – можно лишиться лицензии на деятельность.

Проверять паспорт, досматривать личные вещи на улице у вас имеет право только туристическая полиция, передвигающаяся на машинах с соответствующей надписью и одета в соответствующую форму. В Исфахане, наиболее туристическом городе Ирана, бывают случаи хищения денег при пересчете их “полицией” либо “проверки на подлинность”. В любой гостинице Исфахана на стойке портье (или, за неимением оной, прямо в номере на подушке) лежит цветная памятка на английском языке, поясняющая, как избежать обмана (с изображениями полицейских, формы, раскраски автомобилей). Впрочем, на трассе проверить документы и вещи имеет право и дорожная полиция, особенно в юго-восточном Иране, но там деньги не воруют, да и подобные проверки исключительно редки, а процедура аналогична осматриванию багажника на постах ГИБДД, не более. За 2 недели у меня не проверили документы ни разу. В остальном применимы обычные правила безопасности в путешествии – не вытаскивать пачки денег на виду у всех для вытаскивания из пачки одной купюры, не пытаться решить вопросы при помощи агрессии etc. Поездка в полицию не связана с каким-либо неприятностями вообще (конечно, если вы достойно вели себя, а не пытались нарушить что-либо из местных норм общественного поведения). Учтите, что полиция в Иране – реальная власть, не пытайтесь спорить с полицейским, вырываться, сопротивляться обыску (в аэропортах и при обысках возможен личный досмотр в специальных комнатах либо просто в сторонке). За сопротивление полиции можно попасть в шариатский суд, приговор которого может неприятно удивить вас, так как помимо обычного заключения часты крупные денежные штрафы и телесные наказания. Полиция и сотрудники любого государственного госучреждения изначально крайне доброжелательны.

Не стоит (запрещено) фотографировать женщин, военные объекты, полицейских. В целом, если у вас возникает желание сфотографировать кого-угодно на улице (помимо женщин), можно просто спросить разрешения – вам с удовольствием попозируют и будут считать это замечательным прологом к длинной и обстоятельной беседе, приводящей к обмену адресами и приглашением в гости. Громко разговаривать, тем более кричать, ходить в шортах (в майке – пожалуйста), выглядеть неопрятно, быть нетрезвым, заходить в мечети, молельные комнаты, частные помещения в обуви (тем более, что все полы устланы коврами, так что испачкаться вам не грозит), брать пищу и здороваться левой рукой, ходить по пояс обнаженным, целовать и тискать свою спутницу на виду у всех, справлять естественные надобности в непредназначенных для этого местах. Не думайте, что за любое из этих нарушений вас немедленно арестуют, но не забывайте, что вы в гостях, уважайте традиции хозяев. Женщины должны обязательно покрывать волосы платком (не обязательно черным и наглухо) и быть в длинном платье или просто в джинсах. Повер обязательна легкая накидка из черной ткани до колен (можно сшить за 10 минут на месте на любом базаре или в любой лавке покрупнее, торгующей тканями) либо просто плащ (в нем обычно жарко). Исключение составляют девочки до 12 лет, которые могут одеваться так, как захотят. Паранджу не носит никто. За все время путешествия сумел узреть подобное один раз в забытом богом поселке на трассе. И научитесь улыбаться. В противном случае в вас безошибочно признают “шурави”, что, впрочем, не повлечет за собой никаких последствий.

Виза

Бывает туристическая 30-дневная (действует в течение 30 дней с момента выдачи плюс 30 дней в стране) и транзитная (3,5,7 и 10 дней, чаще 3 и 10). Туристическую сравнительно легко получить в Москве за 2 недели и 180 долларов (цены и сроки возросли в 2 раза после начала войны в Ираке и пока не снижаются, цена указана уже после повышения) при наличии билета или брони. Впрочем и без таковых также. Транзитная виза получается в любом соседнем государстве (где легче, где тяжелее, да и стоимость различается). Считается, что проще всего в Баку в течение 1 дня за 30 долларов. Впрочем, там же можно и получить туристическую за 90. Продление визы возможно на месте, в Иране, в специальных foreigner office (скажите “атпо хориджи” таксисту), имеющихся в каждом крупном городе. Продлевают ее автоматически, за полдня, на срок до 10 дней и не более 2 раз. В случае просрочки визы и обнаружения этого при прохождении погранконтроля уплачивается штраф в размере 1-2 долларов, но ожидание суда, в котором решаются подобные вопросы, будет не очень радостным, потому как придется побыть арестованным за нарушение визового режима в течение суток-двое.

