Природа страха , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Природа страха

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Намибии > Природа страха

  ПРИРОДА СТРАХА

 

  Очень часто задают вопрос – а не страшно одному ездить в незнакомые страны?

  А что же такое страх? На кажущийся простым вопрос ответить не совсем просто. Это будет зависеть от возраста, от опыта, от обстоятельств. Дети любопытны ко всему, но многого боятся. Взрослые боятся не меньше, но по причине собственного опыта или наоборот, отсутствия такового, заменённого чужими байками. Они уже боятся не только за себя, но и за близких и друзей. За разрушения связей с ними и влияние на окружающих собственных происшествий. Но происшествие – следствие, а мне хочется отделить страх, который может возникнуть до и после него.

  Поэтому, собираясь в очередное путешествие, я уже заранее придумал название рассказу о нём на основе тех событий, что будут происходить. Хотелось искренне проследить за собственной реакцией в текущий момент жизни. Конечно, от косвенного влияния собственного прошлого опыта никуда не денешься, и всё же…. Чего и как ты боишься сейчас?

  На эмоциональном подъёме еду в аэропорт. Вчера любимая команда выиграла чемпионат страны, и весь город праздновал эту победу. Сегодня затишье, которое бывает после великих праздников. А у меня продолжается удовольствие от предвкушения предстоящих событий.

  Кидаю свой восьмикилограммовый рюкзак, собранный за два дня до отъезда, на весы и подаю билет. Бестолковые представители Люфтганзы то не могут оформить багаж сразу до Виндхука, то дают посадочный на несуществующее место с Франкфурта до Йоханнесбурга, а дальше вообще не дают. Забегая вперёд, скажу, что все эти операции заняли в Намибии не больше полуминуты при отлёте назад. Перевозчик-то солидный, но работают наши.

  Есть определённое беспокойство о проблемном въезде в страну назначения. В паспорте практически нет свободного места, и срок действия его, опять же, истекает через пять месяцев. Послушать наши турфирмы, так без полугодичного срока и двух чистых страниц вообще не пустят. Понимаю что это бред, но всё же…? Есть у меня, конечно, запасной вариант, о котором не хочется распространяться сейчас, но, прежде всего, опыт и логика поступков людей.

  Только у нас на регистрации куда-то сбегали, а потом спросили – надолго ли я еду? А ведь билет у них на руках! Всегда возмущаюсь словом «совок», но здесь самое подходящее определение, где может произойти такая ситуация. Ведь при покупке билета подписываю документ, что все визовые проблемы на мне, да и наших пограничников они не интересуют. А этим лучше бы свои прямые обязанности выполнять лучше. Нигде больше и далее ни на одной границе или перелёте эти проблемы никого не интересовали.

  «Люфтами» лететь оказалось довольно скучно. Не прилагаются приятные и удобные мелочи даже для трансконтинентального перелёта: ни музыки, ни фильмов не зрительной информации, особенно на обратном пути. Зато практически не ограничена выпивка, но это на любителя.

  В ЮАР уже тепло. Семь лет я здесь не был, а в Йобурге, вообще первый раз. Не надеясь на аэропорт в Виндхуке, часть денег обменял здесь и карту купил. Рэнды ЮАР в Намибии ходят наравне с местными долларами, а карт по Африке в аэропорту вообще нет. А, собственно, больше ничего и не надо. Нечего делать в столице.

  Делаю срезку около километра к югу до шоссе, ведущего в Ботсвану. По первому взмаху руки один фермер сначала довольно далеко проезжает мимо, и я уже готовлюсь ждать другую машину, как он разворачивается и забирает меня. Так началось моё знакомство с прекрасным «стопом» в этих странах.

  Прекрасная намибийская дорога струится лентой вдаль. Тысячегектарные фермерские угодья огорожены проволочным забором. А в охранной полосе дорог, среди царства злаков, находятся любимые угодья бородавочников или вартогов, как их тут называют. Чаще всего эта «клыкастая машина» по рытью земли отбегает в сторону, но водитель инстинктивно сбавляет скорость или объезжает их. Стоит такой на обочине, смотрит тупо на тебя, и не знаешь, что предпримет дальше. Там, где ограждения кончаются, можно увидеть довольно крупных антилоп ориксов, сливающихся с окружающей местностью.

  На моё счастье, акклиматизация к пустыне происходит мягко. Сегодня здесь облачно, и иногда даже тучи поливают дождём лобовое стекло. За разговорами время летит быстро, и километры только мелькают. Водителя зовут Жак, что оказалось очень символично. Он меня приглашал к себе, но очень хочется быстрее «на волю – в пампасы». За Гобабисом я устраиваюсь на ночлег. Пока не наступила темнота, подобрал место в буше для палатки. На границе коротких сумерек резко усилили своё стрекотание сверчки. До высыпавших звёзд я еле успел перекусить. Пол – восьмого – уже полная темнота. Спать вроде рано, но после суточной дороги это можно себе позволить.

  В пять утра уже начинает рассветать. Здесь главное не промешкать со сборами. Калахари – не место для шуток. В восемь жара уже вступает в полную силу. А мне пришлось два с половиной часа стопить. И, уже было, засобирался назад в город к заправке, как один грузовик остановил. Фредди – белый намибийский парень гнал свою фуру куда-то в глубь Ботсваны. Я надолго стал его попутчиком.

