Бегущая по волнам. Голландия. Амстердам. Ч.II , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Бегущая по волнам. Голландия. Амстердам. Ч.II

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Нидерландах > Бегущая по волнам. Голландия. Амстердам. Ч.II

Гаага. Гаага оставляет ощущение большого и спокойного города, в меру элегантного, в меру демократичного. В её парках хочется прогуляться или побегать; в шумных и оживлённых кафешках посидеть, поболтать с друзьями; на пригородных виллах рядом с морским побережьем отдохнуть семейством после тяжёлой дипломатической работы. Гаага – современно-модерновая на окраинах и старинная в центре. Веет, веет от неё королевским присутствием, но не тем, когда, к примеру, все дороги перекрывают, все голландцы ждут пока проедет одна затемнённая и пять машин сопровождения с мигалками. Наоборот, чувствуется, что гаагцы не удивятся, если увидят на соседнем велосипеде свою королеву, c пакетиком жареного кибелунга из рыбной палатки в руке.

Интересно, что у нас Гаага – Гаага, а у голландцев – Den Haag. Мы решили, что если бы у нас была возможность выбирать, где пожить в Голландии, то выбрали бы Гаагу. С нашим мнением полностью согласна и сама голландская королева Беатрикс из династии Оранских. Она тоже тут себе облюбовала очень симпатичные «графские кусты». Речь сейчас идёт, если серьёзно, о старинном названии города Гаага – ‘S Gravenhaage (те самые кусты). В центре Гааги – озеро Вейвер. В центре озера – очень внушительный и красивый замок Биненхоф (Binnenhof) – главная, ранее графская (раньше замок располагался на охотничьих угодьях графа Голландского Хендрика), позднее королевская – резиденция, сейчас – Парламент.

Полное имя королевы – Беатрикс Арнгард Вильгельмина Оранская-Ниссау.

В Голландии широко отмечают три праздника: 30 апреля – День Рождения Королевы, 5 мая – День Победы и каждый 3-й вторник сентября – тронная речь короля, королевы в Гааге в честь открытия очередной сессии Генеральных Штатов Нидерландов. В этот день обязательны золотая карета, праздничный оркестр, нарядные гвардейцы, голландские песни и танцы, реки Heineken-а и Amstel-а, и всё это проходит в Биненхофе. Беатрикс Вильгельминовна посылает всем своим поданным улыбки и воздушные поцелуи.

В Гааге мы ничего не искали, а просто бродили-бродили по городу, наслаждались чудесным солнечно-золотистым днём, отражением Биненхофа в круглом зеркале озера, праздничным настроением и здоровой энергетикой массового спортивного забега гаагцев вокруг города, ободрительными аплодисментами подбадривали уставших добровольных энтузиастов, помахали им флагом с какой-то эмблемой забега, потолкались у рыбной палатки, посидели на лавочке в квадратном дворе Биненхофа, пофотографировали виды, понаблюдали за стайкой забавных и беззаботных голландских карапузов, охладились итальянским мороженым – тремя круглыми разноцветными шариками, придавленных с боков круглыми вафельками. Попереживали, что времени нет идти в знаменитый музей Мауритцхёус – надо либо смотреть город, либо идти в музей. А ведь там Девушка с жемчужной серёжкой! Там Ван Эйк. Там Брейгель, Ян Вермеер Делфтский, Питер де Хох, Ян Стен – обожаемые мной малые голландцы. Там Рембрандт…

В качестве небольшой моральной компенсации запечатлели мою физиономию на фоне большой уличной репродукции вермееровской Девушки.

Потом решили поехать в Схевенинген, который вроде как с одной стороны считается отдельным прибрежным городком, а с другой – пригородом Гааги, потому что до него всего километр. Но все дороги были перекрыты полицейскими из-за забега. Я расстроилась. Но самое интересное, как потом оказалось – совершенно напрасно. Ведь если бы мы поехали в Схевенинген, то тогда мы бы никогда не увидели Зандворт! А это было то сакральное место, где я и влюбилась в Голландию! Но тогда я ещё об этом не ведала. Всё казалось, что я слышу шум моря. Схевенинген был от нас совсем где-то рядом. Поэтому немного расстроено мы прогулялись по большому и зелёному парку, в очередной раз посмотрели на бегунов, правда, нагляделись на шикарные виллы этого элитного района Гааги. Не поехали, к сожалению, и в Мадуродам – миниатюрно воссозданную Голландию. Опять всё было перекрыто, в том числе и поворот на него.

(Гаага ~ 250 тыс. жителей).

Роттердам.

Вот кто написал, что в Роттердаме нечего смотреть? Кто написал, что это безликий, восстановленный после войны город, и часа пребывания в нём хватит за глаза и за уши?

Роттердам – удивительный город. Да, в 41 году его сравняли с землёй немецкие люфтваффе. И сразу после этого, Голландия объявила о капитуляции. Да, после войны он был отстроен заново. Рваная статуя человека скульптора Цадкина в одном из доков Роттердама, которая называется «Разрушенный город», служит напоминанием о том столбе пепла и дыма над городом. Сейчас он считается современным городом и, хотя кубические здания Kijk-Kubus могут затмить славу кубика-рубика, а карандашеподобные сооружения и небоскрёбы из чёрного стекла заставят вас открыть рот от удивления неожиданным полётам чьей-то ультрасовременной архитектурной мысли – в Роттердаме есть много прочих наидостойнейших мест для посещения.

Начнем с того, что Роттердам стоит на рукаве Рейна (там, где он выходит к морю) – реке Маас. Эта огромная река делит город на две части. Роттердам оставляет очень светлое и просторное впечатление. Он красивый. Мы заезжали в него два раза и любовались городом на розовом предзакатном фоне и утром, залитым солнечными лучами.

В Роттердаме, если вы будете стоять на набережной широченного Мааса и любоваться лёгкой конструкцией моста Эразмуса, на вас могут снизойти стихи. Здесь можно почувствовать себя просоленным морским капитаном в гавани Леуфенхавен, где стоит целый флот старинных и не очень кораблей (часть Роттердамского Морского музея имени принца Хендрика). Можно утончённо насладиться Рембрандтом, Босхом, Брейгелем, Ван Гогом в музее Бойманса Ван Бёйнингена, коллекции которого считаются даже получше чем в Рийксмузее (Амстердам) и Мауритцхёусе (Гаага). Можно просто прогуляться по улицам и любоваться голландским стилем выстроенных гармошкой домов, резким контрастом тёмного кирпича стен и белых оконных рам. В Роттердаме лишь вкрапления современных зданий, но большинство воссозданы в своём классическом голландском стиле.

