По национальным паркам Таиланда – часть 2 , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

По национальным паркам Таиланда – часть 2

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Великобритании > По национальным паркам Таиланда – часть 2

15 марта 2003 г. Суббота

Часов в 8 утра, выпив чашечку кофе на первом этаже гостиницы, совершил небольшую прогулку по ближайшим улочкам, посмотрел на товары, предлагаемые на местном рынке. Один из лотков был чем-то вроде зоомагазина: там продавались водяные черепахи (всего по 40 бат, т.е. по одному доллару, за штуку), маленькие сомики и малюсенькие птички (мунии), рассаженные парочками в «карцеры» из бамбуковых реечек размером едва ли 10х10 см. Выяснил между делом, на каком городском автобусе можно доехать до автовокзала. Забрав из гостиницы свои рюкзаки, проехал эти несколько остановок, заплатив 8 бат (вместо вчерашних 40 за такси). На автовокзале застал готовый к отправке микроавтобус до города Мае Сот, недалеко от границы с Мьянмой (бывшая Бирма). Этот городок я планировал посетить несколькими днями позже, после «обследования» двух маленьких национальных парков, но я на ходу переиграл планы и решил махнуть сразу в Мае Сот, оставив парки на потом. Хотя расстояние между городами Питсанулок и Мае Сот составляет всего около 200 км, ехали часа четыре, из-за нескольких продолжительных остановок. В Мае Сот приехали где-то в час дня, в самое пекло. Температура воздуха была, наверное, в районе +35 градусов. Не без труда отыскав обозначенную в путеводителе дешевую гостиницу (не было вывески на английском), снял за 150 бат дряхленький номер наподобие вчерашнего, правда, гораздо просторней и с высоким потолком. Еще в номере был свой туалет и умывальник. Вода в умывальнике стекала сначала через сливное отверстие на пол, а уже потом – в отверстие в полу. Был и душ с холодной водой (относительно, конечно, холодной; на самом деле – градусов 25). Душем я тут же воспользовался. Немного оклемавшись у себя в номере и отойдя от жары под потолочным вентилятором, я сделал «вылазку» в центр города, посетил рынок, накупил на вечер фруктов, взял также горсть сушеных креветок «на пробу» (за 20 бат) и литровую бутылку холодного напитка. Нашел место, где выдаются напрокат мотоциклы, выяснил стоимость (160 бат в день) и время работы этого агентства. На рынке кроме экзотических фруктов и блюд, уже виденных не раз в других местах Таиланда, встречалось и кое-что новое. Например, какие-то незнакомые грибы в яйцевидных оболочках, большие живые лягушки, предназначенные для еды (эти бедолаги были туго связаны попарно через «талию», чтобы не выскакивали из тазиков), много разновидностей сушеной и вяленой рыбы разного калибра. Была и свежая рыба, и даже живая: в тазах плавали сомы и угри. Все это сильно пищало, квакало и пахло. На обратном пути сделал внеплановую покупку – надувную подушечку в виде кренделя, удобную для подкладывания под голову при «сидячем сне» (за 35 бат). Часов в семь вечера совершил еще один «променаж». Видел красивую мусульманскую мечеть, внутри которой через открытую дверь можно было наблюдать стоящих на коленях «прихожан» (наряду с мусульманством, население этого городка исповедует также буддизм и христианство и никаких «крестовых походов» друг на друга при этом не устраивает). Купил с лотков несколько кондитерских изделий, приготовленных тут же, на месте. Но в гостинице места в желудке хватило только на одно из них (вроде свернутого в рулончик блина, смазанного сгущенкой). Основной мой ужин состоял из мандаринов и бананов (съел не меньше кило бананов и почти столько же мандаринов, что все вместе обошлось примерно в 0,75 доллара).

16 марта 2003 г. Воскресенье

Около 8 часов утра «переехал» (точнее, перешел) в другую гостиницу, с номером на 100 бат дороже (250 вместо 150), но гораздо комфортабельней. По крайней мере, было постельное белье и даже телевизор. В эту гостиницу я заходил еще вчера, когда шлялся по улицам, и посмотрел условия проживания. В начале девятого утра был в агентстве, сдающем в аренду мотоциклы, заплатил 160 бат за один день, оставил в залог 5000 бат и копию паспорта и поехал осматривать достопримечательности. Решил начать с водопадов к югу от города. Один из них, в 26 км, я проскочил (не было указателя на английском в том месте, где нужно было сворачивать с шоссе), а другой, в 40 км, удалось найти. Водопадик довольно симпатичный, с живописными каскадами в виде ступенек лестницы. Но слишком многолюдный. Поднялся по тропе вдоль водопада на несколько сотен метров, видел змею (такую же, как в национальном парке Као Яй). Окунулся в одну из заводей ручья. Позавтракав у подножия водопада купленной по дороге жареной куриной лапкой, двинулся обратно, по направлению к городу. Следующим пунктом программы стоял переход через Мост Дружбы (Friendship Bridge) на границе Таиланда и Мьянмы и визит на территорию соседнего с Таиландом государства. О том, что безвизовые посещения Мьянмы в пределах одного дня разрешены иностранцам, я осведомился еще вчера в «мотоциклетном агентстве». Его сотрудница, сносно говорившая по-английски, ответила на мой вопрос, что «нет проблем». Правда, она не сообщила мне две существенные детали: что нужно платить при переходе границы пошлину в 500 бат (впрочем, на тайцев это, возможно, не распространяется) и что в бирманской деревне на том берегу пограничной реки не было рынка (основной цели моего визита). Рынок был только на тайской стороне. Обо всем этом я узнал уже при входе на пограничный мост от офицера на пропускном пункте. Само собой, наносить визит в Мьянму я передумал и ограничился посещением приграничного рыночка на тайской стороне. Ничего достойного внимания мне не попалось.

