Дневник путешествия в Непал и Таиланд – часть 2 , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Дневник путешествия в Непал и Таиланд – часть 2

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Непале > Дневник путешествия в Непал и Таиланд – часть 2

Дневник путешествия в Непал и Таиланд – часть 2 Автор: Sergej_Ivanov  ( послать email )  

11 марта 2002 г., понедельник

Попив с утра чаю с молоком, чтобы нейтрализовать действие «чанга», в 7:30 покинули Буле-Буле на автобусе, направлявшемся в Катманду. Поскольку нам в Катманду пока не хотелось, мы через полчаса сошли в Беси Сахаре, чтобы пересесть на автобус до Похары. Ближайший рейс был лишь в 11:45. Не спеша прогулялись по городку, состоящему всего из пары улиц, позавтракали в маленьком ресторанчике жареным мясом с овощами, а в другом месте попробовали местных пончиков с горячим буйволиным молоком, в которое были добавлены какие-то специи. По вкусу молоко оказалось неплохим, с каким-то ореховым оттенком. Расстояние от Беси Сахара до Похары составляет всего около 100 км, но путь занял более шести часов. Особенно медленно наш автобус тащился по горной извилистой дороге в начале пути. Но для нас с СВ это было даже на руку, поскольку мы разместились прямо на крыше автобуса, усевшись на свои рюкзаки, и могли наблюдать 360-градусную панораму местной жизни. Мы бы ехали на крыше до самой Похары, но в городке Думре, на выходе к трассе «Катманду-Похара», нас попросили перейти в салон. На автостанции в Похаре на нас сразу же набросилась толпа таксистов, и мы на одной из машин доехали до гостиницы, которая принадлежит турагентству Дипака. За 300 рупий (около 4 долларов) мы получили в свое распоряжение вполне респектабельный номер с мебелью, туалетом и нормальным душем. Первым делом помылись и побрились. В 17:30 провели «телефонные переговоры» с боссом Дипака в Катманду, договорились о двухдневном сплаве по реке Трисули за 30 долларов с человека в день. После этого втроем с СВ и Дипаком. прогулялись по вечерней Похаре, заходя в магазины. Мы с СВ поменяли на рупии по сотне долларов, и я больше половины из них за вечер потратил. Купил себе водонепроницаемый плащ-пончо, хорошие сандалии и определитель «Птицы Непала». Хотел также купить шорты (мои порвались во время треккинга), но подходящих по фасону и цвету в магазине не нашел. Впрочем, это оказалось не проблемой: хозяин одного из магазинчиков, где я присматривал шорты, снял с меня мерки, мы выбрали ткань, и через два часа я уже получил готовое изделие за 450 рупий. Поужинали в ресторане под открытым небом на берегу озера, не видимого в темноте. Выбрали жареную рыбу с гарниром, оказалось весьма неплохо. Позже, возвратившись в гостиницу и забрав по пути мои «свежеиспеченные» шорты, мы продолжили нашу вечеринку в ресторане на первом этаже гостиницы. Заказали с СВ по мясному ассорти и по бутылочке пива для каждого из троих, а Дипак выбрал себе какое-то блюдо из индийской кухни (мы угощали). Под конец мы отблагодарили нашего гида-носильщика скромными чаевыми (2000 рупий, т.е. примерно 25 долларов), что, тем не менее, составило почти одну десятую его годового дохода (ранее, во время треккинга, мы выяснили, что его годовая зарплата равна 25-30 тыс. рупий, т. е. 300-400 долларов), и к тому же мы решили не забирать из его агентства деньги за неиспользованные пять дней треккинга, что принесет Дипаку еще 2000 рупий (агентство платит Дипаку по 400 рупий в день из тех 7 долларов = 540 рупий, что мы заплатили за каждый день треккинга).

12 марта 2002 г., вторник

В семь утра прямо к гостинице подъехал комфортабельный туристический автобус, и часа через четыре, проделав две трети пути от Похары до Катманду, мы высадились в селении Чароуди, откуда начинался наш сплав. Нас там уже ждали, но все равно приготовления заняли не менее двух часов. Отправились в путь по реке где-то в час дня. В общей сложности плыли часа три-четыре, с остановкой на обед. Трисули считается одной из самых спокойных для сплава рек в Непале, но время от времени все же приходилось скакать по бурлящим порогам, и кое-где всех окатывало водой с ног до головы. Кроме нас, команда лодки состояла из 4 человек, старшему из которых было лет 18-20. Правда, вечером выяснилось, что «штатными единицами» из них являются лишь двое, а остальные – их друзья, захотевшие прокатиться «на халяву» и устроить пикник на берегу по случаю национального праздника Шива Ратри (Шива Девятый). О том, что в Непале сегодня какой-то праздник, мы догадались еще днем, когда ехали из Похары на автобусе. Почти в каждой деревне группы ребятишек перегораживали дорогу с помощью натянутой веревки и требовали с водителя мзду за проезд, предлагая ему взамен поставит на лбу красную точку. Водитель иногда тормозил и давал ребятишкам по рупии, а иногда и переезжал через их веревки. Под вечер мы пристали к берегу в том месте, куда по шоссе уже были доставлены наши вещи и палатка. По случаю праздника команда решила скинуться на курицу, и мы с СВ тоже внесли свою долю. Курица была куплена в ближайшей деревеньке. Пока наша обслуга суетилась с установкой табора, сбором дров для костра (за ними пришлось плавать на другой берег) и приготовлением пищи, мы с СВ успели немного вздремнуть, растянувшись на походных матрасиках. Ужин состоялся уже в темноте, при свете костра. Кроме «шведского стола» из нескольких блюд, на «скатерти» стояло непальское вино (самогон) «рокси» и русская водка «Смирнов», которую СВ купил еще в аэропорту Хабаровска и которую Дипак тащил в рюкзаке всю дорогу до Верхнего Лагеря и обратно, даже не подозревая об этом. Каждый из непальских пацанов «забил по косячку» из конопли, которую они при нас купили тут же на берегу всего за 10 рупий у 80-летнего смешного старичка. Судя по тому, с какой ловкостью подростки выбили табак из обычных сигарет и забили его обратно в гильзы, перемешав с травкой, проделывать данную операцию им приходилось уже много раз. Мы тоже выкурили с СВ по одному «косячку» за компанию, но особого удовольствия от этого не испытали. Не дождавшись конца вечеринки, мы ушли спать в поставленную для нас ранее палатку. Пацаны еще долго сидели вокруг костра и пели довольно однообразные непальские песни, то и дело прерываясь, чтобы вспомнить слова.

