Дели – Катманду – Покхара, ноябрь 2007 года. , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Дели – Катманду – Покхара, ноябрь 2007 года.

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Непале > Дели – Катманду – Покхара, ноябрь 2007 года.

Так безалаберно я не готовилась ни к одной поездке. Куда еду? Зачем? Чего хочу? Одни вопросы…

По случаю, на распродаже Аэрофлота, купили билеты до Дели и обратно, компанию собрать не удалось, летим вдвоем с сестрой.

Причем, если я ограничилась сумбуром в голове, то Наташка пошла дальше. Покупая билеты, совершенно проигнорировала то обстоятельство, что заграничный паспорт у нее скоро заканчивается. А мы вроде хотим в Непал. А там требуется, чтобы паспорт был действителен не менее чем шесть месяцев на момент въезда или выезда, точно не помню. Так что в спешном порядке стали изобретать всевозможные способы срочного оформления нового загранпаспорта и переоформления билета. Визу индийскую, на всякий случай, оформили двукратную и стали покупать билеты из Дели в Катманду, что в нашей «тундре» оказалось делом непростым.

На «Cosmic Air» я нахватала кучу вирусов, а потом долго и мучительно лечила нервы и компьютер, индийские перевозчики предлагали билеты в любую точку Индии и мира, кроме Катманду, а знакомое турагенство, взявшееся решить эту проблему, уже выписало нам билеты с идеальной трехчасовой стыковкой, но они почему-то оказались в Мумбай и обратно… В последний момент, через московское представительство Jet Airways забронировали билеты в Катманду, но выписать нам их отказались, у них, видите ли, только бланки Аэрофлота, а на них билеты выписывать нельзя. Летим с набором символов.

В самолете Наталия отмочила еще один фокус. Забыла в туалете сумку с деньгами, документами, кредитками и билетами. Путешествие обещает быть интересным! На сумку в итоге никто не позарился, Наташка хапнула адреналина, а я стала украдкой поглядывать на нее, пытаясь угадать, каких еще мне ждать сюрпризов.

В Дели прилетели в четыре часа утра, с опозданием, но надежда, как известно, умирает последней. Рассредоточились: я кинулась за багажом, Наташка – мучить представителя Jet Airways на предмет Катманду. Представитель был не в курсе, но указал направление, куда мы и ломанулись. Пролетели таможню, не удостоив таможенников даже взглядом, какие там бумажки, у нас самолет улетает, раза два оббежали вокруг зала прилета, отмахиваясь от надоедливых таксистов и пугая граждан Индии, пока кто-то не указал нам зал вылетов. Куда и рванули. Полицейским, секьюрити или как они там, на входе в зал называются, стали тыкать в блокнот, крича про бронь, самолет, Катманду. Они опешили и пропустили.

Чуда не произошло. Самолет улетел без нас. Наши данные переписали в полицейскую книгу, а нас самих сопроводили к выходу.

И вот стоим мы, курим, Lonely planet листаем, а народ индийский, который в изобилии с праздным видом слоняется около зала вылетов международного аэропорта, нас сторониться, исподтишка и с опаской разглядывает. Свидетели, видимо, нашего марш-броска. Взваливаем на плечи жутко неудобные сумки, в которые упакованы наши рюкзаки и бодрой рысью бежим в обратном направлении.

Обмен денег, покупка воды, оплачиваем такси до района Pahar Ganj. Устраиваем затор в круговороте такси. Мы их правил не знаем, поэтому хотим, чтобы номер такси в квитанции и реальности совпадали. Когда нам в пятый раз показывают одно и тоже такси, мы сдаемся и лезем в него. Несколько раз, предварительно спросив у таксиста, точно ли он знает, где находиться улица Мейн Базар и отель Vivek.

Таксист нам попался, что надо, машину ведет виртуозно, вид имеет колоритный. Вцепившись в баранку и беспрестанно сигналя, он жмет на газ с остервенением камикадзе. А мы снимаем стресс виски.

Доехав до места, хватаем сумки, суем чаевые и бежим к отелю. Наташка впереди, за ней я и приблудная корова. Таксист даже обалдел от нашей прыти. А все потому, что в Интернете начитались всяких полезных советов, типа таксист в отель с нами пойдет и придется нам либо переплачивать, либо искать другое место ночлега.

Хозяин гостиницы нас честно предупредил, что у него свободен всего один, далеко не лучший, номер. Я сбегала на разведку: душ, горячая вода, облупившаяся штукатурка, тараканы. Но уж очень хочется где-нибудь рухнуть и забыться сном.