Купил только на память брошь в виде зеленого жука (150 бат) и набор денежных знаков Мьянмы – кьятов, для коллекции Саше (60 бат). Так как после несостоявшейся экскурсии в Мьянму у меня оставалось еще почти полдня до возвращения мотоцикла, я решил завернуть к горячему источнику и пещере, расположенным в 20 км к северу от города. Эти достопримечательности не были обозначены в моем путеводителе, однако к ним вели хорошо заметные дорожные указатели на тайском и английском языках. Авторы путеводителя совершенно резонно не стали описывать горячие источники и пещеру: ничего интересного там не оказалось. Обычное место для пикников, с ресторанчиками и беседками. Источник, на самом деле, горячий. Там, где он бьет из-под земли, из камней выложена воронка, и отдыхающие тайцы варят в ней куриные яйца в специальных плетеных корзиночках, подвешенных на концах прутиков (и яйца, и корзинки с прутиками поставляются местными лоточниками). Там, где вытекающая вода уже остывает, устроен бассейнчик глубиной по колено. В нем плескались ребятишки. Что касается пещеры, то для ее посещения необходимо было нанимать гида и платить за это 300 бат. Меня это не устроило. Судя по фотографиям на стене будки, в которой сидели гиды, пещера была похожа на те, что я уже не раз видел в южном Таиланде за гораздо более скромную плату (или вообще бесплатно): со сталактитами, сталагмитами и причудливыми известковыми наростами на стенах. К двум часам дня, когда я поехал от горячих источников в город, жара уже стояла, как в духовке. Я начал ощущать, что руки и ноги, несмотря на обдувающий при езде на мотоцикле ветер, стали потихоньку «обугливаться» на солнце. Поэтому никаких поездок на сегодня я придумывать больше не стал и уже в третьем часу дня сдал мотоцикл назад, в агентство. В гостинице принял душ, постирал футболку и вздремнул пару часиков в струях ветерка от потолочного вентилятора. В шестом часу вечера я совершил прогулку по окрестностям гостиницы, разменял в магазине «7/11» тысячу бат, купив бутылочку «спрайта», прошелся по рыночному ряду. Лягушки, связанные попарно, были еще живы, но за день они совершенно опупели от жары и неподвижно сидели в своих тазах, больше не квакая. Угри тоже не двигались. Я так и не разгадал для себя загадку: каким образом торговцы скоропортящимся товаром (свининой, курятиной, свежими морепродуктами) умудряются при такой жаре весь день сохранять свои продукты безо всяких морозильников и даже льда (лед, правда, попадался, но далеко не везде). Купив с лотка половину жареной курицы, я вернулся в гостиницу и, включив телевизор на канале с футбольным матчем между тайскими командами, устроил себе сытный ужин.

17 марта 2003 г. Понедельник

В восьмом утра я покинул гостиницу, разыскал обозначенную на схеме в путеводителе автостанцию и вскоре сел в микроавтобус, направлявшийся в город Так. Не доезжая этого города 30 км, я сошел у поворота в национальный парк Такусин Махарат, где планировал остановиться на 2-3 дня. От шоссе до центральной усадьбы парка пришлось топать со своими рюкзаками больше километра в горку по асфальтированной дороге. Хорошо еще, что в этот утренний час солнце работало в «щадящем режиме». Такусин Махарат меня сразу же разочаровал. Кроме того, что пришлось платить за вход 200 бат (к этому я был готов), оказалось, что в парке имеется лишь одна тропа протяженностью менее 4 км, да и то не кольцевая, а с выходом на шоссе, по которому нужно было возвращаться к центральной усадьбе около 2 км, в основном круто в гору. Не откладывая дело в долгий ящик, я оставил свой большой рюкзак в визит-центре и тут же проделал данный маршрут. На последующие дни уже ничего не осталось, так что завтра с утра я решил отсюда сматываться. Из достопримечательностей, упомянутых в брошюре об этом парке, я посмотрел две: гигантское дерево из семейства диптерокарповых и один из водопадов. К остальным водопадам, обозначенным на карте парка, троп не было (по крайней мере, не было показано на этой карте). Водопад маленький, но симпатичный. Посидел минут десять в прохладе у его подножия, «остужая радиатор». Дерево, действительно, нехилое: диаметр ствола примерно 4-5 м, как у секвойи. Парк рекламирует это дерево как самое большое в Таиланде. Несмотря на усилившуюся жару (к полудню было не менее +35 градусов), удалось посмотреть пару новых для себя видов птиц. Отведал также новых фруктов, которых раньше нигде не приходилось видеть – ни в лесу, ни на рынках. Парочку этих фруктов я нашел прямо на тропе. Внешне они выглядели как зеленые яблоки среднего размера, с толстой кожурой, но внутри были мягкими, как персики, и с несколькими крупными косточками. Мякоть пахла вполне съедобно, так что я без особых сомнений съел оба плода. Вкус оказался еще лучше, чем запах, чем-то похож на вкус киви. Никаких неприятных последствий не наблюдалось. Правда, сок на губах сразу же превратился в подобие липкой жевательной резинки, которая не смывалась ни водой, ни слюной. Видимо, именно поэтому местные жители не торгуют данными фруктами на базаре. Крона того дерева, под которым я подобрал плоды, была густо увешана такими же, но они висели слишком высоко. На всякий случай я попинал по стволу, однако ни один из плодов не упал: дерево было слишком большим. Когда я отдыхал у водопада, рядом со мной громко шлепнулся откуда-то сверху похожий фрукт, только крупнее и оранжевый, как апельсин. Этот на пробу оказался несъедобным: почти без мякоти и очень кислый.

