Ближневосточные дневники часть 2 , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Ближневосточные дневники часть 2

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Сирии > Ближневосточные дневники часть 2

До турецкого КПП ехали минут 40. Дорога совершенно пустая, за всё время попалась лишь пара машин и то двигающиеся в противоположную сторону. Драйвера звали Абдалла, он умел считать до десяти, курил всю дорогу ужасно вонючие и, судя по всему крепкие сигареты и исповедовал странный стиль вождения, а именно: передвигаться исключительно по встречной полосе.

Ну, вот показались гуськом стоящие на обочине фуры, а это верная народная примета, что пограничный пост где–то рядом. Я ожидал увидеть этакое неприступное укрепление из мешков, наполненных песком, солдат с «М-16» наперевес и обязательно пулемётные вышки по периметру. В натуре всё оказалось довольно прозаичней. Пост с турецкой стороны границы был похож на АЗС, только очень большую. Посредине стояла небольшая контора, обшитая вагонкой и к ней в порядке очереди продвигались машины, причём все с сирийскими номерами. Турецкоподанная наша была единственная. Абдалла, довольно уверенно и я бы даже сказал по хамски обогнул всю очередь и встал впереди головной машины, причём возмущения у ожидавших это не вызвало не малейшего. «Видимо он здесь какой-то крутич» – восхищенно высказал свои мысли вслух Виктор. Собрав у нас паспорта, Абдалла вышел из машины, протянул заспанному пограничнику, тот стукнул о них печатью и был таков. Никакого таможенного досмотра произведено не было, фонариками в лицо никто не светил, короче полная расслабуха. И это при том, что турки в 500 км от Антакьи планировали армейскую операцию в северном Ираке. «Стингеры» можно провозить через границу тоннами. В общем, несложная жизнь у турецко – сирийских контрабандистов. Но впереди была сирийская граница, и прохождение её вызывало у нас некоторое беспокойство.

Начитавшись «страшилок» в Интернете о том, что при пересечении границы сухопутным путём сирийские погранцы могут не дать визу по разным причинам, например, потому что нет подтверждения брони отеля, потому что у супругов в паспортах разные фамилии или просто вымогая взятку, мы основательно к этому вопросу подготовились. Брони отеля у нас, конечно, же не было, но на этот случай был припасены предварительная договорённость и адрес одного сирийца, между прочим замминистра чего-то там, который являлся мужем Витиной знакомой. Фамилии у нас с Викой, разные, но имелось свидетельство о браке нотариально заверенное на английском языке (знакомого нотариуса, владеющего арабским у меня не нашлось). В остальном, мы надеялись на нерушимость дружественных отношений между нашими братскими народами. Да, и ещё, не штурмуйте сирийскую границу с израильской визой в паспорте, не только в страну не пустят, но ещё и угодите на «кичу».

Покинув турецкий пост, мы въехали в трёхкилометровую так называемую буферную зону, разделяющую государства. Опять ни одной машины, всё ярко освещено, по обочине с обеих сторон колючая проволока, подозреваю что ещё и под напряжением. Обстановка нервозная, впечатления несколько сюрреалистичны.

00-30. Приехали к сирийцам. КПП выглядет бедненько, не то, что турецкий. Всё какое-то очень обветшавшее, стены облуплены, портреты президента на каждом столбе. Добро пожаловать в наше социалистическое прошлое! Заметно волнуемся. Абдалла делает знак, что мол : «No problem, ща всё порешаем» Подходит пограничник, заставляет выйти из машины. На английском говорит вроде бы сносно. Просит открыть багажник и достать чемоданы. С фонариком осматривает нашу поклажу, причём на водительские свёртки ноль внимания. Посветив в наш скарб, исключительно для важности, разрешает грузить всё назад. У-уф! И тут его взгляд падает на чехол, где лежит мой штатив для видеокамеры. Указывая на него пальцем, спрашивает: «Что это ?» Отвечаю: «Штатив для видеокамеры». Он сразу машет руками и говорит, что с видеокамерой нельзя. Как нельзя ? Здрасьте, приехали! Видя моё растерянное лицо, ещё раз зачем-то спрашивает: « Фото или видео ?»

Я без всякой надежды отвечаю – фото. Ну, тогда никаких проблем, проезжайте. Не веря своим ушам, быстренько забираюсь в машину, хочется побыстрей отсюда свалить. Вот наивные люди, верят на слово, причём на второе. Мне бы с ними в карты поиграть!

Но это было только начало.

Останавливаемся возле небольшого сооружения, внешне очень напоминающего котельную, давно требующую ремонта. Над дверью надпись: « Office». Заходим внутрь. Абдалла подводит нас к окошку, похожему на кассу. Показывает, что надо оплатить марки. Спрашиваю, зачем их покупать, если визу еще не получили. Давай обождём, но мусульманин непреклонен. Ладно, платим по 20$ с носа, из окошечка взамен ничего не выдают. Ждём.

Через некоторое время подходит офицер, показывает, что бы следовали за ним. Заводит нас в небольшую комнату, где сидит, видимо самый большой на эту ночь чин. Начальник действительно очень большой (по обьёму) и важный. Внешне похож на Иосифа Виссарионовича, с такими же пышными усами, только жирный и смуглый. Еще большую схожесть с Вождём народов ему придаёт морально устаревший военный френч с ярко красными погонами на плечах. Вообще, форма у сирийских пограничников очень схожа с формой наших нквдешников, только с погонами. А ещё он похож на палача из застенков какой либо латиноамериканской хунты, именно так был прорисован их образ в советском кино. Начинает спрашивать, что мы за люди, откуда и куда путь держим. Отвечаю, демонстрирую билеты на обратный путь. Он спокойно всё это выслушивает, даёт какие – то распоряжения на арабском пришедшему с нами погранцу, в конце разговора улыбается (не ожидал) и говорит нам: «Welcome To Syria». Пограничник с помощью обычного канцелярского клея лепит нам в паспорта, аж 11 марок! После сирийской визы моя идентификационная книжица, припухает в два раза и становится жёсткой как картон. Интересно взглянуть на паспорта таксистов, пересекающих границу три раза в день! Покидая комнату, уже на выходе из неё, Витёк неожиданно разворачивается, вскидывает соединённые «замком» руки вверх и громко декларирует: «Раша энд Сирия – френдшафт!». Пограничники на секунду отвлеклись от изучения каких-то формуляров и подняв головы с недоумением посмотрели на моего друга, затем снова погрузились в свои бумажки. Не тот эффект!

