Съёмочные экспедиции: как это делается? , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Съёмочные экспедиции: как это делается?

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о России > Съёмочные экспедиции: как это делается?

Несомненно, что это – наиболее желанная и привлекательная часть любого географического телепроекта не только для тех, кто в нём непосредственно участвует, но и для тех, кто только мечтает об этом. Одновременно для «офисных» и технических работников самого телевидения эти поездки зачастую представляются в виде «сказочного отдыха» за счёт телекомпании. Оговоримся сразу: доля правды здесь есть. Можно сказать так: чем серьёзнее проект, тем меньше съёмочная экспедиция похожа на отпуск. Почему здесь вообще употребляется термин «экспедиция»? Тем более, если речь идёт о вполне комфортабельных поездках без малейшей тени приключений? Дело в том, что «экспедиция» – это поездка, преследующая особую задачу, прежде всего – сбор информативного материала в профессиональных целях, будь то сказки народов Севера, геологические породы или красивые виды и человеческие «типажи» (т.е. то, зачем в дорогу и отправляются фотографы, кино- и телеоператоры), с последующим представлением этого материала общественности. Пишущий журналист может вообще никуда не ездить и писать статьи о дальних странах (один из самых талантливых очеркистов вообще с детства разбит параличом; в пресс-туры за него ездит директор рекламного отдела журнала), но при работе с «визуальным рядом» это невозможно по определению. Любой географический телепроект, базирующийся на своём материале, автоматически предполагает разработку, организацию и осуществление съёмочных экспедиций, и эти этапы – важнейшие в деле создания качественной программы.

Интересно то, что эти этапы роднят с съёмочные экспедиции с «обычными» исследовательскими, будь то плавание Колумба к берегам «Индии» или Миклухо-Маклая – к папуасам. Любой выдающийся путешественник прежде всего – хороший организатор, «продюсер», так сказать. Современные исполнительные продюсеры телепроектов выполняют ту же работу, оставляя нишу творчества «литературным работникам ТВ», путешествия – операторам и корреспондентам. Единственный человек, который, подобно Колумбу, решает все организационные вопросы сам – Леонид Круглов, но, как уже было сказано, он сам по себе уже большое исключение. Итак, при закладке первого кирпичика нового географического телепроекта формирование состава будущих съёмочных экспедиций встаёт с неотвратимой актуальностью. Количество участников каждой из них колеблется от 1 до 11 (большего количества я не могу припомнить, а меньшее возможно только при покупке готового чужого материала). Давайте посмотрим, какие роли предлагаются к исполнению.

1. Оператор. Самый главный человек. Он всегда садится на переднее сиденье автомобиля; его берегут, как драгоценность. Движению его камеры повинуется весь коллектив, стараясь находиться позади и не попадать лишний раз в кадр.

2. Ассистент оператора. Задача минимум: переноска штатива, сумок со сменными штативами и запасной камерой DV-Cam . Задача максимум: помимо всех аксессуаров, таскать на себе тяжеленный BETACAM.

3. Режиссёр. Бывает необходим, когда формат программы предполагает запись стендапов и участие ведущего в разного рода мероприятиях, когда нужны «постановочные кадры», съёмки трюков (как в «Русском экстриме»).

4. Звукорежиссёр. Когда программа – один большой стендап, как «В поисках приключений» Михаила Кожухова, то безупречное качество записи звука среди шума толпы, в действии, в дороге – задача наипервейшая. Чаще всего, при динамичном развитии действия, невозможно, сославшись на то, что «плохо слышно», перезаписать тот или иной план, как фоторепортёру нельзя сказать: «Остановись, мгновенье, ещё один раз!».

5. Мастер по свету. В большинстве случаев обходятся без него: накамерный свет или отражатель входят в стандартный «походный» набор оператора и висят на нём или на ассистенте. Подержать отражатель может любой и без специальных навыков. Но если предполагается задействование более серьёзного оборудования при съёмках в помещениях или ночью, то здесь нужен и человек со специальными навыками.

6. Корреспондент (автор текста). Его статус неоднороден в каждом конкретном случае. Иногда он совмещает в себе две роли: автора текста и ведущего. Иногда только пишет закадровый текст.

7. Ведущий. Эта позиция была рассмотрена в отдельной главе. Добавим только, что есть ведущие, которые сами «сочиняют» текст, а бывают, что за них это делает редактор. Правда, в этом случае иногда у ведущего получается это делать гораздо лучше.

8. Редактор (автор текста, консультант). По идее, он должен быть автором и составителем текста, который «начитывает» ведущий. Он же должен указать, на чём акцентировать внимание, что пропустить. Он должен быть своеобразным научным консультантом по стране и конкретной освещаемой теме, не допускать искажений фактов. И естественно, литературно редактировать тот текст, который идёт в эфир.

9. Визажист (крайне редко!). Для особо придирчивых ведущих. Появившись на геотелевизионном небосклоне на заре его существования, этот тип «экспедиционера» сошёл практически на нет.

10. Полевой директор. По идее, именно на этом человеке лежит решение всех организационных моментов как в процессе подготовки съёмок, так и во время их проведения, в том числе и финансовых. При хорошей организации его деятельность в самой экспедиции сводится к минимуму, при плохой он сполна расхлёбывает ту кашу, которую сам же и заварил.

Рассмотрим вкратце реальный состав съёмочных групп конкретных программ. Не последнюю роль здесь играет техника, с которой работают журналисты. Появление лёгких цифровых камер формата Mini-DV/DV-Cam максимально облегчила жизнь не только операторам: съёмочная группа может ограничиться одним человеком. Так происходит в случае с «Непутёвыми заметками», когда Дмитрий Крылов ездит совсем один (недавний опыт – Йемен в марте 2004 г.). Но здесь, когда программа авторская по сути своей, состав участников вообще может быть произвольным: в него могут входить Татьяна и Дмитрий Баринов, а могут и не входить в зависимости от «интересности» той или иной страны. В состав съёмочной группы «Вокруг света» входило изначально 3 человека: оператор, корреспондент и директор, но потом роли несколько изменились. Корреспондент стал ведущим, а текст пишет редактор. Теперь ездят четверо: оператор, ведущий, редактор и директор. Группа «Путешествий натуралиста» состоит из Павла Любимцева, оператора, которым практически неизменно является Илья Шпиз, и режиссёр. Иногда в «группу поддержки» входит Михаил Ширвиндт. Съёмочная группа Михаила Кожухова наиболее «объёмная» – вместе с ним едут оператор, режиссёр, зрукорежиссёр и директор. Команда «Русского экстрима» вообще достигает 10-11 человек, поскольку часть из них – непосредственные участники программы. «Их нравы» отправляют в страну оператора, корреспондента (он же ведущий и в основном автор текста), иногда директора. У программы «Вокруг света» 3 съёмочные группы, у «Их нравов» – тоже три, но само определение их числа спорно, поскольку здесь нет жёсткой привязки корреспондента к оператору и т.д. На телеанале НТВ в штате порядка 50 операторов, и кто конкретно поедет в ту или иную страну с «Их нравами» решается в самый последний момент.