13 марта 2002 г., среда

Сборы утром затянулись: после вчерашней смеси команда выглядела вялой и временами то по частям, то вся сразу убегала в поселок, куда от берега реки вели крутые ступеньки. Видимо, у ребят побаливали головы, и они то и дело прикладывались к большому чайнику, в котором вместо воды было «рокси». Отправились дальше только около десяти часов утра. Мы с СВ решили плыть без обеденной остановки, чтобы пораньше добраться до Читвана. Сплав был намного скучнее, чем вчера, порогов попадалось совсем мало, и из них всего один был более-менее интересным. В одном месте пристали к берегу минут на двадцать для сбора плодов какого-то дерева. Плоды по форме и вкусу напоминали незрелые сливы. Я попробовал несколько штук, а ребятишки ели их с удовольствием. Под конец такого плавания СВ стал нервничать и даже несколько раз порывался высадиться на берег, чтобы ехать дальше на автобусе. К тому же под конец подул сильный встречный ветер, и приходилось против него выгребать. Мы с СВ старались грести, а остальные только делали вид, опуская и поднимая весла. Когда в 13:30 мы, наконец, прибыли в пункт назначения, городок Муглинг, СВ демонстративно отказался от обеда, который был заранее приготовлен для нас утром, и ушел от берега наверх, к шоссе. Я пообедал один и отдал от себя «капитану» 150 рупий «чаевых». Автобус до национального парка пришлось ждать не меньше часа, сидя на жаре. Команда лодки частично себя реабилитировала, голосуя для нас все проходящие мимо автобусы и грузовики. Их усилия не пропали даром: нас подобрал водитель грузовика, перевозящего газовые баллоны.

Кроме нас с СВ, в трехместную кабину забилось еще двое пассажиров. Попетляв час-полтора по узкому шоссе и остановившись в одном месте, чтобы попить чаю, мы прибыли в городок Тади Базар, откуда до Читвана оставалось 6 км. Проблем с преодолением этого расстояния не возникло: нас сразу же «взял в оборот» водитель допотопной «японки», предложивший довезти до национального парка бесплатно, если мы поселимся в «его» гостинице. Гостиница оказалась примитивной, но с горячей водой, комнатным туалетом-душем и очень дешевой – всего 200 рупий (меньше 3 долларов) за комнату на двоих. Правда, она располагалась на самом краю деревни Заураха, являющейся «воротами» в национальный парк Ройял Читван. Не успели мы поселиться, как менеджер гостиницы стал настаивать на том, чтобы мы заказали через него различные виды экскурсий по парку. Действовал он слишком навязчиво и явно «темнил» с расценками. Мы еле от него отвязались и, ничего не заказав, пошли гулять по деревне. Дошли до берега реки, за которой находится территория национального парка, и на обратном пути поужинали в одном из многочисленных ресторанчиков (я выбрал себе из меню «бирьянди» – индийское блюдо из курятины с рисом и фруктами). После этого мы зашли в агентство, предлагающее экскурсии по парку, поговорили с его менеджером о возможностях и ценах и, поскольку этот менеджер произвел на нас хорошее впечатление, мы заказали экскурсии у него. Остановили свой выбор на однодневной экскурсии по территории национального парка на завтра (45 минут по реке на каноэ плюс 8 часов прогулки по джунглям, 800 рупий с человека) и катании на слонах на послезавтра (3-4 часа, 600 рупий с человека). Кроме того, заплатили по 500 рупий за однодневное разрешение на посещение парка. Вернулись в свою гостиницу уже в полной темноте.

14 марта 2002 г., четверг

В восьмом часу утра вместе с двумя гидами пришли к реке, сели в долбленое каноэ вместе с другой группой туристов (парой из Индии) и поплыли вниз по течению. За 45 минут сплава видели на берегу одного двухметрового крокодила-гариала и много аистов двух разных видов. Сплыв по реке километра на три вниз, сошли на берег и бродили по лесным тропинкам часов шесть, выйдя под конец к берегу реки напротив деревни Заураха. Основную свою цель – увидеть индийских носорогов – мы выполнили уже через пару часов. Сначала мы заметили в кустах спящего носорога с детенышем, а вскоре в том же месте рядом с нами прошла еще одна самка с маленьким носорогом. Я успел их заснять на видео. Но самая удачная встреча состоялась во время обеденного привала. Мы перекусили на берегу лесного ручья бананами, мандаринами и лепешками и отдыхали, растянувшись на сухих листьях, когда на другом берегу раздался треск сучьев, и в кустах появился силуэт носорога. Мы затаились за стволами деревьев. Носорог постоял минут пять, вертя ушами, после чего спустился по крутому берегу к воде, попил и залез в воду по самую спину, устроившись в прохладном ручье для полуденного сна. Мы были от него не дальше, чем в десяти метрах. Я использовал хорошую возможность его сфотографировать и снять на видео. Носорог, старый самец с дуплистым рогом, никуда не торопился и оставался в той же позе минут сорок. Под конец мы уже начали стали не скрываясь разговаривать между собой и свободно двигаться. Я даже сфотографировался на фоне носорога. Он вылез из воды и скрылся в густых зарослях лишь после того, как один из наших гидов ударил по земле своим бамбуковым посохом. Еще одного, шестого, носорога мы видели мельком на обратном пути. Кроме носорогов, за день нам встретилось несколько оленей, похожих на наших пятнистых оленей. Хорошо понаблюдали также за стаей обезьян-лангуров, состоящей из десятка животных. Видели издалека маленькую макаку. Пополнил свой список птиц несколькими новыми видами, в том числе черным ибисом и «баблером» (бородаткой?). Вернувшись в деревню часа в три дня, попрощались с гидами, дав им 150 рупий «чаевых», и пришли в гостиницу “Jungle Tourist Camp”, куда мы переехали еще утром. (Менеджер прежней гостиницы настаивал, чтобы мы или заказывали экскурсии через его агентство, или уходили в другое место, так что мы легко сделали свой выбор. С гостиницами в этой деревушке проблем не было, была проблема с гостями. И в первой, и во второй гостинице мы, кажется, являлись единственными постояльцами.) За ужином в беседочке нашей гостиницы (я заказал индийское блюдо «тикка» из курятины с рисом) мы поговорили с менеджером и поваром этой гостиницы о разных вещах, в том числе о положении в Непале, о России, о кулинарных достоинствах местных кур и пр. У СВ возникла идея заказать на завтра целую зажаренную курицу, но потом он передумал и заказал жареную утку, отдав менеджеру 1100 рупий (1000 – за утку, 100 – за приготовление).

