Классная вещь ClubMed’ – думают многие… Часть 1. , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Классная вещь ClubMed’ – думают многие… Часть 1.

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Франции > Классная вещь ClubMed’ – думают многие… Часть 1.

Какое счастье, что в последние годы границы нашей прекрасной страны очередной раз за её многострадальную историю открылись, и мы вместе с на-шими детьми получили возможность, насколько позволяет кошелёк, ездить отдыхать не только на Балатон и в Карловы Вары , но и – куда посоветует тура- Гент , а то и вовсе – куда самому вздумается! Особенно это приятно сознавать людям не самым молодым, которые ещё помнят, что лет 20 назад для пяти-дневной поездки куда-нибудь в ГДР под неусыпным надзором штатного каге-бешника надо было в одной только поликлинике месяц проходить всех врачей, а потом ещё на партийном или комсомольском собрании под неподкупным взглядом «своих товарищей» доказывать, что ты есть полезный член общества и не под каким видом не собираешься бежать к проклятым буржуинам. А после этого прослушать и близко к тексту законспектировать лекцию про «шпиёнок с крепким телом: ты их – в дверь, они – в окно!» Короче, тем, кто ещё не потерял способность сравнивать то, от чего мы идём, от того, к чему мы идём.

Придя в московское турагентство, так приятно убедиться, что оно уже практически не отличается от какого-нибудь берлинского или брюссельского: те же брошюры на полках, те же маршруты путешествий. А ещё какой огромной информацией снабдили нас многочисленные телепередачи, наперебой распи-сывающие нам красоты разных концов мира! Но что делать, если (хоть однажды в жизни по временному замутнению сознания) вы решили провести заграничный отпуск с детьми, к тому же ещё не очень великовозрастными, которым отдых по типу «русского экстрима» или посещение экзотических злачных мест Тайланда по понятным причинам пока не подходит? Тут турагент со сладкой улыбкой поднесёт вам толстый каталог ClubMed’а и начнёт расписывать прелести организованного отдыха с детьми по всему ми-ру. Тут к вашим услугам все возможные (в зависимости от местности, климата и времени года) виды спорта под руководством опытных тренеров, 4-хразовая еда в обильным ресторанах-буфетах, кроме того, почти круглосуточно открытый бар, ежедневные спектакли и шоу. Детьми вашими будут заниматься с 9 утра до 9 вечера с небольшим перерывом перед ужином – так называемый «стоп-душ». Дети будут заниматься спортом, играть, заводить приятные знакомства со своими европейскими сверстниками. Клубы расположены в красивейших мес-тах Европы и мира. Ну как тут не соблазниться, особенно если хочешь покататься с детьми в каникулы на горных лыжах?! Если приедешь в какой угодно дорогой отель, те-бе придётся искать прокат лыж, в другом месте покупать пропуск на подъёмни-ки, в третьем – нанимать тренера, которые в сезон все нарасхват. А уж если вы не особенно владеете местным языком, то и вовсе могут возникнуть проблемы. Какой-нибудь итальянец или француз подчас вовсе не считает себя обязанным знать общедоступный английский язык, даже если он и работает в сфере туризма.

В ClubMed’е же – красота: вам нужно только приехать – всё уже к вашим услугам. Получи пропуск на подъёмники, примерь лыжные ботинки и запишись в соответствующую твоему возрасту и уровню группу и кайфуй всю неде-лю или даже две. Так думают многие, полиставшие красочный и репрезентативный каталог ClubMed’а. И ошибаются. (Да простится мне эта невольная цитата из гориновского «Дракона» – уж больно хороша. И потом его фразы, подобно грибоедов-ским, давно растащены на поговорки). Так вот, ошибаются. Причём, ошибаются за достаточно кругленькую сум-му: мне за зимние каникулы с четырьмя детьми в итальянском ClubMed’е Сест-риер пришлось выложить больше 10.000 евро. Но вот утомительная дорога и пилёжка мужа по поводу дороговизны пу-тёвки остались позади, и перед вами в зимнем сумраке на оригинальном, круг-лом в плане здании светится заветная синяя надпись «ClubMed». Правда, не успели вы втащить в холл тяжеленные чемоданы и уставших с дороги детей, как вам с очаровательной ClubMed’овской улыбкой заявляют, что ваши номера, к сожалению, в другом здании. «В каком это ещё другом здании?» – озираетесь вы. Но тут же покорно, не желая показаться азиатскими варварами, впихиваете пухлые чемоданы с зим-ней амуницией и хнычущих детей обратно в такси. Вот, оказывается, какой ши-карный ClubMed в Сестриере – здесь целых два здания!