Вселились, пройдя сложную процедуру оформления, с записью на видеокамеру и заполнением кучи формуляров. Заперли тараканов в тумбочке, подбросив туда сахарку, чтобы у них не было искушения лазить по комнате, приняли душ, глотнули виски и, разобрав кровать, обнаружили некоторые нюансы, которые при первичном осмотре я упустила. Невообразимо грязное белье! Серое, в пятнах, о происхождении которых думать не хочется, в катышках, но убило меня огромное количество волос на простыне, принадлежащих, видимо, предыдущим постояльцам. Стряхнули простынь, хотели перевернуть, но и до нас здесь жили смекалистые товарищи. На подушки натянули майки, оделись и завалились спать. Снились кошмары, кто-то несколько раз долбился в нашу дверь.

Проснулись ближе к обеду. Я уселась изучать карту, строю планы на день, Наташка отбивается от нескончаемого потока посетителей. Менеджер отеля зашел поинтересоваться, нет ли у нас алкоголя, под предлогом – может надо чего. Его пришлось буквально выжимать из номера: «Спасибо, спасибо, номер сказочный, отродясь такого не видали. Нет, эту кофточку стирать не надо, мы ее в разряд половичков перевели». И по-русски: «Вы бы лучше пастельное белье иногда стирали». Следующий посетитель поинтересовался, не хотим ли мы чая, кофе или воды. Сервис! Последней каплей была пара сантехников, которых Наталия неосмотрительно впустила и которые, зачем-то сломали водопроводную трубу, с чем и отбыли, замотав трубу тряпкой. Но разбираться было не время, тем более что задерживаться долго здесь мы не собирались и, махнув рукой на недоразумение с сантехникой, мы отправились в город.

Мейн Базар, с непривычки, ошеломляет. Яркими красками. Запахами: специй, выхлопных газов, ароматических палочек и чего-то неопознанного. Бродячими коровами, роющимися в кучах мусора. Плотным потоком людей, велорикш, мотоциклистов, коров. Индийские женщины бесподобны в своих ярких сари, многие иностранцы выглядят тоже весьма эффектно – в штанах фасона «Али Баба» с бритыми наголо головами или умопомрачительными дредами. Мое африканское одеяние тоже производит впечатление на местное население, что радует. Мы влились в толпу и, подчиняясь общему ритму, глазея по сторонам, потекли неведомо куда.

Людской поток вынес к стоянке моторикш, где, сговорившись на двадцать рупий за поездку в офис авиакомпании Jet Airways, погрузились и, захватив на ходу какого-то паренька, поехали. Паренек дорогой развлекал рассказами о своей жизни, как оказалось, зубы заговаривал. Привезли нас в офис туристического агентства, это, говорят, то же самое. Зашли проверить. Нам предложили билеты в бизнес класс за абсолютно невменяемые деньги. Типа других нет, да и эти вот-вот разберут. Горячий сезон и все такое. Выходим, говорим водителю: «Прости друг. Ты ошибся. Здесь для нас ничего нет. Вези, куда договаривались, а то денег не получишь». Бедняга сразу сник, стушевался, зачем-то пересадил нас на другого рикшу и уехал.

Все повторилось по уже описанной схеме, с тем лишь различием, что новый водитель был аккредитован в огромном количестве турагентств и всерьез намеревался нас по ним провезти. После парочки бесплодных визитов теряем терпение, транспортное средство покидать отказываемся, все уговоры-разговоры игнорируем. Куда ему деваться – везет в Jet Airways. Но надо отдать моторикше должное, он все же попытался ссадить нас, не доезжая до места назначения, объясняя про одностороннее движение и все такое, но бдительный индийский прохожий в белых одеждах ему «помог» и рассказал, как проехать.

Купили билеты, прогулялись по Connaught place, перекусили цыпленком tandoori, приобрели подержанный путеводитель по Непалу, вернулись к себе на Мейн Базар, где, вдоволь поблуждав, нашли таки свой отель. А заодно и менеджера отеля, который под благовидным предлогом опять заперся к нам в номер и обнаружил на тумбочке с тараканами недопитую бутылку виски. Пришлось делиться. Отпив изрядную порцию, вручили менеджеру бутылку с остатками. Я имела неосторожность поинтересоваться у него относительно кафе на крыше, куда и была увлечена могучей рукой. Явление наше народу было весьма эффектно обставлено – расхристанная после душа я и менеджер отеля, громогласно объявляющий всем присутствующим, что имеет удовольствие представить свою русскую подругу, человека приятного во всех отношениях и прочие реверансы. Народ жевать перестал и на меня уставился. Я не была готова к такому обороту и, вместо того чтобы раскланяться, позорно сбежала.

Переждав немного, пошли на крышу, где пили потрясающий masala чай с добавлением молока, корицы, гвоздики, кардамона и черного перца. С балкона понаблюдали за ночной жизнью города и отправились спать под шум водопада, устроенного сантехниками.

С утра пораньше, приняв душ и собрав рюкзаки, пошли завтракать, где опять воссоединились с менеджером. Он очень беспокоился, что мы можем проспать такси, заказанное накануне, и долго распинался насчет виски, хорошего сна и т.п. Я позволила себе вольный перевод его монолога. В моей интерпретации это звучало примерно так: «Напился виски и завалился спать. Зачем продукт перевел?» Наташка чуть не умерла со смеху.

