Восточные сказки или замолчи лицо, нигар нирусский , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Восточные сказки или замолчи лицо, нигар нирусский

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Египте > Восточные сказки или замолчи лицо, нигар нирусский

Погнали!!!

Большинство наших с вами соотечественников давно уже пропалили фишку, что отдыхать – хорошо, а хорошо отдыхать – это и совсем уж замечательно, в общем-то. И поэтому, вместо того, чтобы ехать загорать на солнышке и полоскать в морской водичке свои заебавшиеся на работе тушки во всякие Крымы и прочие Сочи, приноровились летать в более-менее экзотические для среднестатистического гражданина необъятной нашей родины Турции и Египты. Благо в период межсезонья туристические компании в сговоре с отелями и всевозможными посредниками и провайдерами, дабы не прогореть по причине засухи рек клиентов, снижают цены прямо таки до неприличия. Ведь большинство людей хотят, чтобы Новогодние праздники оставили в памяти незабываемые впечатления, а лето, знает даже самый обдолбанный торчок, – это пора отпусков и время, когда все стремятся оторваться по-полной, окончательно придя в себя после зимней полуспячки. Вот тут-то и можно свернуть с проторенной тропы и устремиться в лесную глушь в поисках халявы. Короче, когда 1 декабря моей маме позвонила подруга, работающая в турфирме, и предложила взять две горящие путевки в Египет, у вопроса «Ехать или нет?» сразу же начались проблемы с потенцией. Он упал и больше не стоял спустя пять минут после того, как я воспользовался подсказкой «Звонок другу». Змея, не долго думая, согласился отдать двести долларов за путевку, включавшую в себя перелет туда и обратно, визу, проживание в четырехзвездочном отеле, шведский стол, и жаркое лето холодною зимой. Тысяча и одна… Тфу, блять!!! …восемь дней и семь ночей арабской экзотики.

Я только-только уволился с заколебавшего меня до рвоты места работы, а друг мой, по сути, вкалывал сам на себя, снимая фильмы, клипы и прочие сериалы, так что ничто не стояло у нас на пу-ути-и и не мешало и-идти-и туда, где солнце будет све-ети-ить и где можно впечатлений раздобы-ыть, где телки будут задницами кр-уути-ить и где сам бог велел ту-уси-ить, слыыышь, да-а-а-а?. ЙОУ, МАЗАФАКА!!!… Блин, аж клаву слюной толстых губ забрызгал и бейсболка со сцены в толпу грохнулась. Вообщем, все обстоятельства кричали нам – «ЗИГ-ХАЙЛЬ, РЕБЯТА, ЕДТЕ И НИ О ЧЕМ НЕ ДУМАЙТЕ, А ТО УМРЕТЕ ЖЕ СКОРО И МИРА НЕ ПОВИДАЕТЕ, ТОРМОЗА ХРЕНОВЫ-Ы-ы!!!». Но, как известно, тормоз – тоже механизм, и спустя полчаса мы с другом уже вовсю катили на его тачке в офис фирмы предоставить наши загранпаспорта, заплатить бабки и заодно оформить и получить необходимые документы. Однако нас ждал небольшой облом. Так как время работы курьера стремительно близилось к завершению, нам сказали, что придется встретиться с представителем фирмы уже непосредственно в зале ожидания и забрать билеты лишь за два часа до нашего рейса «Домодедово – ХургАда». Заскочив домой, мы по-быстрому собрали лишь все самое необходимое и, договорившись с приятелем о том, что он нас довезет, поехали в аэропорт, предварительно забежав по дороге в магазин. Дело в том, что, как нас предупредили в фирме, в Египте действует сухой закон, и ввоз алкоголя лимитирован – три литра на человека, а цены слишком велики для привыкшего к обилию и доступности русского почитателя синюшного трэша и угара. Поэтому, после непродолжительных подсчетов, мы решили взять двенадцать бутылок водки, которые составили бОльшую часть моего багажа. Приехав, мы затарились мерзким, «дешевым» по меркам аэропортов баночным пивом и принялись с трепетом ждать час Х, через каждые десять минут бегая в расположенный в другом конце зала ожидания туалет, чтобы излить там свою душу. Невозможно было не заметить обилие хачевствующих элементов, не прекращающих ни на секунду заполонять собою просторы нашей временами великой родины. Они сидели с громадными сумками и баулами повсюду, спали штабелями на лавках, полу и даже друг на друге. Одеяния их наводили на мысль, что мы попали на готовый с минуты на минуту начаться показ мод «От Кутюр Чуркизовского рынка». Однако почему-то модели не вызывали у нас особого восхищения. И мы были очень рады переключить свое внимание на только что прилетевшего с каких-нибудь Карибов загоревшего, откормленного русского мужчину. Было сразу видно, что он очень сильно не хочет заканчивать отдыхать и от последних мгновений попытался взять по-максимуму. Чувак был пьян «в пальто», и его жене стоило огромных усилий, чтобы не дать ему грохнуться плашмя об отражение в мраморе пола электрических огней ночного аэровокзала. Он очень сильно напоминал реальную версию мультперсонажа по имени Гомэр из сериала «Симпсоны». Его лицо тупого воробья, выпавшего из гнезда, было, не долго думая, запечатлено в памяти моей видеокамеры, которую я очень боялся брать с собой, имея привычку проебывать вещи по пьяни. Кадры, когда он наклонился, чтобы поднять упавший сотовый телефон и, потеряв равновесие, рухнул всей тяжестью своего тела себе же на лицо, точно заслужили бы первое место и денежный приз в телепередаче «Эти забавные животные» отправь я запись по указанному в конце программы адресу. Мы со Змеей похлебывали пивко и чудом сдерживались от истеричного ржача в момент, когда он сидел на полу, как верный пес с покорным лицом, и гордо смотрел куда-то вдаль сквозь людей и стены, а жена, словно на поводке, держала его за шкирку, не давая завалиться на бок. Картина маслом – «Мы с Полканом на Кавказской границе». Но веселье постепенно стало мутировать в тревогу. Час Х настал, а представитель фирмы даже и не начинал пытаться появляться. Мы пересели в безлюдный темный уголок аэропорта, откуда было видно условленное место встречи и начали переживать и даже беспалевно курить. Окончательно впасть в отчаяние нам не позволяли трое шумных бухих теток, также как и мы, летевших куда-то отдыхать. Они были уже изрядно подшофе, но продолжали разливать водяру по пластиковым стаканчикам. Их пьяные шутки были из той серии, когда ты смеешься не над самим приколом, а над его исполнением. Объектом их нападок было все и вся имевшее несчастье попасть в зону их видимости. Алкоголь делал свое дело очень умело – повышенная эмоциональность, неудержимое веселье и потеря сдерживающих социальных факторов, или как там они правильно называются в медицинских энциклопедиях, говорили вам о том, что девчонки, как поет Серега Шнуров, бухают, но могут ускориться. Змея взглянул на меня, заразно улыбаясь, и мы синхронно рассмеялись, непроизвольно снизив уровень тревоги. Мы оба знали, что их попутчикам и стюардессам предстоит очень серьезное испытание. Бухие бестии разошлись не на шутку и отнюдь не собирались останавливаться. Когда они свалили, я снова начал тонуть в тревожных раздумьях. НУ ГДЕ ЭТОТ ЕБЛАН ШЛЯЕТСЯ, УБЬЮ НАХУЙ, СУКА?!… ЗАЕБИСЬ СЪЕЗДИЛИ!!!…, – были одними из самых приличных мыслей, навещавших в тот момент мою уже изрядно нетрезвую голову. Время до отлета неумолимо бежало вперед, и мы уже начинали паниковать. Змея пошел на разведку, и выяснилось, что ебланы как раз таки МЫ, а столик с логотипом фирмы вот уже больше часа как стоит на месте и выдает билеты таким же спонтанным бедолагам, как и мы. Взяв тикеты, направились на регистрацию. Поднимаясь на второй этаж на эскалаторе, я оглянулся назад и увидел как с расположенной напротив волшебной лестницы, лежа в неестественной позе, спускается прямо в лапы секьюрити убежавший от жены Симпсон. Я воспринял это как хорошее предзнаменование.