Леонид Круглов и Сергей Вертелов создали документальный сериал об Эфиопии, вышедший на REN-TV в начале мая, вдвоём. Вопрос: можно ли вообще ограничиться столь малым количеством участников? Ответ: можно, если это формат документального фильма. При производстве программы журнального типа, когда предполагается показ 3-4 сюжетов еженедельно, это исключается. Если съёмочная группа одна, то предполагается из каждой съёмочной экспедиции привозить как минимум 3-4 сюжета, чтобы за время их демонстрации была возможность куда-нидудь съездить и собрать ещё материал. Плюс ко всему, надо учитывать, что формат нерегулярно выходящего кругловского цикла – классические путевые заметки, «реальное», а не постановочное кино. Съёмки проводятся чаще всего без штатива, иногда вообще методом «скрытой камеры». Это те «правила игры», которые изначально и безоговорочно принимаются зрителем, ибо речь идет о показе труднодоступных мест, диких племён, самого процесса экспедиции. Самый свежий пример – сериал «Чёрный лев» об Эфиопии. Есть в фильме определённые недоработки, заметные как специалистам ТВ, так и историкам, знакомым с проблемой. Иногда авторы ударяются в откровенную «профанацию». Но тем не менее, главное впечатление, которое фильм производит на зрителя формируется ощущением причастности к некоей авантюре в пику тем «симуляциям», которые доминируют на ТВ. Этим «поискам приключений» веришь больше, чем тем, которые разворачиваются в эфире центральных телеканалов.

Сама технология осуществления съёмочной экспедиции такого телепроекта отличается от той, которая применяется «основными игроками». У Круглова больше времени на подготовку и больше возможностей для импровизации. Рассмотрим всю цепочку разработки и осуществления проекта.

1. Есть генеральная идея: проникнуть во внутренние районы Центральной Африки на стыке Эфиопии, Судана и Кении, туда, где в незатронутых коммерческим туризмом районах сохранился традиционный уклад жизни чернокожих племён. Материал практически эксклюзивный, поскольку до этого об этих областях Эфиопии никто из российских телевизиощиков не рассказывал.

2. Есть сюжет: повторение пути, пройденного русским офицером Александром Ксаверьевичем Булатовичем в 1897-98 гг. с войсками Менелика II через Каффу по долине реки Омо к озеру Рудольф. Эта экспедиция, значительно расширившая горизонты географических знаний об «экваториальных» областях современной Эфиопии, является при этом «белым пятном» в истории российской географии. «Фильм посвящён русским путешественникам, чьи имена не вошли в учебники географии» – гласит эпиграф к фильму. Раз есть «белое пятно», есть и интрига. Конечно, пятно не совсем белое: в 1971 году дневники Булатовича были опубликованы, хотя это издание уже давно стало библиографической редкостью. Но зритель в массе своей всё равно верит, что «в ходе подготовки экспедиции были обнаружены дневники Булатовича». Ведь перед тем, как отправиться на пойски клада должна быть найдена пиратская карта, не правда ли? Таков закон жанра.

3. Есть исполнители: они же и авторы идеи. Люди опытные, самостоятельные и одновременно неприхотливые. Прихотливым в тех местах делать нечего. В данном конкретном случае есть идея и сюжет, есть н а б р о с к и тематического плана, но нет точного плана передвижения по маршруту, то есть он может существовать тоже в виде набросков. Грубо говоря, такая съёмочная экспедиция сродни романтическому бродяжничеству с камерой: ты никогда не знаешь, где, когда и как закончится твой день (и более того, не кончится ли вместе с ним твой век!..). В этом вся прелесть этого способа и вся неприемлемость для иного формата, нежели документальный сериал.

4. Есть тематический план: первостепенный интерес представляют те места (города, деревни) и племена, о которых рассказывалось в дневниках Булатовича. Может быть, удастся отыскать какие-то материальные следы пребывания Булатовича в Эфиопии, воспоминания или даже предания, связанные с ним. Любопытно будет сравнить, как изменилась жизнь людей с тех пор, как здесь прошёл русский путешественник, да изменилась ли вообще? Реконструкция экспедиций прежних времен – вещь не менее увлекательная, чем, к примеру, прохождение маршрутом похода Александра Македонского в Индию (что уже продемонстрировало БиБиСи на телеканале «Культура»). Правда, Круглов и Вертелов почему-то отклонились от маршрута Булатовича, залетев в сомалийский Могадишо, где он не был (в Абиссинию въезжали через французский порт Джибути), но это уже тонкости.

5. Есть способ и средства: пешком и на лошадях передвигаться необязательно. Для передвижений и общения с местным населением нанимается джип с водителем и переводчиком. Вопросы с ночлегом решаются на месте по ходу дела. Нужно сразу отметить, что такой способ организации поездки не требует больших затрат; гораздо большие расходы возникают, если за дело берётся кто-нибудь из местных туроператоров, стремящихся ободрать как липку заезжего белого человека. Здесь же основные расходы выпадают на аренду джипа, но они легко просчитываются (120-150 долларов в сутки). Палатки для ночлегов можно взять свои. Остаётся выделить средства на питание и «подарки» племенным вождям. Т.е. себестоимость месячной экспедиции по этой схеме может составлять порядка 8000 долларов на съёмочную группу (включая авиаперелёт) при довольно большом количестве «выходного материала». Съёмки проводятся портативной камерой формата Mini-DV. При создании окончательного варианта фильма Круглов удачно задействует кадры кинохроники, старые фотографии, то есть создаёт необходимый «исторический» фон и предмет сравнения одновременно.

Съёмки таких программ как «Вокруг света», «Их нравы», «Путешествия натуралиста», «В поисах приключений» проводятся в ином ключе. Наиболее «облегчённый» способ съёмок – у «Непутёвых заметок»: прохождение туристского маршрута со съёмками всего самого интересного, яркого и колоритного, что попадает в кадр. Этот способ можно назвать «Снимаем то, что видим». Для программ формата путеводителя он может быть приемлем. Для программ с элементами публицистики – нет. Но это «нет» – не приговор.

