Классная вещь ClubMed’ – думают многие… Часть 2. , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Классная вещь ClubMed’ – думают многие… Часть 2.

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Эквадоре > Классная вещь ClubMed’ – думают многие… Часть 2.

Ну, ладно, не жрать же, в конце концов вы сюда приехали! Натрескаться вволю вы и дома у себя можете. Сюда вы приехали развлекаться. И вот специ-ально для вас весь ClubMed буквально забит прелестными людьми, которые призваны развеселить вас и решить все ваши проблемы. У нас бы таких людей варварски назвали бы массовиками-затейниками. Но здесь это сделать невоз-можно, потому что – чтобы получить место на дорогостоящем курорте – наш доморощенный массовик должен обладать хоть каким-нибудь завалященьким образованием, типа Института культуры. Местные массовики не только не имеют никакого специального, но, видимо, даже и обыкновенного среднего об-разования. Максимум – трёхдневные курсы профессиональных улыбок перед зеркалом. Заполняя бумаги, они пишут так, как у нас не позволили бы ни одно-го первокласснику-второгоднику; ассортимента товаров в баре не знают; не дай Бог, если ты захочешь расплатиться в магазинчике так называемой «белой кар-той», которую тебе предложат в первый день, чтобы ты мог не носить с собой деньги, – на эту сложнейшую процедуру под очаровательные улыбки уйдёт как минимум 15 минут. Ведь тут придётся общаться с компьютером, а на это трёх-дневных курсов улыбок недостаточно. Когда я спросила в детском клубе, где я могу взять санки для ребёнка, мне ответили незнанием, и я сама наткнулась на санки у самого выхода – поразительная осведомлённость хозяев клуба! Короче, они сами понимают, что массовиками-затейниками их назвать нельзя. Поэтому они придумали очаровательный эвфемизм GO. Это расшифро-вывается как «Gentil Organisateur» – то есть «милый организатор». Гости же ClubMed’а именуются GM – Gentils Membres – «милые гости» (члены клуба).

Самое большое количество GO днём занимается с детьми: собрать, раз-влечь, проследить, чтобы все оделись, передать с рук на руки лыжному тренеру, встретить, раздеть, отвести в ресторан, снова одеть и тд. В эту интимную проце-дуру бестолковые родители не допускаются. Полагается расписаться за ребёнка в огромной, тщательно разлинованной тетради, – и ребёнок временно перехо-дит в собственность ClubMed’а – до отменяющей росписи. В каталоге написано, что GO несут полную ответственность за ваших детей. Какое облегчение роди-телям, – подумали вы. И, как всегда, ошиблись. Когда мы были в самом первом нашем ClubMed’е в швейцарском Виларе, моей дочери было 6 лет и это была её первая в жизни неделя горных лыж. Так вот на второй день я увидела мою дочь лежащей в довольно глубоком мокром снегу в одних колготках: лыжные штаны надеть на неё «заботливые» и «ответственные» GO забыли. Начинают учиться горнолыжному спорту здесь, начиная с 4 лет, поэтому все наперебой недоумённо осведомлялись у меня, почему мой, достигший уже этого зрелого возраста младший сын не катается на лыжах. А я первоначально и намеревалась отдать его в группу: ведь эта услуга входит в стоимость путёвки. В первый день, вы помните, чем я была занята. А на второй мне уже расхоте-лось отдавать своего малыша под «заботливое и отвественное» крыло абори-генских GO. Где бы я ни замечала группу детей его возраста, в ней непременно рыдал хотя бы один человек (человечек). А насколько полезно рыдать на хотя бы и всего лишь 10-тиградусном морозе и не вытирать при этом сопель, предос-тавляю судить вам. «Ответственные» GO при этом напевали детские песенки и мило улыбались окружающим взрослым, предлагая им разделить перепол-няющее их умиление при виде трогательных карапузов. Так что я вспомнила, как сушила и лечила 4 года назад Алису после её знаменитого выхода на мок-рый снег в одних колготах, и решила, что уже лучше мы вернёмся с каникул здоровыми и без нервного срыва хотя бы у самого младшего отдыхающего. 

