Двенадцать дней в Поднебесной , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Двенадцать дней в Поднебесной

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Китае > Двенадцать дней в Поднебесной

ДВЕНАДЦАТЬ ДНЕЙ В ПОДНЕБЕСНОЙ

(Часть I – Пекин)

Пролог

Выбор страны, как обычно, диктовался желанием, с одной стороны, увидеть что-то новое, набраться впечатлений, а с другой – отдохнуть на берегу теплого моря в январе. Раньше выбирали страны поближе, подешевле. А тут как раз появились возможности потратить на отдых побольше. Так родилась идея поехать в Китай – страну с древней историей, самобытной культурой, нетривиальным современным развитием, имеющую на своей южной границе тропический остров Хайнань, расположенный на одной широте с Гавайями.

В туристическую фирму «Маяк-Тур», услугами которой мы уже пользовались, обратились в начале ноября. Оказалось, что поздновато. Пришлось заказывать индивидуальный тур, да и билетов дешевых уже не осталось. Маршрут выбрали из нескольких предложенных вариантов. Остановились на следующем – «Пекин (4 дня)- Санья, о.Хайнань (6 дней) – Шанхай (2 дня). Итого получилось 12 дней со 2 по 14 января.

2 января, полет

Вылетали мы, т.е. я и моя жена Наташа, из Шеретьево-2, вечером. В аэропорту ждала маленькая неожиданность. Оказалось, что города Пекин в Китае не существует. Есть Бейджинг (Beijing) – так название китайской столицы звучит по-китайски и по-английски.

Ну, Бейджинг, так Бейджинг, лишь бы вылететь. Но не тут-то было. Посадили нас в самолет вовремя, но потом начали обрабатывать противообледенительной жидкостью. Это заняло примерно час, хотя периодически нас уведомляли, что процедура займет минут 10-15. Потом самолет вообще откатили к зданию аэропорта по «техническим причинам». Там продержали еще часок, и примерно с опозданием в 2 часа мы взлетели. Не стоило бы писать об этом, если бы еще часа через 2 полета одному из пассажиров не стало плохо с сердцем (не забудем, что накануне были новогодние праздники, и для некоторых они все еще продолжались). Собрали со всего самолета врачей, и после консилиума они приняли решение садиться в Новосибирске. Сели, оказали помощь пострадавшему, но взлететь оказалось не так-то просто. Потребовалась дозаправка топливом и оформление документов на посадку. Все это заняло еще более 2 часов. Короче, вместо положенных 7,5 часов до Бейджинга добирались почти 12. И все время, не выходя из самолета. Даже для комфортабельного Боинга это показалось многовато.

Время в Пекине отличается от московского на 5 часов, конечно, в сторону увеличения. Поэтому приземлились мы уже во второй половине дня 3 января. Но, несмотря на опоздание, нас (с рейса набралось человек 8) встретили и повезли в гостиницу.

3 января – Пекин, площадь Тяньаньмынь, императорский дворец

По дороге в отель наш гид (он предупредил, что только встречает нас, а далее с нами работать будет его коллега) сказал, что у нас хороший отель «Qianyuan Hotel 4*» недалеко от центра и рядом с кварталом красных фонарей. Это нас несколько озадачило, поскольку квартал с аналогичным названием в Амстердаме нам хорошо запомнился. Но оказалось, что в Китае красный фонарь вешается над рестораном или любым другим заведением, где можно поесть. И действительно, прилегающая к отелю улица оказалась состоящей почти исключительно из ресторанов. Но о них позже.

В отеле нам дали на сборы 20 минут и попросили спуститься вниз на экскурсию. Хотя по программе у нас значился легкий обед, но время более подходило для ужина, и были основания полагать, что с обедом мы пролетели. Заскочили в ближайший магазин и купили то, что на вид было похоже на европейскую еду – что-то вроде слоеного пирога без начинки. При покупке возникла проблема, т.к. продавщица не захотела брать в руки деньги. Выяснилось, что деньги надо класть на тарелочку, с которой продавщица, на руках которой были полиэтиленовые перчатки, взяла их пинцетом. Таким же образом она разменяла их у старшего продавца и выдала нам сдачи. К деньгам руками (даже в перчатках) она не прикоснулась. Надо сказать, что китайцы вообще трепетно относятся своему здоровью. Человек с марлевой повязкой на лице – не редкость на китайской улице. Часто марлевые повязки носят и продавцы продовольственных магазинов.

В холле нас ждал гид, представившийся, как Саша (все гиды называли себя русскими именами, т.к. китайские практически не произносимы), который сообщил приятную новость: ни обед, ни экскурсии не отменяются. Учитывая чувство голода, которое не сломили слоеные пироги, новость была воспринята с энтузиазмом.

