С Испанией не соскучишься , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

С Испанией не соскучишься

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Испании > С Испанией не соскучишься

С ИСПАНИЕЙ НЕ СОСКУЧИШЬСЯ

  Непременно найдутся знатоки русского языка, которые скажут, что правильнее будет «В Испании не соскучишься». Однако я буду упёртой, ибо «с» вовсе не то, что «в». В Испании я была всего месяц. С Испанией – в душе, в сердце, в мыслях – уже, как минимум, полгода. И насколько затянется этот процесс – сказать сложно.

  ОЛА!

  Хотя Испания и была в списке значимых стран, которые надо посетить обязательно, поездка изначально не складывалась. Достаточно сказать, что день за днём, неделю за неделей я сидела за компьютером, а маршрут так не вырисовывался. А если и вырисовывался, то впоследствии безжалостно отвергался. Трудность состояла в том, что мы (я, мой муж и десятилетняя дочь) хотели проехаться по Испании на автомобиле, а затем дней десять поваляться на каком-нибудь замечательном пляже, переваривая увиденное.

  Собственно с созерцательной частью путешествия проблем не возникало: можно было выбрать любой маршрут по пародорам или сочинить свой собственный. А вот к какой пляжной местности его пристегнуть? Скажу сразу, что в моём списке побывали пляжи Майорки, Минорки, Форментеры и даже Португалии. К работе была привлечена и моя испанская подружка Ирина, которая присылала свои ссылки на рекомендуемые места отдыха. Однако ничего подходящего так и не находилось. Привередливость в решении этого вопроса была понятна лишь мне самой: я хотела найти место и море не хуже, чем в Греции, где мы отдыхали годом раньше. Впрочем, я достаточно быстро поняла, что мои усилия просто бессмысленны. И главная причина состояла в том, что практически все пляжи Испании являются общественными.

  Как водится, лишь случай помог поставить точку в бессмысленных метаниях. Как-то в Интернете я наткнулась на красочные отклики одной супружеской пары сразу о двух испанских отелях: в Роте, на берегу океана, и на севере Ибицы. К тому же к текстам прилагались замечательные фото, позволившие, наконец-то, воскликнуть: «Oлa, Испания! Это то, что надо!» Дабы исключить муки выбора между двумя понравившимися местами, муж предложил побывать в обеих. После этого турфирма «Марко Поло» с лёгкостью составила нам маршрут по пародорам, и за месяц до вылета мы имели на руках все необходимые для путешествия документы и авиабилеты.

  КУЭНКА В МАСЛЕ

  В аэропорту Мадрида компания «Херц» выдала нам заранее забронированный автомобиль – совершенно новый «Пежо». Муж сразу же установил навигатор с предварительно загруженной картой Испании, и милый голос сопровождения достаточно своевременно подсказывал, где и как повернуть, чтобы попасть в первую точку нашего путешествия – Куэнку. Но для начала мы решили подкрепиться и подъехали к первому попавшемуся кафе у дороги. Можно сказать, что с этого момента и началось знакомство с настоящей Испанией.

  Время было обеденное. Почти все столики занимали рабочие с ближайшей стройки – в джинсах, рабочих комбинезонах, запылённых кроссовках. Рокот чужого языка сразу же накрыл нас с головой, позволив в полной мере ощутить себя «не дома». Официантка с блокнотиком приготовилась записывать, что мы желаем. Для начала мы желали заглянуть в меню. Но его не оказалось. Английским девушка не владела и только улыбалась. Впрочем, поняв наше замешательство, она привела другого официанта, как можно было предположить, упражняющегося на досуге в языках. Он не только понял, что мы хотим чикен, селэт, эспрессо и какой-нибудь «Спрайт», но и попытался расспросить, куда же это мы собрались. Перечисляемые города он записывал на нашей бумажной скатерти, соединял их между собой зигзагами и несказанно радовался выбранному маршруту.

  Еда оказалось вполне сносной. Неаппетитность салата с тунцом, незрелыми помидорами и маринованной спаржей я списала на заслуги категории заведения. А напрасно. После выяснилось, что это и есть классический испанский салат, на вариации которого приходилось нарываться в испанских ресторанах не один раз. Но зато мы еще долго вспоминали вкусно приготовленные кусочки филе цыплёнка, ибо ресторанная еда в некоторых городах нас иногда просто обескураживала, к чему мы, честно говоря, не были готовы. Как и ко многому другому. Так, благополучно отобедав, мы попросили счёт. Официант накарябал его опять-таки на нашей скатерти. Мы даже подумали, что в Испании так принято…

  Итак, впереди нас, уже вполне сытых, ждала Куэнка. Пейзажи за окном глаз не радовали: выжженные солнцем небольшие холмы, оливковые плантации и редкие поля с сельхозкультурами. Практически до самой Куэнки никаких гор и скал не наблюдалось. Мы так и въехали в современный город, с трудом веря, что попали именно туда. Лишь в конце пути наша машина стала подниматься вверх, и через пару минут мы уже припарковались у живописного женского монастыря 16 века, часть которого переоборудована под отель-парадор.

  Трогательные виды старого города, прилепленного к скалам, портил, пожалуй, лишь металлический мост, переброшенный через ущелье. Это всё равно, что Эйфелева башня в Париже: нечто инородное, к чему нужно просто привыкнуть, а привыкнув – восхититься.

  Первым делом мы, конечно же, отправились в просторную монастырскую «келью». Широкие лестницы, переплетение коридоров, загадочные кожаные сундуки, выцветшие гобелены, картины в золочёных рамах, скользнувшая за угол тень… Впрочем теню вполне могла оказаться одна из горничных, неслышно передвигающаяся по ковровым дорожкам.

  Наш номер занимала огромная кровать с аля балдахином, а также другие необходимые вещи, присущие отелям с четырьмя звёздами. Окно, вырубленное в солидной по толщине стене, выходило в небольшой квадратный дворик с фонтаном и несколькими деревьями. С внутренней стороны комнаты, предварительно погромыхав старинными задвижками, дочка открыла и закрыла деревянные ставни, убедившись, что они практически не пропускают дневной свет. Ну и так, для интереса.

  После этого уже можно было идти в старый город с ознакомительной экскурсией. Стоя на мосту, мы единодушно заключили, что скалы здесь не такие уж высокие, а ущелье – не такое уж глубокое. Если посмотреть вниз, то вполне можно увидеть диких уток, плавающих в речушке, а прислушавшись, понять, что деревенскую идиллию дополняет не только их мирное кряканье, но и ленивая лягушачья перекличка.

  В старой части Куэнки не принято суетиться. Почти весь городок состоит из библиотек, музеев и культурных учреждений, которые, скорее всего, ведут свою неспешную научную работу. По крайней мере, туристы по ним не носятся. Чаще всего романтики и любители приключений, находившись по узким улочкам, вымощенным камнем, собираются на главной площади с Кафедральным собором. На самом деле эту площадь трудно назвать площадью, ибо через неё проходит главная улица, по которой беспрестанно передвигаются машины, мотоциклы, большие туристические автобусы, а также периодически появляется паровозик с вагончиками. Здесь же выставлены в ряд несколько мусорных баков, а слева и справа от жилых многоэтажных домов, использовав по несколько метров прилегающей территории, приспособили свои столики кафе и таверны. В этих, весьма демократичных заведениях, не принято следить за чистотой: вокруг постоянно валяются использованные салфетки, шелуха от семечек, скорлупа от орешков. Однажды мы наблюдали, как официант, в состоянии уже далёком от определения «под шафе», с нарочитой небрежностью уронил пустую бутылку из-под пива на древний булыжник, наскоро протёр столик тряпкой и прихватил с собой набор специй. Мы поняли, что в таком месте можно разве что чего-нибудь выпить. На этот случай была заготовлена фраза на испанском: «Бино тинто сэко», что означает: вино красное сухое.

  Ну а поесть мы решили в ресторане, балкончики которого нависают прямо над ущельем. Когда-то в этом старом здании была церковь, поэтому заходишь сюда с благоговением. Вокруг всё белое: стены, потолки, скатерти на столах. Как ни странно, отсутствие дизайнерских изысков как-то не разочаровывало. Возможно потому, что самим посетителям предоставлено право стать изюминкой интерьера. А уж как выделиться на общем фоне – дело вкуса.

  Дабы в очередной раз не разочароваться в испанской еде, а также не мучить официантов английским, мы решили воспользоваться кулинарными рекомендациями турфирмы, напечатанными на сайте. В числе традиционных блюд Куэнки значилось «Pisto con lomo de orza», и давалось пояснение, что это «кусочки жареной свинины с томатами и красным перцем, говяжья вырезка». Если это, действительно так, то говяжью вырезку нам просто не донесли. Что же касается «кусочков жареной свинины», то это как-то слишком обнадёживающе сказано. На самом деле среди выше упомянутых овощей, умещающихся в небольшой огнеупорной миске, я обнаружила, кажется, пять кусочков мяса, которые умещались «на один зуб». Мужа же вообще обделили. «Ну и нечего наедаться на ночь»,- дружно решили мы, тем более что вокруг полно пищи духовной.

  Ночью, благодаря фонарям и подсветкам, Куэнка кажется таинственной и загадочной. Даже мост преображается, и о его нелепости как-то сразу забываешь. Пока мы бродили в бесперспективных поисках приключений, в нашем отеле-парадоре готовились к свадьбе. Жених и невеста мало чем отличались от российских брачующихся. А вот гости, пришедшие к молодожёнам засвидетельствовать своё почтение, были похожи на персонажей зарубежных фильмов со свадебным сюжетом. Женщины, все без исключения, были одеты в красивые вечерние платья (предпочтение отдавалось красному цвету), а мужчины – в костюмы или фраки.

