Карелия – там, где крутится волшебное Сампо. Ч.2 , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Карелия – там, где крутится волшебное Сампо. Ч.2

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о России > Карелия – там, где крутится волшебное Сампо. Ч.2

Кижи. Романтика. У Кижей много эпитетов. Люди при виде Кижей испытывают одинаковые чувства, но выражают их по разному. Поэтому у Кижей очень много названий: это и «северная жемчужина», «серебряное ожерелье Севера», «сокровище Севера», «душа русского Севера», «сердце Севера», «застывшая музыка Севера» и т.д. Витиеватость комплимента не играет роли, просто люди пытаются донести хоть и разными словами одно единственное внутреннее ощущение, что Кижи – это Драгоценность. На Кижах всего три больших церковных постройки: Преображенская церковь, Покровская церковь и Колокольня. Но каких!!!

Кижские церкви – неповторимые красавицы! Утром рассвет окутывает их главки нежнейшими шелками и шифонами – персиковыми, розовыми, алыми, оранжевыми. Днём их касаются солнечные лучи и они загораются золотом, искрят и переливаются. Вечер накидывает на купола струящийся серебристый атлас. Кижи – имеют уникальное свойство. Они красивы всегда, в любое время суток, в любую погоду.

Есть ли логика у красоты? Можно ли красоту измерить количеством восьмёриков, четвёриков и прирубов? Нужно ли, к примеру, считать главы у Преображенской церкви. Их 22. От того, что вы узнали их количество, вам стало легче? Вы разгадали тайну? Вы поймали неуловимое?

Кижи – это фантом. Это грёза. Это неуловимость. Это ускользающая красота. Каждый человек, приехав сюда, увидит свои Кижи. Пишут, что Преображенская церковь похожа на «корабль» и на «пирамиду». Сколько мы не стояли, сколько не вглядывались – не похоже на корабль, ну не похоже. Никак. Вот только приходит в голову одна странная мысль. Если только на звёздный…

Обычно туристы имеют возможность любоваться Кижским ансамблем с утра до вечера. А интересно, как всё это выглядит ночью, особенно звёздной? Вот если представить себе ночной бархатный чернично-синий купол неба. И звёзды рассыпанные по нему. И воды Онего-батюшки, отражающие свет этих звёзд. И силуэты этих дивных церквей под Полярной звездой – осью мира и Большой Мед-Ведицей – ковшом с мёдом… На фоне ночи они действительно похожи на Звёздные корабли или ракеты… Вот только они здесь готовятся взлететь к звёздам? Или уже приземлились на этом удивительном острове?

Утром уже будет всё по другому. Утром Кижи опять превратятся в церкви.

Ещё одна странная мысль. Кижская Преображенская церковь похожа на женщину. Мать. Если присмотреться, то линии бочек (выглядящие как срезы луковиц) похожи на две сложенные вместе, но чуть разведенные в стороны ладони. Вот сложите ладони вместе, как будто вы молитесь. Немного разведите ладони, только пальцы касаются друг друга. Такая крыша получается. А под этими ладонями прячется луковка-маковка, как будто ребячья головка. У матерей такие жесты – оберегающие как бы дитя. И если приглядеться, создаётся поразительное ощущение, что у этой церкви много-много рук-ладоней, и каждая бережно прикрывают новую маковку.

Ещё одна странная особенность Кижей – если вы смотрите даже на самое нижнее брёвнышко на церкви, глаз сразу цепляет и ведёт наверх. Глаза просто улетают ввысь. Вы обязательно закончите линию – снизу, вверх и в небо. Понятно, что на любое высокое здание мы смотрим с запрокинутой головой. Но здесь совсем другое. Здесь минимум отвлекающих деталей. Только вы, церковь и небо. Основной фон, откуда бы вы ни посмотрели на церковь – это небо. И силуэт церкви с луковками и тонкими невесомыми крестами. Объёмный – если вам помогает солнце, плоский – если вы смотрите против него.

Загадки.

Поражает не только исключительное высочайшее мастерство плотников. Мастерство – это только одна грань. Одна загадка Кижей. Удивляет здесь многое.

