Киви в перьях – часть 2 , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Киви в перьях – часть 2

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Новой Зеландии > Киви в перьях – часть 2

Кроме нас в хатке ночевало еще несколько человек. Запомнились два молодых выпускника педагогического института, два здоровых парня. Они с гордостью рассказывали, что теперь будут учить маленьких детей первых классов, что это почетная профессия, что им повезло. Пока не начался новый год, они хотят поездить по стране и набраться знаний, чтобы было что сказать своим ученикам. Весь вечер они веселились в компании со своими сверстниками. Без выпивки, все очень прилично. Молодежь сидит, смотрит на красивую природу и обсуждает прочитанные книги, планы на будущее, поет песни. Просто завидно на них смотреть. Они живут в правильной стране, у которой есть будущее. Утром они ушли в горы раньше нас на самом рассвете. После хатки тропа резко идет вверх к подножью вулкана Ngaurubhoe. Ему всего 2500 лет. Идеальный конус поднимается на высоту 2291 метр. Летом на него можно взойти. Даже специальная тропа для этого размечена. Считается, что для этого необходимо всего полтора часа. Лихие они новозеландцы. Мы после 500 метрового подъема совсем запыхались, а тут предлагают на километр по осыпи залезть за час. Увы, возраст, годы в офисе и в машине не позволяют нам лазать по всем окрестным горкам. Ограничиваемся восхождением на соседний вулкан Tongario высотой 1967 метров. У вершины еще не растаяли снежники. Вот так устроена жизнь. Двое суток летели на юг, а тут опять снег. К северу от вершины расположен еще один усеченный конус с огромным плато на вершине. Там даже есть два озера. Его фотографию из Lonely Planet я уже разглядывал много лет и очень хотел туда попасть. Вот и настал этот миг. Мы идем по этой огромной равнине. Вот только озера по случаю жаркого и сухого лета высохли. Спустившись по западному склону, вернулись на общепринятую тропу. Кстати в Тонгарио самые вольные правила для посетителей. Можно сходить с тропы, можно вставать на ночевку в любом месте, но не ближе 500 метров от размеченных троп. В долине между вулканами, в старых кратерах блестят разными цветами несколько озер. Самое большое – Голубое (Blue Lake) состоит из чистой питьевой воды. Температура не сильно выше нуля. Два других озерца ядовито изумрудного цвета (Emeralad Lakes) явно насыщены серой, но все равно холодные, а вода на вкус чуть кислая. Вулканическая активность в настоящее время представлена несколькими слабыми фумаролами. Последнее извержение из расположенного чуть выше Красного кратера (Red Crater) было в 1926 году. Размеченная тропа проходит по самой его кромке, и можно осмотреть его во всей красе. Кратер действительно стоит посмотреть.

С погодой нам повезло – выдался теплый и солнечный день, но на завтра обещают дождь. Спустившись с гор и пообедав в Oturere Hut, мы решили пойти до следующего места ночевки в New Waihohonu Hut. Уютная тропинка, петляет по небольшим холмам. Туристов уже нет. Небольшие карликовые кустики среди лавовой пустыни, освещенные заходящим солнцем. Счастье, одним словом. Еще приятней от осознания того, что происходит все это в январе. Там под нашими ногами в Питере тридцатиградусные морозы. На этот раз в хатке было много народу, и нам достались одни из последних мест. Электричества здесь как и в других хатках нет, поэтому как только стемнеет, остается только ложиться спать. Ночью я проснулся и выглянул в окно. Такого красивого неба я не видел никогда. Идеально черная ночь в горах. Никакой засветки от городов. Такие ночи, конечно бывают и в наших краях, но небо здесь красивей. Центр нашей галактики находится в южном полушарии в созвездии Стрельца, поэтому звезд на юге видно больше, а млечный путь ярче и шире, да еще, вдобавок два Магелановых облака. Эх, жаль телескопа нет, да и спать хочется. С утра пошел дождь. Низкие серые облака цепляли вершины гор, по которым мы шли, то и дело попадая в них, при этом к каплям дождя добавлялась всепроникающая морось. Отдельная тропа идет к двум озерам – верхнему и нижнему Тама (Tama). Несмотря на дождь пошли смотреть. Нижнее еще было видно, но когда пошли к верхнему, погода стала совсем ужасной. Главное, видимость метров двадцать. От затеи пришлось отказаться и быстро возвращаться к машине. Еще по пути осмотрели водопад Таранаки (Taranaki falls).