По дороге в аэропорт скучать не пришлось. Таксист устроил шоу, лавируя в потоке машин, стал переодеваться в форменную одежду. Глотнули джина. Это становится привычкой.

Полицейские в аэропорту нас узнали. Приятно, второй день в Индии, а уже обзавелись друзьями-знакомыми. Весь перелет что-то ели, пили и не заметили, как долетели. Покурили, переждали, пока схлынет поток прилетевших, поменяли немного денег, оформили визы и покинули здание аэропорта.

Непал нас встретил душевно. Огромная толпа таксистов приветственно махала руками. Говорю Наташке: «Это они нас встречают. Мы ведь последние». Улыбаемся во весь рот и сообщаем, что за сто рупий готовы ехать с любым из них. Встречающие заметно редеют, кое-кто пытается поднять цену, но мы упорствуем, взваливаем рюкзаки, делаем вид, что уходим. Нас догоняют и соглашаются. Дорогой изучаем подсунутый нам буклет отеля, соглашаемся осмотреть его, и может быть, в нем остановиться.

Отель «Пун Хилл» расположен в районе Чатропатти на окраине Тамеля, номер чистый, горячая вода, над кроватями картины с изображениями Ганеши и Вишну, окно выходит в сад, воркуют голуби. Красотища! И за все удовольствие – семь долларов. Долго торгуемся, персонал в отеле робкий, напирать сильно как-то неудобно, сбиваем цену до шести долларов и селимся. Принимаем душ, переодеваемся и выходим в город.

Первое впечатление. Тамель – рай шопоголиков. Я в ужасе. Пишу мужу SMS, прошу, чтобы узнал тарифы на отправку вещей почтой. Столько утащить я не в состоянии! Ныряем в первый попавшийся магазин. Шапки и сумки лежат штабелями, висят на стенах, свалены в мешки. Боже мой! Наталья находит два шлема из войлока, которые ей очень идут и выглядят весьма эффектно. Торгуемся долго и очень эмоционально, сбиваем цену вдвое и покупаем. Вид у продавца унылый, он что-то там высчитывает, кривясь, на калькуляторе, а Наташка счастлива и со словами: «Я буду дома самая стильная», кидается ему на шею. Индиец сначала опешил, а потом расчувствовался, стали знакомиться, чай пить, разговоры разговаривать.

Распрощавшись с Пушпой и пообещав заходить еще, гуляем дальше. Отвечаем на приветствия местного населения и торговцев, но в магазины больше не заходим. Чтобы чем-то себя занять и оттянуть время ужина, посещаем туристическое агентство, справиться относительно цен. По карте выбираем примерный маршрут: Кагбени, Муктинатх и Джомсом трек. Нам, естественно, предлагают полный пакет услуг – тысячу долларов с носа. Мы задаем глупые вопросы, на что получаем такие же ответы. Странная идея везти из Катманду чемодан с аптекой и кучу народа за свой счет не находит отклика в наших сердцах. Забираем бумажку с расписанной стоимостью трекинга и идем дальше гулять.

На улице ко мне бросается какой-то тип с распростертыми объятиями и криками о дружбе. Вспоминаю, что опрометчиво угостила его сигаретой. Быстро, однако, мы друзьями обрастаем. «Друг» тащиться за нами, услуги разнообразные предлагает и раздражает ужасно тем, что непрестанно противным голосом нудит под ухо всякую чушь и категорически не воспринимает отказа. Игнор его тоже не пробивает, он сразу влезает в личное пространство, за локоток трогает, приобнять пытается. Сбегаем в ресторан. На столиках в ресторане горят свечи, обстановка располагает, пьем пиво «Эверест» и надеемся, что противный мужичонка нас не дождется. Официант подает заказ, салфетка, на которой лежат лепешки, загорается в пламени свечи, а Наташка на полном серьезе говорит: «Смотри, как здесь интересно лепешки подают!». Спасаем свой ужин, умирая со смеху.

Утро следующего дня выдалось холодным. Выйдя из отеля в восемь утра, с удивлением обнаружили, что практически все кафе и рестораны еще закрыты. С трудом найдя местечко работающее спозаранку, уселись перекусить, кутаясь в кофты и стуча зубами. Климат Катманду в ноябре месяце, надо сказать, для путешествия не очень комфортный. Утром, вечером и ночью – весьма прохладно, а днем жарко. Но мы нашли компромиссный вариант относительно одежды: Наталия днем парилась в кофте, а я мерзла по утрам и вечерам, чтобы не таскать с собой лишнее.

