Сезон дождей , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Сезон дождей

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Перу > Сезон дождей

Часть 1. Перу достойная страна.

День первый: Аналогии. Неужели всё-таки наступила зима! Не может быть! Мы уже в это не верили. В день отъезда в жаркие страны у нас в Питере лёгкий морозец и посыпало снежком.

Я лечу в Южную Америку! В, казалось бы, уже отложенную Южную Америку. Несколько лет всё откладывал, думал серьёзнее подготовиться. Держал это путешествие про запас, на отчаянный случай. Выбрал район – Венесуэлу. Но что-то расслабился при оформлении визы, и мимоходом в Москве её не удалось получить.

Факультативно к Венесуэле было предусмотрено Перу. И если в первой – это водопад Анхель, то во второй главная цель – Мачу-Пикчу. Каждая из них в отдельности являлась составной частью программ по исследованию тем: «Величайшие водопады Мира» и «Тайны затерянных городов». И если в первой уже все великие водопады осмотрены, остался только высочайший, то во второй, Мачу-Пикчу должен стоять на одном уровне с Ангкором и Петрой. У всех трёх интереснейшая история открытия и полная тайн прошлая жизнь.

Так вот! Не получалось опять с Южной Америкой. Ну, да ладно. Отложу опять. Боялся даже как-то всерьёз браться. Наскоком, как на других континентах, не хотелось.

С другой стороны, я летел в Лиму. После экстренного подбора маршрута перелёта, пришлось остановиться на этом городе. Городе – возглавляющем список преступлений против туристов по многим Интернет рейтингам. И опять транзитным пунктом для долгого ожидания является Амстердам. Тут я уже сидел больше суток, возвращаясь ограбленный до нитки из Кении. Опять та же KLM. Даже шорты на мне те же, из того трагического похода. С зашитым швом от удара мачете. И ещё: предыдущие путешествия под таким заголовком в Азию и Африку, кончались то плохо, то хорошо. Сохраниться ли очерёдность?

Вот такие аналогии приходят на ум. Что же перевесит? Хорошие традиции или плохие? С такими мыслями, с традиционной для зимней России простудой, я засыпаю в аэропорту столицы Голландии.

День второй: Перелёт. 13 часов полёта из Голландии в Перу. Прильнул к иллюминатору и смотрю на Кайену – знаменитейшие места, описанные в романе «Папийон» и известные космодромом в Куру. Французскую Гвиану сменяет родная Амазонка. Пролетаю такой близкий мне Манаус. Жёлтые воды петляют среди бескрайнего зелёного моря. Потом плотная облачность поглотила всё. Сейчас тут сезон дождей.

В аэропорту покупаю карту, немного местной валюты, выхожу за ворота, и на такси добираюсь до отеля. Раз тут сезон дождей, значит не сезон для туристов. Выбор жилья большой, и главное, по предлагаемым тобой ценам.

День третий: Лима. Разница во времени с Питером восемь часов. Поэтому проснулся уже в час ночи. Еле дождался утра, чтобы осторожно выбраться на набережную. Люди делают зарядку. Пахнет океаном, раскинувшимся под обрывом. Я, озираясь, достаю камеру для первых снимков.

Сейчас, по прошествии времени, я сам себе удивляюсь, на сколько всё-таки человек подвержен влиянию общественного мнения. Ведь вроде не первый раз еду, мягко говоря. Но утраченные две видеокамеры, уже несколько лет заставляют обходиться только фото. Что-то всё не рушусь купить. А ведь какие были экспедиции! Последний раз так беспочвенно опасался, когда лет десять назад летел в Нью-Йорк. И ночевать там приходилось на улицах и в парках. И всё было нормально.

И здесь ни кто, вроде, грабить не собирается. Хотя внешние признаки в виде охраны, решёток, вида пригородов, кое-что говорят о жизни города. Но так во многих странах. Я ещё не представлял толком, какое чудесное время мне подарит Перу.

Всё сложилось. За много лет вдруг сошлись в одно время и место, положительные моменты. Моя фирма мне здорово помогла, перечеркнув огромный накопившийся негатив к этому времени. Многие моральные и материальные утраты. Впереди свобода выбора, а по возвращении интересная перспективная работа. Даже билет я взял с правом обмена, не смотря на очевидную не выгодность. Зато это гарантирует душевное спокойствие, что, не довлеет дата отъезда, что ты всегда можешь её изменить. А в таких экспедициях это не маловажно. Не всегда от тебя зависит возможность возвращения к нужному сроку.

Всё это я отмечаю потому, что хочется подчеркнуть то состояние счастья, в котором я находился. Очень быстро отойдя от необоснованных страхов, я погрузился в состояние эйфории, которое предоставила мне эта замечательная страна. Спешу об этом сказать, так как время может изменить всё. Пока не спугнуты надежды на будущее, пока ярки впечатления о прошлом. Главное, что это время и состояние было, что не забывается.

А Перу? Перу оказалось страной чудес, страной открытием. Ещё только начато повествование, но пусть оно пройдёт под этим девизом. В самом деле! Есть ли ещё в Мире такая страна, где собраны объекты да самых разносторонних исследований? Тут и масса исторических памятников культуры империи Инков и до инкской цивилизации. Всемирно известный город Мачу-Пикчу. Тут эльдорадо для археологии, что подтверждают находки гробницы правителя Сипан. Это ведь почти открытие, равное гробнице Тутанхамона!

