Неуловимая Норвегия – Осло, часть 2 , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Неуловимая Норвегия – Осло, часть 2

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Норвегии > Неуловимая Норвегия – Осло, часть 2

От пристани – по улице прямо, никуда не сворачивая, через 5 минут за развилкой дорог, перед вами –

Музей викингских кораблей

Сайт музея http://www.khm.uio.no/vikingskipshuset/index_eng.html

«Викинги, сотрясавшие мир тысячу лет назад, удостоенные собором в Меце особого поминания в молитве: «И от жестокости норманнов избави нас, Господи!», исчезли, как гунны. От эпохи викингов чудом уцелела великая литература — саги, но лишь благодаря заброшенности Исландии. В Норвегии же находишь три десятка изумительных деревянных церквей — без единого гвоздя, вроде Кижей, только на полтысячи лет старше, — которые по нерасторопности не сожгли в Реформацию. От этих строений пошел фигурный «драконовский» орнамент норвежских кухонь и ресторанов…. Еще от викингов осталось несколько кораблей, будто из реквизита «Сказки о царе Салтане», уцелевших потому, что в них не воевали, а хоронили погибших. Смерть сохраняет».

Петр Вайль «Гений места»

Скандинавский воин проводил почти всю жизнь на корабле, не расставался с ним и после смерти; корабль необходим был ему для загробного плавания. Викинги верили, что крылатые девы, валькирии, уносят души павших в бою в Вальгаллу (своеобразный древнескандинавский рай), где герои каждое утро вступают друг с другом в жестокий бой, но к обеду их раны заживают, и они начинают пировать и бражничать. На этих кораблях воины за пятьсот лет до Колумба плавали в Северную Америку. Существует миф, что германские купцы, соперничающие с норвежскими, перебили всех кормчих, знавших путь в страну Винланд, где люди ходят голые круглый год и растет виноград. Так на долгие годы Европа оказалась отрезанной от американского континента.

Как у практически всех языческих культур, у викингов было принято хоронить свою знать «не с пустыми руками»: в захоронения клади кучу утвари, одежду и обувь, украшения, оружие, а также такие необходимые в загробной жизни санки, лыжи, лодки. Рабов тоже погребали с хозяевами, как же без них в Валгалле! Викингских вождей обычно хоронили в целых кораблях, которые либо топили, обвязав тяжелыми цепями и привязав камни, либо насыпали над ними целые курганы. Одни из самых последних таких захоронений-курганов были обнаружены в датском Эллинге (об этом я писала здесь http://nat-ka.livejournal.com/166938.html#cutid1 ), но там тревожить покой умерших не решились – за века вокруг выросло кладбище. Есть у братьев-датчан и свои викингские ладьи, затопленные близ Роскилле, и датчане, как и норвежцы, открыли свой музей викингских кораблей. Фото и описание здесь http://nat-ka.livejournal.com/155304.html#cutid1 ).

Но и норвежцы не ударили в грязь лицом, открыв музей со своими тремя кораблями-ладьями. Пролежали они добрую тысячу лет на дне морском, оттого и сохранились неплохо. Сразу у входа перед вами – Осебергский корабль, украшенный искусной резьбой по потемневшему дереву. Считается, что корабль некоторое время использовался по назначению – бороздил просторы фьордов, но не был приспособлен для открытого моря – такая прогулочная яхта для короля викингов. Обнаружила корабль в 1904 г. экспедиция под руководством профессора Густавсона, и было заметно, что здесь уже побывали расхитители гробниц, которые оставили 14 лопат и носилки, видимо, забравшие все золотые и серебряные украшения. Однако до кормы мародеры не добрались, и кроме викингских утвари и инструментов ученые обнаружили женский ткацкий станок и два приспособления для изготовления лент, остатки ковров и материй, а также два женских скелета – 30 и 50 лет. Считается, что старшая была женой викингского короля, Асой.