У многих почему-то дома Голландии ассоциируются со словами «пряничные» и «кукольные». Ничего подобного у нас не возникало. Наоборот, дома очень добротно построены, они крепкие, как маленькие крепости. А кокетливые детали в виде разнообразнейших кружевных занавесок, шапок цветов на окнах, причудливой формы фронтонов – приятно удивляют ваши глаза. Очень интересные многоэтажные панельные дома на окраине города, у них цилиндрообразные полностью стеклянные полукруглые балконы. На них стоят столики и шезлонги. Можно принимать солнечные ванны, пить апельсиновый сок и читать газету «Голландские новости», к примеру. рџ™‚

Первый раз в Голландии в Роттердаме мы попали в пробку, заблудились, и вообще еле нашли выезд на нужное нам направление (город делится на N, S, W и East части) – поэтому не попали на башню Euromast, хотя хотели посмотреть на город свысока. Кроме лёгкой подвесной конструкции моста Эразмуса, видели и другой громадный Красный мост с чудной и сложной геометрией. Но о нём ни слова в путеводителях.

(Роттердам ~ 370 тыс. жителей).

Делфт.

Из Гааги мы поехали в Делфт. Почему-то для меня буквы слова Делфт – Д-е-л-ф-т, каждый раз, когда произносила, напоминали какую-то волшебную и нежную музыку. Де-лфт, Де-л-фт, Дел-ф-т – как там про него говорила Марина Неёлова – дивный город. Хотя, кто о чём – я о поэтике, а вот муж, спроси его, чем ему особенно запомнился Делфт, точно ответит, что бесплатной парковкой. рџ™‚ Это правда, именно здесь, мы как-то удачно и сразу её нашли, и места были, да ещё и бесплатная. рџ™‚

Обычно на улицах голландских городов всегда много разных указателей-стрелочек, типа «туда – centrum». Но в направлении, куда они показывают, лучше не ходить (может это они так туристическую толпу рассеивают?), не верьте им (проверено) – верьте своим глазам. Увидели макушку высоченной Керк – значит в эту сторону.

Визитной карточкой Делфта являются три шпиля. Мы шли-шли по улочкам и вдруг – раз, над крышами домов, перед нами возникли три остроносые макушки, похожие на изящный трезубец. Почему-то сердце сфотографировало именно этот момент. Потом, оказалось, что это был архитектурный мираж. То есть шпили были, но два вместе у одной церкви, а один, самый высокий, принадлежал другой. Видимо, гениальная задумка автора и заключалась именно в этом эффекте совмещения и тройственности.

Город особенный. Очень интересна центральная старинная площадь. Когда мы на ней очутились, зашли на неё, стоим в центре, подняли головы и любуемся высоченной церковью с горелой (закопчённой) макушкой, с одной стороны площади, и богато декорированной Ратушей с противоположной стороны, то вдруг серые тучи рассеялись, показалось голубое небо и внезапно выкатилось солнце, которое ослепило нас и залило пронзительно-ярким светом всё пространство, как будто включился небесный прожектор.

И мы замерли. Колокола мелодично прозвенели (у них нет мощного звона, как у нас), стая голубей пронеслась, послышался детский смех, толпа туристов прошла, ветер налетел – мы стоим и нет сил пошевелиться. Понимаем, что надо вытащить фотоаппарат, поснимать такие прекрасные кадры, но это ведь собьёт то странное оцепенение, состояние восхищения что-ли, в котором мы сейчас находимся. Такие мгновения, как сейчас, обычно и пишутся на плёнку памяти.

Тут сине-белая вывеска магазинчика «Royal Delft Ware» («Делфтский фарфор»), резко, как магнитом, притянула мои глаза, и тут же активизировалась мысли. Сразу захотелось туда помчаться. Чтобы заманить мужа, пришлось применить тонкий ход, типа, дай фотоаппарат – так хочу снять этот домик поближе, ещё поближе, ой, а это что в корзиночках, можем забежим на минуточку? И вот мы уже в магазине. Настоящем фарфоровом делфтском магазине. Делфтский фарфор не похож на Гжель, если не считать совпадения белой и синей красок, всё другое, и форма, и рисунок, и настроение, которое создаёт. Очень дорогой. Для иллюстрации моих слов: изразец 15х15см с изображением вермееровской служанки, наливающей молоко, мельницы, голландского пейзажа или всё той же девушки с жемчужной серёжкой – 70€. Разная сувенирная мелочь недорогая, её обильно много. Но меня заинтересовали новогодние игрушки из делфтского фарфора. Как нельзя кстати была их уценка, вместо 20€ за шарик – ½ price. Беру несколько. За мной итальянки берут кипу сине-белых открыток. Цены на фарфор здесь будут для меня ориентиром в дальнейшем, в амстердамских сувенирных магазинах. Там ведь тоже продаётся «Делфт», правда раз в 10 дешевле.

По бокам площадь зажата старинными голландскими домами, на первых этажах, которых либо кафе, либо фарфоровый магазин. Согласитесь, что купить делфтский фарфор в Делфте – в этом что-то есть. рџ™‚

В Делфте жил и творил Ян Вермеер, поэтому у него есть ещё приставка к фамилии – Делфтский. Картины отлично представлены здесь: http://www.smallbay.ru/vermeer.html.

Дальше мы медленно уходим с площади. Рядом с двух-шпильчатой старой церковью стоит современная скульптура в виде пары огромных яйцеобразных камней из стекла синего цвета. Похожи на сапфиры. К чему это – не поняли. Вышли в засаженный узловатыми деревьями сквер – там за столиками шумит толпа из кафешек, а нам уезжать уже. Стараясь не поддаваться меланхолии, возвращаемся на парковку.

На сегодня всё. Мы выехали из Утрехта в 9 утра. Были в Гауде, Гааге, Роттердаме, Делфте. А ведь ещё вчера утром были в Москве…

(Делфт ~85 тыс. жителей).

Гауда и Эдам. О сырах и городах.

Это у нас все сыры на один вкус – синтетический. А у них они разные, как сыры, так и города. Одинаково в них только одно: потрясающие сырные магазины. Удивляет до глубины души не то, чтобы изобилие, а то, что в эти ароматные магазины стоит очередь и каждый голландец чувствует себя в этом сырном море, как капитан. Т.е. лёгким движением руки показывает продавцу в стене огромных сырных кругов на нужную ему головку. «Вот от этого кусочка 200гр, от этого триста, а от этого полкило».

Обязательно, если сырный магазин большой, рядом с сырами есть стеллажи с бутылками красного вина. В Эдаме видели бальзам, выпущенный в честь скорого (этим летом) 600-летия города.

