По следам "Последнего героя" (Панама) , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

По следам "Последнего героя" (Панама)

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о России > По следам "Последнего героя" (Панама)

Недавно мне довелось немного попутешествовать по «банановой республике» Панаме. Основной целью были острова Бокас дель Торо, на которых пару лет назад снимался первый в России выпуск телешоу «Последний герой». Хотелось самому побывать в шкуре «робинзонов» и попытаться найти следы их пребывания на островах. В «столице» архипелага, городе Бокас, без труда удалось выяснить, что телешоу делалось на двух маленьких островках, расположенных «на отшибе». Договорился с хозяином моторной лодки, индейцем Франсиско, чтобы он отвез меня на один из этих островов, а через три дня забрал бы обратно.

Через полчаса я с двумя своими рюкзаками уже высадился на острове Zapatilla (по-испански произносится как Сапатиа) и попрощался с Франсиско. Видневшийся примерно в километре остров Койос казался со стороны более привлекательным, но лодочник объяснил мне, что там сейчас снимают своего «Последнего героя» французы, и они вряд ли будут рады нежданным гостям.

Остров Сапатиа был размером примерно с полкилометра на километр. Налегке обойдя его вокруг, я выбрал хорошее место для бивака и, перетащив туда рюкзаки, поставил палатку. Других «гомо сапиенсов» на острове не оказалось, зато было много тропических птиц, ящериц и сухопутных крабов. Остров Койос лежал как раз напротив моего «лагеря». В бинокль там была заметна какая-то активность на берегу: с десяток ребят и девушек то собирались в кружок на пляже, то ходили между врытыми в песок столбами.

Вечером я развел на берегу костер, заварил в консервной банке суп из пакетика и заодно сжег мини-свалку из пластиковых бутылок и контейнеров для еды. Под шум прибоя спалось отлично. Правда, несколько раз вскакивал от громких ударов: поблизости падали на землю кокосовые орехи. Похвалил себя за то, что догадался поставить палатку под молодыми пальмами, на которых орехов еще не было.

На следующее утро я обнаружил всего в 30 метрах от палатки расчищенную от травы и кустарника ровную площадку, на которой, по всей видимости, и жили «герои». Никаких следов от жилища не сохранилось, но посреди поляны стоял расписанный разноцветным орнаментом столб с нарисованными на нем мишенями. Очевидно, здесь проводился один из конкурсов «на меткость». Краска орнамента показалась мне необычно свежей, но я не придал этому особого значения: кто его знает, может быть, французы тоже здесь высаживались и подновили декорации?

Часов в десять утра к берегу недалеко от моего бивака пристала лодка с мужчиной и девушкой. Оказалось, что это местный житель, индеец Иносенсио, и его помощница, колумбийка Наталья. Они работают по проекту спасения морских черепах, финансируемому американцами. Мои новые соседи по острову хорошо говорили по-английски, и я узнал от них две очень интересные вещи. Во-первых, «Последнего героя» снимают сейчас не французы, а русские! Французы тут тоже были, но уже уехали. Люди, которых я видел вчера в бинокль, являлись членами русской команды. Во вторых, одним из участников шоу был на сей раз не кто иной, как Н.Н.Дроздов, всем известный по передаче «В мире животных». Конечно, я не мог упустить шанса навестить «героев» и познакомиться с моим любимым телеведущим!

Посетить остров Койос не составило никакого труда: сеньор Иносенсио как раз направлялся туда. Как вскоре выяснилось, у него там имеется просторная хижина на сваях, а весь остров является частной собственностью его жены. Но «последних героев» на этом острове я не застал: неделю назад они переселились на другой, большой остров Бастиментос (вчера они приезжали днем на Койос лишь на короткое время). После них остались издалека заметные конструкции на пляже, где проходили «конкурсы на выживание», а также площадка в лесу, где стояло жилище – крытый пальмовыми листьями шалаш. Куча пальмовых листьев так и осталась лежать на земле, а основные деревянные конструкции были сожжены перед тем, как лагерь покинули. Уцелело только несколько маленьких досок. Бросилось в глаза то, что доски были явно фабричного изготовления, а при строительстве использовались новые, еще не тронутые ржавчиной гвозди. Выходит, что «робинзоны» применяли для своего благоустройства не только «подножные материалы».

Осмотр жилой площадки на предмет сувениров принес весьма скромные результаты: я нашел лишь самодельный стакан из куска бамбука, упаковку сделанного в России лейкопластыря и пару забытых на пальме носков. Чуть в стороне лежали оплавленные трусы: похоже, кто-то из «героев» не совсем удачно подсушил их над огнем.