Пройдя регистрацию, мы вальяжно отправились в Дьюти-Фри и, взяв по бутылке Мартини, пошли расплачиваться. Кассирша посмеялась над нашей наивностью и заверила, что лимит на алкоголь – это все ерунда. Взяли еще по одной. Угнездившись на сидениях возле выхода на посадку, мы включили камеру и запечатлели себя чокающимися и пьющими из горла за наше незабываемое кругосветное путешествие. Время до посадки пробежало быстрее, чем шуганная кошка перед мчащимся на красный свет самосвалом и вот мы уже внутри самолета, выезжающего на взлетную полосу. Летавший ранее лишь пару раз Змея заметно нервничает, а я демонстрирую хлещ Мартини из горла и прикалываюсь над ним, и окружающими, нарочито громко размышляя вслух, что в новостях снова упали два самолета и мы щас всей тусней разобьемся на хуй. Далее слайды смутных воспоминаний полета и поездки до отеля на автобусе сменяют друг друга, но проектор заметно барахлит, а в конце и вовсе вырубают электричество…

День 1 – Разведка

…Очухался я темным вечером в небольшом, но чертовски удобном и комфортабельном номере, расположенном на втором этаже, с балкончиком, выходящим на обсаженную декоративными пальмами и прочими тропическими растениями неизвестной экзотической породы площадку, занимающую всю внутреннюю часть П-образного корпуса огромного госиничного комплекса отеля «Sea Gull». Выйдя на нее с балкона и, тем самым, открыв для взора простирающуюся справа панораму, я был поражен дикой красотой моего, к величайшему сожалению, кратковременного местопребывания. Красивые стены корпуса, выполненные в восточном стиле, тотчас же вызвали в памяти арабские сказки с их диковинными дворцами, полными загадок и тайн вечности. Внизу был размещен трехъярусный бассейн, словно позаимствованный из фильмов про Малибу, а расположенная на расстоянии двадцати пяти удавов, четырех верблюдов, тридцати шести обезьян и двух с половиной Петросянов, а попросту – приблизительно в пятидесяти метрах от нашего логова, высоченная башня, увенчанная огромным рестораном в форме диска крутящейся летающей тарелки из фантастических фильмов, полосующей ночное небо разноцветными лазерами, произвела на меня неизгладимое даже новым улучшенным утюгом от «Тефаль» впечатление. Этот резкий контраст сплетения хай-тек стиля с безвременьем, как ни странно, дарил ощущение гармонии и мира во всем мире. Даже и не верилось, что в этот момент на планете происходят ужасные вещи.

Змея спал на второй кровати и я, стараясь не потревожить его отдых, взял камеру, точно помня, что мы что-то снимали. Перемотал на начало, включил. Это называется «вспомнить все». Вот мы пьем пиво в Домодедово… Симпсон в ударе… вот Змея делает несколько глотков из бутылки с Мартини… в следующем эпизоде уже я осуществляю протяжную серию хлебков… «стюардесса по имени Жанна» подходит и делает нам замечание по поводу включенной камеры… тут уже настоятельная просьба с угрозой в голосе выключить и убрать, а я говорю, – Вы смотрели телепередачу «Тропы Шахида» рубрику «Как правильно угнать самолеты»!…вид из иллюминатора с высоты несколько километров, не знаю точно… я снимаю, как моя рука с пластмассовым ножиком громко ожесточенно пыряет булку от авиаобеда спящего Змей так, что его выдвижной столик весь трясется и хрустит, а пластиковый стаканчик с соком падает на пол, от чего он просыпается, делает безумные глаза и с шипением «Ты че творишь?! Успокойся, блин, с-ссука!!!» отнимает у меня камеру… вид из окна автобуса, который везет нас от самолета к зданию аэропорта Хургады, камера перемещается на меня, улыбающегося и шатающегося в зимней куртке, криво одетой на голый торс, как герой игры Мортал Комбат перед тем, как ему сделают «Фаталити», держащегося за поручень и сжимающего в другой руке батл Мартини, небрежно, как у уличных нигеров в американских фильмах, завернутый в пакет. Видимо, я боялся, что египетские мусора заберут в плен за распитие спиртных напитков в общественном месте. Двое девушек смеются и отворачиваются в окно, остальные люди настороже… я в обнимку с каким-то афро-камбоджийцем в униформе секьюрити аэропорта, очень эмоционально шпарящим что-то по-французски, передающим приветы и, напоследок, показывающим в объектив сатанинскую козу… салон автобуса, везущего нас до отеля, и серия глотков в моем виртуозном исполнении на фоне приветствия и общего инструктажа нашей очаровательной гидши…

– А! Ты еще в самолете, пока не вырубился, несколько раз хватал спинку кресла впереди тебя и дергал ее туда-сюда. Впереди тетки молодые сидели, а ты такой трясешь их сидение и верещишь «Мы литим в Игипит к мумиям, а-а-а-а-а-о!!! ». Они вначале смеялись, а раз на пятый уже сидят и хрен поймут че ты от них хочешь. – поведал мне Змея, а я сказал, имитируя Фашиста из «Брата-2», что такое бывает.

Выйдя из номера, мы спустились на расписанном изнутри фараонской символикой – мумиями, жрецами и прочими шахидами, позолоченном лифте в огромное фойе с покрытыми арабскими узорами стенами, пальмами, огромными люстрами, свисающими с уходящего в небо потолка, плазменным телевизором и металлоискателем на входе. Я вторично, уже по трезвяку, охренел от роскоши убранства отеля и сказал об этом Змее. Улыбнувшись, он ответил, что сегодня где-то это уже слышал. Какой-то мужчина, похожий на хитрого гада, засмеялся, глядя на меня, и спросил как дела. Я недоуменно ответил, что все в порядке, а, когда мы отошли, Змея, улыбаясь, сказал, что днем, приехав в отель, пока он занимался оформлением нашего заселения, я беседовал с этим латышом, приехавшим с женой отдохнуть. Затем меня достали беседы и я начал лезть к нему брататься. Разобравшись с бюрократией, Змея увидел меня сидящего в кресле напротив парня и похлопывающего его по спине. Я что-то увлеченно ему втирал, а он сидел и делал вид, что с интересом меня слушает. А напоследок, перед отходом в номер, я схватил его за затылок и с выражением «Ну-мы-то-с-тобой-знаем-что-почем-братэлло» на лице несильно побился своим лбом об его нос в знак признания и уважения.

Выйдя наружу, я отметил, что отель наш находился в центре города на самой фешенебельной улице, и мое не протрезвевшее до конца сознание сразу же было атаковано отовсюду: яркие огни ночных магазинов ударили в глаза, оживленное уличное движение и беспрерывные сигналы странных маршруток из семейства «Тойота» – в уши, а тропические деревья по краям тротуара, непривычная искрящаяся от неона булыжная мостовая и разнообразной формы и расцветки экзотические дома помогли мне окончательно убедиться, что все это не словленная мною белка. Я действительно в Египте. Дома снег, метель и холод, а тут жара и я одет в рубашку с коротким рукавом. Мы просто не спеша пошли без особой цели гулять и смотреть что к чему. Никакой суеты и спешки, только любопытство и постепенно приходящее осознание, что мы предоставлены самим себе и вольны делать ЧТО хотим, СКОЛЬКО хотим и, аллах любит троицу, КОГДА хотим. Довольно быстро заебавшись смотреть на пестрые магазинчики с сувенирами и вяло отбиваться от назойливых продавцов, мы свернули во дворы. Только что мы шли по прибранной, искрящейся в ночи, словно гирлянда на новогодней елке, улице и вдруг оказались в темном закоулке с простенькими, но от этого даже более впечатляющими, торговыми лавками, недостроенными домами и кучами мусора, органично дополняющими экзотический облик окрестностей. Романтика, блять! Мы без проблем нашли где купить местного вкусного пива «Стелла» и взяли для разгона по пять батлов. Заценили дешевые местные сигареты для плебса «Клеопатра» – что-то типа нашего Альянса, но качество и вкус табака не в пример лучше. Здесь, в отличие от центральной улицы, местные аборигены не были свирепо любезны и приставуче обходительны, жаждая впарить наибольшее количество своей хрени. Они лишь стреляли в нас беглыми взглядами и проходили мимо. Было видно, что тут нет ничего лишнего, никакой курортной мишуры и заходят сюда только по делу, а жизнь местных так же однообразна и скучна, как и в каждом другом спальном районе любого города Земли. Хотя, если принимать за чистую монету все слухи о похищениях иностранных женщин, торговле наркотой, то здешние джигиты по уровню актерского мастерства дадут фору любой голливудской кинозвезде. Такие вот мысли тусовались у меня в голове, когда мы стояли за углом строящегося здания и писали на груду битого кирпича. Затем, за неимением лучшего в столь поздний час, мы совершили акт чревоугодия в местном Макдональдсе, с трудом обороняя тошный хавчик от сонмов кошек-бомжей египетской национальности с лицами сфинксов. Змея нашел в своем американском бутерброде спиралевидный волосок, выпавший явно не с головы, и с удивлением кинул «лакомство» на землю, после чего мы стали свидетелями настоящих кошачьих беспорядков. Антиглобализм форева!!!