Исландские саги XII в. рассказывают нам следующее: «Гудрёдом звали сына Хальфдана, который после него стал королем…Гудрёд послал своих гонцов в Агде (юго – западную Норвегию) к королю Харальду, который там правил. Гонцы должны были просить отдать его дочь Асу королю в супруги, но Харальд им отказал…Вскоре после этого Гудрёд вышел в море с большим войском и прибыл в Агде…Он увез дочь короля Харальда Асу с собой и сыграл с ней свадьбу». Короля ждала незавидная участь: когда он отправился собирать дань со страны, в один из дней слуга королевы пронзил его копьем. Королеву, однако, никто не тронул и пальцем, она умерла в своей постели в 50 лет, вскоре после рождения внука, Харальда Прекрасноволосого, который в 872 г. установил господство над всей Норвегией. Эта же сага повествует, что сын убитого короля Гудрёда от первого брака, Олаф, стал королем после своего отца, болел подагрой, и был погребен в Гокстаде (в саге – Гьёрстад), это третий корабль в музее. Вторая женщина, как показывают последние исследования, является первой женой короля Гудрода (Gudrød), Алвхильд (Alvhild).

Удобнее всего любоваться всеми кораблями со специально выстроенных балкончиков, откуда их можно окинуть взглядом целиком, да и в кадр они влезают почти полностью. Снимать, к слову, можно во всех норвежских музеях, и никаких денег сверх входного билета за это не требуют, за что им мои респект и уважуха. Между корабликами изящно дефилировала кругленькая улыбчивая барышня в традиционном норвежском сарафане, которая охотно позировала со всеми туристами. Поскольку я сниматься с кем-то не люблю, снимала ее просто на фоне кораблика, за что и поплатилась – барышня получилась смазанной, поскольку вертелась

Сохранившийся фрагментарно – дно и часть бортов – Тунский корабль, за ним выставлены тройка лодочек и шалашики из того же потемневшего дерева, что и ладья – судя по развешенным по музею фото, лодочки тоже были погребены вместе с ладьей, а утварь, оружие и украшения были упрятаны именно в такие шалашики на палубе. Эти лодки, которые лежат в музее близ Тунского корабля, были найдены на палубе корабля из Гокстада, от них археологи обнаружили лишь обломки, реконструировать которые стало возможным лишь через несколько десятилетий. Находки со всех трех кораблей выставлены здесь же – в витринах: резные носы викингских кораблей в виде зверских чудовищ, лыжи, ножи, даже санки!

Последний корабль – Гокстадский (850), именно на таких ладьях викинги открывали Исландию и Северную Америку, а в 1991 году (в честь 1000-летия открытия Америки Лейвом Эрикссоном) точная копия корабля – «Гайя» – из Саннефьорда доплыла из Норвегии до Америки. Открыли его от скуки: посреди захудалого крестьянского двора в местечке Гокстад многие годы высился курган, прозванный королевским, который хоть был вспахан, высился над землей на 4 метра! Сыновья крестьянина от нечего делать решили вскопать холм – а ну как там сокровища? Очередному разграблению захоронения помешали односельчане, давшие знать в Осло кому следует – и летом того же года здесь начались раскопки. Судно находилось в яме глубиной 1 м и сохранилось благодаря глинистой почве и синей глине, которой было залито изнутри. На палубе обнаружили 12 лошадей и 6 собак, в уже разграбленной гробнице – скелет пожилого мужчины, страдавшего от подагры (согласно саге, это и был король Олаф). Корабль был снабжен веслами, парусом, якорем и провиантом, как для долгого плавания, и имел особую сходню для перехода на берег. На борту находился также шатер, шесты которого были украшены резьбой и завершались головами драконов и, как щиты, раскрашены черной и желтой красками. На планшире висели, перекрывая друг друга, 32 щита из дерева диаметром около 1 м. Большие и малые сосуды из дерева, медный котел для варки пищи, стальной котел на трех ножках, чаши, блюда и тарелки из дерева, а также деревянные сани дополняли снабжение.

«… Приют ладей, уносивших в последний путь отчаянных храбрецов. … Почерневшие гладкие бока нависали над головой, неожиданно обрывались провалами рассыпавшиеся судна. Никогда больше не взрежут воды источенные двухметровые вёсла. Но всё так же гордо возносятся к сводчатому потолку тонкие изгибы киля, безжалостно рассекавшие волны, несясь на встречу неведомому. Вырвавшиеся из-под земли, разубранные и изукрашенные замысловатой резной вязью, теперь они внушают не страх, скорее грусть. Я глядела на надменные остовы, на сани, чудно разузоренные и щетинящиеся гвоздиками, на которых крепилась невидимая паутина лески, не позволяющей им сей же час рассыпаться в прах. На головы не то змеев, не то драконов, скалящих зубы, оцепенев от ужаса, который сами должны были наводить. На конские морды с пустыми выкаченным глазами. Изящные гребни, лишившиеся половины зубов. Тонкие кованые украшения. Вещи, сменявшие свои краски на одну черноту, в которой провели долгие столетия, некогда новенькие и сверкавшие, а теперь сочащиеся временем, сыростью и холодом. Это очень впечатляюще. И очень-очень грустно. Даже школьная экскурсия, прибывшая, когда я уходила, вдруг прекратила галдёж и застыла перед осебергской ладьёй, впрочем, их-то замолчать заставили совсем другие мысли».