Для почитателей разных фантастических теорий есть геоглифы Наска, и загадочная плита «космического наездника» из-под Чавина. В общем, таким людям, как Хейердал и Деникен здесь будет очень не скучно.

Самые авантюрные завоевания времён конкисты произошли именно здесь. Писсаро основал Лиму – столицу вицекоролевства. С небольшой кучкой отважных людей он покорил империю. Спорное к нему отношение. Но главное – он был и сделал это.

Наконец Мaну! Биологическое разнообразие, которого превосходно и не сравниться ни с чем. Перуанцы говорят, что из 117 природных зон 84 находиться у них. Из 32 видов климата – 28 у них. По разнообразию рыб, птиц и бабочек Перу на первом месте. На одном гектаре можно насчитать до 300 видов деревьев.

Затерянные племена ждут своих исследователей, а пока ими больше занимаются миссионеры. Превосходные степени можно бесконечно подыскивать. Тут и Титикака высочайшее судоходное озеро на Земле, и истоки величайшей реки Мира Амазонки. Грандиозные Анды и бесконечные тропические леса, самые сухие пустыни и величайший океан…. Есть ли ещё такая страна на Свете?! Я пока не знаю. У многих это есть, но не всё сразу, как в Перу, да ещё столь знаменитых.

Люди здесь очень самобытны, дружелюбны и приветливы. Не бегают назойливыми толпами за туристом. Всё в меру. В то же время страна достаточно цивилизованна, информативно насыщена для приезжего и, в общем-то, дёшева. Чего же ещё желать?! Эта страна оказалась достойна наивысшей оценки.

Итак, всё-таки вернусь к повествованию. Первое, что я посмотрел, это эротическая коллекция керамики находящаяся в музее Ларсо. Не важно их назначение, но формы, мимика персонажей отображённых на сосудах вазах и светильниках поражают.

Затем был музей де Оро или, как мы его называем, музей золота. Поначалу кажется странным соседство двух разноплановых музеев. В одном напичкана масса наград, мундиров, амуниции, оружия. В другом, произведения индейского искусства. На самом деле всё логично. Что только не создаст человек для удовлетворения своего честолюбия, алчности, чтобы не захватить созданное другими.

Бесконечно можно вглядываться в регалии местных генералов и гитлеровских бонз, пытаться понять, как орудовали ритуальными ножами индейские жрецы. Смотреть на высохших мумий и воспринимать весь ужас смерти в их застывшей мимике.

Я скажу, наверное, крамольную мысль. Я начал понимать, почему испанцы переплавили золото инков, о чём теперь вздыхают многочисленные учёные. Надо встать на их место, перенестись в то время. Ведь тогда Европа уже знала произведения искусства, значительно превосходящие творения индейцев. А это низкопробное золото, да ещё в огромных количествах, требовало делового подхода для транспортировки. За редким исключением эти предметы могут поразить объёмом, но не выполнением. А исключения, на то и исключения, чтобы ими восхищаться.

Во всяком случае, именно этот музей стоит обязательно посмотреть в Лиме. Подумать самому над увиденным.

День четвёртый: Пустыня. Пользуясь тем, что до автобуса в Наску ждать шесть часов, продолжаю исследования музеев. По городу перемещаться легко. Масса автобусов. Все со схемами маршрутов и сеткой тарифов. Кроме этого билетёры и так орут куда едут. Конкуренция слишком велика. Надо бороться за клиента. Любой подберёт даже не на остановке. А люди всегда подскажут, как лучше добраться.

В музее национальной Археологии задержался дольше обычного. Запомнилось узелковое письмо в виде бус и технология агрокультуры индейцев. После всего увиденного приходят мысли о том, что современные люди платят всё больше и больше, чтобы посмотреть на творения мастеров прошлых лет. А те бы, в свою очередь, не слыханно удивились, попади им в руки любая безделушка из нашего времени. Как в Мире всё относительно!

Компания «Cruz del Sur» оказалась самой комфортабельной из всех виденных за путешествие. Проверили паспорта, всех сняли на видео, накормили в дороге, и достаточно комфортно довезли.

Лима постепенно снизошла до фавел на пустынных склонах. Пользуясь естественными рекламными щитами в виде безлесных гор, современные потомки индейцев снимают траву или переворачивают камни для выкладки надписей видимых с дороги. Это сразу навело меня на мысль о целях и задачах геоглифов Наски.

Заехали в Паракас, уютное местечко с пальмами в бухте среди окружающих пустынных ландшафтов. Так как животный мир этого района для меня ничего нового не представлял, а отдыхать на море ещё было рано, я тут не задержался.

Спорная коллекция гальки собранная доктором Кабрерой находилась в городе Ика, через который мы следовали. Этим, наверное и объясняется, что значительная часть туристов вышла здесь в надежде посмотреть, а может и найти кумушек, на котором, якобы в древности, мастер отобразил найденного птеродактеля.