Дорога обратно до отеля ознаменовалась следующим событием – когда мы проходили возле какой-то дискотеки, за нами увязался нигер с косичками. Но, так и не успев послать его на хуй, мы поняли, что впаривать он нам ничего не собирается. Вернее собирается, но лишь в форме рекламы. На смеси английского с русским, он начал рассказывать, почему мы просто обязаны посетить именно этот ночной клуб. В принципе мы были заинтересованы сходить куда-нибудь в подобное заведение, так что диалог имел продолжение. Подошел еще его брат и я, взвалив на свои опохмеленные плечи обязанности переводчика, стал расспрашивать их о проблемах нигерской жизни в Египте. Оказалось, что они работают на дискотеке зазывалами, а в свободное время раздолбайничают, курят дурь и особо ни о чем не парятся. Взяли по бутылочке пивка, разговор зажурчал быстрее и веселее и вот уже мы договариваемся встретиться в полночь на следующий день на том же месте, чтобы купить у них, по их словам, улетного египетского гаша. Пятьдесят баксов за три грамма. По-любому кидалово, но не будем же мы подходить к нашей самке гида Ане и спрашивать где лучше брать и почем. Вообщем первый день был довольно насыщенным и мы, уставшие, но довольные, окончательно убыли в расположение гостиницы. Потупив немного перед телевизором и посмотрев программы на арабском, французском и хохляцком (!!!), мы пошли на находящийся на территории отеля пляж. Грохнувшись на один из многочисленных шезлонгов, я закурил «Клеопатру» и уставился на звездное небо. Змея же пошел помочить ноги в морской водичке. Когда он вернулся, до нас сразу же интеллигентно и культурно доебалось что-то типа местного патруля. Очкастый крендель на бэйджике стал нам парить, что ночью купаться запрещено. Поговорив с ним немного и поняв, что от количества выпитого у меня уже заплетается английский язык, мы пошли обратно в номер. Поднимаясь по спиралевидной лестнице на наш этаж, мы были, мягко говоря, очень впечатлены. На территории отеля повсюду были понатыканы маленькие пластиковые елки и пальмы с гирляндами разноцветных лампочек. Они горели в ночи, и зрелище это было потрясающе. В номере пили пиво, делились впечатлениями и разговаривали о всякой хуйне, а затем незаметно для себя самих вырубились.

День 2 – We are stupid tourists

В 8.00 нас разбудил пидор-будильник сотового телефона Змеи. С трудом восстали с постели и пошли вниз на завтрак. После мощной обжираловки всем попало, вернулись в номер взять денег и отправились за сувенирами. На улицах продавцы, лавочники и прочее жулье через каждые два шага доебывались до нас с вопросом «Эй, вэраю фром?». Получая ответ «Москоу», они улыбались и эмоционально восклицали «Рускай, да?», а затем непременно следовал вопрос «Сколько дней Египте?». Короче, мы охренели, когда поняли, что, минимум, пятьдесят процентов местных более-менее сносно говорят по-русски. В общем-то, и туристов из России было намного больше, чем всех остальных вместе взятых. Надписи и вывески в Египте делятся на три категории – английские, арабские и русские. Нехреново штырит, когда идешь по незнакомой, непривычной мусульманской улице и видишь вывеску «Аптека» или бар «Зкватор». Конечно, правописание иногда хромает, но сам факт ориентирования на российскую публику говорит о том, что бОльшую часть дохода индустрии туризма приносят именно наши соотечественники. Скорее всего, отправной точкой для этого можно считать период, когда в отелях Египта гремели взрывы и туроператоры продавали путевки за бесценок. Отдыхающие сдавали билеты, требовали назад деньги, и только русские, бросая все, бежали в офисы фирм за горящими турами. Ехали с детьми. Ну, как же так, Володя с Катей в Египте ни разу не были, а тут такая возможность прекрасная подвернулась. Просто в России теракты, для людей ими не затронутыми, давно стали будничным явлением, которое случается с другими. Невиданная халява оказалась сильнее страха потенциальной смерти.

Главное правило на отдыхе в Египте – Никогда не иди на поводу у араба!!! Мы просто шли по улице, когда к нам подлетел жирный небритый египтос и традиционно спросил «Эй, вэраю фром?». Узнав откуда мы родом, он на ломаном в восьми местах русском сказал, что сегодня первый день работы его нового магазина и скидка на все товары – 50 %. Мы ответили, что гуляем и пока ничего покупать не собираемся, но он предложил просто пойти посмотреть товар и попить настоящего арабского чаю. Пить, в общем то, хотелось не на шутку, зашли, и понеслась. Магазин его специализировался на парфюмерной продукции – духи, туалетная вода и далее в том же духе. Хозяин налил нам красного чаю с какими-то водорослями вместо заварки и стал показывать бесчисленные флаконы, попутно поясняя, что в них налито. На самом деле это были хорошие духи, и мы купили в подарок мамам и сестрам «Клеопатру», а Змея купил себе еще и «Тутанхамон». Процесс сделки состоял из того, что с серьезнейшим видом, как в фильмах про торговлю наркотой или иные стремные махинации, мы попеременно с продавцом набирали цифры на калькуляторе и передавали его друг арабу бесчисленное количество раз. Сбили цену, насколько это было возможно. Также купили хороший кальян высотой где-то около полуметра всего за 20 баксов в египетском эквиваленте, арабские-народные клетчатые платки на голову, а Змея в довесок приобрел красивую пепельницу и какие-то статуэтки. Хуй знает, как так получилось, но нам впарили еще один «Тутанхамон». Провожая нас до выхода, ушлый торгаш, не переставая, снимал с полки товары и, называя цену, протягивал нам. Получая в ответ лишь отрицательное махание головой и крики, что он, блять, нас и так уже ободрал, хотя мы просто шли по улице, продавец делал такое обиженное лицо, словно минуту назад мы снимали гейскую садо-мазо порнуху про некрофилов, где главную роль играл его отец, вовлеченный во все это путем обмана и угроз. Выйдя наружу, мы вздохнули с облегчением и решили больше не рисковать. Вернулись в отель и время до темноты провели на пляже, где я с садистским смехом встретил новость о том, что Змея не умеет плавать. Поужинав, снова вышли в город убивать время до полуночи. Зашли в офис рекомендованной нашим гидом фирмы, оплатили экскурсионную поездку на яхте, которая должна была состояться на следующий день и пошли дальше шакалить по окрестностям.

На бензоколонке к нам подошел ребенок беспризорной наружности в дешевом спортивном костюме и капюшоне, скрывающем глаза. Хаченыш ушло поинтересовался не желаем ли мы купить сигарету с марихуаной за 10 фунтов, что в переводе на более привычные нам деньги означало 60 рублей. Мы были не против и дали вундеркинду две купюры по 5. Тварь посмотрела их, затем что-то спросила у своего более старшего подельника и невозмутимо передала Змее деньги назад, говоря, что травы в данный момент, к сожалению, нет. Однако, вместо пяти фунтов, он вернул купюру в пятьдесят песо. Короче мы не стали обыскивать гада, а просто погрозили ему пальцем и сказали, что он нехороший человек и ебаный пидор. Ну не ебашить же его прямо на улице с разбегу двумя ногами в падении!!! В общем, Иисус любит тебя, арабская гнида.

Без четверти двенадцать мы уже ошивались возле дискотеки в ожидании нашего нигера. Спустя некоторое время мы засекли его крутящимся возле каких-то иностранных туристок. Увидев нас, он коварно улыбнулся и сделал знак головой следовать за ним. По пути я передал ему деньги. Пройдя метров двести, мы оказались за чертой города. С одной стороны дороги тянулись бескрайние поля, а с другой – дикие пляжи, огражденные ржавым сетчатым забором. Вокруг не было ни души, и лишь полная луна над бескрайним морем, сливающимся на горизонте с небом, была свидетельницей того, как он, заговорщицки улыбаясь, пожал мне руку, передав запаянный в полиэтилен философский камень. Прямо таки момент из шпионского триллера. Затем мы вернулись обратно в искрящийся ночной город. Немного поболтав о том о сем, распрощались и пошли в отель. По дороге, не выбирая, купили самую дешевую пластиковую бутылку 0,5 с каким-то напитком внутри и, глотнув пару раз, вылили в унитаз. Замутили и дунули по паре плюх. Однако, несмотря на все наши усилия, приход к нам не торопился. Змея очень огорчил меня, сказав, что нас могли наебать, подсунув вместо хэша какой-нибудь пластилин. Получается, мы выбросили 50 баксов на ветер!!! Оставалось лишь надеятся на чудо… В ПЕРЬЯХ, БЛЯТЬ!!! Очень обломное чувство охватило меня и, после того как я зашел в совмещенный санузел, сел на край ванны и в отчаянии обхватил голову руками, ко мне пришло понимание того, что вштырило отнюдь не по-детски. Невидимые потоки подхватили меня и понесли, швыряя в разные стороны, закидывая в водовороты и в брызги разбивая о прибрежные астральные камни. Когда дверь туалета отворилась, и вошел Змея в арабском платке на голове, глубинные течения как раз тащили меня обдолбанной мордой по каменистому дну, и я просто-напросто не мог не рассмеяться. Минуты две мы, не переставая, заливались самым изощренным смехом, а, успокоившись, отправились в комнату пить водку. Змея разливал и, очень профессионально имитируя хачевский диалект, развлекал меня, говоря что-то типа:

«Э-э-э, чурка нэруский, давай выпьем нашей чеченской водочки, гнида ибаная!!! Знаишь как у нас ф Чичня гаварят «Я тибя уважаю»? Нада гаварить «Я арабский выебо-ок!!!», и я пайму, щто ты мине уважаишь. Давай, гавари… ГАВАРИ, Я ТИБЕ СКАЗАЛ!!!… вот, типерь будишь па гораду хадить и фсием туристам гаварить, щто ты их уважаишь».