Сегодня у нас в планах площадь Дурбар, куда мы и направились, изредка сверяясь с картой. Тамель быстро кончился, началась улочка, на которой местные жители ведут торговлю мясом, живой и битой птицей, потрясающе свежей рыбой. Покупатели придирчиво отбирали товар, торговцы виртуозно чистили рыбу, орудуя не ножом, а рыбой по закрепленному на прилавке тесаку, курицы кудахтали в клетках, жизнь города шла своим чередом, а мы смотрели по сторонам и фотографировали людей, дома, лавки, многочисленные храмы, которые попадались на нашем пути.

Улочка вывела на просторную площадь, нас окликнули и, купив билеты, мы полезли на центральный храм, чтобы с высоты сориентироваться, осмотреться и сфотографировать окрестности.

Я сразу обзавелась детьми, выслушала горькую историю о жизни непальских сирот, дала денег на сладости и вместе с детишками стала сопоставлять путеводитель и окружающую реальность, а Наталья познакомилась с Александром.

Вообще, надо отметить, долина Катманду притягивает необычных людей, если не сказать персонажей. С каждого хоть роман пиши, хоть кино снимай. Наш Александр не был исключением. Имея некоторое отношение к торговому флоту, он, во время путча сошел с корабля в Германии, разорвал и выкинул паспорт и пять лет жил в Германии без документов. А когда немцы сдались и решили дать ему вид на жительство, понял, что жить в Германии невыразимо скучно и полетел в Канаду. Правда, оказался в Венесуэле и в зимней экипировке. Мыл золото, жил в джунглях на Ориноко, ел пираний, спал в гамаке, какое-то время сидел в местной тюрьме, где познакомился с интересными людьми и т.д. и т.п. В Непале он жил два месяца. Ходил в базовый лагерь Эвереста, ездил по стране и сегодня зашел на Дурбар Сквер, посидеть на храме в последний раз, поскольку завтра утром улетал.

Разумеется, все это мы узнали не сразу, но и первое впечатление Александр произвел приятное, разговаривать с ним было сплошное удовольствие, как-то не навязчиво он взял нас под свое крыло и очень обрадовался, что сможет нам отдать карты и книги по Непалу. Но для этого прямо сейчас надо было идти обратно в Тамель. Мы слегка растерялись, только сейчас билеты на площадь купили, еще ничего не посмотрели. Но Александр нас успокоил и обещал показать улицу, по который мы сможем вернуться безо всяких билетов.

По дороге заскочили во внутренний дворик дворца, где живет богиня Кумари. И очень вовремя. За нами вслед вошел строгий дяденька и распорядился убрать все фотоаппараты и камеры в чехлы. Мы послушно убрали. В окне показалась живая богиня. Мы застыли, а она рассматривала нас, невозмутимо ковыряя пальцем в ухе. Потом ей стало скучно, и она исчезла.

По дороге в Тамель Александр показал нам много интересного: Бога зубной боли, к которому в случае если разболелся зуб, прибивают гвоздем монетку и боль проходит, улицу жестянщиков, где продаются огромные железные чемоданы и различная кухонная утварь, книжный магазин «Пилигрим» с прекрасными книгами по фиксированным ценам, кафе, где вечером играет живая музыка и многое другое. Он так же прояснил ситуацию с огромными кучами мусора повсюду в Катманду. Оказывается, накануне нашего приезда, непальцы праздновали один из своих многочисленных Новых годов. Четыре дня и ночи народ не работал, все бродячие коровы и собаки ходили в ожерельях из цветов, поесть даже в туристических местах было большой проблемой, а ночами спать было невозможно из-за нескончаемой канонады фейерверков.

Отель, в котором остановился Александр, назывался «Аннапурна», в фойе и на этажах висели портреты покойного королевского семейства. Мы угостились «Сникерсами», попили сока, покрутили принадлежащий Александру нож кукури, взяли карты и хотели уже прощаться, но Александр передумал паковать вещи и мы вместе вернулись на Дурбар Сквер, где и провели весь день. Фотографировали, копались в груде старых монет, отыскивая сокровища, сидели на храме, разговаривали, наблюдали. Поддельный садху стриг купоны с доверчивых туристов, зеленщики раскладывали горы мангольда прямо на тротуаре, добрый мальчик пытался устроить спарринг между двумя псами, а те лениво облизывали ему лицо и руки. Коровы бродили среди храмов, а громадная стая голубей время от времени пикировала на площадь и взмывала на крыши храмов, закрывая собой солнце. Перед каменным изображением Шивы жгли свечи, говорят, что именно здесь приносят присягу государственные служащие, сюда же приводят казнокрадов, убийц и прочих нераскаявшихся, для дачи правдивых показаний, ибо солгавший перед Шивой падет замертво.