Самолет

Билеты дешевы, самолеты современны и удобны. Основной борт для внутренних перелетов – Fokker -100. Цена билета от 30 до 70 долларов (400 – 1400 км). Если вы прилетаете в страну IranAir (что удобно и дешево), то вам полагается 1 билет на местные авиалинии (в обе стороны) до любого города бесплатно, но это надо сразу упоминать при выписывании билета. Причем, поменять пункты назначения вылета/прилета можно за сутки в любых авиакассах, бесплатно. Регистрация на местные линии начинается за 30-40 минут до вылета, табло в самом захудалом аэропорту дублируется на английском, в окошке информации обычно сидит девушка, могущая сказать пару осмысленных предложений по-английски. При входе в аэропорт вещи просвечивают, но не особо тщательно. Что порадовало – металлические ножи, вилки и ложки подаются на всех перелетах, включая международные. Внутренние рейсы обычно полны, посему заботиться о билетах лучше заранее, но при желании можно попыпать счастья в последние мгновения перед вылетом – билеты продают в специальной кассе в порядке живой очереди. Большинство крупных городов связаны с Тегераном 3-4 рейсами в сутки (большинство – дневные). Перелет – от 40 минут до 90 (Тегеран – Бандер-Аббас). В Тегеране международный и местный аэропорт находятся друг от друга на расстояни 1 километра, не перепутайте их, потом придется идти пешком или опять обращаться к услугам таксистов. В международном аэропорту нет камеры хранения, регистрация начинается за полтора часа до вылета. При этом вас могут не пустить в аэропорт, если регистрация на ваш рейс еще не началась. Вещи можно оставлять в камере хранения местного аэропорта – 12 часов хранения – 0.5 доллара. В международном аэропорту есть несколько интернет-кафе (в зале прилета и в duty-free), международная связь. Цены ничем не отличаются от обычных по стране.

Такси

По городу такси делятся на несколько категорий. С полосой шириной 20-30 см. от капота до багажника – маршрутные, хотя обычные легковушки, но маршрут строго определен. С выкрашенными дверцами – куда-угодно в черте города. По вызову – аналог радио-такси, обычно приезжают по заказу из отеля. Междугородние такси – те же радио-такси, но договариваться каждый раз надо строго индивидуально. В каждом городе есть места, где “тусуются” междугородники. Лучше всего спрашивать в отелях – часто имеются прикормленные частники-родственники, что дешевле и комфортнее (да еще и кондиционер может оказаться исправным). Цену поездки оговаривать надо до поездки, после вас будет ждать небольшой “развод” – “.. если вам все понравилось, то дайте столько, сколько хотите… долларов 100 хотя бы.., если не понравилось – не давайте ничего…”. Цена водителя с машиной на 12 часов – 200.000 – 250.000 риалов в самых крупных, туристических и дорогих городах. Цену междугородних поездок проще всего рассчитывать из стоимости 10 км – 1 доллар. И это еще очень хорошая цена, которую можно сбить в целом. Приготовьтесь к тому, что при окончательном расчете в конце поездки с вас будут пытаться “снять” лишние 2-3 доллара просто так (ведь в пути останавливались, чай пили (хотя за чай при этом платили вы). Простой такси: за 1 час – 5000 риалов. Если вы умеете и любите торговаться – вышеприведенные цены можно делить на 2 или даже 3.