Выпили, дунули еще, и его увеселительный монолог продолжился уже на территории отеля, когда мы взяли по пиву и припарковались за столиком возле дискотеки, где туда-сюда постоянно шарахались пьяные русские отдыхающие. Они оборачивались и в недоумении смотрели на моего друга с лицом, завернутым в шахидский платок, очень громко и эмоционально говорившего:

«Я СКАЗАЛ ЗАМАЛЧИ СВАЕ ЛИЦО НИГАР ИБАНЫЙ!!! Знаишь как у нас ф Чичня правиряют афтамат? Бирешь рибенак, кладешь иво на каминь и из афтамата – ТРА-ТА-ТА-ТА-ТА!!! Если харощи афтамат, то галава разлитаица как кувшин, если плахой афтамат – бирешь другой рибенак, ПОНИЛ, ДА, ЧУРКА ИБАНЫЙ???!!! Я ТИБЕ ВРОТАБАЛЬ, ПИДАР НИРУСКИЙ!!!».

Я делал все возможное, чтобы не рассмеяться в голос и не запороть прикол, однако под гашем это было не так-то просто, поэтому мой дикий смех на фоне повествовательной речи Змеи наводил шороху на окружающих, которые прекращали свои веселые вопли и разговоры и проходили мимо молча. Все это мы снимали на камеру, и у нас получился очень хороший материал для семейного видео, которое можно было бы назвать «Невероятные приключения чеченских сепаратистов в Египте».

Затем мы отправились в город еще за пивком. Купив то, что нам было нужно, мы вернулись домой. На проходной гостиницы охранник-нигер, несущий дежурство за столом возле металлоискателя на входе, узнав нас, улыбнулся и сказал «Прив-и-ет». Мы поприветствовали его в ответ и на вопрос «Как дела?» ответили, что все нормально. Хитро ощерившись, он громко крикнул «ЗАЙЕБИСЬ!!!???», и мы втроем разорвали тишину пустынного фойе укуренным смехом а ля «Чудаки на Эм Ти Ви».

Поднялись в номер, дунули еще, удобно расположили свои просветленные тела на балконе, зажгли кальян и стали разговаривать о бренности бытия. Мы сошлись на мнении, что мир устроен совсем не так, как должен. Формула успеха «Наеби прохожего на тебя похожего» не дает людям до конца раскрыться, быть честными и в полной мере делать и говорить то, что они хотели бы, ведь если ты искренен по отношению к окружающим, то они читают тебя как книгу и начинают внаглую тобой пользоваться. Если же ты все-таки ведешь себя немного странно, идя на поводу у своих заморочек, то ты становишься непредсказуемым. Неизвестно что от тебя можно ожидать, а неизвестность, так уж повелось, пугает и, так как признание приходит далеко не ко всем, ты становишься мишенью для атак. Поэтому люди стараются вначале проанализировать возможную реакцию окружающих на свои поступки и слова, вследствие чего многое теряется, не договаривается, остается навсегда заточенным в их душе. Боясь поражения, мы сами себя ограничиваем, принимая это как должное. Это означает, что мы никогда не придем к полному взаимопониманию. Мы без конца будем сталкиваться, порабощенные нормами, традициями и прочими понятиями.

– Вот прикинь, – задвинул тему Змея – ты такой едешь в Египет, опаздываешь на рейс, у тебя есть деньги, но они тебе нужны. Ты тормозишь тачку и шоферу объясняешь все. Говоришь: «Слушай, я в Египет еду отдыхать, опаздываю на самолет. У меня деньги есть, но они мне нужны на траву и бухло, ну, чтобы отдохнуть нормально, а лишние незапланированные затраты мне ни к чему». А он тебе: «Черт, я с работы еду отдохнуть, ваще заебался седня, но ты – человек, садись, я тебя бесплатно отвезу». Или ты обратно возвращаешься, гаша накупил, а в аэропорту охрана по рентгену пропалила, что у тебя пол сумки наркоты и ты такой: «Бля, извините, я знаю, что это незаконно, но я хотел друзьям гостинцев привезти, блин, не сажайте меня, у меня крыса некормленая дома осталась одна!!!». А они такие: «Бля, да не вопрос, ты – человек, проходи, мы ниче не видели. Как отдохнул-то? Нормально? Ну, приезжай еще. На вот тебе еще травки, а мы себе потом купим, ты ведь может египетской и не дунешь никогда больше в жизни»…

Ну, и дальше в том же духе. Стали развивать эту тему. Очевидно, что 99 процентов людей при нынешнем положении вещей стали бы просто нагло пользоваться таким безотказным гуманизмом. Следовательно, корыстные мысли должны исчезнуть как явление из сознания человека. Неизвестно чем там закинулись Адам и Ева, поставив тем самым мир на рельсы, ведущие к бездонному обрыву, но ясно одно – изменить ситуацию в лучшую сторону сейчас, скорее всего, невозможно. Можно лишь постараться не усугубить ее. Короче, закончилась наша ночная беседа совсем уж по-детсадовски. Мы пришли к выводу, что было бы нормально, если бы отказать не могли только нам и ограниченному кругу близких людей. Затем еще позаморачивались, придумывая различные афоризмы, среди которых самым удачным был чисто гашишовый загон «Ты его расплющишь, и он тебя расплющит…». Немного поржали, а затем Змея свалил спать. Я закурил «Клеопатру», включил плеер с «Cypress Hill» и долго неотрывно смотрел на летающую тарелку-ресторан. Затем сон загнал в постель и меня.

День 3 – Коралловые рифы и шоу трансвеститов

Будильник на сотовом Змеи добросовестно исполнял свои обязанности, но нам было похуй на его убогую встроенную полифоническую мелодию. В результате нам удалось успешно проебать завтрак и, встав около десяти, мы отправились в город на поиски корма. Решили зайти в расположенную метрах в пятидесяти от отеля забегаловку «Пицца Росси» и заточить чего-нибудь за столиком на открытом воздухе. Заказали пиццу и напитки из экзотических овощей. Хавчик был просто божественным, и наши довольные чушпанские рожы смотрелись бы просто великолепно на каком-нибудь баннере, рекламирующем это замечательное заведение. Вернулись в отель, нашли на пляже нашу группу, подождали с полчаса пока подготовят к отплытию яхту, и, погрузившись на посудину, отчалили, держа курс строго на коралловые рифы. Ярко сияющее солнце, голубое небо с редкими пушистыми облачками, море всех оттенков синего с кристально чистой водой, свежий бриз и размеренная качка, так безжалостно заебавшая своей морской болезнью несчастного туриста то ли из Польши, то ли из подмосковных Люберец. Проходящие мимо суда приветственно сигналили и гудели. Наша яхта в долгу не оставалась, но все это потеряло для меня всякий интерес, так как внимание мое приковало к себе рыболовное судно с металлическими бортами, взвивающимися высоко над водой. Форма его была будто бы позаимствована из романа про подвиги отчаянных флибустьеров. За кормой тащились огромные сети, а на палубе столпились арабские небритые черти в засаленных национальных шмотках. Не хватало лишь знамени с «Веселым Роджером» или эмблемой какой-нибудь «Аль-Каиды» над их головами, покрытыми клетчатыми платками. Головы эти смеялись и что-то кричали нам вслед. Возможно, веселые рыбаки решили развлечь туристов. А может просто на борту у них завалялось тонны две первоклассного героина и дюжина пленных рабов на продажу, число которых благодаря нам может заметно увеличиться. Пираты, нах!!! Лет через пятьдесят маленьким детям будут читать на ночь рассказы про похождения доблестных террористов. Это так же ясно, как и то, что ломка сменяет торч. Времена меняются, но суть остается той же. Однако мысли эти залегли на дно как косяк дельфинов перед штормом с осознанием того, что мы наконец-то достигли цели нашего путешествия. Матросы припарковали многострадальное корыто и бросили якорь. Все похватали маски с трубками и ласты и принялись увлеченно нырять, осматривая видимые даже с палубы кораллы. Я последовал их примеру и, мягко выражаясь, слегка прихуел от беспредела красок и количества рыб, плавающих прямо возле отдыхающих. Но поймать хотя бы одну и погладить ее как кота у меня никак не выходило. Маленькие были проворны и хитры, а твари размером с молодого ребенка – слишком пугающи. К тому же при попытке их схватить последние съебывались что твои торчки из фильма «На игле» от мусоров и службы безопасности обворованного магазина. Все плавали и радостно делились впечатлениями. Все, кроме попытавшегося нырнуть, но от страха прилепившегося к ржавой лесенке у кормы, Змеи. Однако радости у него было отнюдь не меньше чем у остальных. Там ему было не очень сухо, но довольно таки комфортно и оттуда уже он продолжал осматривать подводные окрестности. Всем известно, что в Красном море плавают даже кирпичи, но ублюдок в очередной раз провафлил свой шанс научиться держаться на воде. Две симпатичные девушки почему-то позвали меня сплавать дальше от корабля, где можно было стоять на кораллах. Там мои попытки погладить рыб также потерпели фиаско, но зато мы встретили бесчисленное множество морских ежей. Ласкать их (ежей, а не… DOWN, BOY!!! DOWN!!!… …ДА, ЛЯЖЬ ТЫ, СУКА, ДЖИНСЫ НОВЫЕ ПОРВЕШЬ У-У-у!!!… кораллы) у меня желания не возникало, и мы вернулись обратно. Забравшись на борт шхуны, я увидел Змею увлеченно беседующего с мужчиной, оказавшимся папой Ани. Вторая девушка – Алена, была ее подругой. Они, также как и мы, взяли горящие путевки и нисколько не обломались, прилетев в вечно солнечный город-герой Хургаду. Затем нас отвезли на остров, где делать было абсолютно нечего, кроме как бродить с девчонками и банально, но от этого не менее увлекательно, расспрашивать друг друга о месте жительства, учебы, работы. Аня с Аленой также оказались из Москвы, и их номер был в том же отеле, что и наш. За разговорами полтора часа пролетели как одно мгновенье.

