Путешествие в Белиз, или Yu Betta Belize It! Часть 2. , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Путешествие в Белиз, или Yu Betta Belize It! Часть 2.

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о США > Путешествие в Белиз, или Yu Betta Belize It! Часть 2.

Белиз. Часть 2-я.

День 5-й. Маршрут: Возвращение на континент – Белиз-Сити – Western Hwy – Belize Zoo – деревушки по пути – Ceasar`s Place – Сан-Игнасио – 10 км до границы с Гватемалой – руины майя Шунантунич (Xunantunich) – Trek Stop – знакомство с американскими экспатами – поход по ночным джунглям.

Пятый день ознаменовал собой середину нашего путешествия по Белизу. Мы планировали вернуться на континент и продвигаться дальше на запад, к гватемальской границе.

Первое водное такси причалило к острову Колкер в 7:30. Выписавшись из гостиницы, окинули прощальным взглядом так полюбившийся нам остров, и взяли курс на Белиз-Сити. В порту “мегаполиса” наняли таксиста до аэропорта, где оставили машину. Пожилой водитель-индус был экстремально вежлив, к Илье обращался только фразой “Yes, Sire!”, и посчитал своим долгом показывать нам достопримечательности Белиз-Сити по пути к месту назначения. Только был этот набор несколько странным, сводившийся к следующему: “Посмотрите налево. Там живут богатые американцы из Флориды. Посмотрите направо – там особняк богатых американцев из Хьюстона. А вон там вдали, видите? Это плантация богатого американца из Нью-Йорка”. Видимо у каждого свои представления об интересных местах города.

Тем не менее, до аэропорта мы добрались быстро и без приключений; нашли машину в целости и сохранности, с блокирующим замком на переднем левом колесе. Приняв оплату за место стоянки, служитель снял замок, помахал нам рукой и пожелал хорошего отпуска. Возобновлялась автомобильная часть путешествия.

Первой контрольной точкой стал зоопарк Белиза, расположенный в 54 км к западу от Белиз-Сити по одноименному шоссе. Belize Zoo не принадлежал ни к какому городу или деревне, а был просто сам по себе, как достояние страны. Чтобы попасть из аэропорта на Western Hwy, нужно просто отсчитать две площади с круговой развязкой (китайский район), на второй взять резко вправо, на запад. Знаков на этом участке дороги не встретилось.

Западное шоссе плавно струилось в положенном ему направлении, было вполне приличного качества, и даже кое-где тронуто разметкой. За окошком проносились деревни, черный босой народ на обочинах, собаки стайками, белье на веревках…

Остановившись в одной из деревушек чтобы купить питье в лавочке, увидели, что жители сходятся в большой деревянный дом, причем каждый несет либо стул, либо скамеечку. Оказалось, что в избе в красном углу стоит… телевизор, перед которым чинными рядками рассаживаются зрители. Вот так посмотришь как живут люди в удаленных уголках планеты, сразу начнешь ценить любимый диван и телек в единоличном пользовании; про компьютеры вообще молчу. Тут же сидевшие негритянки кормили грудью младенцев, больше озабоченные тем, что происходит на экране, нежели своей частичной обнаженностью.

Западная часть Белиза называется Cayo District; характеризуется тем, что плоская доселе местность встает на дыбы и превращается в горную гряду Maya Mountains, с самым высоким пиком около 900 м. Во время процветания цивилизации майя, именно здесь образовались религиозные и церемониальные центры индейцев, частично раскопанные в наши дни: Xunantunich, El Pilar, Cahal Pech, Caracol.

Современные жители западного Белиза представляют собой настоящую смесь из наций. Кроме коренных Майя и Гаринагу, в провинции Кайо обосновались выходцы из Англии, США, Канады, Китая, Ливана. Конечно, на американскую пенсию в Белизе можно устроиться очень достойно, но многие все равно продолжают работать. В основном держат небольшие гостинички и придорожные кафешки.

Именно благодаря этим людям Белиз стал приобретать более “цивилизованное” лицо. Например, Западное шоссе хоть и проложили через джунгли в 30-х годах прошлого века, но асфальтировать его начали лишь в начале 80-х, на деньги первых переселенцев. Было налажено автобусное сообщение между столичным Бельмопаном и самым важным поселением региона – городком Сан-Игнасио у гватемальской границы. Все эти и многие другие постепенные улучшения помогают привлечь туристов, а следовательно и туристические денежки капают в казну страны.

Но стоит только съехать с основного шоссе, как тут же становится видно, что джунгли не отступили, что здесь по прежнему дикие места. Если хотя бы на пару месяцев перестать заботиться о дорогах, как они тут же будут проглочены прожорливым и беспощадным лесом.

В горах западной части встречаются интереснейшие пещеры, с захороненными в них человеческими останками и предметами быта. Новый вид археологии – спелеоархеология сравнительно недавно стала набирать популярность в регионе, и значительно продвинула процесс изучения и понимания жизни древних индейцев майя.

Джунгли западного Белиза – одни из самых нетронутых на континенте, благодаря чему популяция диких животных и птиц достаточно высока. При определенном везении (или невезении, смотря кто как к этому относится рџ™‚ можно увидеть крокодилов, ягуаров, оцелотов, пум, коатимундей-носух, тапиров, обезьян-ревунов, туканов и разноцветных попугаев. С некоторыми представителями этого отнюдь не полного списка мы столкнулись в диких условиях, других же надеялись увидеть хотя бы в зоопарке.

Belize Zoo появился в 1983 году при довольно интересных обстоятельствах. В то время проходили съемки документального фильма “Path of the Raingods”, где принимали участие дикие животные, отловленные в джунглях. К моменту окончания съемок на руках у смотрительницы за животными остались 17 полудиких зверей, которых нельзя было возвращать в родную среду, так как скорее всего они бы там погибли. Поэтому Шэрон Матола основала питомник, а затем и зоопарк.

Сейчас в нем обитают 125 исконно присущих Белизу животных, включая ягуара, и редкий, вымирающий вида тапира Baird`s Tapir, на местном наречии именующегося “данта”, или “горная корова”. Зоопарк включен в программу посещения туристических туров, поэтому лучше приезжать пораньше, чтобы избежать толп на довольно ограниченном пространстве. Вход – $7.

Клеток как таковых не замечаешь, животные располагаются в больших вольерах, огороженных прямо посреди джунглей. По желанию можно взять аудио-экскурсию или нанять гида. Из ранее не виденных очень понравилась тапириха с дитем (тапиры вынашивают малышей 14 месяцев!), орел-гарпия со смешными перьями на башке и питающийся обезьянами; сами черные обезьяны-ревуны (с ними нам еще предстоит незабываемая встреча в диких условиях; фрагмент записи голоса), меланхоличный крокодил, и конечно же птеродактиль-джабиру. Настоящей изюминкой зоопарка является старый ягуар впечатляющих размеров и напоминающий скорее по комплекции тигра, нежели пантеру (голос). Черная двоюродная сестра ягуара – пума, так же поселилась в соседнем вольере, пугая останавливающихся у заграждения визитеров блеском глаз из темноты тростника. Зоопарк в целом небольшой, но чрезвычайно интересный, и в каком-то роде уникальный. На посещение можно заложить час-полтора.

Следующей контрольной точкой путешествия стал городок Сан-Игнасио, столица провинции Cayo District. Но не доехав до него нескольких километров, мы остановились на плантации с громким названием “Ceasar`s Place” чтобы перекусить. Кроме еды, на ферме можно купить деревянные скульптурки, вырезанные руками местных умельцев, плетеную бижутерию и гамаки. Место хорошо видно с дороги и сильно выделяется на фоне окружающих деревень своей ухоженностью и причесанностью. Как водится, на воротах висел знак “Осторожно, злая собака!”, что нас удивило – зачем такие меры предосторожности в гостеприимном месте?! Но сомнения развеялись как только “злая собака” побежала нам на встречу, ткнулась теплой, усатой мордой в ладони, радостно заскулила, а потом и вовсе плюхнулась в придорожную пыль, подставляя пузо для чесания. Ну злющий зверь, ничего не скажешь.

Плантация утопала в цветах. Куда ни кинь взгляд – везде он натыкался на яркие пятна. За каждым поворотом открывались то хохолки тропических цветов Bird of Paradise, то ярко-красные гроздья геликоний, а то и целые деревья, припорошенные как снегом мелкими беленькими бутончиками. В середине дня посетителей в открытом, домашнем ресторане не случилось кроме нас, поэтому обслуживали прямо таки с космической скоростью. Заказали простых лепешек с сыром (casadillas) и по стакану свежевыжатых соков, грейпфрутового и папайного. В ресторане даже была мини-сцена, на которой по вечерам выступали местные фолк – и джаз-группы. Место можно с уверенностью рекомендовать – спокойное (по крайней мере днем), утопающее в цветах и с очень вкусной домашней едой.