Кажется свершилась «мечта идиота»! Мы в Сирии!

Выезжаем с территории поста, крутим во все стороны головой, хоть и темно, но кое-что разобрать можно. Например то, что Сирия далеко не Турция, в плане уровня жизни. Дома, машины, дороги всё намного скромнее, если не сказать хуже. Бросается в глаза количество мечетей, они здесь практически через каждые пятьсот метров. Подъезжаем к Алеппо. Пытаюсь объяснить Абдалле, что бы высадил нас в центре, недалеко от автовокзала. Ни черта не врубает, чурка нерусский. Я даже вспомнил, как на французском «вокзал» – бестолку. Как потом выяснилось, все сирийцы вокзал называют словом «пульман» и все эти railway station, garage им по фигу, не понимают.

01-30. Алеппо нас встретил несмотря на такой поздний час абсолютно полнокровной и бурной ночной жизнью. Улица и площади залиты светом, поток машин, такой как будто все спешат на работу, магазины не работают, но кое-какие офисы открыты. Офигеть, в полвторого ночи! Народу на улицах тоже видимо – невидимо, правда, практически все мужчины. Очень много торгового люда, продающего своё барахло прямо с земли. Колорит Востока чувствуется каждую секунду, люди многие одеты не по европейски, почти у всех на голове «арафатки» или ещё каие-то платки (не знаю названия), из вездесущих такси доносится либо арабская музыка, либо пение муэдзинов, при этом все машины всё время отчаянно сигналят. Кайф! Именно этого я и хотел!

Абдалла высаживает нас похоже, где-то в центре. Отдаём 60 баксов. Он начинает вопить, что мы ему должны 80. Ну, начинается! Позже, мы бы просто развернулись и ушли, но тогда мы были не опытные и вступили в прения. Я ему говорю, что договаривались на 60, в противном случае поехали бы с тем, с кем он дрался из-за нас. Он стоит на своём, 80 и точка. Пока я с ним разбираюсь, Витя «под шумок» вытаскивает наши чемоданы из багажника. Всё, путь к отступлению готов! В итоге мы сжалились над контрабандистом, и пошарив по карманам отдаём ему ещё какую – то мелочь, оставшуюся у нас после Турции. В общей сложности долларов пять. Всё братан, кричи не кричи, больше ты от нас ничего не получишь.

Встаёт вопрос о гостинице. Осматриваемся. Метрах в десяти от нас открыт туристический офис, наверное множество сирийцев и иностранцев в два часа ночи покупают экскурсии. Захожу, тут же мне навстречу бросаются два араба с криком: « What Can I help You». Объясняю, что нам поспать бы. Тут же один тянет меня за рукав к своей машине, уверяя, что отвезёт нас в недорогую гостиницу. У меня был распечатан план Алеппо с названиями и адресами и ценами, недорогих отелей, извлечённых с сайта некого Жарова (кстати очень неплохой ресурс по Ближнему Востоку, но кое-какая информация всё же устарела). Знаю, что араб уже включил в цену номера свои комиссионные, но всё же решаем с ним поехать. Мы уже очень устали и хотим спать, в конце концов если что-то не понравится, всегда можно развернуться и уйти.

У араба раритетнейшее авто, «Пежо» 50-х годов. Машин таких годов выпуска в Сирии 30%. В салоне вместо кресел, два дивана, как в 21-й «Волге», переключатель скоростей на рулевой колонке, панель приборов деревянная. Полное ретро! Впрочем, о сирийских машинах и автолюбителях я собираюсь ещё попозже поговорить.

Едем минут 10. На следующий день, когда я уже немного ориентировался в центре, то увидел гостиницу, в которую нас привёз ушлый араб в ста метрах от его офиса. Кругами возил гад, что бы пожирней бакшиша рубануть. Ну, короче гостиница называется «Сирия», адреса не помню, но он Вам и не нужен, потому что отель «Сирия» это место, где жить совершенно не рекомендуется. Ну, это мы поняли на следующие утро, когда сбежали оттуда в другое место, а пока что очень хотелось спать и освободить руки от чемоданов. Поторговались, договорились. Doble -800 сирийских фунтов (примерно 400 рублей), single – 600. Забыл сказать, что деньги мы обменяли тут же на ресепшене (язык не поворачивается его так назвать). Курс обмена в Сирии везде одинаков, повторяю абсолютно везде, и произвести exchange можно в любом месте (гостиница, магазин, аэропорт, банк, уличные менялы и т.д.).

Теперь почему в гостинице «Сирия» не стоит жить. Номер наш представлял собой комнату метров 12 общей площадью, с двумя отдельными кроватями и балконом, выходящим на улицу, который впрочем, был заколочен досками. Над потолком висел телевизор, диагональю 14 дюймов и показывал шесть арабских каналов (никакого спутника). Пульт от телевизора работал только на включение и выключение, больше ни на одну кнопку не реагировал. В углу стоял маленький холодильник, настолько старый и ржавый, что был, наверное, сконструирован и воплощён в жизнь ещё на заре холодильникостроения. При этом в номере было жутко холодно и воняло фекашками. Отдельного упоминания заслуживает так называемая санитарно-гигиеническая комната. Площадью она была метра три, поэтому при моём росте 1 м 85 см, когда я садился в «позу орла», мои колени упирались в противоположную стену и не помещались. К тому же с потолка всё время что-то капало за шиворот, может, конечно, это была минеральная вода, а может быть продукты жизнедеятельности соседа сверху. Поэтому восседать на унитазе приходилось с зонтиком. Я не шучу. Плюс ко всему не было горячей воды. Никакого room service не предполагалось. Ко всем нашим бедам добавилась ещё и постель. Моя простынь была вся, в непонятного происхождения жёлтых пятнах. Естественно пользоваться ей я побоялся, и первую ночь в Сирии спал одетый, впрочем, как и мои спутники.