Несмотря на куртки из GoreTex, к машине мы вернулись совершенно мокрые. Переоделись, выпили кофе с булочкой и поехали искать более сухое место в этом мире. По прогнозу погоды за западном побережье погода лучше. Действительно, стоило отъехать на несколько десятков километров, как дождь кончился. Между Tumarunui и Stratford проложена дорога №43 (Heritage Trail). Отличная дикая горная дорога проходит по практически ненаселенной местности. Самая дикая ее часть имеет грунтовое покрытие, есть один туннель. Вся дорога в лучшем случае имеет ширину 4 метра и разъезжаться не просто. По обочинам дикий папоротниковый и дождевой лес. С гор открываются отличные виды. Стоящее место – не пропустите. Когда мы подъехали к Стратфорду (Stratford) уже темнело. Пора было вставать на ночевку, что мы и сделали в мотеле Broadway на севере города за 73NZ$. Место оказалось очень уютное. После 2 ночевок в полевых условиях вымылись и вкусно поели. Вечером пошли гулять по городу. Стратфорд назван в честь родины Шекспира. Все улицы носят имена героев его произведений, только главная называется Broadway. Чистые и ухоженные домики, мир и благоденствие. Все дома одноэтажные, все, практически, по одинаковому проекту. Перед домом небольшой садик, который и является визитной карточкой хозяев. Утром выглянуло солнце. К западу от города в его лучах ослепительно блестит вершина горы и вулкана Эгмонт. Его высота 2518 метров. Джеймс Кук дал такое название в честь спонсора своей экспедиции, однако маорийское название Таранаки тоже в ходу. Вулкан не извергался уже 350 лет. На его вершине нет озер и явно выраженного кратера. Сама гора считается национальным парком. На нее можно совершить восхождение. Похоже, платить за это не надо, во всяком случае, мы не нашли мест, где это можно сделать. До высоты примерно в 1600 метров есть две автодороги оканчивающиеся парковками. Лучше всего подъем начинать с дороги идущей через East Egmont. Она поднимается до самого конца растительности, и проходит через дикий дождевой лес. Еще одна дорога идет к офису (Visitor center) DOC у водопада Девисона (Dawson falls). К самому водопаду можно пройти по тропе за полчаса.

Рядом с визитор-центром есть небольшой отель, но места в нем надо резервировать заранее. За месяц до заезда мне это сделать не удалось, зато в кафе при отеле мы выпили отличный кофе с булочкой. Кофе в Новой Зеландии вкусный и крепкий. Чашечка стоит от 2 до 4 NZ$, да и булочка не меньше. Таким образом кофе на двоих обычно обходится в 9 -12 NZ$. За 19 в KFS можно съесть весьма сытный обед на двоих. Обед в нормальном кафе стоит примерно 60NZ$. К пище в Новой Зеландии весьма прагматичное отношение. Она предназначена не для удовольствия, а для насыщения. Новозеландцы гордятся соблюдением английских традиций и даже считают себя еще более консервативными, утверждая, что им удалось сохранить язык и культуру лучше, чем в самом Соединенном Королевстве. Похоже, это так и мне иногда казалось, что мы попали в мир знакомый нам по послевоенным фильмам. На вершину вулкана мы не полезли и поехали в Нью-Плимут (New Plymuth). Город знаменит своими парками. Здесь среди огромных деревьев проложено множество дорожек. Среди огромных стволов выделена для показа публике 2000 летняя Пурири (Puriri). В озерах плавают лебеди и посетители на лодках. Ухоженные бабули не торопясь, гуляют от скамейки до скамейки. Вот я теперь понимаю, что такое счастливая старость. По дорожкам бегают павлины. Маленькие дети пытаются наступить им на хвост. А какие красивые здесь дети! Маленькие девочки с рыжими кудрявыми волосами в светлых кружевных платьях. Таня все не могла на это наглядеться. Говорит – хочу таких своих. В главном пруде есть фонтан. Для экономии он работает, только если его включить. Для этого установлено несколько кнопок. Стоит нажать на одну из них, как фонтан включится и можно наслаждаться его видом в течение нескольких минут. Также устроен водопад, приводимый в действие мощным насосом.

На деревьях приделаны фигуры гномов и великана, спящего в гамаке. На ветках рассажены пластмассовые бабочки и гусеницы. Часть парка отведена под зоопарк. Здесь можно войти в клетки через шлюз и увидеть всяких птиц и зверей в непосредственной близости. Белый голубь прилетел и сел на мою шляпу. Все кто не сбежит, выпущены гулять по улице. Красивый город. Есть пляж, вдали виднеется Эгмонт. Пожалуй, подходящее место, для того, чтобы жить. В мире не так много мест, про которые хочется так сказать. Все что-то не то, а вот в Нью-Плимуте хорошо все. Купаться можно в самом городе, но лучше для этого проехать по берегу десяток другой километров на юго-запад. Здесь местный курорт. Погода теплая, но почти никто не купается. Вода примерно 20 градусов. На пляже обитают почти исключительно любители серфинга. Когда я полез в воду, на меня смотрели с удивлением, думая, где моя доска и гидрокостюм. Может конечно и по другой причине. У мужчин сейчас здесь в моде плавки типа семейные трусы, ну а я полез в наших обтягивающих. Может для них это было ново, и возникли вопросы, к чему бы это человек так одет. В противоположность, у женщин здесь закрытые купальники не составляют большинства и принято купаться и загорать в минимально прикрытом виде. Ладно, пусть думают что хотят, а я искупался в Тасмановом море.