Подготовка к съёмочной экспедиции предполагает создание тематического плана, который должен развёрнуто отвечать на вопросы: где снимаем? что снимаем? Это – первооснова, фундамент будущего маршрута экспедиции. Когда согласован и утверждён маршрут, он фактически приравнивается к плану съёмок. Насколько он жёсткий, напрямую зависит от формата программы. Система «Снимаем то, что видим» долгое время была господствующей при осуществлении съёмочных экспедиций «Вокруг света». Да, изначально составлялся тематический план, но это был скорее свод пожеланий и рекомендаций. То, что получалось «на выходе» часто не имело ничего общего с запланированным. Нужно учитывать, конечно, что любой сюжет является прежде всего авторским произведением конкретного корреспондента, которое «оттачивается» и принимает конкретные формы уже на месте. Переход в 2003 году на «сценарный» принцип создания сюжета сам по себе интересен, но вряд ли стопроцентно эффективен. Он предполагает создание сценария сюжета, которому будет подчинён полностью весь ход съёмок, расписаны все стендапы и планы, но здесь и подстерегает основная опасность. Всё хорошо и гладко, когда речь идёт о «накатанном», «заезженном», цивилизованном и пунктуальном. Когда речь идёт о съёмках в странах, ни под одну из этих категорий не подпадающих, тогда написание сценария может оказаться сизифовым трудом. Ещё один момент, достаточно серьёзный при всей его комичности. Как и откуда черпается необходимый фактологический материал для своего сценария? Из книг и Интернета? Но по целому ряду стран «книжная» информация относится к концу 1970-х годов, а в Интернете редко можно найти информацию в объёме, необходимом для серьёзной подготовки материала. Можно, конечно, покопавшись в русскоязычном Интернете, найти путевые заметки одного-двух путешественников, побывавших в тех краях, но ведь это капля в море… И потом, удобство получения информации не отходя от монитора компьютера развращает: из передачи в передачу кочуют фразы и цитаты, которые где-то у кого-то уже читал. Конечно, это же так просто подготовить закадровый текст методом компиляций! Но о работе редакторов (также принимающих участие в разработке тематического плана) мы поговорим отдельно. Этот момент был затронут только потому, что у потенциального сценариста те же источники информации, что у редакторов, и очень часто они готовят тематический план (сценарий), не имеющий ничего общего с современной действительностью и возможностью её показать. Грубо говоря, в теории известно, что в таком-то месте живёт некое дикое племя, практикующее интересный обряд жертвоприножений. Хорошо было бы его снять. Но по приезде оказывается, что они вовсе не дикие, ходят в обычных шортах и футболках, а интересующее гостей жертвоприношение проводится раз в десять лет. И сейчас как раз «несезон» его проведения. А мясо человеческое ели в последний раз лет сто тому назад. Одним словом, никакой экзотики, никакой интриги. Остаётся идти снимать рыбалку…

Сценарная проработка необходима при создании программы «В поисках приключений», прежде всего благодаря её сложному формату, подразумевающему участие ведущего в тех или иных действах, в том числе и костюмированных. Тематический план должен включать в себя порядка сорока пунктов, а окончательный план съёмок расписывается по минутам. Его «окончательность» – забота полевого директора, который часто выезжает в страну за два дня до приезда основной съёмочной группы, чтобы проверить «готовность» принимающей стороны к началу съёмок. «Принимающая сторона» – это термин, более подходящий для сферы туризма, но принципы организации съёмочной экспедиции и обычной турпоездки сходятся в основном: в обоих случаях нужно обеспечить группу проживанием, транспортом, гидом или просто переводчиком, визами и авиабилетами, наконец. Но это сходство, так сказать, в «материальной части», а в части идейной оно заканчивается. Поэтому так бывает сложно найти достойного партнёра «на той стороне», понимающего, что именно от него требуется и что необходимо съёмочной группе. Очень часто съёмочная группа рассматривается только как очередная партия белых туристов, которым у себя на богатой и сытой родине некуда девать деньги и они отправляются на поиски картинной «экзотики». Журналист же – субстанция особая: ей надо влиться в такие щели и дыры, от которых респектабельный турист воротит нос.

Итак, кто же нам помогает? Есть организации, которые целенапраленно работают с телекомпаниями по тому направлению, которое называется tourism promotion. Конечно, журналистская этика рассматривает такое сотрудничество как рекламу, «заказуху», но если интересы телекомпании, телезрителей и туристских организаций совпадают, то… «почему бы нет, Лёня?». Журналистская этика запрещает получать «подношения» от кого бы то ни было из заинтересованных лиц или организаций. Но это в теории, а на практике ни одна из телекомпаний не осуществляет свои страноведческие проекты без «подношений» в виде пресс-туров и специально организованных поездок для съёмочных групп.

Объясняется это не столько аморальным обликом российских телекомпаний, сколько тем, что они реально не располагают тем бюджетом, каким может похвастать, например БиБиСи. И каждая условно бесплатная поездка вызволяет средства на экспедицию в ту страну, куда на средства спонсоров от туризма не съездить. Этот принцип стал всё отчелтивее проявлять себя с того момента, когда «бартер» был изгнан с центральных телеканалов. Работа «по бартеру» была наиболее удобной формой сотрудничества турбизнеса с телекомпаниями: при минимальных вложениях турорганизации получали рекламу в эфире, номинальная цена которой «живыми» деньгами была бы в пять, а то и десять раз больше. Но телеканалы вовремя осознали, что попросту упускают возможную прибыль. Вся ирония положения состояла в том, что «бартер» был единственным способом получить от турбизнеса хоть какую-то поддержку: в нём крутятся не такие уж большие деньги, чтобы оплачивать рекламные ролики или эфирное время на центральных каналах. Попытку выйти из положения предприняли «Путевые советы» в 2003 году, когда решили заняться «продюсированием поездок» не только «Непутёвых заметок», но и остальных программ Первого канала. Однако письма к турорганизациям с предложением платить за показ той или иной страны порядка 20000 долларов вызвали однозначно негативную реакцию. Такую же реакцию встречают другие проекты, предполагающие оплату эфира и рекламного времени. Нужно учитывать, что если для министерства туризма Турции, располагающего многомиллиоными рекламными ресурсами, 20000 долларов – и не деньги вовсе, то даже для крупного туроператора эта сумма – годовой рекламный бюджет во всех средствах массовой информации, вместе взятых. А те страны, которые вообще не располагают бюджетом на рекламу своих туристских возможностей, вообще и «сниматься» не будут никогда?