Про гостиницы в Сирии отдельный разговор. Сервиса в номерах нет практически нигде, даже в очень приличных отелях. Ну, за исключением самых претенциозных, с официальной звёздностью не меньше четырёх. А это значит, что за весь период Вашего проживания, Вам ни разу не сменят постельное бельё, ни разу не уберут номер. В номерах нет ни мыла, ни туалетной бумаги, я уж не говорю про такую роскошь, как фен. По большому счёту это не гостиницы, а просто меблированные комнаты, находящиеся все на втором этаже, потому как на первом у сирийцев святое – магазин. Правда и цена за них невысока. Всё это не касается фешенебельных отелей, которых в Сирии становится всё больше. Но там тарифы кусаются. Например, double отеля «Baron» в Алеппо, где кстати в своё время останавливались Рузвельт, Агата Кристи, Лоуренс Аравийский, стоил 30 декабря 2007-го года 160 у.е. за ночь.

Фиг с ним, завтра с утра подыщем что-нибудь поприличнее. Кидаем шмотки. Моя захныкала, что хочет есть. Действительно последний раз мы ели утром ещё в Стамбуле. Мои возражения, что перед сном есть вредно, не возымели действия, Витя на её стороне. Решаем посмотреть, что – нибудь поблизости. Переодеваю носки, выходим на улицу. Постепенно ночная жизнь начинает угасать. Еще 40 минут назад всё в нашем районе двигалось и сигналило, теперь же всё статично и пустынно. Удивляюсь такому резкому перфомансу. Проходим квартал, всё закрыто. Зато я вижу на стене поразительный постер. На постере изображён В.И. Ленин, ещё довольно молодой, без кепки, а так же серп и молот и всё это обрамлено арабской вязью. Что бы это могло быть? В дальнейшем изображение Ильича и советской символики не встретилось в Сирии ни разу. Пытаюсь отодрать на память, не получается, сирийские коммунисты дело своё знают! Идём дальше, по пути встречается Ford 40-х годов на ходу, очень похожий на нашу «Победу». Откуда-то доносятся звуки восточной музыки. Витя высказывает предложение идти на звук, типа там, где музыка точно есть, что пожрать. Подходим. Стоит несколько арабов цивильно одетых, дверь открыта, лестница ведёт на второй этаж. Похоже на ночной клуб, предлагаю войти, всё равно поблизости ничего нет, если что выпьем пивка и в койку. Поднимаемся, при этом арабы смотрят на нас, как мясник смотрит на овец, идущих на заклание. Чую, что-то не то, но отступать как-то…

При нашем появлении в дверях заведения, все присутствующие разом поворачивают в нашу сторону головы и с неподдельным изумлением просто застывают в тех позах, в которых мы их застали. Осматриваемся. Заведение больше напоминает кабаре, времён третьего Рейха, чем ночной клуб. Все сидящие за столами, исключительно арабы разных возрастных категорий, все чего-то жрут, алкоголя, даже пива на столах не наблюдаю. Ужасно громко орёт восточная музыка, а на сцене сдобные, полуголые тётки отплясывают «танец живота». Мусульмане за ними наблюдают, пока в дверях не появляемся мы. Теперь все рассматривают нас, причём взгляды не добрые. Тёткам со сцены можно уходить. Тут же откуда-то выныривает человек, берёт нас под локотки и бережно ведёт к столику, другой подставляет нам под зад плетёные стулья. Чувствую, лучше уйти и не искушать судьбу, так как по прежнему, мы объект №1. Ладно думаю, бывали мы в ситуациях и похуже, однажды помню вот так же ночью в Каире…. «Не тот человек, Шарапов.. живым я им не дамся».

В мгновение на столах появляются какие-то салаты, закуски и прочая снедь. Спинным мозгом чувствуя подляну, зову «человека», говорю ему что бы он быстренько убрал всю эту дрянь и принёс просто три бутылки пива. Он говорит мне, что всё это очень вкусно, а я ему отвечаю, что мне по хрену, убирай и всё тут. Наконец-то стол девственно чист, и на нём как три памятника нашему идиотизму, возвышаются три бутылки пива «Барада» от местных производителей. Делаю глоток, пиво так себе, наподобе нашего бутылочного «Невского», но для арабов и это вверх пивоваренного искусства. Позже я пил ливанское пиво, вот уж воистину моча. Опять зову человека, что бы расплатится за всё это великолепие. Приносят счёт – 90$ за три бутылки пива! Чииииво? Говорят: « А что Вы хотели, это же кабаре и вход у нас платный». В это время музыка смолкает, арабы заметив бузу за нашим столиком глядят на нас исподлобья и подозреваю, что начинают хвататься за свои кинжалы под столами. М-да. В Сочи я съел самый дорогой шашлык в своей жизни, в Алеппо хлебнул пивка тоже самого дорогого. Пора делать выводы. Буровить здесь не резон, расплачиваюсь. Официант, ехидна такая, с угодливой улыбкой спрашивает: « Тут за углом ночной диско-бар. Не желаете посетить?». Да пошел ты… Говорил же, что есть на ночь вредно.

Витя же никуда уходить не собирается, говорит: «Чего подрываться, уже заплатили, давай ещё посидим» Ну ты сиди, а мы спать хотим, четыре утра всё-таки. Нехотя встаёт, уходим вместе.

Позже я узнал, что эти заведения посещают исключительно местные. Посещение иностранцами этих злачных мест считается дурным тоном, а конкретно в этом заведении мы были первые «шурави» с момента его открытия. Хотя никто ничего плохого нам бы не сделал, всё-таки наш визит был воспринят посетителями, как некий вызов. Для иностранцев существуют рестораны, для местных – кабаре. И цены в них десятки раз выше обычных уличных, так что в принципе и на «лоха» нас не разводили. А вообще преступность в Сирии близится к нулю, кроме конечно «дешёвых разводов туристов» и то не везде. В Сирии Вы можете спокойно разгуливать по самым тёмным закоулкам глубокой ночью с миллионом долларов в кармане и поверьте, с Вами ничего не случится.

