Боровск. Старинный. Русский. Город. Ч.2 , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Боровск. Старинный. Русский. Город. Ч.2

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о России > Боровск. Старинный. Русский. Город. Ч.2

Старообрядческая история Боровска. Вот странное дело. Оказывается Боровск – это старинный старообрядческий город. А это сразу говорит о многом. Знаете, я давно уже интересовалась историей старообрядчества – кто, что, почему. Потому что, считается, что вроде как все об этом знают: был Никон, старообрядцы крестились двоеперстно, а всех остальных называли «щепотниками», с ними расправлялись, они сопротивлялись и убегали в тайгу. Но я не помню, чтобы где-то читала что-то глубокое и объективное по этому «предмету». А Боровск – помог, дал толчок, поэтому не могу обойти вниманием эту историю, и постараюсь доступно и ёмко рассказать суть.

Действующие персонажи: патриарх Никон и старообрядцы. Время действия – 17 век.

Почему то, читая о патриархе Никоне, всегда складывается (или рисуется кем-то) впечатление, что это недалёкий человек, капризный, жадненький, упёртый, который вот так сразу – бац, не подумав, ввел новые религиозные правила и в результате получился раскол.

Но это был очень умный, жёсткий, дальновидный, принципиальный человек. Властный. Его судьба необычна и ни с чем не сравнима. Место рождения – Нижний Новгород. Родители – крестьяне. Мирское имя – Никита Минов. Национальность – мордвин. Был женат, но в результате семейной драмы он и его жена ушли в монастыри. Она – в Алексеевский женский, он отправился на Соловецкие острова в Анзерский скит. Там был подстрижен в монахи под именем Никон. Вот его портрет: «В его облике угадывалась крепкая крестьянская закваска. Он был высокого роста, могучего сложения, обладал невероятной выносливостью. Характер имел вспыльчивый, возражений не терпел. Иноческого смирения в нем не было ни капли. Через три года, рассорившись с основателем скита и всей братией, Никон в бурю бежал с острова на рыбацкой лодке». Стал настоятелем захудалого монастыря в Кожеозерской пустыни.

И каким-то непостижимым образом, будучи в Москве по делам, произвёл сильное впечатление на молодого царя Алексея Михайловича. (Он – сын первого царя династии Романовых Михаила Федоровича Романова, а впоследствии отец Петра Первого). Алексей получил в истории имя Тишайший. Но, как всем известно, в тихом омуте… Так Никон стал патриархом (1652).

Время было неспокойное. Была Смута, потом к России решила примкнуть Левобережная Украина, боровшаяся во главе с Богданом Хмельницким против Речи Посполитой. В перспективе Алексей Михайлович видел объединение православных народов Восточной Европы и Балкан. Но была неувязочка – на Украине крестились тремя перстами, в Московском государстве – двумя. Для справки: Владимир Красное Солнышко, крестивший Русь, ввел крестное знамение двумя перстами.

Что делать? Примкнуть к прочему православному миру, означало приобрести Власть и Силу. Означало, возможность Москвы стать Третьим Римом (Византия уже потеряла подобный титул к этому времени). Поэтому, выражаясь канцелярским языком, можно сказать, что к церковной реформе привели «объективные причины». При этом не учли сущую малость – русский народный характер. Стали древнеславянские книги-оригиналы переписывать по греческим канонам – «дабы привести в единообразие».

Также повелели креститься тремя перстами, повторять возглас «Аллилуйя» три раза, служить литургию на пяти просфорах, писать имя Иисус, а не Исус, наряду с восьмиконечным крестом признавать четырехконечный, печатать просфоры четырехконечным крестом, крестные ходы проводить против солнца и др. При этом торопливо и круто, требовали немедленного отказа от старых обрядов и точного исполнения новых. Для подстраховки провели церковный Собор, на котором снова подтвердили эти постановления.

Старорусские обряды предавались осмеянию. Исполнитель сего – Никон. За его спиной – Тишайший царь.

Но опять же – забыли! – русский характер. Он не терпит насилия. И понеслось. Раскол.

Старообрядцы – восстали. А государство в ответ – вводит 12 указов: жечь староверов в срубах, казнить смертью перекрещивающих в старую веру, бить кнутом и ссылать тайных сторонников древних обрядов, а также их укрывателей.