На ночевку встали в мотеле в г. Опунаки (Opunake). К вечеру небо совсем расчистилось от облаков. Солнце садилось прямо в океан. Теплый северный ветер качал высоченную траву. Снега на вершине Эгмонта отражали последние лучи уходящего дня. Мы долго ходили по берегу в ожидании заката. С детства я хотел увидеть зеленый луч и вот теперь настал подходящий момент. Солнце потихоньку прячется за горизонт. В результате рефракции над основным диском появилась полоска, постепенно уменьшающаяся в размерах. В последний миг, она превратилась в точку, цвет которой стал ярко зеленым. Вот это да! Я даже не думал, что это может быть так отчетливо видно. Еще одна мечта сбылась. Как мало надо для счастья. Как я понял для наблюдения зеленого луча нужно очень чистое небо. Солнце еще ярко светило желтым дневным светом в нескольких градусах от горизонта. Даже в миг заката небо не окрасилось в красные тона, а уже через десять минут все погрузилось в синеву сумерек. Довольные мы вернулись в свой номер ужинать и смотреть на телевизоре отснятые кадры. Когда настала темнота, и стали видны звезды, я вышел на улицу, и стал потихоньку изучать южные созвездия. Оказалось их вполне можно запомнить. В руках у меня карта звездного неба, которую, я еще в школе приклеил на картонку. Помню, тогда даже думал выкинуть кусок с южным полюсом, ведь даже если уехать в Кушку этого увидеть невозможно. Как мне повезло в жизни, какой отличный день я прожил.

Из-за дождя в национальном парке Тонгарио мы не смогли залезть на самый высокий и активный новозеландский вулкан Руапеху (Ruapehu). Его высота 2798 метров. Последний раз извергался в 1995 году. В кратере незамерзающее озеро. Погода улучшилась и настала пора это сделать. Возвращаемся назад в парк, но уже по другой дороге. Из достопримечательностей следует отметить железнодорожный мост рядом с дорогой №4 около поселка Erua. Огромный виадук – чудо инженерной мысли начала ХХ века. Дорога оказалась долгой. К деревне Iwikau мы подъехали уже вечером. Мне конечно хотелось тут же и начать восхождение с тем, чтобы переночевать на вершине, но у Тани болела нога и она явно не хотела этого делать. Погода портилась. На вершине обещали к завтрашнему утру ветер в 40 метров в секунду. Это как знаменитая байкальская сарма. Палатку унесет вместе с нами. А еще почти половину пути вверх можно проехать на горнолыжном подъемнике, а он уже не работает. В результате мы не пошли. Я до сих пор об этом страшно жалею. Возраст берет свое. Разве мог я так поступить 20 лет назад. Для начала мы отложили восхождение на утро и переночевали в мотеле в г. Туранги (Turangi). С утра предприняли еще одну попытку. Облака закрыли вершину, ветер сносил с ног, подъемники не работали. Мы было уже начали подъем, но Таня так громко и жалобно стонала, что пришлось повернуть назад и отложить восхождение на обратный путь. Нам пора на Южный остров. Паром я зарезервировал заранее, на полдень следующего дня, более того, к нему согласовано зарезервирована машина для южного острова.

Без лишних остановок едем в Веллингтон. Новозеландская столица много меньше Окленда. Объясняется это отсутствием места для развития города, т.к. он занимает небольшую полоску ровной суши и прижат к морю горами, а также плохим климатом. Здесь мокро, ветрено и холодно. Нам сравнительно повезло с погодой. Хоть дождя не было. Начали с того, что перенесли паром на раннее утро, отказались от перевозки машины, поселились в Waterloo Hotel, прямо у паромного терминала, сдали машину. Даже удивительно, что она уцелела. Только колпак на левом переднем колесе немного поцарапал при парковке к поребрику. Говорят это типичное происшествие. При пересадке на праворульную машину первое время плохо чувствуешь левые габариты. Я думал, что мне это припомнят, но никто даже не вышел смотреть на состояние машины. Кинул ключи в коробку и хорошо. Решив организационные проблемы пошли гулять по городу. Центр не велик. За несколько часов его можно обойти вдоль и поперек. Старинные дома стоят вперемешку со стеклянными небоскребами. В четыре вечера закрыты почти все магазины и даже кафе. Час ушел на поиски открытого китайского ресторана. Что удивило, так это видимое присутствие пожарников. По городу то и дело гоняют пожарные машины с сиренами. Уродливые запасные эвакуационные лестницы украшают фасады домов даже на центральных улицах. На самом видном месте витрин красуются панели пожарной сигнализации, так, чтобы прибывший наряд мог не входя в здание знать место пожара. Видать сильна у них эта служба. Нигде в мире такого не видел. Самое красивое здание – старый парламент и резиденция английской королевы, которая является по совместительству и главой Новой Зеландии. Скульптура на лужайке перед парламентом душевная. Одна штука – это птица киви, а две других мы так и не распознали.