Возвращаемся в гостиницу. Дежурный араб спрашивает, как нам понравился Алеппо, отвечаем: «Потрясающе, только жрать сильно хочется». Сириец предлагает нам заказать еду по телефону, оказывается это в Сирии возможно. Осторожно спрашиваем: « How Much?» Оказывается килограмм жаренного мяса стоит 600 лир, то есть 300 рублей. Через двадцать минут нам привозят заказ, помимо мяса несколько видов салатов, соусов и бесчисленное количество лепёшек. И всё это на три сотни деревянных! На Кипре это называется «мезе» и стоит раз в десять дороже. Есть у социализма свои плюсы! Пять утра.Занавес.

30 декабря 2007 Алеппо

Просыпаюсь в 10 утра, оттого что, прямо в лицо бьёт яркий луч утреннего солнца. Конечно, не выспался. Попробуёте выспаться, когда в комнате «конкретный колотун», а грязным и запятнанным одеялом пользоваться отвратительно. Беру зонт, иду в туалет.

Туалеты в Сирии – это что-то! Их моют и чистят только тогда, когда зайти туда уже вообще не возможно. Почти везде сантехника разбитая и судя, по всему гораздо старше посетителей. Сливного бачка, тоже во многих местах обнаружить Вам не удастся. Вместо этого обычно на полу лежит шланг с вентилем, который надо взять в руки, и открутив вентиль, воспользоваться им, словно брандсбойтом. Напор при этом бешеный и как не предохраняйся, всё равно вода на тебя попадёт. Плюс ко всему, так как страна мусульманская, повсеместно отсутствует туалетная бумага. Вместо неё, для удовлетворения гигиенических нужд, Вам предлагается воспользоваться всё тем же шлангом. Так что рулоны туалетной бумаги, для иностранных туристов приобретают значение стратегическое. Планируя путешествие по Сирии, не забудьте об этом!

Кое-как справившись с трудностями и всё-таки совершив ритуал утреннего омовения, выхожу. Вика тут же ставит ультиматум, что в этой ночлежке не останется ни одной минуты. Полностью с ней солидарен. Витя ещё спит и в вопросе нашего дальнейшего базирования целиком в нашей власти. Выходим на поиски.

На улице тепло, я бы даже сказал жарко – градусов 20. Солнечно. Сразу попадаем в волшебную какофонию арабского Востока. В воздухе, еле уловимый амбрэ жареного мяса и кофейных зёрен, исходящий из расположенных повсеместно «закусочных». Тут же у выхода, нас, оказывается ждёт вчерашний провожатый на своём ретромобиле. Наверное, спал на циновке у входа, свернувшись калачиком, и боялся пропустить свою жертву, то есть нас. Увидев, идущих навстречу ему туристов, сириец засиял, как будто к нему спускался сам пророк Мухаммед. Салям Аллейкум, мы попытались проскользнуть мимо «гостепреимного араба». Но не тут то было, зря что ли он нас ждал столько времени. Мусульманин вцепился в нас «мёртвой хваткой», предлагая скороговоркой: экскурсии, аренду автомобиля, обмен денег, чётки, устроить новогодний ужин и прочее, прочее…

Щукран (спасибо по арабски), конечно, но мы как-нибудь сами. Идём, не обращая на него внимания. Араб не отстаёт. Ещё раз говорю: « Спасибо не надо», сириец ещё больше наседает. Всё это напоминало эпизод из известного фильма «Место встречи изменить нельзя», помните фразу Шарапова: « Да катись ты со своей тележкой!». Вобщем преследовал он нас кварталов пять, мешая наслаждаться окружающей действительностью, пока я не пообещал ему, что через пару дней мы обязательно воспользуемся его услугами. Всё равно послезавтра уезжаем в Дамаск. Араб поверил и на время отстал. Потом он встречался нам во всех концах города и преследовал нас, как отец Фёдор преследовал инженера Брунса. Не легко достаётся ему его хлеб.

В принципе, большинство сирийцев очень дружелюбные и бескорыстные люди, особенно в провинции. Всегда стараются тебе помочь, если чего-то не знают, обязательно соберут вокруг себя консилиум соотечественников и изо всех сил, будут разбираться с твоей проблемой. Позже мы познакомились с местным жителем по имени Халед, он, узнав, что мы из России каждое утро поил нас бесплатно кофе. Однажды мы заблудились и первые же встречные сирийцы, проводили нас пешком через полгорода, потратив на нас около часу времени, ничего не попросив взамен. Сирия страна большей частью не туристическая и народ, там ещё не научился «разводить» и попрошайничать. Знаменитое восточное гостеприимство в Сирии не пустой звук, поверьте. Исключение составляет лишь Тадмор (Пальмира), где чувствуешь себя как в Египте. Иногда с «египетской болезнью» можете столкнуться в Дамаске, но это скорее исключение, чем правило. На иностранных туристов, особенно в маленьких городах, смотрят как на гуманоидов, зачем-то просят сфоткаться, хотя фото вряд ли когда либо получат, а ватаги местных ребятишек могут сопровождать тебя повсюду и потом подолгу рассказывать о странных «бледнолицых» с неведомыми (цифровыми) игрушками в руках.

Побродив около часу по городу, начинаем осознавать, что в Алеппо есть два вида отелей: помпезные и фешенебельные, стоимостью около 100 долларов в сутки, либо такая срань в которой мы уже проживали. Третьего не дано. Удручённые возвращаемся на «домой». Метрах в ста от нашего базирования заходим ещё в один отель, под названием «Аль Ярмук». Тоже на втором этаже. И понимаем, что наши гостиничные искания наконец-то вознаграждены!