Начинало смеркаться. Мы засобирались в Тамель. Дорогой остановились поужинать в кафе «Almond», где Александр накормил нас потрясающе вкусными пельменями момо и спринг-роллами, рассказал про свою вылазку к Эвересту. В Катманду вдруг отключили свет, лавки стали закрываться, и мы в темноте блуждали по Тамелю, пытаясь отыскать наш отель по карте, почти на ощупь. Александр был из тех, кто ищет и не сдается, мысль, что дорогу можно спросить у встречных он отвергал как недостойную, так, обойдя несколько раз весь Тамель, мы все-таки, с грехом пополам нашли наш «Пун Хилл», где и просидели за разговорами до ночи.

На следующее утро, наскоро перекусив, мы отправились осматривать Бхактапур – город долины Катманду. Говорят, что в свое время, здесь жил царь, который запросто умел растворяться в воздухе, и что планировка города устроена в соответствии с тантрами, а Бертолуччи снимал здесь «Маленького Будду». Очаровательный город-музей, живой, непосредственный и безумно красивый. Самое примечательное в этом городе – это не площадь с множеством, безусловно, красивых и величественных зданий, а узенькие улочки с потрясающей перспективой на горы, дома, украшенные искусной резьбой, в которых живут реальные люди. И сами люди с их обыденными делами и заботами. Девушка в художественной галерее рисует танка, цирюльник, прямо на улице, на специальном постаменте бреет клиента, парень из музыкального магазина подбирает на гитаре мелодию, ребятишки бегущие из школы замирают перед храмом с изображениями эротических сцен и, заметив, что я их снимаю, смущаются и убегают, хихикая. Площадь горшечников вся уставлена выставленными на просушку терракотовыми посудинами, здесь же молотят и сушат зерно, старухи отгоняют голубей, дети с подведенными тушью глазами возятся в соломе. «Ом мани падме хум» звучит повсюду, добавляя очарования, а вдалеке, как будто в дымке, белеют вершины гор.

Мы провели в Бхактапуре прекрасный день. Дорога в Катманду заняла часа два, трафик в столице ужасный, в чем, по словам таксиста, виноват нынешний король. А поскольку город расположен в низине и заперт между горами, то смогу деваться некуда, дышать без респиратора затруднительно.

Вечером прогулялись по Тамелю. Наташка приглядела в одном магазинчике сумку, пришлось торговаться, играя с продавцом в национальную игру «Tiger move», правил которой я не знала. Пару раз мне случайным образом удалось «сожрать» несколько баранов и тем самым вселить в партнера уверенность в своем не дюжем уме. Его это несказанно обрадовало. В моем лице он желал заполучить партнера по игре и коротать длинные вечера. В мои планы это не входило, но на всякий случай я забрала изучать правила игры, кто знает, что в жизни может пригодиться, а Наташка по сходной цене обзавелась заветной сумкой.

Мы приспособились завтракать вкуснейшими вегетарианскими сэндвичами в ресторане около отеля, читая путеводитель и попивая кофе, дожидаться, когда солнышко вылезет из облаков, начнет припекать и только потом отправляться к достопримечательностям. Но сегодня рассиживаться было некогда, мы торопились успеть сразу в два места: Сваябунатх и Патан. Так же надо было заскочить в отель и узнать про билеты на автобус в Покхару. На бегу, походя, Наталья ошарашила бродячего заклинателя змей. Он имел неосторожность предложить ей змею, но она решительно оборвала его, заявив, что уже имела завтрак сегодня. Трудности перевода: snake, snack, какая, в сущности, разница? Озабоченное недоумение на лице факира сменилось облегчением, видимо понял, какая невосполнимая утрата ждала его, встреть он эту странную девушку до завтрака. А кобра спокойно спала в круглой плетеной коробке на боку хозяина, ни сном, ни духом не ведая о грозившей ей опасности.

С парнишкой из отеля по имени Тика у нас сразу установились дружеские отношения, он помогал нам брать такси по смешным ценам, снабжал вешалками для шкафа и полезной информацией, а мы угощали его пивом, которое, как оказалось впоследствии, он не пил. Перед завтраком мы попросили узнать про дешевые билеты на автобус до Покхары, а также стоимость перелета Покхара – Джомсом. Тика не подкачал, про билеты узнал, посадил в такси, и мы поехали к обезьянам.

Таксист высадил нас у нижнего входа в Сваябунатх, и мы начали восхождение по бесконечной лестнице. Вокруг буйная растительность, повсюду камни с высеченным знаком Ом, статуи Будды, на ветру полощутся флажки с молитвами, торговки, предлагают вырезанные из камня мандалы. Наташка впервые видела макак в природе, на вольных хлебах, безостановочно охала и ахала, снимала на камеру и, я уже стала опасаться, что весь запас пленки на обезьянах и закончиться.

На вершине холма, перед входом, стоит очередная будочка. Билеты продают. Причем везде и на все в Непале для туристов одна цена, для локалов другая, обезьянам бесплатно.