На входе в гостиницу они договорились пройтись с нами по сувенирным магазинчикам. Анин папа сказал, что не будет нам мешать, чем немного ее смутил, и мы разошлись по номерам немного отдохнуть. В назначенное время встретились в фойе. Аня с Аленой принарядились и выглядели очень эффектно, тем более на фоне таких разъебаев как мы, облаченных в шорты и рубашки, а ля Рауль Дюк и доктор Гонзо из «Страха и отвращения в Лас-Вегасе». Зашли в магазинчик, где работал их, с недавних пор, знакомый по имени Алладин, с которым девчонки прямо с порога стали общаться и прикалываться. Чувак очень сильно, особенно по прикиду и повадкам, напоминал Лот Дока из «Не грози Южному Централу», но рожа была не такая тупая, а в волосы не было вплетено всякой дряни типа сосок, косяков и гондонов. Алладин неплохо шпарил по-русски и от него мы узнали как сильно лоханулись, затарившись духами и купив кальян. Оказалось, что мы заплатили за все в два раза дороже. Кальян же и вовсе стоил 5 баксов. Так вот почему эти твари интересовались длительностью нашего пребывания на их суверенной территории. Купили у него небольшой барабан Там-Там. Алладин пообещал сделать нам скидку, а мы в свою очередь заверили его, что непременно зайдем еще на днях в его лавку. Вернулись в отель и пошли к нам в номер. Змея открыл дверь и, попросив нас немного подождать, заперся изнутри. Когда мы вошли, я понял причину его странного поведения – с кофейного столика исчезли все наши водочные запасы. Мы ведь примерные отдыхающие, а не какие-нибудь алкоты подзаборные. Аня с Аленой обалдели от беспорядка, царившего в нашем номере – повсюду валялись вещи, пустые пивные бутылки, а в ящике тумбочки между кроватями беспалева лежали пара граммов хэша и волшебная пластиковая лампа джина. «Вы, наверное, с самого приезда тут не убирались!» – предположили они, а я ответил, что работник гостиницы по имени Мухаммед, отвечающий за порядок в номерах нашего этажа, умирает здесь ежедневно, хотя мы каждый раз говорим ему, что все в порядке и уборка не требуется. Приходя после шатаний по городу или с пляжа, мы застаем номер убранным и чистым, но не проходит и пары часов, как все опять погружается в хаос. Алена открыла входную дверь и показала висящую снаружи на ручке ламинированную зеленую табличку со словами «Please, clean my room.». Перевернув ее, мы увидели другую надпись на красном фоне – «Please, do not disturb me.». Повесив ее красной стороной к входящему, мы закрыли дверь. После ненавязчивого предложения дунуть, Аня сказала, что никогда ничем подобным не занималась и заниматься не собирается, а заинтригованная Алена поддалась ее пагубному влиянию и также, хотя и с плохо скрываемым огорчением, отказалась помолиться Джа. Оказавшись на балконе девчонки охренели от того, что с него можно выходить на площадку, под которой был расположен обеденный зал гостиницы и от того, что с нее открывается прекрасный вид на территорию отеля. Их тоже поразил вид ресторана-НЛО, и они рассказали, как накануне ходили туда ужинать, во время чего посетителей развлекали зажигательными танцами. Они разговорились с одной танцоршей, которая оказалась гасторбайтершей с Украины, приехавшей в Египет в надежде, что у ней все будэ хорошо несмотря не на шо. С площадки также был виден небольшой половинчатый Колизей, расположенный напротив небольшой сцены, где ежевечерне проводились развлекательные шоу. Одно из них как раз начиналось, и мы отправились туда. Натащили пледов, заделанных под персидские ковры и развлекались тем, что наблюдали, как подходящие мимо зрители ищут где бы сесть, но, видя лишь голые бетонные ряды, в недоумении идут в другое место. Некоторые видели, что мы развалились как арабские шейхи со своими женами, но попросить пару половиков почему-то не решались. Неудобно как-то, а в результате страдает сам переносчик хороших манер и ценитель приличия. Это напомнило мне, как мы с другом ездили на площадь трех вокзалов покупать порнуху. Там в провонявшем мочой и подгоревшими беляшами подземном переходе есть палатка, где торгуют видеокассетами с фильмами для любителей поточить карандаш. Возле нее постоянно толкутся мужчины, которые по полчаса молча изучают ассортимент, избегая смотреть друг другу в глаза, а, наконец, выбрав, достают деньги, берут кассету и быстро удаляются прочь. Очень забавно было наблюдать за теми, которые так и не решались совершить покупку. Такие стоят возле витрины дольше остальных, пытаясь перебороть себя, рыпаются в сторону окошка ларька, но в последний момент их постоянно что-то останавливает. В результате они уходят ни с чем, коря себя за нерешительность и осознавая, что счастье было так близко. Там была одна кассета с надписью «Трахни Меня Голубая Сперма». Слова эти были расположены в две строки, и я сначала подумал, что там два фильма. Если бы это действительно было так, то название первого было бы «Трахни Голубая». Сложно было понять, кто такой таинственный Голубай и почему его следует трахнуть. Наверное, какой-нибудь гей-водопроводчик, выезжающий по вызову и совращающий под ненавязчивый беззаботный музончик оставшихся дома одних шалавистых мужей. Я сказал об этом другу, и мы истерично заржали, еще больше нервируя потенциальных покупателей. Аня с Аленой не оценили моего юмора, когда я поведал им эту историю, однако рассказ мой стал в некотором роде пророческим. Сначала танцевали девушки, а затем на сцену вышли три нигера, разодетые как египетские бляди, и закатили настоящее трансвеститское шоу. Ушлый тамада-талиб представил извращенцев. Больше всего меня приколол подлец, назвавшийся Лулу. Говоря в микрофон всякие юморные пошлости, он имитировал откровенно заигрывающие интонации женщины, только что вышедшей из тюрьмы после пятилетнего срока. Затем заиграла громкая заводная музыка и твари стали плясать, а зрители хлопать в ладоши. Я, конечно, ожидал подвоха, но произошедшее превзошло мои самые смелые ожидания. Усыпив своим танцем бдительность наблюдающих за всем этим беспределом, в какой-то момент трое псевдошалав резко кинулись со сцены на зрительские ряды, посеяв панику среди мужской части отдыхающих. Они стали хватать мужичков, пытаясь увлечь их за собой. Большинство не сдавалось, но двое бедолаг были недостаточно категоричны в своем отказе, и их удалось вытащить на сцену. Лулу же продолжал безрезультатно бегать по рядам. Внезапно он посмотрел на пустое пространство, где сидели только мы, и с радостным визгом ломанулся в нашу сторону. Тварь схватила меня за руку и потянула к себе, но я издал протяжный вопль и крикнул что-то типа «А-А-А, УЙДИ!!! ОТСТАНЬ ОТ МИНЯ, ПИ-ИДА-А-АР!!!». Поняв, что со мной у него ничего серьезного не получиться, он переключился на Змею. Однако мой друг успел отползти на безопасное расстояние и уже оттуда верещал «ГОУ ХОМ!!! ГОУ ХОМ!!!». Когда Лулу вытаскивал на сцену какого-то жирного туповатого семьянина, вслед ему задорно неслось Змеиное «КИ-И-ИЛ ЗЭ ПИ-И-ИДАРС!!!». Надо отдать должное совращенным мужчинам – все они, чувствуя себя крайне неловко перед женами и детьми, но понимая, что назад дороги нет, принялись так зажигательно отплясывать со своими новыми подругами, что зрительный зал зашелся безумнейшим смехом и овациями. Операция «Трахни Голубая» подходила к концу, а мы отправились на ночной пляж и, побродив там, разговаривая обо всем и ни о чем, разошлись по номерам. Я сразу же предложил Змее дунуть, и он охотно принял мое предложение. Я лежал на своей кровати, а друг мой, отнюдь не обделенный воображением, вслух представлял, как ведут себя люди в падающем самолете, – Раз, самолет качнуло, и он резко стал терять высоту. Стюардесса такая уже знает, что двигатель вышел из строя, бегает, всем говорит: «Все нормально, сохраняйте спокойствие, оставайтесь на своих местах!!!». А сама бледная вся, и люди понимают, что все! Прилетели! В салоне тишина гробовая, ребенок заплакал, и у кого-то нервы не выдерживают и он такой «ыы… ыыЫЫ-А-А-А-А-А-А-А!!!!». И все! Начинается паника, визги, никто не знает что делать, друг с другом прощаются. Прикинь, кто-то на отдых летел, кто-то по работе…,- я слушал его и как будто бы сам был в салоне самолета. Затем до меня дошло, что нам предстоит еще перелет обратно в Москву, и я сказал об этом Змее. Мы сразу подсели на мощную измену и некоторое время таращились друг на друга по-идиотски смеясь. Ведь никто не застрахован ни от чего. По накуре иногда понимаешь в полной мере то, что осознаешь, но чему не придаешь особого значения, и это может наполнить тебя до краев радостью или же ты можешь осознать всю горесть безысходности. Скорее всего, это зависит от настроения. Поэтому – сначала настроиться на позитивную волну, а затем курить, курить и еще раз курить. Как и завещал нам Владимир Ильич… Марли. Дунули еще и расположились на балконе. Негатив схлынул как-то сам собой, и Змея, взяв Там-Там, начал играть на нем в ночи одному ему ведомые шаманские мотивы. Затем он стал глумить, выбивая такт и заунывно крича «АЛ-ЛА-А-АХ АКБА-А-А-АР!!!». Так как делал он это довольно громко, то можно предположить, что люди в соседних номерах проснулись и, хочется в это верить, охуели. По крайней мере, я бы на их месте поступил именно так. Приехал отдыхать, а тут на тебе – в соседнем номере сходняк какой-то местной религиозной секты фанатиков. Затем ему пришла СМС от девушки, которая написала что-то типа «Ты сейчас в Египте на море, а я лежу больная и мне очень одиноко. Напиши что-нибудь, пл-и-из.». Дружище, не долго думая, послал ей в ответ «Ты лежишь больная, а мы тут на море бухаем и ганджубасим. Каждому – свое.». Посмеялись, выпили еще по паре бутылочек пива, покурили кальян и, заряженные позитивом, грохнулись спать, чтобы в очередной раз проебать завтрак.