15 марта 2002 г., пятница

Первым мероприятием по программе на сегодняшний день стояло катание на слонах. Слон был один, погонщик – тоже один, а кроме нас с СВ, никого из туристов не отмечалось. За время катания мы также не видели других слонов с туристами – еще одно доказательство, что туристический сезон здесь явно не в разгаре. В 7:30 на окраине деревни мы с помощью специальной платформы забрались на квадратную деревянную площадку, привязанную к спине слона, и отправились петлять по местным тропинкам. Петляли почти четыре часа, хотя подобные экскурсии обычно продолжаются два с половиной-три часа. Очевидно, погонщику очень хотелось подъехать к носорогу, чтобы доставить нам удовольствие и заработать себе чаевые. Но, похоже, всех своих носорогов мы встретили еще вчера, а сегодня видели лишь их следы на грязи. Правда, встретили несколько других видов зверей, в т. ч. три вида оленей («аналоги» нашего изюбря, косули и пятнистого оленя) и местного бурундука. Новые птицы тоже попадались, но рассмотреть их в бинокль с шатающейся спины слона не представлялось возможным. Уже после пары часов такой езды на жестких досках наши ягодицы «запросились домой», и мы с нетерпением дожидались конца экскурсии. Напоследок мы с СВ сфотографировали друг друга верхом на слоне. Погонщик, несмотря на неудачу с носорогами, свои 100 рупий «на чай» все же получил и остался доволен. Пообедали в беседочке при нашей гостинице, заказав пиццу с курятиной (она оказалась подгоревшей), немного отдохнули и, взяв в ближайшем агентстве два велосипеда (по 10 рупий в час), махнули к «Двадцатитысячному Озеру» (Twenty Thousand Lake) которое наш вчерашний гид разрекламировал как отличное место для наблюдений за птицами. Дорогу гид подробно объяснил, и на протяжении 12 км от деревни до озера мы ни разу не заблудились. По пути купили полтора килограмма мандарин и сразу же их уничтожили. Озеро оказалось сильно заболоченным, так что надежды СВ насчет купания не осуществились. Но птиц на самом деле было много. Видел несколько якан (новый для себя вид), аистов-клювачей (Openbills) и большую стаю свистящих уток. Наблюдали за двухметровым крокодилом, лежащим на берегу, но подойти близко он не дал, скрывшись под водой. Проведя на озере не больше часа, вернулись к шоссе и кружным путем приехали к пяти часам дня к деревне, проделав в общей сложности не менее 25 км. Заказанная на вечер утка уже была распластана над углями на железной решетке, и двое человек следили, чтобы она не подгорала. Через час с небольшим утку подали к столу, мы взяли по бутылке пива, и праздник желудка начался. Хотя мясо получилось не очень сочным, оно было все же вкусным, и через час-полтора от утки остались одни косточки. От процесса поедания утки нас отвлекало лишь то, что к столику все время подходили или менеджер гостиницы, или еще кто-нибудь из персонала и спрашивали – хороша ли утка и не нужно ли нам еще чего-нибудь. После мяса, пива и прогулки на велосипедах стало клонить ко сну, и часов в восемь вечера мы уже залезли под свои москитные сетки, повешенные над кроватями в номере гостиницы.

16 марта 2002 г., суббота

Утром совершил прогулку с биноклем по тому лесу, который вчера «прочесывали» верхом на слоне. Видел несколько новых для себя видов птиц, в том числе хорошо рассмотрел попугаев (Alexander’s Parakeet) и наблюдал вблизи за стаей пегих птиц-носорогов. Одна из птиц нашла очень крупного жука и долго им жонглировала, пытаясь обломать надкрылья. Уже когда дело было почти сделано, жук упал на землю, и птица-носорог улетела ни с чем. К десяти часам утра нас с СВ подвезли на джипе до ближайшей деревушки (2 км), где уже стоял наш автобус. Джип, который мы оплатили еще вчера через то же агентство, что обеспечило нам экскурсионную программу в парке, оказался советского производства, 1965 года выпуска. Путь до Катманду занял примерно 6 часов, включая 20-минутную остановку на обед (перекусили в маленькой харчевне картофельными острыми котлетками с гарниром из фасоли). Как только прибыли на конечную остановку в Катманду, получили тут же выгодное предложение от таксиста: он предлагал бесплатно отвезти до гостиницы в нужном нам районе, с тем условием, что мы в той гостинице поселимся. Гостиница с красивым названием «Белый Лотос» оказалась развалюхой, но, по крайней мере, с горячим душем и сходной ценой (250 рупий за двухместный номер). Первым делом я принял душ и постирал вещи. Затем мы прогулялись до того агентства, где заказывали треккинг и где оставляли ненужные вещи, застали там Дипака. Забрали кое-что из вещей (в том числе зарядное устройство для видеокамеры) и прошлись по окрестным улочкам. Заглянули в пару агентств, предлагающих в аренду мотоциклы, справились о расценках. В одном из магазинчиков купили на вечер пару бутылок и пакет сушеного и перченого буйволиного мяса (всего 150 рупий, т. е. около 2 долларов). Владелец сувенирного лотка рядом с тем магазинчиком уговорил меня купить фигурку носорога, отлитую из костной муки: я не собирался сегодня ничего покупать, но привлекла дешевая цена –150 рупий.

17 марта 2002 г., воскресенье

Утром оставили в агентстве Дипака большой рюкзак с ненужными вещами и сувенирами и пошли за мотоциклами. До того места, где мы были вчера, идти не пришлось: нас возле дверей агентства «перехватил» паренек, которому, видимо, кто-то сообщил о нашем желании арендовать мотоциклы. Он отвел нас в близлежащий закуток, предлагающий подобную услугу за вполне приемлемую цену (300 рупий в день по сравнению с суммой в 350, которую нам называли вчера в двух местах). Однако, для меня это агентство оказалось неудачным. То ли мне подсунули не совсем исправный мотоцикл, то ли я слишком сильно волновался (впервые сел на большой, 125 СС, мотоцикл), но после нескольких попыток, когда мотоцикл резко рвал с места и тут же глох, владелец агентства решил, что будет слишком опасно доверять мне его технику. Так что я оставил мотоцикл в том же агентстве и прокатился в качестве пассажира на мотоцикле, который взял СВ. Сначала мы залили бак на ближайшей бензозаправке, а потом нашли более-менее безлюдную пыльную дорожку возле речки, и я немного попрактиковался в вождении мотоцикла. Вернувшись с СВ на одном мотоцикле в «Белый Лотос», выписались из гостиницы, пообедали в соседней забегаловке, взяв по две порции тибетских пельменей-момо с буйволятиной (всего по 15 рупий порция), и, пока СВ читал книжку, я проехался на его мотоцикле до той прокатной «фирмы», где мы были вчера вечером, и легко «сторговал» себе мотоцикл за 300 рупий в день. На сегодня выбрали маршрут до поселка Нагархот (высота – примерно 2400м над уровнем моря), откуда, согласно путеводителю, открывается великолепная панорама Гималайского хребта. По узким, забитым транспортом улочкам Катманду приходилось ехать с большой осторожностью, но обошлось, к счастью, без столкновений. Когда город был позади, ехать стало полегче. Мы, ориентируясь по купленной вчера карте, выбрали самый короткий маршрут до поселка Нагархот. Оказалось – далеко не самый лучший. Километров за пять до Нагархрта асфальт кончился, и круто вверх пошла каменистая пыльная дорога. Но это были еще цветочки. Не доезжая пары километров до поселка, СВ предложил попить чайку в маленькой харчевне на обочине дороги. Пока пили, начался дождь с грозой, временами падал крупный град. Пришлось ждать часа два, пока не пронесет тучи. После дождя дорогу развезло, и мне, с моим минимальным опытом вождения мотоцикла, пришлось особенно тяжело. Два раза на крутых и скользких подъемах мотоцикл шел юзом, и я, замешкавшись с переключением скоростей, терял управление и падал в грязь. В одном месте я едва не улетел вниз с высокой горы: при падении мотоцикл разрушил символическое заграждение из зеленых веток, сложенных на обочине дороги над самым обрывом. В конце концов, изваляв в грязи себя и свой мотоцикл и безнадежно порвав куртку-дождевик, но зато живой и невредимый (если не считать ссадин на ногах и ожога от выхлопной трубы), прибыл вместе с СВ в Нагархот. Остановились в крайней из многочисленных гостиниц этого «туристского» поселка. Гостиница хоть и стояла на отшибе, но была довольно уютной и дешевой (200 рупий за двухместный номер). Вечером сидели в ресторане при свечке (во всем поселке отключили электричество), пили пиво и расслаблялись.