Расположение. Кижские церкви построены на одном из самых узких мест острова, практически голом, покрытым одной лишь травкой, и поэтому прекрасно воспринимаются с воды с любой стороны. Но при этом для крестьян из соседней островной деревни и для моряков, проплывающих по проливу, Кижи будут выглядеть по разному. Для первых (с востока) – на фоне темной горы, для вторых (с запада) – на фоне неба.

Кижский ансамбль – не один, он буквально окружён церквями и часовнями на разных островах. Если представить себя чайкой, подняться в небо над Онего и посмотреть сверху, то все эти деревянные постройки Кижских шхер построены не в хаотичном беспорядке, а образуют между собой определённые знаки, фигуры. Это можно назвать «созвездием». Но можно и использовать геометрические термины. Например, часовни Волкоостров-Еглово-Подъельники образуют равносторонний треугольник. А треугольники, образованные парными часовнями Воробьи-Телятниково, Кижским ансамблем и часовней в Корбе приблизительно подобны. Впрочем, математика здесь не важна, главное – что всё вместе, вся композиция часовен и церквей, объединяя все части в целое, образует магические зрительные связи и оказывает сильнейшее психологическое воздействие.

Земля. Кижи – это небольшой островок, Здесь очень необычная земля. Странная земля. На острове необычайно чёрная почва, которая связана с горной породой, называемой «углистым сланцем», «кижским чернозёмом» или «северным антрацитом». Это шунгит – древнейший и загадочный камень, который обладает доказанным свойством поглощать негативную энергию и гармонизировать окружающее пространство. Может быть, древние карелы знали об этом и поэтому выбрали этот остров для проведения своих магических плясок и хороводов? (финское “Kizat” переводится на русский как игрища).

Удивительное мастерство плотников. Есть такое понятие в архитектуре – принцип «золотого сечения». Это идеальные пропорции красоты. Это означает, что здания, построенные по этим правилам всегда будут неподвластно времени невероятно красивы, и человек, глядя на них, всегда будет чувствовать себя хорошо. Золотое сечение – это пропорции молекул органической, живой материи. Пифагор обозначил это понятие греческой цифрой «тау», т.е. 5/3, 8/5, 13/8 и т.д. Греки присвоили себе это открытие. Хотя есть одна древняя легенда, по которой древние греки использовали ведические знания древних славян, а не наоборот. Кижские церкви построены по этому «золотому» правилу.

Так откуда русские мастера знали эти пропорции? Кто они были эти люди – строители всех этих дивных церквей и часовен? Просто строители или ведуны из карельских лесов? Кто они были? Русские, карелы, чудь? Откуда они пришли сюда на Кижские шхеры? И почему здесь остались? Откуда у них такие знания? Церковь Преображения предположительно строилась 10 лет! Столько лет плотники жили на острове Кижи и строили, но даже своих имён не оставили потомкам. Говорят только, был какой-то мастер – Нестор. Говорят, что после того как работа над Преображенской церковью была закончена, он закинул свой топор в Онего со словами: «Не было такой никогда и не будет более!».

Кижи удивительным способом заставляют вас думать. О чём? Хороший вопрос. Вернее интересный ответ.

Когда вы смотрите на пышные дворцы Версаля, о чём вы думаете? – об амурах и о богатстве короля, не так ли? Египетские пирамиды – вызывают давящее чувство собственной ничтожности. Греческие мраморные храмы – лёгкость, подъём, красота – Эллада, одним словом.

А здесь деревянные деревенские храмы. Ну почему они отпечатываются в сознании так сильно и так глубоко? За внешней простотой кроется глубинный смысл? Тут не было ни тысяч рабов, ни образованных архитекторов. Пришли мужики из леса. Топором помахали. И всё. А ощущение такой Чистоты и Света. Что это? Почему в книге отзывов один французский турист написал так: «Мне 70 лет. Но сегодня я увидел Кижи! И мне 17!». Кижи – это эликсир молодости?