Зависимость от пресловутого бартера, от помощи государственных и частных турорганизаций сыграла злую шутку с телепроектами. Показ той или иной страны приурочивается к очередной рекламной компании её туристского потенциала. Переключая каналы, можно в течении одного уикенда одновременно увидеть Павла Любимцева, Дмитрия Крылова и Михаила Кожухова в Южной Корее, Иордании или Израиле. Такая география объясняется легко: промоушеном себя на российском туристском рынке широко и целенапраленно занимается ограниченный ряд стран. Это Турция, Испания (прежде всего Каталония), Кипр, Хорватия, Германия, Финляндия, Израиль, Южная Корея, ОАЭ, Египет, Тунис, Индия, Малайзия, КНР. Журналистам оплачивается перелёт, проживание, питание, транспорт; короче, «полный пакет услуг». Неудивительно, что репортажи именно из этих стран чаще всего появляются «на ваших голубых экранах». В одной только Каталонии съёмочные группы «Клуба путешественников» бывали не менее десяти раз.

Конечно, после изгнания «бартера» с центральных каналов программы потеряли спонсоров из числа турфирм: отправлять за свой счёт съёмочную группу, не получив взамен даже благодарности в титрах никому не нужно. Заниматься пропагандой страны как турнаправления за свой счёт – тем более глупо: воспользуются конкуренты, да это вообще и не дело частных контор, для этого есть министерства туризма; пусть они деньги и вкладывают! Посему у телекомпаний выбор небольшой: кормить зрителя одними и теми же сюжетами (а даже при различии форматов количество тем отнюдь не бесконечно) или выделять собственные средства на осуществление своих планов. Надо признать, что последний путь – честнее перед зрителем. К тому же, сам журналист получает больше свободы. Ведь как бы то ни было, кто платит, тот и заказывает музыку. «Заказчику» может не понравиться та или иная реплика, «неправильно поставленный акцент» или даже подбор музыки. Особенно это касается мусульманских стран, очень щепетильно относящихся к своему имиджу. Кто-то выполняет заказ со всей тщательностью, как «Непутёвые заметки», кто-то отстаивает свой собственный взгляд на вещи, предполагающий индивидуальный авторский подход к освещению тех или иных явлений.

Возникает вопрос, как соотносится tourism promotion с тем, что показывает, например, Михаил Кожухов или «Их нравы»? После выхода первых выпусков программы «Их нравы» на одной из интернет-конференций на автора этих строк обрушился вал критики со стороны представителей турбизнеса: программа-де, наряду с кожуховской, отбивает у людей охоту ехать в страну. Пришлось отпарировать: «Ребята! Заказывайте рекламный ролик, оплачивайте его – и будет вам промоушен!» Неужели пути туризма и тележурналистики разошлись? Можно сказать, что не разошлись, а разминулись, следуя параллельными путями, лишь иногда сближаясь.

Государственные структуры, выступая в роли спонсоров телесюжетов, далеко не всегда сами оказываются на высоте. Редко можно встретить в штате министерства туризма или информации функционера, реально понимающего задачу, стоящую перед съёмочной группой. Зачастую пресс-секретари и PR-менеджеры, даже просмотрев предоставленную им заранее видеокассету с записью программы, не понимают сущность её формата, наивно полагая, что группа ТВ приезжает снимать какой-то рекламный клип или, хуже того, руководствуются теми представлениями о страноведческих передачах, которые сложились под влиянием программ не самого лучшего качества, демонстрируемых у них в стране. В результате присылаемый им тематический план либо переделывается, либо игнорируется вовсе. В программу съёмок вставляются пункты, которые не могут соответствовать тематике и стилистике будущих сюжетов. Организаторы съёмок, тратя порой немалые средства на приём группы, переполняя программу пребывания ненужными официальными встречами, интервью, съёмками отелей, сами того не предполагая, просто пускают эти средства на ветер. Во время пребывания группы «Их нравов» в Катаре в сентябре 2003 года было записано множество интервью с персонами, само появление которых в кадре выглядело бы нелепо. Мы делали это из вежливости. А потом вечером в городе самостоятельно доснимали то, что нам фактически мешали снимать. Естественно, что ни одно из тех интервью не вошло ни в один из пяти сюжетов о Катаре. Так же из вежливости, как правило, «снимаются» отели; этот материал вообще стопроцентно рекламный. Отаётся только догадываться, зачем принимающей стороне т а к и е съёмки. Просто «для галочки»? Для списания лишних средств с соответствующим «откатом» в карман чиновников? Загадка…

Есть национальные представительства по туризму в Москве, которые имеют богатый и плодотворный опыт работы с прессой и с телевидением в особенности. Прежде всего это относится к турофису Каталонии (Catalunya Turisme). Руководитель его пресс-службы Татьяна Михалёва работает на этой должности уже 11 лет и за эти годы сама уже стала специалистом в области телевидения. Она лучше любого режиссёра подскажет, что как и с какой точки снимать. Если бы существовала премия «За особые заслуги перед телевидением» для нетелевизионщиков, то она должна была бы находиться в числе первых претендентов. Так же слажена работа Корейской Национальной Туристской Организации (КНТО), и это не в последнюю очередь связано с аккуратностью и педантичностью самих корейцев. Ежегодно обе организации осуществляют приём 4-5 съёмочных групп из России и стран СНГ. Большинство сколько-нибудь развитых стран имеют свои министерства туризма или схожие организации, занимающиеся продвижением страны как туристского направления. Даже слаборазвитые страны имеют такие структуры; правда, их деятельность заключается в редком выпуске брошюр сомнительного полиграфического качества или созданием столь же редко обновляемого интернет-сайта. Серьёзной поддержки с их стороны ждать не приходится – они сами спят и видят, чтобы кто-нибудь им помог. Если рассматривать все страны в целом, то их можно условно разделить на три примерно равные части: те, которые очень заинтересованы в русских туристах и может вложить средства в tourism promotion; те, которые заинтересованы, но не имеют возможности содействия или не считают это целесообразным («И так приедут!»); те, которым русские туристы вообще не особо нужны. Есть особая группа стран, которые вообще не заинтересованы в притоке иностранцев по религиозным мотивам (Саудовская Аравия, Бутан), но большинство «ксенофобов» – страны с внутренними политическими проблемами, которые туристов ещё как-нибудь переварят, но журналистов не пустят на порог. Само попадание в такую страну требует специального разрешения, получение которого требует много времени.