18 марта 2002 г., понедельник

Увы, с видом на Гималаи, которым так славится Нагархот, мы «пролетели»: с самого утра в воздухе стояла густая дымка. Очертания горных вершин угадывались только в момент восхода солнца, на фоне оранжевого солнечного диска. Встав пораньше, прогулялся с биноклем по окрестностям поселка, видел видов пять новых для себя птиц, в том числе интересного «баблера» с изогнутым клювом и красивую мухоловку бирюзового цвета. Позавтракали с СВ в небольшой «чайхане» на обочине дороги, заказали по яичнице с тостами и чаем. Вернувшись в гостиницу, позагорали с часок-полтора на терраске с видом на глубокую долину и большими подорликами, парящими то вверху, то почти на уровне глаз. Часов в 11 дня завели свои мотоциклы и отправились в дальний путь, к тибетской границе. Хотя расстояние было не таким уж и великим (всего 120-130 км), путь занял часов пять: из-за обилия крутых поворотов и множества деревень с бросающимися под колесами курами и ребятишками особо разгоняться не получалось. На берегу горной речки, где был доступный для мотоциклов спуск, мы сделали привал и позагорали с часок на ярком солнышке, постелив на песок туристический матрасик. Я открыл свой купальный сезон, сделав короткий заплыв в бодряще холодной воде (около 15 градусов). Последний отрезок пути (10-15 км) пришлось трястись по каменистой дороге без асфальтового покрытия. Пропылились насквозь и устали. До поселка Кодари, находящегося на самой границе, решили не ехать, остановились в 2-3 км от границы в селении Татопани (= Горячая Вода), устроившись в единственной гостинице (“Family Guesthouse”). Деревня оправдывала свое название: рядом с ней находился источник с горячей водой. Вода вытекала из бетонной стены через открытые пасти гипсовых драконовых голов. К источнику вели каменные ступеньки, и необходимо было заплатить по 10 рупий, чтобы пройти через турникет. Натуральный «душ» состоял из мужского и женского отделений, между которыми была невысокая стенка, а также включал в себя маленький бассейн, в котором резвилась куча ребятишек. В мужском отделении вытекало четыре струи с горячей водой. Кроме нас с СВ, там мылся и стирал свою одежду один «абориген». Вода на первое ощущение казалась невыносимо горячей (не менее 50 градусов), но постепенно мы привыкли и даже помылись с шампунем. После такой воды мы чувствовали себя, как будто попарились в бане. Вода в источнике ничем не пахла, но, возможно, она отличалась повышенной (или пониженной?) кислотностью, т. к. у меня вскоре после «купания» зашелушилась кожа на плечах. Не исключено, что вода содержала и радон: СВ после мытья почувствовал тяжесть или усталость, как после купания в радоновых источниках. Вечер скоротали в ресторанчике при гостинице. Я заказал жареную курятину (было много и вкусно) и выпил купленную в ближайшем магазинчике бутылочку пива «Сан-Мигель». Засыпать пришлось под шум разошедшегося не на шутку дождя и под более громкий аккомпанемент в виде топанья, ребячьих криков и звуков телевизора/радио: над нашей комнатой, за тонким дощатым потолком, находились жилые апартаменты большой семьи, содержащей эту гостиницу.

19 марта 2002 г., вторник

Утром встали часов в шесть и прогулялись до непальско-китайской границы. Дошли туда минут за сорок по дороге, идущей вверх по склону. Как мы и предполагали, граница не представляла из себя ничего особенного: просто мост (“Friendship Bridge”) через горную речку. Мы спокойно прошли через непальский «чекпойнт», даже не заметив никого из офицеров, но к китайскому часовому, который дежурил у шлагбаума на другой стороне моста, идти не рискнули: у нас не было с собой никаких документов, а ненужным вопросам (или допросам) подвергать себя не хотелось. Мощь Китая ощущалась на границе весьма явно: прямо напротив зачуханного непальского поселка Кодари на другом берегу реки был целый город с чистыми 3-5-этажными домами, а выше по склону горы виднелось крупное тепличное хозяйство (за все время путешествия по Непалу мы не заметили ни одной теплицы). Пограничный пункт на китайской стороне также внушал уважение: по сравнению с непальским сарайчиком это был просто дворец. На первом этаже этого дворца на открытой террасе как раз проходил утренний армейский развод, и взвод солдат в униформе что-то дружно спел по-китайски. По контрасту с ними, непальские пограничники казались деревенским ополчением. Сфотографировав друг друга на пограничном мосту, пошли обратно и сразу же встретили земляка из России, Андрея. Он живет в Непале уже не один месяц, приехал сюда писать кандидатскую диссертацию по международной экономике, чтобы ни на что не отвлекаться. До тибетской границы он проехал основную часть пути на автобусе, а остаток проделал на арендованном в одном из курортов велосипеде. После неудачной попытки прогуляться несколько километров по Тибету (путеводители сообщали, что 7-8 км от границы до китайской таможни можно пройти без китайской визы, но за последнее время правила изменились) Андрей подъехал вслед за нами к нашей гостинице в Татопани, и мы вместе позавтракали и пообщались на разные темы. Договорившись встретиться в Катманду, попрощались, выкатили своих «железных коней» из укрытия (на ночь мы ставили их в маленькую комнатку на первом этаже гостиницы) и тронулись в обратный путь.