Западное шоссе помчало нас дальше через холмы провинции Кайо, плантации лимонов, бананов, мимо грузовиков с кокосами и рейсовых автобусов. В глубине джунглей параллельно дороге текут две реки, позже сливающиеся в одну Belize river. Городок Сан-Игнасио примостился как раз в долине между двух этих рек, Macal и Mopan rivers, и именно поэтому известен среди местных как “El Cayo”, то есть “остров” по-испански. Долгое время Сан-Игнасио оставался главным водным хабом региона; через него сплавляли ценные породы деревьев на восток, к океанскому берегу. После того как построили дороги, жители города из моряков переквалифицировались в сельскохозяйственников и скотоводов. Нам городишко показался пыльным и бесформенным, поэтому не долго думая мы помчались дальше, к руинам Xunantunich.

Шунантунич (Xunantunich) – древний город индейцев майя, на данный момент один из самых доступных на территории Белиза. Имя “Шунантунич” означает “Каменная Дева” и связано с древней легендой. Когда город еще только начали строить в 600-м году, среди джунглей мистически появился образ “девы”, растворившийся в стенах только что заложенной пирамиды El Castillo. С тех пор город стали называть её именем. И хотя он не был достаточно известным и большим, особенно на фоне близлежащего Каракола и Наранхо (сейчас на территории Гватемалы), но Шунантунич располагался высоко на холме над рекой, доминируя к востоку от неё, охраняя речной путь от Тикаля до Карибского берега.

Чтобы попасть в Шунантунич, нужно отъехать от Сан-Игнасио 7 км по тому же Западному шоссе, в сторону Гватемалы, и в районе деревни San Jose Succotz съехать к реке. Место заметное, так как на обочине обычно присутствуют жители деревни, продающие нехитрые деревянные безделушки. Майский город находится на той стороне Mopan river, для пересечения которой курсирует ручной паром. Такая переправа была для нас в новинку, что определенно добавило “приключенческого” духу к путешествию. На паром помещается две машины, всех пассажиров просят выйти. Паромщик из местных, серьезный дяденька в униформе с рейнджерским знаком на рукаве, ловко крутил колесо с тросом. Сколько раз в день он накачивает себе бицепсы, неизвестно, не менее 50 уж точно; паром ходит по запросу и совершенно бесплатно.

От места высадки до Шунантунича еще 2 км в горку. У подножия города примостился инфо-центр, сувенирные лавки и обширная парковка под пальмами. Вход – $5 с носа. По оценкам археологов в Шунантуниче проживало не более 10 тысяч человек. В 900-м году регион сильно пострадал от землетрясения, после чего жители стали постепенно уходить из этих мест. Вскоре город совсем опустел, простояв в таком виде многие века, до прихода научных экспедиций в начале 20-го. От инфо-центра мы поднялись пешком на холм, прошли через небольшой музей с местными находками, и наконец, ступили на огромную лужайку, окруженную с трех сторон пирамидами.

Самая большая, El Castillo, вздымалась на высоту 40 метров над джунглями, и просто давила своим серым массивом и внушительным видом. В первый раз мы оказались в городе Майя, и хотя раньше видели пирамиды на картинках, но они совершенно не передают того чувства, что охватывает когда стоишь в центре лужайки перед древними, каменными изваяниями. Вдруг становится тихо-тихо, даже птиц и насекомых не слышно, и кажется, что воздух замер и не двигается, и чувство давления в висках. Вот так давит, давит, давит до звона в ушах, пока не очнешься, не встрепенешься “а? что? где это я?”. Очень странные эти древние индейские города, они как бы засасывают, подминают, пытаясь растворить в себе каждого заглянувшего.

Посетителей было совсем мало, буквально 5-6 человек, да и те уже взбирались по ступенькам El Castillo. Мы конечно тоже не утерпели, пересекли наискосок лужайку, и подошли к подножию пирамиды. Если вы с трудом поднимаетесь по обычной лестнице, представьте себе ступеньки в 2,5 раза выше – получится именно то, что увидели перед собой. Это не ступеньки, это уступы какие-то, уходящие в запредельную высь. Как индейцы по ним бегали, непонятно. Кстати, бывали случаи, когда туристы падали вниз с пирамиды по неосторожности. Подниматься, а особенно спускаться, нужно очень осторожно.

40-градусная жара, конечно, не способствовала быстрому продвижению. Примерно через каждые 10-15 ступеней появлялись плоские участки, шириной метра в три, а потом опять ступеньки, ступеньки, до самой вершины. Наконец-то подул ветерок, и пройдя через внутренние перекрытия с одной грани пирамиды на другую, мы внезапно оказались над джунглями на уровне облаков. Внизу простирались леса сразу двух стран, Белиза впереди, Гватемалы чуть левее; грифы черными точками парили вдали, а люди на лужайке у подножия казались не то что муравьями, а скорее бактериями. Наверху охватывают просто обалденные ощущения свободы и простора. Можно себе представить в какой транс впадали древние майские жрецы, стоя на такой площадке между небом и своими упавшими ниц соплеменниками.

Археологические раскопки Шунантунича все еще ведутся; восточный фасад пирамиды до сих пор не очищен от многовековых осадков. Зато западный фриз сохранился просто отлично, с орнаментами в камне, символизирующими Бога Солнца и планету Венеру. Конечно, для современного человека они выглядят довольно примитивно, но вот знания о планетах у древних майя однако имелись.

Покрутившись еще какое-то время наверху, мы начали спуск. Дело это еще более сложное, чем подъем. Наклон плоскости ступеней составляет градусов 60-65, тело все время хочет оторваться и сократить путь до земли одним прыжком. Приходится сопротивляться. Внизу мы еще раз обошли город по периметру, забрались на две другие пирамиды, напоминающие пока пологие холмы и еще не раскопанные, и окончательно разомлев на жаре, двинулись в сторону инфо-центра.

Время приближалось к вечеру. В этот день мы решили заночевать в кемпинге Trek Stop, который нашли по рекомендациям в интернете. Держат его экспаты Джуди и Джон из Мичигана, очень милые пенсионеры, отзывчивые и заботливые. Сами так же живут на территории кемпинга в большом деревянном доме, а для туристов сдают кабинки и просто места под палатки. В кемпинге есть столовая, где по запросу готовит приглашенная гватемальская крестьянка; два компьютера с выходом в интернет (бесплатно), вольер с бабочками и небольшой инсектариум.

Хозяин кемпинга Джон оказался заядлым любителем и заводчиком тарантулов. Надо было видеть, с какой любовью он показывал и рассказывал о своих любимцах, не забывая доставать их из банок голыми руками, гладить по шерстке и ласково ворковать. Большую самку тарантула, которая кусала его самого 8 раз, он тем не менее сунул мне в ладони, ни мало не смутившись моим робким “а может я лучше в банке на неё погляжу?”. “Да ладно”, – ответил Джон, “я же вижу как тебе хочется её потискать”. Ну, со стороны наверное виднее… рџ™‚ Тарантулиха щекотно перебирала шерстяными лапками в моих руках, поглядывала восемью глазками-бусинками, по четыре в ряд, и не делала никаких попыток вцепиться.

После инсектариума мы погуляли по саду бабочек, посмотрели на целую стену с коконами разных форм и цветов, а затем отправились на кухню. Гватемальская тётя по-английски не разговаривала, но выдала нам меню, дав понять, что приготовит любое из шести указанных там блюд. Еда естественно самая простая, домашняя. Взяв вермишели с сосисками, традиционный chicken rice and beans, молочный коктейль и пиво Беликин, с удовольствием устроились на веранде, окруженной тропическими растениями. Кемпинг очень хорошо и красиво спланирован; соседей не видно и не слышно, только раскачиваются на ветру тяжелые гроздья геликоний, пушистые Калиандры, да стрекочут крыльями колибри.

Поужинать вдвоем нам не удалось, так как только принесли сосиски, на веранде появился хозяйский пес добрейшей наружности, и стал поглядывать на нас голодными глазами. Ну как было не угостить плута? Подоспевший Джон прогнал проказника, посетовав, что тот прибегает каждый раз на веранду, как только видит гостей.

А их, надо сказать, не мало, из разных стран. В основном конечно легкая на подъём и не притязательная молодежь. Например, чуть ранее, возле компьютеров, мы познакомились с девчушкой из Новой Зеландии. Она пару недель назад прилетела в Латинскую Америку и планировала ездить по странам континента примерно год, или пока хватит денег. Сказала, что у неё был выбор – купить дом или уехать путешествовать. Вот и выбрала.

После ужина мы расположились отдохнуть в кабинке. Перед входом висел гамак, внутри оказалось довольно просторно, двухэтажная кровать плюс обычная, стол, стулья, ванная комната, электричество, вентилятор. И не скажешь, что кабинка, тянет на комнату в мотеле. За ночь с нас взяли BZ$70 ($35). Доступны так же кабинки с shared bath, они дешевле.

Через держателей кемпинга организовали две экскурсии – ночной поход по джунглям и тур в пещеру Actun Tunichil Mucnal на следующий день. Хозяин позвонил в близлежащую деревушку, договорился с гидами, и сказал, что так гораздо удобнее и для них, и выгоднее для нас, чем если действовать через оперирующие в регионе туристические агентства.

До темноты занимались всякими хозяйственными делами, даже вздремнули чуток. Ровно в 8 вечера появился наш гид, каждому выдал на голову фонарик, и вооружившись еще одним тяжелым ручным, мы двинулись в ночные джунгли.

