Не ходите, дети, в Африку гулять… , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Не ходите, дети, в Африку гулять…

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Марокко > Не ходите, дети, в Африку гулять…

Такое милое предостережение (строки Корнея Чуковского) прислал мне по emailу один молодой человек, откликнувшийся на мое объявление о поиске попутчиков в Марокко. Этот же молодой человек предположил, что, очевидно, еду я в Марокко, наслушавшись историй о «чудесной стране» какого-нибудь «горячего» марокканца… а иначе, зачем я именно туда еду? Стечение обстоятельств – в моем случае. Желание окунуться в новую, может быть несколько неожиданную, среду; майские праздники на носу – удобное время для отпуска; и главная составляющая успеха – дешевый билет до Касабланки с Alitalia. У них было специальное предложение, от которого невозможно было отказаться J. Все остальные организационные моменты решались на месте и походу дела.

Этапы подготовки к поездке:

Блиц-курс французского – очень пригодился… В Марокко безумно общительное население, но в основном арабо- и франко-говорящее. На второй неделе поездки я поймала себя на мысли, что уже не смущаюсь, если собеседники не говорят по-английски… справлюсь и с французским… причем последнего я не знаю… но в Марокко каким-то чудным образом я всегда могла объясниться.

Lonely Planet – как всегда полезный и интересный источник информации + форум на их интернет-сайте, где ответят на любые вопросы до мельчайших подробностей. Пришла к выводу, что 16ти дней, отведенных мной на поездку, увы, слишком мало. Нужно недели три … или лучше четыре… так что опять придется принимать трудные решения, какие места посетить, а что оставить на следующий раз.

Виза.

В посольстве со мной отказались разговаривать – только с юридическими лицами. Пришлось облегчить себе жизнь и карманы и сделать визу через тур-агенство за 75 у.е.

Поиск попутчиков.

Особенно не надеялась найти и не нашла. И даже не расстроилась. Познакомилась, правда, в процессе с огромным количеством народа со всего мира – кто-то тоже собирался в Марокко, но в другие сроки – обменялись планами, кто-то там уже бывал и просто хотел рассказать о стране. Обожаю общаться с людьми, которые любят путешествовать. Поиск пен-пелов в Марокко. После удачного опыта во Вьетнаме , я решила опять заранее пообщаться с местным населением через интернет. Задача эта, правда, оказалась сложнее, чем я предполагала. Большинство марокканцев не говорит по-английски, плюс 90% всех, желающих с кем-то переписываться, делают это с целью найти себе невесту заграницей и навсегда покинуть свою прекрасную страну… Так что по началу я получила несколько забавных писем, усеянных розочками, ангелочками и романтичными воздыханиями… добро пожаловать в Марокко :-). Но постепенно удалось найти несколько человек, которые не хотели никуда уезжать… в России ведь тоже такие девушки есть , плюс ребята оказались очень дружелюбными, рассказали мне много интересного об их стране, дали много советов и конечно со всеми договорились, что когда я буду в их краях, то непременно встретимся и пообщаемся. Сомнения о поездке: они были. Почему-то у большинства людей, особенно у тех, кто никогда не бывал в Марокко, обязательно найдется что сказать об этой стране, и в основном не лестное… Например, один мой приятель, когда узнал, что я учу разговорный французский перед поездкой, ехидно изрек: «Обязательно выучи фразу – «Месье, меня обокрали!»» Он был далеко не единственный с подобными замечаниями. Продолжалась война в Ираке, плюс пропали несколько туристов в соседнем Алжире – и у родителей началась паника. Всех приходилось успокаивать и отшучиваться.

Все, наконец-то долгожданное 25е апреля наступило!

Договорилась с одним из моих новых знакомых – Абду, что он будет встречать меня в Касабланке в аэропорту. На саму Касабланку (Касу) в моем «плане» времени не было, если только в конце путешествия. Каса самый большой город в Марокко, наиболее индустриальный и наименее колоритный. Из интересных мест там есть мечеть Хасана 2го – самая большая мечеть в Марокко и единственная в стране, открытая для посещения не мусульманами.

Итак, двери в зал прилета бесшумно распахиваются, я выхожу к толпе ожидающих и сразу вижу Абду. Он улыбается до ушей и целует меня в обе щеки – в Морокко все целуются – по одному разу, если недавно знакомы, по два раза – если хорошие друзья.

Из аэропорта легче и дешевле всего добраться до Касы на поезде. Билет стоит 3 доллара, поезд отходит примерно раз в час с нижнего этажа аэровокзала. У нас есть время, и мы заказываем в кафе чай («марокканский виски»). Чай в Марокко подают в красивых металлических чайниках, с листьями свежей мяты и большим количеством сахара. Абду сразу учит меня, как правильно его заваривать. Сначала наливают полный стакан чая и выливают обратно в чайник, эту процедуру повторяют 2-3 раза. Когда чай становится крепким и ароматным, его разливают по стаканам, причем чайник нужно поднимать как можно выше над стаканом. Чай каскадом падает на дно, образуя пену и распространяя прекрасный мятный аромат. Наливают обычно по полстакана, потом доливают. Мне так понравилось заваривать и разливать чай, что когда я позже это делала, угощая случайных попутчиков (туристов) в пустыне, они были очень впечатлены – даже прочили мне карьеру руководителя чайных церемоний.

Поезда в Марокко очень удобные. Это самый приятный способ передвижения по стране. Железные дороги были построены французами, находятся в хорошем состоянии, все поезда чистые, ходят по расписанию, народу не очень много. Я ездила в основном во 2м классе – от первого отличается тем, что во 2м классе купе на 8 сидений (4 с каждой стороны), а в 1м – на 6. Еще в 1м классе Вам дают билет с местом, а во 2м – без места. В остальном же примерно одинаково: мягкие сидения, туалеты, развозят напитки и закуски. Билет в 1й класс стоит примерно на 70% дороже, чем во 2й. Да, еще во 2м классе ездить веселее – люди общительнее, всегда есть с кем поболтать, и время летит быстрее.

Абду живет в пригороде Рабата, меня уже ждет вся его семья на ужин, так что мы едем сразу туда. До центрального вокзала Касы (Casa Voyageurs) ехать 30 минут, потом еще чуть больше часа до Сале (город-спутник Рабата). В Сале я впервые сталкиваюсь с разновидностью марокканского транспорта под названием “shared taxi” или «такси в складчину». Выглядит это так: под такси используются большие старые мерседесы, на переднее сиденье втискиваются 2 пассажира, а на заднее – еще четыре. Как только набирается 6 человек, такси отъезжает. В каждом крупном городе есть несколько стоянок таких такси, и на них легко можно добраться до соседних деревень или городов. Единственное неудобство – ну очень тесно. В ЛП советуют женщинам платить за 2 места и занимать все переднее сиденье. Если бы я ехала одна, то так бы и поступила.