До Катманду доехали без приключений, правда, в одной из пригородных деревушек я едва не наехал на зазевавшегося велосипедиста, который двигался по встречной полосе. Обошлось без жертв. Пообедали в ресторанчик симпатичного, но пустующего в ожидании туристов отеля с видом на горную долину и с мини-зоопарком во дворе (довольно жалкое зрелище: привязанная к дереву на проволоке макака и рядом – крохотная двухэтажная клетка с кроликом на первом этаже и с двумя молодыми рыбными филинами в компании с бедной голубой сорокой – на втором). С утра мы рассчитывали, что можно будет снова остановиться на ночь в понравившемся нам селении Нагархот, продлив еще на один день аренду мотоциклов, но на подъезде к Катманду мы убедились, что за прошедшие два дня дымка в воздухе нисколько не уменьшилась и шанс увидеть панораму Гималаев на следующее утро почти равен нулю. Так что мы вернулись в Катманду, сдали свои мотоциклы и поселились в дешевой (200 рупий на двоих) гостинице «Пускар» (“Puskar”), совсем рядом с агентством Дипака «Мазерленд». Немного отдохнув, нанесли визит в это агентство, забрали там свои вещи, которые оставляли на хранение, и пригласили нашего друга Дипака в ресторан на шесть часов вечера. Оставшийся до этого времени час прогулялись по окрестным улочкам, заходя в магазины. Сделали каждый по покупке: СВ купил себе жилет (640 рупий), а я – большой рюкзак за 1600 рупий (взамен своего старого износившегося рюкзака, с которым я приехал в Непал и который покупал еще в 1996 году в Москве). В ресторане «Як», куда мы пришли втроем с СВ и Дипаком, заказали по порции жареной свинины с луком и потом, расправившись с ней, добавили себе каждый по блюду (мы с Дипаком – по пицце, СВ – стейк). Беседовали с Дипаком на разные темы: есть ли, например, в Непале проституция (оказалось, что нет, но за 100 долларов – можно найти), можно ли приобрести в частную собственность квартиру (выяснилось, что нельзя, как было в свое время в СССР), можно ли купить дом (можно, причем очень дешево: 6-комнатный дом, в котором живут родители Дипака в городе Биргандж на границе с Индией, в пересчете на американские доллары обошелся всего в 4-5 тысяч). Договорились с Дипаком встретиться завтра и походить вместе по Катманду. В восьмом часу вечера вернулись в свою гостиницу, и я в спокойной обстановке наверстал свои дневниковые записи за последние два дня, а потом читал книжку – сказку «Армагеддон», которую взял с собой в отпуск СВ и которую он уже прочитал.

20 марта 2002 г., среда

С утра делать было нечего, часа полтора позагорал, растянувшись на туристическом матрасике на плоской крыше гостиницы, почитал книжку. В десять утра подошел Дипак, обещавший сводить нас сегодня в супермаркет. В магазине оказался почти такой же выбор товаров, что и в мелких уличных лавочках, и тоже нужно было торговаться. После универмага мы разделились, и я часа два-три побродил по узким улочкам столицы. Посидел на ступеньках возле одного из бесчисленных индуистских храмов, сфотографировал алтарь, вырубленный прямо в стволе большого раскидистого дерева. Пообедал в крохотном ресторанчике с единственным столиком, заказал две порции пельменей-момо из буйволятины. На сей раз и по форме, и по вкусу тибетские пельмени были похожи на русские. Остаток дня убил за чтением, загорал на крыше, принял душ, постирал свое трико. Вечером разыскали гостиницу «Катманду» (“Kathmandu Guesthouse”), где должен был остановиться Андрей (наш новый знакомый из Питера), но поиск его имени в компьютере гостиницы не дал результата. Позже Андрей сам нанес нам визит (о нашем месте проживания он узнал из записки, которую мы оставили для него в гостинице «Марко Поло», где мы сначала хотели остановиться и где договаривались встретиться). Оказалось, Андрей только что вернулся из своей поездки на север Непала, где он катался по дорогам на велосипеде, сплавлялся на лодке по реке и три раза прыгал с самой высокой в мире «резинки» (bungi-jumping) – с моста высотой 160 м. У него была кассета с записью прыжков, и мы просмотрели ее на мониторе видеокамеры СВ. Договорились с Андреем встретиться еще раз завтра вечером и вместе поужинать.

21 марта 2002 г., четверг

Первую половину дня посвятили осмотру достопримечательностей непальской столицы и ее окрестностей. Отправились в «поход» рано утром, в половине седьмого, когда воздух еще был весьма прохладным: временами изо рта даже шел пар. Позавтракали в забегаловке через дорогу от королевского дворца, попили кофе и съели по паре пончиков. Нашей основной целью было посещение самой большой в Непале буддистской ступы Боднатх и самого известного индуистского храмового комплекса Пашупатинатх. От нашей гостинице, судя по карте, до этих объектов было 6-8 км, и располагались они в одном направлении недалеко друг от друга. Мы с самого начала решили пройти весь путь пешком, т. к. времени у нас все равно было предостаточно. Без особых проблем, спрашивая кое-где дорогу у местных жителей, мы за пару часов дошли до Боднатха – большой куполообразной ступы (круглого храма), являющейся чуть ли не Меккой для буддистов. Множество их ходило вокруг ступы по направлению часовой стрелки, крутя молитвенные барабаны и перебирая в руках четки. Посетили один из нескольких храмов, окружающих ступу, с большой позолоченной статуей сидящего Будды внутри. Задерживаться у ступы не стали, обошли только один раз вокруг нее, зайдя в одном месте внутрь ограждения (туристам это на было запрещено), понимали немного на видео и, сфотографировав друг друга на фоне белого купола со шпилем, двинули на юг, от буддистской святыни к индуистской. В Пашупатинатхе мы провели гораздо больше времени, часа полтора-два. Хотя вход в храмы, находящиеся на территории комплекса, разрешен только для индуистов, там было что посмотреть и не-индусам. Прошлись по холму среди многочисленных колоколообразных храмиков, покормили прямо из рук шоколадом и дольками мандарина совсем ручных макак, сфотографировались с раскрашенными, как папуасы, четырьмя йогами, оказавшимися к тому же и попрошайками. (Сначала я дал им 50 рупий, но они требовали, как минимум, по 100 рупий на каждого. В конце концов, достал им из кармана еще 50 рупий и «смотал удочки».)

У одного из йогов, 85-летнего «аксакала», были скатанные в жгуты волосы длиной не менее метра, которые, если верить словам другого йога, не знали ножниц уже в течении 52 лет. Под конец нашей экскурсии по храмовому комплексу мы вышли к речке, на берегу которой находились платформы для кремации покойников и где как раз происходила церемония сожжения тел. Было «задействовано» две платформы, на которых лежали завернутые в ткань тела усопших. Мы посидели на специальных «зрительских» ступеньках на противоположном берегу реки, прямо напротив платформ, и я минут пять тихонько поснимал на видео, в то время, как добровольный и весьма настойчивый гид из местных жителей бубнил мне под ухо об особенностях непальских традиций, хотя никто его об этом и не просил. Отделался от этого «комментатора», дав ему 20 рупий. Вернулись пешком в свою гостиницу после полудня. Я после небольшого отдыха решил снова прогуляться по окрестностям в-одиночку и прошлялся около трех часов, в основном, по магазинам. Потратил оставшиеся непальские деньги, в том числе купил разных сортов чая в красивых шелковых сумочках, сувенирную пепельницу из костяной муки, толстые шерстяные носки и три электролампочки-мигалки в виде свечей. Возвращаясь назад, попал под проливной дождь, но промокнуть не успел – гостиница была рядом. Вечером поужинали втроем вместе с СВ и Андреем в ресторанчике при нашей гостинице. Блюда были приготовлены по особому заказу: грибы, зажаренные с мясом и луком, плюс жареная курица, плюс салат с помидорами и луком, плюс пиво. Шампиньоны я купил специально на рыночке еще днем, всего 60 рупий за килограмм. Мы угостили Андрея ужином, а он напоследок сводил нас в близлежащую кофейню и угостил кофе. При этом обсудили идею Андрея насчет открытия своей кофейни в Хабаровске по питерскому образцу (Андрей сказал, что в Санкт-Петербурге эти заведения пользуются популярностью и приносят их владельцам хороший доход).