  Едем не так быстро, зато надёжно. То с его мясом проблемы на таможне, то заезжаем в какую-то деревеньку, то встречаем его друга на бензовозе. Во время этих остановок я понял, что протянуть долго на трассе днём не удастся. В тени под сорок, а тень только под редкой акацией, которую ещё найти надо. Я уже не говорю про воду. Старина Ливингстон был мужественным парнем, когда пересекал эти жаркие «сковородки» Калахари.

  Огромные пространства лишены воды, поэтому и считается Калахари страшной пустыней. Хотя здесь не пески или камни, а очень даже много травы, кустов и даже деревьев. Только у фермеров стоят ветряки, дающие энергию для насосов, качающих воду для их скота.

  Днём дорогу разнообразят встречи с животными. То красавца куду удаётся увидеть, то семейства цесарок перебегают дорогу. Неправильные пирамиды термитников образуют целые колонии.

  Фредди хорошо затарился пивом. Я только успеваю подавать по бутылочке из холодильника, который стоит у меня под ногами. Вот уже и ночь, но мы стремимся, во что бы то ни стало, доехать до Мауна. Звёздные ряды катафотов правильными линиями уходят в пространства земли, звёздный хаос катафотов небесных. Всё это прекрасно гармонирует с африканской музыкой, сопровождающей нас. Только энергичная музыка и огни, все остальные детали стёрла ночь. Мы у-лее-тааа-ем!!!…………………

  Драйвер уговорил меня не ночевать в буше и взял номер на двоих в «Okavаngo loge». Посидели немного в баре, приняли душ и спать. Я поленился сразу намазаться кремом от комаров. Именно в жилье их больше всего и плодиться. А уж если и есть опасность подцепить малярию, то больше у мест обитания человека. С моей палаткой таких проблем нет, а тут пришлось встать, намазаться от «полутора комаров», живущих в ванной. Выспались не очень хорошо из-за духоты, но за его участие я не хотел обидеть парня. Фредди вряд ли прочитает эти строки, но пусть у него всегда будет холодное пиво в дороге, и огни не режут глаза.

  И если от малярии я в этом путешествии решил не предохраняться и не травить печень, то от диареи пришлось принять смекту. Впервые за 15 лет подцепил «болезнь грязных рук», ещё ничего не успев попробовать экзотического. Говорят, она возникает именно в первый период путешествий по причине воды или её отсутствия в гигиенических целях.

  Большую часть дня ходил по офисам турфирм, стараясь вписаться в группу на «сценик флайт». Одному брать самолёт для облёта дельты Окаванго не рентабельно, а так, за 85 долларов в трёх или пятиместный самолётик.

  После полудня идя к своему бунгало, услышал шуршание у дерева. Думал – ящерица, ан нет, оказалась змея. Обвивая дерево, она быстро заползала вверх. Серое тело длинной сантиметров 70 заканчивалось головой оливкового цвета. Решил спросить у хозяйки лоджа, что это за змея. Зря я это сделал. Подойдя к указанному месту, она в панике сказала что-то вроде «коба» и не приближалась, пока не сбежались все негры. Сначала змею выслеживали по следам на песке, а затем на ветвях и старались забить камнями. Она же на две трети длины своего тела умудрялась подняться над забором, стараясь дотянуться до ветвей. Конца расправы я не стал дожидаться, хотя и подумал, с какой лёгкостью она могла бы с дерева проникнуть на соломенную крышу, а потом и в бунгало.

  Пол – пятого, наконец, вылетели в долгожданную дельту. Это конечно чудо, когда большая река растворяется в просторах пустыни и образует болота с многочисленными протоками. Зверью, естественно, легко затеряться здесь, при этом кормясь у водопоев. По- началу любовались просто африканскими ландшафтами. Наконец раздался первый крик, что видят слонов. Сколько потом их было! Серые колонны вышагивали по саванне, чёрные, измазанные грязью, резвились у рек. Спины бегемотов, как поплавки, торчали из воды. Крокодилы разводят круги на ровной поверхности воды.

  Мелководные рукава показывают жёлтые водоросли, колыхающиеся под тихим течением. Сверху хорошо видно, какие тропы проложили крупные животные по руслам рек. Стада буйволов перемешаны белыми цаплями. Разнообразные антилопы, пасущиеся в стадах, что помельче, и по одиночке, что побольше. Зебры, бегущие гну, лениво смотрящие на самолёт жирафы.

  Леса до горизонта, где хоть какое-то воздействие оказывает вода. От огромного количества живых обитателей дикой Африки быстро пресыщаешься. Хочется уже деталей, чего-то поменьше. На земле ведь и какой-нибудь фишер или цветок в одиночестве вызовет не меньше радости своей красотой. Но Африка жива, в охраняемых территориях она наполнена до предела. Тут конечно нет таких гигантских масс, как в Танзании, но разнообразие поражает. Мы закладываем вираж за виражом. Щелкают затворы, блестят бинокли, восторженные крики перекрывают шум мотора.

  Приземлились на быстро высохший от ливня аэродром. А вечером уже дополнял свои впечатления, слушая в палатке цикад и лягушек в близкой протоке. Смотрел на луну и летящих на свет фонаря крупных бабочек. Домик сменил на свою палатку, так интереснее и комфортнее.

  Утренняя возня птичек разбудила меня. Сделал ряд снимков гнёзд ткачиков, перевёрнутыми кувшинчиками свисающих вниз. С немецкой парой Хорстом и Петрой выехал по направлению к Национальному парку Чобе. На пустынной развилке они очень беспокоились меня оставить и предлагали ехать в кемпинги района Мореми. Я же решил сразу пересечь Чобе до границы с Зимбабве. В Мореми нужен пермит, который я не оформлял в Мауне, а Чобе можно проехать и так.