Кормили в ресторане за круглым столом, верхняя часть которого вращалась. На эту круглую столешницу поставили примерно десяток блюд, включая закуски, суп, горячие блюда. На не вращающейся части стола стояли тарелки с вилками и палочками, пиалы, которые сразу же были наполнены чаем (китайцы пьют чай в продолжение всей трапезы, с него начинают, и им заканчивают) и стаканы, в которые налили пиво. Обед оказался очень сытным. За столом все перезнакомились, а кое-кто, в том числе, и Наташа, даже начали уверенно пользоваться палочками. Я пока предпочитал вилку.

Умиротворенные обедом, мы направились на главную пекинскую площадь Тяньаньмынь. К этому времени было уже достаточно темно, а площадь освещалась не слишком ярко. Поэтому большая часть сделанных фотографий получилась плохо. Пройти на саму площадь нам не удалось, на нее можно попасть только в строго ограниченное дневное время, поэтому мы обошли ее по периметру. Это самая большая площадь в мире, и она действительно огромна. Обходили мы ее почти час. С одной стороны площадь ограничена двумя старинными городскими воротами, которые подсвечивались гирляндами лампочек. На противоположном конце – императорский дворец, хорошо известный по фотографиям, с большим портретом Мао Цзедуна. Надо сказать, что более портреты Великого кормчего в Китае нам не встречались. Разве что на денежных купюрах и сувенирах для туристов.

Ближе к городским воротам расположен мавзолей самого Мао. Здание по размерам может соперничать с Дворцом съездов и мало напоминает усыпальницу товарища Ленина. К сожалению, и внутрь императорского дворца (Запретного города) мы не попали по причине позднего времени. Я позже порывался туда съездить самостоятельно, но коллеги по экскурсиям отговорили, сказав, что на европейский вкус дворец пустоват, и смотреть там особенно нечего. Да и я сам к концу нашего пребывания в Пекине был переполнен впечатлениями.

Гид Саша в этот вечер был немногословен. Оказывается, он сегодня уже провел аналогичную экскурсию с теми, кто прилетел вовремя. Но и мы порядком устали после перелета и длинного дня, растянувшегося почти на двое суток.

4 января, Пекин, императорские усыпальницы династии Мин, Великая китайская стена, фабрики жемчуга и нефрита, рынки, китайская кухня.

Все экскурсии в Пекине начинались в 8 часов утра. У меня вообще сложилось впечатление, что китайцы – «жаворонки». Рабочий день у них начинается рано и рано заканчивается. Рано заканчивается и ночная жизнь городов. Для нас ранние экскурсии составляли определенную проблему, т.к. вставать приходилось не позже семи. Напомню, что в это время в Москве было 2 часа ночи. Конечно, «длинный день» 2-3 января, перебиваемый попытками поспать в самолете, в какой-то степени сломал сложившийся внутренний график сна и бодрствования. Но полностью от него избавиться не удалось.

Завтрак в отеле – традиционный европейский шведский стол, приукрашенный местной экзотикой, в том числе острыми салатами, жиденьким супчиком и вполне сибирскими (точнее, харбинскими) пельменями. Но всего вдоволь и все, кроме супа, вкусно.

Экскурсия начинается не с гробниц императоров династии Мин, как это значилось в программе, а с фабрики жемчуга. Короткий рассказ о том, каким жемчуг бывает, и как его добывают, сопровождался вскрытием крупной раковины. С удивлением увидел в ней около десятка довольно крупных жемчужин и еще больше мелких. Я раньше думал, что их там может быть не более 1-2 штук. Ну, а дальше – торговый зал. Жемчуг любой – белый, розовый, черный, изделия самые разнообразные. Но цены не дешевые. Зато есть сертификат качества. Как мы позже узнали, в Санье жемчуг в разы дешевле. Что выбирать, сертификат качества или малую цену? Как поется в известной песне, «думайте сами, решайте сами».

Я не очень хорошо знаком с историей Китая, которая весьма своеобразна и сильно отличается от истории европейских государств. Из школьных уроков остался только император Цинь Шихуанди, создавший единую империю на территории разрозненных княжеств. Но я помнил, что Пекин – не единственная столица страны. Действительно, разные династии устраивали свои столицы в разных городах. Династия Мин, точнее ее третий император, как раз сделала своей столицей Пекин.

Усыпальницы императоров расположены в очень живописном месте, называемом Долиной гробниц. Выбор места был не случаен. Считалось, что красота и гармония обеспечат императорам лучшую жизнь в загробном мире. Долину образуют две горы, на которых воздвигнуты храмы. Еще довольно рано, и в Пекине прохладно. Ночью было минус 5 градусов. Солнце просвечивает сквозь легкую дымку. Горы имеют довольно строгую конусообразную форму, как будто, кучки песка. Эти горы, деревья причудливой изогнутой формы и дымка делают пейзаж очень похожим на то, что изображено на традиционных китайских гравюрах и рисунках по шелку. Получается, что это не стилизация, а какой-то «социалистический реализм». С подобным я столкнулся в итальянской Тоскане, когда обнаружил, что пейзажи итальянских художников, да и российских живописцев, работавших в Италии, это не преувеличение красот (гармоничное сочетание гор, экзотических деревьев, замков и средневековых городов), а довольно точное отображение действительности.