Перед тем, как вернуться к центральной усадьбе парка, я сделал остановку на специальной площадке для наблюдений за птицами и просушил на солнце промокшую от пота футболку. У визит-центра, когда я вышел к нему часа в 2 дня, продолжала тусоваться большая группа молодежи (я видел их еще утром). Как выяснилось, это были учащиеся католической школы из города Так, которые приехали сюда, «в горы», чтобы в относительной прохладе отметить окончание класса или что-то вроде этого. В беседке поблизости сидело несколько взрослых, тоже подъехавших на это мероприятие. Они пригласили меня присоединиться к ним, угостили холодной водой и плодами, которые они называют «лонган» – что-то типа крупных виноградин, только с несъедобной кожурой, которую нужно очищать, и с одной крупной косточкой внутри. Хотя для меня это кушанье было не новым, я с удовольствием принял предложение. Один из членов этой компании (как я понял, школьный учитель и одновременно – гитарист) неплохо говорил по-английски, так что удавалось поддерживать «светский разговор». Посидев в беседке минут двадцать и получив на прощанье целую ветку с плодами, я забрал в визит-центре свой рюкзак, нашел официальную площадку для палаток (ни одной палатки на ней не было) и разбил свой однодневный лагерь. После чего выпил банку холодного пива, купленную в местной лавке, и пофотографировал гималайского медведя, содержащегося в небольшом вольере рядом с визит-центром. Медведь неплохо позировал и «корчил рожи», забравшись на каркас из сухих стволов деревьев посреди вольера. Пройдя с километр по шоссе, по которому я недавно возвращался к центральной усадьбе, я оккупировал столик, установленный на пригорке у дороги, занес в дневник сегодняшние события и вздремнул на солнышке под мягкими дуновениями ветерка. Оставался там часа два, пока солнце почти не скрылось за горным отрогом, и не стало прохладно. Кроме того, что официальная площадка для палаток была совершенно пуста (не считая моей палатки), она имела еще одно несомненное преимущество: отделанный цементом очаг для костра. Так что вечерком, установив палатку, я вполне легально развел костерок, вскипятил воды и заварил рисовую кашу быстрого приготовления (таскал ее с собой еще с национального парка Као Яй), добавив в нее немного мясного порошка из кенгурятины (взял из дома). Дрова собирать не пришлось: в очаге была куча древесного мусора и хвои, собранная с поляны работниками парка. Топлива осталось еще и на утро.

18 марта 2003 г. Вторник

На восходе солнца совершил короткую экскурсию, не встретив ничего нового для себя. Вскипятив на костре воды и попив кофе, я свернул свой «бивак» и пешком дотопал до шоссе. Полтора километра под гору по утренней прохладе проскочили незаметно, не то, что вчера, в гору и под солнечным пеклом. Основная часть дня ушла на переезды по следующей траектории: национальный парк Такусин Махарат – город Так (30 км на «сонгтэо», 40 бат) – город Чанг Май (около 300 км на север, на автобусе с кондиционером, который не работал, четыре с половиной часа, 137 бат) – переезд в городе Чанг Май от автовокзала до места отправления нужного мне транспорта (3-4 км в пределах городской черты, на такси-мотоцикле, 40 бат) – город Чом Тонг (80 км к западу от Чанг Мая, на «сонгтэо», 35 или 40 бат) – деревня Мае Кланг (всего 8 км к северу от Чом Тонга, но пришлось отдать 50 бат, так как дело шло к вечеру и других пассажиров, кроме меня, не ожидалось) – пропускной пункт в национальный парк Дой Интанон (километра полтора пешком и в гору, зато бесплатно) – и, наконец, центральная усадьба парка (30 км от пропускного пункта, на попутной машине, в кузове пикапа; поблагодарил водителя презентом в 40 бат). Несмотря на эти сложные перемещения, своей цели я достиг, и до наступления темноты добрался до центральной усадьбы парка Дой Интанон. В отличие от моего предыдущего лагеря, этот был довольно густонаселенным и шумным. Но я умудрился найти хорошее место на самом отшибе, вдалеке от остальных палаток. Там были кучи длинной сосновой хвои, собранные уборщиками со всей поляны, так что я немедленно соорудил из нее ложе под палатку и спал, как король на перине. Для полного счастья я зарубал перед сном жареную куриную ножку, купленную в местной деревне по пути к лагерю, и выпил банку холодного пива.

19 марта 2003 г. Среда

Так как и наручные часы, и будильник вышли из строя, то встал не знаю во сколько, но до восхода солнца. С маленьким рюкзачком я направился вверх по шоссе, ведущему к вершине горы Дой Интанон – самой высокой точке Таиланда (2595 м над уровнем моря). От центральной усадьбы дотуда было около 17 км. Из них я прошел только первые 3 км, пытаясь без особого успеха наблюдать за птичками сквозь шум тарахтящих мотоциклов и машин. Тормозить попутки я не пытался, поскольку дорога шла круто в гору, а на таком подъеме вряд ли кто-то стал бы сбавлять скорость и тем более останавливаться. Но, добравшись до ровного участка шоссе, я все же решил поголосовать и сразу же был подхвачен группой ребят из Венгрии (4 человека), которые в арендованной машине ездили по Таиланду в погоне за птичками (как и я, но более серьезно, с подзорными трубами на треногах и с хорошими определителями). С ними я уже успел познакомиться сегодня утром, когда сворачивал с шоссе, чтобы обследовать боковую дорогу; эта группа как раз сделала это до меня и возвращалась назад к шоссе. Венгры подвезли меня километра четыре до другой боковой дороги, которая была обозначена на моей схеме, и по которой я планировал тоже сегодня пройти. Венгры уже были на этой дороге вчера и сегодня решили пройти часть ее по второму разу. Они рассказали, что вчера в самом начале этой дороги держалась красивая птица (Green Cochoa), и показали мне это место. Я решил там позавтракать купленными вчера сушеными бананами, и, пока я закусывал, этот самый «кочоа» подлетел ко мне на 10 метров и неплохо попозировал. Кроме этой птицы, вдоль дороги я наблюдал еще 2-3 новых для себя вида. Но особенно продуктивным в отношении птичек оказался небольшой маршрут в районе вершины горы.