Народный музей

Сайт музея http://www.norskfolkemuseum.no/

Расположен в 3 минутах пешком от Музея кораблей викингов: от площадки, где паркуются туристические автобусы, вы идете не вверх, к дороге, по которой пришли от пристани, а вниз, где по правой стороне увидите белое явно старинного вида здание – это ворота следующего музея.

Нужно отметить, что бродить по таким музеям мы перестали примерно года с 2005, когда попали под проливной дождь под Великим Новгородом и мокрые, как мыши, пытались вернуться из Витославлиц обратно в город (рассказ о Новгороде и фото здесь http://www.talusha1.narod.ru/travel/russia/novgorod/novgorod_txt.htm ). В общем, посмотрели мы их немало в своей жизни, и в России, и в Европе, и решили, что видел 10 – видел все. Оказалось, несколько преждевременно записали мы себя в много повидавших и ничему не удивляющихся/ не восторгающихся путешественников! А виной этому – вот этот самый музей.

Считается он одним из самых больших в Европе (интересно, а есть ли музей, который считает себя самым маленьким?) и был открыт в 1894 г. по инициативе некоего Ханса Ола. Со всей Норвегии стали привозить на Бюгдой старинные избы, мельницы, мастерские, конюшни, даже постоялый двор… Сейчас в музее примерно полторы сотни старинных строений. Для ориентирования на местности в кассе выдают схемку и билет (для владельцев Осло пасс он бесплатный), который полагается прикладывать к турникетам на входе. Уж мы эти билеты и так, и сяк – ну не желали открываться турникеты! В итоге тетка из кассы, увидев через прозрачную стену наши мучения, открыла турникеты дистанционно, и мы немедля просочились через них на территорию.

Тут же сразу попали на квадратную площадь, засаженную по периметру аккуратно постриженными деревьями, под сенью которых стояли лавочки. А как живописно смотрятся на фоне зеленой стены одного из домов на площади алые розы!

Главное здание на площади – что-то вроде Ратуши, перед которой активно позировали две девушки – в норвежском и пакистанском костюмах (не думайте, что я такая умная и отличаю на глаз пакистанский костюм – вовсе нет, мы узнали о том, что он пакистанский, через пару минут, когда вошли в здание – оказалось, что здесь проводится нечто вроде презентации Пакистана).

На двух ярусах были развешены какие-то фотографии и картины, а на первом этаже дефилировали юноши и девушки в национальном, очень красочном и красивом, на стенде на первом этаже стоял стенд с разными книгами и буклетами. Но гвоздем программы, безусловно, стал фуршет, накрытый тут же, на первом этаже. Сервировка там была не бог весть какая: в пластиковые стаканчики улыбающиеся девушки наливали сок, колу и минералку, еще из посуды были пластиковые же тарелочки и салфетки, зато чем там угощали! В емкостях на столах стояли многочисленные восточные сладости, названия которых мне ничего не сказали, радостно чавкая и облизывая липкие пальцы, я классифицировала их просто: вот эта оранжевая вкусная очень! И ту бежевую я тоже хочу! А еще у меня было ощущение, что я ем мыло Lush – кто им пользуется, тот понимает – эти цветные лашевские кусочки мыла так и хочется съесть немедленно. Уж не знаю, на что похож вкус лашевского мыла, но сладости были весьма вкусными. Кроме сладостей, были пирожки, снаружи похожие на чебуреки, внутри оказавшиеся очень острыми, кажется, с мясом, картошкой и баклажанами… Смолотив такой пирожок, я долго обпивалась колой…

Наконец, мы выбрались из этого славного места и потопали насыщаться пищей духовной – то бишь осматривать территорию музея. Ориентироваться тут довольно просто: сразу за зданием Ратуши будет так называемый «Старый город» (Gamle Byen) – так выглядел Осло, или, как он назывался в XVIII веке, Кристиания, каких-нибудь 100 лет назад. Имеются здесь и жилые дома, и аптеки, и магазины, и мастерские (о чем подробнее и с иллюстрациями чуточку позже), мы же пошли под арку площади, напротив Ратуши, дабы осмотреть сперва норвежские избушки. Кои и предстали перед нами минут через несколько.