Гробница – это своеобразный город, огороженный стеной, который строго охранялся солдатами. Вход в него был запрещен. Строить свою гробницу император, как и египетский фараон, начинал еще при жизни. В разные эпохи хоронили по-разному. Но усыпальница императоров Мин действительно напоминает гробницы фараонов. Пройдя по стене, ограждающей гробницу, мы оказались перед спуском на глубину 40 метров по довольно крутым ступеням. Именно здесь покоился прах третьего императора династии, основавшего Пекин. Внутри скалы выдолблены просторные помещения со специальной вентиляцией. В гробнице хоронили не только самого императора, но и его жен, наложниц и многих чиновников высокого ранга, которые кончали жизнь самоубийством. Самоубийства совершались потому, что всех их после смерти монарха ждала жалкая жизнь, которой чиновники предпочитали почетную смерть. Разумеется, в гробницу помещались и многие предметы, которые сопровождали императора при жизни и должны были пригодиться ему в загробном мире. Все то, что представлено в гробнице сейчас, – это современная реконструкция.

После гробницы следует очередная фабрика, на этот раз нефрита. Демонстрируются и продаются различные поделки из камня. Заодно показывают, как из цельного камня вытачивают знаменитые 4 китайских шара, вложенных один в другой с 12 отверстиями каждый. Число шаров соответствует временам года, а число отверстий – месяцам. В Китае вообще все имеет смысл и что-то символизирует.

Далее наш путь следует к Великой китайской стене. Это всего 80 километров на север от Пекина. Проезжаем мимо стадиона и строящегося Дворца спорта оригинальной конструкции – «Птичье гнездо». Пекин активно готовится к встрече олимпиады и работы идут полным ходом. Далее гид обращает наше внимание на практически законченную Олимпийскую деревню – довольно заурядную по архитектурным достоинствам. И, наконец, на склонах гор, встающих по обе стороны дороги, возникает давно знакомая по картинкам Великая китайская стена.

Построена стена была при императоре Цинь Шихуанди и достигала длины более 6 000 километров. Но сейчас от нее осталось не много – что-то разрушило время, что-то крестьяне, которым нужны были кирпичи. Да и хунвейбины внесли свой скромный вклад в это неблагородное дело. Та часть стены, куда нас везут, специально обустроена для туристов. Поскольку в центральной части стена двойная, экскурсионный маршрут замкнули в кольцо. Но пройти по нему сложно. Стена карабкается по такому крутому склону, который доступен разве что горным козлам. Нам предлагают забраться на левый по ходу автобуса склон, предупредив, что каждый, кто достигнет второй башни, может получить возле нее сертификат героя, а дошедший до шестой – самого главного героя. С этим напутствием некоторые из нас отправились в путь.

Несмотря на легкий морозец, нам быстро стало жарко. Фактически мы просто карабкались вверх по крутым ступеням, высота которых местами достигала сантиметров 60. Ограниченное время не позволяло расслабиться и отдохнуть. Короче, мы дошли до второй башни, преодолев самый крутой участок маршрута, и не взяв геройского сертификата, отправились в обратный путь. Он оказался не намного проще, чем путь наверх.

Сплошная стена на протяжении тысяч километров мне показалась абсолютной бессмыслицей с военной точки зрения. Как я уже сказал, по крутым склонам не прошла бы ни пехота, ни всадники. Достаточно было перегородить стеной долины и поставить башни на высотах. Но видно в Китае надо было чем-то занять огромное население или просто император мыслил крупными категориями – раз стена, так уж сплошная, чтобы мышь не проскочила.

Слегка утомленных стеною, нас везут на обед в загородном китайском ресторане. Особенность его состоит в том, что сам ресторан расположен на склоне горы, на втором этаже здания и туда нас проводят со стороны горы. А после обеда выходить надо через первый этаж, который представляет собой громадный сувенирный магазин. Думаю, что и кормили нас за счет магазина. Возможно, и часть экскурсий оплачена им или различными фабриками, на которых мы уже были и еще будем.

Обед завершил нашу экскурсионную программу. Но он придал нашей немногочисленной группе силы, да и время было еще не позднее. Поэтому мы попросили гида отвезти нас не в гостиницу, а в торговый район. Тот охотно согласился и привез к большому торговому центру, который назвал вещевым рынком. Напротив располагался рынок электроники, в некотором удалении рынок шуб. Шубы нас не интересовали, поэтому мы направились в вещевой рынок, главным образом, чтобы посмотреть, что это такое, и купить, при возможности, подарки.