Гауда чуть побольше Эдама. Городки совершенно разные, и, к тому же, в залитой солнцем Гауде мы были рано утром, а Эдамом любовались уже в предзакатных вечерних сумерках. В Гауде есть большая рыночная площадь и большая церковь Св. Яна, зато в Эдаме есть музей и горбатый мостик. В Гауде в старинной Ратуше каждый летний четверг взвешивают головки сыра. А в Эдаме есть дивная готическая церковь Св. Николая, внутри ослепительно белая с 34 витражами. Вот. А ещё в обоих городах цветут чудными розовыми цветами неизвестные нам деревья, жители пьют свои чашечки капуччино в маленьких уличных кафешках, в рыбных рядах на рынке выбирают наисвежайшую рыбу, креветки и каракатиц, украшают окна своих домов кружевными занавесками и цветами, возят детей на велосипеде, гуляют вдоль каналов и глазеют на заезжих туристов. А мы – на них. Каждому – свое.

В обоих городах проводятся сырные ярмарки. Но все они летние. Жалко, конечно, так хотелось посмотреть на голландских мастеров-сыроделов в белых рубашках и синих, красных, зелёных или жёлтых шляпах. Как они таскают эти связки с сырами на каких-то палках-салазках, как на коромыслах. Должность носильщика очень почётна и передаётся от отца к сыну. Подумала, а интересно, как они делят цвет шляп? Может быть, у гаудцев они жёлтые, а у эдамцев красные, как традиционные оболочки их сыров?

Про сыр не пишу, не потому что я не хочу, а потому что я не зна-а-ю……..ничего… кроме непонятного российского, польского рокфора и финского ольтермани….иииии…..я же не голландка, извините…..ииии…..(я сейчас про то, что у нас всегда на столе, а не сырную корзинку с нарезкой непонятного срока годности французских и итальянских сыров, покупаемую по праздникам за бешеные деньги).

В Гауде мы зашли в церковь Св. Яна знаменитую своими «Гаудскими витражами» – лучшими в Голландии (слова путеводителя). Опять нам повезло – снаружи церкви дул очень сильный ветер и мы буквально еле отдышались, залетев в церковную комнату, где продают билеты, но, тем не менее, погода была солнечная, солнце сияло и внутри собор буквально купался в солнечном свете. Чтобы любоваться разноцветными громадными витражами идеальней условий не придумаешь. Не нужны были даже телескопы, установленные в разных местах, чтобы рассматривать детали. Все витражи 16 – 17 века. У каждого свой сюжет. Его в свою очередь продумывали, выбирали и оплачивали средневековые спонсоры. Витражи пронумерованы и в буклете, который нам дали, написано про каждый. Например, витраж №23 «Причастие Элии» и «Омовение ног» заказала Маргарита Пармская, наместница Нидерландская в 1562г., витраж № 25 «Освобождение Лейдена» – спонсировал город Делфт в 1603г., а «Тайную вечерю» (№7) – Мария Тюдор, королева Английская. Всего – 64 окна-витража.

(Гауда ~ 50 тыс. жителей, Эдам ~ 10 тыс. жителей).

Киндердайк.

Это не город, а поле с мельницами, спрятанное за одноимённой голландской деревней. В путеводителях про него ничего нет, а в отзывах советовали кинуть всё, но туда съездить.

Мы его очень долго искали на карте, расположен на нижнем углу воображаемого треугольника – Роттердам-Делфт. Там, безусловно, красиво, но я лично была настроена на большее. Киндердайк тоже очень туристическое место, но, конечно, не такое отлакированное, как Зансе-Сханс. Это не минус, но и не плюс. Я просто рассчитывала увидеть такие мощные мельницы, хлопающие холщовыми крыльями-лопастями, такие одинокие великаны посреди поля, хотела ярко впечатлиться. Но там нет никакой дикости, никакого Дон-Кихота, всё слишком причёсанно. Чувствуется, что все мельницы на учёте и строго пронумерованы. Мы были в одной. Это мельница-музей. Поднялись на самый верхний по крутейшим деревянным лестницами, постукались головой о низкие потолки, посмотрели, как живут мельники, где спят, где кушают, где сушат свои кломпы – деревянные башмаки с заправленными в них резиновыми чулками – наверное, совмещают мельницу с рыбалкой. Мельницы не классические мучные, а дренажные. Все мельницы очень живописны, вытянуты по бокам двух параллельных каналов, вокруг каждой цветут нарциссы, и вишнёвые деревья, ходят лебеди. В Киндердайке надо фотографировать. В это место надо приезжать не за романтикой, а за видами – фотографировать мельницы, каналы, небо. Фотографии получаются интересные. Поймали такой момент, когда солнечные лучи блеснули из-за серых туч и их отзеркалил канал, и на этом фоне прочертился силуэт мельницы.

У мальчика в будке-кассе спросили, почему не крутятся лопасти. Он сказал, что они начнут крутиться с понедельника, а мы были в воскресенье 18 марта – в первый день открытия для туристического посещения этой мельницы. В общем, нам повезло – случайно вписались удачно.

На приканальной парковке в Киндердайке, недалеко от мельниц, к нам подошла утиная парочка – нарядный селезень и скромная уточка, посмотрели на нас, важно обшлёпали вокруг машины, обсудили что-то по-утиному и нырнули в пруд. Всю обратную дорогу, высовывалась из машины и пыталась сфотографировать чудные домики мимо которых проезжали, но плёнка не схватывает их очарование.

Лейден.

В Лейдене находится знаменитый Лейденский университет. Лейден – наверное, самый большой из маленьких городов. Очень красивый. В это понятие входит опять голландская, оригинальная для каждого города, архитектура домов; запутанность живописных узких улочек; обилие каналов с плавучими летними террасами кафешек и огромными цветочными клумбами анютиных глазок; красивый мост, напоминающий Риалто в Венеции; огромный государственный музей в центре. Совершенно случайно мы сразу вырулили к основной достопримечательности города крепости Burcht на холме. Там такие чудные чугунная решётка-ограда – вся в гербах, и ворота с королевской короной – на подступах к ней у самого подножия холма. Поднялись по предлинной лестнице на склоне на самую макушку и зашли в крепость. Она, как полая шахматная ладья – внутри в центре растёт огромное дерево, а мы ходим по верхнему ярусу и любуемся городом. Красно-черепичные крыши чем-то напоминают Таллинн. Если бы не ветер, мы бы походили помедленнее и повнимательнее бы почитали надписи на зубцах. Они комментируют вид города с этого места.

В Лейден мы попали в обеденное время, поэтому, погуляв по городу, засели в отличное музейное кафе, у от потолка до пола окон. Мы смотрим на лейденцев, которых гоняет голландский ветер, они смотрят на нас, уплетающих tomato супчики. Ветер солнцу не помеха, и день сегодня очень солнечный.