Double, представляет собой просторный номер около 20 кв. метров, со cплитом, спутниковым ТВ (правда, только арабские каналы), мягким ковровым покрытием на полу и идеально выстиранной постелью. В номере имеется туалетно-душевая комната с новой работающей сантехникой и даже кафелем! Бонусом ко всему этой роскоши идёт большой балкон с изумительным видом на город (4-й этаж). В номере настолько тепло, что ночью даже приходилось приоткрывать балконную дверь. Просят 1000 лир за double, 600- за single. Поторговались – 850 и 500 соответственно. Красота! Адрес отеля сказать не могу, так как визитка на арабском, но эту гостиницу, как выяснилось позже знают все алеппские таксисты. Мои лучшие рекомендации!

Небольшая историческая справка: Алеппо, по арабски Халеб (Молоко), второй по величине город Сирии с почти двухмиллионным населением и матери истории не менее ценен, чем Дамаск. Его грабили в своё время и татаро-монголы и орды Тимура и египетские мамлюки, кроме вышеупомянутых завоевателей, город был под властью и турков и французов в XX-м веке. Основные достопримечательности: римский водопровод, монастырь Святого Симеона Столпника (40 км. от города), а так же цитадель, построенная ещё в XII веке и являющаяся образцом средневековой арабской фортификации. Собственно до XVI века, цитадель и была всем городом Алеппо.

Разобравшись с гостиницей, осмотр достопримечательностей решаем начать именно с цитадели. По распечатанной ещё дома карте города, делаем рекогносцировку, где мы, а где цитадель. В итоге не фига не разобрались – надо ловить «тачку». Такси в Сирии поймать не проблема вообще. Каждая вторая, если не больше, машина – такси. Проезд на такси баснословно дешёвое удовольствие. Практически из любого конца города тариф не дороже 50 лир, то есть 25 рублей. А Халеб город не маленький. Местные таксисты на бабки почти не разводят, не то, что в Дамаске. Там каждая поездка в такси, обязательно сопровождалась разборкой по окончании. В Интернете даются разные советы, по поводу того, как избежать «разводов» в Сирии. Самый популярный состоит в том, что если тебя пытаются «обуть», сразу вовсё горло надо вопить: «Мухабарат!!!». «Мухабарат» это сирийский аналог нашего, некогда могущественного КГБ и местное население, по мнению, интернетчиков жутко боится тайной полиции. При произнесении этого магического заклинания будто бы все сирийцы сразу падают перед Вами ниц и готовы тут же всё вернуть, отдав ещё пару верблюдов впридачу. Так вот, может быть раньше это и срабатывало, но сейчас, кроме улыбки на лицах хитрых мусульман ничего больше не вызывает. Пару раз вопил, что есть мочи – выглядел как дурак. Проверено – не работает.

При посадке в такси, опять возникает языковой барьер. Никак не могу обьяснить таксисту, куда мне нужно. Все мои слова, естественно по английски: цитадель, замок, крепость до таксиста не доходят. Надо сказать, что среди арабов достопримечательности имеют свои названия, известные только местным. Все названия исторических мест, принятые путеводителями, для них пустое место. Так, например, цитадель Алеппо по ихнему звучит, как «Кассион Алеппо», монастырь Симеона Столпника – «Калат Симон». В итоге, я вспоминаю, что цитадель находится рядом с рынком, говорю заветное «сук» – водила сразу врубается и обрадовано кивает головой.

Цитадель впечатляет. Находится на вершине горы и издали очень похожа на игрушечный замок, слепленный из влажного морского песка. Но когда приближаешься к ней, начинаешь понимать насколько это огромное и величественное сооружение. Крепость как я уже сказал, высится на вершине горы и имеет крепостной ров по периметру. Перед цитаделью большая площадь, на которой расположено небольшое кафе. Принимаем решения сначала «перекусить». Садимся на улице. Тепло, солнечно, погода как у нас в апреле. Иностранцев вокруг нет. Приезжает экскурсионный автобус, высаживает местных школьников, умиротворение как рукой снимает. Вся площадь сразу заполняется ими со всеми отсюда вытекающими обстоятельствами. Ничем не отличаютя от наших восьмилетних сорванцов, только смуглые и одеты все одинаково в школьную униформу.

Заказываем кофе и знаменитые сирийские фреши (клубничный и микс из нескольких составляющих). Свежевыжатые соки настолько густые, что пить их через трубочку «не айс», приходится отхлёбывать прямо из бокалов. Фреш в кафе стоил 100 лир (50 руб) за поллитра. На улице стоит в два раза дешевле, делается прямо при Вас в течении минуты. Ингредиенты выбираете сами, всё развешено перед Вами. Просите, что бы в сок не добавляли лёд, так как лёд у них делается из водопроводной воды. А вода из под крана на Ближнем Востоке опять не «айс». И Вы рискуете подвергнуться стремительной атаке сирийских кишечных бактерий. Про туалеты сказано выше.

Неожиданно к нам подходит официант и сообщает, что владелец этого заведения долго жил в Москве и, узнав, что в его заведении русские, нижайше просит разрешить присоединится к нам, что бы попрактиковаться в русском языке. Валяй!

Владельца зовут Халед, он очень хорошо говорит по русски и в дальнейшем немало помогает нам. Поговорив с ним минут сорок «про жизнь, про галоши», меняемся телефонами, даём обещание еще посещать его кафе и в дальнейшем и выдвигаемся в Цитадель.

Билет на одно посещение аттракциона стоит 150 лир с иностранцев, с местных значительно дешевле. 450 лир перетекает из наших карманов в бюджет сирийского государства и мы начинаем осмотр. Не буду Вас переутомлять своей эрудицией, историческими фактами и датами, связанными с этим сооружением – всё это Вы без труда найдёте в Интернете. Погуглите и будет Вам счастье. Скажу лишь, что внутри Цитадель это местами полуразвалившейся, но все таки очень хорошо сохранившейся небольшой город. Посреди цитадели римский амфитеатр, отреставрированный настолько, что от римлян там ничего не осталось, снаружи всё строения выглядит очень древними и покрыты каменной пылью цивилизаций. Внутри залы поражают восточным колоритом всевозможных мозаик и витражей, под облупившейся краской угадывает некогда былая роскошь и богатство монарших династий. В самой крепости действует так же археологический (по моему) музей. В него вход за отдельную плату, видимо что бы «не очень проваливался». Смотреть на разбитые черепки и наконечники копий, мне не хотелось, нагляделся я на это «добро» за свою жизнь. Сэкономил.