Рынок представлял собой многоэтажный торговый центр, разделенный на секции-бутики, каждая из которых торгует определенным товаром. Собственно говоря, для Москвы такие рынки не новость. Но китайских продавцов отличала такая назойливость, которой могли бы позавидовать даже турки. Пройти мимо секции спокойно было просто невозможно. Из каждой окликали, предлагали товар, что-то выкладывали, что-то пытались на тебя примерить. Мы купили там кое-какую мелочь, запланированные подарки, и перешли на рынок электроники.

Рынок электроники – это буйство информационных технологий. Прилавки ломились от ноутбуков, мобильных телефонов, мультимедиа, телевизоров и прочих достижений электроники. К сожалению, продавцы плохо владели английским и вообще не говорили по-русски. А поняв менталитет китайских продавцов, пытающихся любой ценой продать свой товар, я решил сложную технику не покупать. Кроме того, в отличие от, например, Дубая, русифицированных телефонов или компьютеров я не нашел (возможно, плохо искал). Поэтому мы купили флешку для фотоаппарата емкостью 2 МБт, а заодно обычную флешку на 4 МБт. В сумме все это после некоторого торга обошлось нам в 140 юаней, т.е. примерно в 500 рублей – по нашим понятиям, за бесценок.

Поскольку я упомянул цены, то надо сказать о курсе юаня. Он твердый и установлен государством. Во время нашего пребывания в Китае 1 доллар стоил 7,2 юаня, независимо от того, в каком банке производился обмен. При курсе доллара, равном 24,5 рубля, 1 юань составил примерно 3,4 рубля.

В отель мы отправились пешком. Гид Саша сказал, что надо пройти 5 светофоров прямо, свернуть направо и пройти еще 4 светофора, после чего мы окажемся у отеля. Мы немного сбились со счета, но, в конце концов, до цели добрались, временами показывая визитную карточку отеля. Шли мы примерно часа полтора, но прогулка стоила того. Наш прежний опыт показал, что город, особенно в незнакомой стране, нельзя узнать из окна автобуса. Пекин еще раз убедил в этом.

И, поскольку мы уже немного поездили по Пекину, а теперь и прошлись по нему, стоит рассказать о самом городе. Пекин огромен и разнообразен. По планировке, радиально-кольцевой, он схож с Москвой. Но кольцевых дорог в Пекине шесть. Пересекают их широкие радиальные магистрали с многоуровневыми развязками. Мы проезжали районы, застроенные типичными «хрущевками», но в отличие от российских, шестиэтажными. По-видимому, в Китае не было норматива, в соответствии с которым дома выше 5 этажей, должны оборудоваться лифтом. Это все наследие эпохи Мао. Современные жилые дома – двадцати и более этажные. Офисные здания выглядят вполне современно. Но осталось впечатление (я подчеркиваю, что это, скорее, впечатление) некоторой серости и однообразия. Примерно так же выглядела улица, по которой мы прошли 5 светофоров от рынка.

Временами на улице попадались железные бочки, на которых пекли какой-то неведомый нам продукт, похожий на картошку. Подобным образом в Париже жарят и продают каштаны. Позже выяснили, что это батат – земляной орех. Но так его и не попробовали.

Улица, на которую мы потом свернули, была заметно уже. Чувствовалось, что иностранцы по ней не ходят. Много магазинов и небольших ресторанов, где не говорили ни по-русски, ни по-английски. А от этой улицы отходили темные переулки, в которые мы не решились пройти. Это было совсем не то, что мы видели, проезжая широкими магистралями.

Немного промахнувшись со светофорами, мы все-таки вышли на улицу «Красных фонарей». Настало время ужина, и мы решили, что он должен быть исключительно китайским. Гид предупредил, что еда в Китае очень вкусная и дешевая (это роднит Китай с Таиландом). Нет смысла готовить дома. После работы люди сначала идут поесть в какой-нибудь ресторанчик, а потом уже домой. Очень популярен китайский «самовар». Это что-то, вроде фритюрницы. В нем на огне греется бульон, в который макают кусочки мяса и овощей.