Оставшиеся до нее 10 км меня подвез Джон, англичанин, живущий в Гонконге (с ним я познакомился на той дороге, куда меня подвезли венгры; Джон тоже оказался любителем птиц). На кольцевом маршруте протяженностью всего с километр, рядом с вершиной, я наблюдал 6 или 7 новых для себя видов, причем все они вели себя, как ручные, и подпускали иной раз всего на 2-3 м. Вниз, к лагерю, я доехал на пикапе с семейством тайцев из города Чанг Май, которые съездили на гору, устроили себе нечто вроде пикника и теперь возвращались домой. У своего «временного дома» я уже был часа в два дня, поэтому решил прогуляться до водопада в паре километров от лагеря. Половину пути прошел пешком, половину проехал на «сонгтэо» за 15 бат (не хотелось тащиться в гору по такой жаре). Водопад оказался весьма заурядным, с беседками, газонами и красивым садом. Расположившись в тени, пообедал купленной по дороге жареной курятиной, после чего вернулся в лагерь. Почти все оставшееся до сумерек время посвятил работе с определителем птиц (с собой на маршруты я его не брал, так что пришлось определять по памяти) и заполнению дневника. Когда я уже возвращался к свой палатке, наткнулся на еще одного туриста-«птичника», с которым мельком виделся и перебросился парой слов сегодня в районе вершины горы Дой Интанон. Он из Голландии, активно путешествует по всему миру в качестве туриста-орнитолога (занятие, абсолютно непостижимое для разума большинства сегодняшних обитателей России). При этом Рональда (так звали голландца) практически не интересует ничего, что не связано с птицами. Так что мы с ним поговорили минут 15 о птичках, посмотрели картинки в его определителе. До своей палатки я добрался, когда уже сгустились сумерки. По пути я подобрал себе «переносной очаг» – специальное ведерко с двойным дном (верхнее дно – из глины, с отверстиями), так что на ужин у меня был свой чай. (Ранее я заметил подобные «очаги» радом с другими палатками и сделал вывод, что пользование ими разрешено; позже я нашел на поляне свободный «очаг» и тут же его «приватизировал».) Набрав сухих сосновых веточек, я развел в этом «очаге» мини-костерок, которого хватило как раз на то, чтобы вскипятить воды для кружки чая и подогреть пару микро-шашлыков, купленных еще днем по дороге к водопаду. Поужинав у своего костерка, я залез в палатку и еще около часа делал записи в дневнике за сегодняшний день, подвесив на проволочке фонарик.

20 марта 2003 г. Четверг

С утра, на восходе солнца, я обследовал небольшую грунтовую дорогу, отходящую от шоссе недалеко от центральной усадьбы парка и ведущую к теплицам. Хотя эти сооружения и выглядят, как наши теплицы, в данном климате они дают, конечно, не тепло, а тень, поэтому и открыты с боков. Видел три новых для себя вида птичек. Вернувшись к шоссе, протопал пару сотен метров до придорожного рыночка, где торгуют жители местной национальной деревушки (народность хмонг) и принялся голосовать, чтобы попасть к вершине горы. Но машин практически не было: в ранние утренние часы паломничество тайцев на гору еще не началось. Потеряв где-то полчаса, плюнул на экскурсию и, купив на рыночке маленькую (около 1 кг) дыньку за 15 бат, пошел к водопаду, у которого был вчера. Только на этот раз я задумал подняться к основному каскаду водопада (отвесной стене метров 15-20 высотой), а не к тому хилому 5-метровому водопадику, который я посетил вчера. Основной каскад был хорошо виден со стороны (даже от палаточного городка) и выглядел впечатляюще. Чтобы достичь этой каменной стены с бурлящей водой, не пришлось предпринимать героических усилий: к подножию этого большого каскада вела тропа, которую я вчера не заметил. Поднявшись докуда было можно, я обнаружил под самой стеной, у подножия водопада, уютный каменный уступчик и оккупировал его на пару часов, раздевшись до трусов. Несмотря на яркое солнце, жары не было: от падающей воды в воздухе висел прохладный радужный туман. Устроившись на уступе, я позавтракал купленной по дороге курицей, а потом съел холодную и очень сладкую дыньку (с часок я подержал ее в ручье под водопадом). За это время никто из тайцев, приезжавших посмотреть водопад, меня так и не побеспокоил: все они ограничивались посещением только нижнего невзрачного каскада, к которому вела основная тропа. Когда я почувствовал, что ультрафиолета для моей кожи на сегодня уже достаточно, я спустился к парковочной площадке у подножия водопада и сразу же нашел себе попутку на вершину горы. Туда от водопада ехала на микроавтобусе небольшая «делегация» коллег по бизнесу: двое тайцев и один малаец. Они арендовали микроавтобус с шофером. Все, кроме шофера, отлично говорили по-английски и моментально согласились меня подвезти. Правда, путь к вершине растянулся часа на полтора-два из-за продолжительных остановок. Сначала они остановились у придорожного ресторана на обед (я ограничился двумя банками ледяного чая, т.к. был уже сыт), а потом еще завернули к двум буддистским ступам (конусовидным храмам), построенным в честь таиландских короля и королевы в 6 км не доезжая вершины горы.