Минут через 15 мы потеряли друг друга. И достаточно долго гуляли по лабиринтам Цитатдели, каждый наедине со своими мыслями. У супруги осталась камера, у меня фотоаппарат, у Виктора штатив. По ходу, мне встретились две сирийские барышни, нежного возраста, впоследствии выяснилось, что студентки. Девчонки фактурные. Полностью в чёрном, видны лишь глаза. Как жениться не понятно. Издали похоже на маленьких, сухоньких старушек. Семенят себе. Рассмотришь поближе – под хиджабом скрывается весьма привлекательная девушка. Прошу разрешения сфоткать. Соглашаются, но только после того, как подправят макияж. Терпеливо жду, раздумывая: « Зачем им красится, если всё равно видны лишь глаза». Через минуту, make up в полном порядке, хихикая, девчонки старательно позируют.

Неожиданно все встречаемся возле смотровой башни, с которой по настоящему захватывающий вид на город. Весь утыканный преимущественно ржавыми блинами спутниковых тарелок, Алеппо передо мной словно на ладони. Высота метров 25. Сверху, из – за обилия блочных строений, город кажется одинакового серо-бетонного цвета, лишь кое-где в эту монотонную картину яркими точками вкрапляются островки рекламных вывесок. Представляю, каким жгучим маревом всё это смотрится в июле. Ночью, при помощи неоновых вывесок, Халеб преображается.

Спускаемся и направляемся к выходу. По пути очень просятся сфотографироваться пара школьников. Без проблем. Недалеко от крепостных стен идут раскопки. Снимаю на камеру.

Выходим из цитадели. Слева от хода располагается крытый рынок, чья история насчитывает около тысячи лет. А дальше через площадь находится антикварный рынок. Идём туда. По пути встречается торговец мылом. Мыло хозяйственное, оливковое. По уверению продавца, ручной работы. Очень похоже. Каждый кусок разного цвета и имеет надпись: «Olive soap/ Made In Aleppo». Мыло упаковано штучно, в деревянные коробочки. Покупаю несколько на сувениры. Стоит 30 лир за штуку.

В первой же антикварной лавке на рынке, нас узнают, хотя я вижу хозяина впервые в жизни. Оказывается, Халед уже всем рассказал, что к нему приехали друзья из России. Хозяин с ходу предлагает мне клинок XIX (по его словам) века, по невиданному (опять же по его словам) дисконту. Клинок действительно на вид очень старый, кое-где ржавый, может и правду ему 200 лет, а может быть, где-то спряталась заподлянская надпись «Made In China». Вежливо благодарю, но отказываюсь. Тогда пусть мистер купить старинное блюдо, ему вообще 400 лет! Блюдо похоже на медное и в диаметре метра полтора. Спасибо, не надо!

Антикварные лавки расположены в Сирии везде и на улице и на рынках. И там действительно очень часто можно задарма купить какую- нибудь старинную мелочь. Торгуют всем: старыми саблями, шкатулками, патефонами, ножами, шахматами и т.д.. Лично я привез старинную медную зажигалку в рабочем состоянии. Зажигалка военная, французская 30-х или 40-х годов, на боку изображён танк. Купил за 20$. В Краснодаре мне предлагали за неё 150 $. Но, я решил сохранить её на память, заправить бензином и пользоваться, покруче многих Zippo будет. Так же за 2$ купил мельхиоровую ложку, с логотипом женевского отеля «Ambassador», по виду тоже очень старую. Cейчас, помешивая ей чаёк, пишу этот дневник. Конечно, в лавках немало и подделок, но тут уж держите, как говорится ухо востро.

Витя, всё таки покупает у старьёвщика какой-то нож. Идём дальше. Ощущение такое, что помимо скачка в пространстве ты ещё совершил и скачок во времени. Потому что вокруг проходят такие технологические процессы, каких в России не увидишь уже лет сто. Вот несколько женщин прямо сидя на полу на старинных станках ткут ковры, которые тут же можно приобрести, вот кузнецы куют кинжал, который потом под видом антиквариата снесут в очередную лавку старьёвщика, тут же варят мыло в огромных ёмкостях, неторопливо помешивая его палкой. Только успевай щёлкать затвором фотоаппарата.

Пошатавшись по рынку, решаем вернуться к Халеду и пообедать. Заказываем на троих опять около килограмма мяса, салаты, соусы, после обеда по фрешу, и наргиле (кальян) на молоке. Учитывая, что это кафе, выходит чуть подороже, чем вчера. На всех рублей 500. По пути в гостиницу покупаем ещё несколько сувениров на память об Алеппо: чётки, шкатулки, различную копеечную мелочь. До вечера отдыхаем в гостинице.

В 20-00 по местному времени опять в город! На этот раз, наша цель имеет не только эстетическое, но и прикладное значение. Поставлена задач найти Интернет. Скажу сразу, в Алеппо его обнаружить не удалось. Вечером магазинов открыто пожалуй больше, чем днём. Город – сплошной базар. Торуют все,всем и везде. Недалеко от гостиницы небольшой крытый рынок, с примечательной надписью на входе: «ЦУМ». Буквы русские.

В Сирии очень недорогой, правда не всегда хороший трикотаж. На рынке набрел на торговца носками. Носки очень качественные, плотные. Стоят 7 рублей. Покупаю сотню по 6, разных расцветок. На ближайшие пять лет проблема с носками решена. В качестве бонуса продавец дарит еще три пары.

Идём дальше. Центральные улицы Алеппо залиты огнями, кое-где встречаются рождественские ёлки, мечети и крепостные стены подсвечены приглушённым, и оттого придающим некоторый мистический оттенок, светом. Зелёные шпили минаретов уходят ввысь и поют оттуда экзотическими гортанными голосами муэдзинов. Повсеместно идёт приготовление шаурмы.

