Другая Турция , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Другая Турция

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Турции > Другая Турция

Писать свой отзыв я не собиралась, незачем всем знать, как можно отдыхать в Турции по-другому. Думаю, что не одна я такая скрытная – некоторое количество людей, встреченных мною во время моей поездки, тоже знали, как устроить люксовый отдых в Турции за копейки, но я ни разу не видела их рассказов на популярных сайтах. Получается, я нарушаю наш заговор молчания. Просто сердце мое не выдерживает, когда я читаю все эти жалобы и причитания. Я задаюсь вопросом: зачем себя так мучить за свои же деньги?

 

Итак, летом 2006 года мой сердечный друг уехал на 3 недели в Америку на стажировку, а я – гордая обладательница тысячи баксов, задумалась, куда бы на это время податься, чтобы разогнать тоску расставания. Почему я выбрала Анталию? Я хотела снова увидеть коллекцию раннехристианских икон в анталийском историческом музее. Не смейтесь! Если бы вы ИХ видели, вам бы тоже захотелось вернуться. Кстати, только это мне и не удалось – зал был на реконструкции.

 

Я зашла в Интернет и выяснила, что оперный фестиваль в Аспендосе открывается в начале июля (2006), и что 2, 3 июля дают «Волшебную Флейту» Моцарта и не кто-нибудь, а Государственная берлинская опера! Так стало понятно, к которому числу я обязательно должна быть в Анталии. Затем я просто позвонила в наши городские авиакассы «Аскотель» и попросила подыскать мне билет на чартер. Они перезвонили довольно скоро и сообщили, что есть дешевые билеты на ночной самолет (около 13 000р. туда и обратно) Я приехала в кассу выкупать билет и пожаловалась: «Вот только за медицинской страховкой придется ехать в офис «Инросстрах» (так их кажется?) на другой конец города». Но менеджер ответила: «Это еще зачем?» и распечатала мне страховой полис прямо здесь же (стоит около 250руб.) Мы часто ездим самостоятельно, и страховку покупаем всегда, куда бы ни поехали – рекомендую всем это делать, мало ли что. Мой одноклассник чуть не помер в Крыму от флюса, потому что деньги перед отъездом домой уже кончились, а украинские стоматологи лечить бесплатно даже экстренный случай не хотели.

  Вот, далее я стала искать себе отель. Я желала жить непременно в историческом центре Анталии. Бухта меня очаровала в предыдущие посещения. Я все думала, почему нас селят в огромных, аляповатых отелях, построенных в чистом поле? Занимать лежак с раннего утра? Есть еду из тазиков – только представьте, во сколько начинают стругать салаты на полторы тысячи едоков в стандартном отеле? В 6 утра да еще из вчерашних объедков, впрочем, это ни для кого не секрет. Я же хотела, и не представляю по правде другого варианта, чтобы в отеле заботились обо мне лично, чтобы еду готовили персонально для меня. Считаете, раскатала губу на свою $1000? Может быть.

  В пределах крепостной стены мне понравился отель (пансион) «Пера Пэлас Калеичи» – 18 что ли номеров, двух этажный османский дом, с бассейном. Одноместный номер стоит 25евро в сутки с завтраком. Звоню в отель и лепечу по-английски: нам бы room бы. Мужской голос в трубке: «Ой, девушка, говорите по-русски…» Хороший поворот. Спрашиваю уже по-русски: «Сколько стоит номер?» – «$40» – «Да? А на сайте написано, что 25 долларов» – тоже вру я. На самом деле про 25 долларов я видела информацию, но не на европейских booking сайтах, а на внутреннем турецком сайте. Дяденька: «Сейчас проконсультируюсь…Ну точно 25 долларов». На том и порешили.