Ещё зашли в церковь Св. Петра. Хозяйственность и прагматичность голландцев впечатляет – церковь многофункциональна. По определённым дням она используется под христианские службы, в остальное – как место для проведения модных показов, концертов, выставок и даже, как ресторан в особо торжественных случаях. Всё в одном флаконе – полезное и приятное. Сейчас здесь небольшой филиал исторического музея – в витринах можно посмотреть на разные археологические находки. В прозрачной горизонтальной витрине выставлен ветхий скелет – насколько резко я от него отшатнулась, настолько плотно к нему прилип муж. Мне же никакого удовольствия изучение костей не приносит и я понеслась вперёд по надгробным плитам. Вдруг одна подо мной зашаталась, а на почве только что увиденного черепа, это было очень сильное ощущение. В общем, я с перепуганными глазами ждала мужа уже у выхода.

В Лейдене в семье мельника родился великий Рембрандт Ван Рейн.

(Лейден ~ 120 тыс. жителей).

Харлем.

В этом городе, который уже замыкал цепочку намеченных городов на день, мы почувствовали какой-то эмоциональный перегруз. Поэтому достаточно хладнокровно осмотрели классический голландский набор – Площадь, Ратушу и Керк с Мясным рынком. Хотели зайти в Гроте Керк и посмотреть на знаменитый орган (это такая замануха по-харлемски) на котором «играл Моцарт», но было уже поздно, всё закрыто. Хотели пойти и найти железнодорожный вокзал в стиле арт-деко, но резко стала меняться погода, потемнело, заштормило и посыпался град.

Самое сильное впечатление оставил не указанный ни в одном путеводителе Собор Св. Бове. Он находится не в центре города, ближе к ул. Konigstraat и на вид очень престижным домам. Заехали мы в этот район случайно, как всегда – искали парковку, увидели церковь, подумали, что нашли центр и вышли посмотреть.

Такого грандиозного сооружения нигде ещё не встречали в Голландии, такая смесь средневекового замка, крепости и церкви. Самое интересное, что собор был наглухо задраен, он начинал работать с апреля. А что в нём тогда сейчас, если он не функционирует как культовое сооружение? На воскресную службу в него спокойно могут поместиться все жители Харлема и ещё останется место. Для каких целей и кто вообще строил такую громадину? Замок Мейдерслот на фоне Собора Св. Бове показался бы игрушечным.

Харлем – это столица Северной Голландии, по этому определению город уже подразумевает немаленький размер. В Харлеме на центральной площади мы посетили McD’s, для отвода глаз взяли по кофе. Пока я грела руки о свой стаканчик, муж вылил свой на джинсы. В таком оригинальном виде мы ходили по Харлему, когда пошёл град, даже ему обрадовались – прикрыл нас.

Бродя по Харлему под градом, мы и не думали, что впереди нас ждёт море и Зандворт, и что следующий день подарит нам прибрежные города Голландии, которые сильно отличаются от тех, которые мы успели посмотреть.

Харлем знаменит ещё тюльпанными полями и прославленными живописцами. На полях близ Харлема выращивают луковичные – недалеко от него Парк цветов Кейкенхоф. А весной там феерия радуги – сначала зацветают фиолетовые и оранжевые крокусы, потом желтые и белые нарциссы, потом гиацинты всех оттенков, а потом и сами тюльпаны. Жаль, что об этом мы прочитали, а не увидели сами. В Харлеме также жил и работал (кроме прочих) один из лучших представителей Голландской школы Золотого века – Франс Хальс, его работы можно посмотреть здесь: http://www. scit.boom.ru/iskustvo/iskustvo_italii19.htm. В городе есть его памятник и музей.

(Харлем ~ 150 тыс. жителей).

Зандворт.

Кто бы мог подумать, что этот город, на названии которого наш русский язык спотыкается и выговаривает медленно и с усилием; город – название, которого мало кому что говорит, а теми, кто о нём знает, считается, ну, неким хорошим морским курортом Голландии – подарит нам ощущение восхищения и уважения к этой замечательной и достойнейшей стране.

Мы туда вообще не собирались. Из Харлема нас выгнал град, начинающий бушевать ветер и сильно потемневшее небо. Мы устали, впереди нас ждал вечер и длинная дорога домой в Утрехт. И тут что-то меня дёрнуло умоляюще попросить мужа – съездить в этот, ну З-Занд-вор-т, посмотреть море, он же где-то совсем рядом. Муж не хотел, он устал, он отбрыкивался и возражал, но поехал.

Рулили-рулили, заехали в какой-то чудный пригород. А Зандворт – это ведь морской курорт, и там большой массив, видимо, считающихся престижными, вилл. Наконец – блеснула полоска моря. Вдоль него тянется прогулочная набережная и вся морская береговая полоса в высоченных отелях. Мы припарковались рядом с центральной смотровой площадью.

Выйти из машины было невозможно. Сила ветра не позволяла даже открыть дверцу машины. В багажнике у нас лежали ветровка и дождевик в пакете, их надо было одеть. Подняли капот, вытащили и тут дикий порыв ветра резко подхватил пустой пакет прямо из багажника, его закружило и пакет взмыл под облака на уровень 20-го этажа. Начался град. Непонятно как, но мы натянули ветровки. Затянули капюшоны донельзя. Нас било снежным горохом и нещадно хлестало ветром. Ветер сбивал с ног, км 50, наверное, в секунду. Если бы я была килограмм на 10 полегче – не знаю, возможно, присоединилась бы к пакету.

Идти невозможно, т.е. к примеру, ногами перебираю, но остаюсь на месте, если не откатываюсь назад. Мы как-то перебежали дорогу и прижались к стене отеля. Так было легче, там были рёбра (какие-то архитектурные излишества), за которыми мы прятались и дышали – набирали воздуха, чтобы снова сделать короткую перебежку.

Вот мы уже на самом краю площади у балюстрады – впереди море.

Теперь всегда буду представлять Северное море – ТАКИМ – бескрайним, ревущим, бурлящим и серые огромные волны. И закат. Такого не бывает – жидкое золото над вздымающейся необузданной серой массой.

Ураган, град, закат, и это северное море, дышащее холодом – это непередаваемо. Своих рук я уже не чувствовала от холода, лицо мокрое, дождевик на мне рвало и надувало ветром, а я стою на высокой набережной, впереди внизу полоса песка, полоса грохочущего серого моря и жидкое золото заката на алом фоне.

Муж в это время фотографировал всё это в разных режимах фотосъёмки.

Вот тут-то до меня дошел смысл слов «я восхищаюсь этой страной». Я чувствовала, не только восхищение, а то, что во мне меняется сейчас отношение к этой удивительной стране, меня очистило этим ураганом от всех стереотипных мыслей. Я почувствовала Голландию.