Правда, очень скоро выясняется, что «шик» в том, что спишь и ешь ты в одном здании, а лыжная база и детский клуб – в другом. Расположены здания очень близко друг от друга: всего в каких-нибудь 5 минутах ходьбы. По проезжей заледеневшей дороге без тротуара. Но это – пустяки, – думают многие. И ошибаются. Потому что, приехав к семи часам вечера и едва успев поужинать, убеждаешься, что после этой самой 5-минутной ходьбы на 10-градусном морозе по проезжей части обледеневшей дороги без тротуара, уворачиваясь от гремящих цепями темпераментных итальянцев, курящих из открытого окна прямо вам в лицо, вдыхая на редкость вонючие здесь выхлопные газы, и достигнув, наконец, вожделенной лыжной базы к 9-ти часам вечера, надо ещё простоять с детьми паручасовую очередь – так «здорово» здесь (как, впрочем, и в любом зимнем ClubMed’е) организована раздача заказанной заранее лыжной амуниции. Наконец, будучи счастливыми обладателями необходимого количества пар лыж и пропусков на подъёмники, вы с четырьмя чемоданами радостно вва-ливаетесь в свой 10.000-ный номер и тут с некоторым изумлением понимаете, что больше всего он похож на наш бородатый анекдот о грузовом и пассажир-ском лифте. В «грузовом лифте» с трудом помещается двойная кровать, обойти которую смогут лишь весьма поджарые люди, плотно прижавшись к стенке. В «легковом лифте» двух старших мальчиков (счастливцы!) помещался стенной шкаф и вешалка. А вот в моём «легковом лифте» вместо шкафа стояла узенькая кровать для моей дочери. Причём расположена она была вплотную к двери, так что если мне надо было открыть дверь, когда девочка спала или одевалась, то она мгновенно оказывалась практически в коридоре на всеобщем обозрении. Позже, проходя мимо открытых во время уборки дверей других номеров, мы обнаружили, что в некоторых из них в «легковом лифте» расположены даже две кровати типа «нары» – видимо, за те же 10.000 евро. 

Как известно, русская женщина не спасует ни в каких обстоятельствах: «коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт». Остановить на скаку коня нашего отпуска я была уже не в силах: «уплочено» было вперёд, да и обратные билеты были куплены только на конец каникул. Но тогда я решила, что мне остаётся только войти в эту горящую нищетой избу. Кроме крошечного (впору через линзу 50-х годов его смотреть) телевизо-ра, никаких украшений – да и мебели тоже – в новогоднем номере не было. Да и телевизор периодически, обычно в на самом интересном эпизоде самого смешного фильма, категорически отрубался; а у мальчиков он ещё был укра-шен широченной трещиной, проходящей через весь корпус. С трудом распихав вещи трёх человек в крошечный стенной шкаф, в кото-ром даже платье во всю длину повесить было нельзя, я обнаружила, что ни в одном из «лифтов» места для чемоданов не предусмотрено. Я оставила их на полу, и, чтобы хоть как-то передвигаться по комнате, надо было их всё время перетаскивать на то место, на котором ты только что стоял. Дети переползали в ванну через кровать. В конце концов, пришлось оставить чемоданы открытыми, чтобы можно было ступать прямо по их дну. Но и тут я не позволила себе расстроиться и сказала мужу по телефону, что устроились мы просто прекрасно. Утро вечера мудренее, – подумала я. И ошиблась.