И не только времени. Такие страны как Сирия и Ливия требуют плату за съёмки: порядка 1000 долларов за каждый объект. Три объекта в день – 3000 долларов. Помножим на 10 дней = 30000. Возникает резонный вопрос: зачем телекомпании заниматься фактически пропагандой той же Сирии за свои деньги, когда соседняя Иордания приглашает на съёмки совершенно бесплатно и все расходы по осуществлению путешествия берёт на себя? Очень долгое время Сирия не появлялась в географических программах. Но на провоз маленькой DV-камеры специального разрешения не требуется, она же п о л у п р о ф е с с и о н а л ь н а я (читай «любительская»). На лбу у журналистов не написано, кто они, а туристы сейчас такие пошли, что аппаратура на них висит не хуже профессиональной. Итак, как задумано, так и сделано: «Их нравы» отправляются в Сирию под видом туристов. И что на месте? Кто-нибудь спросил разрешение на съёмки, поинтересовался камерой и штативом? Нет. Так же, как в Эфиопии, где официально требуется оплата 12000-ти тысяч долларов за общее разрешение на съёмки. Правда, об этом положении 1996 года в самой Эфиопии давно никто не вспоминает. Результат: 2 съёмочные экспедиции за 2003 год («Вокруг света» и «Их нравы»), богатейший материал, яркие сюжеты. И как результат этих двух предприятий – промоушен Эфиопии и Сирии. Только оценит ли кто всё это в самих этих странах? Сомневаюсь…

Для Австралии, Мексики, Мексики и целого рад других «лакомых кусочков» Россия не является «приоритетным рынком». Вообще, надо признать, что иллюзии насчёт нескончаемого потока богатых русских туристов у иностранных партнёров давно развеялись и настала пора реализма. Пара сотен русских в год не идут ни в какое сравнение с десятками тысяч американцев и японцев. К тому же, эти русские слишком часто приезжают как туристыи остаются в стране навсегда. Для США, Канады и Мексики промоушен на русском рынке означает приток иммигрантов. Иные страны вовсе не верят в то, что русские до них вообще доедут. Короче, остаётся опираться на те страны, в которых международный туризм получил хоть какое-нибудь развитие. Иначе придётся отправляться в страну полностью самостоятельно, на свой страх и риск.

В той или иной степени разрешение на съёмки требуются везде. Там, где это положение можно проигнорировать без опасения подвергнуться репрессиям, оно действительно игнорируется съёмочными группами. Риск оправдан теми сюжетами, которые привозятся из экспедиций. Ждать разрешения на съёмки можно годами (разрешение на съёмки в Перу были получены «Клубом путешественников» спустя два года после подачи первичной заявки). Такая же эпопея ожидает решившихся отправиться на съёмки в Иран или китайский Тибет. Помимо всего прочего, добившаяся разрешения съёмочная группа получит в нагрузку сопровождающих, которые будут неотступно следить, чтобы эти журналисты не отсняли чего лишнего. Индия требует предоставить исходный (!) материал для просмотра ещё до выезда из страны. А вдруг сняли толпы нищих на улице, и у зрителей создастся н е в е р н о е представление о положении дел в этой во всех отношениях благополучной стране? В мусульманском Катаре нам не давали снимать женщин на улице (хотя последние были и не против съёмок): «таков обычай». Но мы их снимали, когда сопровождающих не было рядом. Поэтому не всегда имеет смысл действовать официально и напрямую… Но это относится только к тем случаям, когда лже-туристов не бросят в кутузку или не поставят к стенке. Но такие «точки» гео-проекты и не интересуют, к счастью. Проехали Круглов и Вертелов через бандитское Сомали, но они целиком принимали риск на себя.

Какие страны можно назвать «неблагоприятными» для съёмок? Помимо охваченных гражданской войной Либерии, Чада, Судана и Сомали, это Алжир, в котором исламисты ведут настоящую охоту за европейцами. Это Ливия, стремящаяся хорошо заработать на съёмочных группах. Желание естественное, но недальновидное: страна интереснейшая, сохранность памятников римской эпохи поразительная, и приток туристов из России, «оккупировавших» соседние Тунис и Египет, мог бы принести больше дохода, чем поборы с телекомпаний. Но базарное стремление урвать побольше и сразу даёт о себе знать и на государственном уровне… В мусульманских странах Западной Африки (Сенегал, Нигерия) силён «чёрный расизм», замешанный на исламе, а потому съёмки полноценных познавательно-развлекательных или научно-популярных сюжетов здесь сильно затруднены отсутствием у местного населения желания общаться с телекамерой. Иногда это нежелание принимает форму артобстрела гнилыми овощами, как это было со съёмочной группой «Вокруг света» в Дакаре. Замечено, однако, что жители бывших английских колоний настроены к журналистам более доброжелательно, чем жители французских (французы пробудили к себе больше ненависти своей жёсткой колониальной политикой; отношение к ним проецируется на всех белых, приезжающих в эту часть Африки). Есть вещи, которые журналистам ни при каких условиях не покажут (фетиши, тайные обряды). На Востоке и Юге Африки население более открыто, более «европеизированно», а посему организация съёмок обычно не составляет особого труда. Из азиатских стран труднее всего попасть в КНДР, а если и попасть, то снять дадут только то, что дадут, а это немного. Ни о каких уличных синхронах или стендапах в людных местах не может идти и речи. Та же ситуация наблюдается в Саудовской Аравии. Бутан не хочет к себе пускать, потому что боится вторжения в традиционный буддийский уклад жизни. Бирма впервые впустила к себе съёмочную группу «Вокруг света» в 2003 году; до этого эта страна была полностью закрыта для российских тележурналистов. Китай не очень хочет пускать съёмочные группы в Тибет и Синьцзян, также, как и Индонезия на некоторые острова (прежде всего – на Ириан). Как видим, за исключением некоторых политически проблемных стран, а также стран, чьё население не настроено на контакт с европейскими журналистами, остальной мир являет собой обширное и плодородное поле для осуществления любых проектов, связанных со съёмочными экспедициями. Новый Свет – просто «непаханное поле». Именно сюда устремлён вектор основного журналистского интереса. Жители Латинской Америки открыты, дружелюбны, темпераментны, охотно идут на контакт. Могут, конечно, ограбить в подворотне, но это вопрос уже личной осмотрительности, а не целесообразности съёмочной экспедиции в целом.

