Самостоятельно в Венгрию и Вену , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Самостоятельно в Венгрию и Вену

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Венгрии > Самостоятельно в Венгрию и Вену

Будапешт – Сентэндре – Вышеград – Эстергом – Эгер – Дьёр – Секешфехервар – Шиофок – Балатонфюред

Во первых строках моего отзыва хочу поблагодарить всех, благодаря кому процесс подготовки к поездке был максимально облегчен: доброго волшебника Эдуарда Суровцева, Владимира Головко, Вацлава Шуббе, всех тех, кто пишет отзывы, а также мамму мию и папу римского… Не знаю, насколько имеет смысл в пору глобального финансового кризиса указывать цены, но на всякий случай некоторые укажу. (Пока я три дня был в Вене, форинт упал по отношению к евро с 241-244 до 256-260). В принципе, о Венгрии полно инфы в интернете, так что заранее прошу прощения за то, что какие-то вещи неизбежно будут повторять написанное кем-то раньше, и постараюсь добавить что-то новое.

В целом, впечатление от Венгрии у меня сложилось примерно такое же, как и от Вены, – нельзя сказать, что там очень много достопримечательностей, и они прямо супер-пупер, как, скажем, собор Св. Вита в Праге или Колизей в Риме. Не открою большого секрета, если напишу, что в Венгрии просто приятно проводить время. Этому способствуют теплый мягкий климат (в сравнении с Центральной Россией), большое количество солнечных дней, дешевое вино приемлемого качества, городки с уютным историческим центром и множеством кафешек, термальные купальни. Все-таки в советское время правильно делали, когда устанавливали очередность посещения европейских стран. В Венгрию желательно ехать после посещения Прибалтики и, возможно, после поездки в Польшу, но однозначно до Чехии. Как сказала одна моя коллега по работе, посмотрев фото из поездки, Венгрия – это своего рода усеченный вариант Чехии. Вот тут был средневековый замок, тут – ренессансный дворец, а здесь – готический собор. Но всего этого, в отличие от Чехии, уже давно нет, вместо «аутентичных», как любит говорить кое-то, построек – руины или в лучшем случае копии, возведенные в XVII-XX вв.

Про дорогу

Добраться до Будапешта можно разными путями. Из Москвы ехать на поезде через Украину – полтора суток (с учетом перехода двух границ и смены колесных пар). Поезда ходят с Белорусского и Киевского вокзалов, причем это сборные составы, в которых едут российские вагоны в Загреб, Белград, Салоники и даже Венецию, а часть пути компанию им составляют украинские и венгерские вагоны. На момент поездки, в Москве билет до Будапешта в 3-местном купе стоил 3800 рублей, а обратный билет в Будапеште – 4200. Желающие сэкономить едут до Чопа, а дальше – на перекладных – на электричках и поездах местного значения. В международных поездах встречаются контрабандисты, а на обратном пути добрые российские таможенники старательно роются в сумках в надежде конфисковать лишнюю бутылочку вина, «Уникума» или палинки.

На самолете из Москвы до Будапешта можно долететь из Домодедово рейсом крупнейшего венгерского перевозчика – авиакомпании Malev (значительная часть ее акций, как и 2-ой терминал будапештского аэропорта Ферихедь, куда прилетает «Аэрофлот», куплены нашими олигархами). Либо «любимым» «Аэрофлотом» из Шереметьево. У компании, в свое время отхваченной у государства зятем покойного Ельцина, есть «спецпредложение», стоимость которого на сайте компании составляет 150 евро, а со всеми сборами – 8000 рублей, то есть общая сумма равнозначна стоимости билетов на поезд. Но если, например, вы захотите сдать билеты, применяются нехилые штрафы, а в случае неявки на один рейс пропадают билеты сразу в оба конца. Что хорошо, теперь до Шереметьево можно за час доехать с Савеловского вокзала на электричке – она приходит прямо в аэропорт, но потом надо чесать еще минут 10-15 по длиннющим коридорам.

Аэропорт Ферихедь включает 1-ый и 2-ый терминалы, причем последний делится на 2А и 2В. Между 1-ым и 2-ым терминалом ехать на автобусе – минут 15-20. Как уже отмечалось в отзывах, от 2-го терминала в Будапешт ходит автобус 200Е – до конечной станции метро ветки М3 Кобанья-Кишпешт. Но если вы прилетаете в 1-ый терминал, то удобнее сесть на электричку, которая за полчаса доставит вас до Западного вокзала (Нюгать паяудвар). Билеты на автобус можно купить в автомате на остановке, а на электричку – в информационном киоске в аэропорту (билеты на городской транспорт Будапешта на электричку не действительны). Электрички ходят 2-3 раза в час, из аэропорта – с четырех утра до полуночи, а обратно – с трех утра до полпервого.

Есть еще один вариант, на мой взгляд, наилучший. Существует такой авиадискаунтер, как компания «Ника», входящая в состав Air Berlin. По отзывам на турфорумах, билет в обе стороны на рейс Москва-Вена стоит со всеми сборами 150-170 евро. Схема поездки вырисовывается понятная. Для начала получаете венгерский Шенген. Учитывая, что границы между Австрией и Венгрией сейчас нет, а поезд из Вены до Будапешта идет всего три часа, можно прилететь в австрийскую столицу, посмотреть ее, потом уехать в столицу венгерскую, отдохнуть там и затем вернуться домой через Вену. Не исключено, что есть дешевые варианты долететь до Братиславы, откуда езды на поезде до Будапешта – опять же три часа.

Про жилье

Про получение визы отдельно писать не буду – в конце отзыва дам ссылочку на ветку, где подробно обсуждался этот вопрос.

На турфорумах я узнал, что шенгенскую визу охотно дают, если в пакете необходимых документов есть распечатка брони с сайта www.booking.com, который не требует предоплаты жилья, плюс не надо добиваться факсов с подтверждением бронирования. Это, конечно, важные плюсы. Но вот сама система бронирования меня не впечатлила. Во-первых, на букинге представлен не самый большой и не самый лучший выбор жилья, по крайней мере в том, что касается бюджетных гостиниц, семейных пансионов и хостелов. Во-вторых, наценка букинга, которой якобы нет, все же существует, и для бюджетного размещения она не такая уж и маленькая.

В Будапеште я жил в двух хостелах – до и после поездки на три дня в Вену. BMF Hostel представляет собой небольшое приличное студенческое общежитие, построенное в 2007 году при электротехническом техникуме. Обстановка в стиле ИКЕА, неожиданно тихо. Я жил один в 3-местном номере с душем, туалетом, холодильником и кухонькой на два номера (интернетом пользоваться не давали). За такое индивидуальное размещение пришлось заплатить 33 евро в сутки – для хостела дороговато, но если ехать семьей из трех человек – вполне приемлемо. Надо сказать, что хостелы, размещаемые в студенческих общежитиях, обычно встречаются в основном в странах Восточной Европы, и заядлые бэкпэкеры их недолюбливают, так как в них обычно нет характерной обстановки, позволяющей тусоваться в кругу неисправимых самостоятельных путешественников со всего мира. Но главный минус BMF Hostel – далековато от центра. Хотя, по московским меркам, меньше 10 минут пешком до Большого кольца вокруг центра (Надькёрут), аналога Садового или даже скорее Бульварного кольца – полная фигня. Конечно, в Будапеште совсем другие расстояния, чем в нашей столице (население города – меньше двух с половиной миллионов человек), однако везде ходить пешком, как, например, в Кракове – со временем напрягает, так что пользоваться общественным транспортом все же приходилось.

Любопытно, что BMF Hostel находится в районе Пешта под названием Йожефварош. Перед поездкой я начитался в интернете инфы о том, что это самое бандитское место в Будапеште, навроде Лиговки в Питере или Марьиной рощи в Москве. Авторы заметок пугали цыганами, проститутками и т.д. Но, как и названные мной районы в двух российских столицах, Йожефварош сейчас – совершенное нормальное место, просто народ там живет небогатый (как и в большинстве районов Будапешта). Вокруг Восточного вокзала (Келети), рядом с которым часто селят наших туристов, публика бродит более подозрительная, чем в Йожефвароше. Но, честно говоря, после всего того, что мы насмотрелись у себя на родине, – это опять же фигня: что мы арабов и цыган не видели?