  Предполагая, что веселье затянется за полночь, мы безо всякого одобрения смотрели на накрытые для фуршета столики, которые расставили во внутреннем дворике, как раз под нашим окном. Однако вечеринка в бурное пиршество так и не переросла.

  Впрочем, проснулась я всё равно от жуткой головной боли. В комнате было совершенно темно, а с улицы доносились непонятные звуки: как будто в огромной ступе толкли стекло. Через несколько секунд до меня дошло, что это воробьи, ночевавшие на деревьях, приветствуют наступление утра. Лишь теперь я поняла маму, которая как-то «жаловалась» на соловьёв: «Орут так, что спать невозможно»…

  Утром в Куэнке происходило нечто невообразимое: повсюду за мольбертами сидели художники, с места на место переходил духовой оркестр, призванный создавать хорошее настроение. Люди на самом деле улыбались и приплясывали. Проведя небольшою разведку, мы поняли, что здесь проходит седьмой конкурс быстрой живописи на тему: «Город Куэнка и его округа». И хотя техника, в которой можно было выполнить работу, объявлялась свободной, большинство художников использовали масло.

  Впрочем, некоторые к холсту приложили не только свои кисти. На одном из полотен мы увидели «замурованные» в краску фотографии, на другом – упавший с дерева кленовый лист. Чьи творческие изыски оценили по высшей шкале, мы так и не узнали – поехали кататься на паровозике. Между тем, из проспекта следовало, что первая премия составляет 2 тысячи евро. Всего в список для поощрения должны были попасть аж 23 человека!

  Наволновавшись за день, художники оттягивались в кафе, слушали выступления артистов на сцене. Среди прочих были и две русские девушки. Но поговорить с ним, честно говоря, мы как-то не решились: затуманенные взгляды и поползновенные улыбки не предвещали ничего хорошего. Одна из юных особ окончательно упала в наших глазах, когда сунула в свой пакет бокал из-под выпитого пива.

  Кстати, понравившиеся картины расходились как горячие пирожки – условная цена в 300 евро мало кого пугала. Мы тоже хотели было захватить с собою Куэнку в масле, но потом я вспомнила, что краска будет сохнуть не один день, а завтра утром нам опять в дорогу.

  КОРОНА ПОД НАЗВАНИЕМ ТОЛЕДО

  Пейзажи по пути в Толедо несколько повеселели. Иногда у трассы мелькали васильки и ярко красные, как брызги крови, маки. Каменистые холмы, покрытые лоскутными одеялами полей, издали напоминали картины импрессионистов.

  Увидев вдалеке современные ветряки, мы решили было временно распрощаться с асфальтированным полотном и рвануть к ним напрямую. «И сколько мы будем ехать по такой дрябизглявой дороге до этих вихрушек?» – остудила наш пыл дочка.

  Остаток пути до Толедо пролетел совсем незаметно. Ещё издали мы увидели каменный город, упирающийся шпилями церквей и замков прямо в небо. Поглядывая на них, мы гадали, где может располагаться наш парадор с обещанными «великолепными панорамными видами на монументальный Толедо». Пока мы тешили себя надеждой пожить пару дней в грандиозном сооружении, возвышающемся над всеми остальными (надо ж было покуситься на сам Алькасар!), наш беспристрастный автогид заставила проехать мимо городских ворот, мимо смотровой площадки, откуда Толедо, действительно, открывался взору во всём своём очаровании, и повела дальше, в гору.

  Парадор встретил нас грохотом строительной площадки, запылёнными скамейками и неухоженными растениями у входа. Впрочем, внутри здания, оформленного под старину, оказалось вполне прилично. По стенам коридора развешаны родословные рыцарских орденов, в декоре холлов использована древняя мебель, часто встречаются различные металлические задвижки и щеколды, заставляющие напрягать мозги: как же ими пользоваться-то?

  Но главный сюрприз поджидал нас в номере: распахнув окно и выйдя на балкон, мы просто обомлели – всё Толедо было как на ладони. Да, не зря этот старый город называли короной Испании: расположенный на высоком плато, увенчанный шпилями замков, церквей и синагог, окруженный остатками крепостных стен, опоясанный лентой реки, он, действительно, выглядел некой величественной эмблемой верховной власти.

  После обеда мы поехали хоть немного посмотреть город. Автогид направляла нас в такие узкие улочки, что передвижение походило на большой экстрим. Для того чтобы разойтись с машиной, пешеходам приходилось впечатываться в ближайший дверной проём или просто пластаться по стенке. Продвигаясь вперёд, мы также не знали, появится ли на нашем пути встречный автомобиль и, если появится, то как с ним разъезжаться. Лишь основные улицы регулировались светофором: сначала разрешалось движение в одну сторону, затем – в другую. В некоторых местах дома сходились к небольшим площадям, образующих треугольник. Иногда их украшали старинные колодцы, иногда свободное место занимали столики кафе. В любом случае, возможность каких-то манёвров практически сводилась к нулю. Межу тем, о трудностях передвижения свидетельствовали лишь поцарапанные бока и слегка разбитые бамперы большинства машин. Поэтому, в конце концов, мы решили ходить пешком и оставили машину на платной стоянке.

  Каково же было наше изумление, когда вернувшись, мы обнаружили, что передняя дверца нашего нового «Пежо» слегка вогнута и живописно поцарапана – прямо как у местных. Муж пошёл разбираться с охранником, который лишь непонимающе выпучил глаза. А поняв, в чём дело, очень обиделся и швырнул ключ от машины, указав на номер. Как оказалось, наш автомобиль переставили на другое, более безопасное место, а здесь припарковался такой же «Пежо», причём с похожим номером. Когда отлегло, ох и насмеялись же мы!

  Осмотр основных достопримечательностей мы оставили на следующий день. Весь вечер мы просидели на балконе, попивая доброе испанское вино и наблюдая за заходом солнца, меняющим окрестные пейзажи. В конце концов, стало так темно, что в городе включили многочисленные подсветки. Вопреки нашим ожиданиям, в Алкасаре горел свет лишь в одном окошке, из-за чего замок выглядел и загадочным, и грустным.

  Лишь на следующий день выяснилось, что Алькасар закрыт на ремонт до 2009 года! Это известие настолько расстроило, что с трудом удалось убедить себя переключиться на другие достопримечательности Толедо. В качестве успокаивающих аргументов я использовала следующие: во-первых, современный Алькасар во многом перестроен заново, и исторический дух там вряд ли присутствует, а во-вторых, экспонаты Военного музея, располагающегося там, мне интересны постольку поскольку.

  К тому же мы ещё не были в Кафедральном соборе – более значимом для иностранца месте. Вот туда и направились. К счастью, у входа в толедскую святыню нам удалось купить книгу «Толедо. Искусство. История» на русском языке, которая и стала своеобразным путеводителем по многочисленным залам. Не вдаваясь в подробности, скажу, что здесь можно задержаться на несколько часов. Я же больше всего стремилась попасть в Ризницу, где среди прочих культовых богатств, можно увидеть работы чтимого мной Эль Греко. Самые известные из них – «Слёзы святого Петра» и « Эсполио».

  Ну а главное полотно мастера «Погребение графа Оргаса» мы смогли посмотреть в церкви Санто Томе, заплатив за его немое созерцание 3,80 евро. И даже купили открытку с репродукцией картины, так как фотографировать там нельзя. Не знаю, из-за чего упал в обморок Сальвадор Дали, впервые увидевшей сцену с усопшим – в реальной жизни многие на похоронах тоже теряют сознание. На самом деле из-за близкого соседства могилы и плохого освещения картина производит удручающее впечатление. Как бы там ни было, но в первую очередь видишь смерть, а уж потом начинаешь рассуждать о взлетающей к небу душе, святых и ангелах. Но даже там, высоко, всё как-то мрачно. Поэтому хочется на солнце, чтобы убедиться – оно для тебя ещё светит!

  ЦВЕТОЧНЫЙ ГОРОД КОРДОБА

  На следующий день, рано утром, мы направились в сторону Кордобы. Долина Ла-Манча, не успев нам наскучить, подарила неожиданность в виде сервантовских ветряных мельниц, расположенных на вершинах холмов. Мы поехали к ним наугад, миновали городок Консуэгра и поднялись к одноимённому замку, который оказался на реставрации. Несколько свежевыбеленных мельниц раскинули свои крылья в радостном приветствии. Мы заглянули в одну из них, купили сувениры и посмотрели, как всё устроено внутри. Для этого пришлось подняться вверх по лестнице. Удивительно, но все механизмы казались вполне исправными – просто застыли в ожидании порыва ветра. Теперь, наверное, навсегда…

  На основную трассу мы вернулись тем же путём. Довольно быстро равнинные пейзажи сменились на горные, появились туннели. Иногда мы видели на холмах нескончаемые оливковые плантации, иногда – поля подсолнечника. На полпути к Кордобе дорогу украшали цветущие кусты. Памятуя о том, что в городе есть особая достопримечательность – улица цветов, я подумала, что и они появились неспроста.

  Действительно, мы очень скоро убедились, что Кордоба, в отличие от каменных Куэнки и Толедо, очень зелёный город с широкими газонами на новых проспектах. Проблема заключалась лишь в том, что автогид слишком часто повторяла: «Пересчёт маршрута», что свидетельствовало лишь об одном – карты устарели. Но, в конце концов, мы всё-таки выехали на нужную улицу и любовались аккуратными виллами в окружении виноградников, пальм и цветов.

  На сей раз нам предстояло остановиться в современном отеле, который, тем не менее, относится к сети парадоров. Его особенность заключается в том, что выстроен он на руинах древнего замка, служившего когда-то летней резиденцией основателю династии Омейядов Абдеррахману I. Нам, правда, это мало о чём говорило. Однако место, действительно, походило на райский уголок: прямо из отеля попадаешь в роскошный сад с фруктовыми деревьями и фонтанами, а спустившись вниз по лестнице, видишь достаточно большой бассейн с живописным островком и мостиком, огромную зелёную лужайку с зонтиками и шезлонгами. Именно здесь мы решили, что пора получить первую порцию испанского загара.