Поскольку королевскую семью тайцы почитают как живых богов, то возле этих храмов было многолюдно. Ступы расположены на горном отроге, откуда можно было бы видеть на сотню километров вокруг, если бы не дымка от лесных пожаров (по причине сухого сезона лесные палы здесь довольно обычны, и мне тоже не раз приходилось их наблюдать из окон автобусов). Королевский сад, где расположены ступы, усажен цветами и декоративной цветной капустой. Имеется даже искусственный водопад. Хотя и с большой задержкой, но на вершину я все же заехал и, поблагодарив бизнесменов, прошелся еще раз по тому небольшому кольцевому маршруту чуть ниже вершины, где уже был вчера. Добавил в свою «коллекцию» парочку новых видов птиц, в том числе очень ярко окрашенную цветочницу (Mrs Gould’s Sunbird). После этого на попутном пикапе я проехал от вершины 6 км до другого, более протяженного маршрута, где я еще не был. Он тоже кольцевой, но длиной не менее 3 км, и пересекает различные биотопы, включая даже альпийскую саванну (сухой луг). Из-за сильного ветра птичек было не слышно, но все равно пару новых для себя видов я встретил (включая куропатку, Rufous-throated Partridge). Когда я, закончив маршрут, вышел на шоссе, было уже где-то полшестого вечера. К этому времени «паломничество» на гору завершилось, и я столкнулся с той же проблемой, что и утром: отсутствием попуток. Простояв на обочине минут десять, пошел вниз пешком, вернее, короткими перебежками (из-за крутой дороги слишком разгоняться было опасно). Но идти оставшиеся до моего лагеря 11 км не пришлось: уже после первого километра меня подобрал пикап, который и доставил меня к месту назначения. Вечером я снова развел в портативном «очаге» мини-костер и поужинал купленными в местной деревне жареной курятиной и арбузом. Перед сном мы еще около часа болтали с голландцем Рональдом, с которым познакомились вчера, о птичках и путешествиях.

21 марта 2003 г. Пятница

Утром прогулялся часа три по шоссе, идущем мимо палаточного городка (в сторону от основного шоссе) – 3 км туда и 3 – обратно, с остановками для наблюдений за птичками. Добавил в свой список 2 новых вида. После этого по плану я должен был двигать в следующий национальный парк, но после экскурсии меня слегка разморило, и не хотелось никуда ехать. Поэтому я, вздремнув с полчасика в своей палатке, вымыл с шампунем голову, побрился и решил действовать по вчерашнему сценарию: пошел к водопаду и позагорал на облюбованном уступе часок-другой, совместив это дело с обедом. Только на этот раз вместо дыни был арбуз. Совместил приятное с полезным: добавил в «коллекцию» новый вид птиц, а также хорошо понаблюдал за «старой знакомой» – райской мухоловкой. Отдохнув у водопада, я вернулся в лагерь, свернул палатку и тронулся в путь. Так как было уже далеко за полдень, то я решил заночевать в Чанг Мае и ехать в национальный парк Дой Пуи завтра. До городка Чом Тонг проехал 30 км на попутном пикапе с рейнджером национального парка Дой Интанон (заворачивали по пути на живописный водопад), а оттуда до Чанг Мая – на «сонгтэо». Обойдя несколько ближайших к месту высадки гостиниц, выбрал самую дешевую из них – всего 45 бат в сутки (т.е. чуть больше доллара), правда, и с минимумом удобств. Тем не менее, я смог принять душ (один на этаж) и даже постирать кое-что из одежды. Прогулявшись по вечернему Чанг Маю, вернулся в свой «гестхауз» и еще пару часов посидел в компании с американкой и испанкой, сидевшими за столиком перед гостиницей. Я познакомился с ними еще раньше, когда поселялся. Американка из Нью-Йорка по имени Марина, по национальности еврейка, в возрасте четырех лет уехала с родителями в США из Белоруссии, поэтому отлично, почти без акцента, говорит по-русски. Уже три года она путешествует по свету, и в Таиланде до этого бывала много раз. Перед сном удалось с помощью перочинного ножа починить свои наручные часы. Для этого пришлось только отвинтить несколько крохотных винтиков и прочистить контакты на батарейке.

22 марта 2003 г. Суббота

Отоспавшись до 8 часов утра, взял у хозяйки «гестхауза» чашку кофе за 10 бат и позавтракал купленными вчера вечером маленькими пончиками (купил 10 штук, по одному бату за штуку). Поработав с часок над дневником, не спеша собрал вещи и часов в 10 утра покинул гостиницу, оставив 20 бат хозяйке в качестве «дотации». До национального парка Дой Пуи добрался без проблем, благо он расположен всего в паре десятков километров от Чанг Мая. Доехал туда на «сонгтэо» без пересадок, заплатив 90 бат. Но дальше начались непредвиденные трудности. «Сонгтэо» доставило меня не к офису парка Дой Пуи, а к деревне хмонгов с одноименным названием – основной «мишени» для туристов. Там был неплохой рыночек с оригинальными предложениями вроде сушеных тигриных пенисов (всего по 1500 бат, может, подделка?) и лекарственных грибов-трутовиков, не говоря уже о цветастых национальных одеждах и разнообразных сувенирах. Я тоже попался в сети покупательского искушения и «разорился» на 700 бат, совершив три совершенно незапланированные покупки. Купил серебряную (если верить продавцу) старинную японскую йену за 200 бат, позолоченное колечко с фиолетовым аметистом и белыми сапфирами (400 бат) и, наконец, самодельный складной арбалет с луком и стрелами из бамбука, в качестве сувенира и для забавы (всего за 100 бат, вместе с пучком из 10 стрел). Арбалет, хотя и маломощный, но действующий, в чем можно было легко убедиться: в нескольких метрах от продавца были подвешены два зеленых плода папайи, и каждый желающий мог за 5 бат попробовать свое стрелковое уменье. Я попробовал дважды, и один раз попал. Вторая стрела воткнулась в картон, на фоне которого висели плоды, как раз посередине между ними. У одного из продавцов (молодого парня, неплохо говорившего по-английски), мне удалось выяснить, что офис национального парка Дой Пуи находится примерно в километре от деревни – назад по той дороге, по которой я приехал. Обвешавшись своими рюкзаками, я решил пройти это незначительное расстояние пешком, не полагаясь на попутки. Оказалось, информация была слегка недостоверной. Во-первых, пришлось идти, как минимум, 2 км, причем круто в гору; во-вторых, после этого я достиг не центрального офиса, а лишь конторы одного из подразделений национального парка.