Другой хостел, где я останавливался, называется Astoria City Hostel и располагается в самом центре Пешта – прямо у станции метро Astoria, напротив одноименной гостиницы. Локейшн – супер, у пересечения двух крупных проспектов – Ракоци и Королевского (последний входит в состав Малого кольца вокруг центра Пешта – Кишкёрут). В отличие от BMF Hostel, Astoria – классический вариант хостела, находящегося в съемной квартире. Жил я в смешанном дормитории (мальчики+девочки), рассчитанном на 6 человек, за 10 евро в сутки с человека, причем хостел был заполнен едва ли на половину. Astoria представляет собой большую квартиру с высокими потолками и приличной кухонькой в жилом доме постройки как минимум начала XX в. Как обычно в хостелах, прилагается бесплатный интернет, постельное бельишко и шкафчик для ценностей, за пользование замком для которого берут депозит в 2500 форинтов, что аналогично 10 евро в немецких хостелах. Поблизости полно барчиков, кафешек и супермаркетов.

В целом, с хостелами и пансионами в Будапеште все в порядке, в том смысле, что их полно на любой вкус. Из мест для поездки вдвоем оптимален, на мой взгляд, Enter Privates. Он находится на улице Арадь, прямо у площади Октогон («Восьмиугольник»), где главная магистраль новой части Пешта, проспект Андраши (аналог московской Тверской улицы) пересекается с кольцом Надькёрут. Размещение в 2-местном номере с душевой на два номера – 15 евро с человека. Имейте в виду, что желающих много, так что места надо резервировать заранее. Очень хорошее расположение имеет и хостел River Side – он находится в старинном доме у вокзала Нюгать и оптимален с точки зрения транспортной доступности: куда нельзя дойти за 5 минут, как, например, до Парламента, можно за 5 минут доехать.

Про раннюю историю Будапешта

Magnum est stare in Danubii ripa («Великое дело – стоять на берегу Дуная», Плиний)

Теперь для разнообразия – немного истории.

Ранняя история Будапешта имеет много общего с историей таких столичных городов Европы, как Лондон, Вена или Париж, возникших на месте римских городов, в свою очередь основанных на месте кельтских поселений. Как известно, Дунай делит Венгрию на две примерно равные части, которые в силу многих природных и исторических причин очень сильно отличаются друг от друга. Будапешт возник на границе этих двух разных миров. На востоке страны простираются обширные степи – Альфёльд, всегда привлекавшие многочисленные орды кочевников из Азии: сарматов, гуннов, аваров, мадьяр, половцев и т.д. Западная же часть, с древности известная как Паннония – совсем другое дело, она всегда была более экономически и культурно развитой. Первые ее исторически засвидетельствованные обитатели – иллирийские племена, ближайшие родственники кельтов и италиков. Иллирийским считается само название Pannonia, а основная территория расселения иллирийцев приходилась на Югославию, так что в XIX в., эпоху национально-освободительных движений, многие югославы стали считать своими предками не славян, а иллирийцев.

Около 400 года до н.э. многие кельтские племена двинулись с территории нынешней Швейцарии на юг и юго-восток: часть их дошла до Рима, едва не разрушив его, а часть вдоль Дуная добралась до Малой Азии (нынешней Турции). В районе будущего Будапешта кельты тоже осели, постепенно смешиваясь с иллирийцами. Одним из таких смешанных кельто-иллирийских племен были арависки, главное поселение которых (оппидум) находилось на южных склонах скалы Геллерт. Другие крупные оппидумы кельтов на Дунае располагались в районе современных Братиславы, Вены (ранее Виндобона), Белграда (Сингидун) и т.д.

Однако столетия господства кельтских народностей сменились их упадком – под давлением римлян, германцев, фракийцев и т.д. Римляне включили Паннонию в состав своей империи, после чего началась быстрая романизация местного населения. На правом берегу Дуная возник военный лагерь Аквинк (Aquincum), в котором разместились 6000 легионеров. Скорее всего, его название происходит от латинского слова aqua – «вода» – в связи с местными термальными источниками. По другой версии, латинскому названию предшествовало кельтское Ak-Ink с тем же значением. Как и в других землях, для ускорения процесса колонизации римляне основали лагерь в долине, переселив туда с окружающих холмов местное население (так же они действовали в Этрурии, Галлии и т.д.). В данном случае арависков переселили с горы Геллерт в Аквинк и менее крупное римское поселение Альбертфлава.

Возможно, Аквинк, главный лагерь второго вспомогательного легиона (Legio II Adiutrix), так и остался бы просто приграничной крепостцой, если бы в 106 году н.э. римляне не разделили Паннонию на две части – Верхнюю и Нижнюю, сделав Аквинк столицей последней. Наместником Нижней Паннонии стал Адриан, который затем занял место императора Римской империи. При нем и его последователях рядом с военным лагерем в Аквинке вырос полноценный город – как обычно, вначале это было просто приграничное гражданское поселение (canaba), а затем – официально признанный город (municipium), уже не зависимый от местных легионеров.

Во II в. н.э. в Аквинке были построены многоквартирные дома (инсулы), городские стены, акведук, водопровод, бани, два амфитеатра, дворец наместника, размещавшийся рядом с городом на острове Hajogyar на Дунае. По разным оценкам, в городе проживали от 20 до 40 тыс жителей (больший из двух местных амфитеатров мог вместить до 7 тыс зрителей). Для сравнения: в XIV-XV вв. Буда, являвшаяся тогда крупнейшим городом Венгерского королевства, насчитывала 8 тыс жителей. Фактически Аквинк стал таким же крупным торгово-ремесленным городом на границе империи, каким был, например, Кельн (Колония Агриппина), практикуя широкомасштабную торговлю с различными племенами по ту сторону реки. Известно, что торговцы из Кельна даже образовали в Аквинке свое землячество, экспортируя из своего города производившиеся там короткие мечи (gladius). Италию с Аквинком связывала дорога, ведшая из Аквилеи, что в районе нынешней Венеции. Причем римские дороги не заканчивались у границы империи на Дунае, а продолжались уже в виде «варварских» дорог на многие десятки и сотни километров дальше.

Однако времена были не такие уж и радужные. 160-170-е годы н.э. – это эпоха печально известных Маркоманских войн, когда германские племена маркоманов, квадов, лангобардов и прочие «варвары» вторгались в пределы Римской империи чуть ли не вдоль всего течения Дуная. А римляне в ответ устраивали карательные рейды глубоко в «тылы» противника. Причем самым тяжелым участком фронта стал лимес (пограничная зона вдоль Рейна и Дуная) от Виндобоны до Сингидуна, то есть как раз территория Венгрии. В результате войн были разрушены и подверглись пожарам Виндобона, Аквинк и другие дунайские города, крупные стационарные лагеря римлян были вовсе уничтожены, а военный контингент Верхней Паннонии из 20 тыс человек – разгромлен.

Во время войн с маркоманами, длившихся целых 14 лет, во главе римской армии стоял император Марк Аврелий, который находился на дунайском фронте в течение нескольких лет – в Виндобоне, Аквинке, Карнунте и пр. На лимесе Паннонии он начал писать свой философский труд о смысле жизни «Размышления». После того как императору все же удалось отбросить «варваров» за Дунай, вдоль левого берега реки образовали полосу отчуждения, а на территориях германцев был построен ряд небольших крепостей, где разместились римские контингенты. Например, такой лагерь находился в районе современной Братиславы. Более того, Марк Аврелий был уверен в том, что разгромленных врагов можно полностью завоевать, передвинув границу империи аж до Балтийского моря. Не исключено, что так оно и было, однако сын императора Коммод не исполнил воли отца, и после 180 года н.э. римские войска покинули левый берег Дуная.

В III в. империя переживала глубокий кризис, к тому же III-IV вв. известны как время переселений германского племени готов, которые сдвинули с насиженных мест многие другие народности. Так что римляне выступали уже в роли оборонявшихся: всякий раз, как племена сарматов (дальних родственников нынешних персов), кочевавшие по восточной части современной Венгрии, переходили Дунай, их нападение отбивалось, а поврежденные оборонительные укрепления отстраивались заново. На левом берегу Дуная римляне построили целую цепочку предмостных укреплений. В случае с Аквинком их было сразу два: форт Transaquincum, который стоял напротив крепости легионеров и дворца наместника (в районе современной улицы Dagaly), и форт Contra Aquincum, располагавшийся в районе нынешнего моста Эржебет напротив скалы Геллерт (с этого форта началась история Пешта).