  Вечером поехали смотреть старый город. В первую очередь мне хотелось всё-таки найти цветочную улицу. Надо сказать, что вокруг Кафедрального собора многие стены домов увешаны цветочными горшками, но названия «La Calle de Flores» почему-то не встречалось. Но мы не сдавались. И, в конце концов, нас направили в узкий переулок, упирающийся в фонтан. Всего несколько шагов – вот и вся улица цветов. Но, возможно, именно отсюда пошла мода вешать горшки с геранью прямо на стены.

  От предыдущих городов Кордоба отличалась своей многолюдностью. Даже русскую речь здесь можно было услышать достаточно часто. В большинстве сувенирных лавочек продавали всё, что связано с фламенко – ведь именно в этом городе раз в три года проходят соревнования, на которые съезжаются лучшие в мире танцоры фламенко, певцы и гитаристы. Ещё здесь много всего арабского, так как во времена мусульманского владычества Кордоба была столицей мавританского халифата и по своей значимости соперничала с Багдадом.

  На следующий день мы сразу же направились к Римскому мосту, в надежде увидеть что-то необычное. Однако его 223 прогулочных метра над рекой Гвадалквивир оказались недоступны из-за проведения реставрационных работ. От мутной же воды несло так, что вспомнились речные камбоджийские деревни. Нам ничего не оставалось, как отправиться к Кордовской мечети, высокие стены которой были бесконечными. Но, в конце концов, через ворота колокольни мы попали во внутренний дворик с апельсиновыми деревьями и фонтанами. Заходить в саму мечеть передумали – отчасти из-за большой стоимости билетов, отчасти – из-за того, что не представляли, что там может заинтересовать. Глазеть просто так на архитектурные изыски? Наверное, можно. Но я предпочитаю, чтобы за этим были какие-то известные мне имена или истории.

  Знакомство с кордовскими достопримечательностями мы закончили романтично – поехали к почти исчезнувшему дворцу Мадинат-аз-Захра. Сейчас от былого величия резиденции халифа Абдеррахмана мало что осталось. Но при наличии воображения можно увидеть и огромный беломраморный зал с колоннами, и зелёные дворики с фонтанами, и просторные помещения для приёмов, и уютные спальни с ванными комнатами. Необыкновенная тишина, нарушаемая лишь пением цикад, покой, бередящий душу, и неожиданное ощущение того, что ты уже когда-то был частью этого мира. Да, есть нечто необъяснимо-притягательное в этих тихих хождениях по лабиринтам прошлого…

  ХАЕН – ОЛИВКОВЫЙ РАЙ

  Следующий город, в который мы отправились, называется Хаен, что в переводе означает «караванный путь». Ещё на подъезде к нему дочка потянула носом: «Кажется, пахнет оливками». Мы опустили стёкла машины и тоже проверили своё обоняние. Было такое впечатление, что перед тобой поставили миску аппетитного салата, сдобренного оливковым маслом. Как переносят эту ароматерапию сами хаенцы, история умалчивает. Может быть, давно привыкли. В провинции Хаен высажено более 50 миллионов оливковых деревьв, которые и являются символом местности.

  Впрочем, туристы заворачивают сюда вовсе не за тем, чтобы оценить это богатство. Главная достопримечательность Хаена – сам парадор, расположенный в мавританской крепости 13 века. Этот грандиозный каменный лайнер, застывший на вершине горы, в своё время достроили христиане, посвятив замок Санта Каталине (читай – Святой Екатерине). Женщина в короне, со шпагой и державным шаром, чей портрет расположен в рыцарском зале отеля, скорее напоминает царицу-воительницу, чем христову невесту. Но, тем не менее, это и есть Каталина.

  Упомянутый зал заслуживает особого внимания. Семиметровые каменные стены плавно переходят в трёхметровый сводчатый потолок, создавая ощущение величия и таинственности. Добавьте к этому мраморный пол, стулья с высокими прямыми спинками, камин и перекатывающуюся посредством колёсиков гигантскую жаровню с решёткой для гриля (можно представить, что Святой Лаврентий принял свои муки именно на таком приспособлении для поддержания тепла). В интерьере помещения также много портретов, подсвечников, ваз, старинной утвари, оружия. Зал хорош ещё и тем, что он доступен не только для осмотра – здесь можно посидеть с бокалом вина или с чашкой кофе и послушать хорошую музыку.

  Чтобы попасть в столовую, тоже нужно миновать это притягательное место. Кстати, о еде. Хаенский парадор запомнился нам не только своей кухней, но и высоким классом обслуживания. Мужчины-официанты с безупречными манерами работали так, что каждый посетитель мог вообразить себя высокопоставленной особой. Вот я, к примеру, пожелала отведать суп. Так мне его подали в супнице, а затем не торопясь налили в тарелку! Ну, это так, к слову, потому что обычно официанты более одного действия за один подход не осуществляют.

  В отличие от других отелей такого же класса, этот парадор немало удивил нас и своими виповскими завтраками. К шампанскому по утрам мы уже как-то успели привыкнуть, но здесь выставили и дорогущий коньяк, и виски, и ликёры. Пей! Но… не хочу. Не привычные мы как-то с утра. Хоть и закуска подходящая – красная и чёрная икра, нарезка из балычков красной и белой рыбы, не считая всяческих сыров, колбас и хамона.

  Если пойти в противоположную сторону от ресторана, то непременно увидишь ещё один каминный зал, но уже с мягкими диванами и телевизором. Украшающие его гербы, флаги и рыцарские доспехи вызывали вопросы, но найти на них ответы так не удалось. Нам рассказали, что в одном из помещений крепости есть кинозал, где показывают фильм 3Д об истории замка, но, конечно же, без русского перевода.

  Самостоятельно исследуя замок, мы заглянули в распахнутые ворота, и были напуганы голосом рыцаря, притаившегося в уголке. Аудиозапись, спрятанная под доспехами, реагировала на каждого входящего, поэтому мы подождали новых посетителей, чтобы позабавиться и их испугом. Собственно, на этом экскурсия по нежилой части хаинской достопримечательности благополучно закончилась. Скучающий охранник сказал, что самая высокая башня находится на реставрации, да и вокруг велись какие-то строительные работы. Так что нам оставалось лишь добраться до Креста, установленного прямо на носу крепости-лайнера.

  Этот участок, примыкающий к парадору, удивил своей неухоженностью. В клумбах, предназначенных для цветов, торчали засохшие прошлогодние растения, по откосам и закоулкам валялись пластиковые бутылки, обёртки от всяческих вкусностей, туалетная бумага, предметы женской гигиены. Позже мы узнали, что это место не является собственностью отеля. По вечерам сюда съезжается молодёжь, чтобы посмотреть на ночной город и, наверное, поговорить о высоком.

  Панорама с площадки у Креста открывается, действительно, восхитительная в любое время суток. Как, впрочем, и с балкона нашего номера. Но, рассматривая далёкие горы Сьерра-Невада, мы уже строим планы на следующий день. Ведь впереди самый романтичный город нашего маршрута – Гранада.

  ГРАНАТОВАЯ ГРАНАДА

  В Гранаде цвели гранатовые деревья, продавали гранаты-сувениры, и даже металлические дорожные ограничители были выполнены не в форме обычных столбиков, а виде этого фрукта-символа. Цветущая на газонах герань тоже добавляла какую-то красную праздничность старым улицам. Словом, Гранада оказалась единственным испанским городом, который полностью соответствовал моим представлениям о нём. Во многом этому способствовал тот факт, что нас поселили в правильном месте, за что отдельное грасиас турфирме. Конечно, было бы более заманчиво получить номер в парадоре рядом с Альгамброй, но мы уже заранее знали, что это практически невозможно по причине невероятной популярности культового места.

  Наш же отель из престижной сети «АС» назывался «Palacio Santa Paula». Примечателен он тем, что расположен в древней части города, в здании старинного монастыря. Как-то, прогуливаясь по удивительному внутреннему дворику, украшенному арками и колоннами, мы заметили плиты с надписями. Вчитавшись в них, поняли, что это – надгробья. Но, ничего страшного. Просто иногда нужно смотреть не только по сторонам, но и под ноги.

  В номере на втором этаже оказалось тихо и спокойно – как будто кто-то выключил все звуки большого города. Фокус заключался в том, что окна нашей шикарно обустроенной «кельи» выходили в маленький внутренний дворик с небольшим фонтаном, расположенным уровнем ниже. На открытой террасе, перила которой образуют квадрат, можно отдохнуть, расположившись на мягких диванах с подушками или просто походить, рассматривая остатки старинных фресок в нишах стен.

  Из здания отеля сразу попадаешь на самую широкую улицу – Gran Via de Colon (как оказалось, это и есть улица Колумба). Чтобы легко найти Кафедральный собор и всё самое интересное в этом районе, достаточно прошагать до дома 13 и по переулку спуститься вниз. Впрочем, строение, отмеченное не очень счастливым числом, тоже заслуживает внимания – на первом этаже находится старинное кафе «Via de Colon».С первого взгляда внутренне убранство небольшого помещения выглядит аляповатым: какие-то лепные амурчики и цветочки с позолотой. Однако у кафе есть особый дух, уловить который не так уж сложно. В «Via de Colon» всегда шумно, много завсегдатаев и туристов, что является верным признаком отличной кухни. Забегая вперёд скажу, что ни в одном испанском ресторане, нас не кормили так вкусно, как здесь. Главный показатель: наша дочь, употребляющая мясо только в виде сосисок и пельменей, за милую душу уплетала в кафе свинину (!), приготовленную на гриле. Ничуть не хуже была и рыба, поджаренная аналогичным способом. Да, что там… Даже гаспачо я полюбила именно здесь, потому что этот холодный суп оказался, действительно, выше всех похвал.