Одна из избушек привлекла внимание прямо-таки зовущей открытой дверью. Немедля просочилась внутрь: ох, и высокий же порог, и такие низкие потолки! Влезали сюда, поди, согнувшись в три погибели, зато тепло выдувало, наверное, не так быстро. Внутри оказался нехитрый крестьянский скарб: что-то вроде полатей, такая огороженная бортиком лавочка, где лежало сено (позднее, в избах «побогаче», такие спальные лавочки накрывали домоткаными половиками); очаг с золой и котелком над ним (поди на радость туристам костры жгут); в углу – метла и ведерко, которое я радостно потащила к очагу – запечатлеть себя с метлой и ведерком. Судя по отполированным до блеска ручкам ведерка, не одна я была такой хитрой

Неподалеку, на пригорке, стоит знаменитая «ставкирка» – деревянная церквушка XII века, построенная, как и Кижи, без единого гвоздя. В Кижи, будучи в свое время в командировке в Петрозаводске (http://www.talusha1.narod.ru/simple_karelia_2003.html ), мы так и не попали, зато вот норвежскую красавицу посмотрели. Прав автор «Афиши» – как будто из спичек сложена! А вот в чем неправ, так это в том, что церковь все время закрыта – возможно, это действительно было так некоторое время назад, но когда туда пришли мы, она была очень даже открыта. У входа сидел скромный мальчик, видимо, находящийся здесь больше для проформы, нежели для защиты достояния Внутри церквушка малюсенькая, но потолки высокие. Через резные боковые двери можно выйти на этакую галерею, но главное, что здесь стоит увидеть – это алтарная роспись «Тайная вечеря» Кажется, что она нарисована на бересте, но как нарисована! А если взять с собой фонарик, то можно попытаться отыскать на хорах загадочные рунические символы….

Далее нас уводит дорожка, вдоль которой стоят всяческие избушки – некоторые так вовсе на высоком каменном фундаменте. Назначение его открылось нам неожиданно: в густой траве что-то шевельнулось и я прищурилась – под избушкой лежало небольшое стадо барашков, мирно жующих травку. Вот для чего еще можно использовать пространство под избушкой! Чуть поодаль отдельно гуляющий барашек щипал травку, просунув голову между ячейками проволочного ограждения; увидел нас – попытался сбежать, вытащив голову обратно, но не тут-то было! Рога-то пролезть наружу пролезли, а обратно – никак! Муж даже предложил сбегать и сообщить «куда следует», что барашек в беде, но в этот момент он наконец-таки, освободился сам…

По соседству стоит еще массив избушек, чьи крыши поросли травой. В траве на завалинке что-то подозрительно шуршало, приближаясь к нам. Я приготовилась сбежать, как вдруг загадочное существо вылезло наружу – и оказалось небольшой черно-белой птичкой

Тут мы вошли в сектор, который, видимо, наиболее часто посещается туристами, т.к. по улочкам деревеньки ездила повозка, запряженная палевой лошадкой, в огороде наблюдалась пейзанка, половшая травку, а в посещаемых избушках оказывались девушки в национальной одежде, готовые на хорошем английском рассказать вам об истории избушки Палевую лошадку на другом конце деревни приветствовал радостным ржанием вороной жеребец…

Вскоре мы вышли в Кристианию: забавная бензоколонка, как в старых американских фильмах начала века, улочка с милыми домиками, в которых расположены действующие магазинчики и мастерские (серебряных изделий, керамики и пр.), где можно не только купить что-то, но и посмотреть, как это что-то делают (кстати, в серебряной лавке мастером милая девушка). Умилили домишки, на лавочках с которыми сидели девушки в костюмах, прилежно имитирующие вязание, и убранство домиков, особенно маленькая швейная мастерская, где стоял манекен с почти готовым платьем…