Интересно, что торговля в городах на дунайской границе: Виндобона, Карнунт, Аквинк, Бригецион – велась вплоть до падения Римской империи. Правда, в IV в. римляне уже не «учили жизни» задунайские племена, а сами старались учитывать их вкусы при производстве различных товаров. В то время в Аквинке уже получило распространение христианство: в Обуде у пересечения улиц Hunor и Raktar были обнаружены остатки христианской погребальной часовни (cella trichora) 360 года постройки. Римское/романизованное население проживало в черте современного Будапешта как минимум до времен Валентиана I (364-375 годы), когда здесь еще велось строительство укреплений и мест для торговли с «варварами». В 374 году объединившиеся квады и сарматы наводнили Паннонию. Были уничтожены два римских легиона, погибло множество мирного населения. В следующем году Валентиан выступил из Аквинка, опустошил земли противника и вернулся в Паннонию, но вскоре умер в Бригеционе при приеме посольства квадов.

В 376 году Аквинк захватили вандалы (те самые), а Паннония была утрачена для Римской империи и превратилась в проходной двор. В 401-405 годах через нее проходили племена вандалов и остготов, затем на территории будущей Венгрии осели орды тюркоязычных гуннов, около 500 года их сменили славяне, а потом – тюркоязычные же авары. В 795-796 годах войска франков и южных славян полностью уничтожили аваров, отчего возникла поговорка «погибоша, аки обре» – погибли, как авары.

Придунайские славяне, находившиеся в зависимости от Аварского каганата, стали широко расселяться на территории, ранее занятой аварами. При моравских князьях Моймире, Ростиславе и Святополке территория нынешней Венгрии входила в состав Великоморавской державы, куда по приглашению Ростислава прибыли небезызвестные Кирилл и Мефодий. Учитывая, что славяне являлись оседлым земледельческим населением и основывали свои «грады», в отличие от кочевников-скотоводов (гуннов, аваров, мадьяр и др.), можно предположить, что именно они составляли основное население того, что оставалось от античного Аквинка. Однако к 906 году Великая Моравия пала под ударами Германской империи и мадьяр.

В Средние века история будущей столицы Венгрии стала больше схожа с историей городов Восточной Европы, нежели Западной. В отличие от таких значимых городов Венгерского королевства, как Пожонь (Братислава), Секешфехервар или Эстергом, Буда (ныне Обуда), как стал называться Аквинк, не играла большой роли, хотя и продолжала свое существование. В 1241-42 годах в пределы Европы вторглись татаро-монголы, разграбившие многие восточноевропейские города: Краков, Вроцлав, Братиславу, Буду и др. В итоге их пришлось фактически отстраивать заново, по новым локационным планам, с привлечением французских, валлонских, фландрских и в первую очередь немецких колонистов. Буду решили перенести на новое место, так что прежний Аквинк переименовали в Обуду (Старую Буду).

Новая Буда включала три основных части: королевский дворец (Palota) и примыкающий к нему град (Var), располагавшиеся на Замковом холме (Varhegy), а также находившееся внизу у Дуная подградье, где жили торговцы и ремесленники (Varalia, или Vizivaros – «Водный городок»). Эта структура была типична для древнегреческих полисов с их неизменным акрополем и нижним городом, а затем много позже для славянских городов – достаточно вспомнить пражский Град с Градчанами или московский Кремль с Зарядьем. Но если на схему организации нового города непосредственное влияние оказали славяне, то с местным населением ситуация была иной.

С момента основания в XIII в. на многие века вперед Буда (нем. Ofen) стала таким же немецким городом, как Вроцлав или Пожонь/Братислава. Законы Буды, написанные по-немецки, были известны как Ofner Stadtrecht. Только в XV в. венграм удалось заставить немцев согласиться с тем, чтобы должность главного городского судьи один год занимал немец, а другой год – венгр. Приходской церковью будайских венгров на Замковом холме являлся храм Св. Марии-Магдалены – более простая и менее крупная постройка, чем приходская церковь местных немцев. Их главным храмом была… коронационная церковь Матьяша, изначально построенная на деньги немецких патрициев и известная как Frauenkirche (церковь Девы Марии, или Богородицы – венг. Надь-больдог-ассонь – дословно «Великая счастливая женщина», как называли ханты-мансийскую богиню плодородия). Впрочем, для Восточной Европы это не редкость: на средства немецких патрициев был возведен крупнейший храм Кракова – Марьяцкий костел и одна из наиболее интересных церквей Вильнюса – Св. Анны. Уже спустя несколько столетий, когда Венгрия восстанавливалась после турецкой оккупации, Буду заселяли по новой – в результате в начале XVIII в. подавляющее большинство ее жителей составляли немцы/австрийцы и югославы. Еще в 1880 году треть населения объединенного Будапешта приходилась на немцев.

В свою очередь Пешт, выросший на месте Контраквинка, известен из письменных источников с 1148 года. Он также был разграблен в 1241 году, затем отстраивался немцами и лишь со временем стал преимущественно венгерским городом. Интересно, что немецкое название Буды – Ofen переводится как «печь», а название Пешта тоже иногда связывают со славянским «печь». Есть разные объяснения этого факта: возможно, вдоль Дуная располагались гончарные мастерские с печами для обжига керамики (это пожароопасное производство всегда тяготело к воде) либо имелись в виду природные «печи» – местные термальные источники.

В XIX в. мог появиться еще один город Буда. После неудавшейся антигабсбургской революции под руководством Лайоша Кошута, в 1850 году в американский штат Айова прибыла группа беженцев из Венгрии. Они основали небольшое поселение Новая Буда и собирались превратить его в настоящий город. Однако многие из прибывших были потомственными аристократами, а в Айове надо было работать на земле. Так что основание нового города не состоялось: знать во главе с графом Ласло Уйхази отбыла в Техас. Те, что остались, освоили фермерский труд, а местное графство штата было названо именем Кошута.

Черный пес Будапешт

По сию пору главный город Венгрии четко делится на две части: Буду и Пешт. Буда – эдакий аттракцион для туристов, игрушечный барочный городок, жутко похожий на исторический центр других старинных городов Венгрии: Дьёра, Эгера, Сентэндре. Аттракцион – потому, что многие якобы барочные дома на самом деле строились уже в XIX-XX вв. Пешт – деловая часть столицы, построенная большей частью в XVIII-XIX вв. Вначале он производит странное впечатление: вроде бы город незнакомый, но уж больно что-то напоминает. Продуманная планировка улиц, пересекающихся под прямым углом, доходные дома, отели, банки и особняки в стиле классицизма, югендстиля или в духе эклектики с пышными фасадами и обшарпанными стенами во дворцах-колодцах, просторные парадные с лепниной на высоких потолках, мусор и следы запустения на фоне былого великолепия, небогато одетые, но с чувством собственного достоинства жители. Короче, Пешт – это реинкарнация Питера на берегах Дуная. Чем больше по нему гуляешь, тем больше находишь общих черт – вот только климат другой. И пусть Будапешт далеко не такой ухоженный и прилизанный, как Вена, но один только Пешт, где на некоторых домах даже сохранились следы боев Второй мировой, тем не менее по своей красоте даст австрийской столице сто очков форы.

Вот только со всякими древностями в Пеште дела обстоят неважно. Кишкёрут очерчивает всю территорию средневекового города (сейчас это историческое ядро Пешта называется Бельварош), а самой старой постройкой в нем можно считать церковь Св. Екатерины (что у моста Эржебет), построенную в XVIII в. на фундаментах прежних готического и романского храмов, которые были возведены на базе римских укреплений. Зато в относительной молодости Пешта есть и существенный плюс – ориентироваться в городе с продуманной планировкой намного проще, чем без оной.

Что осталось от Будайского кремля?

На Вархедь, то бишь на Замковый холм я поднимался дважды – в первый и последний день своего пребывания в венгерской столице: сначала на фуникулере (Будавари шикло) от моста Ланцхид за 800 форинтов, потом пешком со стороны Московской площади. К слову, многие в отзывах ругают Москва тер – уж прямо такая она ужасная: и палатки, и бомжи, и т.д. Может быть, раньше она и правда была ужасная, но сейчас – вполне себе ничего. Транспортная развязка практически в самом центре Вены Шоттентор-Университет со всяческими кебабными, которые держат турки, выглядит не лучше. А небольшой торговый центр «Маммут» («Мамонт») на Московской площади – вовсе весьма приличное место.