Гораздо продуктивней оказалось посещение пляжа, на котором проводились конкурсы. Там осталось два вида конструкций: попарно вкопанные столбы с привязанными на верху деревянными лоханками для воды, а также плоские ящики, разделенные каждый на 9 секций. В секциях лежали «реквизиты»: камни, кокосы и связанные в виде петель отрезки веревки. В море, в сотне метров напротив ящиков, болталось два поплавка, сделанных из бамбука и кокосовых орехов. На одном из поплавков что-то ярко желтело, и я не поленился туда сплавать.

Это оказалась бандана с изображением змей и логотипом передачи «Последний герой». Кроме того, на дне моря рядом с поплавками, на глубине 3-4 м, я заметил большой ящик. Нырнув и осмотрев его, я обнаружил, что к ящику снизу привязана набитая камнями сетка. Сам ящик был почти пуст, если не считать самодельного ожерелья из каких-то тропических орешков, выкрашенных в бирюзовый цвет. В нескольких метрах от второго поплавка на дне лежал точно такой же ящик, но в нем ничего не было. Естественно, бандана и бусы явились достойными «трофеями», однако хотелось большего – личной встречи с «героями»!

За умеренную плату Иносенсио согласился доставить меня на Бастиментос. Но до самой бухты, где жили теперь «герои», он доплыть не мог: это было опасно вследсвие разгулявшейся после полудня волны. Я был высажен с подветренной стороны острова, где море было спокойней. Тем не менее, пока мы дотуда доплыли, вся бывшая на мне одежда (кепка, шорты и носки) вымокла до нитки из-за брызг. Сеньор Иносенсио рассказал, что к нужной мне бухте ведет хорошо набитая тропа, и что идти по ней придется совсем недалеко. Он также нарисовал на всякий случай схему маршрута.

Чтобы вовсе упростить мне задачу, он попросил двух мальчишек из раскинувшейся на берегу индейской деревушки вывести меня к началу той тропы. Ребятишки получили в виде вознаграждения каждый по доллару, а я отправился дальше, на свидание с «героями». «Недалеко» в переводе на метрическую систему составило 5-6 км по джунглям и оврагам. Хуже того: выйдя, наконец, в вечерних сумерках к берегу моря на другой стороне острова, я не обнаружил там никаких признаков, упомянутых Иносенсио: ни длинного пляжа, ни избушки, в которой живет известный в этих местах негр по имени Поло (народ со всего острова приезжает к нему за «ганжой», как здесь называют марихуану).

Палатку я ставил уже при свете фонарика, на узкой полоске песка между джунглями и морским прибоем. Ночь застала меня на берегу маленького залива, огражденного с обеих сторон скалистыми утесами. Чтобы завершить печальную картину, вскоре начался дождь, как раз в тот момент, когда я собрал дрова и хотел развести костер…

Едва рассвело, я вплавь обогнул скалы и убедился, что искомой бухты нет и там. С потяжелевшими от сырости рюкзаками пришлось тащиться около двух часов через водораздел обратно к индейской деревне. Каково же было мое удивление, когда первый же попавшийся навстречу местный житель предложил всего за 5 долларов отвезти меня к «героям»! Общаться приходилось «на пальцах»: индеец не говорил по-английски, а я не знаю испанского. Но когда я несколько раз повторил «руссо сервайвор» и получил утвердительный ответ, последние сомнения отпали.

Мы спустились к узкой протоке в мангровых зарослях, где у индейца было «припарковано» выдолбленное из ствола дерева маленькое каноэ. Я ожидал, что мы, доплыв по протоке до моря, пересядем на моторную лодку, чтобы обогнуть на ней остров. Но индеец как ни в чем не бывало продолжал не спеша грести вдоль побережья. Я уж засомневался, не собирается Лион таким образом плыть несколько десятков километров вокруг острова: мы ведь договаривались только о цене, а не о продолжительности поездки. Но все оказалось просто. Не проплыли мы по морю и километра, как индеец повернул к берегу и объяснил, что русские «обитают» именно здесь. Он оказался отчасти прав: на берегу рядом с большим домом была оборудована съемочная площадка, так хорошо знакомая по предыдущему телешоу. Именно здесь проходило голосование и решались судьбы победителей и проигравших.