Белоснежная ступа на фоне неба цвета ультрамарин, глаза Будды, куда ни глянь – бесподобная панорама, звучит музыка, верующие вращают молитвенные барабаны, обезьяны воруют рис у Будды, служители гоняют обезьян. Все пронизано светом, дышится легко, время бежит незаметно…Но уже за полдень, пора спускаться на грешную землю, дышать смогом.

Таксисты на выходе заламывают сумасшедшую цену, пешком спускаемся по серпантину дороги, фотографируемся в экзотических елках. У детишек в соседней школе перемена, они раскачиваются на гигантских качелях из бамбука, а, увидев, что мы их снимаем, дружно машут руками.

В городе берем такси до Патана, но поскольку мы проваландались с обезьянами, да и Сваябунатх обладает удивительной атмосферой, покидать которую совершенно не хочется, а пробки в Катманду дело обычное, мы добираемся до цели ближе к вечеру. Тени длинные, солнце клонится к закату, фотографировать сложно. Обилеченные бдительными гражданами Непала мы слоняемся по площади, покупаем детям мороженое, рассматриваем красоты. Площадь в Патане поменьше катмандинской, дети понаглее, могут запросто подойти и попросить рупий двадцать, а если не дашь, таскаться за тобой хвостом. Короче, это место уже подпорчено туризмом, и очень грустно понимать, что подобное может случиться со всей страной. Но на улочках Патана до сих пор есть, на что посмотреть. В мастерских изготавливают предметы культа, статуи Будд, готовые экземпляры выставляются в шикарных лавках и стоят, судя по всему, нехилых денег. В Золотом храме крысы воруют у Будды цветы. Закатное солнце отражается в громадном бассейне. Люди возвращаются с работы, несут охапки овощей себе на ужин, детишки увлеченно катают колесо от велосипеда… Жанровые сценки на любой вкус. Заглядываем во двор большого индуистского храма, заходить не решаемся, уже привыкли, что вход только для индуистов, но какой-то дядечка бросает все свои дела и любезно приглашает внутрь. Гуляет с нами по двору, рассказывает, что да как. Сам храм закрыт и заглянуть в святая святых не получается, даже краешком глаза. У козлов на территории храма экзотический вид, бороды выкрашены красной краской. Непальцев очень забавляет, что я делаю серию портретов козлов.

Возвращаемся в полной темноте, ужинаем в кафе «Almond». Ужин при свечах, свет опять отключили, официант очень мил и уже знает наши вкусы: джин не разбавлять, еду перчить, не скупясь. Единственное место за всю поездку, где если просишь острую пищу, то и получаешь по полной программе.

По пути в отель покупаем китайские куртки радикального красного цвета. Чтоб в горах виднее было. Я где-то вычитала, что это одно из требований личной безопасности. Найти легче, если кому-то в голову придет искать.

День грядущий готовил нам много событий. Было запланировано посетить Пашупатинатх, индуистский комплекс и место кремации правоверных индуистов на реке Багмати и буддистскую ступу Буднатх, докупить недостающие для трекинга вещи, наменять денег, перепаковаться и бросить лишние вещи в Катманду, поскольку на руках билеты в Покхару и Джомсом.

Перекусили сэндвичами, взяли такси и вот мы уже в Пашупатинатхе. Идем на дым, черным столбом уходящий в небо. Индуистский храмовый комплекс огромен и обнесен стеной, празднично одетые люди входят и выходят в ворота, но нам туда нельзя, нам направо. Будка с билетами, навязчивые гиды, площадка над гатами заполнена туристами, переходим по мосту Багмати, устраиваемся на бетонных ступенях, сидим, смотрим на противоположный берег, где горят погребальные костры.

Покойников подносят постоянно, горит несколько костров, ветер дует в нашу сторону и едкий дым буквально липнет, забивает нос и рот. Ощущение не из приятных. Завязываю бандану намордником и подумываю, что мне уже не хочется ехать в Варанаси, там, наверное, вообще не продохнуть. Процесс кремации идет своим чередом. Всем заправляет мужчина в белых одеждах, тела подносят родственники мужского пола, укладывают на сложенное из огромных поленьев ложе, прощаются и спускаются по лестнице к реке. Руки и лицо мыть. А некоторые даже рот полощут. В это время распорядитель церемонии снимает с усопшего покрывало, одежду и кидает в реку. Дрова поджигают, время от времени помешивают, но догореть им до состояния золы и пепла почему-то не дают, сбрасывают в реку. А тем временем ниже по течению люди занимаются своими повседневными делами. Заботливые мамаши купают детей, двое пацанов моют велосипед, мальчишка выкидывает на берег недогоревшие в процессе кремации дрова, женщины вылавливают одежду усопших и раскладывают для просушки, рядом затеяли стирку, серьезный мужчина, вооружившись граблями, исследует дно реки, из храма выносят увядшие цветы и вываливают в реку. Жизнь и смерть рядом, бок о бок, естественно и без лишнего пиетета.