Староверы стали уходить. Везде, где бы ни они не оказывались, старообрядцы осваивали новые земли, создавали общины, свято хранили обычаи старины, культуру и русский язык. Сильная вера строится на сильном характере. Условия выживания очень жесткие. Тайга, целина. Поэтому можно сказать о потомственном генетическом решете – старообрядцами были и остаются люди в генах, которых жила и живёт Сила и Вера.

До Красной революции старообрядцы составляли 70% населения Боровска. В Боровске с самого 17 века (с начала раскола!) существуют старообрядческие общины и действует одна старообрядческая церковь из трёх существовавших ранее. Думаю, это говорит о многом.

Тёмная история Боровска.

Действующие лица: сёстры Соковнины Феодосия (в замужестве Морозова) и Евдокия (в замужестве Урусова), протопоп Аввакум, царь Алексей Михайлович Тишайший. Время действия: 17 век, Раскол.

Знаете, скорее всего, я бы написала об этом более спокойно, более кратко и сухо, если бы случайно не прочитала книгу Сергея Алексеева «Скорбящая вдова». Алексеев – автор мною очень уважаемый, он профессионал, и поэтому просто так, ничего не напишет. У него выверено каждое слово. К тому же он писал этот роман 12 лет. Наверное, это было трудно. Роман написан дивным языком, но читать его очень тяжело. Потому что слишком живые там и Феодосья Морозова, и неугомонный Аввакум. Все сразу вспоминают картину Сурикова, при упоминании имени боярыни Морозовой – вскинутое двуперстие, бескровное лицо, за санями бежит её младшая сестра княгиня Урусова. Она – символ «древлей веры». Вот это характер. Так принято считать.

Но дело в том, что Феодосия Морозова была прежде всего женщиной. Женщиной. И не встреться на её пути неугомонный старец Аввакум, возможна и судьба бы её была более счастливой. Она ведь была необыкновенно красивой. Очень богатой (наследница знатного рода Морозовых, а это: более 20 медных рудников, 8 литейных мастерских, 50 деревень, огромные земельные угодья в Поволжской и Архангельской волостях, несколько жилых домов в Москве и других городах, а также сотни тысяч рублей). Несчастной (раннее вдовство, ей было всего 30 лет). И доброй. Ведь она привечала всех нищих, бездомных, убогих, блаженных, немощных. Богатства свои тратила не на собольи душегрейки, а на дела – добрые. Может она любить хотела? Может она детей родить ещё хотела? А носила вериги и отреклась от земных страстей. Это ей старец Аввакум советовал. Неугомонный был человек.

Аввакум Петрович Кондратьев родился в селе Григорове Нижегородской области в семье священни¬ка сельской церкви. Женился на сироте Настасье Марковне, дочери кузнеца, из того же села. От Бога ему был дар – завораживающая речь. Его очарованно слушали все – от простого крестьянина до самого царя Алексея Михайловича. Но вот нрав Аввакума…. Его называли «огнепальный». Есть такие люди, которые могут поругаться даже с камнем. Таким неистовым человеком был и Аввакум Петрович. В первый раз поругался с односельчанами – его выгнали из села. Дальше он ругался со всеми. На любимую жену подымал руку, колотил бедную жутко. «Всегда я такой, окаянный, сердит, дратца лихой». Безудержен он был всегда и везде. Перед тем как служить Божественную литургию, он почти не спал, прово¬дя время за чтением. В колокол благовестил сам. На службе он учил прихожан стоять с бла¬гоговением и до самого отпуста не выходить из храма. После обедни чита¬л душеполезное поучение. Дальше обед и сон 2 часа. Снова книга. Затем служил вечерню и павечерницу, а после ужина еще читал дополнительные каноны и молитвы. С наступлением ночи, уже в потемках, Аввакум клал земные поклоны: сам делал 300 поклонов, говорил 600 молитв Исусовых и 100 молитв Богородице; супруге всё же делал снисхожде¬ние: «понеже робятка у нее пищат» – 200 поклонов и 400 молитв.

Смена веры со старой «древлей» на новую «щепотную» для Аввакума, вернее для его характера, была как дождь для иссушённой почвы. Он немедля восстал. Он ринулся на защиту веры. Его выгнали из священников. Посадили в земляную яму – в Пафнутьев-Боровском монастыре. Игумена монастыря проинструктировали: «Вы б его, Аввакума, приняли и велели посадить в тюрьму, и приказали беречь накрепко с великим опасением, что б он с тюрьмы не ушел и дурна никакова бы над собой не учинил, и чернил и бумаги ему не давать, и никого к нему пускать не велеть».