«Послонявшись ещё по сельской местности, я вышла в старую Кристианию. Мощёные улицы, белёные домики, бензоколонка Shell, больше похожая на большую жёлто-красную жестянку. Лошадей они, что ли, из неё заправляли? А среди всяких прочих любопытных заведения попалась мне бакалейная лавка. Самая настоящая. С продавщицей и даже с покупателями. Вполне чумазыми покупателями ростом не выше прилавка, но уже со знанием дела сующими носы во все жестянки и запасающимися большущим кульком леденцов. Но больше всего меня очаровали… лакричные палочки! Раньше я таком только в книгах читала, даже и не подозревала, что они ещё на свете остались. Почти с восторгом разглядывала я это чудо, так что начало казаться, что вот она сейчас изогнёт ко мне свою чёрную шею и скрипучим голосом спросит: “Ну, чего уставилась? За посмотр деньги платят!” Нет, за посмотр, конечно, не платя, а сам раритет можно приобрести за 10 крон. Я не стала. Сама не знаю, почему. Теперь вот буду остаток жизни жалеть. Засомневалась, что ли, что секрет изготовления этого лакомства давно утрачен, а это старые запасы распродают?»

А дальше мы двинулись по полуострову к трем следующим музеям… Идти минут 15 мимо прелестных особнячков (один так вообще хвастался канадским флагом на флагштоке), по указателям, когда вы выйдете на финишную прямую, то по правую руку от вас будут Морской музей и музей «Фрама», а по левую – музей «Кон-Тики». Поскольку раньше всего закрывался Морской музей, направились в него.

Морской музей

Сайт музея http://www.norsk-sjofartsmuseum.no/

Музей состоит из двух частей, каждая из которых «живет» в собственном здании. Справа от музея «Фрама», желтой пирамидки, стоит его вполовину уменьшенная копия, так называемый «зал кораблей», а напротив расположен вход в большое краснокирпичное здание, где и есть основная экспозиция. Входим сначала сюда, и на входе же начинаю поражаться: билеты покупает пара молодых ребят с колясками. Когда-то я то ли читала, то ли смотрела по ТВ передачу, где рассказывали, что в скандинавских странах (и в частности, в Норвегии) женщинам сидеть в декретном отпуске и по уходу за ребенком невыгодно, экономически гораздо эффективнее, если с маленьким ребенком сидит отец (то ли пособие гораздо выше, то ли еще что-то в этом роде). Так вот в Норвегии я ни разу не видела с маленьким ребенком в коляске женщину (арабки не в счет), одни молодые папаши. В музее они уверенно приобрели билеты и вместе с колясками направились осматривать экспозицию. Ни в одном музее мира я не видела подобного – вон в Эрмитаже даже мобильный телефон с собой не протащишь, а тут с колясками, с памперсами… Кстати, в Морском музее имеется специальный отсек для кормления и пеленания – рядом с злом, где выставлены полотна, изображающие море во всех его ипостасях: бури, штормы, закаты-рассветы, лунные дорожки…

Но встречает вас зал, в котором выставлены старый ржавый батискаф, несколько лодок и шлюпов (видимо, спасательных), спасательные же жилеты в ассортименте, несколько водолазных костюмов, а также деревянные резные фигуры, некогда украшавшие носы кораблей: как пышногрудые тетки с просоленными лицами, так и жеманный нарумяненный дяденька. А потом мы теряемся в этом многообразии музея, где кроме многочисленных макетов кораблей имеются настоящие фрагменты кораблей: то корабельная кухня, где таинственно светятся медными боками кастрюльки и сковородки, то матросский кубрик, где полки с бортиками, покрытые домотанными ковриками, ну ничем не отличимы от полатей в избах XVII в., то каюта капитана на корабле XX века, где на стене висит карта мира, на которой еще нет России и прочих стран, а есть единая огромная страна СССР. Засмотревшись и тыкая пальцем в карту (в каком музее мне бы разрешили так обращаться с экспонатами!), затем подглядывая за нехитрым рыбацким бытом, я чуть не запуталась в снастях и канатах, которые лежат, миленькие, тут же, и ждут, наверное, нового выхода в море…