Едем каких-то 15 минут, такси останавливается посередине дороги, и мы выходим – вокруг луга и овечки пасутся… Абду берет мой рюкзак, и начинает двигаться в сторону от дороги среди полей. Еще 10 минут пешком, и мы видим дом. Подходим ближе… уау! Дом стоит на самом берегу океана! Внизу обрыв и пенятся волны! Такая красота! У меня даже дух захватило! На крыльце уже выстроилось семейство – папа, мама, сестра, два брата и две кузины. Родители, что довольно типично для Марокко, не говорят по-французски и тем более по-английски. Все остальные говорят по-французски, а сестра и один брат еще и по-английски, так что с общением проблем не предвиделось. В каждом марокканском доме есть как минимум один, а скорее два или несколько залов для гостей. Это такая очень нарядная комната – на полу ковры, вдоль стен комнаты стоят диваны, обтянутые ярким атласом или шелком, а посередине стоит стол. Обычно, когда вы приходите в гости, Вас сразу проводят в такую комнату, сажают в самом центре дивана и начинают кормить и поить. Вах!

Была суббота, а по субботам семейство Абду моется в «бане» или в хамаме. Я тоже решила присоединиться к женской половине, и вскоре мы отправились в домашний хамам. Приятно было попариться с дороги. Кузины Абду смущенно хихикали и рассматривали мои гигиенические принадлежности. Я читала, что в Марокко всякие там шампуни, крема, лосьены стоят очень дорого, не по карману большей части населения и используются по минимуму. Поэтому, если Вы думаете над подарком для женской половины марокканской семьи, то отличный подарок – набор разных мыльных удовольствий. Я почему-то в это не поверила – дарить шампуни мне казалось верхом бестактности… Надо было больше доверять «знатокам» с форума Лоунли Плэнет. Одним словом, кузины получили шоколадные конфеты и футболки вместо шампуней… и тоже были очень довольны. Первое общение по-французски – пытаюсь рассказать девчонкам, что в России мы тоже ходим в баню, а зимой еще выбегаем на снег, растираемся и бежим обратно в парилку. Застряла на слове «снег» – не знаю, как будет по-французски. Знаю «дождь». Говорю «дождь» и показываю, что очень холодно … так что уже не «дождь», а … что? Они не понимают. Я не сомневаюсь в своих способностях, но временно сдаюсь и жду, когда мы вернемся в дом, и Абду переведет. Но сначала урок арабского для меня: «Би-саха»! Отличное слово. Означает «на здоровье» или «будьте здоровы» и используется во многих контекстах, в том числе и в значение «с легким паром». Так что мне все пожелали «Би-саха», когда я распаренная и довольная вышла из хамама.

Пока мы мылись, сестра Абду приготовила вкуснейший рыбный тажин. Тажин – это рыба или мясо с овощами и специями, запеченные в глиняных горшках с высокими конусообразными крышками. Обычно и овощи и мясо остаются цельными, только становятся мягкими и пропитываются вкусным соусом. Едят в Марокко как правило из одной тарелки, используя хлебные лепешки, вместо приборов. Тажин получился на славу – «пальчики оближешь», что мы и делали J. Перед сном – еще один сюрприз. Одна из кузин Абду очень хорошо делает рисунки хной на кистях и ступнях. Такие рисунки делают себе многие марокканские женщины, как дополнительное украшение. Мне, конечно, тоже хотелось рисунок. Процедура такова: в подобие шприца набирается густой раствор хны и потихоньку выдавливается на обе стороны ладони, создавая какой-нибудь узор. Потом хна высыхает (примерно через 30 минут), и ее соскребают с ладоней. Чтобы рисунок был ярче и держался дольше, свежий рисунок нужно сбрызнуть духами. Мне нарисовали комбинации из цветов на левой руке и плетеный браслетик на запястье правой. Первый день с непривычки казалось, что у меня грязные руки. А потом я привыкла и очень полюбила свои рисунки. Вдобавок многие марокканки их рассматривали и одобрительно цокали языками, мне было приятно.

Касаюсь головой подушки и сразу засыпаю. Разница во времени (с Москвой 4 часа) и обилие впечатлений дают себя знать. Я уже люблю Марокко.

Следующий день – воскресенье. Просыпаюсь от запаха жаренных оладьев. Вскакиваю. Сестра Абду уже несет на стол поднос с дымящимся завтраков. Хорошо быть в гостях. Но женщины в Марокко трудятся, не покладая рук. Сегодня в соседней деревне рыночный день. Абду очень доволен – там будет много знакомых, куча сплетен, встречи с друзьями … ему не терпится скорее отправиться. За нами заезжает друг Абду, Мохамед, на машине, и мы несемся в деревню. По дороге обгоняем огромное количество повозок, запряженных лошадьми, на них семьи едут на рынок или торговцы везут свой товар. Еще некоторые селяне скачут на осликах. Вот это экзотика – подумала я. Столько осликов вокруг! В последствии, ослик для меня стал вроде символа Марокко – они там повсюду, используются и в деревнях и в городах, и местными и туристами – очень милые животные. Рынок – грязный, жаркий и суматошный. Иностранцев там никогда не видели, все на меня глядят – я думала, что растаю, как Снегурочка. Больше всего мне понравились хлебные ряды и продажа овец. Рынок овец – огромная поляна, вся заставлена овцами и козами – покупатели ходят, смотрят, торгуются, потом ударяют по рукам, взваливают понравившуюся овцу на плечо и несут к своим повозкам, реже – машинам. Встречаем друзей Абду, и они приглашают нас на традиционный воскресный обед! Обедают все на свежем воздухе под огромным навесом. Компании (в основном мужчины) приносят с собой купленные тут же на рынке парное мясо, лук, помидоры, зелень, хлеб. Садимся за стол и отдаем все наши припасы двум поварам. Они быстренько пропускают мясо и овощи через мясорубку, дальше фарш зажимают специальными щипцами-решетками, поливают острыми соусами и жарят на углях. Когда все готово, на стол несут огромное блюдо с жаренным мясом и овощами, хлеб и поднос с чаем. Все продукты свежайшие и очень вкусно. Обед за долгими разговорами растягивается часа на три. Как мне показалось, марокканское гостеприимство находит свою кульминацию в таких вот посиделках. Даже не понимая языка и не зная людей, сидящих рядом с тобой, ты чувствуешь себя очень хорошо, уютно и спокойно. Интуитивно знаешь, что тебе рады, и ты никого не напрягаешь. Это удивительное и очень приятное ощущение.

После обеда – Абду, его сестра и я идем гулять вдоль океана. Это восторг! Крутой берег, обрывающийся в бурные волны. Чем-то напомнил мне прошлогоднюю поездку на Мадейру . Но ведь Мадейра тут совсем недалеко – может быть вплавь попробовать. Весь берег усыпан цветами – желто-красно-оранжевый ковер, глаз не оторвать. Построек там никаких нет – только утесы, цветы и шум моря. В одном месте увидели маленький песчаный пляж – мы, как горные козочки, на него спустились. На пляже местные мальчишки плещутся в прибое, а деревенские жители рыбачат с валунов около берега. До самого заката тусуемся на пляже: загораем, ходим по воде и болтаем.