  Но проблема оказалась в том, что основной поток туристов уходит к дельте Окаванго, а только потом следуют к Мобале и далее в Чобе. Местный «локал» в нужную мне сторону отсутствовал. Жара усиливается. Воды должно хватить до конца дня, но только стоит ли тратить столько времени из принципа? Вся местность истоптана слонами. Наконец, одни из местных остановились и уговорили не рисковать и вернуться на ближайший чекпойт. Тогда я решил рвануть вокруг городок Ната.

  За символическую плату вернулся на окраины Мауна и тут сел в автобус, следующий до Францисктауна через Ната. Плата примерно один рубль на наши деньги за два километра пути. Ехать можно довольно комфортно. А то в открытом пикапе чуть ветром голову не посекло при ста восьмидесяти километрах в час. В тех же самых пяти-рядных автобусах в Индонезии будешь одуревать от табачного дыма, попрошаек и торгашей, а здесь тихо и спокойно. Надо же было один раз попробовать редкий для этих стран общественный вид транспорта.

  На ровной «сковородке» Калахари нас застал сильнейший ливень, стеной обрушившийся на землю. О том, какое значение для людей здесь имеет дождь, можно судить по названию валюты – пула, то есть «дождь». Влага превратила пустыни в зелёные просторы. Зверю не надо скапливаться у водоёмов и терпеть назойливых туристов.

  Переждал дождь за обедом в кафе Ната, а потом на трассу. Вообще-то и в Намибии и в Ботсване все местные чернокожие ездят автостопом. Только он у них платный. Для этого на выездах из населённых пунктов или на перекрёстках оборудованы крытые навесы для ожидания. Машины сами подъезжают и берут людей с целью подзаработать. И уж если он взял тебя бесплатно, то значит, ты занимаешь место в машине, с которого водитель получает доход. Поэтому сидеть и спать тут не принято. Есть настроение, и делай хитчхайк, рассказывая по пути свою историю жизни, нет – плати за маршрутку.

  Прохожу большую группу чернокожих хитчхайкеров и пытаюсь стопить дальнобои. Но они или заняты, или идут мимо. Однако совершенно не расстраиваюсь и иду по дороге в пустыню. Значит, ещё не подошла МОЯ машина.

  Но вот появилась и она. Чёрный мерс берёт бесплатно, да так, что хозяин его едет прямо в Зимбабве! Это конечно здорово – лететь 200 кмчас, любуясь на игру заходящего солнца в размытых облаках. Очень странное перламутровое свечение, как дыры в непознанное.

  Вдруг слон перегородил дорогу, и все его тихонько объезжают. Такой хитчхайкер кого хочешь остановит. В Касане произошёл массовый налёт огромных чёрных жуков. Они, как орехи, сыпались на асфальт под свет фонарей. Такой «насекомый», размером действительно больше грецкого ореха, если попадёт в лоб, мало не покажется.

  Уже темно, и граница должна закрыться, но у доктора, с которым я еду, там знакомые. По моей просьбе он уточняет визовый режим для русских, и в результате я за 30 долларов получаю сингл на последнюю страницу. Да, ещё ни один паспорт из пяти не умер у меня своей смертью. То их меняли, то грабили, то заполнялись. А уж назад выпустить – где-нибудь найдут место для штампиков.

  Здесь, в непосредственной близости от Замбези, тропическая природа продолжает удивлять. Огромное стадо буйволов, сверкая глазами в ночи, переходит дорогу. Как бы не врезаться. Затем стремительно пробегают антилопы куду. Завтра доктор с семьёй едет на сафари в национальный парк Хванге. Сам он работает в Ботсване, а дети учатся здесь, так как школы тут лучше. Пропетляв по улицам, добираемся до его виллы. Ну что ж – «вписка», так «вписка». Интересно всё-таки посмотреть, как они живут.

  Дом двухэтажный с бассейном и садом. Два этажа не разделены, и всё под общей крышей. Только вход в комнаты раздельный. Три собаки охраняют территорию от непрошеных посетителей, но если ты с хозяином, то встречают дружелюбно. Я, конечно, тронут, и дарю им книгу.

  По улочкам Ниагара Фоллз добираюсь до входа в национальный парк Мози-А-Тунья. Так местные племена мокололо называли водопад, переименованный Ливингстоном в Викторию. А произошло это 16 ноября 1855 года, и именно в этот день я вчера приехал сюда.

  Вот думаю, как всё увиденное описать? Ведь это было сделано тысячи раз до меня. Но ты то знаешь, что тебя ждёт, а англичанину всё открылось впервые. Только подплывал он сверху по Замбези. Тут же подходишь по асфальтированной дорожке в прохладе деревьев и завесе из брызг. И всё-таки сердце замирает, когда открывается в радужном фоне крайний правый слив – Катаракта Дьявола. Не такая высокая, но очень мощная струя. А главное – вид на ущелье длиной в 1800 метров, куда обрушиваются тысячи тонн воды.

  С двух сторон они стекают к единому жерлу, откуда начинают свой сплав рафтеры по Замбези. Почти напротив участок, названный Радужным водопадом высотой в 108 метров. Только на рекламных проспектах можно увидеть единую стену воды со стороны Замбии, появляющуюся в сезон дождей. Сейчас же множество отдельных струй.

  Невольно сравниваешь водопад Виктория с другими великими виденными ранее. И если комплекс Игуасу в Бразилии – это настоящий природный шедевр, то с Ниагарой этот может поспорить. Американский пониже, но помощнее. Зато тут главная изюминка – это каньон. Поэтому и феномен исчезающей широкой реки в трещине земли поражает воображение.