  Вы знаете, как это собираться на отдых. На работе дел перед отъездом невпроворот, ночные сборы, выпитая на посошок бутылочка вина… Короче в четыре утра я в нашем новом приятном аэропорте, который совсем как заграничный, пинаю свою небольшую сумку по белому полированному полу. Гружусь в ИЛ-86, а рядом со мной мамаша, ее слетевший с катушек от ночного перелета 6-летний сынок и его друган, сидящий за моим креслом. Что сказать, 4 часа лету мальчики дрались, а мамы мирно спали. Дети в пылу неоднократно заехали мне по роже, повыдергали волосы. Я просыпалась, ругалась на пацана: «Мальчик, пойдешь сейчас пешком за самолетом!», просыпалась его мама и беспомощно говорила: «Ну, сына, ну мы же договорились, что ты будешь вести себя хорошо». В анталийском порту я уже чувствовала в теле призрачность зомби. И тут я снова увидела своих попутчиков. Мальчик с расторможенной психикой бешено носился кругами вокруг матери с чемоданами, она кричала, хватала его, но он не реагировал. Я с чувством глубокого удовлетворения посмотрела на мамашу. Я страдала 4 часа, а ей предстоят 2 недели этого безумства среди еще тысячи таких же деток в ее стойлоподобном отеле, передвижения всем гуртом, конфликты с ресепшеном, хапуги гиды и воровство из номеров. А я иду в Дьюти Фри забрать своего друга «Капитана Моргана» (1л) и на такси. Такси до отеля обошлось рублей в 400, так же, как и в Екатеринбурге от аэродрома до дома. Я зашла в мирно спавший маленький отельчик, где мою сумку тут же подхватили и повели меня в мой номер. Никто не спросил фамилии, документов, паспортов, денег. Я переоделась и спустилась в сад. Было 6 утра местного времени. Я не больно стукнулась головой о цветок банана и села за столик. Пришел работник отеля, и я попросила чашечку кофе по-турецки. Через минуту такой густой, потрясающий аромат поплыл по дворику, что я подумала, перебужу постояльцев. Зря боялась, постояльцев было полтора человека – красивая турчанка вечно с книжкой, старая датчанка, русско-турецкие молодожены (муж – студент, жена – крупная русская девушка) и их толстая теща из Ростова. К завтраку пришел тот, кто говорил со мной по телефону. Директору отеля господину Тахиру за 60 должно быть, он закончил наш институт Дружбы народов и говорил по-русски свободно, без акцента. Я уточнила, могу ли я еще гулять по турецкому городу в короткой юбке. Дедушка оказался республиканцем, кемалистом и вообще европеизированным турком, со словами реакционизм и вахабизм не пройдет, отпустил меня после завтрака с богом на прогулку. Я жила в квартале Калеичи. «Тахир, я не понимаю, где ударение?» – «Ударения два, потому что два слова. Кале – крепость, ичи – внутри». Улочки старого города настолько запутаны, что я ни разу не смогла с первого раза выйти в нужную точку. Возможно, вам повезет, и в глубинах Калеичи вы наткнетесь на этнографический музейчик – османскую усадьбу. Обязательно зайдите в него. Великолепные крепостные стены, парки, смотровые площадки, чумовой вид на бухту днем и ночью, ворота императора Адриана, башня с часами, минарет Ивли – прочитайте обо всем этом в путеводителе, который вы возьмете с собой. Вам понравятся маленькие этнические ресторанчики, магазинчики с коврами и сувенирами. Я лично подружилась с торговцем антикварной лавки – это просто сказочный мир.

  За крепостной стеной шумом и грохотом транспорта и потоками людей обрушивается мегаполис (2,5 млн. жителей). Современный город тоже интересен, передвигаться можно на долмушах. Один раз заехала не туда, тогда пассажир из автобуса проводил меня до моей башни с часами, мы мило поболтали, пока шли, когда я, прощаясь, поблагодарила его, он ответил: «Почему нет?» и ушел по своим делам. Это к вопросу о приставучести, хамстве и навязчивости турецких мужчин. Вне массового скопления русских туристов вы найдете очень скромных и застенчивых турок. Они четко понимают твое «прайваси» и никогда не пересекут дозволенную границу. Поезжайте с ними в общественном транспорте, и они уступят вам лучшие места, зайдите на продуктовый рынок, где народу – плюнуть некуда, вас не только не толкнут, но не заденут рукавом. «Золотая молодежь», которая стекается на модные в этом сезоне дискотеки, никогда не опустится до грязных приставаний к туристкам, они туда прибывают со своими шикарными девушками (или сестрами – мусульманская страна все-таки). Понимаю, для постоянных пользователей кемерских клубных отелей это звучит дико, но поверьте на слово.