Итак, мы выяснили, что уметь пользоваться кассовым компьютером, знать ассортимент товаров в баре, следить за тем, чтобы дети были правильно одеты, вытирать им сопли – не входит в обязанности GO. Посмотрим, что же ещё не входит в их обязанности. Однажды на улице заметно потеплело, и Алиса захотела снять шапку – в лыжном шлеме было достаточно тепло. Согласитесь: ненаказуемо. Являясь не в полной мере европейским ребёнком, она не бросила шапку в снег, не стала ею перекидываться со своими закадычными друзьями, ни топтать ногами, а лег-комысленно отдала её своему GO под названием Жереми. Вы, наверное, думае-те, что, вернувшись в клуб, Алиса получила свою шапку из рук этого вышеупо-мянутого Жереми? Да, нет, вы уже, наверняка, так не думаете, потому что знае-те, какая должна за этим вопросом последовать реплика. Если вы так не думае-те, тогда вы и не ошибаетесь. Потому что, естественно, на просьбу вернуть её шапку, Жереми, указывая на пустое место, мило ответил, что положил её вот тут. А раз он донёс доверенной ему предмет до клуба, то дальнейшая ответст-венность с него, естественно, снимается. 

Я, разумеется, не такая неопытная мама, чтобы взять ребёнку только одну шапку. Но и другая исчезла при столь же загадочных обстоятельствах. Пере-одеваясь, Алиса оставила её в лыжной раздевалке. Вернувшись через 15 минут, она её уже не обнаружила. Через пару дней мой старший сын лишился анало-гичным образом своих лыжных очков. Обращаю внимание почтеннейшей пуб-лики на то, что и детский клуб, и детская лыжная раздевался являются теми местами, куда дети могут войти исключительно в сопровождении взрослых. Поэтому милое разведение руками «милых организаторов» по поводу «про-павших» предметов выглядит по меньшей мере подозрительно. Видимо, они находятся на проценте от продаваемых в магазинчике товаров. Но в таком слу-чае, они в моём случае не сильно обогатились: я не нашла у них ни шапки-шлема, ни удовлетворявших требованиям моего сына лыжных очков. Да и пер-спектива четверть часа объяснять продавщице, как функционирует её компью-тер, не входила в мои планы. Поэтому на (скажем мягко) «безалаберности» GO заработал не клубный, а соседний магазин. Правда, может быть, GO и там со-стоят на проценте от прибыли? Ну, уж, как минимум их комиссионный магазин «потерянных» вещей должен процветать! Чего же ещё не умеют наши «милые, ответственные и заботливые органи-заторы»? Ещё они совершенно потрясающе не умеют устраивать музыкальные представления. Напомню, что мы приехали на две суперпраздничные – евро-пейскую рождественскую и новогоднюю – недели. К каждому празднику пола-галось праздничное же представление. Да и каждый вечер, как указывается в нарядной брошюре, вас должны развлекать так, что вы не забудете этого по гроб жизни. Уж точно, что не забудете, потому что и эта квалифицированная функция входит в стоимость вашей путёвки. Наверное, вы думаете, что для праздничных шоу в дорогостоящий клуб пригласят хотя бы одного профессионального актёра. Нет, вы уже конечно дав-но так не думаете. Потому что это – единственная возможность для вас не оши-баться. Бессмертные шоу разыгрывают и растанцовывают для вас те же незабы-ваемые GO с трёхдневными курсами улыбок в активе. Не попадая в такт, свер-кая мятыми костюмами, они поразят вас вершинами ClubMed’овского искусст-ва. Театр, разумеется мал для того, чтобы вместить хотя бы четверть отдыхаю-щих, но какое это может иметь значение, если во всю мощь (и даже ещё громче) гремит музыка, указывающая вам, что сейчас вы вместе со всеми испытываете восторг от потрясающе организованного вечера. Что?! Не испытываете?! – Не имеет значения: всё равного этого в гаме никто не услышит! 