  С края каменных уступов заглядываешь вниз на пенящуюся реку, на тёмные суровые стены этого шрама Земли. Переходя от одной смотровой площадки к другой, можно полюбоваться цветами и послушать птиц. Только расслабляться не стоит. Есть тут и грабители в лице банды бабуинов. В свободное время они что-то собирают, занимаются сексом, играют. В общем, выглядят довольно мило. Но на тёмной дорожке под сенью деревьев, когда остаёшься один на один, крупные самцы подскакивают и стараются выхватить пакеты.

  С первой попытки он его только разорвал. Я отмахнулся, но не тут-то было. Отступив шаг назад, обезьяна снова пошла в атаку. Теперь я уже отбивался всерьез. Вспомнил недобрым словом нашу службу безопасности в аэропорту, забравшую баллончик с перцем даже из багажа на сдачу. Хорошо появился ещё один человек, и обезьяны остановились. Зубы-то у них не шуточные. Из-за жары в пакете у меня был и жилет со всем жизнеобеспечением. Как его отнять и где потом найти? Предупредил встречных об опасности.

  На противоположном берегу происходило любимое развлечение тётушек – купание над водопадом под присмотром негров. Естественно самому тоже захотелось. На КПП Зимбабве получаю квиток, на который ставиться пара печатей. Это для прохода на мост, якобы для совершения джампинга, то есть прыжка с него. Вроде бы для галочки тоже надо прыгнуть, но в наличке осталось 50 баксов, а прыжок стоит 90. За меньшее не договорился.

  Со стороны, конечно, забавно смотреть на реакцию человека перед опасностью. Вот он – реальный страх в настоящий момент. У девушки подкошены ноги, бледное лицо, и она очень просит не торопить её. Наконец после долгого стояния на счёт раз-два три она летит вниз. Первые секунды беззвучно, и почти уже у воды раздаётся долгий крик, несмолкаемый на несколько амплитудных качков резинки. Девчонка всё-таки молодец, переборола себя.

  Я же нашёл ребят, всегда сидящих на Замбийской стороне, и, сбив цену в два раза, договорился за 200 рэндов о нелегальном переходе границы. Ведь в паспорте мест уже нет. А так, и за кордон и в национальный парк бесплатно. Пацан поговорил якобы со своим братом (с «бабками» все они братья) и мы пролезли в дыру под сетчатым забором. Тут кончается дорожка замбийского парка, и дальше ты идёшь мимо их КПП, как бы прогуливаясь на законных основаниях. Назад надо успеть к условленному времени, но не позднее пяти, когда происходит смена караула. Путь этот давно отработан и для всех заинтересованных лиц удобен. Гуляй себе по Замбии целый день.

  На зимбабвийской стороне свои прелести созерцания. На Там всё ущелье скрыто за стеной воды. Нагулявшись по смотровым местам, по узкой дамбочке перехожу к многочисленным протокам. Чёрные купаются в более широких и спокойных протоках, а белые сюда не доходят. Поэтому раздеваюсь догола и получаю массу удовольствия от купания в жаркий день в речной воде. Дно местами илистое, есть и камыши. Если не лезть в стремнину, то можно спокойно заглянуть в водопад. В общем – полное единение с природой.

  Перебираясь по обжигающим ступни камням, меняю «бассейны» на разные вкусы. Вот сплавиться бы ещё на рафте, как весной по Нилу. Однако на все удовольствия пришлось облизнуться и забыть. Неожиданно столкнулся с проблемой снятия денег с карты «Maestro». В Ботсване в последний раз с трудом нашел банкомат в аэропорту Мауна, но брать тогда не стал. Уж, думаю, в такой мировой тусовке туристов, как на Виктории, проблем не должно быть. Только ни там, ни в ботсванском Касане это оказалось невозможно. Где только не спрашивал. Как назло, в первом же намибийском городе тот же самый банк мне спокойно выдал деньги! В общем, попал. Давно надо было переходить на «Visa».

  Зимбабве хоть и имеет плохую репутацию по сравнению с соседями, но именно сюда стоит сразу прилетать, если есть немного времени. И всех животных в Хванге посмотришь, и кучу удовольствий на Замбези получишь. Всё равно, все, кто приезжают в Намибию или Ботсвану, потом добираются до водопада. Упустить эту топ-цель было бы непростительно. И я, в общем-то, приехал в Южную Африку, прежде всего именно из-за него, а первый раз пытался сюда попасть ещё 11 лет назад.

  Доктор довёз меня до выезда из города, а тут я сел на такси до границы. Из принципа – бесплатно. Ему всё равно пришлось остановиться, ну и забрал всех желающих.

  Иногда слон перегораживает дорогу, но потом отходит на обочину, разворачивается и делает реверансы в нашу сторону, как бы извиняясь за неудобства. Вот семейство бабуинов устроило игру прямо на асфальте. К сожалению, на ходу не успел заснять очень красивую и редкую чёрную антилопу. Это довольнокрупное животное с загнутыми назад, как сабли, рогами.

  Зверья очень много. Перейдя в Ботсвану, решил уйти подальше от дорог и устроиться на ночлег в саванне. Только куда не ткнусь, то стадо рыжеватых импал, то большие полосатые куду отбегают немного в сторону, с удивлением смотря на тебя. Вот, вроде уже приценился на полянку за кустарником, но оттуда выбегают бородавочники. Ну и Бог с ними. Подождал, пока освободят место, и пошёл. Только одна большая свинья опоздала и чуть не подрезала меня. Вокруг всё перерыто. На больших чистых полянах полно слоновьего помёта, кора содрана от чесания бивней. Замечены и обезьяны, так что ухо надо держать востро.