Раньше, экскурсоводы, водившие группы по острову, упоённо рассказывали такую легенду, что во времена Отечественной войны одному военному лётчику-шведу-нацисту был отдан приказ скинуть бомбы на Кижи. Лётчик подлетел к острову, но не смог этого сделать, не мог разрушить дивный ансамбль, поэтому скинул бомбы в другом месте, и тем самым спас Кижи. Туристы внимательно слушали. Но однажды от дотошных шведов пришло уведомление, что они проверили эту информацию и уверяют, что не было такого лётчика, и не было такого приказа. Ну что за люди, зачем нам их расследование, зачем разрушили такую хорошую легенду?…

Экскурсия по острову: Высадка в Кижах. Покупка билетов.

Наш «Метеор» причалил, массы туристы дружно высыпали сначала на причал, потом через мостик на берег на небольшую торговую площадку, густозаставленную сувенирными ларьками, прилавками и маленькими кафе, потом перешли на деревянные широкие мостки, которые ведут прямо до домика-кассы, купили билеты (с экскурсоводом – 130р., без – 95р.) и рассеялись по острову. Нам каким-то удивительным образом очень повезло. Почему-то народ заскопидомничал и никто не покупал билеты с экскурсоводом. А время на посещение учитывает часы прибытия/отправления обратно вашего теплохода и специально рассчитано так, чтобы успеть всё посмотреть, и не опоздать на посадку. Поэтому женщина-контролёр вздохнув, сказала, что поскольку время идёт и ждать мы больше никого не можем, то нам, как к иностранцам!, приставляют индивидуального экскурсовода. Здорово. Девушка с прибалтийским именем очень интересно, с подробностями, детально ведёт нас и рассказывает о Кижах.

Кстати, все туристы, сэкономившие 35р. на экскурсоводе, бешено фланируют около нас, делая вид, что прогуливаются, при этом отчаянно прислушиваясь к рассказам. Странные люди и странная экономия.

Почему Кижский – погост? Слово погост имеет три значения, в т.ч. это административная единица: группа деревень, связанная общим управлением. В центральном селении погоста всегда возводилась церковь. В нём, как ни странно, не только проводились службы, но также и разные сходы, и прочие деревенские общественные мероприятия. Название «погост» распространялось с места, где находился храм, на весь округ, тянувший к этому храму. В 18в. погост «в Кижах на Онеге озере на островах» объединял около 130 деревень.

Церкви в Кижах.

Преображенская церковь (1714) – Покровская церковь (1764) – Колокольня (1874).

Какая удивительная временная цепочка. Сначала построили первую церковь, через 50 лет вторую, а через 170 возвели Колокольню.

Главная церковь – Преображенье Спасово (Преображенская, Преображения Господня). Это восстановленная церковь. А первая (вернее это была не церковь, а маленькая часовня) раньше стояла на Нарьиной горе – самом высоком месте острова, почти его геометрическом центре – и сгорела от удара молнии. С Нарьиной горы и сейчас открывается поразительный вид на все пространство Кижских шхер. Высота церкви – 37м (~6-этажный дом). Количество главок – 22. Количество ярусов – 5. Иконостас церкви в Великую Отечественную по приказу благородного русского финна Маннергейма был бережно вывезен в Финляндию, тщательно изучен крупнейшими финскими специалистами, закаталогизирован, отреставрирован и отдан обратно после окончания военных действий. А в России росписи подкупольного «неба» (так назывался потолок в деревянных церквях) были сожжены пьяным сторожем местного Дома культуры, который истопил ими печку… Небо было большое, голубое, всё в золотых звёздочках… Церковь срублена из сосны «насухо», т.е. без прокладки из мха. Поэтому она летняя, холодная. Уникальная продуманная система водозащиты – потоки дождя плавно текут по куполам и бочкам не попадая на стены. 19 августа в Преображенской церкви празднуют Преображение Господне.

Другая церковь – Покров Святой Богородицы (Покровская). Ниже, меньше и проще по архитектуре. Её главки (купола) напоминают царскую корону. Количество куполов – 10. Зимняя, тёплая. Резное высокое крылечко. Иконостас – заонежские старинные иконы. Среди них есть совсем древние, крестьянские, оригинального северного письма. 14 октября в Покровской церкви отмечают Покров Пресвятой богородицы.