Идти по мягкой земле было приятно и удобно, джунгли жили активной жизнью. Вокруг все стрекотало, трещало, шуршало и поскрипывало. Гид попался замечательный, с отличным английским, рассказывал много интересного о здешних местах. Сам он начал подрабатывать экскурсиями несколько лет назад; приграничные земли знал как свои пять пальцев, так как с детства охотился здесь с отцом. Периодически гид указывал на ядовитые деревья, у которых опасно все – от корней до кончиков листьев, но только если не знать, что рядом росли деревья-антидоты.

На тропинке в свете фонариков поблескивали синие точки, да так обильно, что дорожка походила на взлетную полосу с сигнальными огнями. Это оказались глаза пауков, размером с большой палец.

Иногда тропу пересекали муравьиные хайвеи. Заметить их было легко, потому что они все время пребывали в движении. Муравьи-листорезы (Leaf-cutter Ants) носили на собственном горбу фрагменты листьев, причем общая организованность была только видимостью; внутри желобков-хайвеев муравьи ползали во все стороны, по принципу броуновского движения.

Когда стало посуше, на земле и деревьях появились термитные гнезда. Лес вокруг них становился как бы безжизненным и пустым.

Прислушиваясь к голосам сверчков и ночных птиц, мы внезапно были атакованы черной летящей тенью, даже присели все. И хотя не увидели кто же это мог быть, но гид сделал предположение, что скорее всего испугавшаяся летучая мышь.

Почти на выходе к кемпингу гид указал на высокое дерево, возникшее прямо посреди тропы. Allspice Tree с листьями, похожими на лавровые, обладало удивительным ароматом, прямо наркотическим, в котором присутствовали нотки корицы, меда, сладкого клевера, мускатного ореха и даже перца. Походив вокруг на манер опьяненных валерианой котов, согласились идти дальше только взяв на память пару листиков. Уже много позже, дома, стоило достать листок волшебного дерева, вдохнуть его аромат, как сразу на душе становилось спокойно, и проблемы исчезали сами собой.

Вся экскурсия заняла у нас чуть больше часа, и оставила самые неизгладимые впечатления. Могу смело сказать тем, кто сомневается идти в ночной лес – оно того стоит!

Расплатившись с гидом ($15 с человека), отправились отдыхать в кабинку. Тут сработал модифицированный принцип братьев Стругацких: “если не спится – надо как следует померзнуть”, что в данном случае выражалось как: “если не спится – надо как следует погулять по ночным джунглям”. Эффект тот же.

День 6-й. Маршрут: западный Белиз – переход трех рек вброд – приключения в пещере Actun Tunichil Muknal – разные уровни пещеры – скелеты, утварь индейцев Майя – возвращение в цивилизацию – дорога на юг, до Плаценсии.

Поход в пещеру Actun Tunichil Mucnal (делее именуемую ATM) был запланирован на шестой день путешествия. Резервацию сделали при помощи хозяина кемпинга Джона, который договорился с одним из независимых гидов, проживающим в деревне неподалеку.

Тот зашел за нами в кемпинг в 8 утра. Честно говоря, мы думали, что все приключение займет часов 5-6, но оказалось, что потребуется целый день, с 8 утра до 6 вечера. Стоимость – $80 на одного, и пока это была самая высокая цена за экскурсии в Белизе, включая острова. Хозяева кемпинга собрали нам в коробочку ланч, пожелав нескучного времяпрепровождения. Вместе с гидом мы уселись в минивен, и поехали в сторону Сан-Игнасио, чтобы подобрать остальных участников группы.

Пещера АТМ расположена по пути назад, к зоопарку, у границы заповедника Tapir Mountain. В западном Белизе так много известняковых пещер, что они даже образовали целую подземную систему. Археологами установлено, что пещеры использовались древними Майя в церемониальных целях; в них приносились жертвы богам, а также хоронили покойников. Индейцы считали, что пещеры – это преддверья в 9-уровневый подземный мир Шибальба, где обитали боги.

В свою очередь, весь мир Майя представляли как шар, разделенный на три плоскости: верхняя – небо, средняя – надземный мир, и нижняя – Шибальба. Три плоскости нанизаны на Древо Жизни; в надземном мире его представляет дерево сейба, считающееся по этой причине священным. Сейба интересна тем, что ветви от ствола расходятся под совершенно прямым углом, крона таким образом представляет собой идеальную полусферу.

Символ креста очень широко распространен в культуре Майя. Когда в 16-м веке континента достигли европейцы, миссионеры стали пытаться обратить Майя в христианство, и как не странно, не встретили сильного отпора, ведь символом у пришельцев тоже был крест. Майя быстро связали его с символом Древа Жизни, и такая связь существует и поныне. Более того, индейцы были настолько продвинутыми людьми, что даже знали точную дату создания мира. В нашем календаре она выглядит как 13 августа 3114 года BC. До этого мир существовал в виде огромного шара воды. В вышеозначенный день, верховный бог, с помощью молнии вызвал на поверхность шара три скалы, образовавшие центр вселенной. Вторая вспышка молнии зародила огонь между трех скал, вдохнув жизнь в мир. Символ из трех камней прочно вошел в культуру Майя, часто использовался в рисунках и надписях. Да и кострище для приготовления еды они обозначали тремя камнями, на которые ставилась посуда, а внизу разводился огонь.

Не менее интересна и история появления людей по майским представлениям. Индейцы верили, что боги пытались создать людей 4 раза. Цель создания заключалась в том, чтобы новые существа прославляли богов в молитвах и церемониях, передавали знания следующим поколениям и так до бесконечности. Без прославления мир остановился бы и умер. С первой попытки у богов получились животные и птицы, но когда им приказали произносить имена богов, раздавалось лишь чириканье и блеянье. Не способные славить создателей, первые существа были прокляты на поедание. Со второй попытки появились люди из глины, даже умеющие говорить, но без интеллекта, просто повторяющие слова. Тоже были забракованы и обращены обратно в грязь. Третья версия людей создавалась из дерева. Эти были намного лучше, умели разговаривать, ходить, и даже размножаться (не спрашивайте меня – как :)), но тоже были несколько туповаты и не помнили ничего. Великий трактат Майя Popol Vuh говорит, что оставшиеся “деревянные” люди, кто сумел избежать уничтожения, нашли покой в лесу среди деревьев, став обезьянами. И вот, наконец, боги с помощью маиса создали текущую версию 4.0 современного человека. С тех пор, представить индейца без маиса было не возможно, так же как китайца без риса.

Слушая занимательные легенды гида, мы не заметили, как снова оказались в Сан-Игнасио. У небольшой, двухэтажной гостиницы подобрали еще две компании. Как оказалось, один из американцев долгое время проработал в Магадане с женой-турчанкой. Есть повод подивиться тесноте мира и непредсказуемости путей в нем.

С Западного шоссе минивен свернул на проселочную, гравийную дорогу, и трясясь по кочкам, въехал на задворки бедной деревни в джунглях. В дорожной пыли возились вперемешку дети и собаки, женщины в цветных юбках и тюрбанах развешивали на веревках выстиранное белье, мужчины курили на крылечках, оглядывая обширные плантации соевых кустов. В этой деревне мы подобрали сторожа – человека, который будет охранять минивен, пока все мы ползаем по пещере. “Места здесь полудикие”, – посетовал гид. “Всякий люд по джунглям бродит”.

Дальнейшая дорога летела сквозь плантации, красиво вписываясь в живописную долину между Maya Mountains. Периодически в воздухе проносились стаи желто-зеленых попугаев и белоснежных цапель, паривших над сейбами. Через час несильной тряски, автомобиль вырулил на небольшую утрамбованную площадку посреди леса, уже занятую частично двумя другими машинами. “Конкуренты”, вздохнул гид. Распределив груз среди мужчин в группе (предполагалось нести не только свое барахло, но и общественное, как то: еду, спасательное оборудование, веревки, шлемы, фонарики, непромокаемые мешки для камер, и прочее), он еще раз пересчитал всех, взял в руки угрожающего вида мачете, и сказал идти след в след за ним.

Буквально через 5 минут путь нам преградила река. Покрутившись на берегу в поисках мостика, мы с удивлением увидели как гид не сбавляя скорости вошел в реку прямо в ботинках и с тяжелым рюкзаком за плечами. “Ну, чего ждем?”, – спросил он и весело помахал рукой с середины потока. “Рано или поздно, все равно ноги промочите, и не только их. Так что не трусьте, и за мной!” По одному мы стали переходить реку вброд. Ощущения от воды, затапливающей ботинки и ноги в хайковых носках, прямо скажем… неординарные. Ничего противного нет, просто довольно необычно и в какой-то мере интересно. Надо – значит надо.

Весь остальной путь до пещеры гид не переставая шутил и сыпал байками, не останавливаясь даже во время перехода еще двух рек. На их дне лежали уже самые настоящие валуны, а не галька как в первом ручье. Камни округлые, скользкие, явно сопротивляющиеся нашему продвижению вперед.