С кем лучше работать: с государственной или коммерческой структурой в деле организации съёмок на местах? Моё мнение таково: у государственной больше нужных «завязок», но коммерческая может оказаться мобильнее, гибче, «сообразительней». Можно даже с частным лицом работать, если оно «адекватное». Ведя поиск потенциальных партнёров в тех или иных странах то и дело выходишь на компании, которые уже имеют опыт работы с телегруппами, и данный опыт должен быть определяющим в окончательном выборе «принимающей стороны». Но здесь главное не напороться на другой подводный камень: западные телекомнании располагают з а п а д н ы м бюджетом для производства документальных фильмов. На те деньги, которые БиБиСи тратит на одного члена съёмочной экспедиции можно снарядить российскую команду в полном составе, включая визажиста. Поэтому иногда приходится исходить из тех средств, которые выделяются на поездки.

Есть телепроекты, которые изначально имеют солидный бюджет для осуществления выездов съёмочных групп. Это позволяет либо вообще не пользоваться помощью спонсоров от туризма, либо прибегать к ней так, чтобы это не сразу бросалось в глаза. Если один за другим в программе идут сюжеты о странах, которые я перечислил (из числа «промоутирующихся»), то здесь вывод напрашивается сразу: живут на деньги туристских представительств и министерств. Но список эти спонсоров не такой уж и обширный, при периодическом изменении состава участников всё равно редко переваливающий за десяток. И что потом? Кормить зрителей повторами? В несомненно лучшем положении находятся команды «Вокруг света» и «Их нравов» – у них есть бюджет, небезграничный, но позволяющий периодически выезжать в довольно дорогостоящие экспедиции. И наиболее интересный и ценный материал привозится именно оттуда. Поэтому, когда слышишь от некоторых продюсеров, что «бюджет вообще не предусмотрен» или что он минимален, то в уме сразу просчитываешь: авиабилет до Южной Америки или до какой-нибудь страны тропической Африки, и уж тем более далёкой Океании обойдётся свыше тысячи долларов на человека. Ещё столько же уйдёт на транспорт, проживание. Дополнительно нужно выдать средства на «непредвиденные расходы», на подарки или вознаграждение «за разрешение на съёмки» (такое практикуется в абсолютном большинстве слаборазвитых стран). И вот уже набегает сумма минимум в 7000. Для тележурнала необходимы 2-3 поездки в месяц. Так что, прежде чем подавать заявку на географическую программу, не забудьте высчитать годовой бюджет поездкок.

Теперь перейдём к конкретике. Лучший пример – свой собственный. К нему и обращаюсь. По роду своей деятельности я уже пять лет занимаюсь тем, что можно назвать «организация съёмочных экспедиций». При этом эта организация носила характер двойного действия: в одних случаях я предлегал телекомпании что-то своё, в других – просто выполнял заказ телекомпании. Последний вариант можно не рассматривать: он отличается от базового первого только тем, что тебе дают уже готовые темы, которые нужно «материализовать». Этот вариант сродни работе турагента и не предполагает творчества как такового. Эту деятельность можно смело назвать «продюсированием». Именно исполнительные продюсеры и т.н. полевые директора (директора съёмочных групп) выполняют работу по организации «выездов» съёмочных групп. Необходимые качества для этого: хорошие познания в географии, истории, культорологии и этнографии, владение иностранными языками (хотя бы английским, но он не всегда спасает положение), способность психологически и политически (!) грамотно составить письмо потенциальным партнёрам, особенно тем, с кем начинаешь работать в первый раз. И самое главное – абсолютно точное понимание формата программы. Успеху напрямую будет способствовать составление базы данных потенциальных партнёров в той или иной стране, которые могут помочь в организации съёмок возмездно или безвоздмездно. Создание этой базы может занять не один месяц; требуется постоянное её обновление.

Итак, поставим перед собой задачу: нужны сюжеты из какой-нибудь страны с элементами экзотики. Лучше всего, если это будет страна, которую никто не снимал, а если и снимал, то это было так давно, что об этом уже забыли. При этом основными требованиями к ней являются: наличие живого культурного наследия (на музейных экспонатах и фотографиях сюжет построить можно, но не нужно), а под словом «живое» мы имеем ввиду традиционные обряды, праздники, музыку, кухню; богатство материальной культуры, которая должна также носить традиционный характер (архитектура, ремёсла); история, которая поможет создать «интригу», провести интересные параллели или обобщения; возможность свободно общаться с местным населением, его открытость, отсутствие предубеждений по отношению к чужакам с кинокамерой (этот фактор можно назвать «этнопсихологическим»: стремительно убегающее от объектива местное население или, наоборот, надвигающаяся на него агрессивная толпа – первый и самый верный признак провала съёмочной экспедиции); несложность оформления разрешений на съёмки или возможность их игнорирования (что проще сделать при использовании небольших полупрофессиональных камер); наличие в стране того, что принято именовать «туристской инфраструктурой» и возможность пользоваться ею по приемлемым ценам; разнообразие «людей и ландшафтов», т.е. присутствие региональных различий, позволяющих «за один присест» снять и города, и деревни, и стойбища кочевников. Странами, отвечающими всем названным требованиям, являются Эфиопия и Гана. Они находятся на разных концах африканского континента, а потому последовательные съёмки в них помогут наиболее ярко и неоднообразно представить африканскую цивилизацию. Так, собственно, и произошло: в 2002 году в рамках «Вокруг света» вышел цикл сюжетов о Гане, а в 2003 – об Эфиопии.

Определим основные темы. Гана: королевство Ашанти (история, предания, материальное наследие), колониальное наследие (форты и крепости побережья Гвинейского залива, работорговля), выращивание и обработка какао, традиционная одежда кенте (африканская «тога»), культы (вуду), кухня, ремесла. Эфиопия: христианская церковь Эфиопии (церкви, монастыри), русско-абиссинские отношения (Н.Гумилёв, А.Булатович и т.д.), кофе (Эфиопия – его родина), кухня («кислый» хлеб инжера, медовуха «тэдж» и т.д.), племена долины Омо, кочевники-афары – их быт, уклад жизни, праздники и т.д. и т.п. Этот краткий перечень можно назвать предварительным тематическим планом. По мере продвижения от теории к практике он имеет тенденцию к сокращению и углублению. Например, охватить сразу все районы Эфиопии невозможно по определению: большие расстояния, бездорожье, диаметрально противоположные климатические условия (в одном регионе засуха, в другом – проливные дожди). Но охватить большую часть территории Ганы не представляет особого труда из-за компактности территории. Другое дело, что снять нужное количество сюжетов можно, особенно далеко не углубляясь. Теперь переходим к созданию расширенного тематического плана, который уже можно считать скелетом конкретного съёмочного плана, своеобразным сценарием съёмочной экспедиции. Основная вопрос, который нам нужно разрешить на этом этапе: что и где надо снимать для того, чтобы раскрыть основные темы. Совершенно понятно, что на месте, уже по ходу самой поездки будут возникать новые, подчас неожиданные и совершенно парадоксальные темы. Поэтому любой тщательно проработанный план будет в той или иной степени предварительным.