Солнце уже закатилось и вдруг мы увидели, что в отеле, к которому мы прижимались от ветра – есть ресторанчик. А до этого не замечали его в упор. Мы кинулись туда. Захлопнувшиеся за нами стеклянные двери отрезали нас от дикого ветра. Минут 5 стояли, пока с нас всё стекало и замороженные руки приобрели чувствительность. Ресторанчик оказался чудным, пенкейковым, т.е. там подавали в основном блинчики и оформленным в виде пиратского корабля, с сундуками золота, корабельными пушками и фигурой пирата на снастях. «De Lachende Zeerover». Мы тут же заказали горячий чай, а я себе стопочку молодого можжевелового джина. Как обычно, передо мной ставят чай, а мой алкоголь – мужу. В ресторане мы просто наслаждались – ещё бы, за окном ревёт ветер, а мы в тепле, нам уже принесли какие-то блинные шедевры, украшенные тёплыми вишнями, ананасами, ломтиками яблок, изюмом, шапками взбитых сливок, политых ромом и мёдом, а мужу ещё – мясное соте, подвешенное на дугообразной конструкции с крючком, установленное на тарелке, кофе

Рядом с нами шумное и многочисленное голландское семейство отмечает день рожденье маленькой Глории. «Глория, Глория, поздравляем Глорию!» – поют они песню, музыку на весь ресторан включила официантка, и 3-х летней имениннице в розовом платье, стоящей на стуле и грызущей от смущения ногу от куклы, выносят сверкающий фейерверк.

Для детей в ресторанчике был детский уголок, заваленный игрушками и маленькая Глория с друзьями, после поедания праздничных блинчиков, засели туда играть и не мешали взрослым. Счёт нам принесли в сундучке с мятными конфетами.

Возвращаемся домой уже поздней ночью. Опять проезжаем через те же виллы в лесу (явление не типичное для равнинной Голландии), в огромных окнах горит свет и вся private life на всеобщем обозрении.

Ночной автобан освещён с обоих боков фонарями. У них длинная тонкая ножка и апельсинового цвета лампа. Они очень частые, буквально каждые 20 м. Стрела дороги обозначена пунктиром освещения, из-за этого далеко-далеко в темноте светящимися точками просматриваются другие трассы и кажется, что вся страна горит оранжевыми огнями.

Нарден.

Заколдованный город. Город – лабиринт. Вообще-то в Нардене надо смотреть бастионы, это город с военной историей и по этой причине окруженный хитроумными зигзагообразными рвами с водой и земляными валами – бастионами. А нас что-то переклинило и мы искали крепость. Нашли Гроте Керк и Мясной дом, т.е. центр, и стоим с недовольными лицами – а где же крепость? С учётом того, что в Нардене нас накрыло дичайшим снегопадом, наши поиски несуществующей крепости выглядели не по-смешному серьёзно.

Сначала мы сделали круг почёта по улицам и вышли к каким-то постройкам с надписью «Арсенал». «Ооо, Арсенал!» – радостно завопили мы и помчались туда. Но это оказалось строение ресторанно-развлекательного плана – совсем не историческое, поэтому мы снова нырнули в лабиринты улиц. Снегопад был жесточайший, t – 0˚, снег падал киношно-голливудскими хлопьями, при этом мокрыми. Я всё порывалась снять нарциссы под снегом. В общем – шли-шли, шли-шли, смотрим – опять Арсенал. В этот раз радости было уже гораздо меньше. Снова свернули. Чтобы скрасить свои поиски и не обращать внимания на снежный заряд и ветер, стали развлекать себя подглядыванием в окна. Там такая красота, что снаружи (крохотные цветочно-кустарниковые садики прямо под окнами), что внутри (интерьеры). Мы все мокрые, руки ледяные и красные, в карманах дождевиков у нас вода, а лично у меня уже было отморожение рук 1-ой степени, о чём я сообщила мужу. Далеко зашли куда-то, петляем, снег идёт стеной. Смотрим, а впереди – опять Арсенал. Ну … … … !!!

Приняли решение – забраться на самый крутой и высокий крепостной вал, чтобы сверху рассмотреть город и увидеть крепость. Добровольцем в принудительной форме послали меня, как носителя непромокаемой обуви. Скользя по зелёной траве, присыпанной мокрым снегом, я бодро взлетела на вершину – увидела море крыш и шпиль Гроте Керк, и никакой крепости нет. С этим известием решила спускаться. Мама, а как это сделать?! Там практически чёрный склон, выражаясь горнолыжным сленгом. Я пометалась на валу, как отец Фёдор, потом сообразила, что единственный способ спуститься вниз … на мягкой точке – другого пути нет. Села, немного натянула дождевик, чуть приподняла ноги и с ором понеслась по скользкому склону вниз. Докатилась прямо до ног мужа. Тут до нас дошло, что надо сесть в машину и лучше бы поездить по городу в тёплой машине, чем наматывать круги в виде снеговиков.

Пошли на поиски парковки. Еле нашли. Везде уже чудился Арсенал. Пока муж пошёл заводить машину, я бросилась поснимать окна. Такой смелой я стала потому, что на улицах, заметённых снегом, кроме нас никого вообще не было, и никто не смог бы сделать мне строгое замечание по-голландски. В общем – поработала папарацци. Неудобно, конечно, перед голландцами, но это с одной стороны, а с другой – естественное человеческое любопытство.

А город действительно загадочный. По снимку, сделанному с воздуха, видно, что очертания земляных стен – бастионов вокруг города имеют форму одиннадцатиконечной звезды. А такая звезда – эрцгамма – любима мистиками.

(Нарден ~ 15 тыс. жителей).

Мейдерслот.

Это замок, окруженный рвом с водой, находится чуть в стороне от одноимённого городка, на реке, где густо пришвартованы яхты. Наверное, если снимать саги о рыцарях и их прекрасных дамах, коварных епископах и опасных храмовниках, сражениях Алой и Белой розы, то лучше натуры и не придумать. Внутрь замка мы не попали, туристический сезон ещё не начался (вход 12€), но зато нафотографировали его всласть и во всех ракурсах, а также себя на фоне подвесного моста и красивых ворот. В Мейдерслот мы поехали после Нардена, погода уже изменилась, снегопад прошёл, выглянуло солнце и началось лето – смена времён года за час обычная для Голландии. Мы сделали вокруг замка круг почёта, там чудные английские лужайки вокруг него, забрались на вал по зелёной травке, и невдалеке увидели виднеющееся море (здесь устье реки) и какие-то совершенно нереальные, некиношные изящные силуэты парусных кораблей.

Моникендам.

Чем запомнился нам этот город можно ещё почитать в главе про писающего мальчика. рџ™‚ Моникендам – это город на морском побережье, его ещё называют Голландией в миниатюре. А близость моря означает, что весь город в яхтах. Каналы, каналы, гавань и яхты, мачты, яхты, мачты, яхты. Яхты небольшие, компактные и ужасно симпатичные, пришвартованы по берегам каналов так, что на них можно легко запрыгнуть с тротуара. Одной ногой стоишь на дороге – другая на борту. Они низкие. Кроме этого в Моникендаме мы зашли в настоящее «коричневое» кафе и увидели фигурки рыцарей в белых доспехах, выскакивающих из циферблата Часовой башни.