В конторе мирно спали на топчанах двое служащих: один – в кабинете, другой – в подсобном помещении с «тыла». Никого, кроме них, не было. Я походил по пустынному зданию, пытаясь разобраться с помощью рисунков и схем на стендах (все надписи – только на тайском языке) с системой экскурсионных троп в этом парке, но не особенно в этом преуспел: схемы маршрутов на стендах были обозначены очень примитивно и непонятно. Пришлось все же будить работников (они продолжали спать все это время, несмотря на вяло лаявшую поблизости собачку). Сначала я разбудил того, что был в кабинете. Но он ни слова не понимал по-английски и пошел будить другого, который понимал несколько слов. С большим трудом удалось объяснить, что мне нужна схема троп. Однако, насколько я понял, экскурсионных троп в этом парке вообще не было, имелось лишь несколько автомобильных дорог. Официальное место для палаток располагалось у центральной усадьбы парка, примерно в 4 км назад по той дороге, по которой я приехал. Тот работник, что немного понимал по-английски, нарисовал мне схему дорог, обозначив место расположения усадьбы. Я решил спрятать большой рюкзак в лесу и прогуляться эти 4 км пешком, по пути наблюдая за птичками, а заодно попытаться присмотреть себе по пути удобную площадку для «нелегального бивака». Но ни одного такого места не попалось: с обеих сторон шоссе были только крутые склоны, поросшие густым лесом. Ни речек, ни полянок не просматривалось. Зато было полно людей в военной форме, соседство с которыми не слишком-то воодушевляло. (На территории этого национального парка, как раз между центральной усадьбой и деревней хмонгов, находится зимний дворец таиландского короля, и для его охраны здесь содержат специальный гарнизон.) Птичек тоже особо не посмотрел: то и дело мимо проезжали машины и мотоциклы. Правда, за целый день видел все-таки один новый для себя вид (юхию). Ни центральной усадьбы, ни официальной площадки для палаток я так и не нашел, сбившись на дорогу, не показанную на нарисованной для меня схеме. Но к тому времени я все равно уже склонялся к тому, чтобы сматываться из этого парка, так как смотреть здесь, кроме хмонгов и зимних дворцов, было не на что. К тому же веский аргумент в пользу такого решения внесла погода. Еще когда я был в деревне хмонгов, прошел короткий сильный дождик (я переждал его в беседке у водопада), а потом весь день в небе висели нехорошие тучки. Самочувствие мое тоже было не идеальным. Утром, по пути в парк, я вдруг почувствовал слабые приступы морской болезни и «списал» их на холодный шоколадный коктейль, выпитый в магазинчике, когда я ожидал посадки в «сонгтэо». (Впоследствии я решил, что «виноваты» были все же утренние жирные пончики, купленные накануне.) Как потом оказалось, до центральной усадьбы парка я не дошел всего сотню-другую метров. Но это уже не имело значения. Дотопав 4 км назад по шоссе (все время – в гору) до того места, где был спрятан рюкзак, я сделал передышку, съев пару жареных куриных ножек (купил не рыночке возле «Зимнего Дворца») и затем на попутках «за бесплатно» добрался до окраины Чанг Мая. Там за 50 бат нашелся доброволец, чтобы подвезти меня на своем пикапе до автовокзала. Через час я уже ехал в прохладном кондиционированном салоне автобуса, направлявшегося в Бангкок. Но перед посадкой пришлось нанести визит в платный туалет и очистить желудок по методу «два пальца в глотку». Дело в том, что на обратном пути из национального парка в Чанг Май меня снова начало мутить, причем на этот раз более серьезно. В общем, пришлось избавляться и от пончиков, и от жареных куриных ножек, и от банки пива, выпитого уже на автовокзале. Процедура не очень приятная, но необходимая: было бы хуже, если пришлось бы проводить ее в дороге.

23 марта 2003 г. Воскресенье

Провел в кресле автобуса 11 часов, в основном спал (автобус поехал из Чанг Мая в 19:30 и прибыл в Бангкок примерно в 6:30 следующего дня). В Бангкоке на обычном городском автобусе за час и всего за 6 бат добрался из северного терминала в южный и еще через два с половиной часа был в городе Петчабури, административном центре одноименной провинции Таиланда. Первоначально я собирался следовать сразу же в национальный парк Каенг Крачанг (60 км к западу от Петчабури), но уже на подъезде к городу вдруг решил «взять выходной», отдохнуть от птичек (а птичкам дать отдохнуть от себя). Погода не внушала доверия (почти всю дорогу от Чанг Мая до Бангкока шел дождик, а в Бангкоке ударил настоящий ливень), да и хотелось немного расслабиться после 16-часового переезда на трех автобусах. Короче, с помощью своего помощника-путеводителя я выбрал себе дешевый отельчик «Чом Клао» (комнатка с вентилятором и отдельным санузлом без горячей воды – 160 бат в сутки) и, доехав туда на такси-мотоцикле (20 бат), обосновался в нем на втором этаже, с видом на речку Петчабури. Прямо напротив окна на пальме висели созревшие кокосы, а чуть в стороне на деревьях болтались плоды манго. С небольшой террасы гостиницы можно было удобно наблюдать за птичками. У уреза воды, в десятке метров от моей комнаты, постоянно держались майны, горлицы и китайские прудовые цапли. Сразу же пополнил свою «коллекцию» новым видом горлицы. Приняв душ, я часа три отлично поспал под ветерком от потолочного вентилятора, а затем совершил прогулку по улочкам города на обоих берегах реки. Посетил местные рыночки, накупил себе на обед фруктов: бананы, ананас, дуриан. Я уже пробовал дуриан 4 года назад и знал, что это редкая гадость, но все же хотелось разгадать секрет: почему жители Юго-Восточной Азии считают его царем фруктов? Поэтому я и приобрел маленький (около 1 кг) плод за 20 бат, предусмотрительно попросив его разделать на месте, чтобы не создавать потом вони в гостинице. Секрета я так и не разгадал. Мякоть, действительно, имеет приятный вкус (чего совсем не скажешь о запахе), но слишком приторна и явно, на мой вкус, уступает тому же банану или ананасу, хотя стоит гораздо дороже (особенно если учесть, что основную массу плода дуриана составляют кожура и косточки). После «фруктового обеда» я посидел часок-другой над дневником и над определителем птиц, а потом еще раз прошелся по городу, на этот раз до ночного рынка и обратно. Местоположение этого рынка я определил еще днем: он оказался всего в пяти минутах ходьбы от гостиницы. Купил на ужин пару маленьких жареных колбасок и мини-шашлык из куриных желудков, а также банку холодного пива «сингха». Хорошенько поужинав, почитал немного перед сном Льва Троцкого и отрубился до утра.