Отель, в котором мы остановились, относился к системе BBH (Budget Backpacker Hostels). Номер очень маленький. Душ есть. Цена за ночь – 75 NZ$, но зато в самом центре. Из окна вид на парламент и железнодорожный вокзал. У нас билеты на паром Lynx. Говорят, это самый быстрый паром в мире. Я не раз слышал такие заявления, поэтому замерил скорость – 75 км/час. Паром вмещает 230 машин и 840 пассажиров. По компоновке катамаран на подводных крыльях. В движение приводится двумя водометами. На корабль похож мало. Регистрация, как в самолете. Багаж забирают при регистрации, но не досматривают. Открыта только одна небольшая палуба на корме. Время в пути из Веллингтона на северном острове через пролив Кука до Пиктона на южном – 2 часа. Большая часть времени уходит на движение по фьордам южного острова, где чудо техники не может развить большую скорость и долго плетется как обычный корабль, который на весь путь тратит 3 часа. Билет на него кстати стоит дешевле. Если Вы едете с машиной, то билеты полезно резервировать. Места на дневные паромы в сезон могут кончиться за несколько месяцев до отправления, но ночью паром, как правило свободен. На сайте говорится о резервировании, но фактически это покупка – деньги будут сняты с карточки немедленно по нажатию кнопки ENTER. Возврат возможен с удержанием неустойки. Цена зависит от сезона и времени. У нас получилось в оба конца с машиной 566 NZ$ из них перевозка машины 358 NZ$. Это очень дорого по сравнению с европейскими ценами, но неурядицы при смене машины стоят дороже.

Внутри пассажирского салона установлены самолетные кресла. На мониторах непрерывно показывается картинка с видеокамер смотрящих вперед по ходу движения. Есть два кафе. Иностранные кредитные карточки в них не принимают. Переехав пролив, первым делом мы обратились в офис за положенной нам машиной, однако, выяснилось, что нас не ждали. По их данным мы должны были появиться в 4 часа вечера. Нам предложили подождать. Пиктон (Picton) – совсем маленький городок и так долго здесь делать нечего. Прошлись по многочисленным офисам конкурентов. Выбор весьма приличный. Остановились на восьмилетней Hyundai Lantra в фирме Avon Persi. По 66 NZ$ в день. Машинка проехала уже 180 тысяч и ее не так жалко. От ранее зарезервированной машине в Budget отказались. Мы сказали, что хотим отказаться, нам ответили – нет проблем, только зарезервированные деньги за 17 дней не вернули. 1445 NZ$ оказались потерянными на долгие месяцы. Пришлось выбивать их с помощью своего питерского банка. Хорошо что банк твердо был на моей стороне, хорошо, что у нас был большой запас денег. Из Пиктона, практически, без остановок поехали в Крайсчерч. Местами дорога идет прямо по берегу океана. Огромные волны разбиваются о скалы, на которых лежат многочисленные тюлени. Отличный вид, остановились перекусить, но сделать это не удалось. Сильный ветер сдувает все продукты. Пришлось искать более тихое место.

К 3 часам дня доехали до Крайсчерча (Christchurch). Чтобы не писать столь длинное слово город принято сокращать до ChCh. Самый большой город на южном острове, и второй по размеру в стране Крайстчерч имеет исторический центр 19 века. Множество зданий в классическом английском стиле. Ходит экскурсионный трамвай. На главной площади церковь Христа, от которой и пошло название города. Через центр протекает река Авон (Avon). Ширина метров пять, глубина метр, но это местная гордость. Слово Авон встречается почти в каждой рекламе. По речке катают на гондолах, почти как в Венеции. Цена взрослого билета 15 NZ$. В одной из излучин разбит парк Hagley с ботаническим садом. Английская любовь к паркам в Новой Зеландии в сочетании с буйной природой дала потрясающий результат. Множество дорожек пудов и мостиков содержатся в идеальном порядке. Газоны с цветами и фонтанами. Местное население бегает трусцой. Дети плещутся в бассейнах. Одна из частей парка называется Cocaine Garden. Нет, коки не видно. Это профессор с таким именем его сделал. Тут же в парке Кенетрберийский христианский колледж, построенный в виде старинного английского замка. По берегам Авона расположены постройки Кентерберийского университета. Новозеландцы веселые ребята. Перед входом в университет поставили статую с квадратной головой. Напротив стоит памятник Скоту, покорителю южного полюса, погибшему по обратной дороге. Его экспедиция, как и многие другие стартовала из Крайсчерча.