А писать Аввакум мог как никто. Изумительная, сочная, полная солёного юмора народная речь, он как будто видит человека, для которого пишет. А пишет, не много ни мало, а своё личное «Житиё». То есть излишней скромностью протопоп не страдал. Для него есть только один авторитет – сам Христос, а долее царь ли, воевода ли, боярыня, стрелец, холоп – нет никакой разницы.

Боярыню Морозову он любил. Она ж ему деньги давала, помогала, была его духовной дочерью. Свою духовную дочь он ругательски ругает за малейшую провинность, надевает на неё вериги, запрещает ей выходить замуж, предлагает ей подстричься в монахини. При этом у самого Аввакума детишек штук 12.

В результате Феодосья Морозова тайно приняла схиму, оскорбила царя отказом ехать на его свадьбу. Он как раз венчался с новой царицей Натальей Нарышкиной, сразу после, как нельзя кстати, резко почившей в бозе, Марии Милославской. Тишайший царь, к слову, очень лояльно до этого относился к боярыне. Она ему нравилась. Её пытались увещевать. Она отказалась. Отобрали вотчины. Повесили цепь на шею, посадили в острог, пытали на дыбе. Вместе с ней мучили её сестру. Отравили её единственного любимого сына. Сослали в Боровский острог. Посадили в земляную яму. Уморили голодом. Г-о-л-о-д-о-м. А она не была житийная героиня, она страдала, она кушать хотела. Умоляла стражника: «Есть ли у тебе отец и мати в живых или преставилися? И убо аще живы, помолимся о них и о тебе; аще ж умроша – помянем их. Умилосердися, раб Христов! Зело изнемогох от глада и алчу ясти, помилуй мя, даждь ми колачика, хотя бы мало сухариков, хотя бы яблоко или огурчик»…

Самого Аввакума после многолетнего заключения в земляной тюрьме сожгли в срубе в Пустозёрске. Жену его и детей его тоже посадили в земляную яму. У Урусовой в опале оказались трое малолетних её детей.

Аввакум писал Феодосии Прокопиевне: «Ну тово полна, побоярила, надобе попасть в небесное боярство»… «Свет моя, ещё ли ты дышишь? Друг мой сердечный, ещё ли ты дышишь… Поведай мне старцу грешну, един глагол: жива ли ты?»…

Это происходило в самом Боровске. Наверное, потому, что город – истово старообрядческий, чтобы запугать. В 1675 году. В слободе, которую позднее стали называть Палачёвкой. Только название места заточения странно меняется. По одному источнику – в Боровском Рождественском девичьем монастыре. По-другому – уже не в монастыре, а в Боровском остроге, который находился в Боровской крепости. Может стыдно об этом писать? Потом на ЭТОМ САМОМ месте построили райком. Посадили серебристые ели. Сейчас здесь Боровский районный суд.

И часовню всё-таки недавно построили. На месте гибели боярыни и княгини – её сестры, а также их подруги Марьи Даниловой, жены стрелецкого головы. В основании часовни (в подземную часть часовни – подвал) положили надгробие с могилы сестер. Закладку часовни освятили старообрядческие священнослужители из Москвы. Обычно на такие места возлагают цветы, но здесь почему-то хочется положить кусочек сухарика….

Героическая история Боровска.

Думаю, что логично и интересно, здесь будет не переписывать энциклопедию и школьные учебники истории, не закидывать всех датами, а прокомментировать историю Боровска через историю героев фресок Овчинникова, которые изображены на одном из центральных домов города. Ну, и конечно, не забуду про Наполеона!

Михаил Бренок. Двойник Дмитрия Донского в Куликовской битве. Представляете? Когда мы прочитали эту надпись на фреске, то глубоко удивились и озадачились. Какой еще двойник? Кто такой Бренок? Вот что узнали, когда стали искать информацию.

8 (21 по новому стилю) сентября 1380 год. Утро. День осеннего равноденствия или Рождество Богородицы. Куликовское поле – долина Дона, Непрядвы и Красивой Мечи. Сейчас начнётся битва. Сейчас сойдутся в поединке русский монах Пересвет и татарин богатырь Челубей. Золотая Орда, хан Мамай и русское войско, Дмитрий Донской. А Михаил Бренок был его верный оруженосец и друг с юных лет. Почему они решили поменяться доспехами? Военная хитрость? Бренок в княжеских доспехах встал под знамя. Он ведь точно знал – на что идёт. Донской в простом воинском облачении смешался с войском. Татары с воем понеслись к заветному русскому княжескому знамени. Считали, что убили «князя». А Донской рубился вместе со всеми.

