Болгария. Золотые Пески – 2003. Часть 3 , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Болгария. Золотые Пески – 2003. Часть 3

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Болгарии > Болгария. Золотые Пески – 2003. Часть 3

5. Калиакра – Балчик.

Эти экскурсии совмещены всегда, что совершенно логично. Во-первых, между Калиакрой и Балчиком всего километров пятнадцать, а во-вторых, отдельно, на самостоятельные экскурсии, их просто не хватит.

К мысу Калиакра мы подъехали около одиннадцати утра. Около часа микроавтобус петлял по узким разбитым дорогам, то приближаясь вплотную к горам, то углубляясь в поля виноградников, табака и неопознанных нами фиолетовых цветов. Последние были особенно красивы на фоне зеленых склонов и бирюзового моря. Наконец, впереди показалась странной формы колонна и импровизированный контрольно-пропускной пункт.

В болгарской истории Калиакра – место легендарное. Узкий скалистый двухкилометровый мыс всегда был предметом спора причерноморских народов. Высокие – до семидесяти метров – склоны делали Калиакру естественной крепостью, а каменные стены разных времен защищали поселения от возможной опасности с суши. Остатки некоторых строений, датированные четвертым веком до нашей эры, сохранились здесь до сих пор. Рассказывают, что в пору захвата Болгарии турками на мысе Калиакра покончили с собой сорок местных девушек. Предпочтя смерть продаже в гаремы, они связали свои волосы и бросились в море. Собственно этому событию и посвящен памятник на въезде на мыс. Имеет Калиакра отношение и к русской истории. В 1791 году русский флот под командованием Федора Ушакова разгромил здесь турецкую эскадру, втрое превосходящую его по численности. Фактически, этим сражением кончилась первая из русско-турецких войн.

Сказать, что на Калиакре нечего посмотреть было бы несправедливо. Кроме римских руин здесь есть небольшой археологический музей, спрятанный в одной из многочисленных пещер и часовня Святого Николая, полустоящая-полувисящая на самом краю мыса. Говорят, что отсюда можно увидеть колонию черноморских тюленей, но нам на глаза попался только информационный щит с описанием видов дельфинов и бакланов. Но главное на Калиакре – открывающиеся со скал пейзажи. Два километра от древних развалин до крохотной смотровой площадки, словно вырубленной в слоистом камне, как дорога между стихиями. С одной стороны почти отвесный обрыв, ограниченный невысоким и не везде целым поручнем – туристов просят быть внимательными и близко к краю не подходить, – за которым только море и небо. С другой, каменный монолит, прорезанный щелями гротов и пещер. Тропинка утоптанная, но все равно из нее выпирают острые камни, споткнуться очень легко. Считается, что народы, в разное время основывавшие на Калиакре свои поселения, ушли отсюда именно потому, что невмоготу стало бороться с природой. Еще сидя в микроавтобусе, я обратил внимание, что многие открытые пространства совершенно безжизненны, – под тонким слоем наносимого ветром песка лежит каменный пласт. Даже трава здесь растет плохо.

Мы идем вдоль древней крепостной стены, то и дело заглядывая в старые трещины. Камни, несмотря на жару, покрыты слоем мха, из щелей пробиваются молодые деревца. Около каждого грота Кира спрашивает – можно ли войти внутрь. Мы, конечно, не пускаем – скорее всего это вполне безопасно, но лишняя осторожность никогда не помешает. Заходим в археологический музей. Он тоже в пещере. Собственно, это – просто пещера неправильной формы, вдоль стен которой расставлены местные древности. Мелкие – рыболовные крючки, украшения, домашняя утварь, и крупные – остатки мраморных плит с еле заметными греческими буквами, амфоры, катапульта. Кира не слишком заинтересована, но послушно ходит от стенда к стенду, слушая Наташины объяснения. В какой-то момент я вдруг краем глаза замечаю копошение под низкими сводами грота. Мы поднимаем глаза и видим два гнезда ласточек, прилепленных к выступу скалы. Причем, скорее всего, в гнездах – птенцы, птицы беспрерывно мечутся между пещерой и улицей, ловко уворачиваясь от входящих и выходящих туристов.