Рабат

На следующий день мы с Абду и его знакомым из Южной Кореи, проживающим в Марокко, отправились в Рабат. Рабат – столица Марокко, город небольшой и спокойный… его главная изюминка, по сравнению с другими городами, увиденными мной за поездку, – это местоположение на берегу океана. Сначала поехали осмотреть некрополь 13го века Челла (Chella). На территории некрополя находятся еще развалины древнеримского города Сала Колония. Вокруг развалин разбит красивый сад, на вершинах древних колон вьют гнезда аисты, и они же летают повсюду. Аисты тоже стали неким символом Марокко, их гнезда встречаются во многих городах и деревнях. После Челлы мы поехали в Касбах (Kasbah des Oudaias), основную крепость Рабата. За крепостной стеной – узенькие улочки, домики чисто выбелены, а их основания покрашены в синий цвет. Во многих домах очень красивые двери и окна. Лабиринт улочек выплескивается к океану. Касбах стоит на холме, и с его стен открываются прекрасные виды на океан, на маяк неподалеку и на город-спутник Сале. На одной из террас находится очень уютное кафе «Моор» – излюбленное место рабатских парочек. Мы там тоже присели подышать океаном и выпить чашечку мятного чая. Официант принес большой поднос с пирожными, чего там только не было (рожки газели, пальчики Фатимы …)! Я выбрала сразу четыре штуки, потом мальчишки помогали мне доесть. Вкуснятина. Еще мы гуляли по пирсу, смотрели, как местные ребята гоняют на пляже в футбол, отобедали в рыбном ресторане. После обеда посетили Мавзолей Мохамеда Пятого и величественную башню Хасана (основной ориентир Рабата). У этой башни есть две «близняшки» – Жиральда в Севилье и знаменитый минарет Кутубиа в Марракеше, последний мне еще предстоит увидеть. Кстати, общее впечатления от людей на улицах – женщины одеты гораздо консервативней, чем я предполагала. Почти все женщины в платках, даже те, которые щеголяют в деловых костюмах, зачастую надевают на голову платок. Большинство же одеты в местную одежду – верхняя одежда называется Джелаба и представляет собой длинный свободный балахон с капюшоном. Выглядит очень красиво и удобно, мне даже самой захотелось походить в джелабе.

Последний вечер в семействе Абду. В мою честь приготовили очередное знаменитое марокканское блюдо – кускус. Если не покупать полуфабрикат в магазине, то кус-кус готовится около 4х часов! Скажу вам как гурман гурману – труды того стоят. Много я едала кускуса в европейских ресторанах, но домашний марокканский – это отдельная песня. Кускус подается с вареными овощами и мясом. Все едят опять из одного блюда. Молодежь ест ложками, а старшее поколение обычно руками.

Мекнес

На следующее утро поезд уносит меня в Мекнес, из Рабата ехать всего лишь 2 часа. Заселяюсь в гостиницу у вокзала – Маджестик, 12 долларов за комнату. Иду гулять по городу – очень спокойный и тихий городок, население 200,000 человек. На улицах со всех сторон слышу: Salut! Sava? Но я не реагирую, и ко мне никто не пристает. После недолгих сомнений, сажусь в придорожном кафе выпить чайку. В кафе была единственной дамой, но марокканцы держались хорошо и даже делали вид, что это для них обычное дело. Из достопримечательностей в Медине есть очень приятная Медерса Бу Инания (теологическая школа) – оазис тишины и покоя среди шума и гама улиц; очень красивые инкрустированные ворота (Bab el-Mansour) – главный вход в старый Имперский город. В самом городе, главная достопримечательность – мавзолей Муллы Исмаила, который вознес Мекнес на вершину славы в марокканской истории. Еще я посетила хранилища зерна для 12,000 лошадей императорской свиты, площадь, где проходили торжественные парады и искусственное озеро Агдал, любимое место отдыха местной молодежи. В очередном кафе знакомлюсь с Норисом. Он учитель французского в гимназии, но говорит и по-английски. У них в школе сегодня театральный вечер, студенты будут декламировать басни Лафонтена. У меня – никаких планов, так что решаю тоже послушать басни… «Ворона и лисица»… по-французски… да еще с выражением… вобщем, я почти все поняла, хорошо, что представление не затянулось. После представления – обязательно отмечать! Хатаби (друг Нориса) устраивает ужин. У него девушка – итальянка, поэтому на ужин спагетти и красное марокканское вино под аккомпанемент местной самодеятельности – Хатаби играет на скрипке, еще один парень – на лютне, все говорят на всех языках сразу и объясняют мне, как Зигмунд Фрейд позаимствовал все свои самые гениальные идеи у Достоевского… Очаровательная компания!

Волюбилис

1 мая – у народа выходной. Мы все вместе вчерашней компанией едем смотреть Волюбилис – самые известные римские развалины в Марокко. Находятся они примерно в 30 минутах езды от Мекнеса на общественном такси. По дороге – бескрайние поля цветущих маков, большие стада жирных овец, и опять же все кому не лень верхом на осликах. Я любуюсь веселыми видами. Доезжаем до развилки – такси едет направо в деревню Мулла Идрис, это место паломничества для многих марокканцев; мы же направляемся пешком к развалинам (еще примерно 3 км). Самое знаменитое в Волюбилис – это мозаики. Полы римских вил выложены мозаикой 2000 летней давности, многие хорошо сохранили свои рисунки и краски. Фантастика! Мы прибыли около 9ти утра, основные туристические группы еще не появились. Вход стоит 2 доллара, бродить можно везде без ограничения. Снова аисты, вьющие гнезда на могучих колоннах, триумфальная арка, древние бассейны и фонтаны с инкрустацией, а с холма открывается чудесный вид на долину. Развалины довольно большие, и мы с удовольствием провели там почти три часа. Находить среди этой груды камней новые и новые прекрасные мозаики – захватывающая вещь. Только прибывшие автобусы с роем туристов заставили нас повернуть к выходу. На обратном пути заехали в Мулла Идрис – колоритная деревенька – белые домики лепятся на склоне холма. В самой деревне находится несколько мусульманских святынь, но не мусульманам вход к ним воспрещен.

В Мекнесе наблюдаем за первомайской демонстрацией. Народу довольно много – все толпятся на центральной площади, размахивают флагами ислама и кричат что-то в поддержку Палестины. Настроение мирное. Я фотографирую, мне только улыбаются в ответ.

Норис приглашает нас к нему домой на обед. У его родителей в Медине большой красивый дом, которому более 200 лет. Пробираемся узенькими улочками старого города – повсюду видны приготовления к обеду. Юркаем в очередную подворотню, толкаем тяжелую кованую дверь, и мы оказались во внутреннем крытом дворике, от которого во все стороны расходятся комнаты с диванами. Мама Нориса хлопочет на кухне, гости воспринимаются как самая естественная вещь на свете. Мне показывают дом – он великолепен! Дом состоит из нескольких внутренних дворов и около 20ти комнат. Все стены выложены мозаикой, а в одном из двориков находится фонтан. Просто королевское жилище. На обеденный перерыв приходят сестра и брат Нориса, оба чиновники в городской администрации. Мы все вместе садимся за стол. Едим фаршированные перцы, мясо со специями, салаты и тушеные овощи, как всегда из общих тарелок, без приборов.