Подвиг друга? Подвиг русского воина? Интересно, почему мы узнали о Бренке – русском герое – лишь только здесь в Боровске? Для справки: за один день гигантской битвы земля приняла 200 000 погибших воинов. …

Владимир Андреевич Храбрый. 14 век. Первый князь Боровска. До этого был князем Серпухова. Двоюродный брат Дмитрия Донского – Великого князя Московского. Вместе с ним сражался на Куликовском поле. Он возглавлял засадный (запасной) полк, который спрятался в дубраве и в самый трудный момент свежая русская конница обрушилась на татар.

Город Боровск был подарен Храброму Донским в честь его героических заслуг в этой Битве. С тех пор князь и его потомки стали уже именоваться серпуховско – боровскими, а сам Храбрый – стал Первым князем в Боровске. Так образовалось, просуществовавшее почти два века, серпуховско-боровское княжество. Последним же боровским князем был Владимир Старицкий – двоюродный брат Ивана Грозного. Грозный заставил Старицкого обменять Боровск на город Алексин, а потом казнил своего родственника по навету. Тогда же Серпуховско – Боровское княжество было ликвидировано, а Боровском стали руководить великокняжеские воеводы. Так Боровск присоединился к Московскому княжеству, больше от Москвы не отделялся и даже вошел в опричнину.

Дмитрий Пожарский. 17 век. Князь. Воевода. У этого человека была интересная жизнь. Поневоле. Так возможно сидел бы он себе тихо воеводой в каком-нибудь уездном городишке, мёд-пиво пил. Но он стал участником самых бурлящих исторических событий. Смутное время, Лжедмитрий I – Отрепьев, Василий Шуйский, Борис Годунов, ляхи-поляки, Самозванец II – Тушинский вор, Марина Мнишек, литовцы, Иван Болотников, ещё куча «сыновей» Ивана Грозного, Народное ополчение, первый царь Романов – Михаил.

Он родом из обедневших князей. Кое как был пристроен к царскому двору стряпчего – скипетр нести, в церкви – держать царские платок и шапку, в походе – панцирь, саблю. Потом стольник. Воевода в Зарайске. Худощавый, невысокий ростом, неторопливый в действиях, немногословный, с людьми прост и доступен. Только глаза умные и внимательные – выдавали в нем недюжинный природный ум и глубокую духовную внутреннюю жизнь.

Но этого спокойного и незаметного человека – ещё при жизни народ называл «Спасителем России». Он отбил Лжедмитрия I от Зарайска, сражался в Москве против польского гетмана Гонсевского, приглашённого боярами, с Мининым возглавил Народное ополчение против польской шляхты, обосновавшейся в Москве, на Земском соборе держал державу при рукоположении на царство совсем юного Миши Романова. А вот в 1617 году Пожарский был отправлен воеводой в Калугу по просьбе жителей, где удачно отразил нападение поляков; в 1618 году Пожарский послан был в Боровск против казачьих отрядов Сагайдачного, но заболел на дороге, а его товарищ Волконский пропустил врагов через Оку. Дальше опять судьба его посылает воевать с поляками, руководить приказами, служить воеводой. Так что, мы только благодаря фрескам, узнали о роли этого замечательного русского человека в истории Боровска.

Михаил Константинович Волконский (Хромой). 17 век. Князь. Воевода Боровска. Смутное время. Восстал Болотников, которого боровцы поддержали и поплатились за это: была разрушена и сожжена деревянная Боровская крепость (хотя есть версии, что это был обычный пожар). Далее хронологически следуют литовцы-интервенты и поляки-захватчики. Мало кто пишет, но литовско-польская Интервенция Руси была мощнее татарского Ига. Из Калуги на Москву шёл Лжедмитрий или Второй самозванец с польским войском, но споткнулся о Пафнутьев- Боровский мужской монастырь. В нем укрылись защитники города во главе с воеводой Волконским (гарнизон к моменту сражения насчитывал 800 человек). Попробуй, возьми монастырь. Это был крепкий орешек: «он был каменный и довольно сильно укрепленный, кругом его была глубокая вода и окопы». Можно зубы обломать. Но – тайный ход в одной из башен монастыря показал изменщик. Всех перебили. Всё разорили. Всё разрушили. Михаил Волконский до конца бился в Успенском соборе с врагами. В честь подвига защитников Боровска учредили герб Боровска (1777), где на серебряном щите изображено червленое сердце с золотым крестом и лавровым венком. Поэтому, считается, что серебряный цвет – это чистосердечие, сердце – верность, крест – Господь, венец – слава сему вождю и другим погибшим.