День 4 – Литрбол Россия-Ямайка

Встали около одиннадцати. Аня с Аленой уехали в аквапарк, а мы, от нечего делать, пыхнули дежурный косяк и пошли к Алладину. Договорились с ним вечером, после закрытия его магазина, пойти побухать русской водки. Так как запасы наши подходили к концу, он пообещал за более чем приемлемую цену в 40 баксов достать 5 граммов гашиша. Подошли две русские телки, с которыми мы пару дней назад случайно разговорились возле дискотеки на территории гостиницы, и спросили, как прошла наша экскурсия. Поговорили с ними немного, и они отчалили по своим делам. Абсолютно все близлежащие продавцы очень долго провожали их грустным взглядом. Одеты эти сеньориты были в вызывающе короткие, особенно для Египта, юбки, и торговцы из соседних магазинчиков стали подходить к нам и, подмигивая и хитро улыбаясь, спрашивать по-русски:

– Ши-и-илюхи?!

Змея с серьезным видом утвердительно кивал головой, а после вопроса «Хау мачь?» говорил:

– Двести доллар! Недорого, на-алетай-па-акупай!!!

Услышав цену, арабские почитатели продажной любви охали и отходили, продолжая щериться, так до конца и не поняв прикол ли это, или же мы на самом деле сутенеры, отправившиеся в целях рекламы своего товара на гастроли по белу свету. Продавец из соседнего магазинчика, смеясь, показал мне на проходящую мимо абсолютно левую туристку и сказал:

– Сто доллар!!!.

Я стал в шутку торговаться с ним и сбил цену на 30 американский денег. Чтобы продолжить веселье, я указал на выходящую из его лавки кошку и спросил:

– Хау мачь?!!

– Двацать доллар!!! – последовал ответ. Я в свою очередь заверил его, что на самом деле очень люблю животных, особенно по ночам, и, показав на Змею, разговаривавшего в тот момент с Алладином, интригующе промолвил:

Пятнадцать доллар!!!

Собеседник мой громко рассмеялся, хлопая себя ладонями по бедрам, вскочил со своего стульчика и темпераментно пожал мне руку. Поприкалывались с ним еще, и я присоединился к своему другу. Алладин весь загорелся, когда узнал, что эти телки из нашего отеля, и в приказном порядке сказал нам брать вечером их, водку и нести к нему, чтобы зависнуть на квартире. Он оказался человеком с отличным чувством юмора. Без всяких ебаных волшебных ламп чувак зажег так, что щеки от смеха у меня наутро болели, что у твоих шлюх после хорошего минета. Работал с клиентами он просто первоклассно, ненавязчиво впаривая всякую хрень в довесок к основной покупке так, что люди еще умудрялись оставаться довольными. На профессиональном слэнге продавцов это называется «доппродажи». Трамвайные же хамы получали свою на 100 % заслуженную порцию критики.

– Э-эй, заходи!!! Гуд прайс, добрые цены!!! – обратился Алладин к проходящему мимо с женой русскому мужику, который в ответ лишь раздраженно огрызнулся.

– ДИ В БАНЮ, КАЗОЛЬ!!! – крикнул торговец улыбаясь и стазу же переключился на следующего потенциального клиента.

– Э-ЭЭ, РУ-У-У-УССО ТУ-У-УРИСТО, ОБЛИК АМОРАЛЕ-Е-Е-Е!!!

Но симпатичная девушка, которой предназначалась эта реплика, улыбнувшись, смущенно пробормотала что-то нечленораздельное и прошла мимо.

-КАЗЗЬЯФКА!!! – вонзилось ей на прощание в спину. Ноль эмоций.

Затем Аллладин сказал нам, что у него обед, попросил прикольного араба, чью кошку я в шутку намеревался снять на ночь, присмотреть за его лавкой и повел нас в забегаловку, расположенную неподалеку, чтобы немного отдохнуть и обсудить планы на вечер. Упали за столик на открытом воздухе, и наш новый амиго побачил о чем-то на арабском со своим знакомым, являвшимся хозяином этой харчевни. Официанты притащили три огромных кальяна и прохладительные напитки. По телику как раз показывали матч очередного тура чемпионата Египта по футболу. Угли кальяна Алладина не хотели нормально гореть, и он распорядился заменить курительное приспособление.

– Давай, братан… давай, таракан, давай… КОЗОЛЬ!!! – подбадривал он разжигающего уголь официанта, набирая СМС на своем мобильнике. Было очень необычно наблюдать исламские закорючки на дисплее сотового телефона. Я включил камеру и заснял себя и Змею, курящих кальян. Затем Алладин воспользовался случаем и передал приветы:

– Это очень хорошо, в Египте заебись… защибись… ну, защибись – это нет… заебись. Отдыхайте здесь очень хорошо. – выпустив изо рта яблочный дым, он хитро улыбнулся и продолжил, – И если девочка в России если никого, скажи я – Алладин из Эджипто здесь, я очень тьебя ждю. Он очень горяча, он наполовину джамайка, наполовину… э-э-э… араба. И если там есть любимый – хорошо, если нету – все равно.

Спросили есть ли у него подруга. Абсолютно безразличным тоном он ответил, что у него их восемь штук. Ну хули, обычное дело. Алладин вновь достал из кармана свой мобильник и стал показывать фотки, где он был запечатлен обнимающимся со своими пассиями. Как мы поняли, он собирает интернациональную коллекцию. Если верить его словам, то у него были россиянка, полька, англичанка, немка и испанка, которые постоянно приезжали к нему, а подданная Великобритании даже уговаривала его переехать жить в ее родную страну. Три оставшиеся девушки были египтянками из Каира, Шарм-эль-Шейха и Александрии, где у него также были свои небольшие сувенирные магазинчики. Хургада же была для него местом охоты на залетных иностранных туристок. Хитрый шмартовский кот рассчитал все очень грамотно, и ни одна из дам не знала о существовании других. Посидели еще чуть-чуть, договорились встретиться в 10 вечера, и Алладин пошел работать, а мы отправились на пляж.