Первое впечатление от посещения Будайского холма – а, собственно, что я и все эти многочисленные туристы из разных стран тут делаем? Из путеводителей и интернета я знаю, что церковь Матьяша существует еще с XIII в., но при ближайшем рассмотрении оказывается, что сейчас основная часть здания представляет собой новодел XIX-XX вв., а от церкви Св. Марии-Магдалены уцелел только фундамент и готическое окно, которое, возможно, является лишь реконструкцией. Пресловутый Рыбацкий бастион, как и Парламент, на который с будайской стороны открываются прекрасные виды, – заведомо здания в стиле неоготики XIX в.

Я знаю, что король Бела IV построил в XIII в. на Замковом холме дворец, который в XIV в. был расширен и перестроен в готическом стиле при королях Людовике I и Сигизмунде Люксембургском. Я знаю, что в 1479-1490 годах, в правление знаменитого мецената и ценителя итальянского ренессанса, короля Матьяша Корвина, в Буде творили такие итальянские мастера, как Андреа Вероккьо, Бенедетто да Майано, Камича Кименти, Манетто Амманатини, Баччо, Франческо Челлини и др., и что будущий король Польши Сигизмунд I, проведя в Буде три года и пообщавшись с итальянцами, потом сам «заболел» ренессансом и стал в массовом количестве приглашать их на работу в свое королевство.

Также известно, что король Матьяш был другом герцога Урбино, Федерико да Монтефельтро, и через него пригласил итальянских мастеров для перестройки и украшения его дворцов в Буде и Вышеграде. Так, в 1467 году он призвал инженера Аристотеле Фьораванти для технической модернизации будайского дворца – следов деятельности итальянца в Венгрии не сохранилось, зато он известен как создатель Успенского собора в Московском Кремле. А с 1479 года в течение 12 лет постройкой дворца в Буде управлял флорентийский архитектор и инженер Камича Кименти (1431-1505), создавший в венгерской столице висячие сады, водопровод и прочие элементы «дольче вита», которые имели много общего с построенным незадолго до того в Риме Палаццо ди Венеция. В мастерской в Буде, которую возглавлял Кименти, работали такие известные мастера, как, например, Иван Дукнович, также «отметившийся» в Риме и Вышеграде. В частности, капители из красного мрамора аркады дворцового двора были созданы по образцу колонн двора флорентийского Палаццо Медичи, а другой вариант капителей, с изображением листьев – по образцу капителей Брунеллески, который первым использовал их во дворе флорентийской церкви Санта-Кроче.

Короче, когда поднимаешься на Замковый холм, хочется спросить: «Ну и где это все?». Вместо великолепных готических и ренессансных построек, которые дошли до наших времен и в пражском Граде, и на краковском Вавеле, и отчасти даже в Московском Кремле – одни руины и фундаменты. Как и в других старинных городах Венгрии, все было уничтожено во время войн с турками, которые занимали Буду в 1526, 1629 и 1541 годах. Турки разместили во дворце склады, конюшни и бараки. Они не слишком заботились о состоянии зданий, но даже не это послужило главной причиной утраты будайского дворцового комплекса. Габсбурги пытались отбить Буду в 1542, 1598, 1603, 1684 и 1686 годах. В последний раз им это удалось – после длительного артобстрела и ценой окончательного разрушения королевского дворца. В первой половине XVIII в. доломали то немногое, что оставалось, а постройки, которые можно видеть сейчас, возводились уже с 1765 года. Справедливости ради, надо признать, что и днем они смотрятся относительно неплохо, но вечером в подсветке со стороны Пешта… такой панораме позавидовал бы даже Париж.

В общем, подъем на Будайский холм оправдывается прежде всего тем фактом, что здесь когда-то было ого-го, шикарными видами на Пешт и посещением винных погребов. Посещать или нет лабиринт – спорный вопрос. Двое итальянцев долго выясняли у меня, что же там такое под землей и в результате туда не пошли. Действительно, прогуляться по лабиринту стоит разве что ради прикола: имитация наскальной первобытной живописи по типу той, что реально сохранилась в Испании и на юге Франции, фонтанчик со скисшим красным вином, якобы отпечатки на якобы доисторических камнях клавиатуры и мобильника. К слову, в лабиринт есть как минимум два входа, один из которых – бесплатный (где-то в переулках).

Зато прогулка по улочкам Буды внутри крепости и по Визиварошу мне очень понравилась. Прямо как в песне Антонова про переулки Арбата: «шум машин идет куда-то… в переулочках Арбата пропаду, исчезну я, если нужен вам, ребята, поищите там меня». И хотя Буду, как, скажем, Градчаны в Праге, изначально строили немцы, изобилие барочных деталей почти игрушечных домиков, в которых по-моему до сих пор располагаются не только кафешки и магазины сувениров, но и жилые квартиры, в совокупности с теплым климатом, делает этот район очень похожим на итальянские города, скажем, на римские районы Борго или Трастевере. Узкие улочки Визивароша проходят вдоль склона Будайского холма, а между собой их соединяют лестницы – пейзаж специфический. Плюс я вообще очень люблю старинные районы, которые не превратились в музей или офисный заповедник, но остались обитаемы прежними жителями, как тот же Трастевере. Видимо, примерно так же выглядело московское Зарядье, пока его не снесли ради возведения гостиницы «Россия».

Гора Геллерт – провидцев, как и очевидцев, во все века сжигали на кострах

Долина Табань, по которой издавна в Дунай протекал ручей Св. Павла, отделяет Замковый холм от скалы Геллерт (Геллертхедь) – альтернативного исторического ядра Будапешта, по типу Вышеграда в Праге, Кривой горы в Вильнюсе или Вышгорода в Киеве. Гора примечательна в первую очередь открывающимися с нее видами на пештскую сторону, тем, что когда-то на ней находилось главное в местных краях поселение кельтского племени арависков и, конечно же, историей мученической гибели святого Геллерта. Как и многие другие мученики, Джорджо Сагредо (977-1046) родился в богатой и знатной семье, один представитель которой даже занимал должность венецианского дожа. Джорджо получил хорошее образование в родной Венеции, принял постриг в бенедиктинском монастыре Св. Георгия там же и продолжил образование в Болонье. В 1015 году он решил совершить паломничество в Святую землю, однако по пути свел знакомство с неким аббатом из Венгрии, который убедил его встретиться с королем Иштваном I. Джорджо стали называть на немецкий манер Герхард, а венгры переиначили это имя по-своему. В 1015 или 1020 году Геллерт стал наставником сына Иштвана I – Имре (Эммериха), а в 1030 – епископом Чанада на юге Венгрии. Очень вероятно, что именно венецианец Сагредо основал в это время первое в Венгрии аббатство бенедиктинцев в Паннонхальме, к тому же он наверняка был одним из создателей венгерской письменности. В 1046 году в ходе восстания против королевской власти и христианской церкви, мадьяры-язычники сбросили Геллерта вместе с епископом Эгера Булдушем со скалы в бочке с вбитыми в нее гвоздями. Характерно, что похожая история произошла в Вильнюсе в 1368 году, когда тамошние язычники сожгли монастырь польских монахов-францисканцев на Кривой горе (она же гора Трех крестов), а самих монахов распяли на деревянных крестах и пустили их вплавь по Нерису. Позже Геллерта канонизировали вместе с Иштваном и Имре и стали считать одним из покровителей Венгрии, а на скале, названной его именем, поставили памятник.

Плюс, разумеется, обращает на себя внимание австрийский форт на вершине горы Геллерт, расписанный в 1945-ом году фамилиями советских солдат, как берлинский Рейхстаг. До сих пор можно рассмотреть некоторые из этих фамилий, а также лицезреть мини-экспозицию советских пушек. Тема, конечно, деликатная, но тем не менее. Во время ВОВ 200-тысячная венгерская армия вместе с немецкими, итальянскими и румынскими фашистами дошла до Сталинграда, где практически полностью и была уничтожена. Затем, когда уже вся территория Венгрии была занята советскими войсками и югославскими партизанами, уцелевшие венгерские войска отошли на территорию Австрии и продолжали сражаться, а окруженный Будапешт пришлось брать почти так же трудно, как Берлин. Собственно, именно поэтому существует «медаль за город Будапешт» из известной песни, то есть медаль за взятие Будапешта, как за взятие того же Берлина, а не орден за освобождение, как, например, в случае с Варшавой. Поэтому все завывания о подавлении венгерской демократии в 1956-ом году суть полная лажа – как гласит простой закон жизни, «горе побежденному».