Ближе к вечеру я снова на перроне, отправляюсь в Фес – еще одна бывшая имперская столица. На поезде из Мекнеса туда ехать около часа. На перрон пускают только по билетам. Но Хаттаби прорывается, да еще несет кофе в фарфоровых чашечках, из соседнего кафе. Мы пьем за расставание и обещаем поддерживать связь. Фес

Фес знаменит своей Мединой (старым городом). Говорят, что такой Медины нет нигде больше в мире, и что это уголок средневековья, затерявшийся на нашей современной планете. Еще говорят, что по Медине лучше не ходить одним – очень легко заблудиться, и туристов довольно часто преследуют зазывалы и попрошайки, сильно портящие впечатление от увиденного. Медина же представляет собой лабиринт из более чем 9ти тысяч улиц. Улицы очень узкие, поэтому машин и мотобайков в Медине нет – все грузы перевозятся на специальных «такси Медины» – конечно же, на осликах. Ослы там повсюду, и погонщики покрикивают на праздно шатающихся людей «Балек!» – «Осторожно!», чтобы те вовремя успели увернуться и не попасть под «колеса». Медина делится на 40 районов. Раньше каждый район закрывался ночью на замок, теперь только большие арочные ворота указывают о переходе из одного района в другой. В каждом районе обязательно присутствуют своя мечеть, школа и пекарня. Из пекарен разносится умопомрачительный аромат. Рано утром многие семьи, живущие в Медине, приносят сырой хлеб в местную пекарню. На лепешках стоят отличительные знаки той или иной семьи, чтобы хлеб не перепутали. Перед обедом свежевыпеченный хлеб забирают.

Я остановилась в гостинице Амор в новом городе. Номер стоил 15 долларов за комнату с душем. С горячей водой в Марокко не всегда хорошо. Во многих гостиницах она бывает только утром и вечером, в некоторых вообще не бывает. Все эти факторы обычно влияют на цены номеров. Самый дешевый и сердитый вариант – это жить на крыше гостиницы. Многие отели предлагают матрас на крыше за 2-4 доллара, багаж можно хранить на ресепшн, и пользоваться общественным туалетом и душем. Я так и не решилась попробовать.

На следующий день с утра я с замиранием сердца направилась на такси к Медине. Городские такси в Марокко радуют своей дешевизной. Поездка по городу обычно стоит меньше доллара, на более длительные расстояния – полтора доллара. Только в Марракеше при поездке с ж/д вокзала в центр и наоборот таксисты пытаются брать фиксированную таксу – аж 2 доллара! При этом, если им возразить, то без разговоров включат счетчик и поедут за 1,5. Дешевые такси сильно облегчают передвижение по городу – о расстояниях, как правило, даже не задумываешься.

Только я выхожу из машины, ко мне с поклонами приближается усатый тип и начинает шептать: мадам наверное нужен гид, у нас есть первоклассные гиды – студенты, все говорят на иностранных языках. Я к тому времени уже решила, что гида возьму. Хотелось узнать о Фесе больше, чем написано в путеводителе, и насладиться этой волшебной Мединой. Я вступила в торги – сошлись на 10 долларах за экскурсию на полдня. Ну что ж, по рукам. Тут тип заявил, что гидом будет он сам, я пожала плечами, и мы отправились. С любопытством наблюдаю за моим спутником. Дело в том, что по Медине могут водить экскурсии только лицензированные гиды. Так называемых «ложных» гидов туристическая полиция безжалостно отлавливает, жестоко штрафует или даже сажает до 3х месяцев за решетку. Интуиция мне подсказывает, что у моего проводника лицензии нет. И действительно, как только мы вошли в ворота старого города, мой гид начинает ерзать, озираться по сторонам, что-то бормотать…, в конце концов, останавливается и просит подождать, пока он позвонит. Звонит он своему знакомому – лицензированному гиду, тот милостиво соглашается выручить «собрата» и поводить меня по Медине. И так я знакомлюсь с Халидом – теперь еще одним хорошим приятелем в Марокко. Экскурсия была очень интересная, растянувшаяся на весь день. Туристов практически совсем не видели, многие опасаются заходить далеко от основных улиц Медины. Посетили один из старых домов – похож на дом Нориса в Мекнесе, только еще больше и помпезней – потолки, канделябры, мозаика на стенах… а в комнатах гуляет ветер. Владельцы многих домов – богатые марокканцы – уже в этих домах не живут, но и не продают их никому. Когда в Медине звучит призыв к молитве, со всех сторон – с 40ка минаретов одновременно, создается ощущение, что тебя пронизывает на сквозь, а дома вибрируют от гула голосов муэдзинов. Еще мы зашли в музей берберской культуры Бельгази – очень интересный. Халид сел пить чай, а меня по всем залам сопровождал милейший мальчик, который на хорошем французском мне рассказывал об экспозиции. Я, как могла, с ним общалась, задавала вопросы – «Кес ке се?» J Хотела дать ему денег после экскурсии, а он не взял! С крыши этого музея открываются потрясающие виды на всю Медину. Дальше мы отправились смотреть кожаные мастерские и красильни. Многие века Фес знаменит своими изделиями из кожи – особенно туфлями-шлепками, они продаются повсюду, и многие местные жители в них ходят. Мужчины обычно в белых или в желтых, а женщины – в нарядных, разноцветных. Красильни впечатляют – первобытное кожаное производство! Ванны для окрашивания кожи до сих пор делаются из земляных кирпичей, в Медине существует гильдия кожаных мастеров, в нее традиционно могут входить только мужчины. Рабочие смотрят хмуро, но я им сказала «Салам Алей кум», и они подобрели.

По всей Медине стоят прилавки, где что-то готовят: сендвичи, кебабы, сладости, свежий апельсиновый сок… Мы уже проголодались и зашли перекусить. Я заказала жаренные ягнячьи колбаски с красным перцем, к ним мне подали тарелку с жаренным луком и помидорами, острый соус, тарелку картошки фри и лепешку. Вкусно – неимоверно. Все удовольствие обошлось в 1,5 доллара. Экскурсия затянулась весьма и весьма. Халид повел меня еще в магазин берберских ковров ручной работы. Магазин – красота! От узоров и расцветок разбегаются глаза. Мне понравились ковры из шелка, но покупать я ничего не стала. К моему удивлению, продавец даже не обиделся, расцеловал меня в щеки, напоил чаем и пригласил заходить еще. Следующий пункт – магазин марокканского платья. Здесь на меня померили несколько нарядов, но я сама себе в них не понравилась. Все, думаю, пора и честь знать. Уже бродим по Медине часов восемь. Только вот как отсюда выбираться… У Халида затрещал мобильник, ему надо было срочно идти в «семейный» магазин и делать презентацию для испанской группы. Ну что ж, я тоже пошла. Магазин был чеканных изделий, как из 1001 ночи. Я пообщалась со всеми менеджерами, на меня померили всякие берберские украшения и подарили оберег на дверь дома, приносящий удачу. Появились испанцы, их начали обрабатывать, они – сопротивляться. Я вышла ждать на улицу. У магазина толпилась группа пацанов уличного вида, они со мной поболтали о том о сем, очень милые мальчишки. Тут из магазина потянулись испанцы. Неожиданно мальчишки повытаскивали из-под полов сувениры и ринулись на испанцев в яростную атаку. Те, ошалело косясь на меня, как будто это я ими руковожу, бросились за своим гидом дальше по Медине. День закончился. Мы с Халидом поехали в новый город и пошли в бар. Там я познакомилась с его друзьями – все играли в бильярд и пили местное пиво Специаль (производство Фес). Несколько ребят были с девушками. Интересно, что всем девушкам (возрастная категория от 17ти до 30ти лет) нужно было в определенное время быть дома. Иначе… Начиная с семи часов вечера, спутницы, грустно вздыхая, покидали своих кавалеров, последняя ушла без четверти девять. Все очень строго. Бары закрываются в районе 11ти. Есть еще дискотеки – почти на всю ночь, но сил у меня не было.