  С землёй тоже не всё так просто. То всё сплошь в чёрных кивсяках длиной с палец, то муравьи лезут из дыр. Только ночь приближается, и надо определяться. С речной долины слышны звуки животных. Поставил палатку. Лежу в ней и любуюсь на ночную саванну. Благо у меня с трёх сторон сетка, никто не кусает, и всё видно. Спать не душно, не холодно. Половинка луны держалась до полуночи, давая возможность всё лицезреть при лунном свете. Жаль, не хватает профессиональных знаний о поведении животных. Можно было бы больше увидеть и не беспокоиться на случай непредвиденных ночных гостей. А так, пришлось записать своё местоположение на диктофон, если найдут.

  Проснулся под возьню птиц. Сготовил завтрак, сделал несколько снимков пернатых и антилоп, и в путь. В Касане присоединился к группе из трёх человек. Взяли лодку с проводником и вперёд по реке Чобе.

  Начинаем с младших обитателей. Вот якана бродит по лугу на широко расставленных пальцах, вот из воды торчит змеиная голова, но только это птица змеешейка. Дальше – больше. Бакланы, цапли, аисты марабу, гордо сидящие белоголовые орлы рыболовы, и изящно красивые рыболовы фишеры. Довольно большая ящерица монитор, похоже, пытается подобраться к кормящимся птицам. Только куда ей до «дракона» с озера Виктория, что в Танзании. Тот был под метр семьдесят!

  Зато тут есть и свои драконы. Если бы не проводник, то, наверное, никогда бы не приблизился к крокодилу на расстояние вытянутой руки. А зверюга эта с две трети лодки. Поверни она пол туловища, и голова бы оказалась у нас. Стоило крокодилу только открыть глаз, как все сразу отпрянули. Они сейчас вроде как яйца откладывают. Вокруг него, как бы дразня, крутятся бабуины.

  Красные личи бегают стадами, а водный козёл предпочитает пастись водиночку. Только перед ним семейство бегемотов и сопровождающие белые цапли. Некоторые прямо на наших глазах едят рыбу. Пара бородавочников на коленях щиплет траву.

  На небольшой лодке куда удобнее подходить к зверю, чем на плавучей платформе. Практически внедрялись в группы гиппопотамов. Отступать заставляли только какие – либо их действия. Пока он набрасывает на себя воду вроде бы неуклюжим хвостом, это ничего. А вот если будет разбрасывать помёт!? Насколько бегемот может быть опасен, очень скоро убедились. Долго наблюдали за одной мамашей с довольно взрослым чадом. Они спокойно паслись на лугу. Но на обратном пути она пошла нам на перерез и нырнула, превратившись в подводную лодку. Бегемотик— за ней. Мы все тревожно всматриваемся в воду. И вдруг, рядом с кормой вылетает огромная морда с разинутой пастью. Еле успели проскочить!

  Так же вовремя убрались из окружения слонов, слишком увлёкшись их играми. Малыши валяются в пыли и лужах. Взрослые усердно поливают себя из хобота. Отдельные группы поплыли через реку, кто-то обошёл нас сбоку, кормясь в топкой трясине. Осмотрелись, а вокруг уже одни слоны. Громады их туш закрывают небо, и тут ты понимаешь, что не в цирке или зоопарке. Только видно, у слоном благодушное настроение от купания, и мы тихо пятясь, выплыли. Потом рассерженные одиночки, махая ушами, двигались на нас, но по реке уже было легко уйти. На островах Чобе пасутся и буйволы в окружении птиц. Отдохнувшие группы слонов удаляются в редкую саванну.

  Мы тоже заканчиваем путешествие, пресытившись впечатлениями. Двумя бросками я достигаю намибийской границы. Сегодня выходной, и движения машин почти нет. Пешком перехожу реку Чобе, а дальше уже на такси до Катимо Мулило. Пограничники поворчали по поводу отсутствия места в паспорте, но для маленького штампика уголок нашёлся. Хочется упомянуть, что для предотвращения разнесения инфекций среди животных, на границах и внутри страны неоднократно проходишь посты дезинфекций. Машины идут через ванны, а люди через губки с раствором.

  Ночевать решил в кемпинге за 45 намибийских долларов. Палатка прямо на берегу Замбези. Другой берег уже Замбия. Катима Мулило и переводится, как другая сторона. В быстро наступившей темноте с реки слышны рыки бегемотов. Вода играет под луной. В предвкушении готового ужина я утроился за столом под фонарём.

  Вдруг послышался приближающийся гул, и нахлынуло предчувствие чего-то ужасного. Затуманился свет дальних фонарей, задрожали деревья, и налетел такой шквал, что разом всё сдул со столов. Полетели пакеты, еда, одежда, у некоторых палатки. Спешно покидал все, что успел, в один пакет и в палатку. Укрепил её дополнительной оттяжкой и держал руками, пережидая непрекращающиеся шквалы.

  Залез внутрь, когда хлынул дождь. Перед этим жуткие молнии озаряли ночную Африку. Раскаты грома длились по 15 секунд, а это очень много. Все звуки леса разом умолкли. Полил тропический ливень. Палатка просела, перестала выдерживать столб воды. Мой вес не давал её сдуть, но на себя пришлось поставить ещё и рюкзак. А самому от брызг прикрыться защитным чехлом. Так и прокемарил ночь.