Мы прошлись по улице, подыскивая ресторан, похожий на европейский. Перед ресторанчиками толпились зазывалы, чуть ли не за руки пытающиеся затащить каждый в свое заведение. На мой вопрос, говорят ли здесь по-английски, ответили, что, разумеется. Это определило наш выбор. Как оказалось, и оказывалось в дальнейшем, никто в ресторане по-английски не говорил. По-русски, разумеется, тоже. Нам дали меню с картинками, по которому мы выбрали цыпленка и китайскую лапшу из рисовой муки с мясом. В придачу заказали две бутылки пива. Все принесенное нам оказалось достаточно вкусным, но, увы, холодным. Объяснить, что мы хотим горячую пищу, не удалось. Надо сказать, что в китайских ресторанах нет вилок, нет хлеба и нет соли, что для нашего человека в первое время создает некоторые неудобства. Посмотрев, как я мучаюсь с палочками, официантка хихикнула и выскочила на улицу. По-видимому, она сбегала в ближайший ресторанчик, откуда принесла нечто, похожее на вилку, которую мы употребляем для лимонов, т.е. с двумя короткими зубцами. С ее помощью я одолел очень вкусную, но холодную китайскую еду. Наташа вполне справилась с палочками, и двузубая вилка ей не понадобилась. Во время своих странствий по заграницам я раньше никогда не делал записей, но в Китае нарушил эту традицию. Поэтому могу сказать точно, что наш ужин на двоих обошелся в 34 юаня, т.е. около 100 рублей, что примерно равно стоимости чашечки кофе эспрессо в московском кафе. Наблюдая за соседями по столикам, я заметил, что они не оставляют чаевых. Позже я прочитал об этом и в путеводителе. Действительно, в Китае не дают чаевых ни в ресторанах, ни в такси, а официанты и таксисты рассчитываются точно по счету или таксометру. Исключение составляют только носильщики в гостиницах. И наш гид Саша это подтвердил.

Чтобы не возвращаться к проблеме еды в Пекине, скажу, что на следующий день я спросил Сашу, как заказать горячие блюда. Он ответил, что в меню (как и во все странах) вначале идут закуски. Они холодные, хотя выглядят иногда, как горячие блюда. Надо смотреть сразу в середину меню и заказывать блюда оттуда. Так мы и сделали на следующий день, и не ошиблись. Два горячих блюда на горелках (курица с овощами и мясо с овощами) плюс традиционные 2 бутылки пива обошлись нам в 90 юаней. Правда, не обошлось без местного колорита. Во-первых, я решил сходить в туалет и жестами показал официантке, что хочу помыть руки. Она отвела меня в какой-то чулан, заваленный мусором, около двери которого размещалась небольшая угловая раковина с холодной водой. Аппетита мне это мне это не прибавило, да и туалет мне нужен был совсем для других целей. Поэтому я все-таки спросил у официантки (на своем блестящем английском), где находится туалет. Жестами она мне показала, что заведение расположено на улице слева от выхода, после чего мне туда идти расхотелось. Наташе я посоветовал руки не мыть и в туалет по возможности не ходить, чтобы не испортить аппетит.

Во-вторых, я обнаружил, что в блюде с курицей торчит нижняя часть лапы, слава Богу, без когтей. Разглядел я это не сразу, поскольку был без очков. Наташа объяснила мне, что такую же лапу я уже сослепу пытался жевать и, не прожевав, отложил на край тарелки. Надев очки, я убедился, что она права, и мне стало немного не по себе (позже наш дотошный «коллега» по экскурсиям из Казани, выяснявший цены в магазине, сказал, что лапка, включая ее нижнюю часть, – самый дорогой из куриных продуктов, а самый дешевый – грудка). И, в-третьих, отсутствию аппетита способствовала компания молодых ребят, сидящих наискосок. Кроме пива, они пили еще и водку из стограммовых стеклянных фляжек (нам давали такие за обедом по 2 штуки на пятерых мужиков) и при этом сплевывали прямо на пол, что не совсем соответствовало нашим представлениям о приличиях. Замечу, что мы в этот раз старательно выбрали наиболее чистый и внешне соответствующий европейским стандартам ресторан. К счастью, в этот день я уже свободно пользовался палочками, так что еда не составила для меня больших проблем.

5 января, Пекин, летний храм «Ихеюань» императрицы Цыси, Храм неба, фабрики шелка и медицинский центр, китайский цирк.

Утренняя экскурсия началась, разумеется, с фабрики. На это раз фабрики шелка. Дочь наших друзей, китаистка по специальности, привезла родителям китайские шелковые одеяла, и нам они понравились. Поэтому об одеялах и шелкопрядах я расскажу немного подробнее.