На следующее утро мы с Халидом гуляем вокруг Королевского дворца, посещаем старый еврейский квартал, красивый парк посередине города и пьем много-много фруктовых коктейлей. Коктейли напоминают мне Бейрут – там их виртуозно делают в Армянском квартале. В Марокко тоже класс – от простого апельсинового сока, до клубнично-авокадо-йогуртовых комбинаций. Ням.

Опять мне пора. На завтра заказана экскурсия в пустыню из Марракеша, а туда еще 8 часов ехать на поезде. После обеда я выезжаю. Поскольку поезд прибывает в ночи и расстояние большое, решаю ехать первым классом. В моем купе сидят марокканцы и разговаривают между собой по-французски. Так же с ними разговаривает и кондуктор, и разносчик напитков. Я по-французски не говорю, поэтому помалкиваю.

На вокзале Марракеша – столпотворение! Уже час ночи, и мне не терпится добраться до гостиницы. Соглашаюсь на 2 доллара – поехали. Я заказала тур в самом тусовочном и популярном отеле среди бэк-пэкеров – Отель Али. Хочется написать: чтобы вы ни делали в Марракеше – не останавливайтесь в этом отеле! Возможно, несколько несправедливо, но у меня сложилось впечатление, что они не справляются с потоком туристов, который на них обрушивается. Вдобавок, комнатка оказалась каморкой, белье на постелях – грязное, по стенкам бегали тараканы, а завтрак выглядел так неаппетитно, что я просто не смогла позавтракать. Из плюсов – бесплатный интернет, большая дружелюбная международная тусовка, помощь в организации всевозможных туров, дешевое проживание (11 долларов за комнату с душем). Ну, одну ночь как-нибудь переживу.

Поездка в пустыню

На следующее утро мы выезжаем на 3х дневную экскурсию в сторону пустыни. Поездка стоила 100 долларов, включено все, кроме обедов. В группе 6 человек: пара из Бельгии, Ги и Бернадет, (около 40ка лет, очень спортивные, уже пробежались по горам Атлас, меня по началу шокировали тем, что оба были в шортах и майках – для Марокко очень нетипичная одежда), две девушки из Японии (тихие и стеснительные, на иностранных языках говорили с трудом) и еще один парень из Японии, Томоки, проживающий в Ирландии, очень классный и веселый, немножко хиппи. Первый день пути – мы выдвигаемся в сторону Уарзазата. До Уарзазата ехать примерно 4-5 часов, дорога очень красивая, проходит через горный перевал Тишка. Сначала едем по долине – опять маки, овцы, живописные деревеньки. Потом поднимаемся все выше и выше в горы. В почве большое содержание железа, и горы розово-оранжевого цвета. Все постройки ставят из земляных кирпичей, и они сливаются с местностью, только выделяются рельефы крыш и минаретов. Недалеко от Уарзазата находится одно из самых живописных и хорошо сохранившихся укреплений – Касбах Аит Бенхадду. Здесь снимали такие фильмы, как Лоренс Аравийский и Гладиатор. Касбах стоит на горе, карабкаясь по ее склону до самой вершины. В некоторых частях еще живут люди – пытаются зазвать туристов посмотреть их жилища и просят потом за это деньги. Сверху открывается захватывающая панорама окрестностей и хорошие виды на всю крепость под ногами. Из нашей группы только бельгийцы и я полезли на самый верх. Я умираю от жары. После севера Марокко, на юге просто душегубка. Дальше едем обедать в Медину Уарзазата. В этом районе страны население в основном берберы (а не арабы). Берберы более темнокожие и по-другому одеваются. Особенно наряды женщин интересны своими красками и разнообразием. Во время обеда мы с Томоки знакомимся с берберами за соседним столиком. Болтаем о жизни, Томоки говорит одному парню, что у него классные часы. Тот тут же их снимает и предлагает поменяться. У Томоки часы сломаны, и он отказывается. Но парень не отстает и вручает свои часы Томоки. Наш путь лежит в деревню, где каждый год в начале мая проходит фестиваль роз. Фестиваль представляет собой огромный рынок и народное гулянье, на концертной площадке идут выступления – берберские песни и пляски. У всех людей на шеях висят ожерелья из роз. Мы тоже такие покупаем и сливаемся с толпой марокканцев. Люди опять очень любезны, каждый хочет пообщаться, что-то рассказать и показать. Незнание французского сильно затрудняет общение. Ближе к вечеру мы едем на место ночевки – маленький уютный отельчик буквально висит над пропастью в ущелье Дадес. Мы бросаем вещи и спешим прогуляться вдоль ущелья. Внизу течет речушка, над головами парят грифы. Ущелье очень глубокое и красивое. На ужин нам подают кус-кус с курицей и, конечно же, мятный чай. После ужина мы поднимаемся на крышу отеля – там стоят кресла и лежат матрасы, а над головами – завораживающее звездное небо. Я сижу долго-долго и смотрю на падающие звезды.