Если члены самодеятельности города Урюпинска собрались, чтобы пове-селить своих приятелей, то к профессиональному уровню их спектакля должно отнестись весьма снисходительно. Но когда самодеятельность, гораздо ниже урюпинской по уровню, предлагается мне за уже не раз недобрым словом упо-минавшиеся 10.000 евро, тут уж моё возмущение не заглушит даже вой дина-миков. Ещё «лучше» детские спектакли, призванные освободить родителей от их отпрысков даже в вечернее время. Начинаются детские спектакли почему-то в девять или полдесятого вечера, когда оба моих младших ребёнка уже видят обычно свой десятый сон. Но, видимо, европейские дети не нуждаются в таком избыточном количестве сна, как пытается нам внушить наша отсталая медици-на. Поэтому к этому часу их лица до неузнаваемости замазывают какой-нибудь краской, набрасывают на них измятые никогда не стиранные тряпки и вытал-кивают на сцену под восторженное улюлюканье подвыпивших родителей и ис-тошный вой динамиков. Поскольку репетировать им было особенно некогда, – основное время проводили на лыжах – то, что именно им делать не знает ни-кто. Не страшно: ведь рядом всегда «заботливый и ответственный» GO. Он или она становится перед детьми спиной к залу и, наполовину перегораживая их, начинает показывать, какие прихлопы и притопы должны исполнить измучен-ные, со слипающимися глазами дети. Ослеплённые софитами, дети через какое-то время действительно замечают истерически мечущегося перед ними человека, в котором они с известной степенью удачи даже могут узнать своего GO. Некоторое время уходит на осознание ситуации. Напомню, что в спектаклях участвуют дети, начиная с 4-х лет. Наконец, кто-то самый умный понимает, чего именно от них добиваются. Уловив какой-нибудь поворот или прыжок своего GO, малыш старается его повторить в меру собственных моторных способностей. Следующее па, естественно, ускользает от его внимания и он снова начинает с напряжением на контражуре всматриваться в лихорадочные движения GO. Выбрав что-нибудь соответствующее его представлениям о прекрасном, юный танцор вновь включается в это торжество сценического искусства. Поскольку за раз на сцену выгоняется по меньшей мере пару десятков бессонных детей, то зрелище является безупречно точной иллюстрацией феномена, носящего в физике название броуновского движения. Таким в приближённом рассмотрении выглядит стихийное бедствие под названием GO. Понять его невозможно, можно только запомнить. Так и хоте-лось всё время скандировать: «Бра-во, GO!», а потом ещё: «Gо-gо! Gо-gо!!» Отдельной песни достойно местное фотографирование. Каждый день к ка-кой-нибудь группе лыжников едет фотограф и запечатлевает спортсменов. Ка-залось бы, как здорово! Не имея возможности посмотреть, как катаются ваши дети, вы к вечеру получаете фотографический отчёт об их дне. Не иначе, поду- Мали вы, я перешла к положительным сторонам ClubMed’а? – И ошиблись.

Когда со счастливым лицом вы подойдёте к витрине, где развешаны от-вратительного качества компьютерные отпечатки на дешёвой бумаге, вы будете достаточно долго разыскивать лицо собственного чада. Неужели за несколько часов лыжной прогулки вы так отвыкли от него?! Ничуть! Просто перед вами несколько десятков крупных планов детей в одинаковых жёлтых касках с над-писью ClubMed, в очках и в разноцветных нагрудниках ClubMed, закрывающих практически всю куртку. Так что, если вы утром не успели заметить, какого цве-та мятый нагрудник нацепили на вашего ребёнка, то у вас весьма немного шан-сов отыскать его на снимках. Это напоминает мне старый анекдот про чукчу, отказывающегося при-знать своей фотографию изворотливого фотографа, решившего сэкономить плёнку, поскольку всё равно все чукчи на одно лицо, и раздавшего всему насе-лению один и тот же снимок. На недоумённый вопрос «съёмщика»: «Но рожа-то твоя?» – Чукча отвечал: «Рожа моя, но воротничок не мой!» Здесь ситуация противоположная: снимков сколько угодно, только на них не только «рожи», но и «воротнички» одинаковые. Конечно детей снимают не только на лыжах. Например, было проведено занимательнейшее мероприятие под названием «Раздача подарков Дедом Мо-розом». Состояло оно в том, что на закиданный мятыми красными тряпками самодельный трон садился наряженный Дедом Морозом «милый организа-тор». Дети, которых перед этим почему-то усадили на холодный пол, толпой осаждали сцену, едва удерживаемые другими «милыми организаторами». Ко-гда очередному ребёнку удавалось прорваться на сцену, ему совали подарок, и фотограф, не сильно всматриваясь, щёлкал его. Разумеется, далеко не всем детям удалось взглянуть в камеру именно в момент съёмки. Надо их простить: они же маленькие. Да и фотографу нечего расстраиваться: за наши с вами 10.000 евро с семьи он накупит себе тонну плёнки! А ведь находятся ещё примерные родители, которые покупают такой снимок всего-то за 10 евро за штуку! Так что и этот ClubMed’овский бизнес гарантирован от прогорания. Ну, что вам ещё рассказать, чтобы вы мне не поверили и убедили себя, что я – обыкновенная старая брюзга?