Колокольня. Шатровая. Есть звонница. Высота – тоже 37м.

Весь этот деревянный ансамбль всефасаден – парадной стороны нет, он одинаково красив со всех сторон. Всё смотрится неотъемлемо и на удивление гармонично. Видно со всех сторон и всегда разный ракурс.

Ограда, которая окружает эти три драгоценные постройки очень впечатляет. Она воссоздана по сохранившемуся образцу, и самое интересное в ней – это огромные валуны-фундамент.

Главы церквей покрыты деревянной черепицей, изогнутыми дощечками из осины – лемехом. Новые они светло-жёлтые, а со временем начинают отливать серебром. Серебристый осиновый лемех – хамелеон: на восходе солнца купола становятся розовыми, на закате – оранжевыми, в белые ночи – серебряными. Лемех – это хитрая штука. Для него используется только особенная древесина: ни молодая, ни очень старая осина не годятся. Его чрезвычайно трудно выкалывать, потому что у каждого ряда на куполах – свой размер лемешинки: на бочке — один, на главках – другой. Опытный мастер-плотник в день может вытесать только 30-35 штук. Для одной церкви только лемех заготавливали – два года!

Все постройки прошли и проходят тщательнейшую реставрацию. И своей сегодняшней красотой они благодарят не сколько древних мастеров, сколько современных плотников, невероятных умельцев, местных старожилов, которые практически вручную перебрали их по бревнышку. Преображенская церковь закрыта на реставрацию до 2014 года. Реставрация её – архисложная. Нужно поднять отдельные части церкви и заменить повреждённые брёвна (20-30%). Поднимают 500тонную махину способом, древнее самих построек – с помощью ваг, как в 16 веке. Таким путём убирают гнилые брёвна и меняют их на новенькие. Каждую лемешинку тщательно очищают ото мха. Иконы кропотливо восстанавливают. В 2014 – добро пожаловать всем в Преображенскую церковь.

Экскурсия по острову: Продолжение.

Мы заходим в Покровскую церковь. Мы заходим в дом Ошевневых. Мы заходим в дом Елизаровых, в баню и ещё какие-то постройки.

Единственное, у меня случился казус – вдруг неожиданно наступило пиковое время действия таблетки от укачивания. Отъезжать я стала, сидя на крестьянской лавке у русской печки в доме Ошевневых. На лице у меня появилась блаженная улыбка, глаза стали смотреть в разные стороны и наполнились элегией, голова стала покачиваться на тонкой шее, как одуванчик, а язык не складывал слова в предложения. «Ааа, скаааажите, эээээ, вот ааааа ээээ». Вобщем, мне безумно захотелось спать. И место для этого я приглядела себе просто отличное. В крошечной баньке, заросшей осокой прямо на берегу озера. Легла бы себе спокойно на полочку, прикрылась бы холстинкой и прикинулась бы музейным экспонатом. Тем более что на острове масса гуляющего народа в национальных костюмах.

Мне было так неудобно перед экскурсоводом. Глаза слипались, язык заплетался и тормозил, и больше всего на свете мне хотелось распрощаться с отличным гидом и убежать, чтобы хотя бы просто посидеть на мостиках в камышах. Муж сначала удивился моему состоянию, но метров через 100 (таблетку он принял позже меня) в очередном крестьянском доме отъехал и он.

Но девушка, навидалась уже, наверное, таких чудиков-туристов, мы не первые и не последние, поэтому железно довела нас до последнего экспоната и только потом убежала. Всё, что мы могли выдавить из себя, было благодарное блеяние: «Спааа…сии…». Вот в этом минус индивидуальной экскурсии, если вдруг возникнет желание испариться из коллектива, то этот номер у вас не пройдёт.

Крестьянские деревянные постройки.