Дело в том, что в мои школьные годы, когда было модно трудовое воспитание подрастающего поколения, наша школа специализировалась, в том числе, на выращивании шелкопряда. Этому способствовал небольшой шелковичный сад у самых стен школы. Напомню, что в те времена шелк считался не столько тканью для платьев, сколько важным стратегическим сырьем, поскольку из него и только из него изготавливались парашюты. Один раз и мне пришлось поучаствовать в выращивании шелковичных червей, и эта технология была мне хорошо известна. Еще во время учебного года в школу завозились червячки-шелкопряды. Были они маленькими и занимали поверхность одной школьной доски. Да и ели немного. Достаточно было нескольких веток шелковицы на всех. Но со временем червячки росли. Их вывозили в деревню, где размещали на стеллажах в большом сарае по обе стороны от входа в несколько рядов. И ели они уже прилично. Десяток парней из последних классов школы (это всегда была привилегия старшеклассников) с утра до вечера резали ветки шелковицы на близлежащей плантации и возили их на бричке, в которую была впряжена старая лошаденка. Поскольку пред этим в кинотеатрах прошел американский фильм «Великолепная семерка», то у всех нас шляпы были загнуты по-ковбойски. А разъезжали мы, стоя на бричке в полный рост и нахлестывая бедную лошадку. Но и нам доставалось, т.к. работали мы с утра до вечера, а в сарае стоял хруст от разгрызаемых листьев. Зато, когда наступало время завивки, черви переставали есть. Мы привозили им клубки перекати-поля и разбрасывали по стеллажам. Сначала каждый червь вил себе что-то вроде арматуры, а потом внутри нее устраивал кокон. Коконы мы собирали, и на этом наша работа кончалась. Знаю, что позже коконы погружали в кипяток, чтобы убить личинки. В противном случае вылупившаяся из личинки бабочка прогрызала кокон и портила нить.

Теперь я увидел, что делалось с коконами дальше. Кокон трепали чем-то вроде метелочки и отделяли от него кончик нити. Несколько нитей от разных коконов соединяли вместе, скручивали и разматывали на катушки. Так получалась нить, из которой уже много веков ткали и сейчас ткут шелк.

Но одеяла делаются совсем по другой технологии. Для них используются коконы, в которых завились сразу два червячка. Размотать эти коконы нельзя. Поэтому их надрезают, вынимают оттуда личинки и натягивают на небольшую овальную рамку, поливая периодически водой. Потом растянутый кокон переносят на другие, более крупные рамки, и тоже поливают. И, наконец, берут за 4 конца и растягивают на стол. Эту процедуру нам предложили проделать и самим. Получается что-то, вроде нетканки, несколько слоев которой (от числа слоев зависит теплота одеяла и, соответственно, его стоимость) потом обкладывают тканными шелковыми простынями и сшивают вместе. Аналогично делаются и шелковые подушки.

Мы купили одеяла, подушки и постельное белье. Но белье мне показалось неприятно скользким. А вот подушки и одеяла понравились.

После шопинга на шелковой фабрике нас, наконец, привезли в Храм неба. Храм этот был построен в 1421 году одновременно с Императорским дворцом. Поскольку император считался представителем Неба на земле, то именно в этом храме он мог представить себя посредником между Небом и своим народом. Дважды в год он просил у Неба хорошего урожая и благодеяний для народа. К храму он поднимался по Почетному пути – специальной дорожке, по которой никто, кроме него, ходить не имел права. Замечу, что теперь по этой дорожке стараются пройти все туристы.

Мне Храм Неба оказался интересен и тем, что именно здесь находится известная стена, около которой в одном конце можно сказать шепотом слово, а на другом конце, на большом расстоянии это слово будет слышно. Я читал об этой стене еще в детстве, но не запомнил, где именно она находится. Разумеется, я попросил Наташу отойти к противоположному краю стены и стал шептать ей разные пристойные слова. Но желающих провести подобный эксперимент, оказалось слишком много, и моих слов Наташа так и не услышала.

А потом нас ждала утка по-пекински. Это тоже входило в программу пребывания. Для того, чтобы приготовить утку по-пекински, забитую птицу через специальный надрез наполняют особым маринадом, выдерживают какое-то время, а затем запекают на дровах в печи и обжаривают. Готовая утка имеет темно-коричневый цвет с тонкой поджаренной корочкой. Разделывает утку повар всегда при клиентах, стараясь нарезать ее возможно более тонкими слоями. К утке подаются рисовые блины, соевый соус и зелень. Тонкие ломтики утки макают в соус, кладут на блин, добавляют зелень и складывают, как обычные блинчики. Китайцы все это делают палочками. На этот раз мне тоже удалось выполнить палочками все процедуры, кроме сворачивания блинчика. Тут пришлось помогать себе руками. Но на вкусовых качествах утки это не сказалось. Еда оказалась отменно вкусной.

Программа посещения Пекина интересна тем, что в ней гармонично сочетаются посещение исторических достопримечательностей, фабрик и еда. Поэтому за уткой по-пекински нас ждала экскурсия в летний дворец «Юхенюань». Дворцовый комплекс занимает огромную площадь в 290 квадратных километров. Первые павильоны китайских императоров были возведены здесь еще в XII веке, но расцвет дворца связан с императрицей Цыси, правившей в Китае в конце XIX века. Комплекс зданий расположен на берегу огромного искусственного озера, берега которого терялись в дымке. А над озером возвышалась гора (тоже искусственная) увенчанная буддийским храмом. Одна из достопримечательностей дворца – деревянная 800-метровая галерея (конечно, самая длинная в мире), украшенная росписью. По ступеням мы добрались до храма и спустились с другой стороны возвышенности. После прогулки на Великую китайскую стену восхождение не показалось сложным.