Как кто-то советовал в отзывах, я залез на скалу от моста Эржебет, а потом по тропинкам спустился к купальне «Геллерт»: у подножья скалы находятся сразу две известные купальни – пафосная «Геллерт» и «Рудаш», построенная при турках в XVI-XVII вв. На момент моей поездки купальня «Геллерт» была на ремонте и вся в лесах, так что туда я не пошел, а отправился в «Рудаш». Несмотря на то что внешне «Рудаш» выглядит еще хуже, чем, скажем, Селезневские бани в Москве (как будто здание давно забросили), внутри очень и очень неплохо, особенно в центральном 8-угольном бассейне, сохранившемся еще со времен турецкого правления. После сидения в парной с температурой до +50С так клево окунуться в бассейн с холодной водой, а потом понежиться в теплом центральном бассейне! Единственное, как и в Сеченьи, всякие эксгибиционисты чуть ли не сексом занимаются прямо в бассейне: подобно любой уважающей себя бане, «Рудаш» имеет мужские и женские дни, но в выходные пускают представителей обоих полов. Правда, некоторые пугают тем, что в мужские дни в будапештских купальнях полно голубых, но я таких не видел.

Прогулка по скале Геллерт доставила массу удовольствия: красивые виды на Пешт, свежий воздух. Местные жители гуляют по ней с детишками, для которых прямо на склонах оборудованы детские площадки. У часовни в скале один мужик продавал горячий глинтвейн по 500 форинтов за пластиковый стакан в поллитра, что еще больше подняло настроение. Правда, в часовню я уже не попал, так как там шла служба.

Остров Маргит – парк культуры и отдыха, или еще раз про отцов и детей

В продолжение разговора о прогулках, на остров Маргит я заходил отдохнуть два раза, причем один раз прошел его насквозь. Место опять же приятное, народ гуляет вовсю (гуляет в прямом смысле слова, а не так, как у нас), многие катаются на велосипедах и бегают по специальной беговой дорожке по периметру. Прилагаются: недешевая гостиница с термальной купальней, фонтан, цветники, загончик с оленятами и руины доминиканского монастыря, построенного в XIII в. в одно время и в одном романском стиле с первым вариантом будайской Frauenkirche и францисканской церковью в Шопроне.

Сам остров назван по имени Маргариты (1242-1271), дочери короля Белы IV. В благодарность за освобождение страны от татар, отец с детства посвятил дочку церкви и велел построить доминиканский монастырь в Веспреме, где Маргарита (Маргит) приняла постриг в 4 года. Потом планы изменились, и Бела IV в политических целях решил выдать 18-летнюю дочь за короля Чехии. Однако Маргарита три раза отказалась выйти замуж за него и вообще за кого бы то ни было, приняв обет безбрачия и отказавшись от всяческих благ. Доминиканцы спрятали Маргит от отца в монастыре на Кроличьем острове, который ныне и носит ее имя. Этим они вызвали гнев Белы и в итоге потеряли имевшиеся у них ранее привилегии, так что к XIV в. они полностью упустили пальму первенства в Венгрии в пользу своих извечных конкурентов – францисканцев. Это еще ладно, но вот Маргариту жалко.

Святоандреевск – сербский город на севере Венгрии

Что касается поездки в излучину Дуная, то я сам удивился, что мне удалось посетить Сентэндре, Вышеград и Эстергом за один день: обычно народ пишет в отзывах, что на это требуется дня два. Как уже указывалось в отзывах, добраться из Будапешта до Сентэндре (или, как кто-то метко назвал его, – Святоандреевска) проще простого. От площади Батяни туда каждые 10-30 минут ходят электрички HEV, ехать – меньше получаса. Билет на электричку на момент поездки стоил 520 форинтов. Другие варианты – доехать на автобусе с автовокзала у моста Арпадов (опять же полчаса в пути) или на теплоходе фирмы Mahart, которые ходят с 30 апреля по 30 сентября.

Сентэндре – городок довольно древний, еще со II в. н.э. здесь находился римский пограничный пункт Ульцизия Кастра, а с XI в. он получил нынешнее название в честь Св. Андрея. Татаро-монголы в XIII в. и турки в XV-XVI вв. сильно разрушили существовавшее ранее поселение, так что оно отстраивалось заново с XVII в. После ухода турок Сентэндре заселили венгры, словаки, немцы, румыны, но больше всего было сербов и греков. Сейчас считается, что главный цимес в Святоандреевске – это атмосфера средиземноморского городка, которую привнесли греки, сербы и хорваты, бежавшие от турок.

Первая волна сербских и греческих беженцев имела место в XIV в., после печально известного поражения сербов от турок на Косовом поле. Вторая волна миграции пришлась на 1690 год, когда после очередной австро-турецкой войны десятки тысяч сербов во главе с православным патриархом Арсением перешли реки Саву и Дунай и обосновались в опустошенных войной южных областях Венгрии. Тогда же сербы получили от австрийцев церковно-школьную автономию. В Сентэндре обосновалось множество сербских и хорватских ремесленников и торговцев, так что к 1720 году югославы составляли 88% местного населения.

В городке есть множество барочных домиков и церквей XVIII в., причем четыре из них – православные: Белградская (сербская), Благовещенская (греческая, самая известная), Преображенская и Пожарская (Пожаревачка, сербская). Плюс, конечно, туристов привлекают музей марципана и многочисленные сувенирные магазинчики. Некоторые еще посещают этнографический музей под открытым небом – Сканзен, до которого от Сентэндре каждый час с платформы №7 местной автостанции ходит автобус. Аналогичный музей (правда, намного меньше) с хатами, крытыми камышом, есть в Тихани, рядом с тамошним аббатством.

Вышеград – венгерский Карлштейн и форт Нокс

От Сентэндре до Вышеграда можно доехать сразу на нескольких автобусах. Автобусная станция находится прямо за ж.-д.-станцией, рядом с музеем транспорта, билет стоил 375 форинтов. Я поехал на маршруте №880, который доходит через Вышеград до самого Эстергома. Билет можно купить в автомате, у кассирши в киоске или непосредственно у водителя. Что плохо, остановки не объявляются, но их название высвечивается на электронном табло в салоне автобуса. От Сентэндре до Вышеграда ехать минут 40-45, выходить – вскоре после поселения Дунабогдань. Остановка расположена на берегу Дуная, причем тут же есть пристань, откуда ходят теплоходы в Будапешт. Слева возвышается гора, на которой, собственно, и расположен замок. Организованных туристов привозят на это место на автобусах, чтобы они могли пройти в Нижний замок, а потом подвозят к Верхней крепости. Я же решил пойти по следам славы Вацлава Шуббе и залез наверх по тропинкам вдоль склона. Сразу предупрежу: подняться от берега Дуная в Нижний замок несложно, а вот подъем в Верхний замок – занятие не самое легкое.

Кстати, тут же надо сказать про форму одежды. До поездки Венгрия представлялась мне плоской равнинной страной. Однако это верно только применительно к пусте – степям на востоке. Полазить по горкам пришлось не меньше, чем в той же Чехии: на Вышеградскую скалу, замковую гору в Эстергоме, скалу Геллерт в Будапеште, холм в Тихани, замковый холм в Эгере. А уж если собраться в пещеры… Так что одевайте кроссовки и джинсы – большинство западных и местных туристов осматривает достопримечательности именно в таком виде. А булыжные мостовые в старинных городах с нетерпением ждут наших девушек на шпильках.

Нижний замок. К сожалению, музей Нижнего замка закрылся аккурат 30 сентября до следующего сезона. Правда, смотреть внутри там особенно нечего, за исключение итальянского дворика и фонтана Геркулеса, которые суть заново построенные копии шедевров иностранных спецов, работавших в Вышеграде по приглашению короля Матьяша. Очень жаль, что все это новодел, ведь тот же фонтан Геркулеса создал не кто-нибудь, а хорватский скульптор Иван Дукнович (он же Джованни Далмато), который работал в 1460-65 годах в Риме над украшением Палаццо ди Венеция, создал надгробие папы Павла II в соборе Св. Петра и много других известных работ.