День пятый: Наска. Первым рейсом поднимаюсь на маленьком самолётике над плато. Нас четверо: пилот, двое аргентинцев и я. Чтобы не укачивало при виражах, следует не особо крутить головой. Тем более краем крыла пилот обозначит рисунок и пролетит его обоими бортами. Среди старых русел рек, дорог и линий, эти рисунки действительно не так просто заметить.

Создавались они путём снятия или переворачивания верхнего слоя камней имеющих коричневую окраску в результате контакта с солнцем. Другая же сторона была серой. Стоило по какому-то проекту поменять камни, и рисунок готов. Виден он с небольших высот, а поднимись выше, и всё. Учитывая, что в те времена анималистические символы часто употреблялись различными религиями, я ничего сверхъестественного в этом не нахожу. С близлежащих гор их можно и разметить и увидеть даже не поднимаясь в воздух.

Современный человек рекламирует этими же способами себя в этих же местах. Древний, себя и свои верования. Всё бы казалось просто. Но меня больше всего поразили не рисунки, а линии. Вот они огромны по протяжённости. Непонятны по назначению. Видны даже с огромных, околокосмических высот. Самая длинная достигает 23-х километров.

Эти линии пересекают русла бывших рек, взбираются на горки, как на трамплины. Расширяются. Очень похожи на посадочные или стартовые полосы. Но сначала докажите, что это не маршруты созданные для каких-то процессуальных шествий. И всё-таки это загадка! Ведь кому-то же машет «астронавт»? И почему в геоглифах представлены почти все типы живых существ и деревьев, как будто это альбом-каталог?

Макс Уле начал изучать их в 1901 году. Американский профессор Поль Косок заметил их с воздуха по разным данным то ли в 39-м, то ли в 41-м году.

Позднее, возвращаясь через эти места по земле, я был поражён нависающим над дорогой багрово-коричневым плато Наска. Снизу кажущемся абсолютно плоским на вершине. А главное, какое-то подспудное чувство сопричастности к космосу. Наверное, это же чувство одолевало и наших предков.

Попотев на полуденной жаре, я застопил у выезда из городка автобусик до Пукьо. Начали долго и нудно взбираться на Кордильеру. Чем ближе к облакам, тем больше зелени на камнях. Появились первые ламы викуньи и альпаки. Здесь галерейные пампасы. Вползли в полный туман, где от жары и след простыл. Ушлый индеец забыл в городе куртку. Так успел с пол дороги поймать машину, съездить за ней, вернуться, и, обогнав нас, первым прибыть в Пукьо.

Хорошо поужинал в городе, но от ночлега здесь решил отказаться, хотя и предлагали. Скорее хотелось на волю «в пампасы». За городом поднялся в гору и поставил палатку. Совсем стемнело, и пошёл дождь. Скорее, просто накрыло облаком, так как что-то всё время сочилось с неба. Высота-то за 4000 метров. Но холодно не было. Запаса снаряжения как раз хватило. Голову правда немного давит и хочется ещё вздохнуть.

День шестой: Пампасы. Первый же водитель подбирает меня утром на трассе. Да не просто водитель, а настоящий «Айртон Сенна». Так гнать по рискованным серпантинам может не каждый. Он и оказался перегонщиком и обкатчиком автомобилей. Мы скоро с лёгкостью обошли все автобусы, не взявшие меня ещё часа полтора назад.

Даже туман на перевалах за 4300 ему не помеха. Только тучу оторвутся от земли, как открываются чудесные виды. Небо свежо своей голубизной раннего утра. Озёра, одно живописнее другого, ещё не тронуты ветром. Вот добрались и до снега. Только при появлении тощих викуний или жирных альпак, мы слегка притормаживаем. Мало ли, скакнет через дорогу.

Как на такой высоте живут люди? Маленькие детишки в шерстяных шапочках и пончо непринуждённо играют у своих домиков. «Домики» из глыб отколовшихся скал и прямо-таки сказочные стены открываются при головокружительном спуске в долину. Заросшими ущельями хочется уйти в горы. Живописнейшие водопады то и дело появляются на виду. Недалеко от Чалханки начинается далёкий трек на Колку.

Просушив снаряжение на палящем солнце в посёлке, я сменил машину и опять в гору. Проезжаем кладбище у дороги, где похоронены 34 человека из рухнувшего автобуса. Да-а-а! На таких дорогах не расслабишься. За Абанкаем ещё раз сменил машину до Куско. Едем тесными ущельями вдоль быстрой реки. От вида скал поросших соснами и снежных вершин «сносит башку». Опять появились кактусы на склонах. Голова слегка горячая, всё же высота.

Вот и знаменитый Куско со своими крутыми улицами. Добравшись до отеля, сразу ложусь спать, можно сказать на открытом воздухе. Одеял много – не замёрзну.

День седьмой: Ольянтайтамбо (Дорога смерти). Проснулся под звон колоколов. Сегодня какой-то праздник. То, что у них тут две недели карнавал, я и вчера понял, когда из насоса прыснули в машину. А это духовное. Сходил в соборы. Стиль живописи кажется несколько кукольным, примитивным, но это не совсем так. Это смешалось индейское и европейское восприятие образов, отражённых в религиозных сюжетах. Однако всё очень пышно украшено.

Мы, в соборы других концессий зачастую ходим по интересу, как-то внутренне стесняясь помолиться. А вот случиться…. Припрёт по нужде, так приползёшь ни на кого и ни на что, не обращая внимания. Очень скоро в этом придётся убедиться.