Наконец, через 40 минут подошли к разинутой пасти пещеры, поросшей по бокам мхами и папоротниками на манер бороды. Вглубь пещеры стремилась подземная река, другого способа попасть туда не замочившись, не было. Рассевшись на камнях, мы перекусили бутербродами, печеньем и соками, запаковали камеры в непромокаемые мешки, разделись до шорт и собрались у входа в пещеру. По идее, идти можно и в купальнике, если вас не смущает наличие шлема с фонарем на голове, придающее фигуре вид светящегося циклопа-головастика, но в таком случае шорты придется взять с собой. Если у мужчин плавки не европейского типа, а скромные семейные панталоны хотя бы до середины бедра, то им шорты можно не брать. О причинах такой зацикленности на одежде будет рассказано позже.

Глубина реки у входа в пещеру составляет более 6 метров, температура её – ледяная. Единственный плюс заключался в том, что пока ты обалдеваешь от обжигающего холода и тянущих якорем на дно ботинок, адский бассейн кончается, и можно вылезти на берег уже внутри пещеры. Преодолев первое препятствие, наша группа, тяжело отдуваясь, выстроилась перед гидом, который велел всем включить фонарики на шлемах. Далее шли цепочкой, шаг в шаг, передавая назад все слова нашего отважного сопровождающего: “watch your step”, “formation on the right”, и т.д. И надо сказать, эти пресловутые “формации” окружали со всех сторон: сталактиты и сталагмиты из карбоната кальция, колонны (сталагнаты), усыпанные тысячами “бриллиантов”, дырки в потолке – насесты летучих мышей, их guano на стенах (и не надо смеяться рџ™‚ – считается ценным продуктом, на основе которого приготавливаются некоторые лекарства). А так же видели больших пещерных пауков, белых, почти прозрачных и лишенных глаз.

В воде мы находились постоянно, где по колено, где по пояс, по грудь, а кое-где приходилось вплавь огибать выросшие из воды фаллические колонны. Два раза меняли уровень, забираясь на 2-3 метра вверх, и даже там нас настигала вода. Наконец подошли к огромному куску скалы, явно свалившемуся с потолка. Гид указал куда-то вверх на щель и сказал, что именно туда нам и надо. Подъем был нелегким, метров на 10, в мокрой одежде, рискуя каждую минуту соскользнуть вниз (случаи бывали). Оказавшись под потолком, нам было предложено разуться, женщинам в обязательном порядке натянуть что-нибудь на бедра, так как мы находились перед входом в древнюю церемониальную залу Майя, и негоже ходить среди скелетов в полуобнаженном виде. “To respect a cave, – ёмко выразился гид.

И действительно, в свете фонарей нам открылось огромное помещение, щедро утыканное сталагмитами, а среди них виднелись то кости, то черепа (не пластик :)), то горшки, а то и остатки кострищ. Всё абсолютно настоящее, не прикрытое ни стеклами, не огороженное веревками. Хотя на полу пещеры проглядывалась еле заметная тропинка, всё равно просили очень внимательно смотреть под ноги, чтобы ненароком не наступить на что-нибудь ценное. Можно себе представить как выглядела наша группа со стороны: 6 полуголых людей в мокрых носках, с шлемами на голове, идут на цыпочках среди скелетов, а во главе у них самый натуральный археологический маньяк. Гид взахлеб рассказывал легенды пещеры, было видно насколько он сам в восторге от этого места. Всегда приятно, когда человек занимается любимым делом.

О существовании пещеры АТМ знали с конца 70-х, но исследовать её начали совсем недавно, 12-15 лет назад. К 2000 году было найдено и раскопано около 200 глиняных горшков и других предметов обихода, а так же 14 скелетов. Только малую их часть вывезли из пещеры для исследований, остальное по-прежнему находится здесь, делая АТМ уникальным, естественным музеем древностей.

Вскоре вокруг тропы стали появляться горшки в невообразимом количестве. Индейцы Майя приходили сюда, ставили посудины на три камня, символизирующие центр вселенной (как было рассказано выше), делали церемониальные обряды, а затем разбивали горшки, чтобы выпустить дух мира. Иногда просто пробивали сбоку дырку. На некоторых горшках мы заметили своеобразный логотип – фигурку обезьяны. Гид сказал, что это “trademark” данного места, и если нам когда-нибудь захотят продать горшок белизских Майя, мы теперь знаем, как отличить настоящий от подделки рџ™‚

Но, конечно, “звездой” пещеры является почти полностью сохранившийся скелет девушки Actun Tunichil Muknal, чьим именем и названа пещера. Чтобы на него посмотреть, надо было забраться под потолок уже этой пещерной залы, правда на этот раз не по валунам, а по вполне цивилизованной стремянке. Это единственный скелет, огороженный веревкой, и то из-за идиотов-туристов. Несколько лет назад какая-то дура фотографировала скелет с близского расстояния, нависнув над ним, когда от её камеры отвалился объектив и отбил нижнюю челюсть бесценной находки. Кроме того, частенько туристы ложились рядом со скелетом в ту же позу, чтобы сфотографироваться на память. Какое уж там “respect a cave!” Спасибо, что хоть еще пускают посмотреть. В длину скелет совсем небольшой, где-то 150 см, и действительно в очень хорошем состоянии.

Назад мы возвращались по своим следам, шаг в шаг. Нашли ботинки в целости и сохранности, передохнули, и полезли вниз, в воду. Купальники к тому времени уже высохли, было не очень приятно снова намокнуть. На выходе из пещеры часто происходят несчастные случаи. Видимо люди, соскучившись по солнечному свету, так сильно торопятся выбраться наружу, что теряют бдительность. Только накануне, по словам гида, один из туристов сломал руку. Осторожно переплыв ледяной бассейн, мы вновь оказались в середине джунглей.

Пещерная экскурсия завершилась, и стала одним из самых ярких моментов за все путешествие. По слухам, туры в пещеру обещают вскоре прикрыть совсем, все-таки слишком много вреда от туристов. Всем желающим рекомендуется поторопиться.

Неподалеку устроили привал с перекусом, расположившись на поваленных пальмах. Кроме нас там отдыхали еще люди из двух-трех групп. Гиды держались от туристов в сторонке, позвякивали золотыми цепями, курили и отгоняли мошек с помощью солидных мачете. Сцена походила на лагерь беженцев под суровой охраной рџ™‚

На парковке переоделись в сухое (в стороне находилось что-то вроде кабинки из пальмовых листьев), закинули сторожа в его деревню, и погнали в Сан-Игнасио. Распрощавшись с попутчиками, мы договорились с одной парой ехать дальше, в Плаценсию. Путь предстоял не близкий, по темноте, а двумя компаниями все же безопасней. По пути в кемпинг слушали рассказы гида о том, как идет бизнес, и кто ему вставляет палки в колеса.

В Trek Stop`e выписались из кабинки, чем безмерно удивили Джуди и Джона. “Куда вы на ночь глядя?” – посетовали они. “Так надо”, – упрямо отвечали мы. “Вот ведь шило в попе”, – переговаривались пенсионеры, “езжайте, только осторожно”. Они даже вызвались позвонить в гостиницу в Плаценсии, где у нас была резервация, чтобы подтвердить “что двое сумасшедших русских все-таки прибудут к полуночи”. Отнеслись они к нам по-отечески, очень доброжелательно, и конечно я с удовольствием рекомендую “Trek Stop” в качестве бюджетного пристанища в западном Белизе.

В кафе “Ceasar`s Place”, где уже останавливались в предыдущий день, мы встретились с ребятами как и было запланировано, и мини-караваном отправились на юг Белиза. В темноте гораздо легче ехать за чьими-нибудь красными огнями, поэтому менялись каждый час. В столичном Бельмопане свернули на Hummingbird highway, по которому еще не выдавался случай поездить. По отзывам, это шоссе – одно из самых красивых в Белизе, но в темноте мы конечно ничего увидеть не могли, кроме бесконечных поворотов. К концу отпуска нам все же представился шанс проехать здесь утром, но не буду забегать вперед.

Деревня Placencia находится в конце небольшого полуострова, через который ведет не мощеная, присыпанная красной пылью дорога. Длина её – 35 км, и это был самый сложный отрезок пути за все время путешествия по Белизу. Усталость брала свое, сил гнать не было, да и трясло сильно, поэтому в Плаценсию добрались только через час после съезда с шоссе Колибри. Номер в гостинице “Cozy Corner” был заказан еще из дома, да и Джон подтвердил резервацию, так что на этот счет не волновались. К гостинице нельзя подъехать на машине (стоит в песке на пляже), поэтому пришлось оставить Dodge/Hundai в центре деревни, на импровизированной парковке.

Народ уже разошелся спать, но один из работников гостиничного ресторана ждал; передал ключи от номера, и тоже ушел. Комнатка оказалась так себе, 2 вентилятора, TV, кровать, душ, туалет, все без особых претензий и изысков. Тут силы окончательно покинули наши уставшие организмы, и мы не заметили, как уже заснули.

День 7-й. Маршрут: Placencia – заповедник Cockscomb wildlife sanctuary – необычные животные – ужин в “Amigos & Amigos” – Новый Год на местной дискотеке.

Утром нас разбудил шум прибоя. Хотя гостиница “Cozy Corner” не отличалась особой комфортабельностью и уютом, но её выигрышное положение прямо в песке на пляже перевешивало всё. К тому же на первом этаже функционировал ресторан, так что даже не пришлось долго ломать голову, где бы позавтракать. Усевшись за деревянный стол прямо под пальмой, заказали кофе, омлет для Ильи и мои любимые quesadillas с сыром. Народу не было ни на пляже, ни в воде, никто не купался в красивом сине-зеленом океане, и только величественные фрегаты парили над кромкой берега.