  Я пару дней ездила на пляж Коньялты на ретро-трамвае, он идет по набережной точно раз в полчаса. Коньялты – 12-километровый пляж, место, кстати, тусовочное: днем пляж (лежаки ощутимо платные), ночью крутая дискотека. Вода в море чистейшая, не понимаю, как это возможно в большом городе. Просторные дизайнерские раздевалки-комнаты, красивые пляжные мальчики, которые быстро приносят разноцветные коктейли, не помню, сколько стоят (коктейли – не мальчики), но раз цена не запомнилась, значит, не поразила. Через два дня выяснилось, что внизу нашей скалы, на которой стоял отель, тоже есть маленький уютный пляжик, так что ездить никуда не надо. На пляжике я встретила русскую тещу с дочкой (студент остался в отеле с ноутбуком) и десятка два европейцев (фрау – топлесс), валяющихся с пивом по лежакам. Ростовчанка рассказала мне особенности турецкой свадебной церемонии. Например, белое платье надевается для похода в их ЗАГС, а на торжественный обед в нем приходить невесте не следует и т.д. В общем, нелогичная помесь патриархальных мусульманских традиций и европейской моды. На этом пляже я поняла, что самое правильное на турецких пляжах просить принести тебе фруктовую тарелку. За пару долларов получаешь блюдо с красиво разложенными кусочками арбуза, дыни, отделенных от косточек слив, винограда, персиков, иногда все посыпалось лепестками миндаля или добавлялось мороженое. Вечером в отеле директор Тахир спрашивал, что я желаю на ужин. Он готовил для меня сам (безупречно): «А давайте сегодня я приготовлю Вам рыбу. Я не знаю ее названия по-русски, только по-турецки и английски. Это наша местная рыба из семейства кефалевых, но вкуснее». Я попросила Тахира рассказать мне, что и как подается в турецкой семье на званый ужин, на праздник. Тахир детально описал все закуски (например, я узнала, что в долму турки могут добавить сушеную черную смородину, а кинзу не любят), горячее (к нему в обязательном порядке пилав), а про десерты сказал, что даже время тратить на меня не будет – это очень сложно, практически не для турка невыполнимо. Я сказала, что мне наскучили усредненные туристические блюда типа венского шницеля с картошкой фри, и я желаю настоящей турецкой еды. «Конечно!» – воскликнул Тахир-бей. Я получила тарелку с наверное 10 закусками, и это было настолько интересно и богато на вкус, что люди из отелей со «все включено» даже представить такое не смогут. Вообще, из предыдущих заездов в Турцию и из этого раза я бы вывела такую иерархию вкуса: на последнем месте отельная еда – обычно качественно, но массово, с простыми специями, часто переваренная, передержанная; на втором месте пища из городских ресторанов – приготовлена порционно под ваш заказ, бывает на гриле или на открытом огне, довольно точно повторяет европейскую кухню; на первом месте домашняя еда или приготовленная турками для турков – о, это еда под лозунгом «Не может быть!». Не может быть, чтобы овощная закуска обладала таким сильным, ярким вкусом, как самих овощей, так и специй! Не может, приготовленная на гриле рыба пахнуть не рыбой, а свежими цветами и морем. Не может быть – в Турции никогда не подают медовую нежную дыню (по вкусу как наши «туркменки» в сентябре), где они ее взяли?

