Классная вещь ClubMed’ – думают многие… Часть 3. , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Классная вещь ClubMed’ – думают многие… Часть 3.

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Франции > Классная вещь ClubMed’ – думают многие… Часть 3.

Меня такой принцип категорически не устраивал бы, даже если бы речь не шла о моей родной дочери. В моём варварском социалистическом детстве меня учили, что маленьких надо защищать и вдесятером на одного не кидаться. Ситуация мне была тем более Ясна , что я уже давно приметила этих детей с говорящей фамилией Пир (по-французски это звучит, как Худшие – Pires): не стесняясь, они показывали друг другу на меня пальцами и хихикали. Поэтому я решила подойти к родителям и объясниться. 10-летняя Сара Худшая благора-зумно предвидела такой поворот событий и, видимо, пересказала родителям всю историю в собственной версии. И вот теперь и начинается та сцена, ради которой и заведено это трагиче-ское повествование. Как делается в порядочной литературе, мы учиним здесь лирическое от-ступление, чтобы вы поняли, какое эта сцена произвела впечатление на меня и на моих детей. Представьте себе пряную атмосферу альпийского курорта: все улыбаются (правда, как мы уже знаем, это практически единственная исправно отправлять обязанность «милых организаторов», – ну, да речь не про то). По возвращению с лыж тебе подносят разогретое вино или горячий сладкий чай, с твоими деть-ми запускают в небо ворох разноцветных воздушных шариков – короче, есть от чего расслабиться и отвлечься от вонючих ботинок и вечно не работающего лифта. И вот в этой самой атмосфере ты вполне миролюбиво подходишь к таким же, как и ты отдыхающим («милым гостям»), чтобы решить в общем-то не очень сложную и достаточно распространённую детскую проблему.

Нет, вы не подумайте, что на меня никогда не кричали. Мои социалисти-ческие детство и юность были переполнены орущими учительницами, торгов-ками, вахтёршами и прочими мастерами разговорного жанра. Но, когда зимой орёт промёрзшая до костей уличная продавщица картошки с траурными разво-дами под ногтями или мало оплачиваемая разведённая училка с тремя детьми, отец которых уже три года не платит алиментов, то, по прошествии первой вол-ны раздражения от того, что орут именно на тебя, в общем-то этих униженных и оскорблённых можно извинить. Но когда, в атмосфере принципиальной веж-ливости (по крайнем мере, внешней) на обожаемом тобой языке Флобера и Пруста на тебя начинает орать вдруг неузнаваемо изменившаяся родная во-кзальная хабалка – тут есть от чего потерять дар членораздельной французской речи. Нет, разумеется, Пруста я после этого события любить не перестала, да и на всех французов мнение об этой пожарной сирене я не перенесла. Пока. Но потребовалось некоторое время, чтобы я смогла снова включиться в интелли-гентный разговор с «милой гостьей». Из состояния ступора меня вывел мой 14-летний сын, тихо и обескуражено сказавший: «Вы ведёте себя ещё хуже, чем ваши дети!»

В этот момент до меня дошло, что Худшая (это не оскорбление, это просто «фамилие такое», как говаривал кот Матроскин), обвинив во всех грехах мою дочь, гордо провозглашает, что её дети воспитаны так, что если им кто-то доса-ждает, то они сразу бьют. В моём уже упоминавшемся многострадальном со-циалистическом детстве многие дети так и поступали, но я не припомню ни единого случая, чтобы родители во всеуслышанье провозглашали подобный принцип единственно приемлемым. Далеко ещё нам с нашими доморощенны-ми моральными принципами до высокоразвитой Европы! Пытаясь на ходу перестроиться на европейский лад, я согласилась, что, ес-ли Худшая разрешает своему сыну рукоприкладствовать в отношении моей до-чери, тогда и я не могу запретить моему сыну заступиться за сестру. Никогда не догадаетесь, что мне ответила Худшая! «А эту скотину твоего сына я лично изобью!» (Для знатоков французского языка фраза приводится в оригинале, чтобы они могли при случае блеснуть ею в общении с подлинными французами: «Еt cette espce de con ton fils je vais le terrasser moi-mme!»