Королевство Ашанти. Как лучше представить его образ? Здесь мы намечаем, что именно снимать: город Кумаси – столица Ашанти, королевский дворец, музей, церемония Аквасиди – выход короля Ашанти к народу. Ашантийское наследие: «иероглифы» ашанти, сказки, предания. Нужно снять людей в традиционной одежде кенте, использование иероглифов в повседневной жизни (украшение ими одежды, сумок и т.д.). Собственно, «подкладкой» под рассказ о сказках и преданиях может служить всё, что угодно: здесь подойдет видеоряд деревенской жизни или демонстрация деревянных ашантийских кукол. Помогут и синхроны (с хранителем музея, продавцом магазина и т.д.). Тему колониального наследия раскроют форты и замки на побережье, их казематы, в которых содержались рабы перед отправкой в Америку, построенные англичанами в городах Аккра и Кейп-Кост административные здания. Какао, естественно, лучше снимать на плантации по его выращиванию, на фабрике по его переработке, а затем проследить, как продукты на основе какао используются в быту (съёмки в городе). Производство кенте (ткачество, нанесение узоров) можно снять в одной из мастерских, расбросанных по всей стране, ну а продажу – на рынках и в магазинах. С культами дела обстоят сложнее. На сами обряды, если это только не специальный аттракцион для туристов, попасть очень сложно даже без камеры, а уж с нею – тем более. Аттракцион обнаружится быстро: любопытные туристы неизбежно попадут в кадр, да и вспышки фотоаппаратов выдадут присутствие посторонней публики, прошедшей на представление по билетам. А это уже «неаутентично» (этот термин от искусствоведов перешел к тележурналистам, для которых охота за аутентичностью стала притчей во языцех). Если нельзя снять обряд, то приходится довольствоваться чем-то нейтральным: снять синхрон со знахарем, продавцом в магазине масок, который объяснит их ритуальное, подчас очень зловещее, значение. Это выход из ситуации. И он лучше, чем постановка. Скромный деревенский праздник лучше, чем театральное представление с сотнями актёров, как бы «эндемично» они не были одеты.

Снять сюжет о кухне не представляет особой сложности: можно договориться с рестораном и снять, как готовят то или иное блюдо. То же самое относится к ремёслам: в Гане нам показали даже мастерскую, где изготавливают гробы в виде самолётов, танков, пушек и т.п., в зависимости от пристрастий покойника. Маски, украшения, предметы обихода часто изготовляют прямо на рынках, а рынок в Африке само по себе колоритное зрелище, достойное отдельного сюжета. Так, мы определили, что именно нам нужно для раскрытия темы. Мы наметили пункты, где находятся те или иные объекты и живут люди, которые нужны нам для записи синхронов. Это и есть маршрут съёмочной экспедиции. По ходу неё происходят съёмки людей на улицах в их привычном времяпровождении, всего необычного для нас и типичного для страны, что и послужит делу наполнения сюжетов «картинками» и типажами, и в конечном итоге – созданию цельного образа страны, о которой пойдёт речь в очередной программе о путешествиях.

Последняя фаза подготовки экспедиции – самая простая и самая сложная одновременно. Используя базу данных, надо списаться с десятками потенциальных партнёров, чтобы из этих десятков, порой переваливающих за десяток в свою очередь, выбрать хотя бы троих, до конца понимающих стоящие перед съёмочной группой задачи и чьи материальные запросы не выходят за рамки разумного. Иногда кто-то вызывается принять группу за свой счёт, исходя из патриотических соображений, о которых говорилось выше. Правда, число таких патриотов стремительно тает. Получая «прелестные письма» от десятков телекомпаний, которым нужно «одно и то же», потенциальные спонсоры стоят перед непростым выбором: кому же отдать предпочтение? Хорошо, когда удается первому выйти на людей, ещё заинтересованных в продвижении своей страны на российском рынке. Так произошло в 2002 году, когда министерство туризма далёкой Папуа-Новой Гвинеи на основании моего письма, отправленного по электронной почте, организовало пресс-тур для большой группы журналистов, в числе которых были съёмочные группы программ «Вокруг света» и «Путешествий натуралиста». Кстати говоря, это был единственный в истории российского «географического» телевидения эпизод, когда две конкурирующие программы, к тому же с разных телеканалов, оказались в одном пресс-туре. Обычно такое не практикуется: очень странно смотрятся одни и те же пейзажи, лица, песни-пляски и прочие «картинки» в разных передачах, вызывая навязчивое ощущение «дежа вю». Но здесь был, с одной стороны, велик соблазн (такие предложения бывают только один раз), а с другой – разные форматы передач. «Вокруг света» интересовал больше материал для исторических сюжетов, в то время как «натуралистов» – для «природоведческих». Собираясь вечерами за ужином, мы шутили, что делегация поделилась на две фракции: «Звери» и «Могилы». Конечно, определённые пересечения были, но всё же группы старались друг от друга отделяться, чтобы эти пересечения не усугублять. В результате на РТР и ОРТ вышли очень симпатичные циклы передач. Правда, справедливости ради стоит признать, что фракции «Могилы» повезло больше с материалом: животный мир Новой Гвинеи оказался менее богат, чем мир людей. Да и японцы оставили после войны больше ржавых железных зверей, за которыми охотились вокругсветовцы.