  Если же вернуться к пище духовной, то Гранада ею щедра, как никакой другой испанский город. Одна Альгамбра чего стоит! В наши дни, правда, это название говорит о многом лишь тем, кто побывал в Испании, или тем, кто не равнодушен к испанской культуре. Или – просто высокообразованным людям. То есть, не каждому второму, и даже не каждому десятому опрошенному. Вот если бы здесь сняли какой-нибудь фильм, покоривший мир…

  А ведь в своё время многие открыли Альгамбру благодаря американскому журналисту и писателю Вашингтону Ирвингу, написавшему книгу «Сказки Альгамбры». В то время вообще была мода на всё арабское; дома, рестораны и даже банки оформлялись в виде вычурных восточных замков, многие заведения назывались «Альгамбра». Сейчас, я знаю, что имя «Альгамбра» носит дворец кино в Германии. А что ещё?

  К сожалению, я ирвингских сказок раньше тоже не читала – купила книгу прямо в Альгамбре, причём на русском языке. Так что, открывая для себя Альгамбру, я открыла для себя и Ирвинга, чей язык и тонкий юмор смогла оценить только теперь, с позиции уже взрослого человека.

  Именно благодаря тому, что увиденное было впоследствии подкреплено произведением Ирвинга, я совсем иначе стала воспринимать арабскую культуру, да и арабский мир в целом. Мне захотелось докопаться до корней и понять, почему же арабы потеряли свой рай. После блужданий по восхитительным залам и дворикам, мне стало бесконечно жаль Абу аль-Хаджадж Юсеф бен Абу аль Валид Исмаил бен Фарха (это имя обычно несправедливо сокращают до простого Юсуф I). Этот султан, вложивший в Альгамбру свою душу, был не просто мудрым правителем, но и поэтом. Он сравнивал дворец с картиной, которую художник написал для самого себя. Сейчас он увидел бы совсем другую Альгамбру. Да, она всё ещё прекрасна, несмотря на усилия безжалостных людей и безжалостного времени. Но теперь вода в водоёмах не создаёт иллюзию струящегося мрамора – она зелёного цвета, а самый поэтичный Львиный дворик уже давно на реставрации: чаша фонтана находится под кубом с двумя прозрачными стенками, а 12 чёрных львов, высеченных из мрамора, реставраторы забрали в какое-то другое место и, возможно, сюда уже не вернут. И это только то, что расстроило лично меня и то, что вполне возможно исправить в наши дни.

  Впрочем, моё сожаление основывалось не только на увиденном, но и на размышлениях о том, что приобрела Гранада, изгнав мавров, и что потеряла. Мудрые законы, распространение учёности, расцвет культур, грамотное ведении сельского хозяйства, активная торговля и даже добыча золота и серебра – всё это пришлось на годы высшего расцвета Гранады эмирской поры. Но сладкое слово «свобода» оказалось сильнее всех этих благ.

  К счастью, в Гранаде от всего арабского избавиться не удалось. Жалко, столько умных книг сожгли – этого уже не вернёшь. Но архитектура куда живучей. Даже то, что строилось после изгнания иноверцев, имеет арабский колорит. В этом отношении показателен район Альбайсин: дома и церкви с обязательными внутренними двориками и садиками карабкаются на гору. Долго плутали мы в поисках площади Сан-Николас, но великолепными видами полюбовались лишь мельком, так как машину припарковать нигде так и не удалось. Вообще эта поездка оказалась очередным испанским авто-экстримом: заехав в какой-то тупик, муж едва вырулили обратно. Статная испанка стоически наблюдала за нашими мучениями, периодически заглядывая под переднее колёсо автомобиля, зависшее на небольшой ступеньке чьего-то дома. Может быть, дом был её, но она не проронила ни слова.

  После этого ехать самостоятельно в цыганский квартал Сакроменте мы даже не пытались. И правильно сделали. Потому что водитель экскурсионного микроавтобуса, наверное, давно рассчитал все повороты с точностью до сантиметра. Но вначале мы об этом не догадывались: иногда казалось, что он попросту потерял управление, и мы врежемся в какую-нибудь стенку на весьма приличной скорости. Однако в последний момент асс цыганских закоулков лихо выворачивал машину в сторону очередного зигзага и весело мчал дальше. И, наконец, домчал. Остановились мы на небольшой площадке около выбеленной пещеры, увешанной цветочными горшками. Вокруг толпились цыгане – точь-в-точь как на красочном буклете, который презентовали нам в отеле.

  Представление называлось «Zambra de Maria La Canastera», что, вероятно, можно перевести как цыганский праздник Марии Канастеры. А праздник нам был весьма кстати – в этот день мой муж отмечал свой день рождения. Как проходили вечера фламенко во времена легендарной Марии, заранее узнать так и не удалось. Родилась она давно, ещё в 1913 году и носила фамилию Кортес. Судя по всему, девушка взяла себе сценический псевдоним Канастера, хотя это слово в переводе с испанского означает, как это ни странно, продавщица корзин. Вероятно, позже канастерой стали называть один из стилей фламенко. Ведь именно Мария сделала из цыганского праздника профессиональное представление и привлекла в Сакраменто людей, связанных с миром искусства и шоу-бизнеса.

 

  Шагнув за порог истинной святыни фламенко, мы замерли в изумлении. Интерьер пещеры с выбеленными стенами трудно сравнить с чем-либо ещё: по своду потолка, как гирлянды, развешаны медные сковородки, небольшие плошки и кувшины; стены украшают многочисленные фотографии знаменитостей, которые заглядывали сюда в разные времена, чёрно-белые портреты самой Марии и её сына Энрике, старые газетные статьи под стеклом; в нишах и везде, где возможно, выставлены сувениры.

  Нам предложили рассаживаться на свободные стулья, расставленные у стенок в один ряд. Ещё десятка два мест предусматривалось в конце пещеры. Понятно, что сценой должен был стать небольшой участок каменного пола, но откуда начнут танцевать артисты? Неужели, как и русские, от печки? (Когда мы заходили в помещение, мои глаза зыркнули направо и усмотрели рядом с входом подобие маленькой кухоньки, естественно, с печкой).

  Так оно и случилось: певцы с гитарами и женщины в нарядных платьях заняли места у двери, а одна из них, самая старшая, начала свой диковинный танец под ритмичные похлопывания ладошек. Неспешные движения зрелой женщины, к телу которой приложило руку безжалостное время, всё еще были по-своему прекрасны: ничего лишнего для своего возраста. Ну, разве что поднятая чуть выше колен пышная юбка, чтобы продемонстрировать выбивающие дробь ножки. Так что это были за ножки!

  На смену этой матроне вышла тоненькая, как тростинка, девушка. На вид – невинный ангел, а в танце – сущая фурия. Иногда её движения замедлялись, и казалось, что настало время аплодисментов. Но не тут-то было: каблуки вновь с неистовой силой выбивали дробь, гребень с головы летел в одну сторону, цветок – в другую. И так продолжалось минут двадцать. В этом отрезке времени уместилось всё: и любовь, и страсть, и ненависть, и опять любовь.

  Танцевали и женщины средних лет, отмеченные особой грацией. Объединяясь вместе, цыганки в разноцветных платьях создавали ощущение праздника в полной силе. Я представляла себе цыганскую семью так: старшая – мама, поющий мужчина – сын, играющий на гитаре – ещё один сын, две женщины средних лет – невестки, младшая – дочка. Так ли это на самом деле, сказать трудно. Может быть, это – всего лишь спектакль с определёнными ролями. Но зато при таком подходе сам собой отпал вопрос: почему всё ещё танцует пожилая цыганка?

  Отчасти в праздник были вовлечены и зрители. Во время небольшого антракта нам принесли сангрию. К тому же, у одной из испанок, пришедших в пещеру, тоже был день рождения. Специально для неё цыган исполнил очень душевную песню. Потом все пустились в пляс, если это вообще применительно к фламенко. Многие испанки неплохо выполняли некоторые танцевальные движения, а я лишь завистливо на них поглядывала.

  В отель мы возвращались уже в ночи, успев с высоты холма посмотреть на мерцающую огоньками Гранаду и ещё раз, уже со стороны, полюбоваться подсвеченными стенами прекрасной Альгамбры. Сказка подходила к концу.

  ПЕСНЯ ВЕТРА В РОНДЕ

  В парадоре следующего пункта нашего назначения я полушутливо восклицала: «Обман! Везде обман! Где же обещанные скалы?» Предположив, что я сама запуталась в описаниях точек маршрута, достала распечатку с фото по парадору Ронды и убедилась: скалы быть должны! Однако к городу мы подъехали почти что по равнине, даже не ощутив упоминавшиеся 750 метров над уровнем моря. На совершенно ровной площади с памятником местному трибуну красовалась старая ратуша с часами – там-то мы и поселились. То есть балкон номера находился практически на крыше. И отсюда мы, разумеется, никак не могли любоваться обещанным «потрясающим видом на глубокое ущелье». Как оказалось, вся красота поджидала нас с противоположной стороны отеля. Старое здание уже не одно столетие стоит себе у стометрового обрыва на ровном плато – прямо таки край земли в миниатюре! Где-то внизу возделывают поля, растят оливки, пасут скот, но там уже совсем другой мир.