  В один из дней я забрела в мечеть, которая называлась, кажется, Текели Мехвет Паша Камили (*Tekeli Mehvet Pasa Camili), что рядом с минаретом Ивли и… там меня снял взрослый представительный турок, хозяин картинной галереи. Он с глубоким знанием истории этого места поведал мне о мечети, которая была до этого византийским храмом, рассказал о том, где находятся женщины во время молитвы, показал древнюю оливу во дворе, исполняющую желания. Он говорил по-английски, и скоро я опухла от многочисленных числительных вроде «в 1345-ом». А на следующий день мы с ним поехали на водопады Дюрен, к моему счастью на рейсовом автобусе, а не на его машине. На водопады, по-моему, всех привозят на обзорную экскурсию по Анталии, так что не буду их описывать. Мы посидели на скамейке, орошаемые мелкой водопадной водной пылью, и дедушка выдал сентенцию типа: «Мы оба с тобой женаты, но один день можем подарить друг другу без всяких обязательств». Я ответила: «Конечно! Пошли есть гюзлеме (национальный лаваш с припеком) и пить фреш джюс». Он обиделся ненадолго, а потом отошел, рассказывал о турецкой жизни и еще о чем-то… В общем и день на водопадах выдался освежающим, интересным и приятным.

 

2 июля я стала собираться в оперу. Тахир предложил позвонить в турагентство, чтобы меня свозили. Они сообщили, что с меня 45 долларов, я ответила: вот, спасибо. Они перезвонили и сказали, что я их не так поняла и что они имели ввиду 35 долларов. Я снова поблагодарила. От анталийского музея (конечная остановка трамвая «Музей») к каждому представлению отходит бесплатный автобус, билет на спектакль можно купить прямо в музее примерно за 7 долларов. Из пассажиров трех автобусов русской туристкой была только я, так что общества я на этот вечер не снискала. Минут через сорок мы были в Аспендосе. Еще было светло, так что я полазила и рассмотрела амфитеатр, потом постаралась найти место по центру и подальше от русской группы, которые орали и ржали, подзуживаемые гидом, который говорил им: «Видите эти ямочки на каменных ступенях-сиденьях? Это не для банок с колой, это древние греки сюда факела вставляли, чтобы видно было сцену, ведь их представления могли продолжаться 12 часов». Совсем в центре были VIP-места, там расположились турки. Наверное, мэр пришел – когда он появился, многие захлопали. Я села к европейцам, которые, к моему удивлению, умеренно нарядились для похода в оперу: дамы в платьях с голыми спинами, в украшениях, мужчины в рубашках и брюках, а не шортах. Я подложила под попу поролонку, купленную на входе, вскоре стемнело (начало в 9 вечера), под бурные аплодисменты вышел дирижер, и заиграла увертюра. Мозг не осмысляет такой акустики, как в этом древнегреческом амфитеатре. Никакой звукоусиливующей аппаратуры, живой звук. В спектакле участвовали 3 мальчика лет 11-и, все пели без микрофонов, так вот даже их было слышно, каждое слово. После увертюры (видно световик что-то напутал на пульте) внезапно вырубился весь свет, погасли все прожектора. И все шесть тысяч зрителей в едином порыве выдохнули от изумления – над нами «включилось» такое звездное небо, каким северные жители его никогда не видели. Думаю, это было одно из самых сильных впечатлений – это многотысячное «ах» и купол с мириадами звезд. «Волшебная флейта» – сама по себе гениальная опера, но от исполнительского таланта артистов все то рыдали, то кричали «браво», то хохотали до упаду (немцы, больше всех, так как Птицелов шутил, похоже импровизировал). Ночью мы все погрузились в автобусы и вернулись в Анталию.