До Балчика мы неторопливо едем около получаса. Транспорта совсем немного, но дороги узкие и разбитые – водитель то и дело объезжает выбоины в асфальте. Вокруг каменистые холмы, только дорогу ограждают два ряда высаженных деревьев. Приглядевшись, Наташа определила, что это – оливы. Балчик – холмистый город. Это особенно заметно, учитывая его небольшие размеры. Кажется, что там вообще нет ни одной улицы без уклона. Многие паркуются не вдоль дороги, а поперек – все-таки меньше шансов, что машина уедет сама по себе. Дома строятся здесь амфитеатром, – по-другому не позволяет рельеф, – поэтому, когда смотришь на Балчик снизу вверх, видна только зелень, да черепичные скосы крыш. Считается, что здесь прекрасное место для разведения винограда. Греческая колония, основанная здесь более двух с половиной тысяч лет назад, носила имя бога виноделия – Дионисополлис. Хотя самого города мы, в общем, и не видели. Автобус подвез нас почти к самому входу в ботанический сад.

У ботанического сада Балчика тоже есть свои легенды. В первой половине двадцатого века небольшой болгарский городок пришелся по душе румынской королеве Марии – здесь она и построила свою летнюю резиденцию. Говорят, что Балчик настолько очаровал королеву, что она пожелала остаться здесь и после смерти. Вложенное в специальный стеклянный сосуд, ее сердце было замуровано в парковых часах и круглосуточно охранялось.

“Тихое гнездо” – дворец Марии, построенный в 1924 году. Маленький, такой, дворец, совсем не похожий на королевский. Комнаты узкие и тесные, фасад нависает над песчаным пляжем. Сейчас здесь выставка всего, “что осталось”. В некоторых комнатах сохранились интерьеры времен румынской королевы, другие отданы под художественный музей. В самых дальних помещениях дворца экспонируются остатки античной посуды и надгробных плит. На первом этаже обязательный магазин сувениров. Но гораздо интереснее дворца – парк вокруг него, собственно тот самый ботанический сад, которым и заманивают в Балчик туристов, выполненный по образцу античного лабиринта острова Крит . Документально зафиксировано, что в саду растут (и, похоже, прекрасно себя чувствуют) три тысячи видов растений, причем не только средиземноморских, но и привезенных сюда специально из разных частей света. Особенно парк гордится своей коллекцией кактусов, которая, правда, нам на глаза так и не попалась.

Расположен сад на очень крутом склоне: в некоторых местах мне казалось, что со стороны моря он почти отвесный. При этом склон разрезают десятки каменных лестниц – настолько узких, что часто там тесно идти даже в одиночку. Лестницы как бы вдавлены в склон; идущий по ним человек одним боком оказывается прижат к укрепляющим грунт камням, а с другой стороны от обрыва его отделяет лишь плотная полоса кустов. Иногда лестницы обсажены миртом, – тогда ты идешь по сумрачному зеленому коридору. Вот уж чего здесь хватает, так это – тени. Я не считал лестничные ступени, но все пролеты очень короткие – не больше десяти шагов. В конце каждого пролета – площадка или галерея с имитацией древней амфоры на подставке, барельефом или бронзовой фигуркой на парапете. Но самое интересное свойство лестниц – непредсказуемость. Поднимаясь от дворца к входу в ботанический сад, мы сделали полтора десятка поворотов, не зная заранее ни разу – в какую сторону будет следующий. Правда, Кире такой подъем, конечно, дался очень нелегко.

В Балчике действительно потрясающе красиво и необычно. Дорожки переплетаются в узоры, которые невозможно заранее расшифровать, можно идти только приблизительно придерживаясь выбранного направления. В совершенно неожиданных местах вдруг обнаруживаются ухоженные цветочные грядочки, – нашей задачей было увидеть их раньше Киры, чтобы подготовить достойный отпор ее бесконечным предложениям что-нибудь сорвать. Обидно, что для ребенка это – практически единственное доступное в Балчике развлечение. Детская площадка на территории дворца есть, но, во-первых, ее не так-то просто найти (мы, например, не видели ее даже издали), а во-вторых, если ехать сюда ради аттракционов, то зачем вообще куда-то ехать. Так что Балчик – все-таки хорош для взрослых. Садясь в автобус, мы с Наташей рассуждали, что в этот парк надо ехать на целый день, на часы не глядя и подсчетами времени себя не утруждая.

Временами, впрочем, Кира оживлялась. Сначала на одной из тропинок она обнаружила лежащие под ногами каштаны, затем ей попалась кедровая шишка, огромная по сравнению с привычными для нее еловыми и сосновыми. Правда, оказалось, что пачкается она вполне соответственно своим размерам. Перемазавшись смолой, Кира интерес к ботанике несколько утратила. Тем более, что к этому времени она уже сильно устала.

Для возвращения в Золотые пески водитель выбрал другую дорогу, почти по берегу моря. Только около Албены автобус вновь забрался на холм, проскочил мимо маяка, которым многие любуются ночью с пляжа. Мы попросили водителя остановить нам на вершине холма и, не торопясь, начали спускаться вниз. К вечернему купанию.