Но тут канаты и корабельные комоды, сети и какие-то шестеренки расступаются перед светом, который идет от окна от пола до потолка, стены здесь пересекаются под острым углом, и похоже, что это нос корабля, который рассекает морскую гладь, а ты – штурман, всем этим управляющий. Штурвал прилагается. Для пассажиров на палубе (тьфу, мы же в музее) стоит ряд плетеных стульев, ибо виды отсюда на Осло-фьорд – загляденье! И ни души вокруг, на протяжении всей нашей прогулки по музею! И делаю что хочешь – я не удержалась от озорства и позвонила в судовой колокол. А вот и дверка, за которой лестница ведет вас вниз, ой! Осторожно, тут низкие потолки, еще более узкие лестницы, и вообще – темень! Может, там водятся привидения? Просачиваюсь в кают-компанию: красные ковры, ажурные занавесочки на иллюминаторах, большой стол в центре, еще ниже – каюты пассажиров первого класса. Тесно, темно и довольно страшно, а как люди на таком плавают? Опять приложилась головой о низкий потолок, пора вылезать. А дальше видны витрины с сокровищами, которые были найдены на разных затопленных судах: батарея бутылок, какие-то блюда, россыпь монет, и даже слоновый бивень! Может, его не довезли с Берега слоновой кости? А дальше в пустом кинозале показывают фильм, где в ходе путешествия вдоль норвежского побережья зрители узнают историю национального судостроения…

Отделение напротив еще безлюднее: на входе нас встречает строгая надпись, что, мол, билеты приобретаются в кассе напротив. Открыто, ни души. Показываем свои Осло пасс строгому троллю в витрине и бродим между лодок-долбленок, между старинных корабликов, преследуемые странным запахом. Что это такое? Неужели свежая рыба? Это соленая треска, засушиваемая по особому рецепту рыбаков с Лофонтенских островов, ее здесь довольно много, и это совсем не муляж, рыбешка как будто недавно выловленная. Даже закралась мысль, что работники музея потом растаскивают рыбу себе по домам, а потом заказывают свежую – мол, экспонаты туристы погрызли А кругом ступить негде от обилия корабликов, «здесь разместились уже не модели, а самые настоящие боты. Старые-престарые долбянки, вроде тех, про которые рассказывал радостный теледядька, вёсельные шлюпочки, моторные, помельче, покрупнее. У стены прилепился разрез машинного отделения с машинистом, скорчившимся в три погибели среди хитроумных механизмов, а сверху из капитанской рубки суровым взглядом вперился в меня настоящий морской волк, в кителе, в фуражке, всё по правилам. От неожиданности я даже присела (скажем, в неуклюжем реверансе), но он продолжал смотреть холодным взором в одну точку, откуда я неловко отползала боком. Взором не просто холодным, по-настоящему восковым. Поняв это и сразу осмелев, я показала ему исподтишка язык и поднялась на галерею. Там уютно пристроилась стайка парусных лодочек, отмеченных олимпийскими кольцами, и на каждой проставлен год. Среди них важно завалилась на бок, как мама кошка в окружении чад, парусная яхта, тоже чем-то отмеченная и, несомненно, заслуженная».

Главное украшение второго этажа – заслуженные норвежские гоночные яхты «Dragon (Drake)» и «Soling». Первая была построена в 1928 г. Йоханом Анкером, вторая – Яном Германом Линге в 1964 г. «Дракон» участвовал в семи олимпийских гонках, с 1948 по 1972 гг., «Солинг» – в восьми, с 1968 по 2000 г. (на его боку имеется надпись «Sydney 2000», тогда яхта получила бронзовую медаль Олимпийских игр).

Музей «Фрама»

Сайт музея http://www.fram.museum.no/

У входа вас встретят мохнатые яки, с любопытством оглядывающие вас из-под шерсти, падающей на блестящие глазки. Над кассой – семейка белых медведей, которые кажутся миролюбивыми, пока не взбираешься по лестнице и не оказываешься с ним вровень – и только тогда понимаешь, что у столкнувшихся с ними полярником шансов практически не было… На входе – обилие сувениров: книги, тролли, свитеры с норвежскими узорами, но главное – красавец-корабль, покрашенный, как нарочно, с красный, синий и белый цвета. Перед кораблем стоит его создатель, Колин Арчер, спроектировавший корпус таким образом, чтобы при сжатии льдами корабль выталкивало наверх – ведь Нансен планировал, что корабль вмерзнет во льды и будет дрейфовать к Северному полюсу. Это самый прочный и самый выносливый корабль, когда-либо построенный из дерева – ведь его обшили металлическими листами, снабдили паровым двигателем и ветряной мельницей, вырабатывавшей электричество. «Фрам» – трижды заслуженный корабль: в 1893-96 гг. на нем Фритьоф Нансен исследовал Арктику и достиг Северного полюса, в 1898-1902 гг. Отто Свердруп открыл и исследовал Канадский Арктический архипелаг, в 1910-1912 гг. Руаль Амундсен на «Фраме» достиг берегов Антарктиды и стал первооткрывателем Южного полюса.