Также в состав Нижнего замка входит знаменитая башня Соломона (Шаломона), сына короля Андраша (Эндре), который, как считается, содержался в ней под стражей в 1081-1083 годах – нынешняя постройка датируется XIII в. и реставрировалась в последний раз в 1960-х годах. Шаломон, как и его брат Давыд (Давид), получил библейское имя с прицелом на то, чтобы выглядеть более весомо в предстоящей борьбе за власть со своими двоюродными братьями Гезой, Ласло и Ламбертом, сыновьями младшего брата Андраша – Белы I. Не исключено, что родители хотели, чтобы Шаломон был столь же хитроумным, как его дедушка – киевский князь Ярослав Мудрый, которого современники сравнивали с царем Соломоном. Однако Шаломону и его матери Анастасии Ярославне такое имя не слишком-то и помогло в схватке за власть, в которой ближайшие родственники сажали друг друга под замок, привлекали для поддержки немецких и польских рыцарей и т.д. В общем, ситуация довольно типичная для средневековых королевских династий. Например, в XIV в. она повторилась с точностью до мельчайших деталей в Литве, где князь Ягайло убил своего дядю Кейстута и долгое время бился за власть со своим кузеном Витовтом, причем обе стороны прибегали к немецкой военной помощи (см. на этом сайте в разделе про Литву мой отзыв «По следам Великого княжества Литовского»). Кроме того, в башне Соломона в свое время сидели под стражей король Сигизмунд Люксембургский и борец против турок Влад Цепеш, более известный как Дракула.

Увы, но от королевского дворца в Нижнем замке практически ничего не осталось, хотя над его украшением и расширением «трудились» сразу несколько венгерских королей. В 1330 году по распоряжению короля Карла Роберта (его еще называют на итальянский манер Кароберто, так как он происходил из Неаполитанской ветви Анжуйской династии) здесь была возведена королевская резиденция с часовней и различными вспомогательными постройками. Затем дворец был разобран и фактически заново отстроен в виде квадрата со стороной в 123 м при сыне Кароберто Людовике Великом (венг. Надь Лайош) и Сигизмунде (Жигмонде) Люксембургском – руины этих построек можно видеть и сейчас. С севера к дворцу примыкал сад, а с юга – монастырь францисканцев, приглашенных в Вышеград Сигизмундом. В 1477-84 годах по приказу Матьяша Корвина дворец был перестроен в духе поздней готики с элементами в стиле итальянского ренессанса. В 1510 году в таком же духе реконструировался и монастырь францисканцев. После захвата Вышеграда турками в 1544 году дворец стал приходить в запустение, и к XVIII в. был полностью погребен под землей, его раскопки начались только в 1934 году. Рядом с Нижним замком также было поселение, обслуживавшее королевский двор, в котором жили венгры и немцы, но от него тоже почти ничего не осталось.

С местным дворцом связано такое понятие, как «Вышеградская группа». В 1335 году Кароберто в течение двух месяцев вел здесь переговоры с чешским королем Иоанном (Яношем) Люксембургским и польским королем Казимиром III о создании альянса против австрийских Габсбургов. Аналогичный совет держали в 1339 году. Вслед за падением коммунистических режимов в Восточной Европе, с 1991 года руководители Польши, Чехословакии и Венгрии стали периодически собираться на форумы трех (а потом четырех, с учетом отделения Словакии) стран, которые и сформировали Вышеградскую группу. Подобное объединение вполне закономерно, так как названные страны имеют просто-таки огромное сходство между собой и общие интересы еще с раннего средневековья.

Верхний замок. Изначально Верхний замок стоял не на нынешнем месте, а на соседнем холме над Дунаем несколько к северу. Этот холм называется Сибрик и примечателен тем, что на нем были обнаружены остатки римского пограничного форта IV в., который римляне, впрочем, покинули уже в следующем веке. В X-XI вв. на базе римских построек была возведена крепость, и именно применительно к ней возникло название «Вышеград» (нем. Plintenburg). Около 1053 года король Андраш разместил в долине под Сибриком монастырь Св. Андрея с монахами из Киева. Ранее король провел в матери городов русских 12 лет и, возможно, там же был крещен – скорее всего, Эндре получил христианское имя в честь почитавшегося в Киевской Руси Андрея Первозванного. Напротив, на берегу Дуная, сохранились следы скита по типу Киево-Печерского монастыря. По крайней мере, еще в 1221 году в монастыре также обретались греческие монахи. После нашествия монголо-татар православный вышеградский монастырь был реконструирован, затем отдан бенедиктинцам, а в конце XV в. – отшельникам Св. Павла, которые жили в нем вплоть до его разрушения турками в середине XVI в.

В 1242 году татаро-монголы разгромили крепость на холме Сибрик, и король Бела IV перенес ее на теперешнее место. В нынешнем виде Верхний замок являет собой мощные руины, с которых открываются великолепные виды на окрестности. В самом замке примечателен Паноптикум – небольшие экспозиции восковых фигур, представляющие сценки из жизни венгерских королей и их свиты, в том числе с изображением пира королей Вышеградской группы. В целом, крепость вызывает в памяти чешский Карлштейн – схожи и расположение на вершине горы, и внешний вид укреплений, и история. Как и Карлштейн, в XIV-XVI вв. Вышеград являлся королевской сокровищницей: здесь хранилась венгерская, а одно время и польская короны – последнюю привез в 1370 году Лайош Великий, занявший польский престол.

История венгерской короны Св. Стефана весьма сложна и запутанна, но основная суть такова. Этот символ королевской власти состоит из двух частей, соединенных в 1166 году: 1) греческой короны – золотого обруча византийской работы, украшенного драгоценными камнями и медальонами и привезенного в Венгрию византийской принцессой Синаденой, ставшей женой короля Гезы, 2) латинской короны, изготовленной в XII в. из неизвестного богослужебного предмета. Долгое время корону перевозили с места на место: она хранилась в Вене, в Праге и даже в американском форте Нокс, а с 2000 года находится в будапештском парламенте.

Что касается двоих представителей Анжуйской династии, с которыми тесно связана история Вышеграда: Кароберто и его сына Людовика, – то они сыграли в истории Венгрии огромную роль. Карл Роберт (1288-1342) не только задружился с соседними восточноевропейскими странами (в отличие от Венеции и Сербии, с которыми он воевал), но и сумел, как Иштван I в XI в., провести очередную централизацию страны. Если бы не усилия этих королей, венгерская знать могла бы так же обрушить свою страну, как это сделала много позже польская шляхта. В правление Анжу были открыты соляные копи в Трансильвании и золотые месторождения, в результате чего казна венгерских королей на долгое время стала столь крупной, что порой превосходила по размерам казну французских или английских королей. Воспользовавшись такой благоприятной конъюнктурой, Кароберто ввел в обращение новую стабильную валюту – золотой форинт, созданный по образцу и подобию флорентийского флорино.

Благодаря династическому браку, в 1370 году Людовик Великий, приходившийся племянником умершему бездетным польскому королю Казимиру III, объединил вплоть до своей смерти в 1382 году Венгрию и Польшу. (Чуть позднее, благодаря другому династическому браку, когда литовский князь Ягайло женился на дочери Людовика Ядвиге, произошло объединение Литвы и Польши). Как и отец, Надь Лайош успешно боролся с баронской вольницей, и к концу его правления ему принадлежала почти половина всех венгерских замков. К тому же Людовик основал первый в Венгрии университет – правда, он существовал недолгое время. Но самое, наверное, удивительное его достижение – это поход в Италию. В 1345 году придворные неаполитанской королевы-«блудницы» Иоанны убили брата Людовика Эндре. Лайош высадил десант на Адриатическом побережье Италии и в 1348 году захватил Неаполь, так что этот город имел все шансы надолго войти в состав Венгерского королевства, как в XVI в. он вошел в состав королевства Испанского. Однако как раз в то время в Италии бушевала чума, и венгры были вынуждены отступить, а повторно занять Неаполь им уже не удалось.