22 марта 2002 г., пятница

Встали в шесть утра, выписались из гостиницы, на такси (200 рупий) доехали до аэропорта. Наш самолет взлетел в 9:30, задержавшись почти на час (возможно, из-за густого тумана, с утра укутавшего непальскую столицу). Спустя около 3 часов приземлились в Бангкоке и попали в натуральную баню: температура воздуха там была плюс 35 градусов. На электричке доехали от аэропорта до центрального вокзала, сдали там в камеру хранения на 8 дней по большому рюкзаку с ненужными вещами и сразу же купили билеты на ближайший поезд до города Хуа Хин, на юг от Бангкока. Оставшийся до отправления поезда час пошлялись по вокзалу, выпив несколько холодных напитков, съев по мороженому и поменяв доллары на баты (я поменял 140 долларов по курсу 1 : 42.67). Поезд по расписанию отходил в 17:35, но тоже отправился с почти часовой задержкой. К вечеру жара спала, но все равно, несмотря на распахнутые настежь окна и потолочные вентиляторы, ехать было душновато. Путь занял четыре часа. В Хуа Хин прибыли в половине одиннадцатого вечера. Вопреки моим предположениям насчет того, что туристический сезон в Таиланде уже закончился, город кишел «фарангами» (иностранцами), и несколько гостевых домов, в которые мы заходили, руководствуясь описанием их достоинств в путеводителе, оказались забитыми «под завязку». Лишь с четвертой или пятой попытки мы поселились в дешевом (250 бат) номере гостиницы “Memory Guesthouse”, расположенной недалеко от берега моря, рядом с большим отелем «Хилтон». Приняв первым делом душ, прогулялись затем с полчаса по «злачным местам», зашли в пару баров, выпили пива, я в одном из баров сыграл с тайкой партию в бильярд, в другом баре послушали немного «живую музыку» (западную рок-классику). Вскоре после полуночи вернулись в свою гостиницу и «отрубились».

23 марта 2002 г., суббота

В половине седьмого утра, пока не началось пекло, отправились с СВ исследовать морское побережье. Пляж, раскинувшийся километров на пять, начинался всего в паре сотен метров от нашей гостиницы. Вдоль всей этой песчаной полосы были построены большие и малые гостиницы, и загорающих с самого утра было предостаточно. Попили чаю (я – кофе) возле одного из прилавков-кафе, прошлись босиком по кромке прибоя километра 2-3 и повернули назад. На обратном пути «испробовали водичку», сделав продолжительный заплыв. Вода оказалась теплой как парное молоко – примерно 30 градусов. После купания позагорали с часок на песке под жаркими лучами солнца. Вернувшись в городок, до полудня успели подыскать себе более комфортабельную гостиницу (“Sukwilai Guesthouse”) и переселиться в нее. Сняли себе по отдельному номеру с кондиционерами и телевизорами (по 400 бат за номер). Особенно приятной чертой в наших условиях было наличие кондиционеров. Помывшись под теплым душем и отдохнув с часок-полтора, прогулялись по городу, походили по магазинам (я пока ничего решил не покупать), взяли с лотков различных закусок (я –два куска жареной курятины) и снова прошли до пляжа, где и пообедали, устроившись на большом валуне. К этому времени солнце зашло за тучи, и иногда даже накрапывал мелкий дождик. На море был в разгаре отлив, и среди обнажившихся камней по пляжу бродили стайки тайцев – кто просто так, а кто и с мешочками для сбора даров природы. Дары состояли в основном из ракушек и крабов. Мы с СВ тоже, перекусив, обследовали несколько оставшихся после отлива луж и убедились в наличии там большого количества разной живности: крабиков, рачков-отшельников, рыбок, креветок, морских ежей, крохотных морских звездочек и прочей ерунды.

24 марта 2002 г., воскресенье

С утра прямо в нашей гостинице арендовали два маленьких мотоцикла (100 СС, по 190 бат в день, в залог –паспорт) и поехали в небольшой национальный парк (Khao Sam Roi Yot National Park), расположенный в полусотне километров к югу от Хуа Хина. Этот парк известен своими живописными бухтами и пещерами. Добрались туда и обратно без приключений, если не считать проколотого колючкой колеса на мотоцикле у СВ. (Замена камеры обошлась в 100 бат; к счастью, мастерская была под боком.) Неприятным сюрпризом оказалась необходимость платить за въезд в парк по 200 бат (нововведение, не упомянутое в моем путеводителе). Начали осмотр национального парка с того, что прогулялись несколько сотен метров по тропе, ведущей к обзорной площадке на вершину холма. Из-за дымки дальние бухты сверху не просматривались, был виден только ближний кусок берега с раскинувшимися вдоль него искусственными прудами для разведения креветок. Второй пункт «программы» – известная пещера с обвалившимся потолком, сквозь который бьют солнечные лучи. Там, где они падают на пол пещеры, растет небольшая рощица деревьев, и на камнях висят цветочные гирлянды – то ли подношения Будде, то ли знак уважения к королевской династии (какой-то знаменитый предок нынешнего короля удостоил в свое время эту пещеру своим посещением). Основная часть пещеры, однако, находится вне досягаемости солнечного света, так что нам пришлось воспользоваться услугами местного гида, поджидавшего посетителей с электрическим фонариком в руке и яркой керосиновой лампой. Заплатили ему 30 или 40 бат. Темная часть пещеры представляет собой большой зал с натеками разной формы и цвета. Многие из них по форме что-нибудь напоминают и имеют соответствующие названия («Застывший водопад», «Слон», «Святая Мария» и пр.) Были там и небольшие сталактиты со сталагмитами, с необычными плоскими верхушками. Я поснимал «интерьер» пещеры на видео. После визита в пещеру мы выпили прохладительных напитков и проехали несколько километров до ближайшей бухты. Прошлись по пляжу, расширившемуся благодаря отливу, понаблюдали за разной морской живностью, в том числе за крабами, морскими блохами (тоже из отряда ракообразных) и местными жителями, промышлявшими каких-то моллюсков вроде мидий с помощью острых молоточков. Бухта была слишком мелководной для купания, поэтому мы переехали к другому пляжу. Тот, правда, оказался не намного лучше, но мы все же совершили продолжительный заплыв, оставив свои рюкзачки на береговых скалах. Нагуляв (наплавав) аппетит, пообедали купленной с лотка жареной курятиной и съели по паре упаковок мороженого. Вернулись в Хуа Хин под вечер, часов в пять.