  Я еще каталась на яхте по Анталийской бухте. Было так, подхожу к парням на причале, они мне говорят цену, не помню точно, 20 долларов, я говорю, что за 15 поеду, они кивают: заходи, я усаживаюсь на скамейку под крышей. Потом один подходит и отзывает меня в сторону: «Не могли бы Вы здесь расплатиться? А то японцы увидят. Мы с них по 35 баксов собрали». Похоже, 35 денежек собрали и с тихой питерской женщины гиды из «Невы». Привезли и увезли ее на фирменной машине с логотипом. Дама меня ужаснула, на ее плечах были та-а-кие ожоги! Она сказала, что в самый первый день позагорала. Я спросила, а крем у Вас с каким фактором, до 15-и что ли? Она ответила, что крема у нее вообще нет(!) Поболтали о нашах городах и о Путине, она пожаловалась на свой отель (бедный стол, обдираловка, узкий круг общения). Оказалось, что она первый раз, на 12 день, вышла за пределы своего маршрута отель-пляж, а ведь находился ее отель в городе, в Коньялты… Кораблик повернул обратно, и я посмотрела на то, как разрослась Анталия за те 3-4 года, пока я ее не видела. «Вам, конечно, гиды рассказывали, что Анталию основал Аттал?» – спросила я, имея ввиду что… – «Не-е-ет». – «Странно! – я была удивлена, и решила рассказать и показать новой знакомой, как все было, наглядно, тем более что по стенам крепости видно, где заканчивается римская кладка и начинается сельджукская. – Сказать, что Анталию основал Аттал, все равно, что сказать Питер основал Романов. Конкретно это был Аттал II – царь Пергамский». Потом кратко изложила практически гамлетовскую историю Аттала II, его жены Сартоники, его брата Эвмена II и внезапного ребенка двух последних – царя Аттала III Филомерора Эвергета, который разводил ядовитые растения. Питерская женщина спросила, откуда я все это знаю. Странная какая-то, а как не знать, если я сюда приехала отдыхать?

 

 

  Спустя 3 или 4 дня в Анталии, когда из каждой лавки мне вслед неслось: «Джулия! Ду ю ремембе ми?», я поняла, что пора съезжать из гостеприимного Калеичи на природу. Из путеводителя я узнала про местечко Олимпос. Я сказала директору своего отеля Тахиру, чтобы он вызвал мне такси до автобусной станции, расплатилась за постой (примерно $60 я доплатила за то, что съела и выпила в отеле) и поехала. Таксист привез меня на дорогу недалеко от торгового центра «Мигрос». Там стояла маршрутка. Я заняла последнее свободное место (с моего сиденья на приставную табуретку согнали маленькую девочку) и следующие полтора часа я провела в обществе крестьянок в цветастых юбках-шароварах, которые, когда смеялись, прикрывали рты уголками своих платков. А смеяться было над чем: эта малышка лет четырех, немного даунского вида, обалдела от привалившего счастья – от белой туристки. Девочка тут же уселась ко мне на колени, какое-то время изучала мою внешность и даже попыталась залезть ручонками мне в топ, потом мы с ней играли в ладушки, потом она показывала, как надо проводить руками по лицу и говорить «Алла» (я не стала учить ее креститься). Мама и бабушка очень смущались бесцеремонности своего ребенка, но я улыбалась и жестами успокаивала их: я знала по-турецки только «йок» («нет, ничего»). Басик наш забирался все выше в горы, а потом остановился на конечной станции «Олимпос». Выхожу со всеми, водитель подает мне мою сумку, и не понимаю… я на горной смотровой площадке, передо мной кафе под крышей, прилепившееся к скале, как гнездо орла. А море-то где? В кафе сидят рюкзачники-европейцы, ждут чего-то, попивают колу. Между ними ходит турок по связям с общественностью и объясняет, что автобус-шатл приедет через 30 минут. Я спросила, какой пансион в Олимпосе он мне посоветует, чтобы хоть как-то прояснить направление, в котором мне предстоит двигаться. Он ответил, что посадит меня в шатл, а там уж я смогу выбрать себе любой пансион, который мне глянется. Так вот, Олимпос – это горное ущелье длиной 13 км, в нем раскинулась деревенька в натуральном стиле из 20-30 «мест», тянущихся вдоль одной грунтовой улицы.