Шаурма на Востоке – это не шаурма в России. Это опера, это мясной «Кармен»!!! В Турции она называется «доннер» и намного вкусней, чем в России. В Сирии она называется «кебаб» и намного вкуснее, чем в Турции. Стоит от 40 до 50 лир. Одним кебабом Вы наедитесь на полдня, с двух Вы лопните. На Востоке она продаётся в самых различных «конфигурациях», всё зависит от изобретательности продавца. В Дамаске ел даже вегетарианскую. Но, как правило кебаб – это очень вкусно.

Гуляли по городу часа два, периодически «сшибая» по стаканчику фреша. Витя потерялся. Но можно не переживать, поймает такси, назовёт отель и за 25 рублей вернётся в «Аль Ярмук». Часов в одиннадцать вечера возвращаемся в номер. Пора спать. На завтра «планов громадьё». Надо съездить в Калат Симон, подыскать ресторан для встречи Нового года, ну и собственно встретить его.

31 декабря Алеппо

C утра плохие новости. Вика простудилась у неё кашель, насморк и прочие сопутствующие ОРЗ симптомы. В Калат Симон ехать не желает, решает просидеть до вечера в номере. Выдвигаюсь в аптеку, благо вечером приметил одну. В аптеке у фармацевтов английский в «игноре», начинаю картинно кашлять, приносят сироп, типа нашего «Бронхолитина» (180 лир) и капли от насморка. По пути в гостиницу покупаю курицу- гриль, гранатовый фреш и всё это отношу пациенту. Несмотря на то, что времени 11 утра, Витя спит. Ладно, без вас обойдусь.

Еду к Халеду, выпить кофе и разузнать как добраться до монастыря. Приезжаю, в кафе говорят, что он будет через час. Иду на рынок, там шляюсь, фотографирую, снимаю на видео. Через час встречаемся. Выслушав мою просьбу, Халед с кем-то долго созванивается, чего-то там «перетирает» и сообщает, что договорился с таксистом. Таксист отвезёт нас туда и обратно (80 км. в сумме) и в монастыре будет ждать нас два часа. Вознаграждении – 500 лир. Даже не торгуюсь и так халява!

Через полчаса водила заезжает за мной в кафе. Водитель неплохо говорит на инглиш. Это плюс. Машина у него иранского производства, марки «Саба». Похожа на нашу «99-ю». В салоне тесно и всё скрипит. По пути забираем в гостинице заспанного Витю.

Выезжая из Алеппо, попадаем в сирийскую провинцию. Когда нет населённых пунктов, то пейзаж за окном напоминает марсианский ландшафт. Красная земля и желтые, песочного цвета горы на горизонте. Сирийские деревни производят удручающее впечатление. Нищета, одноэтажные, серые здания из шлакоблоков и мусор по обочине дороги. Единственное, что скрашивает картины унылой провинции, это повсеместные мечети. По пути попалось несколько грузовиков, загруженных сеном. Причём, загруженных так, что казалось навстречу нам движутся не машины, а просто огромные стога, то есть под травой машины не было видно абсолютно. Что бы нам было повеселеё, водила включил арабскую музыку и это придало некий колорит.

Скоро мы попёрли резко вверх и пустынные виды за окном сменились живописными горными пейзажами. По дороге, проезжаем военную базу, окружённую колючей проволокой. Пытаюсь запечатлеть на видео, но водитель с ужасом машет руками и кричит : «Нельзя, Мухабарат». Ну ладно, как скажешь.

Приехали. Выходим из машины. Калат – Семан находится высоко на горе, уж не знаю на сколько выше уровня море, но высоко. Сверху прекрасный вид на окрестности, к тому же абсолютно экологически чистое место. Воздух густой, вязкий с запахом окружающих сосен. Его можно пить, как молоко. Никаких туристов, кроме нас нет. На входе, мирно дремлет араб, продающий входные билеты, нехитрые сувениры и прохладительные напитки. Тишина и умиротворение.

Монастырь был построен в V веке нашей эры византийским императором Зеноном, с целью увековечить память Святого Симеона Столпника. На вершине холма был построен мартирий, бытовые постройки и странноприимный дом. Мартирий Симеона Столпника стал самым грандиозным культовым сооружением той эпохи, и лишь Софийский собор, завершенный в 537 году, превзошел его по размаху строительства. Паломничество христиан в Калат – Семан продолжалось вплоть до X века. В 985 г. монастырь был окончательно захвачен армией эмира Алеппо и разорен ею, после чего он продолжил существовать только как крепость. В настоящее время ряд международных организаций и правительство Сирии провели работы по частичной реставрации и сохранения памятника.

Гуляли мы по руинам часа полтора и что примечательно в полном одиночестве. Территория монастыря не маленькая, всё осмотреть за это время очень сложно. Скажу честно, на меня уже давно не производят большого впечатления монументальные развалины. Насмотрелся я их уже и в Карфагене и в Трое и в Греции и на Кипре. Гораздо интересней осматривать полностью сохранившиеся храмовые и музейные комплексы. Виды обломившихся колонн, обрушившихся арок и тысячелетних булыжников, как-то не возбуждают. Может быть у меня слабо развито воображение, но сложить целостную картину сооружения из обломков камней у меня не получается, поэтому все руины у меня воспринимаются эпизодически. ИМХО.

А вот видами окружающих окрестностей, с высоты Калат – Семана можно наслаждаться очень долго. И нафоткать немеренно. Чем я и занимался, пока Витя обследовал остатки древних цивилизаций.

Ещё по пути в монастырь, на обочине дороги заметили одного аборигена, одиноко жарившего шашлыки на мангале, недалеко от своей харчевни. По пути назад, решаем остановиться. Мусульманин несказанно рад нашему появлению.

В заведении бегают три пацана, лет 10. Завидев иностранцев, они тут же побросали свои детские дела и ни на шаг не отходили от нас, пока мы не уехали. Здесь надо заметить, что проявляя такой неподдельный интерес к чужеземцам, дети в Сирии совершенно не докучают своим присутствием и не выпрашивают денег (не Египет). Зато до фотографий жуть, какие жадные.