Уходим вверх по течению, надо отдышаться. Компания, косящих под садху граждан, завидев фотоаппарат, замирает в экзотических позах. Денег хотят. Подходит парочка мальчишек, предлагают купить питьевую воду. Вода выглядит подозрительно, и я предполагаю, что набрана в священной реке Багмати. Вообще-то я всегда ратую за погружение в среду, но тут мне слабо. Содрогаюсь от одной только мысли.

Случайно оказываемся свидетелями церемонии прощания. Тело усопшего, завернутое в шафрановое покрывало, укладывают перед лингамом, родные и близкие плачут. А ведь смерть в индуизме – это начало новой жизни, но видимо не все так просто…

До Буднатха идем пешком. Наш русскоязычный путеводитель порой вводит нас в состояние ступора. Написано черным по белому, что, перейдя реку Багмати по мосту, мы увидим большое дерево, около которого нам следует повернуть направо, пройти через поля и тропинка выведет нас к Буднатху. Подходим к мосту через реку и первое что видим – это громадное дерево, но растет оно на нашем берегу. Но ведь в путеводителе же ясно написано, что надо перейти реку. А мы ее еще не переходили. А за мостом, насколько хватает глаз, никакой растительности внушительных размеров не наблюдается. Еще раз смотрим в книгу – видим фигу. Прибегаем к опросу местного населения. Они подтверждают, что мост надо переходить. Идем, периодически спрашивая направление у случайных прохожих. Где-то километрах в трех от моста видим большое дерево. Спрашиваю у Наташки: «Как думаешь, это большое дерево?» Наташка неуверенна, поскольку перед мостом дерево было ни сколько не меньше, но почему-то не удостоилось упоминания в нашем путеводителе. В оканцовке зареклась я покупать путеводители на русском языке, странные в них какие-то объекты для ориентирования указываются.

Буднатх – место особенное. Белая ступа втиснута между домами, своеобразный островок духовности среди суеты повседневности. Множество тибетцев, одетых, как бы это правильно сказать, в патриархальные, что ли, одежды наматывают круги вокруг ступы, вращая молитвенные барабаны. Темп задан высокий, тремя кругами здесь никто не ограничивается. Многие идут с персональными барабанчиками, похожими на погремушки. Тибетцы, на мой вкус, настолько необычно одеваются, что кажется, как будто ты перенесся во времени лет на двести назад. Одна лишь неувязочка, в прошлое, по-видимому, завезли партию кроссовок.

На пути в город встречаем настоящего садху. Изможденный, косматый, закутанный в одеяло, он мимоходом сует Наташке жестяную кружку, не особо рассчитывая на подаяние и безо всяких поз для фотографирования. Да его и фотографировать как-то неудобно. Нищенствующий странник, отрекшийся от мира, вызывает уважение как минимум. Дергаться, доставать фотоаппарат как-то неуместно. И глаза у него особенные, прозрачные, аж холодок по коже, такое чувство, что он ничего мирского не видит, а замечает только суть вещей, взгляд остановившийся, потусторонний.

Возвращаясь в Тамель, напротив королевского дворца, замечаем затрапезного вида забегаловку с гордым названием «Royal fast food». Прикольно.

В Тамеле бежим менять деньги, но нас узнает мальчишка-зазывала из лавки, где Наташка накинулась с объятиями на незнакомого человека, имевшего неосторожность продать ей пару шапок. Мальчик уговорил нас зайти, сказал, что хозяин очень будет рад снова нас увидеть. Так и получилось. Посидели культурненько, Пушпа послал мальчика в магазин за бутылочкой виски, выпили, за жизнь поговорили, на прощанье пообнимались, такая у нас сложилась традиция.

Обменяли деньги и, проходя мимо кондитерской, заметили надпись: после восьми вечера распродажа с пятидесяти процентной скидкой. Мы сообразили, что завтра позавтракать не успеем и, не плохо было бы купить пару кусков штруделя с яблоком. Тем более, что ждать оставалось всего ничего, пятнадцать минут. Познакомились с парнишкой, который слонялся рядом и ждал того же, что и мы, потрепались, чтобы время скоротать. Булки и торты в кондитерской выглядели очень аппетитно, и стоило больших усилий ограничиться пресловутым штруделем.

По дороге в отель обсуждали проблему покупки солнечных очков для гор, но поскольку очки в попутных лавках доверия не вызывали, решили забить, как-нибудь обыкновенными обойдемся. Разговаривали мы достаточно громко, чем и привлекли внимание Кирана. Он долгое время учился и жил в Питере, свободно говорил по-русски, очень обрадовался возможности поговорить и категорически настаивал сейчас же встречу отметить. Совсем обрусел видать. Деваться некуда, дружба народов поважнее будет, чем сборы рюкзаков. Киран знал неподалеку ресторан с неплохой кухней и приличным самогоном. Оказалось это наш ресторан для завтраков.