По пути мы прошли мимо комплекса зданий, напоминающих средневековую китайскую улицу, расположенную на берегу небольшого озера. Оказалось, что комплекс специально создан по приказу императрицы Цыси, которой, как и любой женщине, хотелось побродить по улицам, сделать покупки, поторговаться в лавочках. Но императрице это было категорически запрещено, поэтому на территории дворца для нее была сделана имитация городского квартала, где «торговали» евнухи и служанки императрицы. Видно, короли и императоры не могут не только жениться по любви…

А вот то, что мы увидели в парке на противоположной стороне горы, нас удивило и потребовало разъяснений гида. Группы пожилых людей делали зарядку под руководством инструктора, слушали музыку, танцевали, играли в народные игры, карты и просто общались. Как объяснил гид, это обычное времяпрепровождение китайских пенсионеров. Они не сидят на лавочках возле дома, а стараются общаться друг с другом. При этом они радуются наступившему дню, хорошей (или плохой) погоде и стараются жить полноценной жизнью. Надо сказать, что веселые старички (а многих было трудно назвать таковыми) – одно из самых сильных впечатлений о Китае. Позже, уже в России, я прочитал, что в Китае очень рано выходят на пенсию, женщины – в 45 лет, мужчины – в 50.

И заключало обязательную программу в этот день посещение центра китайской медицины. Там после короткой лекции можно было попробовать китайский массаж и провести бесплатную диагностику по пульсу. А дальше врач прописывал недешевые лекарства на основе китайских трав, и можно было, либо приобрести эти лекарства, либо просто поблагодарить.

Проводить вечер в отеле, несмотря на усталость, не хотелось, и мы с удовольствием приняли предложение гида посетить китайский цирк. На выбор была предложена и китайская опера, но выбрали цирк. Приехали туда на такси по записочке, которую предварительно написал гид Саша. Иначе объясниться с таксистом было бы невозможно. Крутил нас таксист по Пекину минут 30-40, причем создавалось впечатление, что он это делает специально. Один раз он даже умудрился проехать мимо нужного нам здания, которое утром нам показал гид. Правда, когда мы обратили его внимание на это, он немедленно выключил таксометр. К нашему удивлению, поездка по Пекину обошлась нам всего в 20 юаней. Сомневаюсь, что за 70 рублей московский таксист вообще посадил бы нас в машину.

Китайский цирк совсем не похож на европейский. Действие происходит на сцене и представляет собой смесь различных жанров. Спектакль назывался «Легенда о Кун-Фу» и представлял собой рассказ-притчу о том, как мальчик, поступив монастырь, преодолел мирские соблазны и, овладев секретами Кун-Фу, стал настоятелем этого монастыря. В спектакле было все – балет, гимнастика, в том числе, воздушная, демонстрация приемов борьбы, поднимание артиста на острие копья и разбивание кирпичей о голову. Но представление очень зрелищное, динамичное и непохожее на все виденное ранее. Посмотрели с удовольствием.

Обратно тоже ехали на такси по визитной карточке отеля. На этот раз водитель был отгорожен от остальной части салона автомобиля чем-то, похожим на обезьянью клетку. Деньги просовывали в специальную щель.

Ужинали на уже ставшей родной улице красных фонарей. Заказали свинину с овощами и курицу тоже с овощами. Вроде бы все, как в прошлый раз. Но свинина оказалась практически салом с тонкими прослойками мяса. Причем, в кисло-сладком соусе. Экзотика, конечно, но все-таки очень на любителя…

6 января, Пекин, ламаистский храм «Юнхегун», дегустация чая, отлет на Хайнань.

Ну, вот и настал наш последний день пребывания в Пекине. На экскурсию нас повезли, как обычно в 8 часов утра (соответственно, встать пришлось в 7 часов). Не очень понятно, зачем был нужен этот изощренный садизм, если к воротам ламаистского храма «Юнхегун» мы приехали минут через 15, а потом ждали 45 минут его открытия. Храм был создан в 1694 году в качестве резиденции принца (пишу это, конечно, не по памяти, а заглянув в путеводитель). В седине XVIII века комплекс зданий был превращен в монастырь. Сейчас монастырь находится недалеко от центра города. Наш гид Саша сказал, что при коммунистах монастырь был закрыт, а вот теперь его открыли. Интересная оговорка, которая часто повторялась и у этого гида, и у других. Создавалось впечатлений, что сейчас у власти уже не коммунисты. Точнее, что китайцы не отождествляют свое нынешнее правительство с коммунистическим правительством времен Мао Цзедуна.