6. Еда…

Ну и что можно сказать о кухне страны, где в каждом мало-мальски заметном ресторанчике вам подадут “шиш” и “хапки”? Это, конечно, шутка. “Шиш” по-болгарски (по крайней мере, применительно к кухне) всего-навсего – шашлык. А “хапки” – просто кусочки. Скажем, “пилешко хапки” – кусочки курицы. Болгарская кухня эклектична, у нее нет определенного стиля. Может быть это, конечно, причуды курорта – приезжающим со всего света стараются предложить максимум разнообразных блюд, на все вкусы. С другой стороны, раздела “национальной болгарской кухни” ни в одном меню мы так и не нашли. А свиная отбивная или жареный цыпленок приблизительно одинаковы в любой стране.

Ресторанов, кафе, и просто уличных фаст-фудов в Золотых Песках действительно очень много. Можно сказать, что прогулка вдоль берега, это прогулка вдоль непрерывного прилавка с едой. Преобладают бары и бистро – во всяком случае они выдвинуты к самой пешеходной зоне вместе с сувенирными лотками и крохотными продуктовыми магазинами, которые все как один гордо называются супермаркетами. Большинство (уж точно – большинство трехзвездочных) отелей предлагают один тип питания – завтраки, так что поесть в течение суток актуальная проблема для подавляющего большинства отдыхающих. Конечно, теоретически, при покупке путевок можно доплатить за обеды и ужины, но, с одной стороны, далеко не везде есть для этого условия (в “Родине” их не было совершенно точно), а с другой, не каждому это удобно. Даже мы, с четырехлетним ребенком на руках, старались по возможности на месте не сидеть и, соответственно, оказывались в обеденное время в самых неожиданных местах. А уж людям не стесненным такими обстоятельствами, было бы и вовсе странно привязывать себя к определенному ресторану.

Вполне естественно, что для нас основной проблемой было накормить Киру…Как любой ребенок ее возраста Кира немедленно тыкала пальцем в самую красивую картинку меню – и хорошо, если это был кусок мяса или хотя бы картошка фри. Объяснить ей – почему нечто разноцветное, налитое в красивый стакан и украшенное кисточками фольги, во-первых, не обед, а во-вторых, вообще только для взрослых, не всегда оказывалось легко. Собственно “страданий у тарелки” уже за завтраком было не избежать. Еще в Москве Наташа надеялась, что уж в Болгарии она сможет убедить Киру есть больше местной простокваши – она и жажду в жару хорошо утоляет, и просто полезна для обмена веществ. Мы ее ели с большим удовольствием. Кира пару раз поковыряла ложкой. День у нас традиционно начинался с пшенично-шоколадных хлопьев одной известной швейцарской фирмы, пирожных и с трудом “влитой” в ребенка чашки чая. Иногда удавалось убедить Киру съесть кусочек сыра или колбасы. Иногда удавалось оторвать ее от тарелки с пирожными раньше, чем она съедала их гораздо больше разумного количества.

В одном Наташа Кире не уступала: на обед всегда требовалось съесть тарелку супа. Кроме, разве что, случаев, когда мы были далеко от Золотых Песков. Кира возмущалась. Кира говорила, что суп горячий до тех пор, пока он не остывал настолько, что переставал быть вкусным. Кира торговалась за каждую ложку, пытаясь назначить, – сколько супа ей полагается еще съесть, а потом моментально начинала хитрить, стараясь зачерпнуть из тарелки поменьше. Сначала мы пытались бороться с этим уговорами и обещаниями необыкновенного десерта, но быстро поняли, что это не поможет. Тогда, садясь за столик, первое, что мы говорили официанту: “ребенку – суп, а весь остальной заказ потом”. На некоторое время обедать стало легче. Кстати, не надейтесь найти на детском курорте детское меню. Мы, во всяком случае, такое получили всего однажды. Состояло оно из четырех блюд. Точнее, четырех видов… картошки фри. Вырезанной не кубиками, а буковками, звездочками или фигурками животных. Конечно, всегда можно было попросить официантку принести полпорции за полную стоимость (что многие и делают), но энтузиазма эти переговоры не добавляют никому.

Ужинать же мы очень быстро приспособились в своем номере, благо персонал отеля смотрел на внос любых продуктов (или просто – готовых ужинов) сквозь пальцы. Даже если те куплены не в гостиничном ресторане. Конечно, мы запирались там далеко не ежедневно – все-таки вечернее сидение в ресторане, само по себе развлечение. Все началось во многом случайно. Седьмого июля, на второй день нашего отдыха, все российские (как впрочем, и болгарские – два матча шли с интервалом в час) болельщики ждали очередных отборочных матчей Чемпионата Европы по футболу. Я, недолго думая, решил поужинать у телевизора пивом и чипсами, но у Наташи имелось другое мнение. Она прихватила Киру и с вечерней прогулки они принесли – Кире блинчик, а нам по хот-догу.