После ужина перелили три бутылки водки из стеклянной тары в пластиковую, дунули на посошок и порулили в офис турфирмы, чтобы оплатить очередную экскурсию. После непродолжительной консультации, решили поехать на «Сафари» – катание по пустыне на квадрациклах.

Выйдя из здания, сразу же были атакованы улыбающимся нигером, который традиционно спросил нас, откуда мы взялись. Услышав, что мы из Москвы, он выдал:

– Э-э-э, русскай, да?! Уэта харащо, патамущта я Иван!!!

Некоторое время полученная информация загружалась нам в мозг. Мы переглянулись, но даже спустя полминуты продолжали тормозить. Оперативки явно не хватало, и Змея спросил, с хуя ли он является Иваном. Наш новообретенный соотечественник, очевидно въебывающий на угольной шахте, гордо ответил, что его папа из Рассийа. Видимо, какой-то любитель экзотики из нашей страны спарился на отдыхе в Египте с местной жрицей и по-тихому свалил обратно, подарив ей на память прекрасного сына. Ваня стал парить нам что-то про рекламу и звать в свой магазин, но мы, наученные горьким опытом, резко, но без злобы, отклонили его предложение. Позже мы узнали, что владельцы магазинов практикуют вывешивание плакатов, на которых туристы пишут свои отзывы и всячески восхваляют посещенное заведение для привлечения новых клиентов. За это пиарщикам дарят какие-нибудь подарки. Опять не повезло, зато мы придумали, как избавляться от назойливых торгашей: увидев, что к тебе направляется араб или нигер, – внаглую идешь на него и, не давая ему открыть рта, громко спрашиваешь «Эй, вэраю фром?!!!». Когда застигнутый врасплох конь недоуменно промямлит что-нибудь типа «Э-э-э… Эджипто!?», лихо заряжаешь: «ЭДЖИПТО!!! УЭТА ХАРАЩО, ПАТАМУЩТА Я МОХХХАММЕД!!!». Затем шлепаешь его пару раз ладонью по щеке, мол, не горюй, сынок, все будет хорошо, и вальяжно удаляешься, напоследок выпустив ему в лицо сигаретный дым и нарочито развязно кидая окурок на тротуар. Далее действуешь по ситуации – вразвалочку уходишь, оставив недоумка тупо пялиться тебе вслед, или же мощно щемишься от стремительно приближающегося арабско-негритянского моба, вооруженного битами и велосипедными цепями.

По пути мы остановились возле стенда с афишами грядущих и канувших в небытие концертов.

– Экскьюз ми!!!… – окликнул нас кто-то по-английски. Я обернулся и увидел привлекательную иностранную женщину.

– Айм лукинь фо «Тропикана» найт клаб. Кен ю тел ми уэарит из?

Я обрадовался возможности попрактиковаться в совершенствовании навыков общения на английском языке и ответил:

– Анфочьнэтли ай кант, бэт уи а гоуинь тэ Алладин энд зис мэн уил хэлп ю коз зэаз ноу даут хи ноуз ит. Летс гоу уиз ас.

По дороге я спросил из какого она города. Узнав, что из Берлина, я сказал:

– Оу, Джермани!!! Энд уи а фром Москоу. – и после небольшой паузы добавил, – Русишь щвайн, ю ноу?!!.

– Йэс, ай ноу… – начала немка и осеклась. Затем в недоумении посмотрела на нас – небритый, коротко стриженный молодой человек, сжимающий в клешне бутылку пива и, улыбаясь, называющий себя «Русишь щвайн», со своим длинным накуренным, похуистическим другом, бредущим, не обращая на нее абсолютно никакого внимания, в своем собственном измерении, ведут ее хрен знает куда. Она остановилась в нерешительности на светофоре, а мы ушли вперед. Я оглянулся назад, но нас уже разделял поток машин, а яркий неоновый свет вывески магазина, бьющий в укуренные глаза, позволял видеть лишь темные силуэты людей, стоящих на той стороне дороги. Мы потеряли ее, не успев как следует найти. А я уж размечтался о дружеской интернациональной оргии у нас в номере. Увы, но сюжеты, обыгрываемые в порнофильмах, где все так просто и легко, где фантазия не имеет границ, случаются довольно редко в реальности.

Дошли до магазина Алладина, но не застали его там. Веселый араб, пытавшийся впарить мне, как последнему зоофилу, на ночь свою кошку, сказал, что объект наших поисков находится в кафе через дорогу, там, куда он водил нас чуть ранее днем. Когда мы подошли, Алладин деловито курил кальян и набирал СМС. Достали водку, а собутыльник наш заказал тропический сок на запивку и бокалы. Арабы, сидящие за соседними столиками, подозрительно наблюдали за нашими манипуляциями. Разлили, и понеслась. Первая, вторая, третья, четвертая, а потом я просто сбился со счету. Водка очень хорошо легла на выпитое ранее пиво. Спустя полчаса я изрядно нахуячился и, видя перед собой нигерское лицо Алладина, стал разговаривать с ним по-английски. Когда я раз в пятый задавал ему очередной тупой вопрос типа «Хэв ю эва бинь ту Москоу?», чувак затушил в пепельнице бычок и, выплевывая со словами клубы дыма, вскипел:

– СЛУЩЭЙ ДРУГЬ, ТЫ МИНИ ЗАИБАЛЬ!!! Я ПО-РУССКИ ЛУЧЕ ТИБЕ РАЗГАВАРИВАЮ!!!

– А… ну-ууу да-а-аа, ка-аанешшна!!! – вспомнил я и, заплетающимся языком продолжил, насколько это позволяло, серьезно задавать тупые вопросы на английском.

Допив водку, мы решили шлифануть все это дело пивком, и в пьяном угаре я зацепился за что-то красивым ожерельем из событий этого позднего вечера, нанизанных на мою память. Бусины разлетелись в разные стороны, разбиваясь о булыжную мостовую, и из тех осколков, что мне удалось найти, я смог кое-как смастерить дешевую поделку торгующего безделушками туземца. Не помню, как я очутился на гостиничной дискотеке. Увидев диджея–нигера в бейсболке с суровым лицом, играющего какой-то безумный транс, я направился прямиком к нему. Парил я чуваку мозги довольно долго, и, в конце концов, он заколебался выслушивать мой пьяный бред, надел мне на голову наушники и ушел курить. Я погрузился в подводный мир басов электронной музыки и, прищурив глаз, чтобы сфокусировать расплывающуюся картинку, стал с интересом рассматривать лупы, кнопки, тумблеры, переключатели и попивать пиво из непонятно откуда появившегося в моей руке пакета с бухлом. Я пару раз снял и надел наушники – ощущение ныряния в океан музыки было непередаваемым. И это по пьяни, на зачуханной дискотеке!!! А что уж и говорить об экстази, ЛСД, грибах и прочих веществах, которые диск-жокеи изначально взяли на вооружение, чтобы передавать через современную музыку коллективное бессознательное. Об Ибице, подпольных рейверских вечеринках на заброшенных складах и промзонах, оупэнэйрах я молчу немой засушенной воблой с зашитым ртом. Безусловно, рулит всем этим подводным царством диджей – урбанизированный шаман, современный гуру, льщий свет на темные души, зависшие в пустоте, сектантский ЭмСИ, дарящий своей пастве ложное чувство безграничной свободы и божественные озарения, которые, однако, не в силах изменить мир за пределами его церкви. Я подумал, что, наверное, охуительно быть уважаемым диджеем и колесить по миру с одного пати на другое, поставил бутылку на панель и, по-императорски осматривая танцпол и пляшуших на нем отдыхающих, чуть не ебанулся с платформы, успев схватиться за какие-то провода, идущие от пульта с аппаратурой. Поднялся и, потирая ушибленное колено, решил, что убегать не стоит. Ничего, вроде, не разбилось, музыка продолжала играть, а люди – танцевать. Затем заиграл ленивый рэпак и я стал делать вид, что сосредоточенно кручу вертушки, и переключаю тумблеры. Короче, супер мега ЭмСи за работой. Черт его знает, сколько я так развлекался, но, подняв глаза на танцпол, я не увидел там никого. Лишь несколько человек разговаривали и пили коктейли на диванчиках в углу. Работники дискотеки стали разбирать диджейскую аппаратуру, и я был в числе последних, кого вежливо попросили на выход. На улице еще не начало светать, и я сидел в шезлонге возле бассейна один и пил пиво. На следующий день, попытавшись спросить у своей памяти о том, как я добрался до номера, был далеко и надолго послан на обрезанный мусульманский хуй.