Ночью моя 9-летняя Алиса спала беспокойно. Из «легкового лифта» по-стоянно раздавались какие-то стуки, и Алиса почему-то оказывалась прова-лившейся внутрь кровати. Спросонья, устав с дороги и от постоянных размышлений, как же я буду живописать наше «роскошное» житьё в двух лифтах мужу, который, конечно же, захочет в подробностях узнать, каким именно образом потрачены его 10.000, – я не была в состоянии адекватно оценить причину столь странного многократного падения дочери внутрь кровати. Поворчав, что она слишком ворочается, я укладывала матрас на место, ребёнка – на матрас, но уже через 15 минут убеждалась, что – не то «хвостик на подушке, на простынке – ушки», – а и хвостик, и ушки, и весь ребёнок снова внутри кровати. Промучавшись так до бледного зимнего рассвета, я подняла детей на зав-трак и рассовала их по лыжным группам. Вернувшись (через улицу и вдохнув такое количество выхлопных итальян-ских газов, которые были способны нейтрализовать и полувековую непрерыв-ную прогулку и горах!), в своей «горящей избе» я обнаружила хихикающих горничных. Они искренне веселились, не будучи в состоянии уложить заправ-ленный матрас на лежанку, … потому что дощечек, на которых, собственно, и должен покоиться матрас, не было и в помине: матрас с трудом удерживался на пустом каркасе, откуда его сдувало лёгким дуновением воздуха от прошедшего мимо человека. Горничные, которые со всей очевидностью убирали этот номер в послед-ний раз не далее, как накануне, никак не могли понять, как такое могло про-изойти, и вопросительно посматривали на меня. Пообещав немедленно запол-нить рекламацию, они с одним им понятным хохотом удалились.

Запоздало пожалев свою дочь, я решила к её возвращению с лыж украсить наш и мальчиков номера, чтобы они всё-таки напоминали не грузовые и легко-вые лифты и не «горящую избу», а настоящие новогодние комнаты. Я навыре-зала бумажных снежинок, повесила светящиеся гирлянды и рождественские носочки. Позже с малышом мы изготовили массу разноцветных бумажных це-пей и наклеили на стены раскрашенные картинки на рождественские сюжеты, а на дверь – самодельный же рождественский венок. (В рождественскую ночь его сорвали и разорвали на мелкие кусочки милые европейские дети, сопровож-давшие свою деятельность истошными воплями.) Но о детях – позже, а пока – про кровать. В первый день я бегала между двумя зданиями по обледеневшей загазо-ванной проезжей дороге туда-сюда раз пять: то отвести детей в клуб, но встре-тить их на обед (который, напомню, не в том же здании, где лыжная база!), то проводить их обратно, то снова встретить, то поднести какую-то забытую вещь. В каждый из этих полярных марш-бросков я надеялась, что именно сейчас мне и чинят кровать… И ошибалась. Марш-броски осложнялись ещё и тем, что в 14-этажном здании одновре-менно работал только один лифт. А будучи, видимо, ровесником здания, по-строенного в 30-е годы прошлого теперь уже века, лифт отличался неимовер-ной «резвостью»: до второго этажа он доезжал с такой же скоростью, с какой в небоскрёбе доезжаешь примерно до сотого. И то экспрессом. Если же ему дово-дилось остановиться, то он пару минут философски размышлял, стоит ли ему вообще закрывать двери, или можно некоторое время постоять с открытыми дверьми: вдруг, кто ещё подойдёт, и тогда можно будет сломаться на том неос-поримом основании, что, мол, перегрузка. Бывало, что лифт взбрыкивал: дое-хав до восьмого этажа, отказывался подниматься выше и спускал поражённых жителей 14 этажа, 15 минут его дожидавшихся, обратно вниз.