В 1936 г. король Норвегии выступил с инициативой – сохранить «Фрам» как гордость всей нации, и предложение было с восторгом принято – корабль привели в гавань полуострова Бюгдой и два года возводили над ним пирамиду с треугольной стеклянной крышей, которую видно из Осло. Как происходило строительство музея, повествуют старые черно-белые фотографии внутри корабля. Да-да, корабль можно осмотреть не только снаружи, с трех ярусов, но и изнутри: излазать судно от машинного отделения до кают, где лежат меховые бурки, меховые куртки и даже меховые штаны участников экспедиции. Над входом в каждую каюту навеки высечены имена ее обитателей и годы, в течение которых они тут жили. Каюты такие малюсенькие, а потолки такие низкие, что кажется странным, что дюжие норвежцы смогли тут поместиться. Все каюты выходят в небольшую кают-компанию. В каюте Нансена на столике стоит фотография его жены и разложен норвежский флаг, что было необычайной смелостью – тогда еще Норвегия была шведской территорией, и поднимать на каждый вновь открытой территории норвежский флаг было чрезвычайно смелым поступком… Когда находишься внутри корабля, кажется, что он все еще прорывается сквозь льды, вдалеке завывает ветер, и скрежещут корабельные машины… конечно, это всего лишь звуковая имитация, но погружение в реальность – полное.

Вокруг корабля на нескольких языках (в т.ч. русском) изложена подробная история строительства корабля и всех его плаваний, выставлены находки отважных исследователей, а на двух верхних ярусах выставлены предметы с «Фрама» (к примеру, миски-кружки со скромной синей надписью Fram), книги, дневники наблюдений, навигационные приборы. Часть снаряжения, а именно: лыжи, палатки, сани, даже чучело собаки – хранятся в музее лыж у трамплина Холменколлен. А еще там рассказано о деятельности Нансена, принесшей ему нобелевскую премию мира, и выставлены всего награды, и даже фотографии с похорон великого ученого, что на мой взгляд, вовсе уж лишнее.

Норвежцы очень гордятся своими героями-путешественниками, слава и мужество которых соперничают с легендами о древних конунгах. Народ даже предлагал Нансену стать королем Норвегии. Но путешественник решительно отказался. Мало кто из этих людей умер в своей постели в кругу родных. Амундсен, узнав, что дирижабль Умберто Нобиле потерпел крушение над торосами Северного Ледовитого океана, несмотря на ссору с ученым отправился на самолете “Латам” спасать гибнущую экспедицию. Путешественник пропал вместе со всем экипажем. Через много месяцев после их гибели были найдены только сигнальные поплавки летательного аппарата. Был среди тринадцати членов экипажа “Фрама” и русский путешественник Александр Кучин. Впоследствии путешественник организовал экспедицию на корабле “Геркулес” от архипелага Шпицберген до Владивостока. “Геркулес” погиб, зажатый во льдах недалеко от Новой Земли, так и не достигнув конечной точки своего путешествия.

«В своё время у Геннадия Фиша я прочитала одну историю. В 1936 году, когда «Фрама» устраивали на покой, уже не осталось в живых ни Нансена, ни Амундсена, никого вообще, кто на нём плавал, кроме штурмана Оскара Вистинга, побывавшего и в Арктике, и в первой пятёрке, достигшей Южного полюса. Ему и предложили стать директором музея. И, как директор, он присутствовал при том, как его родной корабль вытягивали из воды, поднимали кряхтящими кранами, чтобы установить навсегда на бетонное подножье. Вистинг был на палубе, направляя ход работ, “и когда корабль, навеки простившись с солёной волной, встал на железобетонные опоры, сердце старого полярника не выдержало… Оскар Вистинг умер от “разрыва сердца”на палубе любимого корабля»….

А на причале навеки пришвартовано еще одно судно – это «Йоа» Руаля Амундсена, на которой он прошел из Атлантического океана в Тихий вдоль берегов Северной Америки…

Музей «Кон-Тики»

Сайт музея http://www.kon-tiki.no/

В мировой череде великих ученых и мореплавателей, среди которых большая часть – норвежцы, почетное место, безусловно, занимает Тур Хейердал. Еще в детстве я читала его «Путешествие на «Кон-Тики» и удивлялась отважности человека, который решился переплыть целый океан на хрупком плоту. Для тех, кто книгу не читал и географию в школе не любил, краткая справка.