Индейский базар – это что-то особенное. Здесь есть, и поесть, и удивиться, и насладится. Мясные потроха, травы, фрукты, то «чего не знаю что». Хочешь познать часть жизни народа – базар пропускать нельзя. И еду, простую и сытную, игнорировать тоже. Я ни разу не мог полностью съесть обед по цене за один доллар. Настолько он велик. И это ерунда, когда говорят, что здесь можно отравиться. Попробовали бы эти тётушки своей домашней едой кого из местных отравить? Чтобы было?

Еда в ресторанах, которая на порядок дороже, вовсе не особенно лучше. Только сервировка и количество мяса увеличивается. Есть, конечно, невкусная еда, но не ядовитая. Во всяком случае, расстройство желудка у меня было именно после посещения американского фастфуда на местный лад.

Купил мешок листьев коки, уточнил, как применять. Вещь, я скажу, малоприятная. Особенно после того, когда видел, как в местах её заготовки в сельве, на разостланных для просушки листьях валяются собаки и ходят куры. А ведь её потом ни кто не моет. Даже при усталости, никакой реальной реакции на организм я не заметил. Правда, полностью отбивается желание поесть и даже пропадает жажда. Может в этом и есть эффект, что тоже не маловажно в путешествии на выносливость. Куда лучше разнообразные травяные чаи, горячие кисели, и уж конечно Кускоуена – знаменитое перуанское пиво.

В Урубамбе попал на карнавал. Индейцы в национальных костюмах устраивают представление. Дети всех обливают водой. Правда, на иностранцев наложено табу, а местные никогда не обижаются. Для этого в ход идут насосы, вёдра, шары с водой, баллончики с пеной. Машины ездят закрытыми, а остальные пытаются туда вплеснуть воду.

Следующий пункт Священной долины Урубамбы – Ольянтайтамбо. Узкой улочкой выхожу к тропке ведущей на развалины индейских крепостей. Отдышавшись после подъема, скидываю рюкзак и в одиночестве брожу среди старых домов с крошечными отверстиями для входа. Такую дверь можно заткнуть одним камнем. Всё планирование шло с учётом оборонительных потребностей. Сами постройки лепились почти на неприступных скалах. Иногда посмотришь издали, и видишь одинокий домишко, как ласточкино гнездо прилепленный к горе.

В бинокль видно, как карабкаются туристы толпами на противоположной стороне ущелья. Там они ходят по платной программе и лёгкодоступным путям. Террасы заканчиваются стеной и сооружениями. Ещё более малоизвестные развалины находятся на берегу реки Урубамба.

Туда, в поисках места для палатки, я набрёл к концу дня. И стал невольным свидетелем какого-то ритуала. На центральной площадке сгрудилась на коленях группа из четырёх человек. Головы и вытянутые руки в центр круга. Ещё один ходит, и, то ли обмахивает, то ли хлестает их ветвью. Встретившись взглядами, мы смутились, и я отошёл, чтобы не мешать.

Оросительные каналы, подводящие воду с гор к полям, сохранились, наверное, со времён инков. Это вал около метра высотой, а по нему каменный желоб с текущей водой. До ночного автобуса я три часа отдыхал в палатке, а потом мимо светящихся под фонарём глаз быков выбирался в посёлок.

Мне предстоял ночной переезд с многочисленными пересадками на автобусах в окрестности Мачу-Пикчу. Билетов на вечерний дорогой поезд не было. Можно конечно идти всю ночь по шпалам, но это малоинтересно. Вообще, ездить ночью по дорогам Перу – это преступление. Такие красоты надо созерцать днём. По шпалам добираются те, у кого вообще нет денег, в объезд – большинство бекпекеров. Билет-то на поезд стоит 31 доллар.

* О ценах в конце отдельная глава.

Автобусы по ночам в Латинской Америке ходят колоннами. То есть один за другим. Кое как сел в первый, да ещё с переплатой судя по всему. Потом оказалось, что все автобусы были забиты. Залез в салон, а там такой смрад! Эти салоны запираются наглухо, и отделены от водительской кабины сплошной стеной. Дверь в ней закрывается со стороны водителя. Воздуха практически нет, если что-то не удастся открыть. Я понял, что просто не выдержу стоя в такой атмосфере 6-7 часов. Вылез. Но водила меня уговорил сесть рядом с ним. И началось такое!

Я забыл про сон, про переплату. Сидя на двигателе, наблюдал в лобовое стекло картины первобытного леса. Фары из тумана выхватывали самые экзотические сплетения ветвей и нагромождения скал. Иногда водопады или потоки поливали дорогу. У ночи свои краски, и её картины совсем не похожи на дневные.

Бездна пропасти слева, и нависающие горы справа. Всё чаще следы свежих обвалов. Местами дорога кажется не проезжей. Автобус втискивается в минимально возможную колею и медленно проходит, доводя до ужаса что-то внутри, леденя кровь представленными последствиями. Сезон дождей наделал делов.