Автобус

Автобусное сообщение развито чрезвычайно. Существует 2 класса билетов – “люкс” и “супер” – соответственно 2 и 1 класс. Отличаются друг от друга моделью автобуса (старый Мерседес и не очень старый Volvo с кондиционером) и можно в качестве опции попросить не подсаживать рядом пассажира. Цена билета смешна – доллар за 100 км со всеми возможными наворотами, включая отсутствие соседа. Спать можно, кондиционер работает, телевизоры с какой-нить мелодрамой тоже.. Если нужна суперэкономия – надо понять, какой из автобусов едет туда, куда вам надо, подстеречь его на выезде и поднять руку. Места есть всегда. За 5-10 долларов можно проехать по всей стране – бензин дешев, автобус все-равно едет по маршруту, почему бы не взять и вас…. И пусть вас не смущает гордая надпись на автобусной табличке с указанием маршрута под лобовым стеклом – “Тегеран-Афины” или “Бомбей-Стамбул”. Это не имеет ничего общего с реальным маршрутом и сделано так, для красоты, нечто вроде телевизионной антены на “Волге” в любом кавказском городе России.

Поезд

Сам не пробовал, но говорят, что вполне доступно как по цене, так и по уровню комфорта.

Автостоп

Без проблем. Любой грузовик с радостью согласится подвезти вас. Да и легковушка также, но уже за пару тысяч риалов. Хотя если вы сумеете пояснить, что денег нет, то скорее всего вас подвезут и просто так.

Аренда машины

Осуществима в Тегеране прямо в аэропорту (Europcar). Либо в небольшом агентстве в городе, куда вас отвезет любой таксист. Цены вполне евпропейские. Пежо-206 за неделю обойдется долларов в 500, Pajero (новый) – 1200 у.е. Нужны только права. Движение специфическое, особенно в Тегеране. В любой момент будьте готовы к тому, что по скоростной магистрали в среднем ряду будет медленно, вихляя рулем для поддержания равновесия, двигаться велосипедист. Не обязательно в том же направлении, что и основной поток машин. Тем не менее аварии относительно редки, хотя не битых машин не видал вообще… Я попробовал, но потом решил, что в Тегеране это лишнее. Несмотря на 15-летний опыт вождения по Москве и безумную уверенность в том, что ПДД – не для меня. Так что это нечто особенное. При том, что обычно зазоры в движении между машинами составляют не более 5 см, а право проезда принадлежит тому, кто быстрее, ругаются крайне редко, максимум резкости – громкое восклицание с улыбкой… так что при желании – рискуйте  . Впрочем, существует еще один вариант – аренда машины с водителем. Обходится раза в два дешевле, чем просто аренда, но попробовать не удалось. Штрафы бывают только за скорость (превышение на 20 км/ч и более) и за обгон через сплошную полосу. Как только будет понятно, что вы не говорите на фарси, от вас либо отстанут, либо возьмут штраф долларов в 5. Вообще штраф за подобные нарушения составляет около 20 долларов официально, но намотав по Ирану более 3 тысяч километров (из них 2000 за рулем) я не видал ни разу официальную процедуру оплаты штрафа. Могут оштрафовать и за ремень безопасности в городе, причем в том числе и за пассажира на переднем сиденье, но это уж совсем невероятное событие.

Ночлег

В самом захудалом городишке можно найти душ и кровать. Начиная от 5 долларов и заканчивая 100. .Выйти за эти рамки тоже можно, но придется постараться. Обычный уровень комфорта обеспечивается в пределах 10-15 долларов с завтраком, который, впрочем, стоит не более 10000 риалов. Кондиционеры крайне редки, а вот вентиляторы широко используются. Чаще всего вас селят в 2-4 местные номера за цену 1 места, при этом никого не подселяя, естественно. Если вы путешествуете вдвоем – расходы на жилье увеличатся процентов на 50, не более, местами на 10. Не обольщайтесь относительно завтрака. Чаще всего дам дадут много чаю с сахаром, свежий лаваш, кусочек масла и порцию джема. Если же питаться диетически, то можно попросить “маст” или “йогурт” – вам принесут полулитровую чашку с нежирной простоквашей, которой вполне хватает для завтрака. В Тегеране труднее найти дешевую гостиницу, тем более, что уровень цены не соответствует уровню комфорта, но за 20-30 долларов можно переночевать без проблем. Расчетный час в гостиницах и гест-хаузах Ирана – 14.00. Чем удаленнее город от столицы, тем проще и домашнее атмосфера в отелях.