Декорациями служили большие черепаховые панцири, коряги, морские раковины, украшенные орнаментом шкуры животных. При свете дня, однако, были заметны и объекты, остающиеся за кадром: развешанные на столбах и ближайших пальмах софиты, выглядывающие кое-где из песка отрезки электрокабеля, газовая трубка в «очаге»…

Но «последних героев» не было и здесь. Никто из трех панамцев, сидевших в тени под установленным на сваях домом, совершенно не говорил по-английски. Все же удалось выяснить, что русские бывают тут почти каждый день, и что сегодня они вроде бы тоже должны приехать после обеда. Вскоре из города Бокас пришла лодка с двумя говорившими на «карибском английском» неграми, и они подтвердили данную информацию.

За несколько часов ожидания я успел сделать ряд полезных дел: сбрил трехдневную щетину, подсушил палатку и одежду, починил порвавшиеся после утреннего похода сандалии и поупражнялся в езде на индейском каноэ (с разрешения его хозяина Джорджа, местного жителя). Каноэ было очень неустойчивым. За четверть часа отчаянных попыток с ним совладать я лишь чудом ни разу не перевернулся. Удивительно, что индейцы могут переплывать на таких «корытах» даже проливы между островами!

В три часа дня к причалу пристала большая лодка с русскими. Ни Дроздова, ни других «героев» среди них не оказалось. Трое ребят – Дима и два Алексея – были сотрудниками съемочной бригады. От них я узнал удручающую новость: съемки телешоу завершены, и вчера вечером все «последние герои» (и те, кто «выжил», и те, кого «съели») улетели чартерным рейсом с островов в Эквадор, чтобы оттуда уже обычным рейсовым самолетом вернуться в Москву. Увы, моим надеждам на автограф Н.Н.Дроздова и на фотографию в компании с «героями» так и не суждено было сбыться.

Кстати, сеньор Иносенсио меня не обманывал: накануне все «герои» вместе со съемочной группой на самом деле допоздна отмечали завершение съемок в бухте на противоположной стороне острова Бастиментос. Навсегда, однако, осталось загадкой то, почему тропа вывела меня совершенно в другое место, и на каком расстоянии от «героев» я ставил вчера свою палатку. По словам одного из Алексеев, они были совсем в другом конце острова, куда я не дошел бы не только за два часа, но и за полдня.

Между тем «киношники» быстро и профессионально свернули свое оборудование, которое должно было лететь в Эквадор вторым чартерным рейсом вместе с оставшимися членами съемочной группы. Я тоже принял посильное участие в отвинчивании софитов и сворачивании десятков метров электрических проводов. Декорации на съемочной площадке остались нетронутыми: по-видимому, они понадобятся очередным «последним героям» из других стран. Осталась на месте и та техника, которую русская команда арендовала на время съемок у панамцев.

После загрузки лодки в ней еще оказалось достаточно места для меня и моих рюкзаков. В компании со своими соотечественниками я добрался до города Бокас, «дал отбой» лодочнику Франсиско относительно завтрашней поездки на остров Сапатиа и затем на лодке-такси переплыл на материк. По пути впервые видел водяной смерч – гигантский темный столб между тучей и поверхностью моря.

Съемка телешоу «Последний герой» являлась для моих новых знакомых обычной рутинной работой: у каждого из них за плечами было не одно подобное мероприятие. Ребята два месяца безвылазно торчали на островах и уже по горло были сыты «райской» тропической жизнью. О том, как проходили съемки на этот раз, они рассказывали мало и без особого энтузиазма. Тем не менее, удалось услышать от них о паре любопытных эпизодов. Оказывается, песчаное дно бухты в районе «площадки для голосования» облюбовали скаты-хвостоколы. Одна из телегероинь, несмотря на предупреждение не заходить в воду, все же умудрилась однажды получить сквозное ранение шипом в ногу. В группе был доктор, и все закончилось благополучно.

Во втором случае «отличился» Дроздов, который решил угостить членов «племени» экзотическим блюдом из местных жаб. Как профессиональный герпетолог Николай Николаевич хорошо знал, что у жаб ядовитые железы находятся на коже, так что в ободранном виде тушки вроде бы должны быть годными к употреблению. Как часто бывает, теория разошлась с практикой, и все «герои», включая самого Дроздова, отравились. К счастью, не смертельно.

О том, кто «остался в живых», я спросить так и не решился. Узнаю вместе со всеми 27 декабря, когда в эфир выйдет заключительная серия «Последнего героя».

Сергей Иванов
<



Прочитайте еще Отзывы о России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.