Морось то идёт, то перестаёт. Тогда вдруг проявляются звёзды чуть не у тебя под ногами. Они мерцают уже из пропасти. Мы всё чаще останавливаемся для разведки пути. Наконец помощник водителя даёт сигнал фонарём, что дальше проезда нет. Сель перекрыл дорогу. Мы встали первые, потом подтянулись и остальные. Видно по фарам, как снизу ущелья подходят редкие машины и встают там.

Я вышел с водителями первым, и чуть не попал под град камней. Сначала раздаётся шуршание на фоне булькающей воды, потом грохот на верху нарастает, и, вот, бомбы падают рядом с нами. Невольно отпрянул назад. Скоро застучали узники салона. Час ночи. Надо что-то делать. Часть людей решилась на разборку завалов.

Картина, как из фантастических фильмов: силуэты людей на склоне осыпи в далёком свете фар. Чёрный контур фигур часто размывается облаками. Я отошёл чуть назад и в свете задних фонарей увидел крупное пробежавшее животное. Надеюсь – викунья. А кому тут ещё быть? Хотелось бы верить.

Наконец один водитель из трёх автобусов решил рискнуть. С ходу, под жутким креном, он проскочил слегка разобранный оползень. Людей эвакуировали из транспорта, и они под бомбёжкой камней бежали несколько сот метров, чтобы сесть там. Когда, наконец, все проскочили и сели по местам, обнаружилось, что не хватает одного пассажира сидевшего в кабине рядом со мной. Долго гудели и кричали в ночи, но так и не дождались. Куда он делся, и что с ним случилось? Надо было освобождать дорогу и ехать дальше.

Какой тут сон! Смотрю в оба, как бьют грифоны воды из скал. Одно утешает, что мы уже не первые, два автобуса идут впереди нас. Но это был ещё не конец!

День восьмой: Мачу-Пикчу. От Санта-Марии до Санта-Терезы идём маленький автобусик уже переполненный туристами. Но надо ехать ещё и местным жителям. Как в любой деревне, водителя тут знают все, и отказать кому-то на дороге, значит обидеть. Поэтому в эту убогую машинку набилось предельно много народа. Даже на крыше люди. А желающих ехать было ещё в два раза больше.

Поэтому не удивительно, что на узкой грунтовке размываемой дождями мы инстинктивно отклонялись в сторону от бездонных пропастей, пытаясь перенести центр тяжести, чтобы машина не соскользнула. Прохождение тонких и старых деревянных мостов каждый раз вызывало вздох облегчения.

Рассвет открыл удивительную картину межгорной котловины заполненной облаками. Но нам очень не хотелось заполнять её своими телами. О том, что всё-таки это не ординарный проезд даже для местных жителей, говорил тот факт, что мы у всех встречных мотоциклистов спрашивали, можно ли ехать дальше. Водитель не раз останавливался и выходил в раздумье: «Проскочу ли?». Только нас он при этом не высаживал. Я хоть и бывал на памирских трактах, но в эту ночь в полной мере вспомнил, откуда выделяется адреналин. Он не дал наползавшей дрёме побороть меня после бессонной ночи.

Наконец последний переезд вдоль звереющей от воды реки до Гидростанции. От сюда уже пешком вдоль железной дороги. Тут я сам себе хозяин. Ведь моё передвижение ни от кого не зависит. Иду 8 километров, вдыхая запахи тропического леса и любуясь многочисленными бабочками. Часто останавливаясь заснять мощные пороги жёлтых вод Урубамбы. Подавленный грохотом энергии воды, долго не могу отойти от порогов.

А на встречу уже стали попадаться возвращающиеся туристы. Они УЖЕ БЫЛИ ТАМ. Я знал КУДА иду. Поэтому был готов и в бинокль узнал по очертаниям гору Вайнапикчу. Там даже можно было разглядеть какие-то постройки. А в те далёкие годы, когда город жил, снизу из, джунглей, это было практически невозможно.

Пока я ходил за билетом, погода испортилась. Пошёл дождь. В этом тоже есть свои плюсы. Не жарко идти в гору, и есть надежда, что он отпугнёт туристов. По опыту прежних путешествий я прекрасно понимал, какое решающее значение играет одиночное созерцание подобных мест. По эмоциональному восприятию это на порядок превосходит хождение в стаде. Нет, даже вообще не сравнимо.

Мысль подъехать на автобусе наверх отбросил сразу. Надо хоть в малой степени ощутить то, что чувствовали инки, взбираясь туда, или хотя бы Хайрам Бингем, открывший Миру Мачу Пикчу.

Рюкзак оставил у сторожа перед мостом. Иначе бы не взошёл. Тяжело дался мне этот подъём. Эмоциональная бессонная ночь и всего пару галет за сутки дали себя знать. Мысль пообедать и подождать до завтра, была не уместна. Накидка от дождя мало спасала, так как пот мочил всё изнутри.

Вот, наконец, вход в город. Как-то это всё не торжественно. Цивильная обстановка, толпы туристов, шум. Попадание в семёрку чудес света сыграло своё зловещую роль. Билет стал стоить уже больше сорока долларов. Но это не предел. При таком наплыве людей, я думаю, он будет скоро стоить и сто.