Жилье в «местах» делится на два типа: сарайки и шалашики на деревьях. Первые представляют собой длинненькие домики, обитые снаружи залакированным горбылем, а внутри стандартный гостиничный номер (кровати, кондиционер, туалет с душем – $15 одноместный домик с завтраком), вокруг травка и цветущие кусты. Вторые – это строения со стенами из веток или досок и двухскатными металлическими крышами, поставленные на деревянные сваи на высоте 2-5м, санузел на земле. Перед жилыми массивами обязательно кафе-бар-столовая под крышей и скамьи с подушками, лежанки, кресла, гамаки, беседки для всеобщего расслабления. Публика старо-хиповая и тинэйджерская. Рэйв-вечеринки, песни у костра под гитару, в меню коктейли все со словами crazy и водкой. Посреди улицы стоит автобус-банкомат со спутниковой антенной. Нравы братские и доверительные, хозяева домиков подчеркнуто никого не напрягают: «Хочешь – живи, раздумала – иди», вы видели такое, чтобы путали слова сейф и save? Я говорю: «Сейф есть?» и показываю свой кошель, в котором паспорт, обратный билет, деньги и все такое. А он говорит: «Без проблем!» и кидает мой кошелек в выдвижной ящик допотопного деревянного письменного стола, что стоит в проходной комнате. «Все, говорит, сберегу.»

Ландшафт вокруг горный, лесной, по дну этого ущелья протекает мелкая речка. Дорога на пляж неоднозначная, проходит по северной улице древнегреческого полиса Олимпос, пару раз тропу пересекает холодный горный ручей. Развалины города очень интересные, люди здесь жили, пока река была судоходной, вплоть до XII что ли века, так что есть плиты с византийскими крестами и древний амфиреатр. Я поплавала в море и прошлась вдоль берега. Таким образом, я попала в соседнюю деревню Чирали, где и обосновалась. На берегу, прямо у песка начинается череда ресторанчиков, если так можно назвать группы столиков под деревьями и навесами. Вечером в них играет тихая музыка и качаются на ветру бумажные светильники. Захожу в один: «Комнаты есть?». Женщина такая карибская (в одной руке шланг, в другой руке – сигарета) истошно кричит: «Ида!!!» Появляется молодая спортивная девушка и ведет меня в глубь сада. Там на деревянных сваях в кроне дерева находится шалаш. Стены сплетены из лозы, внутри под белым тонким балдахином высокий матрас с постелью. В шалаше свет и розетка. Я не сдерживаясь хохочу, до чего смешное жилье. Санузел – отдельный домик – прямо у лестницы. Стоит все 11 евро в сутки с завтраком. Карибская женщина по имени Семра и ее младшая сестра Ида – хозяйки и вся обслуга в одном лице. Дамы отличались маниакальной тягой к чистоте. Я засыпала в час ночи под звуки металлической метелки, они прочесывали траву, просыпалась в 7 утра от шума льющейся из шланга воды. В промежутке они беспрестанно мыли туалеты и душ, т.к. мы заносили тапками немного песка на белый кафельный пол. Вслед за движением солнца они перетаскивали чугунные столики в саду, чтобы они всегда находились в тени. Однажды я, сняв обувь, зашла на кухню, и открыла посудный шкаф – все белые кружки стояли в сушилке ручками в одну сторону. Ну не маньячки? В первую ночь я натерпелась страху: я в домике из сказки про трех поросят, в горах громыхает гроза, вокруг джунгли с орущими лесными птицами. Но утро искупило все. Я спустилась. Под деревом на покрытом белой скатертью столе меня ждал завтрак: бокал сока, хлеб, сыр, маслины, пышущий жаром омлет, самые разные джемы в 4 крошечных розетках, даже варенье из шелковицы, чай, кофе, молоко. В нескольких метрах начинался пляж, море искрилось под утренними лучами. Я подумала, зачем перебираться на 300м вглубь, чтобы жить в каменном домике, в пансионе? А тут встал с постели (вернее скатился) и в море. Семра балует домашней кухней, а на соседнем дереве обнаружился 34-летний медиаконсалтер из Берлина.