  Наконец снял деньги. А вот ботсванские пулы стоит менять на намибийские в Ботсване. Там за один пула дадут 1,4 ND, на границе 1,1, а здесь один к одному. На базаре купил вяленой рыбы и манго. За пару ND можно выпить чаю с молоком с двумя бутербродами с маслом или взять миску ишимы. Рыба оказалась не вкусная, так как не солёная. В дороге, если не готовишь сам, приходиться брать разогретую еду в универсамах или придорожных кафе. Воду пить в большинстве мест безопасно, по словам местных, но это делаешь редко. Или дезинфицируешь, или кипятишь, или покупаешь. За полтора литра 30-35 рублей на наши деньги.

  О наличии малярии только один раз сказал доктор в Зимбабве. Мухи летали разные, но цеце так и не увидел.

  С водителем грузовика договорился проскочить «коридор» по транскапри за полтинник. Семь лет назад здесь, говорят, ездили колоннами, с пулеметами, повёрнутыми в сторону Анголы. Сейчас всё спокойно, и больше беспокоятся, чтобы не заночевать из-за обилия диких животных.

  Обилие увидел сразу. Огромная стая, в сотни голов, обезумевших ястребов летала так низко над дорогой, что даже торможение не спасло. Один врезался. Почти все машины здесь с усиленными бамперами на случай удара животных. Тихо переходящую дорогу черепашку аккуратно объехали. А вот выползших в Катимо после дождя улиток ждала другая участь. Тысячи их были раздавлены.

  Поселения низкорослых бушменов выглядели, как конические хижины, слепленные из земли, палок и соломы. Занимаются они только охотой и собирательством. Этот район начинается от реки Квандо и кончается рекой Окаванго. Из-за жуткой дневной жары мало видно зверья. Только слоны как обычно встречаются. Ровная, как стрела, дорога на горизонте сливается по цвету с небом, и только зелёные деревья по краям подчёркивают её.

  В Рунду я уже настроился проскочить ещё триста километров до Цумеба. Не впервой здесь проезжать стопом более восьмисот километров в день. Мы уже тронулись, как вдруг какой-то странный звонок заставил нас вернуться в город. Водилы о чём-то поговорили с встретившим их человеком и нехотя поехали на окраины. Оказалось, предстояла погрузка соломы, из которой делают крыши в хороших домах по всей Южной Африке. Сезон сбора её ограничен, так как потом трава либо зелёная, либо её точит червяк. А эта какая-то особо ценная из Анголы. Может даже контрабанда.

  Водители извинились, что ни сегодня, ни завтра утром им не выехать, и мы расстались. Только время я потерял. Ладно, луна светит, и нашёл себе место где-то за городом. А чёрные кивсяки здесь размером со ступню и толщиной с большой палец. Подыскав полянку без них, устроился на ночлег.

  Просыпаюсь, а рядом, на другом берегу реки видна ангольская деревня. Ограничился осмотром в бинокль, так как ни легально, ни нелегально проникать туда не планировал. На базаре за 50 копеек купил манки-фрукт. Большие жёлтые шары содержали сладкую коричневую массу с костями. Полезный выход – процентов 5, плюс липкие руки. Его как раз есть, чтобы провести время. Как у нас семечки.

  Спросил, а какой фрукт из местных самый лучший? Показали низкие кустики с землисто серыми плодами, похожими на киви. Созревает в декабре. Может это личи? У дорожных поселений идёт торговля примитивными игрушками, масками, кувшинами для еды и воды. Выставлены на продажу пустынные каноэ, выдолбленные из дерева. Иногда они извилистой формы и размером от полуметра до трёх. Впрягается в них корова и тянет по песку груз, а если есть вода, то человек может и плыть, как в Окаванго.

  Перед Грутфонтейном наконец начались холмы, а Тсумеб оказался вообще зелёным спокойным городишкой, полном цветов. Здесь добывают различные самоцветы, и по этой теме есть музей. За 75ND устроился на ночлег. Купался один в бассейне, набрал всякой еды в своё удовольствие. Людей почти нет, но в этом случае оказался большой минус. Практически невозможно найти или вписаться в группу для сафари в Этошу.

  Долго стопил туда утром, потом вроде договорился, что высадят километров за 25 от въезда в парк. Не очень меня это устраивало, да и вряд ли бы увидел больше, чем в Чобе или Зимбабве. Изначально Этоша не входила в мои планы, и видно так и суждено. Сейчас, когда пошли дожди, звери отходят от водопоев, и зелени полно. Намного труднее их увидеть. Вот народ меньше и ездит. Кататься с толпой в автомобиле – не очень интересное занятие. Лучше прочувствовать себя наедине с природой, когда шансы равны. Тут дух – главное, а не галочка после созерцания какого-нибудь зверя.

  В Одживаронго затарился сеткой мелких и очень сладких апельсин. Потом я их три дня не мог доесть. По инерции голосую, идя за город. Проезжает пикап и далеко впереди сворачивает. Оказалось, ждёт меня. Один белый решил вывезти за город. Там попарился полтора часа под солнцем и сел к негру. Это к тому, что без разницы, кто тебя бесплатно возит. Только белые вообще никогда не берут денег, а для других это хотя бы приработок.

  А негры ещё и выделят обязательно лучшие места, потеснив своих.

  Средства то у меня, конечно, были, но зачем их тратить, где такой скоростной и лёгкий автостоп. Лучше потратить на перелёты, музеи, аттракционы. А главное, в автостопе – это общение. Можно наслушаться разных легенд и баек. Например, как вартог клыками запросто переворачивает автомобиль. Им интересно услышать о зиме и попытаться понять, как люди вообще у нас живут.