Дом Ошевневых очень интересен. Во-первых, он полностью изукрашен деревянной кружевной резьбой с древним оберёговым орнаментом (избегаю слова языческий, потому что оно совершенно неправильно). Особенно впечатляет ажурный коник под углом крыши. Внутри очень интересно не только посмотреть, но и почувствовать жизнь крестьянской семьи. Тут женщины печку топили, сети сушили, люльку качали, ткали. Причём самая распространённая детская игрушка для девочек – это деревянная кукла (чурбанчик) и крохотная прялка, а у мальчиков – деревянные санки и качающийся коник. Ткали, что интересно, только в сорокадневный Великий пост. С утра до вечера. Лён, который здесь же у себя на огородах и высаживали, потом собирали, теребили, размолачивали, сучили. Женщины ткали полотна, плели рыбацкие сети и верёвки, а девушки – себе приданое. Мужчины занимались рыбным промыслом. На особых северных лодках – «кижанках». Для разных целей лодки были тоже разные: чтобы плавать недалеко от дома строились лодки длиной до 6м, чтобы выйти в открытое озеро – до 8 и более.

Семья Ошевневых жила в своём родовом доме в деревне Ошевнево, состоящей всего из 4х домов, недалеко от Кижей. Семья была многочисленная, дружная, работящая, состоящая из 3-4 (!) поколений. Отменные рыбаки – держали шесть мереж, ловили лосося, щук, лещей, ряпушку, продавали её на материке. Дом запустел при Красной власти, когда семейство вынудили отдать в колхоз «трех телят, лошадь, четырех овец и трех коров (одну оставили…)». После этого глава дома уехал на Оленьи острова на известковые разработки. Те, кто выжил из большого семейства, переехали на материк в Петрозаводск, а этот дом оставили.

Крестьянские северные промыслы.

В крестьянских домах, на тропинках, на лавочках – находятся люди в национальных карельских костюмах. Они могут заниматься чем угодно – прогуливаться, ткать, прясть, выстругивать игрушки. К одному такому мастеру резчику нас подводит экскурсовод. Игрушки из строганных чурбачков – уникальные, не в смысле сложности работы (она достаточно примитивна), а в смысле сохранения древних-предревних традиций. Мастер не очень словоохотлив, с трудом вытащили у него, названия трёх фигурок – Конёк, Полкан и Леший. Я же рассматриваю удивительную бабу. Это кукла-панка. По сути это небольшой столбообразный чурбанчик-чурочка, с грубовато вытесанными округлой головкой, талией, подобием юбки. Это древняя культовая фигурка. Баба. Богиня Макошь. Ну, надо же… Все эти фигурки можно купить, но мастер в вышитой белой рубахе и войлочной шапке что-то бормочет про «уникальность промысла», а поэтому цены указаны в евро, самая маленькая цена – 15, и покупают их явно только иностранцы.

Рядом сидит молодая женщина и на специальном старинном инструменте – бральнике, ловко перепутывая разноцветные нитки, у вас на глазах плетёт пояс. С оберёговым орнаментом, конечно. Цена от 700р..

Чтобы обойти тот кусочек острова, где находятся его главные деревянные сокровища, требуется около трёх часов свободного прогулочного шага. Мы как могли, поблагодарили и попрощались с экскурсоводом, облегчённо вздохнули, расправили плечи, посидели на широком мостике у воды, нафотографировались, и двинулись в сторону причала. Кстати о гадюках. Около касс, когда вас пропускают на территорию заповедника, все предупреждают об опасности. Но наша экскурсовод сказала, что это в основном перестраховка, потому что первый и последний раз был покусан один слишком увлечённый гид, забравшийся в траву лет 25 назад. Сейчас все зелёная травка, все лужайки и пригорки на острове тщательно выбриты газонокосилками, а застрессованные змеи людей боятся не меньше, чем те же люди их.

Другие достопримечательности Кижей.

На Кижах ещё есть достопримечательности – природные. Это два горячих карстовых источника, озовая гряда (валообразные извилистые гряды-сопки – следы древних ледников) и Древняя липа (в северной части).

Интересно, что когда мы только подходили ко всем этим прекрасным постройкам, то было ощущение, что двигаешься ты и ансамбль идёт тебе навстречу. Теперь уходим. А Кижи идут за нами.

Кижам невозможно сказать «Прощай», только «До свиданья».

Знакомство с Петрозаводском. Прогулка по городу.