  Слева от входа в отель хорошо смотрится неофициальный символом города – старый каменный мост, переброшенный через глубокое ущелье. По нему можно отправиться на прогулку в старую, мавританскую, часть Ронды. Хотя именно здесь ощущаешь ту самую высоту над уровнем моря – ветер буквально валит с ног, безжалостно треплет волосы, покушается на головные уборы и очки. Но попав на узкие улочки, понимаешь, что он способен лишь слегка шуршать подсохшей листвой, не ко времени упавшей с веток.

  На улицах и улочках много любопытных сувенирных лавочек, небольших салонов с картинами и посудой. Иногда всё выглядит так, будто товар выставлялся годами, но до сих пор не нашёл своего покупателя. Хотя дизайнеры интерьеров наверняка обнаружили бы здесь немало интересного. Ещё одна особенность этой части города – многочисленные музеи и выставочные залы, что вполне объяснимо: за годы своего существования Ронда ощутила на себе влияние различных культур и накопила богатое историческое наследие. Здесь «наследили» и римляне, и кельты, и финикийцы, и арабы. Но самая известная приманка для туристов – музей бандольерос, где собраны реальные предметы быта и одежда разбойников, а также восковые фигуры авторитетов далёкого прошлого.

  Ронда не была обделена вниманием и со стороны художников и писателей. Самое известное имя, которое ассоциируется с этим городом – Эрнест Хемингуэй. Великие матадоры отец и сын Ордонес, с которыми дружил писатель, увековечены в бронзе прямо у ворот арены для боя быков. К слову сказать – самой старой во всей Испании. В монументальном сооружении, чьи стены полностью выложены из камня, сейчас находится музей корриды. И это вполне заслуженно, поскольку Ронда считается колыбелью этого непростого зрелища.

  Ещё перед поездкой в Испанию я думала: а стоит ли идти на корриду? Моё журналистское любопытство кричало: «Да!», а душа отчаянно противилась и искала повод, чтобы сказать: «Нет!» В коне концов, мы решили, что оценим искусство матадоров где-нибудь в Севильи или в Хересе. Однако, как оказалось, в это время года проходили бои только с молодыми быками, на что смотреть было бы вообще кощунственно.

  Вычитанное где-то утверждение, что, не поняв смысл корриды, не поймёшь душу испанца, слегка задевало самолюбие. Но пришлось признать, что второго Хемингуэй из меня не получится. Только у него такой дар: страницу за страницей посвящать не только ловле одной рыбины, но и одному бою быков. Тут всё представишь в мельчайших подробностях, и вместе с матадором будешь корчиться от боли после очередной травмы. Но всё-таки живые строки о корриде Хемингуэя переносятся как-то легче, чем телевизионные репортажи по испанским каналам. Через полчаса наблюдения за схваткой человека и животного, у меня реально свело желудок, а дочка, поняв, что к чему, воскликнула: «Убийцы!». Затем, многозначительно помолчав, она посмотрела на нас и заключила: «И вы – убийцы, если собираетесь на эту корриду».

  Так что живых боевых быков мы так и не увидели. А вот на огромные чёрные силуэты этого культового для испанцев животного насмотрелись в разных уголках Андалусии. Как оказалось, пятьдесят лет тому назад какой-то ловкий предприниматель решил использовать такие баннеры для рекламы бренди. По одной из версий, рекламу запретили и закрасили чёрной краской, а быки так и остались, превратившись в визитную карточку этого автономного сообщества.

  РОТА БЕЗ ТАЙН

  В сторону Роты мы направлялись с особым настроением: наконец-то, можно расслабиться на обещанном Берегу Света, надышаться океанским воздухом, покупаться и позагорать. О самом городе Рота в Интернете можно было получить информацию для шпионов: «Рота – город-порт на юге Испании. Виноделие. Военно-морская база США». Из чего следовало, что в ней смотреть нечего, но зато вполне можно прокатиться до Севильи, Хереса, Кадиса, а то и в Африку махнуть.

  Пригородная зона своим видом нас не удивила. Так и хотелось сказать: «Рота – она и есть рота». И хотя никакая рота вояк нам не встретилось, но присутствие угрожающей силы ощущалось. Несколько километров мы ехали вдоль тройного ряда аккуратно натянутой колючей проволоки с многочисленными камерами наблюдения. За этой непреступной преградой можно было рассмотреть ангары, замаскированные под зелёные холмики, а также обыкновенные поля с сельхозкультурами и даже живописные рощицы.

  Сам городок Рота состоит из многочисленных вил и коттеджей – сонных и безлюдных, но достаточно респектабельных. Всё необходимое для жизни прилагается тоже: супермаркет, аптеки, больница, развлекательные центры. Несколько современных скульптур, встретившихся в городе, вызвали скорее недоумение, нежели восхищение: вырастающие из постамента две огромные кисти рук, отливающие металлом; две фигуры, издали смахивающие на пару женских чулок; земной шар, поддерживаемый гигантскими «китайскими палочками».

  Впрочем, всё это осталось лишь в мимолётных впечатлениях, ибо у нас не было особого желания покидать территорию отеля «Playa de la Luz». Поскольку ещё в момент подготовки к путешествию на одном из сайтов я нашла один, но очень хороший отзыв об этом райском уголке, да, к тому же, со множеством фотографий, то оставалось только сравнить увиденное с написанным. Конечно, можно было предположить, что супружеская пара, скрывающаяся под неопределёнными «он» и «она», хорошо сработала на определённую турфирму. Поэтому, в глубине души возникал вопрос: «Где же всё-таки собака порылась?» Но, в конце концов, главные условия декларировались на официальном сайте отеля: одноэтажные бунгало с кондиционером, прямой выход к океану, песчаный берег. К тому же моя испанская подружка провела свою «разведку» и даже решила на несколько дней приехать в «Playa de la Luz» – повидать нас и заодно отдохнуть от зноя Марбельи.

  Отель, принадлежащий известной немецкой сети «ACE» нас, действительно, не разочаровал, если опустить некоторые нюансы. Довольно большая территория, образующая прямоугольник, разделена белоснежными корпусами на три уютных дворика со своими газонами, пальмами и шезлонгами. Самый примечательный из них состоит из 14 бунгало, увитых розовыми цветами буганвеи. Здесь совсем тихо, под пальмами, на небольшой зелёной лужайке, загорают молчаливые господа, которые изредка, воспользовавшись отдельной калиткой, отправляются освежиться прямо к берегу. По ночам, если открыть дверь, слышен голос прибоя и ощущается особый запах океана. По крайней мере, так рассказывала нам испанская подружка, которую поселили именно здесь.

  Нам же вначале предложили более просторный номер, но в трёхэтажном корпусе с видом на теннисный корт и какой-то строящийся объект. На следующий день мы убедили администратора, что как-нибудь уместимся с ребёнком и в двухместном номере – подумаешь, лишились журнального столика и пары кресел. Зато из одноэтажного бунгало можно было выйти прямо на лужайку, по разнообразию растений напоминающую ботанический сад, и, пройдя несколько шагов, плюхнуться в бассейн. А как замечательно вечером, сидя за столиком около входа в бунгало, попивать вино и смотреть разные шоу-программы!

  О преимуществах принятия солнечных ванн рядом с бунгало распространяться не буду – они и так очевидны. И всё же неожиданная мелкая неприятность возникла именно здесь. Мелкая – не потому, что её можно было и проигнорировать, а потому, что носители этой неприятности оказались величиной с половинку яблочного зёрнышка. Чёрные назойливые мошки, однажды облюбовав наши тела, уже не собирались убираться восвояси. Возможно, они расплодились в большой клетке с птицами, находящейся здесь же, возможно, прилетали с берега океана, где они вились над валиками подсыхающей морской капусты. Так или иначе, безобидные насекомые стали раздражающим фактором, особенно для мужа, который достаточно быстро сменил лужайку на комнату с кондиционером.

  На берег океана мы выходили достаточно часто. Иногда волны плескались прямо у ступенек террасы отеля. Но, как известно, в таких местах регулярно случаются и отливы. И тогда открывается совсем другая панорама: на десятки метров оголяются камни, покрытые ржавой растительностью, среди них, как вьетнамцы по рисовому полю, бродят отдыхающие в поисках крабиков или ракушек.

  Во время прилива, если нет сильного ветра, в океане можно и искупаться – в июле вода у берега всё-таки прогревается. Правда, для этого нужно иметь либо специальную обувь, чтобы не пораниться о камни, либо – минимальные запросы к самому процессу. Мы наблюдали, как старушка, зайдя в воду, отыскала песчаный пяточёк дна и принялась поливать себя океанской водой из детского ведёрка.

  Погода тоже не всегда располагала к купанию. Если у бассейна было нестерпимо жарко, то на берегу тело покрывалось мурашками из-за холодного ветра. Иногда после такой прогулки приходилось греться на дюнах, которые ещё остались на уровне отеля.

  При этом саму береговую полосу вряд ли можно назвать песчаной – океан постоянно забивает её мелкой галькой, приносит огромное количество водорослей, которые бурыми лентами тянутся на десятки километров. Только в районе отеля специальные машины периодически убирают «морское сено» и счастливые отдыхающие растягиваются на своих шезлонгах.

  В первые дни на океанском берегу многолюдно не было. Но картинка резко изменилась во время уикенда: яркие пляжные зонтики жались друг к другу, небо пестрело парашютами скайтистов. Многие приезжают на общественный пляж издалека, все подъезды к океану заставлены плотными рядами автомобилей. Чтобы отрегулировать движение к концу дня, полицейским приходится потрудиться: задействовав машину с фургончиком и мотоцикл, они искусственно создают на трассе ещё одну полосу движения при помощи дорожных пирамидок. Так что заторов от океана к городу здесь просто не случается. Подобную картину мы наблюдали и на мосту в Кадисе.