В коричневое кафе мы попали..ммм…случайно. Народу было совсем немного – сама хозяйка за длинной коричневой деревянной барной стойкой и несколько местных голландцев, кто с сигарой, кто с газетой, кто с пивом. В коричневые кафе люди ходят не поесть, а пообщаться. Пиво, сигары, кофе, алкоголь, простые drinks – это весь ассортимент такого кафе. Основаниями столов были большие просмоленные бочки, сверху круглая столешница. Кафе было прибрежным и одна её застеклённая терасса, а за ней открытая летняя (с пока ещё закрытыми зонтиками) выходили прямо в море. Интересно было наблюдать, как голландцы нас рассматривали. Они же местные, всех и про всё знают, а нас нет, кто такие? Один внимательно, но ненавязчиво изучал нас из-за газеты, другой – сквозь клубы душистого дыма. Хозяйка соблюдала вежливую дистанцию, перекидывалась парой фраз и хохотками с посетителями. Нам принесла заказанный кофе – latte и cappuchino. Скажу сразу – такого вкусного кофе, как здесь, мы ни разу не попробовали ни в Амстердаме, ни в других местах. Было что-то нежнейшее, сливочно-густоватое и с печеньицем на тарелочке. По 1.50€. Удивительно.

Это кафе рядом с белым полукруглым мостиком и маленькой скульптурой рыбака, развешивающего угрей для копчения (моникендамцы профессионально занимаются копчением селёдки и угря).

Рыцарей специально подождали. Они гарцуют на своих коняшках каждый час. Стрелка часов подошла к 13, зазвучал карийон небольших колоколов и они поскакали. Интересно – у голландцев нет настоящего колокольного звона, чтобы и звонарь был, и верёвочка, и душа требовала малинового перезвона. Всё механизировано. По колоколам тюкают небольшие молоточки и они мелодично гудят – Били-бом, Били-бом – чинно и очень спокойно.

Говорят, что в ресторанах Моникендама надо пробовать местную копчёную рыбу.

Волендам.

Ещё один приморский голландский городок. Мой любимец. Город рыбаков. Там, помимо узких каналов и необычных, даже для Голландии домов, есть морской порт. Миниатюрный, как и сам город. Нам повезло, туристы любят этот город, но в марте их ещё совсем немного. Хорошо бы попасть в этот город в понедельник. В этот день у них утром – стирка. И тогда везде, по всем улочкам, вплоть до рыболовецких корабликов, на верёвках и снастях развешивают бельё. Это традиция.

Мы идём по улочке, окаймляющей морской залив и ведущей прямо к морю. Пришвартованы уже не только яхты, но и кораблики посерьёзней. На берегу полным-полно разных птиц. Сидят, галдят, клюют чего-то. Смотрю – стоит аист. Во, думаю, молодцы люди, муляж поставили, чтобы народ поудивлялся, и как ведь похож на живого. Только вытащила фотоаппарат, нацелилась – смотрю, мой муляж моргнул глазом. Я опешила. Что-то я живых аистов в метре от себя никогда и нигде не видела. Потом муж, просматривая фотографии из Волендама, говорил – ну, вот опять аист, и снова аист, а вот двадцатый снимок аиста, где же Волендам? Я затаила. Не оценить настоящего живого аиста! Как такое возможно? рџ™‚

Рядом рыбная палатка и народ ему подкидывает кусочки. Мы тоже кинули по жареному кибелунгу, покрошили булочку. Аист всё съел сам, никому не дал, ни чайкам, ни другим птицам.

Еще мы пособирали ракушки на берегу и посидели на скамейке у самого-самого моря. Насмотрелись в морскую бесконечность, надышались! В Волендаме в первый раз почувствовала, что пахнет солью и морем. Погода была чудная – ясная, солнечная и тихая. Ещё походили по сувенирным, и я там в первый раз увидела букеты из деревянных раскрашенных тюльпанов. Меня сфотографировали – с деревянным тюльпаном и на фоне моря. Ещё пополнили фотографиями мою «Коллекцию голландских окон».

Маркен.

Вообще-то это остров. Был. Теперь соединён тонкой и узкой дамбой с материком. Очень красивая дорога. Направо посмотришь – море и небо, налево посмотришь – море и небо, прямо – узкая стрела прямой дороги-дамбы и над ней нависает прозрачная пустота неба с ватными облаками. Едем на остров Маркен.

Наверное, это поселение на острове сами голландцы называют деревней. Но между деревней русской и этой точек соприкосновения не существует. Особенность Маркена – это дома, домишки, домики. Они тёмно-зелёного цвета, рельеф покрашенных досок создаёт эффект полосатости, на зелёном яркий контраст белых наличников, белых подводок на стенах и белых карнизов под крышами.

У маркенцев в Маркене есть домик, садик, огородик. Всё идёт в комплекте. Дома расположены очень тесно, т.е. расстояния между ними настолько мало, что, разведя руки в сторону, касаешься стен разных домиков.

Возможно, жители Маркена соревнуются в оформлении домов и окошек и это искусство достигло здесь небывалых высот. Таких чудных окошек, с такой красоты кружевными занавесками ручной работы, таких цветочных шапок не видели нигде в Голландии (причём шапки цветов в три раза больше горшочков, в которых они растут). Читали, что летом жители Маркена ходят в национальных костюмах, тем самым «привлекая к себе туристов». Так и поверили бы путеводителю, если бы не увидели детей, идущих из школы в маленьких аккуратных деревянных башмачках – кломпиках. Думаете, дети тоже работают на туристов? Задумались на эту тему. Похоже, что жителей Маркена никто и не принуждает носить национальную одежду, просто это часть их культуры, и они от неё не оторваны, они живут в ней. Они знают – что они голландцы, у них есть корни, у них есть традиции прадедов-мореходов и прабабушек – кружевниц и молочниц, и национальная одежда для них не наряд скомороха, а предмет гордости. Это не только одежда из прошлого, но и одежда для будущего. Сейчас они в ней ходят, потом их дети, потом правнуки.

У нас ведь всё не так. Как вписать русский народный костюм в убогую повседневность русской деревни? Или что – ходить в нём на дачном участке? Он обессмыслен, оторван от нашей жизни, в нём только песни распевать. А голландцев мало, поэтому они так трепетно берегут свою культуру. А нас много и нам по фигу, и после нас хоть потоп или трава не расти.