  За Карибибом растительность совсем сходит нанет. Виден хребет, похожий на драконий и вершина под две с половиной тысячи метров. Ещё попадаются рудники по добыче редких металлов, и изредка дорогу перебегают спрингбоки. Километров за пятьдесят до Свакопмунда вдруг появляется какая-то дымка. Вроде и не туман. Оказалось, сильнейший ветер гонит песок с дюн. Сразу похолодало и мне пришлось сменить шорты и футболку на полевой закрытый костюм.

  От вида дюн я пришёл в полный восторг, и фактически не заходя в город, углубился в их лабиринты. Чувство восхищения переполняет душу, когда ветер рвёт так, что не устоять на гребне. Песок с яростью летит в глинистые безжизненные просторы пустыни Намиб. Сразу вспомнились и похожий ландшафт Антарктиды, только со снегом, и Каракумы, и даже ветра Гоби. Теми просторами я так же восхищался, подставляя лицо ветру.

  Ветер, гарантированно, не меньше 25-ти метров в секунду. Неужели тут так всегда? Потом, оказалось, нет. Даже местные говорили, что был очень сильный ветер, просачивающийся песчаной пылью в машины и дома. Океан бликует под заходящим солнцем. Тени в дюнах ползут вдаль. Меняются красно-бежевые оттенки. Всходит почти созревшая луна. Достойная картина для момента фактического пересечения континента. Хоть и с разрывами по долготе, но по широте я пересёк его по сумме всех путешествий.

  Мне хорошо! Песок очищает душу. Момент достойный для прощения всего. Всё-таки больше хороших людей встречается по жизни.

  Сколько не сиди на дюне, но ночевать в такую погоду надо в укрытии. Спустился и откопал полузанесённый рюкзак. Долго выбирал место, но даже в самой глубокой яме ветер яростно крутит. Короткие колышки не держат растяжки. Пришлось бороться с палаткой как с необузданным мустангом, чтобы просто залезть в неё. Это удалось сделать только с большой долей песка. Лежу, завернувшийся в неё, но яростное хлопанье не даёт спать. Через пару часов влага со стенок палатки стала пропитывать меня. Накинул на себя гамак, чехол от воды, вкладыш. Вроде ничего.

  В полночь чуть поутихло. Я вылез, чтобы хоть как-то поставить палатку, и был очарован неземной картиной. В звёздном небе сияла луна, да так ярко, как у нас зимой. Цвета не поддаются описанию. Нет чёрного неба, и только дикие коты могут сказать, какой это цвет. Нет красных песков, а прочерчивает границы теней какая-то отличная от воздуха среда. Никакая фотография не передаст такой картины, тем более дополненной запахом океана и песней ветра!

  Рассвет встретил в тишине. Слышен только далёкий шум океана. Пока собирался и грел чай на спирту, взошло из-за дюн солнце. Раздались первые голоса птиц, когда я прокладывал новые следы по целине барханов. А сейчас быстрее к океану, постоять на знаменитом пирсе в Свакопе, посмотреть на бьющиеся волны, на чаек и бакланов.

  Пока на набережной просушивал своё снаряжение, опять поднялся ветер, и появились тучи. Начали уже доставать местные бичи – непременная принадлежность приморских городов. Кое-кого пришлось и послать подальше. Посетил аквариум, но он того не стоит, что просят за вход. Довольно хорошо виден выброшенный на рифы сейнер. Его унесло от Уолфиш-Бея толи в феврале, толи в прошлом году, по разным данным. Команда гуляла в кабаке, пришли, а судна нет. Учитывая то, что там очень много русских рыбаков, это не удивительно. Уточнять не стал.

  Купаюсь на пляже при температуре воды +15. Это всё-таки намного теплее, чем в Кейптауне, где холодное антарктическое течение практически не даёт влезть в воду. Рядом плавает целая группа дельфинов. Можно, наконец, подремать на песочке.

  Но мой путь лежит дальше, к последней цели, к Берегу Скелетов. Подбирает на трассе словоохотливая негритянка. Я плачу за бензин, а она везёт меня, что называется, «от обеда и до заката». Притормаживаем у каменных гряд, пересекающих унылые пространства пустыни. Некоторые посёлки здесь без света. Только движки или свечи. И когда уже остаётся до ночи мало времени, я прошу остановить и прощаюсь. Здесь никого! На все четыре стороны ни души!

  Мелкие дюны поросли зелеными растениями, берущими воду из тумана. Прикрываясь от ветра ими, поставил палатку и развёл костёр. Вешаю котелок на длинную кость и варю суп. Я всегда думал, что Берег Скелетов так называется потому, что много кораблей погибает среди непредсказуемых течений, отмелей и туманов. Ан нет! Всё побережье действительно усыпано скелетами, костями морских животных и птиц. Видно, течения их сюда выносят. А шакалы довершают дело.

  Океан кипит на закате. Я гуляю по песку среди зелёной пены, водорослей, костей. Настоящее уединение! В лунном свете волны закручивает как по вертикали, так и по горизонтали. Кажется, вот-вот выглянет какое-нибудь чудище. Ночь проходит на пределе комфорта. Так как спальник в этих краях не нужен, на себя пришлось одеть всё, чтобы не замёрзнуть.