Ах да – про ботинки! К вечеру первого дня, когда дети вернулись с лыж, я вдруг, сама не зная почему, вспомнила сцену из «Троих в лодке…» Джерома К. Джерома, когда ге-рой вынужден съехать из собственного дома и поселиться в гостинице, не в си-лах сожительствовать с куском сыра рокфор, который его друг просил передать своему знакомому, а тот вовремя не забрал. Я тоже чувствовала, что некий за-пах заявляет свои права на оба наши «лифта». Но сыр рокфор находился в сто-ловой восемью этажами ниже, а провонять за один день до такой степени, что в пору противогаз надевать, вряд ли возможно. Я стала методически обнюхивать все предметы в комнате, боясь обнаружить где-нибудь в щели труп сдохшей к прошлом сезоне крысы – запах напоминал что-то явно этого типа. Наконец, мои нюхательные поиски увенчались успехом: я учуяла, что запах вытекает из шкафа. Со всевозможными предосторожностями я приоткрыла дверцу, но об-наружила там всего лишь мешок для грязного белья, в котором лежали одни Алисины колготки. В шкафу запах достигал прямо-таки головокружительной концентрации. Сомнения быть не могло: не просто чистые накануне, а только за два дня до того купленные колготы маленькой девочки воняли, как целый полк солдат после битвы при Ватерлоо. Решив, что Алиса просто во что-то по неосторожности наступила переодеваясь, я покорно постирала колготки и по-ругала дочь за неаккуратность. Она клялась, что ни во что не наступала, но вы же знаете детей, они никогда не признаются. Но на завтра запах дохлятины снова водворился у нас. А взяв у мальчиков грязное бельё, я почувствовала, что нахожусь прямо-таки в каком-то смерче вони. 

Вы, наверное думаете, что мои дети отличаются какой-то патологической нечистоплотностью. – И ошибаетесь. Дело в том, что ClubMed’овские лыжные ботинки, взятые напрокат, не высушиваются никогда. Стоят они во влажном, холодном, не проветриваемом помещении и внутри них всегда влажно. Входя в лыжную раздевалку, начинаешь испытывать настоящее головокружение. Полагая, что за 10.000 евро, я могу себе позволить не стирать каждый день руками, я отправилась в Reception за жетоном на стирку. Там мне резонно со-общили, что жетонов ещё нет. Действительно, – подумала я, – как же так, что за чёрт! – Всего третий день отдыха – откуда же у них жетоны на стирку: европей-цы же не потеют. На четвёртый день, правда, удалось вырвать у «милейших организаторов» парочку жетонов по сходной ClubMed’овской цене в 5 евро за штуку. Стираль-ных агрегатов на весь дом было всего 2, но оба они были свободны, подтвер-ждая идею о природной стерильности (то есть, «чистоте», – не подумайте чего плохого!) европейцев. Счастливая от того, что хотя бы до вечера проживу в номере без специфи-ческой ClubMed’овской вони, я неожиданно обнаружила, что повесить-то мок-рое бельё решительно некуда. Кроме куцей перекладины для полотенец, в но-мере не было ни единого приспособления для вещанья белья. Пришлось вспомнить молодость и развесить постиранные вещи на пыльные двери и бата-реи. Носки и трусы сохли быстро, но номер был больше похож на прачечную, чем на министерство культуры. Но всё это сущие пустяки, бытовуха ClubMed’а, ради которой я не стала бы разводить столько писанины. Всё это – только прелюдия к тому, что случилось со мной в этом году в ClubMed’е итальянского горного городка Сестриер, после чего я перестала любить и стала бояться не только ClubMed, но и всю породив-шую его европейскую цивилизацию. А заодно убедилась, как иной раз бывают правы критически настроенные мужья. 

В середине второй недели я стала замечать, что Алиса возвращается с за-нятий какая-то грустная. Это настолько не в её духе, тем более, что она обожает кататься на лыжах, и её только что перевели в следующую группу, что я решила провести самостоятельное расследование, поскольку сама она утверждала, что всё нормально. Я вышла вместе с её группой. И что же я вижу? Девчонка её воз-раста сходу начинает говорить Алисе грубости, а её старший брат прямо у меня на глазах толкает мою дочь! Поскольку я знаю, что детские разборки могут иметь весьма разное начало, не зная которого трудно постичь суть конфликта, то я решила сначала во всём разобраться. Выяснилось, что эта парочка, пользуясь тем, что их двое, с самого начала недели третируют мою дочь, твердя, что она толстая (а кто, интересно, в лыж-ном костюме не толстый?), что она медленнее всех ездит (по группам распреде-ляют профессиональные тренеры). На этих и других, столь же неоспоримых основаниях они без конца повторяли Алисе те самые слова, которые в школе учат не говорить. Ситуация очень веселила двух итальянцев, которые ни слова не понимали, но ситуация травли одного многими, видимо, была им душевно близка. Алиса, конечно, огрызалась, но одной против четверых – тяжеловато. Тренерша-итальянка, во-первых, не очень хорошо понимала по-французски, а в главных, старалась вообще не вникать ни в какие детские проблемы. Основным её девизом, как и абсолютного большинства её коллег, был: «Пусть дети сами разберутся!» Не убьют же, мол, друг друга на самом деле!

Ирина Светлова
<



Прочитайте еще Отзывы о Эквадоре:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.