24 марта 2003 г. Понедельник

Позавтракав купленными вчера бананами (съел сразу с килограмм), прошелся до расположенного в соседнем здании банка и пополнил свой запас тайской валюты, обменяв на баты 101 доллар. После чего двинулся с вещами к тому месту, откуда отправляется транспорт в сторону национального парка Каенг Крачанг (где находится эта остановка, я уточнил еще вчера, во время дневной прогулки). Нужный мне транспорт я нашел без особого труда. Это было что-то вроде микрогрузовика, у которого в кузове установлены две скамейки для пассажиров. Неожиданным попутчиком оказался Дима из Санкт-Петербурга – первый россиянин, которого я встретил за эту поездку. Я видел его еще вчера в гостинице и уже тогда подумал, что он похож на русского, но познакомились мы только тогда, когда он садился в «грузовик-автобус». Часа через полтора этот транспорт доставил нас до визит-центра парка. Там мы получили не очень воодушевляющую информацию. Оказалось, что только до въезда в парк нужно преодолеть 15 км, а оттуда еще нужно было добираться 15 км до первого «кэмпграунда» и еще 20 км – до второго. При этом ввиду буднего дня шанс поймать попутку сводился к минимуму. В визит-центре, правда, нашлась «помощница», предложившая для заброски в парк арендовать в ближайшем поселочке автомобиль за тысячу с лишним бат, но мы ее вежливо послали подальше. Так как день только начинался, мы решили не торопиться и, оставив рюкзаки в визит-центре, прогулялись по окрестностям. Сначала сделали заплыв в большом водохранилище, на берегу которого стоит визит-центр (вода оказалась теплой, как парное молоко), потом скромно перекусили в местном ресторанчике. Попутку, действительно, найти было непросто. Машины проезжали часто, но все они шли в многочисленные деревушки, расположенные где-то между визит-центром и въездом в парк. Тем не менее, дважды нам повезло. Сначала нас километров пять подвез пикап, потом еще километров пять – микрогрузовик. Последний высадил нас у придорожного ресторанчика в нескольких километрах от въезда в парк, а сам уехал по боковой грунтовой дороге.

Спустя пару минут я обнаружил, что с ним уехала и моя шляпа. Уже второй раз за время моей нынешней поездки она попыталась путешествовать отдельно от меня, но и на этот раз у нее ничего не вышло. Пока Дима что-то заказывал в ресторанчике и ожидал готового блюда, я сделал попытку догнать грузовик. Дна берегу небольшого озера рыбачило несколько подростков с мотоциклами, и я кое-как на жестах объяснил им, что мне нужно найти грузовик с моей шляпой. С одним из пацанов мы проехали на мотоцикле пару километров по грунтовой дороге вслед за этим грузовиком. От дороги то и дело отходили другие дороги, и грузовик мы так и не увидели. Зато попали под заряд дождя и промокли почти насквозь. Совсем промокнуть нам не удалось благодаря тому, что мы переждали минут 15 под навесом одного маленького крестьянского домика вместе с его хозяевами. К сожалению, я мог лишь наблюдать за ними и обмениваться улыбками, поскольку они ни слова не знали по-английски (как и мой «мотогонщик»). В общем, к беседке, где сидели рыбаки, мы вернулись без шляпы и без заначки, которая в ней была спрятана (больше сотни бат). Я уже хотел идти назад, к ресторанчику, как вдруг откуда-то из тех мест, которые мы «обшаривали» в бесполезном поиске, появился паренек на мотоцикле, державший эту самую шляпу, а спустя минуту мимо прокатил и «наш» микрогрузовичок. Неизвестно откуда взявшемуся мотоциклисту (и неизвестно от кого узнавшему о моей пропаже) я вручил в знак благодарности 20 бат и по столько же дал компании рыбаков в беседке и тому парню, который возил меня на мотоцикле. Когда я по прошествии не менее получаса вновь объявился у ресторана (мокрый, но в шляпе), Дима уже давно закончил свою половину ужина (лапшу с какими-то приправами и сухарями) и поджидал меня. Я тоже перекусил, и мы вместе докончили бутылку слабоалкогольного напитка, которую Дима «на пробу» приобрел у хозяйки ресторанчика. Довольно приятное питье, с очень небольшим градусом, что-то среднее между квасом и бражкой. Посовещавшись, мы решили в национальный парк сегодня уже не «прорываться» и оставить это дело на завтра: было уже поздновато, да и погода стояла ненадежная. Мы спросили у семейства, содержащего ресторан (и здесь же живущего) насчет ночлега в их заведении, и они ничего не имели против. До вечерних сумерек я еще успел прогуляться с биноклем вдоль озера и добавить в свою «коллекцию» пару новых видов птиц. Мы хотели заночевать прямо на скамейках возле столика, где мы ужинали, но хозяева настояли, чтобы мы поставили на веранде палатку и ночевали в ней. Как мы поняли из «языка жестов», они беспокоились о том, что ночью нас заедят москиты (хотя днем и вечером этих кровососов практически не было). Мы не стали спорить и сделали так, как нам сказали. Убрав в сторону один из двух столов этого мини-ресторана, мы поставили на его месте мою палатку и заночевали в ней.