После «утряски» бюджета, остаётся только заказать авиабилеты и оформить въездные визы. В самой поездке распорядок дня зависит от степени насыщенности программы, но нужно заметить, что при составлении плана съёмочных экспедиций на год и при определении времени, отводящегося под каждое мероприятие, необходимо учитывать климатические особенности, напрямую связанные, кстати говоря, с длиной светового дня. Летом, в пору белых ночей, в северных европейских широтах можно снимать хоть по 16 часов в сутки, в то время как зимой время «наружных» съёмок ограничено 6-ю часами. В тропических и экваториальных широтах жизнь замирает после полудня, во время зноя, а потому съёмки возможны только утром и вечером (но вечером уже солнце заходит!). Обливающийся потом оператор будет выглядеть просто нелепо на пустынных улицах какого-нибудь аравийского городка тогда, когда его жители спят за глухими стнами. Потому при равном количестве съёмочных дней количество материала из Европы и Африки привозится разное. Вывод: при таком раскладе количество съёмочных дней должно быть пропорционально реальной продолжительности светового дня и алгоритму жизни местного населения. Есть ещё нюансы, и они касаются даже не столько журналистов, сколько путешественников вообще: следует избегать периодов религиозных постов (особенно Рамадана), пасхальных и рождественских каникул (когда все жители в массе своей снимаются с мест и едут отдыхать), «высоких сезонов», когда гостиницы забиты туристами, а цены на проживание и услуги просто зашкаливают (к тому же, в это время съёмочной группой некому будет заниматься), ну и сезонов бурь, циклонов, тропических ливней. В противном случае всё, что удастся снять – это бесконечные проезды и панорамы, которые, конечно, могут служить определённым фоном для закадрового текста, но основой для серьёзного сюжета – никогда.

НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОСТЬ – МИФ или РЕАЛЬНОСТЬ?

Кассеты с отснятым материалом, привезённые из экспедиции – это только основа для создания будущих сюжетов. Работа над ним начинается уже при составлении тематического плана, ибо уже на данном этапе необходимо собрать определённое количество страноведческой информации. Эта задача лежит на редакторе и на корреспонденте, как авторе или соавторе будущего закадрового текста. Можно сазать, что корреспондент познаёт страну эмпирическим путём, а редактор, редко куда выезжающий – теоретическим. К сожалению, приходится констатировать тот факт, что степень подготовки редакторов программ, которые подпадают под категорию «познавательных» иногда внушает серьёзные опасения за то, что же в итоге познают телезрители. При этом, в титрах не встретишь имён научных консультантов. Создаётся впечатление, что само понятие «научного консультанта» ушло в прошлое. Даже в титрах детективов указывается: «Консультант – генерал-майор такой-то». А из программ, претендующих на научно-популярность, только «Вокруг света» иногда упоминает в титрах людей, чьими научными трудами воспользовалась редакция. Общая тенденция на развитие развлекательного аспекта приведёт в конечном итоге к тому, что закадровый текст будет опираться на информацию, полученную «из открытых источников» или, попросту говоря, лежащую на поверхности. Последствия не заставляют долго себя ждать. В одной из программ, посвящённых Боливии, ведущий «Путешествий натуралиста» Павел Любимцев поведал миру о том, что городу Тиотиуакану 15000 лет… В ту пору на южноамериканском континенте водились только обезьяны, и те – нечеловекообразные. Города они построить не могли. Конечно, ведущий мог оговориться; из двадцати миллионов телезрителей в лучшем случае один миллион почувствовал бы неладное. В конце концов, каждый может ошибиться, и не лететь же обратно в Боливию перезаписывать стендап. Но ситуация усугубилась тем, что Павел Евгеньевич начал развивать тему: «Я холодею при мысли о том, к а к а я это древность!» – сказал он сакраментальную фразу, навеки обесчестившую его в глазах телезрителей-интеллектуалов. Дмитрий Крылов в сюжете о Ливане рассказал о том, что ливанский город Библос – это древний Вавилон. Ни много, ни мало! Неправильные ударения, произношение географических названий стали вещью вполне обыденной. Само собой, в данных «ляпах» виноваты не сами ведущие, «зашивающиеся» в огромном количестве поездок, а те, кто готовит закадровый текст или набрасывает фразы стендапов. Можно сказать, что «пипл схавает», но существуют ещё и принципы профессиональной чести…

На мой взгляд, уходящий с эфира строгий научно-популярный формат требует троекратных усилий по отбору материала для подготовки сюжетов. Когда речь идёт о проектах типа эфиопского «Чёрного льва» Леонида Круглова, то, здесь речь может идти уже об определённой исследовательской работе: изыскание подлинных документов в архивах, старых фотографий, кадров кинохроники. Подчёркиваю: это уже не столько популяризация «давно открытого», сколько по-настоящему научное исследование (а уже потом – популяризация его результатов!). Самое замечательное то, что зритель становится соучастником этого исследования, проходя шаг за шагом вслед за Булатовичем и Кругловым. Перед ним встаёт тайна, которую нужно раскрыть. Может, т а м, в конце, и тайны-то никакой нет, и американские туристы в кондиционированных джипах давно изъездили вдоль и поперёк «неисследованные» земли, но для нас, россиян, они так же загадочны, как и сто лет тому назад. Несомненно удачными были исторические изыскания и естественно-научные сюжеты программы «Планета земля» («Вокруг света»), но всё это ушло в прошлое со сменой формата. Жанр заметно полегчал. Глубина и серьёзность сменяется китчем. Но с появлением «Их нравов» наметилась бесперспективная тенденция их «догнать и перегнать». В результате в будущем мы можем столкнуться с тем, что в эфире будут конкурировать проекты-близнецы.

Пока ещё не сказал своё веское слово телеканал «Культура». Есть, конечно, интеллектуально-элитарный проект Варгафтика «Партитуры не горят», есть покупные зарубежные документальные сериалы. Может быть, действительно перейти на закупку готовых документальных фильмов? У «них» есть возможность снять качественное кино. У нас практически нет. У нас погоня телепродюсеров за «дармовщинкой» приводит к тому, что осуществляются десятки выездов съёмочных групп в Каталонию, но ни одного, скажем, в долину Нигера, к остаткам средневековых сахарских цивилизаций Мали, в то время как на Западе эта тема сейчас на пике популярности. Парадокс? Да, но только для того, кто не знаком с тем, «как всё это делается». Мы пока не знаем, каков будет формат готовящегося к возрождению «Клуба путешественников». До самого последнего дня своего существования программа стояла на твёрдых позициях популяризации научных знаний. Если на смену этому придёт китч и профанация, то можно будет с уверенностью констатировать, что ТВ полностью перешло на развлекательный формат и к большему не стремится.

Будет ли так, покажет время. Остаётся надеяться, что оно же преподнесёт нам однажды и приятный сюрприз в виде нового телепродукта, потребление которого окажется не только вкусным, но и полезным.

Баландинский Николай Викторович   

 



Прочитайте еще Отзывы о России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.