Нам сразу и очень понравился Петрозаводск. Что-то в нём есть. Классика, карельская сдержанность, русский пофигизм, финское знаменитое спокойствие. Очень симпатизировало, что город не испорчен новостроем. У него сохранён облик, пускай местами уже старенький, но это очень важно.

Петрозаводск похож на бабочку. Главная и центральная улица Ленина ведёт от ж/д вокзала до Онежского озера. Сверху вниз. Потому что город раскинулся, видимо на склоне холма и вокзал его самая высокая точка, почти вершина. Озеро – внизу. А вправо и влево от центральной улицы, как бабочкины крылья, раскинулся сам город. Очень зелёный. С фонтанами и непонятными прямолинейному русскому человеку скандинавскими памятниками-финтифлюшками. Мы привыкли к нашим классическим памятникам, вытянутые фигуры Шемякина уже критикуем, а тут нужно оценить красоту, к примеру, завязанной в узел куска металлической трубы.

Что мы знаем о Петрозаводске?

Столица Республики Карелия. Основан по указу Петра I в 1703г. Расположен на берегу красивейшего Онежского озера (тянется по его побережью на 22км). Шведы называют Петрозаводск – Onegaborg.

Цвета национального карельского флага – красный, синий и зелёный – это цвета солнца, водных и лесных богатств Карелии. Флаг Петрозаводска – белый с голубой каймой в виде волны. В верхнем левом углу герб города, который представлен в виде щита, разделённого на две части. В верхней части щита на золотом поле изображены выходящая из лазурного облака рука, держащая лазоревый овальный щит и сопровождаемая внизу четырьмя пушечными ядрами, соединенными крестом из морских цепей. В нижней части герба на разделенном 3-мя зелеными и 2-мя золотыми полосами поле изображены 3 железных молота, как знак «изобилия руд и многих заводов в сей области».

Коренное население – карелы, финны, вепсы. Русских – 75%. Интересны, что карелы делятся на 2 группы: ливвики (Приладожье) и людики (Прионежье).

Карельский язык считается одними учёными – финским диалектом, а другими (их большая часть) – самодостаточным языком.

Есть ПетрГУ – универ, прямо в самом центре, на ул. Ленина, напротив Студенческого бульвара с авангардным фонтаном и колонной с корабликом.

Есть 5 театров, в т.ч. Русский (драматический) и Национальный, в котором все пьесы идут на карельском и финском и работает синхронный перевод для остальных.

Есть знаменитый Онежский тракторный завод, тоже почти в центре города на месте не менее знаменитого старинного Александровского пушечно-литейного завода. Кроме пушек, здесь ковали и другие вещи, в т.ч. дивный ажур практически всех питерских парковых оград.

Онежское озеро – любовь города, его озёрная драгоценность. Длина – 290км, ширина до 70км. Максимальная глубина – 150м. Площадь зеркала ~ 10тыс.кв.км. С и С-З берега скалистые, Ю – низкие. Впадают реки Шуя, Вытегра, Водла, Суна и др. Вытекает река Свирь.

Улица Ленина спускается к озеру и выводит прямо на Советскую площадь к памятнику Отто Куусинену (государственному карельскому деятелю), к мэрии, роскошному загсу, к строящейся Ралифом Сафиным (папаном Алсу) прямо рядом с озером ультра-новой гостинице и симпатичной беседке на набережной – Петровской ротондой.

Набережная великолепна. Она отделана карельскими камнями: гранитом, диабазом, шокшинским малиновым кварцитом. Набережная сделана очень по умному. Она замечательно и естественно вписывается в приозёрный пейзаж, она не отделяется каменным парапетом резко и высоко от озера, а наоборот располагается практически в одной плоскости с ним, только лишь чуть-чуть повыше. Поэтому, гуляя по ней, всегда очень явно ощущается его живое присутствие, от Онего всегда веет такой сдержанной мощью… От Ротонды по набережной можно пойти и влево, и вправо. Только по левой части гуляет значительно меньше народу, потому что, наверное, все уже устают – набережная длинная.