  Утром в тумане совершаю пробежку по берегу, а потом выбравшись на дорогу, ловлю первую же машину до Свакопа. Второй добираюсь до Уолфиш-Бея. Как раз вовремя. Ещё не начался прилив, и бесчисленные стаи фламинго кормятся прямо у берега. Их тут три вида. Не только розовые, но и с чёрными крыльями. Усердно просеивая илистую взвесь, они добывают корм. «Тяжёлыми бомбардировщиками» приземляются пеликаны. Крупные красные медузы, размером с тарелку, ждут прилива. И он скоро приходит, заставляя птиц отойти на отдых.

  Посетил миссию для моряков, но русских к удивлению не застал. Не очень мне понравился Уолфиш-Бей. Это город – трудяга, в отличие от курортного Свакопа. Но спать ушёл на дальний мыс в зону отдыха. Ветер усилился, а тут под прикрытием деревьев относительное затишье. Только впереди выходные, и молодёжь начинает съезжаться сюда на тусовки. Меня они не видят, но в полшестого утра, когда уже забрезжил рассвет, просекли, поехав в очередной раз за спиртным.

  Раз машина с включёнными фарами наехала, два —почти колесом на растяжку. Ну, всё, думаю, пора начинать разборки. Однако отвалили. Обошлось.

  Совсем пасмурно. Деревца, чем-то похожие на тую, пропитались солёной влагой. Пройдёшь через их заросли и весь грязно-мокрый. Водители, подвозившие меня, ужасались, когда узнавали, что ночевал или ходил у дюн в «зелёнке». Тут же живёт чёрная мамба! Очень быстрая и ядовитая змея. Ну, у нас тоже кругом пугают медведями, которых ещё надо увидеть.

  Вернулся в полюбившийся Свакопмунд. Посетил очень интересный исторический музей. В 1486 году на эти берега впервые высадились португальцы. В конце девятнадцатого века начали освоение немецкие колонисты. И история открытия этих земель не менее интересная, чем в Америке. Только мы о ней ничего не знаем. Тем удивительнее смотреть на предметы быта как аборигенов, так и колонистов. Представлены красивейшие самоцветы, удивительная коллекция рогов, наконец, двухтысячелетняя вельвичия– – древнейшее растение из пустыни Намиб.

  Последнее купание и загар, подпаливший меня. На заправке её владелица берёт меня до Усакоса. Удивительная тётка. Кладезь знаний об этих местах. Рассказывала о боях в 14 году, о первооткрывателях, о чудных горах. Сразу видно, человек любит свой край. Но она и пол – света объехала, почти всю Россию. Питер для неё лучший город в Европе. Жаль было расставаться.

  У дороги уже стандартный набор: спрингбоки, бородавочники, цесарки. В Усакосе расслабился. Не хотелось больше стоять и сел в маршрутку за 60 ND до Виндхука. За что и поплатился, пропитав в багажнике рыбным рассолом рюкзак. Ну, нет никаких преимуществ в платном проезде за исключением молчания!

  По ночному Виндхуку добрался до «Картонной Коробки», снял отдельный номер и сразу всё отстирывать.

  От сна в помещении встал несколько разбитый, хотя и окна были открыты и комаров не было. Совершил предотъездный шопинг в город. Зашёл в посольство на предмет обмена паспорта. Но консул был в больнице, и ничего толкового не сказали. Значит, еду домой. Заглянув и интернет, пришёл в ужас от погоды в России: дождь и снег. Куда я возвращаюсь? Оставшиеся полдня просидел в баре, периодически купаясь в бассейне, читал купленные книги. Последняя вечерняя прогулка по холмам Виндхука. Красивый закат….

  Вот, что плохо в Виндхуке, так это отсутствие общественного транспорта. До аэропорта запрашивают более 600 рублей! На торг не идут. Ну ладно! Будем делать сити-стоп. Первая же машина, к которой подошёл на светофоре, вывозит меня за город, и первая же идущая дальше, везёт прямо в аэропорт! Пусть десятки стоящих таксёров ждут своих лохов дальше.

  В маленьком аэропорту Виндхука сдал основной багаж, а в ЮАР уже было не купить спиртного для провоза в самолёте. Через Турцию, Египет, пожалуйста, но не через Европу. Красивейший закат в Йоханнесбурге поднял настроение, а тупое ожидание в салоне каких-то опоздавших на полтора часа балбесов сильно опустило его.

  Зато, как только поднялись, началось светопреставление. Самолёт оказался между двух слоёв грозовых облаков. В этой узкой щели беспрерывно сверкали горизонтальные молнии, высвечивая облачные вздутия. Самолёт жутко трясло. Так, наверное, выглядит преисподняя. Нет ни земли, ни неба, только адские всполохи. А в салоне рождественские веночки висят. Специально что ли? Но себя чувствуешь спокойно. От тебя ничего не зависит, от пилотов тоже не многое. От Всевышнего – всё!

  Африканские ликёры взял в Германии. Тут то их пакуют для провоза. Европа уже в праздничном предрождественском настроении. Аэропорт Франкфурта сверкает золотыми шарами на серебряных ёлочках. А Россия встречает плотной завесой облаков и снегом на полях. И традиционным воровством по мелочи из багажа. Уже, по-моему, в шестой или седьмой раз. Ну, этим настроение от прекрасного путешествия не испортишь.

  Итак: вернусь к первоначально заявленной теме. Ни дикие звери, ни ночные города, ни стихия, не дают родиться страху. Он гибнет под прессом положительных эмоций, о нём просто не думаешь. Нет такой темы. Бояться приходится только надуманных для себя проблем, а точнее неадекватной реакции ни них.

 

 

 

 

 

 



Прочитайте еще Отзывы о Намибии:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.