«Кон-Тики» – это плот из девяти бревен из дерева бальса, построенный по древнему полинезийскому методу (плот строили индейцы Перу), на котором Тур Хейердал и 5 его спутников совершили путешествие в 1947 году по предполагаемому маршруту миграции предков полинезийцев из Южной Америки. Хейердал за 101 день проплыл 8 тысяч километров и доказал, что первые поселенцы на Полинезийских островах могли быть родом из Южной Америки, а не из Азии, как до него считалось. Даже название плота – не случайность: так звали легендарного героя, бога и вождя полинезийских сказаний, согласно которым Кон-Тики приплыл с запада в Полинезию и основал первые полинезийские поселения.

«Мы смотрели на проплывавшие над нами облака. На волнующееся, освещенное луной море и слушали полуголого старика, который сидел на корточках и не сводил глаз с угасавших угольков костра.

— Тики, — тихо говорил старик, — был богом и вождем. Тики привел моих предков на эти острова, где мы и теперь живем. Раньше мы жили в большой стране, там, далеко за морем…»

Тур Хейердал «Путешествие на «Кон-Тики»

На плот смотрят истуканы, привезенные сюда с острова Пасхи, а внизу, под плотом (это видно этажом ниже) видно днище плота, обросшее ракушками и морской растительностью, плавает т.н. «водолазная» корзина, а в «воде» плавают рыбешки и огромная тигровая акула, как утверждают – настоящая.

В частном музее, который принадлежит потомкам ученого, почему-то все перепутано: у входа вас встречает папирусная лодка «Ра-2», построенная индейцами же на озере Титикака («Ра-1» затонула при испытаниях), на которой Хейердал в 1969 – 1970 гг. плыл от Марокко до Барбадоса, доказав, что жители Африки в древности могли достигнуть берегов Америки. Лодка вздыблена на волнах (естественно, не настоящих), ее освещает колеблющийся свет, меняющий оттенок с ярко-желтого на синеватый, а на стенах выставлены фотографии из экспедиции, рассказывается, как строилась и испытывалась лодка, но наибольшее внимание нас и группы немцев, прибывших с какой-то конференции, привлекает групповой снимок спутников Тура Хейердала, среди которых легко узнается наш Юрий Сенкевич (будущий бессменный ведущий «Клуба кинопутешественников»).

Затем мы выходим в небольшой зал, где рассказывается о судьбе третьей экспедиции и тростниковой лодки «Тигрис», на которой Хейердал собирался совершить плавание по водам Индийского океана (1977), но сжег ее в 1978 г. знак протеста против войн в Сомали и Йемене. Следующая экспозиция, которая встречает нас, повествует о том, как супруга ученого и он сам прожили год на островах Полинезии, построив себе там хижину и существуя вдалеке от цивилизации, и лишь затем мы увидели «Кон-Тики».

Спускаемся по пандусу вниз, немцы толпятся впереди, возникает темный тоннель, раздаются смешки и шуточки, о, вот и предмет нервных смешков – в темноте небольшого перехода прячется языческий божок, а еще там есть некая дыра, видимо, призванная усилить таинственность места. Внизу как раз можно полюбоваться днищем плота и огромной – во всю длину плота – акулой, а затем повернуться и увидеть вблизи (правда, за стеклом) настоящего «Оскара», которым Тура Хейердала наградили в 1952 г. за документальный фильм о плавании на «Кон-Тики». Сам фильм показывают нон-стоп в уютном темном кинозальчике, чья дверь справа от витрины с призом американской киноакадемии. Посидели, посмотрели минут 20…

И, выходя из музея, я с легкой завистью подумала, как повезло в жизни Туру Хейердалу – человек всю жизнь занимался своим любимым делом, при этом не заботясь о материальной стороне вопроса, и приобретя именно благодаря своему хобби всемирную известность…

В описании музеев полуострова Бюгдой использованы фрагменты (с) Zingerli с сайта http://www.kuking.net

Фото http://talusha.3bb.ru/viewtopic.php?id=830

(c) www.talusha1.narod.ru

Время путешествия: Июнь 2008

Талюша

Дата:



Прочитайте еще Отзывы о Норвегии:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.