Наполеон Бонапарт. 19 век. События, которые изменили ход войны, и повлекли за собой изгнание Французской армии из России, произошли на территории Калужской области. Боровскому кургану вообще принадлежит мистическая роль. Именно здесь Кутузову открылись уникальные возможности ландшафта этих мест. Именно здесь фельдмаршал придумал и начал осуществление плана Тарутинского маневра – использовав возвышенностью кургана, спрятал русскую армию и перевел её с Рязанской дороги на Калужскую. На реке Чернишне – произошёл первый наступательный бой Русской армии. В Малоярославце – состоялось роковое для Наполеона сражение и он начал отступать. В маленьком Боровске же в одном из купеческих домов ночевал маленький Бонапарт с великими замыслами при отступлении его армии от Малоярославца.

Смешная история Боровска.

Оказывается жители Боровска – боровчане затаили немалую обиду На Александра Сергеича. Пушкина. Так что если бы великий поэт в своё время столкнулся бы с молодцем-боровчанином, то незамедля получил бы от него в глаз. А пошто обижал? Пошто в письме своём к другу написал «…Душа моя, Каверин – каково поживаешь ты в свином городке…»? Пошто свинюкой обзывал, когда сам арап? рџ™‚

И всё же Пушкин зародил сомнения и сейчас над этимологией происхождения названия города ведутся словесные баталии. В древних письменных актах оно пишется «Боровеськ», т. е. суффикс «ськ» прибавлен к основе «боров». Но что же тогда означает, к примеру, название – Боровицкие ворота Московского Кремля – свиные что ли? рџ™‚ Возможно, самые правильные толкования слова «боров» у В.Даля, который характеризовал его как выпуклость, возвышенное место. Он указывает на костромское «длинная копна сена или снопов» и на курское «высокая гряда под овощи, парник» («сеем огурцы на боровах»).

Хотя кто знает, как оно было, на самом деле? А может быть и так?

«Охотился как-то князь Владимир Андреевич неподалёку. Выехал из Дремучего Бора к реке нашей и обомлел: стоят над рекой семь холмов красоты неописуемой. Над одним холмом радуга сверкает, над другим ласточки щебечут, над третьим целый лес ландышей растёт, на каком – колокольчики лазоревые, на каком – разнотравье, что тебе картина расписная, на самом большом холме стоит Бор высоченный: сосны красные, кроны зелёные да пушистые. Выстлан Бор кустами черничными. Аромат целебный враз все хвори-болячки оздоравливает. И хрустальный полузвон стоит от ключей-родников многочисленных.

– Быть здесь городцу, – повелел князь, – А зваться будет, сей городец Боровцем, поелику больно уж Бор величав да весел». (П.Хомутинников «Сказы о Боровце»)

Ещё в Боровске есть интересные версии происхождения названия двух ручьёв: Текижи и Истерьмы. Было большое озеро, воды которого грозили затопить город. Прорыли канаву. К ней подошёл старец. Помахал руками и приказал воде: «Так теки же». И тут же новая речка потекла в Протву. Во оно оказывается как!  А в истоке Истерьмы лежал родник. Добрые люди сверху, над родником, поставили деревянный домик – терем. И получилось, что речка берет свое начало “из терема”. Постепенно это название прибрело краткую форму – Истерьма.

Церкви Боровска – миражи и существующие.

Когда разглядывали краеведческую карту, то обратили внимание, что значки-обозначения церквей на плане города нарисованы разным цветом. Преобладал серый. Оказалось, что это храмы, которые были разрушены и уничтожены… Сколько же их было. Целое созвездие. А сейчас, можно пересчитать по пальцам.

Не забываем, что до сих пор город Боровск – староверческий, поэтому и храмы здесь половина православные, а половина старообрядческие.

Попытаюсь сейчас найти храмы, изображенные на Глобусе Города и объяснить, где они находятся.

Автобус на фоне церкви – Храм-гараж. (Мимо ехал Лужков и сказал: «Надо восстановить»).

Похоже, что это старообрядческая Церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы на ул. Коммунистической. Она сейчас восстанавливается. Но смотрится, безусловно, дико – на фоне припаркованных автобусов и прочих грузовиков.