Связь

Ни у одной из компаний, предоставляющих на территории России мобильную связь, нет роуминговых соглашений с оператором сотовой связи в Иране. Ваш мобильный работать не будет (на апрель 2003 года). Можно купить прямо в аэропорту временную GSM-карту, но за нее придется заплатить 250 долларов, из которых 150 окажется на счету, который можно пополнять в дальнейшем. Карту, которой пользуются все местные жители, вам не продадут. На улице можно найти только монетные таксофоны (сами монеты найти будет несколько сложнее), но в любой гостинице сделать международный звонок можно прямо из номера. Стоимость минуты колеблется от 1 до 1.5 долларов для звонков в Россию. Иногда непременным условием является оплата минимум трех минут разговора за каждый из звонков. Везде, понимая, что для вас подобная цена может быть велика, на видном месте виден локальный номер, который можно назвать собеседнику за 1 минуту и после этого дождаться звонка от него. Никаких препятствий подобному способу связи не чинят, наоборот, предлагают сами. Интернет-кафе встречаются достаточно часто, даже в самых отдаленных городах, стоимость 1 часа – 1 доллар. Связь может быть и по модему, но этого вполне хватает для отправки корреспонденции. Почтовые открытки можно отправлять, предварительно купив на почте марку стоимостью в 1000 риалов. Этого вполне достаточно для того, чтобы открытка дошла до любого места в мире. Причем можно клеить марку и на обычную свеженапечатанную фотографию подходящего размера, на почте для удобства можно попросить поставить штамп, дабы было понятно, где писать адрес, но без этого можно обойтись. Почтовый ящик находится около здания почты, не перепутайте и не попытайтесь опустить почту в ящик для сбора пожертвований для бедных, которые видны повсюду. Главное отличие – явно небольшая щель, но некоторые исхитрялись затолкать открытку и в подобный ящик, сложив ее вдвое. Среднее время доставки – от 2 до 3 недель (США, Россия, Япония).

Еда, чайхана (ресторан)

Практически в любом городе имеется старинная чайхана, обычно на территории городского базара, возраст которой исчисляется столетиями. Крупные чайханы совмещены с рестораном. На входе сидит управляющий, которому и нужно озвучить заказ по меню, оплатить и, получив чек, входить в помещение. Чек надо отдать официанту. Если вы решили перекусить – для этого существует отдельный зал, там можно и нужно есть. Для чая и кальяна предназначено отдельное, обычно центральное помещение, куда можно перейти, утолив голод. Фиксированные цены на чай и кальян (бывает 2 сортов – иранский и египетский (ароматизированный), соответственно и по цене чуть различается) колеблются в самых дорогих, часто посещаемых туристами местах от 6000 до 8000 риалов. Обычные рестораны практически ничем не отличаются от таковых в любом месте мира. Если вы не понимаете фарси, а официант “плавает” в английском (признак этого – на любой вопрос он отвечает “Yes?”), то попросите громко вслух помочь вам разобраться – обязательно кто-нибудь из клиентов вам поможет с удовольствием. Основная пища – конечно же кебаб. Основной гарнир – рис. Бывает двух сортов – “поло” и “чело “. Отличается тем, что первый из них готовится вместе с блюдом с добавлением в него различных специй, фруктов (вишни, персики, даже рябина встречается), а второй – отдельно, на пару и без приправ. “Безалкогольное пиво” подается в бутылках, очень напоминающих пивные по сути, но внутри обычный лимонад вроде “Колокольчика”, хотя выглядит при наливании в фужер очень даже по-пивному. Местные цедят пепси-колу иранского разлива с упоением пятиклассника советской школы. В целом, сложно получить удовольствие и разнообразить меню, иранская кухня очень бедна, как ни странно, но с голоду помереть не удастся. Это не касается сладостей, названия которых заняли бы страницу целиком, но питаться конфетами я как-то отвык, а круглосуточно сидеть на чае с пахлавой уже не хочется… В прибрежных районах (Каспий и Персидский залив) восхитительна рыба в любом виде, но большинство маршрутов пролегают, не затрагивая эти регионы. В целом по стране можно перекусывать ашем (суп с бобами, наполнители меняются в зависимости от региона (йогурт, бульон и прочая)), кюфта (нежнейшие небольшие котлеты) а также вкуснейшим и свежайшим хлебом.