Посидели, поговорили, выпили. Непальцы крепкие напитки пьют, разбавляя нещадно водой. Гадость жуткая. А неразбавленный самогон вполне приличным оказался. Киран вспоминал Питер, борщ, селедку, колбасу и свою девушку, рассказывал о работе в Японии и фонтанировал бизнес проектами. Так, например, он собирался раскрутить правительство Непала на закупку трубок, которые гаишники обычно суют водителям, что бы провести тест на алкоголь. В Непале на вооружении у дорожных инспекторов была всего одна трубка, и Киран справедливо полагал, что это требует срочного исправления. Интересовали его и кислородные баллоны для высокогорных восхождений. Еще он собирался открыть в Катманду суши бар, русскую баню, а также заняться импортом селедки и колбасы из России. Я научила его квасить капусту, так что не удивляйтесь, если через пару лет весь Непал будет варить щи и борщи. Ведь подобный прецедент уже был. Швейцарец Вернер Шультесс научил местные племена варить сыр из молока яка, и теперь сыр Вернера одна из значимых статей экспорта Непала и внутри страны ходовой товар.

Киран, узнав, что мы идем в Муктинатх, дал координаты своего дяди, уважаемого человека в Джомсоме, а также свои телефоны на случай непредвиденных ситуаций. Душевный человек! Прощаясь, договорились встретиться в Катманду дней через десять. Да многовато у нас уже встреч наметилось: с Пушпой виски пить обещали, с Тикой идти в гости к сестре есть пельмени, вот еще и Киран прибавился…

Вещи собирали полупьяные до трех часов ночи. Поставили будильник на половину шестого утра, и завалились спать. И, понятное дело, проспали. Разбудил меня Ганеша. Явился во сне и сказал: «Хватит спать, уже шесть утра, на автобус опоздаешь». Я в шоке проснулась и посмотрела на часы. Действительно шесть. Разбудила Наташку. Мы в панике давай носиться по номеру, одеваться, зубы чистить, а потом я подумала: «А чего суетиться? У богов все под контролем, опекают нас. Чего беспокоиться?».

Лишние вещи мы абсолютно бесплатно оставили на хранение в отеле, загрузились с рюкзаками на рикшу и поехали на стоянку автобусов, нещадно эксплуатируя человеческий труд. И не потому, что боялись опоздать к автобусу или было лень тащить рюкзаки, а просто мы не удосужились узнать, где она – эта стоянка. Видимо Ганеша не зря озаботился нашими персонами. Собрались в горы, ботинок не купили, очков тоже, не говоря уже о специальных палках, в горах ни разу до этого случая не были, и чего нам от этих самых гор ожидать, не знаем, даже пермит не удосужились оформить. А все потому, что в Катманду царит такая удивительная атмосфера, что пропадает всякое желание что-либо планировать, организовывать, вот и пускаешь все на самотек, как-нибудь устроится само собой.

Автобусный переезд до Покхары занял семь часов и был весьма комфортабельным, за исключением одного обстоятельства. В автобусе не закрывались двери и с утра нещадно дуло, но когда солнышко выглянуло и начало припекать, стало даже приятно.

Первая остановка в пути – на обочине дороги. Из серии: мальчики налево, девочки направо. С одной стороны дороги гора и жиденькая растительность, с другой – обрыв, внизу течет речка Трясуля. На этой остановке мы с Наташкой в полной мере оценили преимущество наших курток перед одеждой других менее начитанных туристов. Видно нас было издалека.

Две следующие остановки – придорожное кафе, можно перекусить, попить кофейку, покурить и зайти в цивильный туалет.

В Покхаре нас встречал хозяин отеля «Йети», Тика забронировал для нас номер. Отель оказался просто чудесным. Большой сад. Из окон номера вид на заснеженные вершины. На лужайке резвится пара овчарок. Что еще надо для жизни?

Боги устроили так, что владелец отеля всерьез озаботился отсутствием у нас пермитов, отвез на машине в офис Immigration Department, помог с формальностями, а на обратной дороге показал парочку ресторанов с хорошей кухней. Мы прогулялись вдоль озера, поговорили с тибетскими женщинами, зашли в лавку, взяли в прокат две поюзанные палки и пошли в тибетский ресторан есть русский салат и тибетский гокок. Русский салат, в непальско-тибетском понимании, это сырые овощи и вареное яйцо при полном отсутствии какой-либо заправки. А гокок – достаточно интересное блюдо, суп да не суп, описывать дело неблагодарное, стоит попробовать, но надо учесть, что даже если вы закажете один гокок на двоих, то доесть вряд ли сумеете, постоянно подходит официант и подливает, несмотря на бурные протесты.

Мы, выкатились из ресторана, объевшись гококом так, что свет был не мил. Докатились до отеля и завалились спать. Завтра рано утром мы летим в Гималаи.



Прочитайте еще Отзывы о Непале:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.