Многоэтажна только центральная часть города, окруженная на десяток другой километр одноэтажными частными домами. Часть города выходит на морской берег, который почему-то называется Брайтон бич. Город оставил приятное впечатление. По нему можно долго гулять, но близится вечер и пора искать ночевку. Встали в мотеле Rosewood Court на Cranford st. У нас нет еды, и мы отправились на поиски. В 8 вечера почти все магазины закрыты. В немногих дежурных только выпивка и чипсы. После долгих поисков, наконец, удалось найти нормальный супермаркет на углу Colombo st. и Moorhouse ave. Похоже, в Новой Зеландии только одна сеть настоящих супермаркетов Pak-n-Save, в которой есть все и которая работает до позднего вечера, аж до 9 часов. В целом местные магазины не блещут ассортиментом, особенно по части техники. Я с начала поездки хотел купить переходное кольцо для фотоаппарата Nicon и еще одну дополнительную плату памяти Flash Memory. Оказалось, это практически невозможно. Кольцо надо заказывать, а память здесь бывает только 64 мегабайта. На мои 512М, купленные в Питере, народ из фотомагазинов смотрел как в музее. Пришлось периодически копировать содержимое памяти фотоаппарата на CD диск. Сделать это возможно почти в любом фотомагазине за 40 NZ$.

Еще в Крайсчерче окончательно сломался мой GPS Magelan 2000, и мне пришлось купить новый Garmin Legend. С этим здесь все в порядке. В любом городе есть магазин с великолепными топографическими картами, GPS, и прочей навигационной аппаратурой. Можно купить бумажную 500 метровку любой части страны за примерно 10 NZ$, или карту на CD диске. По прогнозу на следующий день вокруг нас почти всюду дождь. Сухо только на восточных склонах самой высокой горы Mt. Cook. Ее высота 3754 метра, что конечно мало, но выше в радиусе 5000 километров нет, более того восхождение на нее дело сложное. На это необходимо 6 дней и стоит это 2000 NZ$. Без специального разрешения DOC восходить нельзя. Объясняют это многочисленными человеческими жертвами. За время существования окружающего гору парка погибло 184 альпиниста. К горе ведет длинная дорога, проходящая по берегу озера Текапо (Tekapo) и Пукаки (Pukaki). Озера имеют специфическую окраску. Местная реклама утверждает, что вода в этих озерах самая чистая в южном полушарии, а их цвет вызван несметным количеством микроорганизмов обитающих в этой воде. Интересно, как эти два утверждения можно выдвигать одновременно. На фоне озер вдали должен открываться красивый вид на снежные вершины, но нам не повезло. Озера красивые, но вид исключительно на черную тучу.

Постепенно по мере приближения к горам пошел дождь. В туристическом поселке Mount Cook был настоящий ливень. Ночевка здесь дорогая. Номера в отеле с видом на горы, а вернее на тучи 275 NZ$. По составленному когда-то дома плану здесь, у подножья горы Кука мы собирались ночевать в кемпинге White Horse с видом на ледник. До него, оказывается, можно доехать на машине по грунтовке. Пока ехали, дождь кончился. Народу много, но неожиданно нашлось одно уютное местечко, огороженное кустами, со столиком и скамеечкой. Все решено, стоим здесь. (43o 43.042 S 170o 05.517E h=786m) Пора кончать с дорогими мотелями, а то уже совсем боевой дух потеряли, вот и на Руапеху не залезли. Кемпинг работает по системе саморегистраци, т.е. деньги в конверте надо кидать в копилочку. Всего за нас двоих и машину – 10NZ$. Застолбив место машиной и палаткой, пошли на прогулку. Для начала до Kea Point. Здесь открывается отличный вид на ледник и основные вершины. К сожалению, хоть дождь и кончился, облачность сильная. В разрывы облаков иногда видна какая-то вершинка, но лучше, конечно, это смотреть в хорошую погоду. Ледник поближе виден вполне сносно. Огромная стена льда, непрерывно что-то отваливается и падает с ужасным грохотом. Злобное местечко. Там явно гулять не стоит. Kea Point так названа, что здесь можно увидеть попугая Кеа. Сколько ни смотрели – не видать.

Облака разбежались, мы уже стали жалеть, что не пошли ночевать в Mueller Hut. По карте она совсем рядом, но находится на вершине горы на почти километр выше нашего кемпинга. Тропа круто берет в гору. Скользко и мокро. Ладно – стоим, где встали. В Mt Cook NP места в хатках считают. Прямо в визитор-центре на стене отмечают, где и сколько мест сегодня занято. Можно наглядно посмотреть и не приставать с лишними расспросами. При нас свободные места были во всех хатках. Основная тропа в горы идет по ущелью Хукер (Hooker Valley). Выше некоторой отмеченной точки идти положено только в сопровождении инструктора или по специальному разрешению DOC. КПП с охраной там конечно нет, и я не знаю как они ловят нарушителей, видимо никак. Их дело предупредить. До этой крайней точки идет отличная тропа. Подвесной мост на канатах пересекает Hooker river дважды. Всюду построены лесенки и перильца. Местный народ по ней бегает трусцой на ночь. Еще не доходя до первого моста, мы увидели группу туристов, которая смотрела на елку, находящуюся в 300 метрах от них. Подошли. Оказывается, они попугая Кеа на вершине елки смотрят. Дали и нам посмотреть в бинокль. Здоровая птица, размером с курицу. Конечно с погодой не повезло, но и в пасмурную погоду в горах бывают красивые виды. Туман, поднимающийся над водой, рваные облака где-то внизу. Здорово, что не побоялись дождя и пошли. Пройдя разрешенный участок тропы туда и обратно, вернулись к машине. Сегодня у нас вкусный суп с капустой и мясом. Варим на кемпинг газе под снова начавшимся дождем. Кстати, в Новой Зеландии общепринят стандарт, в котором горелка на резьбе накручивается на баллон. Наши, европейские баллоны с газом не так просто найти. Купить их можно только в хороших спортивных магазинах.