Плаценсия не является популярным местом у путешественников – расположена далековато и добираться не удобно. До недавнего времени люди попадали в деревню только на лодках, но с тех пор как на полуострове проложили гравийную дорогу, Плаценсию стали называть “остров, к которому можно доехать на машине”. Прелести так называемого “шоссе” мы оценили еще ночью, проехав по нему со скоростью 30 км/ч. Утром открылись последствия этой тряски: машина сменила свой серо-голубой цвет azul на нечто красно-оранжевое. Толстый слой пыли покрывал всю её поверхность, а на лобовое стекло вообще без слез нельзя было смотреть. Поэтому, обязательно включайте кондиционер на внутреннюю циркуляцию во время покорения данной дороги.

Поездка в Плаценсию стала единственным случаем, когда мы пожалели, что не взяли в аренду джип. Конечно, дорога вполне проходима и для легковушек, но гораздо приятнее и не так шумно было бы на большой машине. Бедный Додж Атос выкладывался изо всех сил, но в конце пути в нем все же стало что-то позвякивать.

Ближе к деревне встретился забавный знак: “дай дорогу самолету”, а в густой луговой тропе виднелась избушка управления полетами. Возможно, туристы из Белиз-сити попадают в Плаценсию таким способом, к тому же здесь садятся сельскохозяйственные и метеорологические самолетики. Деревня рассчитана в основном на бюджетных путешественников, и отличается расслабленной атмосферой, дружелюбным народом, прекрасной местной кухней и пустыми пляжами. Шоссе полуострова плавно перетекает в главную улицу Плаценсии, бежит с севера на юг мимо деревянных домов на сваях, гостиниц, заканчиваясь автобусной остановкой с кольцом у пристани (там же расположена единственная заправка).

От пристани уходят лодки с ныряльщиками к Барьерному рифу, в 30 км от берега. Данная часть рифа намного шире, чем у северных островов, с глубокими коралловыми каньонами и серьезной живностью. Завсегдатаями являются китовые акулы, которые появляются в местечке Silk Cayes с маниакальной пунктуальностью, в течение 10 дней после полной луны. Почему это происходит, никто не знает, но дайверы пользуются моментом, съезжаясь со всего света для акульего погружения. Подводными приключениями мы были вполне сыты, душа требовала наземных передвижений, походов, и диких зверушек. Под эти характеристики попадал заповедник Cockscomb wildlife sanctuary, недалеко от съезда на Плаценсию, поэтому не долго думая, мы отправились в путь, захватив воды и чего-нибудь пожевать.

Оранжевая дорога тряслась под колесами, оседая мириадом песчинок и на нас, и на встречных машинах. Причем местные ездили на небольших грузовиках, в кузовах которых размещались попутчики. Как они там себя чувствовали под пылевой завесой лучше не представлять. Не смотря на относительную бедность района, вдоль дороги мы приметили два курорта-деревни, к северу от аэродрома. В Maya beach велось активное строительство, и по слухам земли скупались американцами, готовящимися уходить на пенсию. Соседняя Seine Bight тоже не отставала; то тут, то там виднелись бетонные каркасы будущих построек.

В этой деревне обосновались люди из нации Гаринагу, о которой я уже вскользь упоминала в самом начале рассказа. Напомню, что это потомки африканских рабов и выходцев из южной Америки, жившие изначально на острове St. Vinsent в Карибском море. Во время британской колонизации Гаринагу подверглись жестоким гонениям, но спаслись в южном Белизе, достигнув его берегов на самодельных каноэ.

Через 20 минут оранжевой тряски, Додж с удовольствием высунул нос на Южное шоссе. Дорога в Cockscomb отходила влево от шоссе через 16 км при движении на север, в Дангригу. Southern Hwy обрамляли со всех сторон плантации банановых деревьев. Приглядевшись, мы увидели забавную вещь: гроздья бананов укутывали синие пластиковые мешки. То ли для того, чтобы плоды быстрее созревали в темноте, то ли для облегчения сбора урожая. Перерубил связку у основания – и вуаля! – оно уже у тебя в мешке.

Ответвление к заповеднику Cockscomb хорошо видно с Южного шоссе, т.к. именно на перекрестке стоит небольшой домик с гостеприимной надписью “Welcome to the Maya Center”. Мы зашли туда совершенно случайно, и как оказалось, правильно сделали. Во-первых, плату за въезд в заповедник ($5) взимали именно здесь, а во-вторых, внутри был настоящий сувенирный рай, и совсем не туристическая ловушка. Полки с каменными и деревянными масками майя, расписные шкатулки из красного дерева, фигурки богов и зверей, круглые годовые календари майя из обожженной глины, вышитые полотенца и национальные костюмы, да чего там только не было! Оказалось, это всё творения женщин майя, членов организации Maya Women`s Groop. Деньги, собранные этими женщинами, идут на облагораживание окрестных деревень.

Две представительницы группы присутствовали в центре: смуглые женщины очень маленького роста (где-то 1м 40 см), в белых льняных платьях до пола, с красивой вышивкой. По-английски, конечно, не говорили, но показали нам все, что приглянулось. Домой в Хьюстон уехал лепной глиняный подсвечник с оскаленными лицами по боком, деревянные шкатулочки, и большая настенная маска. Очень советую посетить этот центр! Мало того, что цены приемлемые, так еще ваши деньги пойдут на благое дело.

Гравийная дорога в Cockscomb начиналась сразу за центром майя. Протяженностью 10 км, она обрывалась прямо у инфо-центра заповедника, известного среди местных как Jaguar reserve. В 80-х годах его основал американец Алан Рабинович с целью изучения поведения ягуаров. Сегодня эта работа продолжается, но уже не при помощи ловушек, как в ранние дни, а посредством инфракрасных камер. Персонал утверждает, что в окрестностях бродят по крайней мере девять ягуаров. И хотя шансы встречи с ними стремятся к нулю, особенно днем, но увидеть следы или остатки их ужина, вполне возможно. Кроме ягуаров не исключены контакты с тапирами, агути, муравьедами, броненосцами, кинкажу, носухами и дикими свиньями, не говоря уже о сотне видов птиц.

На карте возле заповедника встречаются интересные названия, вроде “Дорога в ад”, “Уезжай скорее, если сможешь”, “Мясорубка” и “Обыкновенная преисподняя”. Так “поэтично” называли свои лагеря рубщики леса, трудившиеся на добыче кедра и красного дерева в начале прошлого века. От этих поселений давно уже ничего не осталось, джунгли проглотили всё, кроме названий.

Мы зарегистрировались в инфо-центре, получили карту заповедника, выслушав тираду на тему, что “русских здесь ещё не бывало”. Ну, не в первой… В парке довольно много троп разной протяженности, но в основном это легкие 2-3 мильные отрезки на ровной местности, за исключением двух горных. Многие из них пересекаются друг с другом, образуя сеть. Мы решили этим воспользоваться, построив маршрут по кругу, с переходами от одной тропы к другой. Начинать определенно стоит с River path (полмили в одну сторону), ведущую к берегу ручья South Stann creek. На тропе есть стенды с описанием деревьев и живности, что очень полезно, особенно в такой экзотической стране как Белиз, где количество незнакомых видов просто зашкаливает.

Один из первых стендов указывал на поваленное железное дерево (ironwood tree). С ним уже приходилось встречаться на Гавайях, но все равно было полезно вспомнить, что дома из железного дерева не строили, потому что невозможно вбить гвозди в прочнейшую древесину. Попавшийся нам в заповеднике экземпляр упал в 1993 году, а выглядел как огурчик, даже не думая разлагаться. И это не смотря на то, что в тропиках процесс разложения и обмена веществ в 4 раза выше, чем в обычных лесах умеренного пояса.

Ещё один интересный вид растения возвышался неподалеку. Strangler fig (Фига-душитель) относится к отряду эпифитов, т.е. “воздушных” растений, которые начинают свой путь не в почве на земле, а на других растениях чужого вида. Со временем, вредная фига спускает корни с дерева-хозяина, которые достигнув земли, образуют клетку. Промежутки между прутьями-лианами фига щедро заполняет новыми отростками и листьями, так что через несколько месяцев растение-хозяин помирает от недостатка света, а на его месте воцаряется фига, полая внутри. Самый настоящий кукиш в прямом смысле слова!

Следующий вид растения мы постарались запомнить хорошенько. Stout (Water) vine (Vitis titiifolia) представлял собой вьюнок или лиану коричневого цвета с очень меленькими, зелеными листочками. А внутри этой жилы находилась самая настоящая, свежая, прохладная вода! Всегда можно перерезать лиану, и утолить жажду вдоволь. Об этом знали и древние майя, поэтому не брали с собой тяжелые ёмкости с водой, когда отправлялись в поход по джунглям.