  Что же касается самого пляжа, то даже при такой многолюдности, места хватало всем. А его кусочек, прилегающий непосредственно к территории отеля, приезжие вообще старались не занимать – вот такие они тактичные, эти испанцы! Единственное место, где прибавлялось толкотни – терраса пляжного кафе, куда вход не возбранялся и посторонним. Но мы могли пообедать и в ресторане, и в ещё одном кафе у бассейна.

  К слову сказать, некоторые неудобства, связанные с мошками и не самым восхитительным пляжем, отель с лихвой компенсировал вкусной и разнообразной кухней. На протяжении десяти дней рестораном устраивались какие-нибудь праздники. Согласитесь, приятно, когда при входе в зал девушки в национальной одежде вручают тебе розочку, наливают бокал шампанского и всячески подчёркивают важность этого момента. На другой день вместо розочки может быть гвоздичка и какой-нибудь другой напиток мира. Плюс к этому – живая музыка. Сидишь за столиком и чувствуешь себя как на романтическом свидании. А вот выбор между несколькими видами мяса, рыбы и морепродуктов иногда становился, действительно, мучительным. И тогда рука сама тянулась к гигантской сковородке с паэльей, подсвеченной красными лампами. Это блюдо, действительно, выглядело по-царски на фоне всех остальных.

  К вечеру принаряженная публика перемещалась к бару у бассейна. Здесь за столиками, в прохладе ночи, уже хотелось попить чайку и посмотреть какую-нибудь развлекательную программу. Обычно звуки музыки смолкали за полночь. Ну посудите сами, детская дискотека со всякими там «паровозиками», и та начинается после одиннадцати. Так что понятие «детское время» здесь не действовало в принципе.

  Правда наша дочь, привыкшая к режиму, не всегда вписывалась в этот ритм и добровольно уходила в номер укладываться спать. Однажды в ручке двери мы обнаружили втрое сложенный листок, на котором было написано: «Ване! Не теряйте. Дверь открыта». Секундный шок и недоумение, сменились смехом, когда мы развернули бумажку. Полный текст следовало читать так: «Я Моюсь в Ване! Не теряйте. Дверь открыта». Да, грамматика у девочки в то время хромала, причём хромала очень опасно…

  Что же касается детских развлечений, то наш ребёнок ими был обделён. Из русских в отеле отдыхала только одна семья и то, проживающая в Финляндии. Так что Ксения новыми знакомыми не обзавелась. Но зато вволю поприставала к моей подружке, заключив, что она – классная девчонка.

  Действительно, с приездом в отель Иришки, наша жизнь приобрела другие краски: мы много общались, расспрашивали её о жизни в Испании; она, владея испанским языком, помогла решить некоторые вопросы, возникшие из-за трудностей перевода; вместе мы съездили на экскурсии.

  Самой запоминающейся стала поездка в Херес на представление в Королевскую Андалузскую школу верховой езды, которая расположена в парке небольшого старинного дворца. Перед началом спектакля мы посмотрели, как тренируются ученики школы на песчаном плацу, полюбовались лошадьми, разминающимися на круговой дорожке, и пришли к однозначному выводу: адалузские скакуны самые восхитительные лошади на свете.

  Выкупив заранее забронированные билеты, мы ещё плохо представляли, что такое манеж Королевской школы: будем ли мы сидеть под открытым небом при 45-градусной жаре или попадём в закрытое кондиционированное помещение? Оказалось: ни то, ни другое. Недаром в сувенирной лавке самым ходовым товаром оказался веер с изображением лошадей – других способов борьбы с духотой в этом каменном здании не предусматривалось. К счастью, организм как-то сам собой адаптировался к обстановке и полностью настроился на восприятие прекрасного.

  Впервые в жизни мы увидели, что лошади могут не только возить повозку или катать детишек в парках, но и демонстрировать всяческие пируэты, пассажи, пиаффе. А этот особый испанский шаг! А эти прыжки над землёй! И верх совершенства: гривастый красавец-конь с галопа тормозит четырьмя ногами сразу и замирает, как вкопанный.

  Фигурная езда сразу на трёх экипажах восхищала не меньше: ведь размер манежа не очень велик, всего 20 на 80 метров, а тут ещё умудрялась вертеться упряжка, запряженная цугом.

  Из удивительного можно отметить то, что среди команды наездников была-таки одна девушка. И ещё: именно в этом манеже есть постоянная ложа короля Хуана Карлоса. Говорят, что его здесь даже короновали.

  Покидая Херес, мы, конечно же, заглянули в винный погребок. Поскольку муж был за рулём, мне пришлось дегустировать херес, выдержанный под флёром и с доступом кислорода, херес подслащённый и выращенный на меловых полях, херес самый сладкий и самый сухой… И это при том, что я вовсе не являюсь поклонником «короля аперитива». Из погребка я вышла с убеждением, что настоящие вина не могут быть плохими, но на прилавках обычных магазинов их лучше не искать…

  Ещё одно путешествие мы предприняли через пару дней, когда проводили Иришку домой. Городок под названием Тарифа известен, как райское местечко для винсерферов. Ещё на подъезде к нему мы увидели десятки живописных ветряков. Но мы поехали в Тарифу, разумеется, не за ветром.

  «Лучше бы его не было вовсе», – думала я на борту небольшого катера, который болтался среди огромных волн Гибралтарского пролива. Брызги солёной воды летели в лицо, волны периодически сгоняли туристов со скамеек. Было неуютно, и совсем не верилось, что раскалённая Африка (а в том, что она раскалённая, я не сомпевалась) совсем рядом – в 16 километрах. Прежде чем увидеть её очертания с более близкого расстояния, катер несколько раз глушил мотор, и мы наблюдали за китами и дельфинами, которые, как стада коров, смешно фыркая и сопя, паслись на голубой ниве. Иногда девятиметровые красавцы, изящно мелькнув белым брюхом, выныривали прямо из-под нашего судна. Но сколько бы ни было восторгов, зрелище, в конце концов, наскучило, и катерок понуро зачухал в обратном направлении.

  Тарифа, как родная, встречала нас волной тёплого воздуха. На берегу мы увидели настоящего африканца – он торговал самодельными украшениями, которые особо ценят хиппи. Наверное, он находился на этой стороне легально, поскольку чувствовал себя вольготно и даже позировал. Хотя не всем так везёт. Испанские пограничники уже устали вылавливать чернокожих эмигрантов, пребывающих сюда на лодках. Сейчас африканцы стали хитрее – на судёнышках они зачастую отправляют только своих детей, о которых испанцы вынуждены заботиться. Ну а потом уже дети, вероятно, позаботятся о своих африканских родителях.

  Но, как бы там ни было, а между двумя берегами регулярно курсирует и вполне легальное скоростное судно-паром – всего 40 минут и ты уже гуляешь по Марокко. Задним числом я жалею, что мы не воспользовались такой возможностью. Но, с другой стороны, мы и в Тарифу ехать не планировали, полагая, что сможем прожить на берегу океана без дополнительной порции впечатлений. Не вышло.

  К тому, что упомянуто выше, позже добавился ещё и «Акваленд», находящийся недалеко от Кадиса. Поехали туда специально в понедельник, чтобы было поменьше народу. Сравнивать, конечно, было не с чем, но таких, как мы, оказалось больше, чем достаточно. К тому же, складывалось впечатление, что после выходных не всё успели убрать: повсюду валялись безвременно умершие мухи, крышки от бутылок и другая мелочь. Не хотелось бы списывать некоторые технические неудобства «Акваленда» на его возраст – построен он был 20 лет тому назад, но всё-таки придётся. Самая большая неприятность – нагретые солнцем ступеньки, по которым нужно бегать босиком с одного аттракциона на другой (ведь не будешь же ты катиться с горки в пляжных тапочках и, тем более, не полезешь в них в какую-нибудь «трубу»!)

  Правда, дети не выказывали по этому поводу явного неудовольствия – как угорелые, неслись вверх, плюхались с высоты нескольких десятков метров в бассейн и опять спешили под солнышко. Так что наша дочь, будучи в числе таких вот резвых, успела испробовать всё и не по одному разу. Ну а мне не следовало искушать судьбу вовсе. Однажды я уже испытала на себе гидравлический удар, неудачно приземлившись из «трубы». Теперь же, строго следуя правилам посадки на какой-то не очень сложной дорожке, я умудрилась-таки удариться ногой о дно бассейна. Никогда не думала, что на пятке тоже бывают синяки…

  «Хорошо, что у нас в запасе есть Ибица», – рассуждали мы, суммируя незначительное количество впечатлений со знаком «минус». Но с другой стороны, если «собака порылась» в «Playa de la Luz», то почему бы ей не поступить аналогичным способом в другом отеле той же сети «ACE»? К тому же при всех обещанных благах и красотах, отель на Ибице сиял лишь тремя звёздами. И позарились мы на них лишь потому, что был обещан почти что частный пляж – спуститься к нему можно только с территории отеля. Ситуация могла оказаться и вовсе щекотливой, так как на Ибице к нам должны были примкнуть друзья, а к ним, в свою очередь – их новые знакомые. Так что груз ответственности хоть и не очень, но всё-таки давил. И именно с этим грузом мы доехали до Малаги, благополучно сдали фирме «Херц» автомобиль, сели в самолёт, чтобы через час оказаться на той самой Ибице…

  КАЖДЫЙ ИБИЦА КАК МОЖЕТ

  «На той самой» я написала не случайно. Существует стереотипное представление об Ибице, как о тусовочном месте. Всё! На большее фантазии не хватает. Можно подумать, что весь остров – это сплошные дискотеки. И вот едешь себе по почти пустынной местности, где лишь иногда встречаются освещенные электричеством скромные островки цивилизации, и приходишь в тихий ужас: «А туда ли мы попали?». «Туда, туда!» – шепчут сосны. Ведь именно так и выглядит не совсем затоптанный туристами север острова Ибица.