Так стоит ли ЭТО того? Наверное, если о таких культовых для путешественника местах говорят все. Но мои личные впечатления несколько иные. В архитектурном плане, в изяществе, всё-таки не сравниться ему ни с Ангкором ни с Петрой. Удивляет – само нахождение города в таком недоступном заоблачном месте. Высота 2400 метров. Как и везде у инков, меня поразила тщательность подгонки камней в стенах, система водоотводных каналов и особенно галереи террас для выращивания сельхоз культур.

Для их создания возводились каменные стены, порой в пару метров высоты, натаскивался слой земли по своей ширине значительно уже высоты террасы. Это сколько же труда! Впрочем, так у наших предков во всём. Тут есть всё: обсерватория и храмы, жилые дома и ритуальные камни. Даже каменный календарь, от которого, якобы, исходит мощная энергетика и до него нельзя дотронуться. Люди стоят просто с протянутыми руками. В общем, мистическое место.

Прорывающееся иногда солнце заставляет парить горы и тогда виды потрясающие. Пока масштабы этого города превосходят всё. Но в Перу есть масса других не столь впечатляющих и раскрученных сооружений, где ещё не бродят толпы туристов. И там-то можно по настоящему прочувствовать атмосферу тех веков.

Вниз сошёл уже с дрожащими коленями. Забрал рюкзак и отойдя до 113 километра дороги, устроился на берегу реки, прямо под горой Вайанапикчу. Чистой воды тут найти трудно и ближайший прекрасный источник есть у сторожки перед мостом. Проспал в палатке с трёх дня до шести утра. И ни дождь, ни рёв реки не помешали.

День девятый: Урубамба. Назад решил ехать поездом, и даже не столько из-за рискованной дороги, сколько из-за того, что не люблю повторяться. День выдался солнечный. Бродя среди отелей в Агуас Кальентесе, завидовал западным пенсионерам. Комфорт в старости, полноценная и интересная жизнь. У нас так не будет. Вот и нельзя откладывать на потом, то, что можно увидеть пока есть здоровье.

Поезд тоже идёт по живописной долине Урубамбы. Тут начинается знаменитая «Тропа инков». Пешеходный трек, очередь на который расписана до марта. Эти тропы когда-то опутывали всё империю. Две главных параллельных, протяжённостью по 4-5 тысяч километров шли из Эквадора в Чили.

Урубамба – перуанский городок, в котором мне было комфортнее всего. Хорошая кухня, карнавал, отдых у бассейна в парке, прекрасная погода и виды…. Но расслабляться не стоит. Под конец поспал на травке в тенёчке и был покусан какими-то москитами. Очень долго потом чесались кровавые пятна.

Как и везде, досуг провожу в дегустации местной кухни. Кукурузные початки – чокло. Напиток чича из пережёванной кукурузы или сахарного тростника. Местные десерты хелатина в ярких стаканчиках. Или просто обед из свинины, картошки, лука. В индейских заведениях зачастую приходиться есть и руками. Но зато как аппетитно свежеподжаренное мясо или хорошо подсоленная рыба!

Пока ехал в Писак, наблюдал странные процессии из пляшущих индейцев связанных верёвками в колонне. Все разодеты в яркие костюмы. Вечером ходил по индейскому рынку и облизывался. Не на еду, а на предметы, которые хочется купить. «Метеориты», рыбы в камнях, артефакты, одежда, да мало ли чего можно загрузить в грузовик, будь возможность. Но у меня путь дальний, всё тащу на себе, и каждый грамм и дециметр рассчитан.

Раньше я таскал процентов 30 снаряжения, которое не использовалось, но могло пригодиться в том или ином случае. Это вносило спокойствие в принятие решений. Теперь таскаю только то, что нужно. Рюкзак килограммов 8. В этом путешествии через многочисленные природные зоны, наверное, 12.

День десятый: Дух инков. Влекомый колокольным звоном в семь утра дохожу до церкви. Здесь орган и хоровое пение. Отличный заряд перед подъёмов к руинам. Теперь важно успеть не только до туристов, но и до местных жителей. Живописной тропой, мимо солидного водопада, я поднимаюсь первым сооружениям. Говорят Писак построен и спланирован по образцу созвездий. Может быть. А может быть просто учтены ландшафтные особенности местности.

Тяжело же было инкам подниматься по таким крутым ступеням. Хотя, смотря на широкую грудную клетку мужчин, и тренированные икры у женщин, понимаешь, что эти люди куда более нас приспособлены для жизни в горах.

Бесконечные террасы уходят вниз по склону. Кладка стен, как всегда идеальна. Проходы трапециевидной формы. Вид поразительный! Синее небо и зарождающиеся в горах облака. Запахи трав и журчание воды. Тут я, наконец, прочувствовал дух инков. Что-то в этом состоянии было. Обращаешь внимание на цветы, на птицу медосборщика, на такие мелочи, из которых складывается общее настроение. Здесь не жарко и ни холодно. Просто предельно уютно душе и телу.

В полдень, когда я пешком и с грузом выходил за пределы городка, видел в бинокль, как толпы туристов тянуться от автобусов к вершине. Успел!!!