На жалобу о неработающем и норовистом лифте вам отвечали очарова-тельной, политически корректной ClubMed’овской улыбочкой и обещанием не-медленно разобраться. Действительно, не далее, чем на следующий день сло-манный лифт снова работал, но тут уж неизбежно ломался другой, и фарс нена-вязчивого сервиса возобновлялся. Так что, когда Алисе было пора спать, и я обнаружила её кровать в перво-бытном виде, идти ругаться в Reception я не решилась – вернуться шанс был только к полуночи. Нет, вы не думайте, что я не умею звонить по телефону. Просто мне не интересно было, как звучит ClubMed’овская улыбка в трубке, мне важно было, чтобы ребёнок мог спать, а вместе с ним и я. Поэтому я просто выволокла деревянный каркас в коридор и уложила ре-бёнка на матрасе прямо на полу. Конечно, было холодно: дуло в щели окна, так что занавески шевелились, и компьютер, отвечающий за обогрев, сообщил мне, что, с его точки зрения, уже лето, – но хотя бы девочка никуда не проваливалась во сне. Наверное, вы думаете, что каркас кровати в узком коридоре кого-то встре-вожил? – И ошибаетесь! Каждый раз, как я приходила рассказывать в Reception о своей трудной жизни в ClubMed’е, там оказывался какой-нибудь новый человек, который с неизменной услужливостью заполнял очередной бланк рекламации и с не меньшей неизменностью лукаво осведомлялся, как это я умудрилась сломать кровать уже в первый день пребывания?! Видимо, это – вершина современного тонкого французского юмора. (Напомню, что ClubMed – начинание именно французское.)

На третий день бесконечных жалоб, рекламаций и пеших подъёмов на 8-й этаж (поскольку ожидание лифта походило всё более на ожидание Второго пришествия: не то, что бы никто в него не верил, но своими глазами убедиться мало кому удавалось), к нам в комнату заявился слесарь. Он тоже очень подоз-рительно на меня посмотрел и строго спросил, куда я дела дощечки, отвалив-шиеся от остова кровати? (Подразумевалось: после того, как я же её и сломала.) На мои попытки объяснить ему, что никаких дощечек не было и в помине, он крайне осуждающе взглянул на меня, не осмеливаясь спорить с гостем, даже столь явно уличённым в краже сломанных дощечек от кровати. Вы, наверное, думаете, что он немедленно принёс мне новую кровать и принёс извинения за причинённый моральный ущерб? – И ошибаетесь. К вече-ру пришёл другой строгий дядя, зачем-то снявший мерку с кровати (словно не все они – стандартные). И только на второй день после его визита, то есть, уже к концу первой недели, я увидела, как мою починенную лежанку втаскивают в соседний номер. Поскольку размеры номеров явно не позволяли втиснуть туда дополни-тельную кровать, рабочие находились в крайнем замешательстве. Разумеется, у каждого из них имелся мобильный телефон, и все они куда-то звонили, пытаясь выяснить ситуацию. Но там им, видимо, очень вежливо и политкорректно отве-чали, что немедленно сделают всё возможное, поэтому рабочие несказанно об-радовались, когда я заявила свои права на их изделие.

Но тут вышло очередное затруднение: кровать была одна, а рабочих – только двое, и таким малочисленным составом они явно не могли справиться со столь трудоёмкой задачей, как втаскивание каркаса в наш «легковой лифт» и водворение на него матраса. На радостях, что моя дочь, наконец, не будет ва-ляться ночью на полу, продуваемая всеми альпийскими ветрами, я чуть было не предложила им: мол, оставьте, я сама занесу! Но тут мне уж больно захотелось узнать, сколько именно франко-итальянских мужиков понадобиться, чтобы сделать то, что сделала я одна. И я промолчала. Около получала они непрерыв-но звонили куда-то по своим мобильным телефонам, доказывая тем самым своё явное техническое (но не умственное) превосходство над нашими родными ра-ботягами, которые если и используют какой-то вспомогательный инструмент для физических работ, то – бутылку водки, а уж никак не мобильник! По исте-чении этого получаса их набралось четверо, и они, наконец, решились на слож-нейшую операцию. Кряхтя и постанывая, размазывая друг друга по стенам, они, наконец, смогли упихать каркас в «легковой лифт» и водрузить на него матрас. Вернувшись вечером, Алиса даже не особенно обрадовалась: спать на полу ей понравилось. Да и в номере к тому времени потеплело. Правда, потеплело как-то слишком, так что горничные, с упрёком глядя на меня, жаловались, что им жарко у нас работать. Видимо, из-за этого они не слишком утруждались и ограничивались в лучшем случае заправкой кроватей, которые оставляли каж-дый раз всё в новых причудливых положениях посреди комнаты. Очевидно, по той же причине они ни разу за две недели не поменяли у нас бельё, а пылесоси-ли от силы раз в 2 – 3 дня. 