На следующий день, позавтракав в г Twizel, по грунтовой дороге поехали смотреть Clay Cliff. 14 километровая дорога идет по частным фермерским полям. За проезд положено бросить в копилку 1NZ$. Грунтовка с огромными лужами была с трудом проходима для нашей машины. Обрыв немного напоминает Каппадокию в Турции. Столбы из осадочных пород стоят невдалеке берега реки Ahuriri. Есть небольшая и мало обустроенная тропа, по которой можно погулять между столбами. Далее на восток мы поехали по дороге №83 вдоль реки Waitaki. Вся река перегорожена многочисленными плотинами, и дорога идет не столько вдоль реки, сколько вдоль многочисленных водохранилищ. В этом районе в результате эрозии образовалось множество причудливых скал и обрывов. В некоторых пещерах имеется наскальная роспись маори. Впрочем, рисовать они не умели. Африканские пещерные люди делали это много раньше и много лучше, но культуру коренных жителей положено хранить и показывать. В городе Duntron свернули направо. Здесь рядом с дорогой множество предназначенных для осмотра мест типа слоновьих скал, кости кита в скале и т.д. В Омару (Omaru) гнездится колония маленьких голубых пингвинов (Little Blue Penguin). Живут они прямо в городе, в специально сделанных домиках. У нас народ делает скворечники, а новозеландцы пингвинники. Весь день пингвины кормятся в море, а в сумерках начинают возвращаться домой. Вылезают из воды и с важным видом прямо через асфальтовую дорогу идут домой. На дороге даже знак специальный привесили, мол, не давите маленьких пингвинов. Людей они не боятся. Каждый вечер народ собирается смотреть на это зрелище. Летом это случается около 10 часов вечера. Для наблюдателей построены специальные трибуны со скамеечками.

Голубых пингвинов в природе достаточно много, а больших желтоглазых (Yellow-eyed Penguin) мало – меньше тысячи особей. Водятся они только на юге Новой Зеландии, поэтому они стали одним из символов страны. Они даже нарисованы на обратной стороне купюры в 5 NZ$. Самые большие колонии желтоглазых водятся рядом с Дунедином (Dunedin). Времени у нас только на один вечер с пингвинами. Считаем, что голубых мы еще увидим, а вот за желтыми надо ехать. По дороге на Дунедин есть еще одна колония в Shag Point. Здесь они живут без особой охраны. Говорят, есть несколько пар, но мы ничего не увидели. Пришлось ехать в специальный пингвиний заповедник на самой дальней окраине полуострова Отаго (Otago), где их можно гарантировано увидеть в любое время суток. На просмотр водят организованными экскурсиями. Билет стоит 27 NZ$. Сначала читают небольшую лекцию, потом везут на автобусе. По месту обитания пингвинов проложены траншеи на пример военных окопов, накрытые сверху маскировочной сеткой. Для просмотра сделаны щели. Нельзя фотографировать со вспышкой и шуметь, но это, похоже, лишнее. Пингвины не сильно боятся людей. Прямо у стоянки автобуса мы встретили семейство с двумя пингвинятами. Все их тут называю цыплятами (Chicken). Родители меньше по размерам и имеют знакомую черно-белую раскраску. Глаза желтые весьма с большой натяжкой. Говорят, не сезон. Дети серые и пушистые. Пристают к родителям и требуют кормежки. Одно спасение – плавать не любят и не умеют. Как родителей достанет любимое чадо, они прыг в воду. Мелкому только и остается, что по берегу бегать и пищать. В воде пингвин плавает совсем как утка, только посадка у него ниже. Основная часть туловища находится под водой. Более того, он еще и крякает, похоже, на утку. Родители приносят рыбу из моря. Дети лезут им прямо в горло. Обычно в кладке два яйца и цыпленка вырастает тоже два. Вот они и делят родительскую рыбу и внимание на двоих. Толкаются, ругаются, клюются. Совсем как у нас дома. Вот рыба кончилась – один покусал до крови другого. Надулись, и встали друг к другу спиной. Птица, а как человек.