Типичный марокканский завтрак, который подают и в гостиницах и в семьях, – это лепешки с маслом, сыр, джем и чай/кофе. Едем дальше. Через пару часов прибываем в долину Тодра – водой из местных колодцев орошается территория примерно 30х15 км, и на ней чего только не растет. Немножко погуляли по долине, посетили берберскую деревню и очередной касбах (крепость) и зашли в магазин ковров. Лекция о коврах очень интересная и познавательная. Рассказали нам много – о значении цветов и узоров. Например, синий цвет – символ свободы, зеленый – семейная история. Ковры, которые девушки ткут в приданое к свадьбе, обычно имеют главный орнамент в центре и четыре одинаковых орнамента по углам – это указывает на то, что жена признает многоженство и знает о своих правах/обязанностях в супружестве. Я приценилась – начальная цена за шелковый ковер примерно 1,5 на 2,5 метра была 180 долларов, с этой суммы начинается торг. В нескольких километрах от долины Тодра находится ущелье с одноименным названием. На этот раз мы прошлись по дну ущелья, а над нами вздымались каменные стены. День был воскресный, и мы застали очередное народное гулянье. На травке у ручья семьи раскладывали на траве еду и устраивали пикники. Очень много молодежи – играли на барабанах, плясали кружочками, играли в волейбол, плескались в воде и флиртовали. Мы тоже побродили по воде, а потом уселись в одном из кафе и отобедали шашлыком с салатом Ну и наконец-то мы держим курс на пустыню, к городу Мерзуга. Встречаем мото-ралли, гонщики несутся прямо на нас, выскакивая из-за хребта очередного холма. Водитель говорит, что здесь часто проводят гонки. Часа через три, дорога кончается, едем по одной из многочисленных грунтовых дорог по серой и пыльной местности. По сторонам пасутся верблюжьи стада, попадаются грязные девчушки, размахивающие какими-то сувенирами, и мальчишки на велосипедах. Потом мы видели, как один из таких мальчишек ехал перед машиной с туристами и показывал дорогу к дюнам. Посередине пустоты стоят указатели, объявляющие, что в НН километрах есть приют или ресторан. Неожиданно прямо перед нами мы видим, как серая местность кончается, а за ней начинаются оранжево-желто-коричневые дюны. Как будто кто-то насыпал на землю горку песка, только краев не видно. На границе серого и желтого стоят гостиницы-приюты. Мы остановились в гостинице Жасмин – приземистое здание, похожее на бункер, внутри все в коврах, большая терраса с видом на дюны. Комнаты без удобств, туалет, душ и умывальник – в отдельном сарае на улице. Конечно же нас встречали чаем на террасе. Мы все не могли насмотреться на дюны. В каждой такой гостинице вам помогут организовать поход по пустыне – пешком, на верблюдах, на мотоциклах, на джипах. В Жасмине были предложения от нескольких часов (закат/рассвет) до экспедиций на неделю с посещением разных оазисов, деревень кочевников и т.д. Еще предлагали покататься с дюн на доске (как сноуборд). Наша программа предполагала только одну ночевку. Около шести вечера мы погрузились на верблюдов и отправились в дюны. Шли караваном (это значит больше трех верблюдов). Очень весело смотреть на свое отражение на дюнах. Солнце медленно опускалось, песок из оранжевого превратился в розовый, потом в красно-коричневый. На одной из дюн мы остановились и наблюдали закат. Еще минут сорок шли до лагеря. Лагерь представлял собой несколько шатров с матрасами и одеялами внутри. Между шатрами довольно большая площадка под открытым небом была выложена коврами и матрасами. Там мы и сели в кружочек за очередной чашкой чая – поболтать с нашими проводниками. Ребята очень общительные – на барабанах классно играют, еду хорошо готовят, говорят на 5-6 языках – выучили со слуха, общаясь с туристами. Только японский, говорят, не знаем. Японцы всегда спешат, не остаются в пустыне больше, чем на одну ночь, поэтому не удается с ними как следует пообщаться. Еще один из гидов с чувством неподдельной досады сказал: раньше иностранцы знали в Марокко только Марракеш и пустыню, и сюда ехало много туристов. Нашлись же такие умники – понаписали книг и путеводителей о бывших Имперских столицах, о горах Риф и Атлас, так что у туристов появился слишком большой выбор, и к нам едут меньше! Ну что ему возразишь…, осталось только посочувствовать. Слово за слово – и ужин готов. Нам вынесли огромные блюда с тажином. Мы сошлись с бельгийцами во мнении, что это был лучший тажин за всю поездку по Марокко. Действительно незабываемое пиршество. Поужинав, мы все разлеглись на матрасах, уставившись в бескрайнее звездное небо. А проводники нам устроили концерт на барабанах. Кстати, Южный крест в Марокко не видно, а на коврах они его постоянно изображают, как символ ориентации в пустыне. Спать все возжелали на свежем воздухе. Вынесли из шатров дополнительные матрасы и одеяла, оделись потеплее. У Томоки были какие-то специальные термо-салфетки, их нужно было прилеплять на кожу, и они действовали как грелка. Я лежала и не могла поверить, как же хорошо. Хотелось вечно смотреть в небо, но глаза сами закрылись, и я заснула. Начало светать около пяти. Мы все встрепенулись и поползли на ближайшую дюну – встречать рассвет. Не легкое это дело – лазить по дюнам, но вознаграждение того стоит. Солнце взошло потихоньку, разливая тепло, играя тенями и заставляя дюны оживать и меняться на глазах. Смотреть на это можно вечно. Томоки решил побежать вниз по склону – сумасшедший. Конечно, он не смог остановиться и сбежал до самого лагеря. Это было страшное зрелище, хорошо, что шею не свернул. Постепенно мы все спустились вниз, собрали вещи и отправились в обратный путь, еще 1,5 часа на верблюдах. В Жасмине умылись и позавтракали, и пора в дорогу. До Марракеша 600 километров, ехали весь день с остановкой на обед. Хотя дорога очень красивая и много интересного, я думала, что одурею или умру от жары. Но нет, мы все выжили и на закате прибыли назад, в отель Али.

Марракеш

Томоки, так же как и я, не сохранил теплых воспоминаний о проживании в отеле Али, поэтому мы вместе отправились искать счастья в других местах. Гостиниц в центре Марракеша видимо ни видимо, этим выбор и осложняется. В результате остановились в гостинице Central Palace, номер стоил 10 долларов без душа и 15 – с душем. Гостиница очень приятная, светлая, с большим внутренним двориком, где много зелени, а стены выложены мозаикой. С крыши открывается прекрасный вид на Медину и на Мечеть Кутуби – символ Марракеша. Это та самая мечеть, минарет которой имеет близнецов в Севилье и в Рабате. Мечеть Кутуби является одним из основных ориентиров в Марракеше, ее видно ото всюду. Наша гостиница располагалась в 3х минутах ходьбы от Кутуби, на пешеходном променаде, который упирался в знаменитую площадь Джемма эль Фна. Туда мы в первый вечер и направились. Как мне поведали некоторые марокканцы – жители Марракеша, Площадь переживает свой упадок, по сравнению с 20ти-30ти летней давностью. Мне трудно об этом судить, но ожидала я несомненно большего. Правда, сама виновата. Ожидала я чего-то невероятного, что нельзя ни описать ни представить, а только почувствовать, другими словами – сказки и волшебства. Наверное, это слишком большие требования даже для Джемма эль Фна. Что же там происходит? С наступлением темноты на площадь ежедневно уже многие века стекаются толпы народа. Марокканцев там намного больше, чем туристов, что создает впечатление «реальности» происходящего. На площади выступают многочисленные актеры, певцы, танцоры и музыканты. Вас зазывают гадалки и ясновидящие, какой-нибудь ушедший в себя человек наизусть цитирует коран, а рядом идет настоящий курс анатомии – «народный целитель» с указкой ходит вокруг плаката с разными картинками и объясняет завороженной толпе, какие травы полезны для каких человеческих органов. Каждого выступающего окружает плотное кольцо публики. В этой толпе плохо быть иностранцем, к вам сразу тянуться руки, постоянно просят денег, и не оставляют в покое. Некоторым, правда, удается расслабиться – видела, например, девушку-туристку, скачущую в кругу вместе с местными музыкантами и срывающую бешенные аплодисменты. Рядом с шоу-менами располагаются ряды с едой. Чего там только нет! На возвышениях стоят «повара» в белых халатах, а рядом с ними жаровни или булькающие кастрюли со снедью. Повара зазывают народ попробовать их стряпню. Стоит «это» около доллара за порцию. Мы попробовали улитки – в пиалу нам положили по два половника вареных улиток, выдали палочки, и мы пристроились за одним из маленьких столиков, разбросанных вокруг, наблюдая за дрейфующей толпой. Кстати, все лотки с едой пронумерованы – их там около сотни. Без «номера», как бы без «лицензии», никто не имеет права продавать еду на Джема эль Фна. После толкотни и сомнительных улиток, мы зашли в одно из кафе с террасой, нависающей над площадью, – заказали ужин и смотрели на разворачивающееся внизу действо.