Керосиновая лампа на фоне церкви – Спас на керосине (при фашистах – конюшня).

Догадаться где это, помогло название – Спас. Думаю, что речь идёт о Церкви Преображения Спаса на Взгорье на ул. Берникова (Медынской). Её видно от площади – бело-розовая, она недалеко. Сейчас восстанавливается.

Крест на фоне церкви – Храм-водокачка.

Наверное, это православная Церковь во имя Воздвиженья Креста Господня на ул. Мира (пересечение с ул. Володарского). Написано: используется не по назначению. Видимо в городе до сих пор дефицит зданий, которые можно использовать в водонакачивающих целях. Кроме церкви, ну, просто зашибись – ничего аналогичного нельзя придумать.

Боровск и Космос.

Когда вы читали надпись к фреске с Циолковским, то, наверное, обратили внимание на странное слово «болид». Что это? Оказывается это происшествие имело место быть под Боровском. Весной 1934 года на землю упал огненный шар. Он летел наклонно к земле, ярко освещая местность. За шаром тянулся желтовато-красный прерывистый хвост, оставлявший позади себя светящийся, быстро гаснущий след. Спустя несколько секунд, яркий шар исчез, будто рассыпался. По предположениям это был огромный каменный метеорит не менее полукилометра в поперечнике. Тому были массы очевидцев. И надо же этому чуду природы стал свидетелем скромный и глухой учитель арифметики Константин Эдуардович Циолковский. Здесь в Боровске он снимал квартиру у священника и влюбился в его дочку Вареньку (Варвару Евграфовну Соколову). Здесь они обвенчались. Здесь родилась их первая дочка – Любовь.

В городе есть улица его имени. На ней музей. Хотя в этом доме Циолковский прожил недолго – его затопило во время весеннего паводка Протвы и он с семьей переехал. Говорят, что в музее ничего особенно нет. Но лучше один раз увидеть самим, чем услышать. Даже если это и так, то всё равно посмотреть и прикоснуться как бы к кусочку Космоса здесь в Боровске очень интересно. Хотя Циолковский вообще-то был и очень приземлённым человеком. Он считал, к примеру, что жениться по любви – только тратить собственное время и силы на никому не нужную ерунду, поэтому надо жениться на скромной девушке, которая бы делала всю работу по дому и не мешала бы ему заниматься научными исследованиями. По этой причине, его жена воспитывала восьмерых детишек, а Константин Эдуардович припадал к телескопу и не отрывался, так сказать, от занятий наукой.

Хотя, бесспорно, легкомысленный тон здесь неуместен. Циолковский – был гениальным человеком.

«…Книг было мало, учителей у меня совсем не было, а потому мне приходилось больше создавать и творить, чем воспринимать и усваивать. Указаний, помощи ниоткуда не было, непонятного в книгах было много, и разъяснять приходилось всё самому. Одним словом, творческий элемент, элемент саморазвития, самобытности преобладал. Я, так сказать, всю жизнь учился мыслить, преодолевать трудности, решать вопросы и задачи. Многие науки создавались мной за неимением книг и учителей прямо самостоятельно. … Несмотря на то, что я был проникнут современными мне взглядами, чистым научным духом, во мне одновременно уживалось и смутно шевелилось ещё что-то непонятное. Это было сознание неполноты науки, возможности ошибки и человеческой ограниченности, весьма далёкой от истинного положения вещей. Она осталась и теперь, и даже растёт с годами…»

Также, хоть это и не имеет отношения непосредственно к Космосу, Боровск подарил России таких людей, как флотоводец-адмирал Сенявин (Сенявин родился в родовом селе Комлево, 2 км от Боровска), купец, потомок богатейшего старообрядческого рода Михаил Стекольщиков, который больше известен по фамилии Ря(е)бушинский (по названию села – Рябушки), математик-академик Чебышев (в родовом поместье Окатово и похоронен в ближайшем селе Спас Прогнань ~ 25 км от Боровска), художник Прянишников (в селе Тимашово в 6 км от Боровска), философ Фёдоров (незаконный сын князя Гагарина жил и преподавал некоторое время в начале 1860-х).

Продолжение следует.

(с) http://www.pamsik.ru – здесь размещены полные версии наших рассказов и фото.

При использовании наших текстов – гиперссылка на сайт и указание имя автора – НатА – обязательны.

Время путешествия: Июнь 2007

НатА

Дата:



Прочитайте еще Отзывы о России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.