Времяпровождение

Дорогие сердцу среднего туриста средней же полосы Росссии развлечения недоступны, что приводит даже к временным умопомрачениям у соотечественников. Но если не вопринимать мир вокруг столь однобоко, то в Иране можно зимой кататься на горных лыжах (существует весьма развитая структура курортов), летом осваивать всевозможные водные виды спорта. В Персидском заливе нередко зрелище молодой иранки в хеджабе и платке, рассекающей на спортивном (стоячем) скутере. Как ни странно, морским курортом считается не Персидский залив, а побережье Каспия. Пляжи раздельны для мужчин и женщин. В любое время года доступны уникальные архитектурные сооружения. Природа кардинально меняется от севера к югу, что тоже может разнообразить путешествие по стране. Сувенирные лавки предлагают чеканку, предметы обихода, украшенные геометрическим орнаментом и, безусловно, хорошо известные персидские ковры. Следует учесть, что по-настоящему коллекционные вещи (ковры из шелка), которые можно увидать в европейских музеях, делают и продают в святом городе Кум. И стоят они там, несмотря на общую дешевизну страны отнюдь не смешные деньги – небольшой коврик метр на полтора стоит не менее тысячи долларов (если это, конечно, не подделка, что тоже встречается). Впрочем, если все вышеупомянутое не для вас, надо учесть, что за наркотики (которые можно достаточно легко купить в любом населенном пункте вдоль восточной границы страны (чаще всего гашиш (хаш) и всеможные виды травы) полагается смертная казнь, даже если вы их только употребляете. Портовые города не могут обоходиться без проституток, поэтому если озадачиться целью – результат обязательно будет. Но учтите, что в качестве местных жриц любви чаще всего фигурируют хохлушки и филиппинки.

Посещение всех достопримечательностей в Иране – платное. В большинстве случае цена едина и составляет для иностранца 30.000 риалов (около 4 долларов). Для местных вход бесплатный. В число оплачиваемых визитов в некторых городах входит также и посещение священных мест (мечети, мавзолеи), будьте готовы к этому. Во время богослужений посещение иноверцами мечетей нежелательно, в остальное время – даже приветствуется. При беседах на религиозные темы не смущайтесь называть свое вероисповедание – это не вызовет никакой негативной реакции. Если же вы заявите, что являетесь атеистом и не подвержены никакой из религий, это может отнять добрых полчаса времени – вас вежливо будут склонять к тому, что это неправильно. Причем прервать беседу будет просто невежливо – настолько деликатно будет происходить монолог. Лица духовной профессии, которых легко опознать по свободным одеждам и белым чалмам, в большинстве своем очень неплохо знают английский язык, в затерянных на окраинах страны деревушках они могут оказаться единственными, с кем удастся полноценно объясниться и попросить о любой помощи. В стране нет нищих. Долг каждого из мусульман – накормить голодного. Поэтому не бойтесь оказаться в любом месте без денег – даже если вы потеряете все деньги, скорее всего вас не только накормят и предложат переночевать, но и купят билет либо отвезут до ближайшего города бесплатно, даже если до него будет достаточно далеко. При этом знать язык совершенно необязательно.

Тяготы

Климат не напрягает, флора и фауна не пытается заявить навязчиво о своем присутствии (при том, что по Язду свободно бегают даже днем обычные пустынные волки, на которых никто не обращает внимания). На второй день очень хочется одеть футболку, на которой будет крупно написано нечто вроде: Я – русский, зовут меня Ян, чувствую себя замечательно, Иран – потрясающая страна, мне очень тут нравится. Чай я только что пил, спасибо, до встречи. Этот диалог приходится повторять ежедневно до 30 раз, что утомляет…

Ян   

“Человек уже давно находится в заблуждении”

Дао Дэ Дзин



Прочитайте еще Отзывы о Иране:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.