Здесь их основательно охраняют, лечат. Вокруг заборы и капканы от поссумов. Про каждого известна его история. Пары у пингвинов складываются на несколько лет. Всем даны имена. На стене вывешена полная биография. Вот, например 14 летняя самка. Сначала была со стареньким самцом. Выхаживала по 2 цыпленка в год. Потом он пропал, и она нашла молодого, но вот с цыплятами проблемы. Яйца не проклевываются, птенцы гибнут. За 4 года ее это достало и она нашла третьего. Теперь все в порядке. Теперь по два толстых и ворчливый цыпленка каждый год. Каждой группе посетителей положено наблюдать пингвинов в течение часа. Последняя экскурсия в 8 вечера. В отличие от голубых пингвинов в Омару, желтых можно увидеть и днем. После окончания экскурсии поехали быстро искать жилье. Место туристическое, но жилья нет. В Portobello нашли мотель, но хозяйки нет. От соседей узнали, что она в пабе. Говорят, идите и спрашивайте мадам Луизу. Мы даже было пошли, но уж больно там все пьяные были. Мы не решились спрашивать всех женщин, как их зовут. Вернулись в Дунедин (Dunedin). Здесь уже в полной темноте удалось найти очень приятное место – мотель Chequers motel. От Дунедина до Инверкаргила можно быстро проехать по шоссе №1, но куда интересней ехать по побережью. Этот кусочек Новой Зеландии получил название Катлин (Catnlins). На этой самой южной части Южного острова очень много интересных мест. Через несколько километров вывеска “VIEW”. Мы их с Танькой вьюшками прозвали.

Для начала стоит съездить на скалистый мыс с маяком Nugget Point. Очень интересное место. Скалы уходят в море. Посетить его стоит еще и как самое далекое место от Питера и Москвы. До нашего дома отсюда 16996 км. Далее по дороге – исторический туннель. Здесь в 19 веке 30 лет строили железную дорогу. Пока строили – надобность отпала. Теперь только остается туристам показывать самый южный в мире железнодорожный туннель, в котором нет железной дороги. Свернув к берегу, стоит съездить на берег Каннибалов (Cannibal bay). Здесь археологи нашли массовые захоронения человеческих костей. Грустно это. Такой красивый пляж, голубое небо, огромное море, а сколько людей здесь окончили свою жизнь. Сейчас здесь место отдыха. Народ стоит с палатками. На пляже лежат морские львы. Издали кажется, что это куча водорослей. Если подойти поближе кажется, что он издох, но это не так. Он просто греется на солнышке. Подойти можно на расстояние в несколько метров. В нескольких километрах на юго-запад есть в сотне метров от океана огромная дыра в земле. Там внизу на плещется океан. Под землей он связан с морем естественным туннелем. Между дырой и морем можно ходить как небывало – трава растет, овцы пасутся. Называется эта дырка Blowhole (дыхало у кита). Машину можно оставит на парковке и за 2NZ$, брошенных в копилку полчаса идти по частным землям. На этом же мысу проложена тропа для осмотра Wilkes Falls – водопада среди дождевого леса. Тропа до водопада занимает всего 15 минут.

Следующее чудо – Кафедральная пещера (Cathedral Caves). Море вымыло ее прибоем в отвесном утесе. Войти в нее можно только во время отлива. От шоссе до нее 4 километра. Дорога частная и кончается платной парковкой за 8 NZ$. Открыта для проезда она только во время отлива. Пешком можно идти всегда и бесплатно. От парковки тоже надо еще пройти примерно полчаса по папоротниковому лесу, потом еще немного по пляжу. Сама пещера не глубока, сталактиты не растут, но залезть туда интересно. Объект с заманчивым названием Niagara Falls of New Zealand мы не нашли. Что-то здесь не то. Один чахлый указатель, заросшая дорога и никаких признаков туризма. Маяк у поселка Отара (Otara) расположен на живописном мысу. Местный народ здесь занимается дайвингом. На берегу лежит очередной морской лев. Дернул его за хвост. Лев огрызнулся, лениво рыкнул, как кот поджал под себя хвост и продолжил послеобеденный сон. К четырем часам вечера доехали до Инверкаргила (Invercargill). В детстве, когда меня спрашивали про город, в котором я хотел бы жить, я отвечал – Инверкаргил. Вот миг настал, я в городе детской мечты. Первоначально город заселен выходцами из Шотландии. Строгая планировка, отсутствие пышной южной растительности сильно отличают его от других новозеландских городов. На улицах клумбы с цветами. Улицы широкие. Холодно здесь даже летом. Чем-то похоже на Норвегию. При нас температура утром была меньше 10 градусов. Город связан с внешним миром железной дорогой, но пассажирские поезда больше не ходят. Пути заржавели, вокзал закрыт.