Мы продвигались дальше, вокруг становилось всё темнее и темнее; в таких лесах до земли доходит лишь 2% солнечного света. Внизу воздух почти не шевелится, очень влажно и душно. Некоторым растениям только того и надо. Например, кохуновая пальма с коричневыми плодами, похожими на конусообразные киви, чувствовала себя замечательно, являясь к тому же самым большим пальмовым видом в Центральной Америке. Кохуна очень полезна как в человеческом хозяйстве, так и ценится животными. Агути (индийские кролики) и пекари с удовольствием трескают плоды, тогда как люди используют пальмовое волокно в строительстве домов, а масло плодов – для заживления ран. Даже выжатые плоды шли в дело: их как следует прокаливали на огне, а затем вставляли в качестве фильтров в противогазы во времена Второй мировой войны.

Почти у самого выхода к реке, мы очутились у основания священного дерева сейба. Тяжелый, светло-серый и искрящийся треугольник уходил в заоблачную высь. Вспученные корни дерева пересекали тропинку, скрываясь под плотной листвой на другой стороне. Майя никогда не использовали сейба в строительстве и по причине “священности”, и из-за того, что древесина слишком мягкая. Когда вырубались участки леса под плантации, дерево не трогали.

Тропа под ногами уже поменяла свое название на Curassow (Tucan) trail, и теперь бежала среди фруктовых деревьев с нависающими зелено-желтыми плодами. И тут мы подверглись нападению. С высоты крон вниз посыпались какие-то черные, пушные звери. “Обезьяны!”, – пронеслось в голове. Но это были не они. Когда один из таких “обезьян” застыл, прилепившись к стволу, в полумраке мы различили длинный нос и длиннющий, меховой полосатый хвост с кольцом. Да это же коатимунди, или по-простому – носухи, виденные до этого только на картинках!

Банда штук из 20 окружала нас со всех сторон, свешивалась с деревьев и настороженно крутила вытянутыми носами. Носы у них знатные, заканчивающиеся самым настоящим поросячьим пятачком, а когти могут поспорить по остроте с медвежьими. Как только я подняла камеру, носухи как с цепи сорвались, с писком запрыгали по деревьям и скрылись в овраге. “Чего это они?” – спросил муж. “Не иначе, на эту группу пытались охотиться”.

Возбужденно обсуждая происшедшее, мы наконец вышли на высокий берег ручья South stann creek. По длине он небольшой, всего 12 миль, течет через Южное шоссе и впадает в Карибское море к северу от Плаценсии. Ручей облюбовали выдры (местные их называют “водяные собаки”), и несколько видов рыб, питающихся фруктами (!), осыпающимися с прибрежных деревьев.

По слухам, следы ягуаров чаще всего видят на тропах Gibnut rail и Wari loop, расположенных где-то в километре справа. Эти тропы проходят частично по открытому пространству, лугам, а частично через настоящий бурелом. Даже камера отказалась там снимать, несмотря на выставленное ISO 3200, настолько было темно. Ягуаров мы, конечно, не видели, но рассмотрели их любимое когте-точильное дерево, с глубокими ранами. Причем было видно, что звери приходили сюда много лет; сверху на стволе виднелись более старые царапины, удаляющиеся от земли по мере роста дерева.

Из необычных зверей пути пересеклись с оленем Мазама, у которого нос походил опять же на большой пятачок. Вид у оленя был не слишком интеллектуальный, а нрав – не пугливый. Мазама спокойно позволил сделать с себя пару кадров, прежде чем взбрыкнул и убежал в кусты. Кроме ящериц, муравьев-листорезов и разноцветных птиц, включая крошек-колибри и кискадов, никто больше не желал вылезать на солнцепек, и мы не торопясь отправились в обратный путь.

Дорога до Плаценсии бежала лениво и расслабленно, длинной макарониной уходя за горизонт. На подъезде в деревню остановились у банка “Atlantic Bank”, сняли наличных на всякий случай, и опять без комиссии. Белиз определенно не торопился делать деньги на мелочах. Для раннего ужина выбрали симпатичный ресторан с открытой верандой под названием “Amigos & Amigos”, в двух шагах от гостиницы. В ресторане так же была интернет-комната, где удалось скоротать время в ожидании заказа. Через полчаса на столе аппетитно разместился espanola snapper – целая, запеченная рыба с головой, креветки с рисом и бобами, пиво и “Маргарита”. Счет выписали на… $10. Да, вот это цены в деревне! В штатах всё это стоило бы раз в 5 дороже.

После ужина посидели на пляже, а затем отправились отдыхать в гостиницу, так как через четыре часа Белиз должен был перейти в Новый Год. Народ в России наверное уже спал, хорошо отметив, ну а мы, на краешке мира, всё еще дожидались приезда Деда Мороза.

Вскочили в 11:30 pm, прихорошились, и отправились прямиком в “Amigos”, куда уже подтягивался местный народ. Как полагается, встретили Новый Год с громким отсчетом, звоном бокалов и даже выпиванием на брудершафт с людьми Гаринагу. Посидев немного в ресторане, двинули в сторону пирса, откуда доносилась музыка, и на сколько не обманывал слух, в живом исполнении.

И точно: посреди площади под легким тентом проходила центральноамериканская дискотека рџ™‚ Группа местных музыкантов заводно играла регги (что же еще!), а народ, состоящий на 20% из туристов, на остальные – из жителей деревни, радостно и весело плясал. Как исполняют регги коренные жители страны – это глаз не отвести, уши не закрыть, и обязательно надо увидеть хотя бы раз. Такой небрежный, расслабленный, и в то же время задорный стиль, с плавными, ленивыми переходами от одного движения к другому, с покрытием достаточно большого пространства. Особо удачным находкам танцоров толпа одобрительно хлопала. Ну а когда стали танцевать парное регги, то тут уже и мы не утерпели. Проколбасившись на белизской Новогодней дискотеке часа полтора, мы не заметили ни единой пьяной рожи. Народ в основном пил местное пиво, но не нажирался до животного состояния, а каким-то образом все время находился в адекватной форме, что приятно.

В конце второго часа ночи музыканты взяли тайм-аут, да и мы решили, что встретили Новый Год вполне достойно, и со спокойной совестью можем идти отдыхать. Но прежде чем заснуть, еще долго сидели в креслах на пляже, пили пиво, и наблюдали за незнакомыми, яркими созвездиями, таинственно сверкающими на бархатном, новогоднем небосводе.

День 8-й. Маршрут: Плаценсия – шоссе Колибри – деревушка Bermudian Landing – заповедник Community Baboon sanctuary – сплав на каноэ по Belize river – оранжевые игуаны, птицы – кормежка диких обезьян-ревунов в лесу – Orange Walk, Corozal – граница с Мексикой – Юкатан – ночевка в Тулуме в отеле “Mariposa Hotel”.

Хорошо просыпаться 1 января в окружении салатиков и разносолов, курочек и запеченных рыб, морсиков и компотиков, оставшихся от обжираловки в Новогоднюю ночь. Но это был не наш случай. Уже много лет мы не празднуем Новый Год в русском стиле, с обязательными застольями до утра. А всё потому, что произошла смена приоритетов, когда ценные отпускные дни в конце года хочется тратить не на закупание продуктов и готовку, а на путешествия. Такое положение дел сложилось далеко не сразу, тяжело рушить традиции, формировавшиеся десятками лет, но сегодняшний образ жизни диктует свои условия.

В первый январский день в белизской деревне Плаценсии царил полный штиль. Народ, который накануне так бодро отплясывал на дискотеке, спал; на улицах и пляжах не было ни единой живой души. Ну, кто, скажите на милость, просыпается в 6 утра после Нового Года? Однако есть и такие маньяки рџ™‚

Побочный эффект раннего подъема обнаружился моментально: офис гостиницы был на замке. Учитывая то, что оплата за проживание взималась в день выезда, обрисовывалась интересная ситуация. Ждать когда работники гостиницы проснутся и выйдут на работу мы не могли, тем более кто их знает, может 1 января в Белизе не рабочий день. Уехав не рассчитавшись тоже было как-то мм… не по-джентельменски. Поэтому мы написали и сунули под дверь записку с координатами, пообещав заплатить через интернет, как только вернемся домой. Забегая вперед хочу сказать, что такого удивленного письма как от менеджера гостиницы, я не получала за всю свою интернетовскую жизнь. Он писал, что буквально обалдел, найдя послание, и еще больше обалдел, когда пришли деньги. Честный поступок повлек за собой бонус: теперь нам обеспечено бесплатное жилье в Плаценсии рџ™‚

В последний раз Додж Атос брал приступом оранжевую дорогу через полуостров. Ухабов стало как будто больше, но и скорость нашего передвижения возросла. Это Илья наловчился обходить ямы, не сбавляя темпа, да так, что только покрышки свистели. В машине продолжало что-то позвякивать и возмущаться невежливому с собой обращению. Через час мы уже оказались на Южном шоссе, а еще через 40 минут сворачивали на красивую дорогу Колибри.