С этим персонажем мы и зажигали. Болтались по ресторанам, хохотали, как потерпевшие, плавали, валялись в гамаках и качелях, трепались о жизни в наших странах, сравнивали цены на недвижимость. Говорили о кино – от Лени Рифеншталь, ведь наш three house назывался «Олимпия», и «Метрополиса» до «Властелина Колец». Мы взаимно обогатились: я объяснила, что такое «откат» и «перепилить бюджет», а он рассказал про африканскую страну Нигер (не путать с Нигерией, где гражданская война), куда он с молодой женой отправляется по контракту работать в пресс-центр. В общем, это была феерия в стиле «два мира – два сортира». Например, собрались мы взойти на соседнюю гору Мусса-Даг (424м). Тоби (так звали медиаконсалтера) говорит: возьму только воду и пойду. А я думаю: он 2 часа без еды не может, как это он только с одной водой собрался по маршруту то ли на 5, то ли на 8 часов? Купила связку бананов и мороженое себе. Ага, гора четыреста метров! Вертикальная козья тропа с острыми камнями, петляющая в непролазных джунглях. Короче, я мороженку доесть не успела, как поняла, что где-то здесь мой финиш. Попрощались, я отдала бананы, Тоби ушел выше.

Я осталась в знойной полной тишине под исполинских размеров сосной в зарослях одичавшего лавра. Осмотрела акрополь, сфоткала ущелье, наломала экологически чистой лаврушки для зимних борщей… возвращается мой немец! «Эта дорога идет по кругу». Я: «Может я и уральская коротконогая, но не слепая. Твой маршрут помечен бело-красными линиями (я это дело еще в начале пути подметила), тебе налево» – показываю пальцем. «Ой, точно! Ну, пока еще раз. Кстати, ты все равно вниз возвращаешься, возьми шкурки, выкинь там». Я обалдела, так и стою с банановой кожурой в руках. То есть он в дикой местности не смог бросить две шкурки в пропасть! Мусорные баки ему в лесу не поставили! Я понимаю если бы полиэтилен или банка, а то пищевые отходы, которые разложатся через 1 ночь!

…Или белая будка у дороги из Олимпоса к морю. На ней надпись: «Проход свободный, но можете и заплатить 2 лиры». Я парилась, парилась, что бы это значило? Охрана не задерживает, если просто так идти, но иностранцы останавливаются и платят. Оказалось, будка экологического сайта, который деньги на сохранение античного города и окружающей природы собирает. Чуть не забыла об Интернете. Телефоны само собой работали везде – на пляже, в горном ущелье, но в нашем садочке под крышей из пальмовых листьев обнаружился компьютер с выделенкой! Интернет входил в стоимость проживания, как и питьевая вода в бутылках 0,5, и лежак на пляже (без матрасика), и пользование катамараном. Интернет нам очень помогал в общении. Во-первых, мы хвастались своими «половинами», мой вообще свою фотку из Нью-Йорка прислал, во вторых пользовались немецко-английско-русскими словарями в Яндексе, а под конец я изучила правила игры в нарды. Правда, немец и удивительно мягкий и вкрадчивый офтальмолог из Анталии обыграли меня вчистую.