Направо от Ротонды набережная ведёт к порту и Водному вокзалу – это её самая оживлённая часть. Петрозаводск, оказывается, очень общительный город и у него есть друзья – города-побратимы. Эти продвинутые побратимы задарили городом скульптурами-подарками, которые стоят вдоль всей набережной на широкой зелёной ленте газона или прямо на ней.

Нойбрандербург (Германия) подарил композицию «Под звёздным небом», символизирующую кусок этого самого неба над этим самым германским городом.

Ла-Рошель (Франция) – «Спящую красавицу», означающая связь человека и карельской природы.

Варкаус (Финляндия) – «Волны дружбы».

Дулут (США) – «Рыбаков».

Мо и Рана (Норвегия)– «Место встречи».

Умео (Швеция) – «Дерево желаний».

Что подарили Йоэнсуу (Финляндия), Тюбинген (Германия), Брест (Белоруссия), Николаев (Украина), Эчмиадзин (Армения) в этой авангардной скульптурной мешанине понять сложновато.

Не подумайте, кстати, что это дежурный, всем известный, перекатанный откуда-то список скульптур. Я его долго искала и привела полностью, обычно в путеводителях даются фрагменты. На самих скульптурах, тоже кстати, не всегда присутствуют поясняющие и удовлетворяющие туристическое любопытство таблички – кто, что, откуда – а интересно, ведь? рџ™‚

Есть скульптуры симпатичные и легкопонятные, например «Рыбаки», сплетённые из перепутанной проволоки, хотя я сначала подумала, что это люди под облаком, а не с неводом :(… Извините. Есть также скульптуры, обладающие, видимо, настолько глубинным подтекстом, что нам с нашим мышлением трудно понять сложносочинённый европейский необузданный полёт фантазии. Например, стоит длиннейшая стальная труба с какими-то витиеватостями на вершине. Что это означает и кто такой подарок нам удружил непонятно, табличка с именем дарителя отсутствует. Но, тем не менее, даже эту трубу гораздо приятнее видеть на Онежской набережной, чем, к примеру, очередного Ильича.

Ближе к Водному вокзалу стоит шведское Дерево с Ухом – одна из самых удачных подаренных скульптур. Хотя оно выглядит не так красиво, как оригинально – такой выкрашенный тёмной краской голый ствол какого-то дерева, тёмные сучья украшены бантиками и ленточками, а посредине большое человеческое ухо. Выглядит, правда, немного по-людоедски. рџ™‚ В ухо надо шепнуть желание.

Чуть дальше в окружении деревьев спряталась скульптура Петра I. Слава Богу, это не подарок побратимов, а то она могла бы выглядеть в таком случае, как кусок металлолома с глазками-шариками. Пётр Великий здесь изображён молодым, тридцатилетним – именно в этом возрасте он и начал войну со Швецией. Пьедестал своей формой напоминает Российскую императорскую корону. На нём три даты – основания города (1703), год рождения Петра (1672) и третья (1872) – 200 лет со дня рождения царя и 100 со дня основания Александровского пушечно-литейного завода.

За Водным вокзалом располагается небольшой зелёный парк, наша гостиница и речка Лососинка. Оказывается это очень знаменитая речка. Когда-то местные жители ловили в ней лосося, а потом именно здесь Петром был заложен пушечно-литейный завод – Петровский, вокруг него появилась слобода – Петровская, а позже она была возведена в ранг города. Так возник Петрозаводск. На одном берегу речки Лососинки (там, где высится сейчас наша гостиница «Карелия») стояли цеха по отливке пушек, на другом (там, где сейчас берёзовая рощица) – работали домны Петровского завода. Оба берега соединяет мост, который в свою очередь находится на месте бывшей доменной плотины завода. Петровский пушечно-литейный завод (1703) – первый, а Александровский (1773) – второй.

Часть 1я: http://www.ayda.ru/stories/show_story.php?id=12012

(с) www.pamsik.ru – здесь размещены другие наши рассказы и фото.

При использовании наших текстов – гиперссылка на сайт и указание имя автора – НатА – обязательны.

Время путешествия: Июнь 2007

НатА

Дата:



Прочитайте еще Отзывы о России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.