Шоссе Колибри (Hummingbird highway) растянулось на 49 миль через горную гряду Maya Mountains, соединяя столичный Бельмопан с Southern Hwy, не далеко от Дангриги. Дорога считается одной из самых живописных в Белизе, красиво обрамлена цитрусовыми плантациями, петляя с холма на холм, нанизывая повороты как баранки на веревку. На всем её протяжении частенько встречаются однополосные мосты, оставшиеся свидетелями железной дороги, проложенной через долину в начале 20-го века. По железке переправлялись бананы к морю, но с некоторых пор этот бизнес перестал носить промышленный размах, и железку забросили. Кроме банановых, видели плантации какао и обширные апельсиновые. Заметив из машины, что деревья маняще сверкают оранжево-зелеными плодами, остановились чтобы сорвать парочку. Апельсины оказались явно не спелыми, с толстой кожей и еще не сочные. Зато прямо с ветки рџ™‚

На всем протяжении дороги больше не встретилось ни единой машины. Лишь местный люд из окрестных деревень объезжал шоссейный асфальт на телегах, запряженных лошадками. К концу дороги плантации стали постепенно сходить на нет, а на подъезде к Бельмопану совсем исчезли. Выскочив на Западное шоссе, мы увидели хвост небольшой пробки из машин. Явно происходило какое-то неординарное событие. Вскоре выяснилось, что на шоссе люди с автоматами проверяют документы при движении в сторону Гватемалы. Ну а на запад, к Белиз-Сити, путь был вполне свободен. Так мы и не пообщались с белизскими пограничниками.

Двигаясь в сторону зоопарка, приметили у обочины обширную фазенду с гостеприимно манящим знаком “Cheer`s”. Время было утреннее, подходящее для завтрака, а ведь из самой Плаценсии у нас не было ни крошки во рту. Как оказалось, ферму “Cheer`s” держала американка-экспат, на пенсии. Кроме плантации, ей принадлежал ресторан с открытой верандой, по белизской традиции обрамленной тропическими цветами. В помощниках у дамы служили три молоденьких девушки майя, которых она муштровала и в хвост, и в гриву. Обслуживание по этой причине было просто супер качества, быстрое и чёткое. Да, не сладко наверное, девушкам работать у американки, но всё же это какой-никакой доход для их деревенских семей. Еда получилась очень недорогой и вкусной: лепешки с сыром, буррито, кофе, да пара молочных коктейлей.

На каждом из столиков в ресторане размещались симпатичные соусы марки “Marie Sharp`s”. По отзывам работников сканирования багажа в аэропорту Белиз-Сити, эти соусы – самый частый сувенир, который люди увозят из страны. Рецепт перечного зелья изобрела хозяйка цитрусовой плантации Мари Шарп, в 80-х годах прошлого века. Тогда случился обильный урожай habanero peppers, но у Мари сорвалась сделка с покупателем, в результате чего она осталась с килограммами жгучей растительности. Можно было бы всё выбросить, но женщина оказалась предприимчивой, стала экспериментировать, добавлять к перцам лучок, морковь и чеснок, и в результате открыла правильную комбинацию. Соус отличной консистенции, не водообразный, как большинство перечных, а имеет приятную кремовую структуру. Сейчас у миссис Шарп свой заводик, половина продукции распространяется в Белизе, а половина экспортируется в США и Японию.

Замечательно позавтракав у гостеприимной американки, мы снова оказались на колесах. Путешествие по Белизу подходило к своему логическому завершению. Из запланированного оставалось всего одно место – заповедник Community Baboon sanctuary по пути назад, в Мексику.

Обезьяны-ревуны довольно широко распространены по всей Центральной и Южной Америке, но только в Белизе встречаются черные ревуны, охраняемые законом и тщательно оберегаемые местными жителями. Собственно, именно благодаря сотрудничеству и объединенным усилиям фермеров, на свет появился заповедник Community Baboon. К бабуинам howler monkey не имеют отношения, просто так принято их называть среди местных.

В 1985-м году проживающие здесь креолы подписали соглашение, что не будут вырубать лес на участке 52 кв. мили под плантации, а вместо этого организуют добровольное общество по спасению обезьян. На первых порах сообществу удалось получить средства из Мирового фонда охраны дикой природы, а затем и из Belize Audubon society. Плюс они сильно зависят от туристических денег, платы за вход и за экскурсии по заповеднику, включая ночные и водные. Туристы не так часто заглядывают в эти земли, и совершенно напрасно. Мало того, что можно поглядеть на ревунов и прочую живность в диких условиях, так еще и отношение со стороны работников заповедника и гидов самое дружелюбное и теплое.

Community Baboon sanctuary расположен всего в 26 милях от Белиз-Сити, в деревне с оригинальным названием Bermudian Landing. Но мы ехали со стороны Гватемалы, поэтому воспользовались объездом, чтобы не заскакивать в большой город. На Западном шоссе в районе деревни Hattieville на север отходит 8-мильный отрезок к поселению Burell Boom. Ну а оттуда уже рукой подать до заповедника. Кстати, на карте и в справочниках эта дорога обозначена как второстепенная и гравийная. Каково же было наше удивление, когда колеса Доджа коснулись идеального асфальта, лучшего, наверное, по качеству во всем Белизе. Местные жители позже объяснили, что дорогу замостили чуть более трех лет назад; вот где пригодились туристические денежки.

Въезд в заповедник обозначен простым знаком, слева от дороги. Парковки как таковой перед инфо-центром нет, можно встать под любой пальмой. Навстречу нам вышел дежуривший смотритель из местных, порекомендовал взять тур на каноэ по Belize river, а так же nature walk с одним из гидов. За въезд в таком случае платить не надо, просто за тур, два человека максимум ($25). Пока дежурный созванивался с гидами из ближайшей деревни, мы с удовольствием посмотрели выставки внутри музея. Кроме хороших фотографий зверюшек на стенах, на полках красовались банки с заспиртованными животными, и белесые черепа, некоторые с грозными клыками.

В результате переговоров, в провожатые нам достался один из основателей заповедника, пожилой белизец с черной бородой и босой. Через джунгли прошли за ним к реке, где уже поджидало каноэ с парнишкой-рулевым. Отец-основатель с нами не поехал (в каноэ помещается только три человека), а сказал, что будет ждать нашего возвращения здесь, на берегу. Перед посадкой посоветовали обязательно надеть шляпы-кепки, и намазаться солнцезащитным кремом. Сами белизцы проигнорировали свои же инструкции, да и ни к чему им эти предосторожности.

Вода в реке спокойно мерцала зеленым, рулевой греб профессионально, отталкиваясь веслом то справа, то слева, и абсолютно бесшумно, без единого всплеска. Илья не утерпел, попросил весло, и какое-то время самостоятельно вез нас по Белизской реке. На берегах восседали игуаны. Сначала гид указывал на них, но потом мы уже сами приноровились различать разноцветных ящеров. Самцы имели яркую, оранжевую, брачную окраску. Любили сидеть развалясь на ветках прямо над водой, свешивая длинные хвосты вертикально вниз. Под горлом у них надувался складчатый полосатый мешок, когда лодка слишком близко подплывала. Людей в принципе они не боялись, но смотрели настороженно.

Каждый самец охранял свою территорию, гоняя любого другого, заползающего в его владения. Очень забавно было наблюдать, как один из самых больших игуан пытался спрятаться в траве, пригнувшись как можно ниже по принципу: “раз я не вижу, значит и меня не видно” рџ™‚ Самочки имели куда более скромную окраску в серо-зеленых тонах, и были намного пугливее. А детишек заметили всего пару раз, и то мельком. Игуаньи дети кислотно-зеленого, ярчайшего цвета, но очень быстро улепетывают в воду при малейшем приближении. Скоро игуан на берегу стало так много, что мы уже перестали бросаться с воплями к камерам, а довольно спокойно вели счет. В целом, к концу полуторачасового сплава в одну сторону, насчитали 42! штуки.

В гораздо меньших количествах нам встречались птицы: ночные цапли, ибисы, ласточки, носившиеся над самой водой за насекомыми, bamboo chicken – маленькая, серая птица, строящая гнезда в бамбуковых зарослях. Пару раз видели плеснувших крокодилов, и группу обезьян-ревунов высоко в кронах. Обратный путь проходил по течению, поэтому до места добрались всего за 40 минут. Никогда еще не приходилось видеть игуан в диком виде в таких огромных количествах. Думаю, что повторный шанс представится не скоро.

Через два часа мы снова оказались на берегу. Отец-основатель спросил, не хотим ли мы покормить диких обезьян. Получив в ответ частое-частое кивание головами и загоревшиеся глаза, пообещал указать нужное направление. Все вместе забрались в Додж Атос, доехали до окраин одной из деревушек, следуя ценным указаниям нашего сопровождающего. У довольно зажиточного по виду дома он приказал притормозить, сбегал в огород и принес охапку зеленых листьев с нежным пушком. “Для зверей”, – сказал основатель. “Их любимое лакомство”. Листья напоминали маленькие лопухи, и совсем не пахли, по крайней мере для человеческого носа. Машину нам было сказано оставить перед огородом, после чего гид указал в сторону небольшой рощицы и деревянного мостика через ручей. “Туда идите, размахивайте листьями над головой. Обезьяны обязательно увидят сверху”. За свои услуги товарищ попросил мзды. На вопрос: “Сколько?”, просто сказал: “Just give me some”, вполне удовлетворившись белизской десяткой ($5).