  Отель «Club Portinatx» показался из темноты как-то скромненько: огнями не сиял, музыкой не гремел. Пока мы решали вопрос с заселением, из бара появились наши земляки, которые прилетели несколькими часами раньше и уже успели освоиться. Первое, что мы узнали: в море водятся медузы! Второе: один из чемоданов друзей потерялся где-то в пути. Две темы бурно обсуждались под звуки уже начавшегося вечернего шоу и звон бокалов, поднимаемых за встречу и новые знакомства. В конце концов, выяснилось, что медузы не такие уж страшные, и от их ожога, если натереться листком алое, через сутки не остаётся и следа. Что же касается чемодана, то надежда его найти всё-таки оставалась. В крайнем случае, Наташе и её дочке Юле (в неизвестность канул именно их гардероб), пришлось бы покупать себе обновки в ближайшем торговом центре, что, в общем-то, не так уж плохо.

  В свою очередь, мы похвалились, что за всё время путешествия не только ничего не потеряли, но и периодически находили чужие вещи. Самой запоминающейся находкой стал дорогой сотовый телефон, который мы подобрали в аэропорту Малаги и с помощью полицейских отыскали владельца. Да и здесь, в отеле, едва попрощавшись с таксистом, мы помогли даме найти её сбежавшую собачку. Правда, на этом цепочка находок оборвалась. Но зато настоящие испанские сюрпризы ещё только начинались.

  Пожалуй, впервые за годы путешествий по разным странам, мы столкнулись с тем, что на официальном сайте отеля может быть ложная информация. Причём по такой важной позиции, как кондиционирование. Но с другой стороны, знай правду, кто бы этот отель выбрал? Уж я-то точно не позарилась бы на другие достоинства «Club Portinatx». И в результате мы так и не узнали бы, что такое Ибица ?! Обидно даже представить. Так что отелю запоздалое спасибо за его обещанное «центральное кондиционирование», которое заключалось в вентиляторах с огромными лопастями.

  На самом деле всё оказалось не так уж плохо. Ночью воздух, настоянный на запахах сосен и моря, становился прохладнее, температура опускалась градусов до 22-23, и с открытым балконом спалось комфортно. Просторный номер выглядел так, как будто в нём недавно сделали ремонт, а добротная сосновая мебель, излучающая янтарное тепло, говорила о том, что отель собирается принимать гостей ещё не один десяток лет.

  Территория «Club Portinatx», утопающая в зелени, вероятно, сформировалась уже давно, и модернизировать её было бы сложно. Одноэтажные бунгало и трёхэтажные корпуса отеля, спускаясь террасами со скал, образуют подобие воронки, внутри которой находятся бассейны, ресторан, бары и прочие блага общего пользования. И уже отсюда по ступенькам спускаешься к живописной бухточке, окружённой скалами. На полпути есть небольшой пляжный бар, мимо которого пройти просто грешно. Обычно муж брал здесь пиво, я – сангрию, мы садились за столик под зонтиком и смотрели на море с яхточками. Иногда у ног шныряли ящерицы. Одну из них я подкармливала кусочками яблок, и это было забавно.

  Ящерицы считаются символом Ибицы и их изображения штампуются на большей части сувенирной продукции. Конкуренцию им составляют разве что две вишенки, олицетворяющие красивую и сладкую жизнь. Вообще-то пара спелых ягодок является брендом всемирно известной сети ночных клубов «Pacha», но это мало кого смущает. Вишенки на острове примелькались уже давно – первый «Pacha» открылся здесь ещё в 1973 году. На официальном сайте об этом клубе пишут, как о «самом подлинном, самом харизматичном, самом чистом». Но попасть сюда, на эту бесконечную музыкальную оргию, где можно встретить самых красивых, самых известных и самых успешных людей планеты, могут далеко не все. Зато «вишенки» всегда доступны: хочешь сделать счастье смыслом жизни – покупай значок, примыкай к гедонистам!

  Да Ибица она такая, раскрепощённая. Недаром мои коллеги журналисты вывели эту формулу: «Каждый ибица как может». Кто-то прилетает сюда ради возможности покрасоваться на нудистском пляже и ему наплевать, что ты об этом думаешь; кто-то свято верит, что майка с изображением листка марихуаны – это пропуск в мир кайфа; кто-то воспринимает Ибицу как столицу секса, где всё дозволено. И ничьи ожидания не оказываются обманутыми.

  Можно задаться вопросом: почему именно этот островок стал культовым местом для тех, кому тесны рамки, устанавливаемые обществом? Наверное, ответ нужно искать в древности, когда люди покланялись духу Бэсу, покровительствующему беременным женщинам и укрепляющему детородную силу мужчин (слово «Ивица» трактуется как остров Бэса). Также считается, что Ибица была центром священной проституции – здесь поклонялись богине любви Танит, в жертву которой приносилась девственность. Прошли века и тысячелетия, но традиции остались – верный признак того, что не такие уж они непотребные.

  В ночную Ибицу, где собственно и бурлит жизнь, мы выбрались только один раз, хотя туда от нашего городка на автомобиле можно добраться за полчаса. В старой части города многочисленные бары-рестораны образуют почти что тайскую улицу «красных фонарей». Из толпы выделяются экзотически выряженные трансвеститы и парочки непонятной ориентации – все они выступают в качестве живых манекенов, завлекающих поесть-попить. Вывешенные на улицах плазменные телевизоры беспрестанно крутят ролики, снятые на пляжных дискотеках, что тоже оживляет праздник ночной жизни.

  С наступлением прохлады, распахнули свои двери многочисленные магазины и сувенирные лавки. Бродя по старым улочкам, выложенным булыжником, мы не без удивления взирали вверх: в историческом центре, зачастую над головами посетителей летних террас респектабельных ресторанов, болталось сохнущее на верёвках бельё. На одном из балкончиков я заметила парня в трусах, который спокойно покуривал сигаретку и беспристрастно смотрел на снующих внизу людишек. Интересно, каково жить в таком доме?

  Не без любопытства наблюдали мы и за благообразной старушкой, которая крутилась на своем балконе с неоновой рекламой. Наш земляк Слава, отличающийся энциклопедическими знаниями во всех областях, перевёл светящиеся испанские слова, как «красная кровать», и стал уверять, что старушка – содержательница притона. Так ли это, мужчинам проверить не удалось. Следуя женским запросам, пришлось им, бедолагам, смотреть на ночной город с высоты холмов старого квартала Далт Вила, слушать песни хиппи у крепостных ворот, восхищаться красотой готического замка…

  После бесшабашной весёлости Ибицы так и хотелось сказать: «А нас и дома неплохо кормят!» А кормили и поили по немецкой системе «всё включено», действительно, на убой: всюду и в течение всего дня. Дошло до того, что мы ленились переодеваться к обеду в ресторане, предпочитая трапезничать в купальниках на террасе – здесь тоже было что выбрать. Ужин, конечно, святое дело: нужно надеть лучшее платье и, по возможности, сменить сланцы на босоножки. Заходишь в зал, а там тебя встречает весь персонал, выстроенный в шеренгу. Отдыхающие, видя такое дело, тоже начинают строиться – в очередь. То ли это чисто немецкий порядок, то ли такая традиция.

  После ужина все занимают места на террасе, чтобы с бокалом вина, кружкой пива, стаканом коньяка, ликёра, виски и т.п. смотреть ежевечернее шоу. Кажется, до 12 ночи в баре наливают бесплатно. Позже организуются дискотеки для взрослых, но танцующими я видела только наших друзей и их знакомых. Собственно на этом список вечерних развлечений заканчивается. Но так бывает не у всех и не всегда.

  Как-то на территорию отеля завернул весёлый балаганчик с неунывающими зазывалами и лихими девушками-наездницами на белых скакунах: били барабаны, дудели дудки, из кувшинов наливалась сангрия, с подносов раздавались какие-то плюшки. Вот таким образом мы были приглашены на ежегодный праздник в честь Святой Кармен – покровительницы города Портинач, или по-нашему – на день города. С той лишь разницей, что в российских городах аналогичные торжества организуются на площадях и днём, а здесь – на пляже и ночью.

  Вечер начинался вполне невинно: дети резвились внутри надувного замка; отчаянные взрослые поднимались в небо на воздушном шаре; молодые люди, встречаясь друг с другом, обменивались объятиями и поцелуями; музыканты суетились на сцене. Долгое время звучала музыка «для старшего поколения». Настоящая пляжная дискотека с одуряющей музыкой, скачущими лучами лазерных прожекторов развернулась за полночь. К утру многие просто вырубились на месте и спали на песочке…

  На следующий день все ждали продолжения праздника – обещали грандиозный фейерверк. Но кроме этого интересно было узнать: кто же станет мисс и мистер Портинач? Накануне просочились сведения о том, что в конкурсе примет участие супружеская пара из нашего отеля. Ирина и Алексей, действительно, обладали прекрасными внешними данными и неизменно притягивали взоры отдыхающих. Прилетели они из Германии, хотя их корни остались, кажется, на Украине. Мы общались на пляже, в ресторане или баре, но не более того. И всё-таки приятно было болеть именно за «своих». Наши ожидания оправдались на 50%: мистером Портинач стал Алексей, получивший в качестве премии 500 евро. Хотя из вышедших на сцену девушек, Ирина выделялась тоже. Да, её соперницы были моложе, но им не хватало ни шарма, ни обаяния. Поскольку отборочные конкурсы проходили заранее, трудно сказать, чем приглянулась комиссии чернокожая красавица, которой и досталась пальма первенства – говорят, она просто профессионально танцевала…

  Ну а вечер шёл своим чередом. Между делом ведущие начали бросать в толпу разные подарки: сумочки, надувные мячи, кошельки (без денег!), брелоки и прочие мелочи. К нам даже прилетела металлическая коробочка с набором подставок для пива… Через пару минут стали появляться первые признаки всенародной давки, но подарки вовремя закончились.