И то и другое – самые популярные курортные фаст-фуды. Блинчик – “палачинка” – в общем, самый обыкновенный блин. Только наполнителей на любом лотке, где их пекут, десятки. В основном, конечно, это джемы и конфитюры, но в июне-июле есть замечательный “сезонный” вкус – клубника. Или черешня, хотя ее в качестве наполнителя предлагали реже, видимо, лень было поварам-продавцам в одном лице вышелушивать из ягод косточки. Выпекают блины прямо на глазах покупателя, – выливают тесто на круглый раскаленный лист размером с добрую сковородку – минута и все готово. Остается только положить клубнику и взбитые сливки, посыпать блин ванильным сахаром и завернуть так, чтобы все это не вываливалось обратно. У некоторых продавцов – получается. Кира все две недели с огромным желанием ужинала палачинками и никакого неудовольствия не высказывала.

Что касается хот-догов, то это совсем не те хлипкие сосиски, которые приходят на ум жителям мегаполисов. Здесь это целое блюдо. Причем за прилавками в основном стоят молодые турки – до Стамбула отсюда всего несколько часов езды на автобусе. Морем и того ближе. Время их работы, по всей видимости, не лимитировано – однажды мы видели, как продавщица уснула стоя, фактически упав на прилавок с обратной стороны своего павильона. Так вот о хот-догах. Хлеба в нем, несмотря на совсем не малые размеры такого бутерброда, не видно вовсе. Не видно под гарниром. Уже потом, покупая хот-дог самостоятельно, я посмотрел на технологию его приготовления. В нагретую булку лоточник кладет сардельку (или диск жареной колбасы, или котлету, или куриный шашлычок – все в руках клиента) и последовательно засыпает это: огурцами, помидорами, жареным луком, шкварками (и у кого только турки научились), картофелем фри, зеленью. Заливает горчицей, майонезом или кетчупом. Попутно пытается схалтурить – то и дело спрашивает: класть ли ту или иную составляющую бутерброда. В общем, правильно, но ведь если мне чего-то не надо, я и сам ему это скажу. Короче, вывали эту конструкцию на тарелку, получится мясное блюдо с богатым овощным гарниром. Еще и с хлебом. Один хот-дог и ужин уже не требуется.

Да, есть еще пицца. Выпекают ее тоже “на глазах” и горячую упаковывают в картонную коробку. После этого главное успеть добежать до отеля пока она не остыла. Универсальной рекомендации здесь быть не может: пиццу мы брали в небольшом ресторанчике около отеля “Метрополь” и всегда были очень довольны качеством теста и количеством наполнителей. Не поручусь, что она также хороша в любой пляжной пиццерии. Очень интересно в болгарских ресторанах читать меню. Про “шиши” и “хапки” я уже говорил, а еще из уст в уста все передавали друг другу обычные такие названия блюд: кролик жареный и кролик тушеный. Первый звучит – “заюшка печене”, а второй еще лучше: “задушен заяк”.

Большой разницы в приготовлении еды в разных ресторанах мы не обнаружили. Обычный средний уровень – какой-то особенно некачественной еды нам не предложили ни разу. Один раз, впрочем, в ресторане, позиционирующемся, как скандинавский, мне принесли ассорти из свинины с откровенно сырой котлетой. Заменили ее по первому требованию, но официантка при этом вместо того, чтобы извиниться… обиделась. “Порадовали” своим разнообразием овощные салаты. “Шопский” – помидоры, огурцы, брынза, зеленый салат; “деревенский” – зеленый салат, огурцы, брынза, помидоры; “овощной” – тот же самое, только брынза не кубиками, а мелко натертая. Богатый выбор, нечего сказать. Устав жевать огурцы (понимаю, полезно, но не огурцами едиными), однажды я заказал многообещающий, если верить меню, салат с тунцом. Надо ли говорить, что тунец оказался консервированным, из банки, а полагался к нему тот же самый набор продуктов. Правда, Наташа обнаружила таки среди овощных закусок оригинальную и, по ее словам, вкусную. Мелко нарезанные огурцы, смешанные с зеленью и густой простоквашей подавались в виде шариков. Вроде бы, очень хорошо в жару.

Андрей Крайнов

05.04.2004 20:



Прочитайте еще Отзывы о Болгарии:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.