Вместо заказанного шашлыка, нам опять принесли два кебаба не хилого размера. Я понял, что бы не делали сирийцы из мяса, всё равно получится кебаб. Так же в комплекте шли салаты. Цены оказались ещё ниже алеппских, за всё это плюс три бутылочки мандаринового сока было уплачено рублей 150. Покидая гостепреимного «ресторатора», вняли просьбам детей и сфотографировали их несколько раз.

После отдыха в гостинице, встал вопрос о том, где провести новогодний вечер. Хотелось, что бы это было место с европейской кухней и рождественской обстановкой. Решили зайти в ресторан отеля «Барон» узнать обстановку. Заходим туда около 19-00. Несмотря на всю помпезность отеля, выполненного в гранитно-имперском стиле начала века, ресторан оказался, довольно простеньким внутри, без изысков. Садимся за столик, подходит официант, изучаем меню. Цены вполне приемлемые, можно здесь и загужбанить. Вот только один нюанс, в едальном листе совершенно не перечислено спиртное. Ну, это «дело» мы и сами принесём. Зову официанта, оказывается ресторан, типа безалкогольный и принести с собой вообще не вариант. Ни в какую. Не подходит нам этот «Барон».

Идём дальше, заходим ещё в одно заведение, не помню уже названия. Увидев, мою жену нам тут же отказывают. Заведение only for men. Как потом выяснилось, таких мест в Сирии довольно много.

До Нового года остаётся три с половиной часа, а встречать праздник пока негде. Витя заглядывает зачем-то в магазин, торгующий аксессуарами для сотовых телефонов и находит там продавца, дедушку лет 70-ти со знанием русского языка. Дедуля советует нам ресторан «Аль Шаллель».

Ловим такси, едем туда. На первый взгляд «крутое заведение», все официанты чуть ли не в смокингах, дорогая мебель, ёлка в углу. Подходит администратор. Объясняю в чём вопрос. Без проблем, заказывайте столик, обсуждайте меню, оплачивайте и в 23-00 – ждём-с. Столик с видом на улицу нам не дают, и вообще столик остался только один – всё заказано. Берём, что дают, кстати, стол рядом с ёлкой. В комплексный новогодний ужин входит: несколько видов салатов, холодные закуски, два вида жареного мяса, фрукты и десерт плюс шоу-программа. На всех -2000 рублей. Со спиртным опять проблема. Через 15 минут уговоров, вроде бы соглашаются, но то что бы принесли с собой. Но за это надо заплатить 500 рублей (большие деньги в Сирии). За что? За обслуживание. Так, мы сами себе нальём. Метрдотель стоит на своём. Ладно, уговорил. Платим.

В 22-45 ещё (в России было бы «уже») трезвые подъезжаем к ресторану. С собой взяли литровый «Абслют», хорошее настроение и фото, видео камеры. На входе нас встречают, проверяют по списку, помогают Вике снять верхнюю одежду и подобострастно, под локоточки ведут к столику. Ресторан ещё практически пуст, впрочем как и наш стол. Заказываем пока кофе. Услышав, наш разговор к нам на чисто русском языке обращается крашенная блондинка, бальзаковского возраста, сидевшая за соседним столом. Почти соотечественница из Донецка. Пересаживатся к нам. Она возит из Алеппо в Донецк и Воронеж домашние тапочки контейнерами. А сейчас ждёт знакомого сирийца, провести с ним деловые переговоры. Через десять минут, окончательно освоившись, она уже вовсю рассказывает нам о своёй жизни и бизнесе, густо пересыпая реплики отборным матом. Подозреваю, что «тапочная королева Донецка» промышляет здесь и ещё неким другим «бизнесом». Сирийцы очень любят наших женщин, не взирая на размеры и возраст, лишь бы блондинки и без паранджи. Хотя может быть насчёт этого конкретного случая, я и ошибаюсь.

За полчаса ресторан постепенно заполнился народом, на нашем столе появились первые закуски, неожиданная собеседница слиняла насовсем, получив от «делового партнёра» телефонный звонок. Самое время произнести : « Зинуля, детка доставай водку». Витя пошарил рукой где-то под столом, пошуршал пакетом и бахнул на стол литру «Абсолюта». Подошедший в это время, с графином сока официант, обомлел. С ужасом в глазах, он задал совсем уж нелепый вопрос: « И вы всё это будете пить?». А чё тут пить. Новый год всё-таки. Давай тащи тару, халдей, уже полдвенадцатого по-дамаски, отрабатывй 1000 лир. Приносит рюмочки, грамм по двадцать. Наливает туда половину и сверху, скотина такая в перчаточках, из ведёрка кладёт по два кубика льда. Какого хрена. Вылавливаем лёд, доливаем по полной. Бах, хорошо.! Вобщем вся эта эпопея продолжалась ещё раза три, пока мне всё это не надоело и я не послал официанта подальше. Не надо нам такого сервиса, сами справимся. Официант был этому рад, а то ему свои обязанности пришлось бы выполнять очень часто. Через час встретили Новый год уже де юре, по московски. Кухня в этом заведении была превосходная, всё очень вкусно. Шоу программа свелась к тому, что Санта Клаус бенладеновской внешности пробежал между столами с колокольчиком несколько раз. На этом шоу свернули. Часам к двум всё было законченно. И народ, среди которого было немало иностранцев, потянулся в гардероб за куртками, дублёнками и плащами. Новогодний праздник в Сирии это просто ночной ужин, не больше. На прощание, официант попросил у нас пустую бутылку из под «Абсолюта», что бы показывать знакомым, как двое русских за три часа выдули ТАКОЕ количество водки. Ну, а мы в свою очередь, поймали такси с выбитым передним стеклом и поехали допивать в гостиницу. Завтра нас ждал Дамаск. Город, до которого я добирался почти год.

Продолжение следует.

Ближневосточные дневники часть 1



Прочитайте еще Отзывы о Сирии:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.