Утро в Марракеше прекрасно. Я поднимаюсь на крышу нашей гостиницы, чтобы позавтракать. Солнце заливает Медину, играя на розовых стенах домов. Марракеш очень красивый город. Весь старый город и крепостные стены выстроены из розово-красного камня. Эффект получается потрясающий, это трудно представить, это надо видеть. На многих площадях и улицах разбиты клумбы с розами, их благоухание и краски дополняют праздничную и веселую атмосферу, царящую в городе. Из разговоров с местными жителями понимаешь, что они своим городом очень гордятся и его любят. А сами жители Марракеша славятся по всему Марокко своими острыми языками и чувством юмора. Я провела в Марракеше всего два с половиной дня, и это очень мало. Там хорошо бы пожить подольше – ходить по этим улицам, дворцам, садам и паркам и каждую минуту думать – как же здесь красиво. Марракеш славится своими садами. Я посетила сад Менара. Это оливковая роща, посередине которой находится искусственное озеро с павильоном для отдыха. Возле озера очень приятно посидеть и помечтать за чашечкой чая. Кстати, в этом саду, единственный раз за поездку, я видела группу туристов из России. Надеюсь, что им тоже понравилось в Марокко. Еще один очень красивый сад – Мажорель. Сад был основан французским художником в начале 20го века, теперь принадлежит Ив Сен Лорану. Это маленький рай, поражающий красками, разнообразием и главное гармонией. Скамейки, дорожки и цветочные клумбы оформлены в ярко- желтых, оранжевых и фиолетовых тонах, и эти краски на удивление хорошо сочетаются с разнообразными цветами, собранными со всех уголков планеты. В саду также находится музей исламской культуры – коллекция ковров, каллиграфии, украшений и керамики. Еще я посетила дворец де ля Бахия – хорошо сохранившийся дворец, принадлежавший одному из Великих Визирей. Дворец открыт для публики только частично, другая часть до сих пор используется королевской семьей. Больше всего запомнились мозаичные витражи на окнах, красивые потолки, тишина внутренних двориков и сад с «райскими» птицами.

Надо позвонить очередному пен-пэлу, живущему в Марракеше. Времени, как всегда, не хватает. Ахмед – очень спокойный и приятный молодой человек, работает системным администратором. Мы решаем вместе посетить деревню в горах Атлас под названием Май Брахим (My Brahim). Ехать туда около 40ка минут на общественном такси. В этой деревне находятся святыни, которым приписывают целительную силу, поэтому туда стекается много марокканцев, желающих вылечиться от разных недугов. Мы едем просто прогуляться подальше от толп Марракеша и полюбоваться горными видами. Деревню обступают несколько пиков со снежными вершинами. Я сначала поверить не могла – неужели снег!? А здесь внизу +35 С! Над деревней величественно возвышалась мечеть. Мы пошли посмотреть поближе. Между стенами мечети и горным обрывом было обнаружено футбольное поле, послышался свисток судьи. К моему изумлению (глубочайшему) играли две команды девушек. Девчонки, лет по 14-15ть, большинство – в платках, и все до единой – в брюках и кофтах с длинным рукавом, с веселыми криками и пересмешками гоняли мяч на жаре. Судил какой-то пожилой марокканец. Меня, конечно, сразу заметили, усадили на стул, и я с удовольствием досмотрела тайм. Жаль, что в футбол я не умею играть, а то бы обязательно попросилась поучаствовать. Потом мы с Ахмедом поднялись на смотровую площадку над деревней, уселись в местном кафе и скушали очередной тажин с большим количеством шафрана и черного перца.

Вечером опять тусуемся на Джемма эль Фна. Встречаем Томоки, он зовет пить свежий апельсиновый сок по супер цене – 1 дихрам (3 рубля) за стакан. Томоки долго вглядывается в лица продавцов, они при этом нас усиленно зазывают к своим ларькам. Наконец, мы у цели. Томоки подмигивает молодому марокканцу и заговорщически шепчет: «Специальная берберская цена, не так ли?» Тот улыбается, кивает и разливает по стаканам только что выжатый сок – как же хорошо J. Гуляем по узким улочкам Медины. По сравнению с Фесом, здесь гораздо больше магазинов, рассчитанных на туристов. Нужно отдать должное, что многие магазины – настоящие галереи искусств, и по музеям ходить не надо. Вопреки ожиданиям и рассказам других туристов, торговцы были совсем не агрессивные, скорее умиротворенные и дружелюбные. Может быть, помогло присутствие Ахмеда.

После Марракеша у меня в планах Эссауира – красивый бело-синий город на побережье океана, где всегда дует ветер. Для справки, ехать туда 2,5 часа на автобусе или на общественном такси из Марракеша. Из Касабланки туда можно добраться за 6-8 часов, в зависимости от маршрута автобуса.

Поздно вечером звонят Халид из Феса и его лучший друг, очередной Мохамед. Слышно, что они опять в баре, и веселье там в самом разгаре. Кричат в трубку: «Аня, тебе весело!? Приезжай к нам! Здесь такое твориться!» «Такое» вскоре началось по всему Марокко. Событие, действительно, из ряда вон выходящее – у короля родился первенец, наследник престола! В стране была объявлена неделя торжеств. По всем городам и деревням устраивали народные гулянья, официальные церемонии и пиршества, и все это 24 часа в сутки транслировали по местному телевидению. Принимаю спонтанное решение на следующий день выехать в Фес и повеселиться от души перед отъездом.