Через овраг мы перебрались по трем мостикам, открывшимся один за другим, и оказались на небольшой поляне в лесу. Пассы руками с зажатыми в них лопухами смотрелись со стороны, наверное, по-дурацки рџ™‚ Но трюк сработал. Через десять минут маханий, крона над головой зашевелилась, и через неё просунулась любопытная черная морда с крохотными глазками. Пока я восхищенно лепетала “ой, какой пушистенький!”, главарь обезьян деловито спустился по стволу головой вниз до моего уровня, и совершенно по-хозяйски выдернул весь пучок лопухов из рук. Мы тихо вошли в состояние шока рџ™‚

За главарем подтянулось несколько самочек (ревуны путешествуют группами из 5-8 особей, с доминирующим самцом), а так же маленький обезьянчик, тонкий и ласковый. Он очень тихо коснулся мягкой лапкой руки, потянулся к часам, покрутил. Поняв, что так просто часы не оторвать, как-то подозрительно посмотрел на шляпу. Пришлось натянуть поглубже. Малышок брал лопухи очень нежно, бесшумно, пока сверху на дереве не показалась его мамаша с серо-черными грудями, и недовольно позвала детеныша за собой.

Как оказалось, покормив малышка, мы нарушили субординацию. Самец стаи, не стерпев неуважения к своей особе, вероломно прокрался на ветку над моей головой и… Да-да, решил справить малую нужду, вернее, продемонстрировать свою месть. Но мы тоже не лыком шиты, и заподозрив неладное, вовремя отскочили. Разъяренный главарь недобро заухал, зарычал, обнажая клыки, и вскоре вся стая скрылась вместе с ним в густой листве. Иерархия – штука серьезная, особенно в дикой среде.

Вот так мы и пообщались с обезьянами-ревунами, приобретя массу положительных эмоций и бесценный опыт. Посещение заповедника Common Baboon sanctuary можно отнести к обязательным местам, на которые стоит обратить внимание во время путешествия по стране.

Настала пора выбираться из Белиза. Путь на север, к границе с Мексикой, прошел без каких-либо приключений. Маршрут мы полностью повторили, попав сначала в Orange Walk (казалось, как давно здесь проезжали, а на самом деле – всего-то неделю назад), а затем в Corozal, где впервые ночевали на белизской земле. Времени останавливаться на ужин у нас не было, до темноты хотели как можно дальше продвинуться по Юкатану, в сторону Канкуна.

В Корозале заскочили в китайскую лавочку, взяли fried chicken rice, перекусить с собой в дорогу. Пока я ждала Илью в машине, сбоку подскочил какой-то оборванный человек, и без спроса начал вытирать Додж сухой тряпкой. В другое время я бы прогнала не прошенную рабочую силу, но в данном случае он действительно хорошо стряхнул всю оранжевую пыль, привезенную аж с полуострова Плаценсия. Машина вновь приобрела привычный серо-голубой цвет, а товарищ заработал денежку.

При выезде из Белиза взимается налог, так называемый “departure tax”, за пользование страной. Платят все, и покидающие Белиз через аэропорт, и автомобильным путем.

Подъехав к пограничному посту, я уже было приготовила купюры, $15 на каждого, но оказалось, что все проезды открыты, шлагбаумы подняты, а в будках никого нет. Машины перед нами просто проскакивали мимо, не останавливаясь на границе, ну и мы последовали их примеру. На мексиканской стороне все же пришлось задержаться. Для въезда в страну пограничник попросил нас заполнить по небольшой анкете, внимательно прочитал, застряв на графе “Citizenship: Russia”.

– Русские? – недоверчиво поинтересовался он у нас.

– Ну да.

– Так у вас же гринкарты США. Значит – американцы! – вынес он вердикт, и старательно переписал графу с гражданством. – Что же вы меня путаете!

Видимо, у мексиканцев свои представления об иммиграционных правилах. Но это не помешало ему спросить – нет ли у нас русских монет. Хотелось сказать: “Вы же решили, что мы американцы!”, но вместо этого Илья дернул меня за рукав, показал глазами “ни-ни!”, и тогда я торжественно протянула пограничнику 50 копеек 1993-го года выпуска.

Манера носить с собой русские деньги выработалась с момента начала работы в интернациональном университете в Техасе. Постоянно находясь в окружении огромного количества иностранцев, людей со всего мира, очень часто приходилось выслушивать просьбу “нет ли у меня русской валюты на память”. Вот глядишь и пригодилась, казалось бы, бесполезная привычка.

Наконец, путь в Мексику был открыт. Начинало темнеть, но дорога бежала бойко, не обремененная сильным трафиком. В городке Felipe заправились, простояв 20 минут в очереди. На много километров в округе это была единственная бензоколонка. Оставшиеся 100 км до Тулума дались тяжеловато, по темноте неприятно ехать. В окрестностях городка решили заночевать в первом попавшемся отеле у дороги. Но в нем не оказалось мест, во втором тоже, и лишь в третьем пожилая хозяйка пообещала что-нибудь найти (по-английски не говорят, то есть совсем). Все комнаты в “Mariposa Hotel” занимали постояльцы, но нам предложили апартамент с кухней за 800 песо ($75). Очень просторный, с верандой и небольшим садиком. В принципе, это было слишком на одну ночь, но другие варианты не просматривались, и мы согласились. Перекусив жареным рисом с цыпленком, моментально заснули без задних ног.

День 9-й. Маршрут: Тулум – Плайя-дель-Кармен – Канкун – перенос рейса – возвращение домой.

Наступил день отъезда. Казалось, что путешествие продолжается уже не первый месяц, настолько оно получилось насыщенным.

Проснувшись в 7 утра, мы взяли курс на Канкун, планируя остановиться перекусить в курортном городке Playa-del-Carmen. Самолет в Хьюстон отправлялся в 13:00, и у нас еще было время провести заключительные часы отпуска с мексиканским колоритом.

На сегодняшний день, бывшая рыбацкая деревушка Плайя-дель-Кармен является самым быстро развивающимся городом Мексики. Еще 10 лет назад здесь не ступала нога туриста, но в настоящий момент городок просто набит отелями, ресторанами, барами и клубами, стремясь составить конкуренцию Канкуну.

В Плайе появился сильный трафик, гудки клаксонов резко разносились над утренними улицами. Количество народа раздражало. Как приятно было путешествовать по почти безлюдному Белизу! Теперь же надо было охотиться за парковочным местом вдоль тротуаров, даже в такой ранний час. Но мы не отступили от своей идеи позавтракать, втиснули машину в какую-то щель, прогулялись по пляжу, и засели в “Jaguar restaurant” на параллельной воде авеню. Завтрак оказался простым, не сильно вкусным, включая кофе, фруктовый салат, омлет и тосты с маслом и клубничным джемом; 105 песо.

В Канкун мы въехали в 10:30 утра, рассчитав, чтобы бензина в машине осталось примерно треть, как и было при выдаче. Без проблем вернули работящий Додж Атос его законным владельцам, которые затем подбросили нас в аэропорт.

Оказалось, что внутрь аэровокзала зайти не получится. Огромные хвосты очередей высовывались на улицу, народ потел и злился на 30-градусной жаре; рейсы многих авиакомпаний высвечивались на табло с безрадостной пометкой “overbooked”. Люди массово возвращались домой после новогодних каникул.

Часа через полтора стояния в очереди, мы, наконец, оказались у стойки регистрации. Усталая девочка безнадежным голосом выкрикивала добровольцев отдать свои места на ближайший рейс в Хьюстон за компенсацию в $300. А почему бы и нет? Из Канкуна до Техаса всего чуть больше часа лета, рейс прямой, да и время еще раннее. Мы чуток подождали, зная, что цену компенсации вскоре повысят (тут главное не медлить слишком долго, просто почувствовать правильный момент), и на сумме в $400 вышли вперед. Девочка ужасно обрадовалась, не зная как нас благодарить. Она перенесла билеты на 5 часов позже, выписала каждому (!) ваучер на $400, да еще вручила купон на бесплатный обед на двоих в TGI Friday в терминале. Таким образом, мы не только отбили назад стоимость билетов на самолет, бесплатно слетав в отпуск, да еще и немного заработали на этом.

5 часов в аэропорту пролетели незаметно за обедом в ресторане (фахитос и quesadillas c цыпленком и сыром, french onion soup), а затем и в баре в самом дальнем, тихом уголке. Я писала рассказ, прихлебывая интересное местное пиво Leon Negro, Илья разбирался с файлами и фотками на ноутбуке. В 6 часов вечера мы вылетели из Мексики в США, пересекли Мексиканский залив, разделяющий две страны, и через полтора часа оказались дома, по традиции приветствуемые иммиграционным офицером: “Welcome home, guys!”

Маленький Белиз подарил нам незабываемые моменты отпуска, приоткрыл завесу над историей древних Майя и современных Гаринагу, совершенно очаровал белоснежными островами, необычными животными и сумасшедшим по красоте подводным миром. А много ли ещё надо, чтобы считать путешествие запоминающимся и удачным?! Добро пожаловать в Белиз!

Полная версия рассказа с фотографиями:

http://www.andreev.org/belize_travel.html

Фото Белиза:

http://www.andreev.org/belize_photos.html

Катерина Андреева.

Путешествие в Белиз, или Yu Betta Belize It! Часть 1.

Katrin 

New! Карта к рассказу    

 



Прочитайте еще Отзывы о США:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.