25 марта 2002 г., понедельник

С утра мы решили сократить на один день программу пребывания в Хуа Хине и уже вечером ехать на восток Таиланда, на остров Чанг (Ko Chang). Сегодняшний день решили посвятить экскурсии в национальный парк «Каенг Крачанг» (Kaeng Krachang NP), а именно с водопаду Ла У, расположенному на юге этого парка, на расстоянии 70-80 км от Хуа Хина. Мотоциклы на день мы снова арендовали в своей гостинице. Позавтракали по пути в парк в маленькой деревеньке, взяв разных фруктов и жареную курятину. Впервые попробовал плоды личи (красные, с полупрозрачной белой мякотью и с косточкой внутри). При въезде в национальный парк с нас снова «содрали» по 200 бат (по сравнению с 25 батами, указанными в изданном 4 года назад путеводителе). Водопад не оправдал моих ожиданий: он больше напоминал каскад порогов с перепадами всего 1-3 м, с ямками под некоторыми из порогов. Вдоль реки вела набитая тропа, по которой ходило множество посетителей парка, как тайцев, так и «бледнолицых». Я прошел с километр вверх по реке до того места, где уже не было тропы (СВ остался внизу, т. к. мы с ним случайно разминулись), нашел хорошую ямку метра три-четыре глубиной и метров десять-пятнадцать в поперечнике и, несмотря на прохладную воду, сделал заплыв. В этой яме, как и в других ямах по реке, обитало много рыбы одного вида, до 30 см длиной. Рыбы, судя по всему, были очень голодные и жадно бросались на все, что падало в воду, даже на сдуваемые ветром листья. Когда я зашел по колено в воду, рыбки довольно чувствительно щипали кожу на ногах. Перевернув на берегу камень, я обнаружил под ним небольшого пресноводного краба и, расплющив панцирь, скормил его рыбам. Вскоре подошла группа местных подростков, которые тут же занялись нырянием в яме. Но с самой высокой точки берега (3-4 м) никто из них прыгать не решался. Пришлось «показать класс» и сигануть оттуда в воду вниз головой. Запечатлел этот момент на видеопленку, показав одному из подростков, как пользоваться камерой. По пути к водопаду и обратно я также снял на видео целую коллекцию разных бабочек, собравшихся в нескольких местах на водопой. Бабочек было много и вдали от реки: во время езды на мотоцикле мы то и дело ощущали кожей характерные удары (футболки мы сбросили с себя еще утром, так как было очень жарко). Вернулись в свою гостиницу в половине четвертого дня, выпили по стакану холодных напитков, а в начале пятого мы уже отъехали от местной автостанции на автобусе в Бангкок. Путь занял три-три с половиной часа. От западного автобусного терминала пришлось ехать на такси через весь залитый огнями ночной Бангкок в восточный терминал. Доехали туда за полчаса и за 140 бат. Взяв билеты на 23:30 до города Трат (специально на последний рейс, чтобы не приехать в пункт назначения среди ночи), оставшиеся до отправления три-четыре часа мы убили, сидя на лавочке возле посадочной платформы, поглощая прохладительные напитки и прогуливаясь по очереди в окрестностях терминала.

26 марта 2002 г., вторник

Автобус приехал в г. Трат в четыре часа утра. Почти всю дорогу мы спали в сидячем положении. Рынок в Трате работал и ночью, и мы попили кофе с пончиками возле одного из продуктовых лотков. На пассажирском пикапе мы проехали пару десятков километров до прибрежного поселка, откуда отходит паром на о. Чанг. Уплыли на первом же пароме, отправлявшемся в семь часов утра. До острова плыли минут сорок (50 бат). На такси-пикапе доехали до ближайшей «туристической» бухты с пляжем (“Sai Hao Bay”) и совершили променад вдоль берега моря, заходя во все попадавшиеся по пути гостиницы. После десятка таких «визитов» нашли более-менее подходящее для нас место – номер в деревянном бунгало на самом берегу моря с электричеством, душем, туалетом, вентилятором и двумя кроватями, за 500 бат на двоих. Ко времени нашего заселения солнце уже раскалилось не на шутку, поэтому днем мы никуда не ходили, только купались и спали на песочке в тени кокосовой пальмы и большого фикуса. Лишь под вечер, часа в четыре, когда жара отступила, мы прогулялись по шоссе на юг до соседней бухты и обратно (около 10 км в оба конца). Нагуляв аппетит, выбрали себе один из многочисленных ресторанчиков на «нашем» пляже и очень плотно поужинали. СВ заказал запеченную в фольге рыбу (“snapper”), а я «зарубал» увесистый свиной шашлык с луком, помидором и ананасом (всего 60 бат, т. е. около полутора долларов). Вернувшись «домой», закончили вечернее пиршество, съев на веранде своего бунгало купленный днем небольшой арбуз.

27 марта 2002 г., среда

Проснувшись около семи часов утра, решили пройтись до водопада, показанного на карте в моем путеводителе километрах в шести от нашей «резиденции». На самом подходе к этой достопримечательности нас ждала неприятная неожиданность в виде будочки, где продавались входные билеты на территорию национального парка (в том числе и к водопаду) по 200 бат с человека. Придя к заключению, что сомнительное удовольствие посмотреть на еще один заурядный водопад (судя по почти высохшему руслу реки ниже по течению) не стоит таких денег, мы повернули обратно. Выйдя на берег моря, решили пройти по пляжам до своей бухты, но вскоре уперлись в скалистые «прижимы» и вынуждены были продираться через густые заросли к шоссе, по которому мы двигались утром. К счастью, в том месте до шоссе было всего с пару сотен метров. Остаток дня купались, загорали и дремали в тени на песочке. Под вечер, когда уже стемнело, навестили вчерашний ресторанчик на пляже и заказали на двоих зажаренную на вертеле курицу за 150 бат. Вернувшись «домой», продлили удовольствие с помощью арбуза, который СВ купил днем за 30 бат на одном из лотков в местной деревне.

28 марта 2002 г., четверг

С 6:30 до 9:00 совершил небольшую одиночную экскурсию, зайдя вглубь острова примерно на километр от шоссе. Первую сотню-другую метров пришлось продираться сквозь колючки и лианы, потом вышел на тропу и поднялся по ней вверх по склону до того места, где она почти терялась. Дальше не пошел, т. к. была вероятность дождя (приближались раскаты грома), а перспектива ходьбы по мокрому лесу вниз по крутой и скользкой тропе меня не вдохновляла. Не встретив ничего интересного, спустился назад к шоссе. Остаток дня провалялся в основном на пляже, читая, отсыпаясь и купаясь. Ближе к вечеру совершил небольшой моцион, прогулявшись с километр до конца пляжа и еще с полкилометра дальше, по прибрежным скалам. За пляжем никого из туристов уже не было, встретил только группу местных рыбаков, которые ловили рыбу с помощью примитивных закидушек. У каждого из них в пакетике уже лежало по 1-2 кг разных рыбок. На обратном пути купил с лотка зажаренную на вертеле курицу (на двоих, за 120 бат) и небольшой арбуз (25 бат), выпил баночку тайского пива «Сингха». Поужинали на веранде своего бунгало, так как ходить в ресторан уже не было необходимости.