Тут я поняла, что такому уровню изысканной французской вежливости я соответствовать ещё никак не могу. Не обучены-с! В детстве меня учили, что при возникновении неразрешимых проблем лучше обратиться к старшим. Этот «старший» стоял здесь же, в паре шагов. С моей точки зрения, это был директор клуба, потому что именно он по три раза на день приветствовал всех при входе и выходе из столовой и присутствовал при отправлении всех групп лыжников. Позднее я случайно выяснила, что ди-ректором на самом деле был другой человек. Этот же был, видимо, его замести-телем. Во всяком случае, это явно был не простой GO. Я попросила его вме-шаться в ситуацию, при которой в его клубе за 10.000 евро моих детей прилюд-но угрожают избить. Хоть вы уж не раз прочли рефрен этот повествования, но вы, наверное, всё-таки думаете, что «милый организатор» попытался замять скандал, уверить меня в том, что в его клубе с моими детьми ничего плохого не случиться, что он лично разберётся с воспитателями, допустившими такое непозволительное по-ложение в группе детей, что он призвал расшумевшуюся дамочку к хотя бы внешнему порядку… Наверное, вы всё-таки так думаете. И ошибаетесь! Я вообще не поверила бы, что такой вариант ответа может существовать. Мгновенно стерев с лица ненужную уже улыбку, «милый организатор» заявил мне, что он тут не полицейский и не собирается вмешиваться в разговоры GM (как мы помним, эта аббревиатура означает «милые гости»). Когда я попыта-лась ему возразить, что слово «милый» очень относительно подходит к персо-нажу, публично разразившему нецензурной бранью, он сказал мне, что лично он никакой ответственности за это не несёт и предложил мне разбираться са-мой.

Любопытно взглянуть на эту мизансцену со стороны: Худшая в предель-ной степени эйфории с хохотом указывала на меня пальцем, как это недавно проделывали её демократично настроенные дети. Она торжествовала победу своих принципов. Она знала, что «милый организатор», будь то её соотечест-венник или итальянец, никогда не признает неправой француженку перед ино-странкой. Но самое занимательное – это реакция окружающей, весьма многочис-ленной публики. Представляете, как бы у нас реагировала общественность?! Все бы уже давно разбились на партии, ставили бы ставки. В общем, без драки бы скорее всего не обошлось. А здесь это европейское ClubMed’овское стадо смирно стояло вокруг живописными группками в непринуждённых позах и изо всех сил удерживало заученные улыбочки на сахарных устах. Уверена, что и реаль-ное, а не только обещанное избиение не поколебало бы их европейской толе-рантности и уважения прав одного человека оскорблять другого. Да, трудно ещё пока русскому человеку на rendez-vous! Понимая, что своим заступничеством за своих детей я возмущаю всё мест-ное европейское содружество, я вяло съязвила, что горячо благодарю предста-вителя местной «милой организации» за оказанную мне помощь, и что ноги моей больше не будет в ClubMed’е.

К обеду я немного собралась с мыслями и, увидев моего «милого» заступ-ника, безмятежно закусывающего и обворожительно кокетничающего с дамоч-кой в столовой, я направилась к его столу с обезоруживающей ClubMed’овской улыбочкой. Я сказала ему, что крайне разочарована его утренним поведением, когда он отказался даже вникнуть в проблему, касающуюся вовсе не отношений между равноправными «милыми гостями», а травли детей в его учреждении. Пока лицемерный оскал сползал с его, ставшего вдруг откровенно злым лица, я успела ещё добавить, что своей реакцией он показал моим детям, что единст-венным способом достижения своих целей в жизни является сила, что постав-ленный над ними взрослый никогда (во всяком случае в ClubMed’е) не придёт на помощь слабому, предоставив ему выживать по демократическому закону джунглей, а заступничество его варварской мамаши будет высмеяно всем ува-жающим права человека обществом. Наверное, всё это выговорилось у меня не так гладко и связно, как я теперь пишу, но в основном свою точку зрения я до аудитории донесла. Теперь по закону жанра время немного разрядить обстановку и заслушать безупречный ответ обвиняемого. Он парировал, что лично он меня не оскорб-лял, поэтому я не должна мешать ему есть. Ну, как – вариантик ответа?!

Разумеется, он мог спокойно есть за мои 10.000 евро! Просто смешно и по-литически бестактно было бы указывать ему, что есть сюда пришла я, а он – отрабатывать уплаченные мной деньги. К сожалению, в последние два дня нашего пребывания в этом оплоте де-мократии упомянутый «милейший организатор» растворился и «милым гос-тям» не показывался. Разумеется, я не думала, что он испугался меня. Навер-ное, просто съел что-нибудь в своей тошниловке под красивым названием «бу-фет-ресторан». Жаль только, что я так и не сумела сообщить ему, что я – журналист и приложу все силы, чтобы придать эту ситуацию гласности по крайней мере на русском, французском и английском языках (слава Богу, при нынешнем уровне развития Интернета это не составляет ни малейшей проблемы). А заодно и подрубить чуть-чуть глиняные подпорки под колоссом ClubMed’а. Если всё, что я написала, показалось вам злобным и неправдоподобным наговором на дорогостоящий курорт (а я уверена, что именно так и думают многие, знающие, что такое отдых за 10.000 евро, – и ошибаются!) – то непре-менно поезжайте в ClubMed: я буду счастлива с вашей помощью дополнить своё повествование новыми незабываемыми деталями ненавязчивого европейского сервиса.

Ирина Светлова

06.02.2004



Прочитайте еще Отзывы о Франции:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.