Мне трудно сказать что-то особенное про храм. В Китае все имеет смысл, например, красный цвет зданий говорит о стремлении к счастью, высокие пороги – препятствие для злых духов, большой живот смеющегося Будды – признак богатства и благополучия. Цвет, форма, расположение каждого предмета имеет вполне понятное для китайца значение, которое скрыто от европейца и требует специальных разъяснений. Это затрудняет восприятие достопримечательностей. И, кроме того, мы уже немного наелись китайской экзотики. Опять деревянные домики с загнутыми кверху концами крыш, громадные статуи Будды, монахи в оранжевых одеждах, верующие с пучками ароматных палочек. Говорю все это не в упрек организаторам экскурсий. Я всегда сочувствовал и иностранцам, которых возят по России от одного монастыря к другому, скороговоркой рассказывая о датах постройки того или иного собора, об иконостасах, иконописцах и т.д. Во всем должна быть мера. На этой последней экскурсии мера моей тяги к китайской экзотике исчерпалась. И, слава Богу, поскольку и сама экзотика закончилась.

Последнее наше мероприятие на пекинской земле – это посещение чайной фабрики. Опять лекция о сортах чая, о способах его заварки. А потом – магазин. Как позже убедились, цена в магазинах Саньи, опять-таки, в разы ниже, чем на фабрике. Тем не менее, несколько сортов мы купили, выполняя заказ дочери – большой любительницы и ценительницы чая.

Регистрация а пекинском аэропорту ничем необычным отмечена не была, если не считать того, что на внутренних линиях у китайцев нет бумажных билетов – только электронные. Сейчас и в России бумажный билет дублируется электронным. Поэтому утрата бумажного билета не влечет за собой никаких последствий. Но в Китае бумажных билетов просто нет. Гид Саша подвел нас к стойке регистрации, мы предъявили свои паспорта, и нас пропустили на вылет. Саша помахал нам на прощание рукой, и только потом мы пожалели, что не спросили его, какая же пенсия у китайских пенсионеров, если они могут так весело коротать время. К сожалению, наши гиды в Санье и Шанхае так и не смогли ответить на этот вопрос.

Надо сказать, что Саша вообще оказался самым интересным и, я бы даже сказал, интеллектуальным гидом. Он старался, как можно больше рассказать о Китае, его истории и традициях. Например, он сказал, что средняя стоимость квадратного метра жилья вблизи центра Пекина составляет примерно 3 000 долларов за метр. По его словам улицы, наполненные автомобилями, еще примерно лет 10-15 назад заполняли велосипеды (впрочем, и сейчас велосипедов было вполне достаточно, и для них были организованы специальные дорожки и светофоры). Нас поразила дисциплина на пекинских дорогах, и Саша пояснил, что штрафы за нарушение правил дорожного движения достаточно велики. А водитель, виновный в дорожно-транспортном происшествии, в котором погибли 6 и более человек, приговаривается к смертной казни. Смертная казнь ждет и любого убийцу, торговца наркотиками, а также коррупционера, взявшего взятку более 1 000 000 юаней. Совсем смешные деньги по нашим понятиям. Приговоренных к смертной казни возят по городу, а потом публично расстреливают. Мой коллега, несколько лет проработавший в Китае, сказал, что видел машины с осужденными на казнь, когда их провозили по улицам. Казнь совершается раз в год, причем в Пекине разом казнят человек тридцать.

В Китае, как известно, мужчин на много больше, чем женщин. Это связано с тем, что даже в коммунистическом Китае, социального обеспечения практически не было. А кормильцем в крестьянской семье мог быть только сын. Дочь, наоборот, требовала приданного и иных лишних расходов. Поэтому новорожденных девочек в китайской глубинке просто убивали. Это приобрело особенные размеры после того, как были введены ограничения на число детей в семье (1 ребенок в городской семье и 2 – в сельской). Зато теперь девушки имеют возможность широкого выбора женихов. По словам Саши, лет 10 назад достойный жених должен был подарить жене часы (китайского производства) и велосипед. Теперь он должен быть обладателем отдельной квартиры и машины.

Я спросил у Саши, как китайцы пользуются компьютером при ограниченном числе клавишей на клавиатуре и огромном количестве иероглифов. Он подвел меня к какой-то афише и объяснил, что каждый иероглиф делится на 4 части, каждой из которых соответствует своя клавиша. Таким образом, для набора одного иероглифа надо набрать 4 клавиши. Позже в самолете я видел, как китаец на ноутбуке набирает текст по-английски, а он преобразуется сам в китайские иероглифы. Думаю, что существует еще и виртуальная клавиатура, формируемая в нижней части экрана, с помощью которой можно формировать текст на иероглифах. Это довольно очевидный путь.

Но наш самолет уже идет на взлет. Мы покидаем холодный Пекин и уже предвкушаем праздный отдых на теплом острове Хайнань.

Двенадцать дней в Поднебесной (Часть II – Санья и Шанхай)



Прочитайте еще Отзывы о Китае:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.