25 марта 2003 г. Вторник

Переночевали благополучно под неустанный аккомпанемент местной живности: лягушек, гекконов, ночных птиц. Особенно старались лягушки: рядом с рестораном была канава, заполненная водой. Одна из лягушек наутро стала завтраком для небольшой змеи. Змея поймала лягушку прямо на полу ресторана и долго не могла ее заглотить, потому что неудачно ухватила ее за нижнюю челюсть. За этой сценой с любопытством наблюдала рыжая кошка. Сделал несколько снимков. Завтракать не стали, только выпили по чашке кофе с местными кондитерскими изделиями. Расплатившись с хозяйкой за еду, а также презентовав ей 50 бат в виде благодарности за кров, мы вышли на дорогу и начали голосовать. Вскоре нас подобрал пикап, следовавший в сторону национального парка. Он подвез нас до «чекпойнта» – въезда в парк, где нужно было предъявлять билеты (билеты мы купили вчера в визит-центре, заплатив по 200 бат). Дальше с попутками было сложнее. Деревень за «чекпойнтом» уже не имелось, и машины ходили по этой дороге очень редко, тем более в будний день. Мы попытались договориться с работниками парка, чтобы они подвезли нас оставшиеся 15 км до первого «кэмпграунда», но те заломили цену в 500 бат, так что мы отказались. Прождали попуток полчаса, но так и не дождались. Я уже настроился, оставив вещи Диме, пройтись с биноклем по дороге, которая ведет в парк, когда от работников парка поступило «контрпредложение»: они соглашались подвезти нас до первого «кэмпграунда» на двух мотоциклах, по 100 бат с каждого. Это предложение мы приняли, и вскоре были уже на месте, в палаточном городке. Городка как такового не было: по разным полянам и закуткам стояло лишь 4-5 палаток. На одной из полянок на влажной земле собралось целое облако бабочек разных видов, сотни и тысячи штук. Они взлетали, когда кто-нибудь подходил к ним вплотную, и тут же садились снова. Вскоре произошла встреча с водяным вараном (Water Monitor) – здоровенной ящерицей около метра длиной, которую я уже давно хотел увидеть в Таиланде, да все не получалось. Мы его застигли, когда он уползал с полянки в лес. Чтобы его сфотографировать, пришлось с помощью Димы устроить маленькую облаву.

Сделал несколько снимков с близкого расстояния (1-2 м). Сначала нашей целью было попасть в первый «кэмпграунд» и остаться там по крайней мере на одну ночь. Назавтра Дима собирался ехать обратно в Петчабури, а я после одной-двух ночевок хотел перебраться на второй, дальний «кэмпграунд». Но наш план изменился, так как неожиданно нашлась попутка до дальнего «кэмпграунда». Туда направлялось на своем пикапе тайское семейство, приехавшее в национальный парк из провинции Районг (к югу от Паттайи). Они с легкостью согласились подбросить нас до дальнего «кэмпграунда», так что мы провели на ближнем не более получаса. Этого времени мне хватило, чтобы осмотреться, прикинуть возможности для последующего ночлега, а также сфотографировать варана и бабочек. День сегодня выдался необычайно «урожайным» на рептилий: кроме виденной утром змеи и водяного варана, мы по пути к дальнему «кэмпграунду» спугнули с дороги двухметровую кобру. Она быстро уползла в заросли, но успел выскочить из кузова пикапа и рассмотреть ее вблизи. Дима решил не ночевать на втором «кэмпграунде», а использовать гостеприимство тайского семейства «на полную катушку» и ехать с ними дальше (после часовой остановки на дальнем «кэмпграунде» они собирались ехать к водопаду с другой стороны национального парка, а вечером планировали приехать в Петчабури, что полностью избавляло Диму от транспортных проблем на завтра). Так что вскоре я расстался со своим попутчиком из России, обменявшись с ним на прощанье электронными адресами. К сожалению, хороших пешеходных троп в районе дальнего лагеря не имелось. До единственной тропы (маршрута к водопадам) нужно было идти от лагеря еще 6 км по грунтовой дороге. Времени на посещение водопадов у меня сегодня уже не оставалось, поэтому я, установив палатку и оставив в ней большой рюкзак, просто прогулялся по грунтовой дороге 3 км туда и 3 – обратно. Видел несколько новых для себя видов птиц (в том числе горного императорского голубя), а также наблюдал с близкого расстояния два вида обезьян-лангуров: серых и черных. Вокруг дальнего лагеря (да и вокруг ближнего тоже) простирались до самой границы с Мьянмой настоящие джунгли, с гигантскими деревьями, слонами, стаями обезьян и тиграми. Позже я узнал от специалиста, что в этом национальном парке на площади около 300 тысяч га живет 40-45 тигров. Диких слонов здесь тоже было немало, судя по обилию характерных куч на дорогах и тропах. Во время своего «похода» по дороге я попал под небольшой дождик но, пока ходил, успел высохнуть. Днем я арендовал у местных «лесников» переносной «мини-очаг» (такой же, что я использовал в национальном парке Дой Интанон), заплатив 25 бат за пакет с древесным углем и растопкой, и вечером у меня был свой костер (специально отведенного места для костра в том лагере не имелось). На ужин я заварил себе два разных сорта лапши быстрого приготовления, дважды вскипятив воду в своем микро-котелке. Вопреки моим надеждам, на дальнем «кэмпграунде» оказалось довольно многолюдно: на единственной поляне там стояло как минимум 6 палаток, не считая моей. В основном их «обитателями» были группы школьников, у которых сейчас двухмесячные каникулы. После сытного ужина я при свете фонарика определил по книге встреченных за день птиц и завалился спать.

Продолжение рассказа.

Sergej_Ivanov   



Прочитайте еще Отзывы о Великобритании:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.