Снова поезд. В путеводителе написано, что в Марокко не принято, есть в одиночку. Когда Вы, например, едете в поезде, то надо угощать окружающих и не удивляться, если Вас будут угощать. В наше купе входят два марокканца, в руках – коробки с пиццей. Посмотрим, посмотрим, – думаю я, – прав ли путеводитель. Через несколько минут у меня под носом оказывается аппетитный кусок пиццы с морепродуктами. Я пытаюсь отказаться, но меня никто не слушает. Вижу, что остальные пассажиры уже с довольным видом жуют, и тоже принимаю свой кусочек. Сразу завязывается беседа. Один парень – владелец тур-агенства, специализирующегося на турах по Марокко для богатых американцев. Другой – менеджер по продажам в Марок Телеком. Еще с нами едет девушка, 23 года. Она только что сдала последние экзамены в университете и сейчас проходит интервью в различных иностранных компаниях, пытаясь найти работу. В Марокко, кстати, одна из основных проблем – безработица. На это жалуются все подряд, даже те, у кого работа есть. Ребята начинают над ней подшучивать и давать советы, она пожимает плечами – если не получится, придется срочно подучиться готовить и шить и делать «карьеру» домохозяйки. Как говорится, хорошо, когда есть выбор. Я высказываю свое удивление тому, как мало в Марокко туристов. Владелец тур-агенства соглашается. Оказывается, в Марокко ежегодно приезжает около 2,5 млн. туристов, а, например, в соседний Тунис – около 5ти млн. Политика государства, объясняют мне, пока не направлена на широкое развитие туризма. Я втайне радуюсь, потому что Марокко такая самобытная и радушная страна, не известно, во что бы она превратилась, приезжай сюда ежегодно толпы туристов. Впервые слышу восторженные отзывы о Танжере. Это город-порт на севере Марокко. В него приходят паромы из Испании. Многие туристы, для которых Танжер стал «окном» в Марокко, говорят, что получили такой первоначальный шок от этого города, что не могли придти в себя добрую половину поездки. Оба моих спутника учились в Танжере и очень его любят. Наперебой рассказывают, какой это красивый и многоликий город. Построен он на холмах, с прекрасными видами на окрестности. Много художников и других творческих людей со всего мира восхищались Танжером и прожили там долгие годы, черпая вдохновенье от архитектуры и атмосферы города. Я заинтригована. С одной стороны, душераздирающие истории и клятвы никогда туда не возвращаться, с другой – любовное воспевание и сожаление в глазах, когда я говорю, что у меня не будет времени посетить Танжер. На вокзале мне еще предстоит церемониал знакомства с семьями моих попутчиков. Их всех встречают. Каждый подводит меня к своим родственникам, и я их всех целую и желаю всего наилучшего.

Заселяюсь в гостиницу Рояль, недалеко от вокзала, 10 долларов за комнату с душем. Иду звонить ребятам. Очередной акт марокканской любезности: у меня телефон-автомат отказывается принимать совсем новую карточку. Я ловлю за рукав первого встречного и прошу мне помочь. Он достает свою карточку, пробует – все работает. «Возьмите, это Вам», – говорит мой случайный знакомый и, оставив карточку у меня в руках, скрывается в темноте.

Я звоню Халиду, и понеслось. Два последних дня в Марокко прошли под эгидой народных гуляний и празднования знаменательного события. Сплошные застолья, посиделки, уличные шествия. Медину исходили вдоль и поперек. Кстати, в Медине находится около 60ти фонтанов, некоторые – настоящие произведения искусства. Когда ты в среде марокканцев, тебя все вокруг привечают и угощают. Тут мне подали с лотка мягчайший круассан – поздний завтрак; там – насыпали пригоршню жаренных семечек (пришлось их лузгать, как мальчишки на каждом углу в Медине), дальше уже протягивают пригоршню зеленого горошка, на следующей улице предлагают выбрать с подноса что-нибудь из сладостей… Спать было некогда. В Марокко и ночью есть, чем заняться. Мы съездили на горячие минеральные источники. Они находятся в 15ти км от Феса. На источниках каждый четверг меняют воду в бассейнах, поэтому в ночь с четверга на пятницу туда стекается много народа. Общественное такси работает всю ночь, доставляя людей из Феса на источники и назад. В начальном варианте, купальни (на подобии хамама) строго делились на женскую и мужскую. Этот вариант до сих пор сохранился для широкой общественности. Но с некоторых пор неподалеку построили накрученный дорогой комплекс, куда можно приходить смешенными компаниями. Комплекс ориентирован на туристов и европеизированных марокканцев.

Обед в пятницу в семье Халида. Пятница у мусульман день особый, как у нас – воскресенье. Большинство семей собираются вместе на обед. Дом блестит чистотой, все принаряжаются, готовятся лучшие блюда. Семьи в Марокко большие. Согласно моему частному социологическому опросу (на точность не претендую), в марокканских семьях в среднем по 6-7 детей. У Халида в доме было столпотворение – две замужних сестры пришли в гости и привели своих маленьких детей, у каждой пока по трое, еще там были 2 брата, одна незамужняя сестра и, конечно, родители. Это были далеко не все ближайшие родственники, так как еще несколько братьев и сестер просто не смогли присутствовать. Вот в таком «ограниченном» тесном семейном кругу мы и сели за стол. Кус-кус был великолепен, мы его поливали мясным бульоном, что делало его еще более вкусным. После обеда мужская половина семьи устроила танцы под какую-то берберскую, ритмичную мелодию, вызвав бурю восторга у всех детей, которые тут же принялись скакать вокруг. Я понаблюдала, как одна из сестер вышивает узор на джелабе, потом мне показали семейные фотографии, расспросили о моей семье, на прощанье – расцеловали. Вроде бы уже привыкла, а все равно продолжаю удивляться, какие же марокканцы гостеприимные люди.

Последний вечер – все устали, но идем выпить за отъезд. В два часа ночи у меня поезд в Касабланку, а утром – самолет. На вокзале трогательное прощание, все наперебой приглашают приезжать еще. Давай в июне! У нас тут намечается очередной праздник! М-да, веселые ребята. Вагон сидячий, я на гране физического истощения, а ехать четыре часа. Сворачиваюсь в клубочек на двух сиденьях, третье, в углу, занято каким-то пассажиром. Напротив меня лежит, вытянувшись на три сиденья какой-то парень. Конечно, начинаем болтать. Парень едет в отпуск на побережье. В Фесе работает инженером. Почему-то все марокканцы спрашивают, сколько ты знаешь языков. Пожалуй, самый популярный вопрос. Очень радуются и уважают, если ты знаешь несколько языков, чем больше – тем лучше J. В шесть утра мой спутник приносит нам кофе, и я смотрю на рассвет над Касабланкой. На минуту задумываюсь, не рвануть ли к Мечети Хасана Второго – как раз есть лишних 2 часа. Но, жалею сама себя и, сделав пересадку в Касе, еду прямиком в аэропорт.

Первым делом ползу в кафе, необходим еще кофе. Неожиданно знакомые лица – Ги и Бернадет! Они только что прибыли ночным автобусом из Эссауиры, кажется, не менее измотаны, чем я. Садимся пить кофе и делимся впечатлениями о последних днях поездки. «В Эссауире такой ВЕЕЕЕТЕР, – говорит Бернадет, растопырив пальцы и выпучив глаза, – просто с ног сдувает!» Я ей верю. Тут звонит Абду – где я? Он меня встречал, он должен и провожать. Вдобавок, у него для меня подарки! Ну, надо же! Через час Абду прибывает в аэропорт, и дальше тусуемся вчетвером.

Объявляют мой рейс. Я всех целую, уже по два раза, и иду на регистрацию. В полете вспоминаю одного француза, с которым случайно познакомилась в начале своей поездки. Этот француз прожил в Марокко 4 месяца, и вот-вот должен был возвращаться домой. «Как же я вернусь!?» – с неподдельным отчаяньем говорил он, «Ты представляешь, выхожу я в Париже на улицу, а на меня совершенно никто не обращает внимания, никто мне не улыбается, никто со мной не заговаривает. Может быть, за целый месяц у меня не появится ни одного нового знакомого… Это ужасно. Я так люблю Марокко!»

Anna Kozenkova   

 



Прочитайте еще Отзывы о Марокко:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.