29 марта 2002 г., пятница

С утра отдыхали – купались и загорали на пляже. В полдень выписались из бунгало, а с 13 до 17 часов занимались «сноркелингом» (плаванием с маской и трубкой). Заказали это развлечение в одном из нескольких агентств, расположенных в нашей бухте, заплатив по 200 бат. Знакомиться с подводным миром ездили к небольшому островку, лежащему вблизи северной оконечности о. Чанг. Компанию нам с СВ составила семья из Дании: родители и трое подростков. До островка доплыли на катере за полчаса. В том месте, где катер встал на якорь, коралловые рифы были не особо впечатляющими, но рыбы хватало. Наблюдал за время плавания с маской не менее 15 разных видов, в том числе очень цветастых м крупных (30-40 см) рыб-попугаев, откусывавших кусочки кораллов. При этом под водой отчетливо слышались характерный хруст, похожий на скрип сухого крахмала. Видел в двух местах интересных креветок, роющих себе на дне норки с помощью клешней. Я поплавал в общей сложности часа полтора, а остальное время загорал на берегу островка, а затем – на палубе катера. Вернулись в свою бухту на катере в 17:00, переправились на маленькой лодке к берегу, смыли соленую воду под душем, забрали свои рюкзаки, оставленные в агентстве, и пошли к шоссе голосовать такси-пикап. До отплытия последнего парома с острова (в 18:00) осталось меньше часа. С такси вышло осложнение: несколько такси остановилось возле нас, но водители соглашались везти к причалу (около 10 км) не менее, чем за 200 бат, хотя стандартная стоимость передвижения по острову на таком рейсовом пикапе составляет всего 30 бат с человека. Видимо, таксисты вступили между собой в негласный сговор «драть три шкуры» с тех туристов, кто собирается уплыть с острова на последнем пароме. В конце концов после десяти минут голосования и нескольких неудачных попыток сбить цену пришлось заплатить водителю одного из такси 200 бат. Как оказалось, можно было и не торопиться, все равно полтора часа околачивались без дела на причале. Паром «на материк» вместо 18:00 отправился в начале восьмого вечера. Проблем с поездкой от «материкового причала» до города Трат не возникло: такси-пикап уже ждало туристов на берегу (по 20 бат с человека) и довезло нас «с ветерком» до самых автобусных касс. Взяли билеты на один из самых последних рейсов до Бангкока (на 23:00). Оставшиеся до отправления часы шлялись по ночному рынку (ничего интересного) и по окрестным улочкам.

30 марта 2002 г., суббота

Прибыли на восточный автобусный терминал Бангкока в четыре часа утра, взяли такси и доехали до центрального железнодорожного вокзала. Хотели поселиться на день в той же привокзальной гостинице, где ночевали в прошлый раз, около 40 дней назад, но свободных мест там не оказалось. Забрали в камере хранения на вокзале оставленные восемь дней назад рюкзаки и на такси доехали до «туристического перекрестка» Бангкока – улицы Хао Сан. Там проблем с гостиницами не возникло, поселились в первом же месте, куда ткнулись (“NAT Guesthouse”), сняли на день комнатушку с двумя кроватями, потолочными вентиляторами и «удобствами» в коридоре, но зато всего за 180 бат на двоих. Поспав до восьми часов утра, отправились к первому объекту нашей сегодняшней программы – столичному рынку Чатучак, одной из туристических достопримечательностей Бангкока. Для разнообразия мы решили прокатиться туда на обычном городском автобусе. Номера рейсов узнали из туристической схемы, которую я подобрал в нашей гостиничке. Немного потеряли во времени по сравнению с такси, но выиграли в цене (билеты на автобусе были всего по 16 бат с человека). Рынок оказался огромным, и на все его закоулки у нас не хватило ни времени, ни сил. Было очень душно (около 35 градусов), и мы время от времени охлаждали организмы с помощью напитков и мороженого. С полчаса провели в приятной кондиционированной прохладе небольшого ресторана, я заказал себе плоскую лапшу с курятиной. В общей сложности провели на рынке часа три. Одним из основных моих интересов были экзотические животные, которыми в числе прочего славится Чатучак. Выбор домашних питомцев на самом деле был богатым: от бесчисленных рыб, скатов и морских змей до крокодилов, скорпионов, игуан и удавов. В нескольких местах продавали симпатичных тропических белочек всего по 100-200 бат. Маленькие крокодильчики шли по 1500-2000 бат (40-50 долларов), а красивые зеленые игуаны – по 800 бат. Я сначала «запал» на игуану, но потом передумал и приобрел себе не менее красивого и экзотичного питомца – зеленую змейку (длиннорылую плетевидку) с остренькой мордочкой, длиной не менее метра. Заплатил за нее всего 150 бат. Обессиленные, мы вернулись на такси к своей гостинице, и я часа два-три поспал под вентилятором, пока СВ занимался «шоппингом» в одном из крупных универмагов (нужный магазин он разыскал самостоятельно с помощью таксистов). Отдохнув, я тоже прогулялся по лавочкам улицы Хао Сан и потратил больше тысячи из оставшихся тайских бат. В числе прочего приобрел коллекцию тропических бабочек в рамке под стеклом (380 бат), гамак (200 бат), майку (100 бат) и три музыкальных «пиратских» компакт-диска (по 100 бат). В десять часов вечера мы сели в микроавтобус, курсирующий между улицей Хао Сан и аэропортом (билеты по 50 бат я взял еще днем). Все аэропортовские формальности были пройдены без задержек и проблем. Я поменял оставшиеся 220 бат на 5 долларов. С учетом этой суммы после путешествия у меня осталось из наличности лишь 10 английских фунтов стерлингов и 7 долларов США, т. е. я лишь едва-едва уложился в свои «валютные резервы». Правда, на крайний случай еще имелась банковская депозитная карточка, «прикрепленная» к моему счету на Аляске (я уже использовал ее сегодня ночью в городе Трате, получив в банкоматной машине 1000 бат). Во втором часу ночи мы оторвались от Бангкока и взяли курс на Сеул.

31 марта 2002 г., воскресенье

Через четыре с половиной часа полета, в восемь утра по местному времени, приземлились в столице Республики Корея. До рейса на Хабаровск оставалось семь с половиной часов. Провели это время, сидя в мягких креслах перед широкоэкранным телевизором со спутниковыми каналами (в том числе и с русским каналом НТВ), дремали, гуляли по очереди внутри аэропорта. СВ «разжился» кое-чем в магазинах «дьюти фри», а я обменял одну из оставшихся однодолларовых купюр на корейские воны (обменный курс: 1 доллар равен примерно 1200 вон). В 15:30 мы взлетели на самолете компании «Дальавиа» и около трех часов спустя приземлились в Хабаровске. Среди пассажиров рейса был и один мой знакомый. В Хабаровске оказалось очень тепло для этого времени года (плюс десять градусов), снега уже не было. Паспортный и таможенный контроль прошли без «приключений», змейка с бангкокского рынка благополучно перенесла переезд. На последний автобус до Бычихи я не успел, до дома меня довез на своей машине СВ. Дома было все нормально, если не считать пропажи части дров из поленницы и «ушедшего» в неизвестном направлении алюминиевого тазика, лежавшего на дворе под навесом (свидетельство очередного рейда «металлистов»). Соседнему деревянному дому повезло меньше: на месте одной его половины оказались лишь обгоревшие развалины.



Прочитайте еще Отзывы о Непале:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.