Путь мой лежал в район Ману, туда, где была экспедиция Яцека Палкевича. С машиной остановленной по всем правилам автостопа, с вопросом о свободном проезде, вышло недоразумение. Водитель меня довёз аж до Колкепаты, а потом достал какие-то бумажки и стал доказывать, что это такси. Так, что у этой братии надо трижды переспрашивать конкретно, такси ли это. Хотел 50 баксов, в итоге получил 15 солей, и то только из жалости, что назад ему ехать пустому далеко. Такие «разводы» не стоит спускать. Пригрозил, если что, полицией. Ну, в общем, разошлись по реальным ценам.

А дальше мне предстояло перевалить два хребта Кордильер с небольшими локальными подвозами. Разузнав у местного населения про горные тропки, очень быстро оставил позади последние стада овец, и в одиночестве шёл до вечера. Запахи эвкалиптов и сосен пьянили голову. С водой проблем нет. Кругом бьют чистые ключи.

С этого момента, на вопрос о расстоянии, мне неизменно называли ходовое время, единицей измерения которого были полчаса. Пройдя более 30 километров, я остановился на ночлег у впадения в реку одного из ручьёв. Тут какие-то развалины моста, ещё наверное со времён инков. Предстояла ночь в горах. Хотя встреченная мною индейская семья предлагали добраться до их хижины. В темноте, с помощью своего фонаря, я им помог донести груз до дороги. Они очень благодарили и обещали приехать утром с едой.

Мне этого не надо, хотя и интересно жильё аборигенов, но палатка уже стояла, и хотелось побыть одному. И всё-таки приятно, когда люди предлагают помощь и ночлег. Всё-таки не зря я пустил к себе зимой ночевать человека, который меня потом и ограбил. Всё воздастся.

День одиннадцатый: Облачные леса. Ночь выдалась беспокойной. За полночь проснулся и вышел по нужде. Какая-то уж больно яркая и жёлтая звезда или планета светила прямо с макушки горы. Достал бинокль. «Нет, не должно тут ничего быть!». Через час проверил – «звезда» ни с места. Значит видно фонарь сотовой вышки или ещё чего. А то я уже подумал: «Опять! Сколько можно!». В памяти перебирал все случаи виденных НЛО. Набралось 8. На этот раз вроде обошлось, но до пяти уже не уснул.

А потом забрезжил туманный рассвет. Первая птичка, колибри с тёмно-изумрудной головой, уже летала по делам. А мне предстоял долгий подъём по дороге на перевал 3620 метров. В посёлке выпил горячего киселя, чуть подъехал за жилую зону и вверх. Крестьяне собирают крупный картофель. В Перу его почти 200 сортов. Женщины стирают бельё в водопадах. Дети играют и кричат «гринго» в след. Собаки срываются, но палок и камней боятся.

Пройду час – отдохну, потом опять час. Видел небольшого, возможно красного, оленя. Сухие склоны гор постепенно стали зеленеть по мере приближения к сельве. Ведь дальше, только Амазония. Все хребты кончились. И Вилканота и Урубамба остались позади. Облака всё сильнее сгущались. Они-то и «озеленяют» горы. В дебри заповедника Ману можно было уйти и по хребтам, тем более что я в него уже зашёл, но запас провизии не позволил. Да и сельва мне интереснее.

За перевалом подъехал с дорожным инженером геодезистом. Но длилось это не долго. Сначала сели, а потом камни и деревья перегородили дорогу. Все машины стояли. Часть завалов разобрали, но дальше были индейцы. Это они в знак протеста перекрыли трассу. Получить что-либо от индейцев не хотелось, поэтому на рожон ни кто не лез.

Поздоровавшись с ними, опять иду пешком в одиночестве. Догоняю мужичка, который оказывается русским этнографом, живущим в Австралии и работающим на американский университет. Он с детьми и попутчиками взял тур для отдыха в амазонских лесах. Это их машина обгоняла меня, когда я сидел и обедал у перевала. Потом я обошёл их у баррикад индейцев. Я думал: «Жаль, пропустил». Они: «Как бы мы хотели путешествовать, как этот человек». Вот так! Всё относительно.

Прошли некоторое время вместе за разговорами. Но их, рано или поздно бы, подобрали, а мне нужно было до темноты ещё пройти. Уже полоскал дождь, но картины тропического горного леса были настолько поразительны, что я не успевал фотографировать и восхищаться. Потрясающие водопады, облачная живопись, цветы и экзотические деревья окружали меня. А главное ни кто не мешал восприятию.

Мне приходится экономить кадры на фотоаппарате, поэтому скриплю зубами. А ведь каждый водопад – чудо! Бахрома зелени, гигантские папоротники…. Это мечта в реальности! Это фантастика!

Совсем забыв про голод, добираюсь перед самой темнотой до «Лоджа Облачного леса». Радушные хозяева пускают свободно переночевать и угощают кофе. Место очень живописное. Грохочет река, прямо с горы падает высокий водопад, запах цветущих деревьев. А с наступлением темноты на фоне всего этого начали мерцать ещё и светлячки. Кончился один из самых потрясающих переходов.

День двенадцатый: Индейский фаллос. Дожди продолжаются зарядами. Как накроет тучей, так и моросит. В перерывах вылетают огромные бабочки с ладонь величиной и ярко-голубой или пятнистой окраски. Цветы благоухают, привлекая насекомых.

Неожиданно на дороге нахожу один интересный предмет, которого здесь не должно быть. Коричневый упругий стержень с пупырышками и мягкая головка. Размерчик, подходящий на самые взыскательные женские потребности. В общем, не воздушный корень пальмы, а самый настоящий индейский мастурбатор.