  Компенсацией за нехватку сувениров стал долгожданный фейерверк, которого, действительно, хватило на всех. Его необычность заключалось в том, что пиротехники колдовали весь день не только на суше, но и на воде. В результате получилась своеобразная красочная увертюра, последний аккорд которой заставил меня прикрыть голову руками и в страхе подумать: «Ну, всё! У них там что-то замкнуло!» И земля, и небо, и вода в ограниченном пространстве бухты были расцвечены сотнями всполохов, фантастически выглядевших в неуспевающих развеяться облаках порохового дыма. Но, к счастью, всё закончилось бурными аплодисментами зрителей.

  Как поддерживать состояние праздника в оставшиеся дни, оставалось на нашей совести: то есть, пришлось находить развлечения самостоятельно. Неплохой идеей стала поездка в пещеры, где таилась прохлада, и было весьма живописно. Но ещё больше понравилось путешествие по пляжам. Тем более что в нашей красивейшей камерной бухточке, медузы, действительно, не давали жизни. Как-то наша дочь, прямо с берега, выловила сачком больше двадцати желеобразных особей. Так что поплавать в своё удовольствие не удавалось и здесь. Ну, разве что сделаешь несколько гребков, когда отчаянные любители подводного плавания, вооруженные теми же сачками, не заверят, что впереди чистая вода.

  В других местах медузы тоже были (видно урожайный выдался год!), но не в таких количествах. Правда, за пределами отеля могли поджидать сюрпризы иного свойства: слишком высокие волны, готовые утащить в море, или нудисты, так и норовящие попасться вам на глаза. Но зато, сколько эмоций и открытий в мире непознанного! В общем, Ибица оставила в душе самые светлые чувства, хотя, вероятно, и не собиралась.

  ВОРОВАТЫЙ МАДРИД

  На жаркий июльский Мадрид мы оставили только три дня, хотя и этого оказалось много. Столица Испании мне не понравилась однозначно. Как и Москва, Мадрид не выглядит цельным городом с историческим центром: интересные места разбросаны там и сям. Главная улица Мадрида, аналог нашей Тверской, называется Gran Via. Здесь действительно, много красивых старинных зданий – настоящее архитектурное собрание со всего мира. Но если нырнуть в один переулок рядом, а затем – во второй, третий и так, пока не надоест, всюду увидишь стройку, с присущими ей траншеями и треском отбойных молотков.

  Из нашего маленького отеля «Karlos V», расположенного практически рядом c главной городской артерией, мы предпочитали гулять в сторону известных площадей, тем более, что они оказались рядом. На Puerta del Sol мы попали в первый же вечер, отправившись искать вкусную и здоровую пищу. Наткнувшись на бронзового медведя, поедающего плоды земляничного дерева, мы подумали, что это – хороший знак и заняли столик у ресторана «Europa». Сидеть было хорошо и уютно, но еда не оставила приятных воспоминаний.

  Впрочем, это не помешало нам бывать в этом районе ещё несколько раз: ходить по магазинам, смотреть представления местных артистов и людей, изображающих живые статуи. Хотя лично меня притягивал именно настоящий памятник. В отличие от других туристов, я не поленилась изучить «историю вопроса» и теперь вряд ли перепутаю реально существующее земляничное дерево семейства вересковых с малиновым кустом. По поводу медведя тоже узнала разные версии. Мне больше всего понравилась одна из них: медведь – это вовсе даже не медведь, а медведица, причём Большая. Наверное, так легче понять, почему на древнем гербе Мадрида есть не только мишка с земляничным деревом, но и семь звёзд. Кстати, испанские феминистки уже взяли на вооружение эту информацию и рассказывают всю правду о гербе в своих листовках.

  Вторая интересная площадь, до которой можно дойти от отеля минут за десять, называется Plaza Mayor. Набрести на неё случайно весьма трудно – нужно ещё догадаться, что арки, зажатые домами, и есть ворота, ведущие к открытому пространству с конной статуей Филиппа III посередине. За многовековую историю площадь повидала многое: костры инквизиции, казни, корриду, ярмарки, карнавалы, пожары…

  По вечерам на площади многолюдно из-за наплыва туристов, приходящих сюда поужинать – рестораны и кафе располагаются по её периметру. Хотя, опять же, еда оставляет желать лучшего – уровень итальянских бистро на российской территории (ели там трижды в разное время суток и в разных ресторанах). В некоторых отзывах туристов упоминается, что здесь же находится и всемирно известный ресторан «Botin». Однако, это совсем не так. Чтобы попасть в «Botin», нужно пройти через одну из арок, спуститься по ступенькам вниз и, прошагав ещё несколько метров, поискать глазами скромную вывеску с левой стороны улицы (Cuchilleros,17). Фасад здания, стены которого соприкасается со стенами других домов, выложен узкими кирпичиками, входные деревянные двери напоминают несколько гигантских плиток молочного шоколада, над ними – кованые балкончики и примечательные фонари.

  Говорят, что в вечернее время в «Botin» заказывают столики заранее, ну а пообедать можно без проблем, чем мы и воспользовались. Из истории известно, что «Botin» был основан в 1725 году и, согласно книге рекордов Гиннесса, считается самым древним рестораном мира. Писатели со всего мира в своих произведениях упоминали ресторан бесчисленное количество раз. А самым известным посетителем «Botin» считается опять же Хемингуэй.

  Говорят также, что в свое время здесь работал сам Гойя. Причём – посудомойщиком. Впрочем, подробности из истории культового места узнать сложно. На официальном сайте ресторана есть и русская версия текстов, но без слёз их не почитаешь. Как вам это: «Ботин» будет большим трактиром, где новые вещи жарят в старых духовках»? Ну и всё в том же духе.

  Хотя, надо отдать должное продолжателям рода «Botin» – меню на русском языке неточностями не страдает. Причём его можно было взять с собой на память (мы ещё и автограф у шеф-повора попросили). Очень нас умилила также приписка: «Имеется книга жалоб и предложений».

  Обстановка залов «Botin» отличается скромностью (это вам не «Турандот» у Тверской!) – здесь немалыми усилиями сохраняется дух того самого трактира, в котором трудилось первое поколение рестораторов. Картины, портреты, сувениры – всё это развешано по стенам без видимой системы; на окнах – обычные деревенские шторы; пол, насколько я помню, каменный; внутри здания много каких-то закоулочков и лестниц. Но самое главное – блюда, действительно, оказались отменными. Правда, фирменного молочного поросёнка (или как написано на сайте, поросёнка-сосунка) мы заказывать не стали по этическим соображениям.

  О других достопримечательностях Мадрида мы получили весьма скромное представление, объехав их с гидом за несколько часов. Самым значимым пунктом программы, как водится, стало посещение «Prado». Нам повезло, что гид, искусствовед по образованию, непросто провела нас по залам, но и рассказала о некоторых тайнах тех или иных произведений. В том числе, мы узнали, КАК нужно смотреть, допустим, картину Веласкеса «Менины» и КАК читать «Сад наслаждений» Босха. Попутно мы тормозились там, где, в общем-то, остальные пробегают, но экскурсовода это тоже не смущало, за что ей искренний поклон.

  То, что не успелось, пришлось навёрстывать при помощи Интернета. Хотя некоторые неожиданности, связанные с именами художников, нас ещё поджидали. Так, попав на станцию метро Гойя, мы обнаружили на стенах коллекцию «Капричос» великого мастера, среди которых я нашла и свою любимую: «Вот так наставница». Поскольку для таких работ не существует понятий «оригинал» и «копия», то сами понимаете…

  Однако на шедевры Гойи почему-то никто не покушается, чего не скажешь о карманах безобидных граждан. Именно на этой станции, кстати, практически безлюдной, из переднего кармана джинсов(!) моего мужа, умудрились умыкнуть 100 евро. Для этого воришки предприняли классический отвлекающий манёвр: один отряхивал с правой стороны джинсов несуществующую грязь, а второй умудрился засунуть руку в левый карман. Бдительные испанцы, жестикулируя на тему увиденного, заставили мужа вспомнить о случайной сотне, которую нам отдали друзья после совместного обеда (вообще-то мы не носили с собой наличность даже в таких размерах). По горячим следам воришек поймать не удалось. А ведь так не хотелось верить в рассказы о вороватом Мадриде…

  Чтобы подсластить пилюлю, мы отправились на поиски дорогих магазинов. Находятся они, отнюдь, не на Gran Via, как иногда сообщается на туристических сайтах, а на Paseo de Recoletos (район площади Колумба), до которой нужно проехать несколько станций на метро. Именно здесь «ютятся» «Armani», «Prada», «Versace», «Valentino», «Max Mara» и другие. Но по случаю того, что сезон распродаж подходил к концу, на прилавках было практически пусто. Поэтому пришлось вернуться в свой район, утыканный зелёными «иглами» супермаркетов «El corte Engles». Но в них мы приобрели только сувениры.

  Впрочем, домой я возвращалась не с пустым чемоданом, радуясь, что обладаю своего рода эксклюзивом. Мой гардероб пополнился шёлковым платком ручной работы с изображением мозаики Альгамбры и двумя футболками – от «Pacha» и от музея Tissen Bornemisza, которые в обычных магазинах не купишь. Но гораздо больше места занимали книги, проспекты, карты, которые накопились за месяц путешествия по Испании. Этот бесценный клад сейчас в некотором беспорядке лежит на моём столе – его ещё предстоит разложить в специальную папку, чтобы ничего не потерялось. А значит, я ещё какое-то время не буду скучать с Испанией.

 

 



Прочитайте еще Отзывы о Испании:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.