Эстергом – флорентийский ренессанс на юге Словакии

Я заранее сверился на автобусной остановке с расписанием движения 880-го маршрута, так что, осмотрев Верхний замок, я спустился вниз как раз к приходу автобуса на Эстергом, до которого от Вышеграда ехать примерно 40-50 минут. Существенный нюанс: автобусная и ж.-д.-станции в Эстергоме находятся на отдалении от центра города, в пределах 20-30 минут ходьбы неспешным шагом. Автобус из Вышеграда едет до автостанции через центр, так что лучше выйти заранее, что я и сделал. Из центра до станций можно дойти сначала по улице Байчи-Жилински до площади Ракоци, а оттуда по улице Шандора Петёфи или Яноша Шимора. До Будапешта из Эгера быстрей всего можно добраться на комфортабельной электричке ярко-красного цвета (судя по всему, их делают для венгров австрийцы), конечная остановка которой расположена у моста Маргит прямо на набережной. Билет на эту электричку на момент поездки стоил 900 форинтов.

Эстергом веками являлся главным духовным центром Венгрии, как, скажем, Ченстохова в Польше или Сергиева Лавра в России. Только под непосредственную юрисдикцию местных епископов подпадала вся территория нынешней Словакии. Здесь до сих пор находится резиденция примаса – главы венгерской католической церкви. Ядро города представляют собой базилика и крепость на Замковом холме Вархедь у слияния Дуная и его небольшого рукава (Киш-Дуна), а также старинный посад внизу у реки – Визиварош. Еще около 350 года до н.э. на Замковом холме возник кельтский оппидум, а при римлянах тут находилось укрепленное поселение Сальвио Мансио. Когда около 500 года на этих землях осели славяне, они назвали поселение у переправы через Дунай «Стрегом» (от слова «стеречь»), откуда его нынешнее венгерское название – по-немецки Эстергом называется Gran. Крепость имела большое значение еще во времена существования славянского государства Великой Моравии, а около 960 года здесь разместил свою штаб-квартиру предводитель мадьяр Гейза, у которого в замке на холме родился сын Вайк, позже ставший известным как Св. Иштван – первый «настоящий» христианский король Венгрии. Женой Гейзы была Аделаида, сестра польского князя Мечислава I, принявшего христианство в 966 году. Считается, что через посредство Аделаиды Гейза решил крестить Вайка и креститься сам (см. на этом сайте в разделе про Польшу мой отзыв «Самостоятельный отдых в Польше»). Крещение было принято от Св. Адальберта, ранее Войцеха – выходца из чешского княжеского рода Славниковичей и епископа Праги, который одинаково почитается в Чехии, Венгрии и Польше. Адальберту посвящена церковь на холме Вархедь, которая много раз перестраивалась и ныне имеет статус базилики.

Благодаря женитьбе короля Белы III на Маргарите – дочери французского короля Людовика VII, в XII в. Эстергом, бывший в то время столицей Венгрии, испытал сильное влияние французской культуры. Многие венгерские церковные деятели той эпохи учились в парижском университете, например некто Лука, в 1158 году ставший архиепископом Эстергома. Около 1190 года в Эстергом прибыли французские зодчие, которые построили для Белы III дворец и собор Св. Адальберта в романском стиле с элементами готики. (На месте прежнего собора, возведенного по распоряжению Иштвана в романском стиле итальянскими мастерами; заранее скажу – ни итальянского, ни французского собора уже давно нет – «часовню развалили еще до вас»). В то время городской совет Эстергома состоял из богатейших граждан французского, испанского, бельгийского и итальянского происхождения, занимавшихся торговлей, но к 1500 году большинство местного населения уже составляли венгры. Значение Эстергома резко снизилось, когда король Бела IV передал королевский дворец и замок местным архиепископам и перенес свою резиденцию в Буду. Однако он сам и члены его семьи были похоронены во францисканской церкви в Эстергоме, которую разрушили татаро-монголы, но она была заново отстроена в 1270 году.

Следующий культурный расцвет Эстергома пришелся на время сразу по окончании правления короля Матьяша, вдова которого Беатриче Арагонская прожила в местном замке после смерти мужа 10 лет (1490-1500). В XV в. будущие церковные деятели Венгрии учились уже не в Париже, а в Болонье и Падуе – тамошние университеты котировались в то время очень высоко. К числу таких деятелей принадлежал Тамаш Бакоц, прежде монах-францисканец, получивший образование в Падуе и Кракове. Он совершил головокружительную карьеру: был замечен Матьяшем Корвином, стал его личным секретарем, занял пост архиепископа Эстергома и патриарха Константинополя. После смерти римского папы Юлия II Бакоц имел шанс стать папой, но не выдержал конкуренции с представителем могущественного семейства Медичи, однако сумел занять важное положение при дворе венгерского короля Владислава (Ласло) II.

По заказу Бакоца, в 1506-1508 годах к собору Св. Адальберта была приделана капелла. Несмотря на небольшие размеры, эта часовня, выполненная в белом и красном мраморе итальянскими мастерами под руководством Андреа Феруччи из Фьезоле, считается одним из важнейших произведений искусства ренессанса не только в Восточной, но и во всей Европе. Соавтором капеллы был Джованни Фьорентино, который также выполнил надгробие для польского епископа Яна Ласки в Гнезно. К счастью, капелла сохранилась (во время турецкого вторжения ее бережно разобрали, сохранили и потом снова собрали), и ею можно полюбоваться в нынешней эстергомской базилике. Надо сказать, что Феруччи был далеко не самым последним мастером: с 1500 года он работал в скульптурной мастерской флорентийского собора Санта-Мария-дель-Фьоре, а с 1512 года вплоть до своей смерти возглавлял ее (см. на этом сайте в разделе про Италию мой отзыв «Самостоятельный отдых в Италии). В 1517 году Микеланджело доверил ему создание фасада флорентийской церкви Сан-Лоренцо, а с 1524 года Феруччи трудился над погребальной часовней Медичи.

Считается, что при работе над капеллой Бакоца Феруччи использовал наработки Микеланджело и своих предшественников из Неаполя, в частности алтарь эстергомской капеллы имеет прямые параллели с алтарями в церкви Санта-Мария в Монте Оливето и в капелле Пикколомини. План эстергомской часовни, представляющей собой центрическую постройку в форме равноконечного (греческого) креста с куполом, восходит к таким известным шедеврам, как старая сакристия работы Брунеллески в церкви Сан-Лоренцо, капелла Пацци в церкви Санта-Кроче и капелла португальского кардинала в церкви Сан-Миньято (все во Флоренции). Мало того, когда Бартоломео Береччи, итальянский мастер, руководивший перестройкой королевского дворца и собора в Кракове, ехал в Польшу из Венгрии, он почти наверняка по пути осматривал часовню Бакоца. И впоследствии по ее примеру была создана известная капелла Сигизмунда при соборе на краковском Вавеле, а затем и капелла Казимира при соборе в Вильнюсе. Причем итальянские мастера активно использовали в Польше венгерский красный мрамор.

Пожалуй, капелла Бакоца – главное, ради чего стоит ехать в Эстергом. Прочие достопримечательности: виды на Дунай и местные Черемушки – словацкий городок Штурово на другом берегу реки; базилика, построенная в XIX в. в стиле классицизм – упрощенный вариант Исаакиевского собора со смотровой площадкой на куполе, сокровищница при этой базилике; остатки королевского замка с небольшим и, на мой взгляд, не очень интересным музеем (билет – 800 форинтов), а также с готической капеллой XII в., построенной французскими мастерами в правление Белы III, и ренессансным залом конца XV в.; музей предметов религиозного культа Керестень во дворце примасов, барочные иезуитская и францисканская церкви и улочки с домами XVII-XIX вв.

Как и в других венгерских городах, следов былого великолепия (кроме уже названных) – в виде готических и ренессансных построек, картин Леонардо да Винчи и фресок Филиппино Липпи в королевском дворце, не сохранилось. Многое было уничтожено в ходе двухлетней осады крепости турками в XVI в., окончившейся тем, что испанские, итальянские и немецкие наемники сдали замок басурманам. (Раньше была такая практика: крепость сдавали без боя, за что потом могли выйти со всем вооружением и, «не теряя чести», убраться восвояси). Турки понастроили в Эстергоме мечетей, бань, минаретов и укреплений, но и они были уничтожены – во время штурма города христианами в 1683 году, после чего город заселили по новой венгры, словаки и немцы.