Обед мне довелось сготовить, только добравшись до ближайшего жилья и вскипятив кипятильником воду. В Пилкопате опять перекрыт индейцами мост через реку. Только проехал жилуху, как опять иду пешком до Аталайи. Представьте тропическую предгрозовую жару в полдень и с грузом в гору при солнцепёке – смерть. Падаю на штабель бамбука. Надо придти в себя.

Обходя ручьи и водопады по склонам, приходиться одевать перчатки. Очень часто можно от травки получить порезы или ожоги. Дорогу перебегает белочка, потом встретилась только что раздавленная змея. По определителю опознал попугайную змею. Длина метр семьдесят, оливковый цвет и жёлтое брюхо. И чего бедолага спустилась на землю?

Аталайя напоминает Манаус тем, что здесь тёмные воды реки Мадре де Диос сливаются с жёлтыми водами притока. Договорился с лодочником доехать завтра до Бока Ману. При такой дикой скорости течения это можно сделать за 5 часов вместо 12. Но и вернуться за один день против течения вряд ли удастся. А пока ночь на берегу реки.

День тринадцатый: Грозы на Rio Madre de Dios. Пользуясь тем, что меня догнали мои знакомые этнографы, совершив лёгкий сплав на плоту до Аталайи, я решил подъехать с ними. Спросил у их гида про стоимость, но сразу получил бесплатное приглашение. В четвёртый раз они меня догоняли и уже давно знали «человека идущего впереди машин». Пока ждал, пробовал в лавках то чичу, то пиво. Ел почти бесплатные фрукты и знакомился со сборщиками коки. От того, что «главный» берёт меня бесплатно, у некоторых перекосило рожи.

Тут часто встречаются «высохшие» европейцы с лицами аскетов. Влияние наркоты. Одна такая парочка попалась мне и в сельве после высадки. Один одноглазый, другой как жердь. Хорошо расписаны татуировкой. Очень уж назойливо приглашали в гости, на лицах не искренность. Да и дождь идёт, а я уже устроился на берегу в укрытии. Зато хоть постирал пропотевшую за эти дни одежду. Сам искупался.

Тут достаточно безопасно. Только табор надо ставить повыше на берег, а то вода очень быстро поднимается после ливней. Анаконды встречаются только ниже по течению. До ночи облазил прибрежные заросли в поисках интересных растений и видов на излучины дождливой реки. Наблюдаю за птицами, которых в Ману рекордное количество. В долине не редки разработанные делянки, где и бананы и кока и ещё кое-что можно найти.

День четырнадцатый: Сельва. Ночные звуки сельвы с восходом солнца несколько поменялись. Я вылез из гамака, и после зарядки и завтрака вышел в сторону гор. Всё пропитано водой, поэтому последние дни нет смысла снимать обувь при форсировании разбухших ручьёв. Бульканье, скрежет, свист всё усиливается.

Огромные стволы деревьев, доходящие в основании до семи метров, опутаны лианами, мхами, сапрофитами. Гигантские листья пальм, падая на землю, могут серьёзно покалечить. Они довольно тяжелы и выше роста человека. Другой травкой можно просто всему укрыться. Из этих дебрей очень трудно отфильтровать что-то живое. Но вот взлетают тетерева. Тут действительно есть такие. Перебегают тропку цесарки. И неспешно несут свою ношу муравьи листорезы. Жизнь не замирает ни на минуту. Две маленькие воробьиные птички попеременно и очень синхронно поднимают крылья, при этом покрикивая.

Глядя на это растительное сообщество, задумываешься над тем, что и у человечества также. Наиболее сильный несёт на себе массу слабых или паразитирующих. Помогает им жить, но, даже рухнув от старости, даёт пищу другим. Так и дело человека ещё долго зачастую служит потомству. Большим суждено помогать маленьким, а тем стремиться по чужому пути.

Вот хрюкнула и пробежала в густых зарослях свинья. Возможно пекари, не разглядел. Но почему тогда одна? Зелёные попугаи с противным криком летают над рекой. Кстати, вода в ручье почему-то теплее, чем в реке. Купаться намного приятнее и чище. Только про вещи нельзя забывать. Очень крупные муравьи разведчики быстро нашли мой табор. Пришлось пару раз переносить.

На ночлег мне тоже пришлось перебраться в другое место. Появился сначала один бичара, который ехал в лодке. Хорошо обкурен. Требует деньги за провоз. Ну, с этим спокойно разобрались. А потом объявился одноглазый с такими же требованиями. Типа: я на их земле был, платить много надо. Обещали назад не выпустить.

Только платить я сразу предлагал тому, кому следует, а эти решили “на шару” бабки срубить. Может и надо, только не надо дурака было валять и сразу говорить об этом. Тут правило, если пять лет обрабатываешь землю, то она твоя. Но это не значит, что и все горы вокруг его. По таким правилам мы не играем. Они видно встретились и решили меня взять. Ну, с обдолбанными спорить нечего. Есть два выхода: мирно уйти и другой. Разумнее начать с первого.

Сезон дождей – часть 2



Прочитайте еще Отзывы о Перу:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.