Маркен меня поразил и удивил. Это какой-то голландский райский уголок. Там можно фотографировать хоть каждый дом, каждый палисадник, каждую кружевную шторку. Все домики в цветах, буквально ими облеплены. У голландцев мода – все стены домиков в прикреплённых войлочных цветочных горшочках, штук по 10 на стену. И это в марте – что будет летом!

Те миниатюрные приусадебные участочки земли у домиков обработаны идеально. Даже домики для гусей у них вписываются в принятый зелёно-белый стиль.

Из Маркена не хотелось уходить, хотелось гулять, гулять и смотреть! Мы стали искать кафе и вышли на центральную площадь, если можно так сказать. На берегу моря выстроена миниатюрная прямоугольная гавань или искусственный заливчик для местных яхт. Там нашли два ресторанчика. Мы зашли в первый по ходу – «Land en Zeezicht». Наши самые лучшие воспоминания о нём. Длинный, как трюм корабля, под дерево, под старину (витрины со старинным делфтским фарфором), с элементами морского декора, насквозь залитое солнцем пространство, а у окна, у которого мы сидели, был вид на этот заливчик. Даже фотографии получились как картины малых голландцев – окно, солнце, сверкает заливчик, солнечный свет на столе, на приборах, на вазочке с цветами.

Владельцы ресторанчика семья – суровый папа, болтливая мама и парнишка-сын. Мы попросили их принести нам что-то рыбное, но на их выбор – самое лучшее. Парнишка тут же посоветовал нам взять угря и камбалу. По вкусу чувствовалось, что были выловлены полчаса назад, всё наисвежайшее, и пахнет йодом. Непередаваемо. Потом блинчики – пенкейки в сахарной пудре – тоже невероятно вкусные.

Потом, когда мы вышли, то хотели дойти до берега моря. Но задувал такой ветерюга, что подойти к морю – до него было метров 20 – не было желания. Кстати, море удивило – волны были грязно-коричневые, интересно почему?

Я бы в Маркене с удовольствием пожила. Шаркала бы себе в кломпах, носила кружевной чепец, муж ходил бы в море за угрями и камбалой, поливала бы тюльпаны и азалии в палисаднике, сушила бы бельё на ветру и кормила детей пенкейками.

Срочно куплю 6 соток в Маркене!

Утрехт.

В Утрехте мы жили 4 дня, вставали в 6 утра, завтракали, выезжали в 9 и возвращались обратно примерно в это же время. С Утрехтом у нас связаны первые восторги, первые охи и ахи – первый раз увидели каналы, первый раз велосипедистов, первый раз площадь с Гроте Керк.

Когда мы из аэропорта серым пасмурным утром въехали в Утрехт – смотрели по сторонам с напряжением, где-то в подкорке засели опасения, что «в Голландии нечего смотреть». Эта мина сработала, когда мы увидели современные окраины, двухэтажные тёмного кирпича низкие домики, и вообще ничего старинного – одномоментно подумали «и что мы здесь будем делать?». Ветер, поиски парковки, поиск гостиницы. И куда мы приехали? Какими глупыми выглядели наши страхи уже потом!

Первое наше удивление – велосипедная парковка у вокзала. Там было даже не море – а, океан великов, не тысячи, а десятки тысяч, мы обалдели. Вдоль них шли только минут 15.

Второе удивление, когда вынырнули из лабиринта улочек на первый канал. Это потом мы уже забронзовели и каналами нас было уже не пронять – а тогда мы открыли рот от восхищения.

А потом вышли, наконец, и в старинный центр. И всё закружилось перед глазами – колокольня, Гроте Керк, памятники, голландские домики. Очень красивая колокольня – Домторен. Её называют «кружевной» и это немного похоже на правду. В первый день мы её сфотографировали, наверное, раз 20. Но я бы её так не назвала. У неё архитектура такая странная, летящая, ассиметричная, аскетичная, как перепутанные нити от застывающего сахарного сиропа, наверное, какой-то голландский Гауди её строил.

Все религиозные сооружения в Голландии назначены авторами для определённых целей: усмирения гордыни, борьбы с пороками, чтобы человек почувствовал свою греховность и низменность. Рядом с гигантской по высоте и размерам Гроте Керк, действительно, трудно не ощутить себя земляным червяком, а, насмотревшись на оскаленные пасти каких-то настенных химер, – легко представить, что ожидает человек в наказание за его грехи.

Честно говоря, моей православной душе не хватало чувства светлой радости и полёта – такие грандиозные здания очень сильно приземляют. Интересно, что и деревья, посаженные в сквере у Гроте Керк и Домторен им под стать. Стволы у них пятнисто-зелёно-бурого цвета и депрессивно изогнутые узловатые ветви. Неужели это тоже так задумано и бедные деревья являются символами грехопадения?

Утрехт очень оживлённый город. В центре вдоль каналов яблоку негде упасть – кафешки, народ за столиками, снующие велосипедисты, толпы пешеходов, цветочные палатки. В центре Утрехта торговые улочки и набор брендовых магазинов точно такой же, как в Амстердаме. Кстати это относится почти ко всем маленьким городкам. Утрехт окружён поясом из каналов, а сам располагается на одном из рукавов дельты Рейна, или Старика Рейна, как его ещё называют.

(Утрехт ~ 250 тыс. человек).

Чем голландцы отличаются от нас. И вообще немного про них.

Прежде всего, менталитетом. Голландская ментальность от русской отличается, как тюльпан от засушенной ветки из гербария. Первое, что меня поразило в Голландии – это окна, вернее культура окон. Оказывается все голландцы живут напоказ. Во всех домах у них огромные окна с кристально-чистыми стёклами и минимумом занавесок. Исключение составляют только национальные кружева. И днём, а особенно вечером, вы спокойно можете созерцать голландские интерьеры да и самих хозяев. Очень редко, чаще всего на первых этажах, самых проходных улиц всё же есть прозрачные занавески или пущена матовая полоса на окне по уровню взгляда. Но, честно говоря, это не мешает чересчур любопытным (имею в виду себя) нагнуться и посмотреть внутрь взглядом папарацци.

Русскому человеку подобное дико. Вот кинуть каменюгу в окно к соседу или порадоваться сдохшей корове – это да, это понятно. А вот так, чтобы полюбоваться интерьером соседа и у себя сделать ещё лучше – это уже недоступный уровень понимания. Русские сразу прилепили бы к этому ярлык «эксгибиционизм». Но это слово, отражает лишь наш уровень мышления, а не их уровень культуры. Сначала мы, конечно, стеснялись заглядывать в окна, а потом решили – если показывают, значит надо смотреть. Тем более, что смотреть там есть на что! Какие я видела чудесные интерьеры! И это не в Амстердаме, а небольших городках. К примеру: массивный резной старинный стол из тёмного дерева и на нём расставлена серебряная чеканная посуда: блюда, кубки, бокалы; или белая мебель, белые диваны, на белой скатерти овального стола – преогромный букет белых тюльпанов; или хрустальная необычная люстра, клубничного цвета стены и большая тёмная картина на чёрной ленте посреди стены. В этих интерьерах двигаются одетые, как на картинках в немецких каталогах, голландцы. В их гардеробе полностью отсутствуют байковые халаты, отвисшие треники, семейные трусы и стоптанные тапочки. Дети бегают в милых спортивных костюмчиках и белых носочках, взрослые в модной, мягкой и уютной casual одежде.