Информация для тех, кому все же претит идея жить в саду и на дереве. Прямо рядом с нами начиналась территория «Villa…» – забыла название. Там вообще я такое видела! Я зашла по тропинке со стороны пляжа. Сад там был в сто раз круче нашего: изумрудные постриженные газоны, густая тень, дивные цветы, между деревьями натянуты парусиновые гамаки с бахромой, в одном – семья европейцев полу-дремлет, малыш поверх родителей сидит. Гуляют павлины под ногами и белая утка с выводком утят. Тропа уперлась в белую беседку, в ней турок тоже весь в белом. Я спрашиваю: «Комната одноместная есть?» – «Мадам, вам де люкс или стандарт?» – и кланяется, как индус. Я испугалась и говорю: «Стандарт, стандарт. К чему мне президентский номер?». – «35 евро, мадам» – поклон, еще поклон. Вы видели кланяющегося турка? Я что-то не пошла смотреть комнату, но немец подтвердил, что сервис на этой вилле высочайший, пылинки с тебя сдувать будут. 35 евро – это разве дорого? В России задрипанной гостиницы за такие деньги даже в провинции не найдешь. А еще, похоже, там было мало постояльцев, по крайней мере, на шезлонги (красивые, не то что наши, с полосатыми матрасами и плетеными зонтиками) к морю никто не вышел ни разу. Русских на побережье, отдыхающих «дикарями», я видела не раз: двух девушек-хохотушек в ресторане, группу бодро шагающих туристов с рюкзаками с заводным «руководителем экспедиции» во главе, Семра ожидала приезда «знаменитой певицы Татьяны из Москвы» – ее постоянной клиентки. Но апофеоз – человек 20, построенных шеренгами на пляже, они занимались йогой с инструктором, я думаю, это могли быть корпоративные тренинги. Однако ни с кем за неделю в Чирали мне не удалось перекинуться русским словцом, и это было приятно! В предпоследний день, когда все дела были переделаны, я пошла в один из милых ресторанов и залегла в беседку, официант притащил мне чай и кипу глянцевых журналов по своей инициативе (посмотреть на рекламодателей турецкого «Вога» оказалось занятно) и сказал: «Ты сегодня особенно прекрасно выглядишь». И это было так! Я была совершенно спокойна и умиротворена, у меня ничего не болело – плаванье помогло, мне нравился легкий ветер и теплый, но не жаркий воздух, я чувствовала себя ОТДОХНУВШЕЙ. Я уезжала с пляжа Чирали через неделю. Заплатила $100 за жилье и еще $100 за съеденное. В предпоследний день у меня оставалось около 450 долларов от моей тысячи. Прошу заметить, все время я ни в чем себе не отказывала: ездила по Анталии на такси, вино пила каждый день не по одному бокалу, в деревне Чирали полюбила всей душою рыбку дорадку на гриле (170 руб. порция). Я вернулась в Анталию в отель к Тахиру. Он был меня искренне рад видеть.

Но я еще должна была выполнить свой последний долг, и это немного портило мне настроение. Тахир повел показывать традиционный аутентичный анталийский дом, в котором чисто случайно оказалась серебряная лавка его семьи. Я купила пару колечек и серьги из состаренного серебра. Потом я снова собралась с духом – мне нужно было пережить покупку подарков друзьям и родственникам. Я двинула на вещевой рынок, а попала как-то не нарочно в старый хамам, где сейчас картинная галерея современных художников и выставка-продажа винтажных шелковых традиционных платьев. С продавцом платьев протрепались 40 минут, он рассказывал особенности орнаментов разных социальных групп в Турции. Снова проявила силу воли и поехала на гранд базар. Вышла из автобуса… и пошла не направо, где футболки и иной текстиль, а налево – в продуктовый рынок. При возможности, вам нужно там побывать! Огромные арбы с горами овальных арбузов, поверх которых сидят горластые мальчики-продавцы, персики, инжир, черешня, размером со сливу и сливы, как яблоки, маленькие фиолетовые перчики, виноград, травы, зелень, стручки фасоли, крупа булгур, «волосы ангела». Через 5 минут на каждом пальце у меня висело по пакету, и тут я увидела дедушку с тазом меда в сотах! Все, мед мне только в зубы можно было. Я попросила положить в пластиковую коробку, как для торта, получилось больше килограмма (около 80 руб.) Этим сотовым медом дома у меня все объедались, и это был лучший подарок из Турции. Я вернулась в отель, самолет был на утро, и сказала Тахиру: «У меня была удивительно интеллектуальная поездка! Я встретила таких людей!» – «А что вы хотите? Умные тянутся к умным, дураки – к дуракам» – ответил Тахир. В такую Турцию я бы вернулась еще не единожды.

Другая Турция – 2. Июнь 2007 года.  



Прочитайте еще Отзывы о Турции:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.