Эгер – город-крепость, где разливают «Бычью кровь»

Как не раз подчеркивалось в отзывах, прямые поезда из венгерской столицы в Эгер ходят крайне редко, так как город стоит в стороне от основной ж.-д.-магистрали, на ее тупиковом ответвлении. Поэтому я поехал в этот город и вернулся обратно в Будапешт на автобусе. Автобусы (бэушные Volvo) ходят туда-обратно буквально каждый час, но свободных мест в них практически не остается, поэтому лучше купить билеты заранее (хотя можно и у водителя). Ехать – с будапештского автовокзала Стадионок, расположенного впритык к крупному стадиону, примерно 2 часа в одну сторону. Автовокзал находится на ветке метро М2, первая остановка после вокзала Келети в сторону от центра. Выход – из первого вагона из центра, из метро поворачиваете сразу налево и спускаетесь вниз: Стадионок расположен на минус первом этаже. Билет туда-обратно стоил 2040 форинтов. В самом Эгере автостанция находится рядом с центром, для ориентации можно использовать местный собор – большое желтое здание в стиле классицизм, пройдя мимо которого попадаешь в центр. К главной площади исторической части города – имени Иштвана Добо ведет улица Байчи-Жилински, где в офисе Турфинформ можно разжиться картой города с кратким описанием достопримечательностей.

Эгер мне очень понравился. Как пишут в англоязычных путеводителях, главное в таких венгерских городках, как Эгер, Сентэндре, Эстергом, Дьёр, Секешфехервар и т.д., это charming baroque centre – «очаровательный барочный центр». В Эгере он действительно очаровательный, уютный и милый (временами ненавижу это слово, но в данном случае это действительно так). Если на Дьёр или на Секешфехервар одного часа мало, а трех-четырех – уже много, то Эгер достоин целого дня.

Во-первых, в городе много очень интересных барочных церквей, в том числе есть как минимум один православный сербский храм – Рацтемплом (прямо как в Сентэндре) – на улице Михая Витковича, к которой ведут узкие крутые улочки, точь-в-точь как где-нибудь в Греции, южной Италии или на Кавказе. Барочная церковь миноритов на площади Добо – это вообще что-то особенного. Плюс есть упомянутый классицистический собор Св. Иоанна с органом из Зальцбурга XIX в. Собор создан по заказу епископа Пиркера и считается одним из крупнейших в Венгрии, наряду с базиликами в Будапеште и Эстергоме. Также интересен расположенный напротив собора барочный лицей XVIII в. с фресками на потолке в библиотеке. Лицей, где ныне размещается пединститут, основал граф Карой Эстерхази, который хотел придать ему статус университета, но не получилось. Зато в тамошней библиотеке хранится много старинных манускриптов, включая решения Трентского собора и письмо Моцарта.

Во-вторых, удивительно много времени я потратил на то, чтобы облазить местную крепость (Эгри Вар), уставленную средневековыми пушками, – ну есть такая слабость у сильной половины человечества. В крепости можно осмотреть руины старинного собора Св. Иштвана, построенного сначала в романском, а потом в готическом стиле, и ротонды (круглого баптистерия) X-XI вв., которая, судя по всему, была очень схожа с ротондами, построенными в ту же эпоху в пражском Вышеграде и на краковском Вавеле. В ротонде были обнаружены следы захоронения одного из первых местных епископов, мученика Булдуша, который разделил судьбу Св. Геллерта. Сам замок датируется серединой XIII в. – укрепления здесь существовали и раньше, но полноценная крепость была возведена после 1248 года, когда местный епископ Ламберт получил от короля Белы IV разрешение на соответствующее строительство. К тому же в XVI в. замок епископов был укреплен итальянскими военными инженерами. Видимо, во многом благодаря именно этому факту, в 1552 году капитану Добо удалось отбить нападения турок в ходе легендарной осады, когда гарнизон из 2000 человек, включая женщин и детей, сумел защитить твердыню от огромной армии мусульман (по разным оценкам, их было от 80 до 150 тысяч). Турки овладели крепостью только в 1596 году. В замке действует исторический музей, расположенный в готическом дворце епископов XIV-XV вв., Паноптикум (восковые фигуры, изображающие сцены защиты крепости от турок), также при желании можно осмотреть подземелья. В качестве дополнительного бонуса из замка открываются очень красивые виды на окрестности.

А еще есть турецкие термальные бани и знаменитая Долина прекрасных женщин – Сепашсоньволдь, полная винных погребков, вырезанных в туфовой скале. Кстати, возможно, потому, что был понедельник (традиционный выходной день в музеях, когда туристов никуда не возят), почти все погребки в долине были закрыты. (В крепость пускают по билетам даже по понедельникам, но музей закрыт). Такие же, как я, индивидуальные англо- и немецкоязычные туристы бродили по пустой улице в поисках in vino veritas – и мы таки нашли его: отдельные тетушки работали и без суеты и спешки давали продегустировать и продавали Egri Bikaver, Egri Cuvee, Egri Merlot, Egri Kekfrankos и иже с ними.

Что еще бросается в глаза в Эгере – это город учащейся молодежи, на улицах полно студентов, а по узким улочкам гоняют машины под управлением горячих венгерских парней. Объяснение простое: Эгер веками был епископским городом, а образование долгое время было тесно связано с церковью. После возвращения в город христиан, епископ Телекеши, чтобы справиться с недостатком священников, основал ряд семинарий, которые уже в новом качестве действуют до сих пор.

Секешфехервар – мать городов венгерских

Из Будапешта на Балатон логичней всего доехать с Южного вокзала (Дели) до Шиофока. Поезд идет туда примерно 1 час 40 минут, тогда как до второго крупнейшего курорта на озере, Балатонфюреда – до 3-х часов. В расписании на вокзале Дели не указывается, следует ли конкретный поезд до Шиофока или до Балатонфюреда, но в любом случае можно сесть на поезд до Секешфехервара, а потом у кондуктора уточнить маршрут. При необходимости, легко пересесть на нужный поезд в Секешфехерваре, на вокзале которого в расписании точно указано, каким именно путем поезд проходит вдоль Балатона. На момент моей поездки билет Будапешт-Дели – Шиофок обошелся в 1770 форинтов, а билет Балатонфюред – Будапешт-Дели – в 2040.

По пути в Шиофок мне как раз пришлось сделать пересадку, так что в промежутке между поездами я успел обойти центр Секешфехервара – оказалось, что для его осмотра более чем достаточно полутора-двух часов. Пилить пешком от вокзала до центра в одну сторону – минут 15-20. Когда-то Секеш-фехер-вар был матерью городов венгерских, даже его название переводится с венгерского как «Стольный Бел-град» – именно так он до сих пор называется в сербохорватском и словацком языках (немецкое соответствие – Stuhl-weißen-burg). Сейчас это заштатный городишко, небольшой исторический центр которого со всех сторон зажат панельными многоэтажками. Но, впрочем, все по порядку.

Многие любители Венгрии знают, что на латыни название Секешфехервара звучит как Alba Regia. Это наименование появилось в раннем средневековье, а при римлянах на месте города находилось сразу два поселения – Gorsium и Herculia. Определенное значение город приобрел в связи с тем, что в нем пересекались торговые пути, которые вели на Балканы, в Италию, Буду и Вену. Существующий ныне город был основан князем Гейзой в 972 году посреди болот около двух речушек – Гайя и Шарвиз. Своей славой столичного города Секешфехервар обязан сыну Гейзы – Св. Иштвану, по чьему распоряжению к 1039 году здесь был построен собор. Впоследствии в нем короновались 43 венгерских короля (в последний раз – в 1526 году) и были похоронены 15 королей (последний – в 1540). Иштван даровал поселению городские права и окружил его оборонительной стеной. От собора, конечно, осталась только часть фундамента.

К XII в. Стольный Белград, наряду с Эстергомом, был одним из крупнейших городов Венгерского королевства, – как и в Эстергоме, здесь проживали горожане родом из Франции, Фландрии и Италии. Более того, во время татаро-монгольского нашествия азиаты не смогли разрушить город, так как из-за таяния снегов просто не пробрались к нему через болота. В 1222 году

Время путешествия: Октябрь 2008

Глеб

Дата:



Прочитайте еще Отзывы о Венгрии:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.