Я умилялась кружевным занавескам необычайной красоты и запоминала, как они оформляют подоконники. К примеру, все цветочные горшки у них в одном стиле, могут быть сине-белые под Делфт, или просто белоснежные, но разной формы: белый обычный, белый круглый, горшок в виде белого лебедя. Понятное дело, что в них растут разноцветные шапки цветов. Особенно запомнился мне в этом отношении Маркен, я там даже пыталась сделать серию фоток: «Коллекция окон».

Внешность. Первое, что нас очень поразило – рост, оказывается голландцы самые настоящие Гулливеры. Однажды в банке, куда мы зашли в попытках разменять 500-евровую купюру поговорили с менеджером такого роста, что мой 190 сантиметровый муж общался с ним, запрокинув голову, а я, соответственно, дышала ему в солнечное сплетение.

Мужчины-голландцы очень спортивного телосложения. В Гааге мы попали на городской забег, поэтому смогли просканировать рельеф фигур, очень достойный надо признать. Поскольку они все велосипедисты, то и соответственно могут похвастаться поджарыми мускулистыми ногами. Кстати, самая модная спортивная форма у голландцев – это велосипедные чёрные длинные обтягивающие леггинсы. 90% бегунов были в них. Теперь представим фигуру какого-нибудь русского крутого executive manager-а, даже ходящего в дорогой спортивный клуб, в таких леггинсах, да они не натянутся на пузо. Да и себя представьте. А у голландцев – через одного. Женщины, правда, немного другое дело. У них достаточно выразительна и заметна точка, которую русские называют пятой и то что ниже до колен. Не преследую желания кого-либо обидеть, но нам так показалось. При этом такая фигура это не следствие переедания сладких булочек и голландских вафель, а просто чисто голландско-фламандское, наверное, плотное конституционное телосложение и ничего плохого в этом нет. Зато сидеть в седле очень удобно :).

Что касается внешности голландок, то большинству русских девушек, которые носят в сумках полукилограммовые косметички, они покажутся некрасивыми. Раскрашенная мейк-апом русская девушка посчитает полное отсутствие косметики или минимальное её присутствие на лицах голландок, небрежно скрученные хвостики, естественную мимику и не часто встречающийся маникюр далёкими от идеала красоты.

Лично я чувствовала себя в Голландии в этом плане очень комфортно. Я полностью ассимилировалась в голландской толпе. Теперь поняла, почему очень часто заграницей меня называли Dutch. Причина этому – рост и рембрандтовская рыжеволосость. Мне бы ещё куртку милитари, кеды и намотать небрежный шарф на шею – 100% голландская девушка. Правда, я, к сожалению, немного проигрываю в отношении ОБ (объёма бедер, выражаясь портняжим языком), но если пару лет не слезать с велосипеда, то эту разницу можно и снивелировать :). Хотя это не проблема, а вот куда деть совершенно русский взгляд?…

Глава, посвящённая писающему мальчику.

В Голландии мы зауважали Макдональдс. Без шуток. Какие могут быть шутки в таком серьёзном вопросе. Там есть WC. Пару раз мы залетали туда просто в прединфарктном состоянии. В Амстердаме ситуация с этими нужными всем кабинками ещё более-менее. По крайней для мужчин на улицах стоят такие высокие металлические кульки, зашёл в него и решил свою проблему. Для мужчин есть ещё и открытые писсуары прямо на улицах. Вот только не надо ханжества, не надо сейчас закатывать глаза и кричать «фи, какая непристойность, какое падение». Совершенно естественные вещи. Мужчинам можно только позавидовать. Наши девушкинские проблемы решить уже гораздо сложнее.

В остальных же городах Голландии, вот чего хочешь, то и делай. Уличных кабинок нет. McD тоже. Особенно нам запомнился в этом отношении Моникендам. Когда мы туда приехали (а это уже был наш третий город в этот день) проблема краника стояла на повестке дня ощутимо остро. Мы облазили весь город – ничего. Попинали закрытую дверь единственного в городе туристического душа и wc – наглухо закрыто. Пинали её, кстати, не только мы, но и многочисленные группки туристов. На набережной увидели маленький пивной бар и большой рыбный ресторан, но… не ломиться же туда за этим. В общем, муж, как обычно, юморил, а я даже не могла смеяться, потому что если бы я рассмеялась, то туалет мы бы уже не искали – незачем бы было. Мы подошли даже к церкви, в надежде пописать в ней (не ужасайтесь, у них это принято, там есть WC). Дальше я уже дошла до той кондиции, что могла переступить последнюю ступень деградации личности – мне было все равно, где, всё равно, как – я увидела припаркованные у стены автомобили, метнулась к ним и стала умолять мужа меня загородить. Муж отстоял чистоту моникендамской парковки, сгрёб меня в охапку и мы поплелись дальше. Слава богу, чудом увидели нормального вида ещё одно прибрежное кафе и зашли. Сели. Тик-так, тик-так щёлкает секундная стрелочка у меня в голове. Заказали кофе. Выждали 5 минут приличия. Небрежной походкой, как будто мне так, только чёлочку подправить, я прогарцевала в сторону виднеющейся дверки. Ооо… Потом точно так же муж, как будто, нехотя, из серии – ну, если вы так настаиваете – помчался туда. Ооо… Дальше уже пришли в себя и превратились в нормальных людей.

Когда в Гауде мы, купив билеты, заходили в большую и красивую церковь, то внутри, во-первых, был указатель на комнатку с теми самыми удобствами, а ещё стоял столик, на нём большой кулер с горячей водой, молоко для кофе, пакетиковые кофе и чай, сахар, стаканчики и ложечки. Для туристов. Очень благодарны. Как раз были там в такой момент, что и чай, и кофе (зашли с улицы замерзшие после сильного ветра), и всё такое были для нас очень актуальными.

Наш сайт: www.pamsik.ru – здесь размещены другие наши рассказы и фото.

Наши контакты: pamsik@bk.ru.

При использовании наших текстов – гиперссылка на сайт и указание имя автора – НатА – обязательны.

Часть III: http://www.ayda.ru/stories/show_story.php?id=11758

Часть IVя: http://www.ayda.ru/stories/show_story.php?id=11757

Время путешествия: Март 2007

НатА

Дата:



Прочитайте еще Отзывы о Нидерландах:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.