День 5 – Странное утро

Утро началось очень странно. Проснувшись, по сравнению с предыдущими днями отдыха, довольно рано я не смог сразу понять в чем дело. Чего-то не хватало. Полежав в постели и немного подумав, я осознал, что, несмотря на огромное количество выпитого накануне спиртного, похмелья не было и в помине. Куда делись головная боль, сушняк, слабость во всем теле и рвотные позывы, так полюбившие навещать меня с утра за последние полгода? Всего этого просто не было. Видимо я стал совсем плох, и похмелье мое перешло на принципиально новый уровень. Но Змея развеял мои опасения, сказав, что также чувствует себя превосходно. Видимо, во всем виноват морской воздух, такой свежий и непривычный после московского смога, что, когда вдыхаешь его, уровень адреналина в крови начинает непроизвольно повышаться. Вторая странность начала дня заключалась в том, что встали мы аж за полчаса до начала завтрака. Когда мы сонно и вяло ползли с подносами к многочисленным столам с яствами на любой вкус, навстречу нам прошел араб из рабочего персонала гостиницы. Он улыбнулся и, приветственно махнув рукой, сказал:

– Хай, ДжАфар, хай, ШрЕбва!!!

Я поинтересовался у Змеи на предмет того, что бы это могло означать, и он, как это уже неоднократно бывало, развеселил меня, поведав неизвестные мне факты моей же собственной биографии. Оказалось, что вчера, выпив водку, мы накупили пива, и пошли гулять по городу. Затем распрощались с Алладином и вернулись в отель. Змея зашел в магазин купить сигарет, а я, забрав у него ключи, отправился в номер. Однако, поднявшись на этаж, мой друг тщетно барабанил в закрытую дверь. Никто не открывал, хотя из щели внизу сочился свет. Решив, что я рухнул спать где-нибудь на полу в ванной, он пошел обратно на ресэпшн и объяснил ситуацию. У них всегда есть запасные ключи на случай непредвиденных обстоятельств. Проверив наши данные по компьютеру, операционистка позвала работника гостиницы, дала ключ, и они со Змеей отправились открывать дверь. Входя в номер, вы вставляете брелок ключа в специальный слот, расположенный на стене справа, благодаря чему автоматически включается свет в комнате. Соответственно, если вы хотите выключить люстру, чтобы лечь спать, вы просто вынимаете ключи и падаете на кровать. Я же, завалившись накануне в нашу нору, видимо, решил, что сидеть в ней будет скучно, и, не дожидаясь Змею, направился на дискотеку, легко и непринужденно забыв отмычку в слоте и захлопнув за собой дверь. Дружище поблагодарил араба и, когда тот вызвался помочь отыскать меня, сказал, что разберется со всем сам. Салах также оказался веселым аборигеном и, разговорившись со Змеей, он принял за чистую монету его стебную ложь, что мы – простые русские парни по имени Джафар и Шредэр. Таким образом, его трогательный рассказ расставил все по своим местам и прояснил смысл сказанной арабом фразы.

Поев, заскочили в номер и, после вялого спора, завершившегося моим поражением, решили ехать, не раскуриваясь и даже символически не похмеляясь. Вышли из отеля и, усевшись на ступеньках огромного крыльца, принялись ждать, когда нам подадут карету. Подъехала стандартная египетская маршрутка «Тойота», и средних лет нигер позвал нас на борт, прокричав какую-то русско-арабскую ересь. Тронулись и, набирая скорость, покатили по главной улице, разделяющей город на две равные части, подобно полоске на ромбе эмблемы московского Спартака, который, как я узнал часом ранее из спортивной передачи местного телеканала, упустил последний шанс на выход из групповой стадии кубка неудачников УЕФА. Мимо проносились красивые арабские дома, магазины, строящиеся здания, дворцы фешенебельных отелей. Встречающиеся по пути автомобили поражали своим разнообразием, начиная с джипов, Ягуаров и Мерседесов вперемешку с веселенькими польскими иномарками и заканчивая нашими многострадальными Жигулями. Настроение не мог испортить даже вид кишок раздавленной бродячей собаки, чью пыльную шкурку так ласково трепали потоки воздуха от проносящихся мимо машин.

Выехав за черту города, мы направились туда, куда еще почти не успела проникнуть цивилизация. В обитель безвременья. Начало веков. Место обитания жестоких ублюдков, гордо именующих себя бедуинами всея Египта. Сменив городские джунгли на бескрайние поля, по-нью-йоркски ровный хайвей – на проселочную дорогу, наша экскурсионная кодла прибыла в парк квадрациклов. Инструктаж проводился на двух языках – русском и английском. Участникам грандиозного заезда объяснили как пользоваться четырехколесным произведением местного машиностроения, что бывает в случае пренебрежения техникой безопасности и попытались внаглую впарить клетчатые арабские платки, призванные защитить ваши легкие от тучами вылетающих из-под колес песка и пыли. Многие падкие на экзотику туристы, включая нас со Змеей, заранее затарились шахидскими атрибутами и имели благоразумие захватить их с собой. Остальным же пришлось платить втридорога, так как лишь наличие красивого куска материи, обмотанного вокруг головы, позволяло принять участие в незабываемой гонке Хургада-Дакар. Решили заплатить за один квадрацикл и ехать на нем вдвоем. Змея стал шофером, а я – оператором. Завели двигатели и по одному стали выезжать вслед за инструкторской машиной. Караван наш растянулся метров на сто и, что заставило нас с хрустом обломиться, гораздо медленнее, чем мы ожидали, потащился к еле различимым на горизонте горным цепям.

Спустя два часа тряски жопа-не-горюй по бескрайнему океану раскаленного песка под жарким солнцем пустыни колонна пехоты Аллаха въехала в скалистое ущелье, являвшееся на данный момент прибежищем бедуинского племени. Слезли с машин и собрались кольцом вокруг нашего похожего на оленевода гида – молодого парня из Алма-Аты, проходящего в Египте что-то типа практики от института. Он рассказал, что бедуины, которые здесь живут – лишь актеры, а настоящие аборигены пустыни постоянно кочуют, ведя торговлю оружием и наркотиками. Все принялись фотографироваться на фоне скал, а я отошел к еще одной туристической группе, которые также проходили инструктаж со своим гидом, ноги которого постоянно пытались схватить двое маленьких местных детей – мальчик и девочка. Одеты они были в простенькие грязные сарафанчики. Начинающие псевдобедуины ползали по земле и пытались достать гида, но, промахиваясь мимо его штанин, подобно страусятам утыкались с размаху головами в песок. Занятие это доставляло им неимоверное удовольствие, и с каждой новой неудачей их пыльные довольные лица смеялись все громче и громче. Затем нас всех пригласили в некое подобие просторного сарая с мягкими подушками, разложенными вдоль щелистых стен, сделанных из толстого бамбука. Пока гид рассказывал о жизни этого народа, все желающие могли покурить огромный кальян с яблочным табаком. Чуть позже нас повели кататься на припаркованных неподалеку верблюдах. Оседлав двух ублюдков, мы со Змеей засмеялись как суки, до того все это было необычно и странно. Животные поднялись и, увлекаемые за поводья теткой, замотанной в черную накидку с головы до загрубевших пят, об которые при желании можно было влегкую тушить бычки, повезли нас вокруг небольшой горы. Я включил камеру и посмотрел на Змею. Гад вглядывался куда-то вдаль, мерно раскачиваясь в такт движению корабля пустыни. Вообще-то в это время я возвращаюсь домой с работы в переполненном вагоне метро, где единственным развлечением является чтение книги и участие в слэме, который устраивают пассажиры при выходе из поезда на остановках. А тут – безумная рожа Змеи с платком экстремиста на голове, смотрящая на меня и по-идиотски смеющаяся, и я ржу в ответ, брызжа во все стороны слюной, потому что я такой же балбес, как и он, бороздящий просторы пустыни на горбатой кляче и думающий о том, что все это немного необычно.

Проехав круг, спешились и пошли фотографироваться. Я присел на лавочке возле гостиного сарая и стал слушать нашего гида, отвечавшего на вопросы любознательных туристов. Оказалось, что в Египте нет светофоров и правил дорожного движения. Водители по возможности стараются особо не шалить, а детей, перебегающих после школы дорогу, сбивают не чаще и не реже, чем во всем остальном цивилизованном мире.

Через некоторое время ко мне присоединился Змея, которого пробило лазить по окрестностям и фоткать все подряд. Узнали от туристов, что поездка к знаменитым пирамидам, по большому счету, не стоит затраченных денег и времени. Убитый на это дело день с восьмичасовым переездом в раскаленном автобусе, двух

Время путешествия: Декабрь 2005

Леонид,



Прочитайте еще Отзывы о Египте:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.