Но из-за этого же смешно расстраиваться. Мы – народ привыкший, можем и сами мусор в коридор вынести, тем более, что коренные французы выставля-ют за дверь грязные тарелки, а то и шкурки от бананов. А мы что, хуже что ли?! Не пристало нам перед европейцами воспитанием выпендриваться! Нам ещё до них расти и расти! Зато (за что, собственно «зато»?), – скажете вы, прочитав ярко иллюстри-рованный каталог, – ClubMed знаменит своими обильными и разнообразными буфетами-ресторанами, в которых каждый найдёт себе еду по вкусу. – И опять ошибётесь! То есть, ресторан-то, конечно, есть, и расположен он очень удобно: всего в двух этажах ниже того уровня, до которого спускается лифт, так что, ду-мая о предстоящем подъёме, сильно-то на халяву не наешь! Скажете: безобра-зие?! – А я скажу: забота о фигуре и умеренном питании постояльцев. Надо, в конце концов, учиться политкорректным формулировкам! Ну и что, что суп там похож на пробу воды Мёртвого моря, а поджаристая корочка красной рыбы до-ходит до кости! Пицца-то и хрустящая картошка всегда есть! Правда, если при-поздниться хоть на 15 минут после открытия, за ними хвост выстраивается до другого конца ресторана, и пробиться к стойлу можно только энергично рас-талкивая политкорректных чистокровных французских и итальянских пацанов, рассыпающих полтарелки вам под ноги, – ну, так демократия же: все равны! И кого может всерьёз интересовать, что у моего младшего сына аллергия на молочные продукты! Ведь это редчайшая болезнь, которой в Европы стра-дают никак не больше 30-ти % детей! С какой стати ClubMed должен заказывать для такого ничтожного меньшинства соевые продукты, которые есть в любом самом завалящем французском или бельгийском магазине?! ClubMed можно построить и без аллергиков!

Зато вся наличествующая еда – первосортного качества, а то, что у вас и у ваших детей беспрерывный понос, так это – «высокогорная болезнь» называет-ся. Просто ваш жалкий, всю жизнь неправильно питающийся организм не мо-жет вынести зияющих высот местной кулинарии. Кстати о поносе. Ну, тут вы мне точно не поверите! Ладно, всё-таки скажу. Так вот, примерно на тысячу отдыхающих, больше половины которых дети, нет ни медпункта, ни аптеки. На малейшие жалобы предлагается вызывать за на-личный расчёт местного (то есть говорящего по-итальянски!) врача. Дневной визит стоит 50 евро с последующим самостоятельным походом в близлежащую итальянскую аптеку. От ночного визита Бог миловал. Чтобы уж закончить с темой столовой и антисанитарии. (Что является, со-гласно одной из статей роскошного каталога, одним из важнейших приорите-тов ClubMed’а. Не антисанитария, разумеется, а гигиена!) Если вы вдруг прие-дете в ClubMed, вы, наверное, постараетесь покрасивее одеться к обеду, а если захотите прийти в столовую сразу после прогулки, то, наверное, будете искать где-нибудь у входа раздевалку и умывальник. Не утруждайте себя: в Европе это не принято. Чтобы не быть смешным, завалиться в столовую надо непременно с улицы, не стряхивая снег с сапог и не расстёгивая комбинезона. Если уж хотите выглядеть совсем по-европейски, то и перчаток не снимайте. Подойдя в столу, швырните их на середину, показывая, что стол занят. Детям рекомендуется и есть в перчатках. Мытьё же рук считается в ClubMed’е делом настолько интим-ным, что умывальника перед столовой вы не найдёте никогда: у европейцев ру-ки всегда чистые, не то что у нас варваров. Это раньше не потели коммунисты, а теперь это прерогатива европейцев. 

Ирина Светлова

06.02.2004



Прочитайте еще Отзывы о Франции:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.