Посетили местный McDonald s. На удивление продают только стандартные обеды. Кредитки не берут. Дикое место оказалось. Как только новозеландцы такое терпят. Всю Новую Зеландию с севера на юг связывает дорога №1. Кончается она на мысе южнее Инверкаргила в городе Блафф (Bluff). Пройдя сквозь город, главная автомагистраль кончается площадкой с указателем расстояний до разных городов. Тут же стоит отель NZ Lands End. Цена номеров от 125 NZ$. Нам достался номер с видом на море. Наверно это лучшая ночевка за эту поездку. В окно виднеются маяки. Плывут корабли. За окном вечер с красным закатом. На полочке вместо рекламной макулатуры лежат старинные журналы National Geographic. Мы с Таней затеяли переборку всех вещей. Завтра мы на несколько дней собираемся уйти в самые дикие края на юг острова Стьюарт. Собираем рюкзаки. Посмотрели отснятое на камеру кино, разослали всем знакомым SMS. Утром вышли на завтрак. Застекленная веранда с видом на море. Солнечное утро, играет мелодичная музыка тридцатилетней давности. Мы едим классический английский завтрак с непременной яичницей. Здорово. Так хорошо нам давно не было. Оставив машину с лишними вещами около причала, пошли на паром. На остове Стьюарт есть один населенный пункт Халфмунбей (Halfmoon Bay) или Обан (Oban). Местное население 400 человек, занято в основном обслуживанием туристов и немного рыбной ловлей. На остров ходят два парома от конкурирующих фирм.

Название паром, конечно, применить к ним трудно. Это просто небольшие катера без всяких трапов для заезда машин. Один из них Stewart Island Adventures Ltd я первым нашел в Интернете и мы предварительно зарезервировали на нем место. В офисе нам сказали, что про резервирование ничего не знают и отправили к конкурентам. Там мы точно ничего не резервировали, но местная работница сказала да, конечно зарезервировано и продала билеты в оба конца. Обратный билет можно купить с открытой датой и возвращаться в любой день. Не удивительно, что у первых маленький кораблик, а у вторых вполне приличная посудина на сотню человек. Цена одного билета в оба конца – 84 NZ$. Паром пересекает Фовеакс (Foveaux Strait) пролив за 60 минут. Расстояние 39 километров. Море в проливе как правило, неспокойное, но паром ходит почти по любой погоде. Качает на нем просто с потрясающей силой. С большим трудом удается идти по палубе. Всех, кто боится укачивания, моментально укачивает. Не зря после выхода с парома можно купить футболку с надписью “Я пережил пересечение пролива Фовеакс”. Таня ее купила. Теперь на удивление в разных странах к ней подходят знающие люди спрашивают, как это оно было. На пароме работает кафе. Еще в Питере мы решили выпить в нем кофе, но сделать это трудно. Жидкость вылетает из стакана. В результате остались мы без кофе. Остров Стьюарт (Stewart) или по маорийски Ракиура (Rakiura) на редкость мокрое и ветреное место. Поселенцы многократно пытались освоить его земли, но ничего путного не вышло.

Теперь весь остров объявлен национальным парком (Rakiura NP). Южная часть острова, за исключением порта Пегас полностью закрыта для посещений. По северной проложено несколько троп. В список Great Walks входит трехдневная Rakiura Track. Резервирование мест в хатках на ней не производится. Свободный кемпинг разрешен непосредственно у хаток и на двух пляжах. Тропа очень культурная, но мы на нее не собираемся. Стьюарт дикое место и мы хотим попасть в самые дикие его места. Меньше всего информации по юго-западному кольцу. Из этого можно сделать вывод, что народу там совсем мало. Идем в визитор центр в Халфмунбее. Нас отговаривают, говорят, что там болото, и это только для очень сильно опытного тропоходителя. Мы настаиваем на своем, более того пытаемся заявить более высокий темп прохождения чем положено. Нам говорят, что это невозможно. Проблему удалось решить с помощью водного такси (Water taxi). Это быстроходная моторная лодка, которая за 50-80NZ$. Может довести Вас к одной из хаток расположенных по берегам Paterson Inlet. На такси можно доехать до Fred s camp и Freshwater Hat. До последней из них лодка может пройти только в прилив. При общении в визитор центре необходимо точно сказать маршрут. Где и когда вы будете ночевать. Если сказать, что Вам необходимы билетики на 5 ночей, а где вы их будете использовать, пока не придумали, то их это не устроит. Если Вы идете на юго-восточное или северо-восточное кольцо, то вас запишут в отдельную тетрадочку, и если Вы не вернетесь в указанный срок, то будут начаты поиски. Еще положено оставить телефон родственников, которые будут информированы об вашем исчезновении. Стоимость одной ночевки – 6 NZ$ на человека. Тут же можно купить новые или взять напрокат ламинированные карты острова Стьюарт. Я купил новые, чтобы привезти домой и потом разглядывать их в межпоходной тоске.

На острове несколько фирм, имеющих водные такси. Заплатить можно в офисе, даже используя кредитную карточку. Для этого, правда, офисным работникам приходится вручную звонить в банк и соединять терминал с единственной телефонной линией. Мы воспользовались услугами Oban Taxis & Tours т. (03) 219 1456. Такси отправляются из соседней бухты Golden Bay, до которой надо идти больше километра, через перевал. Весьма современная лодка с GPS навигационной системой. Водитель выглядит, примерно, так, как наш российский где-нибудь на Байкале – в свитере и резиновых сапогах. Поскольку в данный момент был отлив, нам оставалось плыть только до Fred s camp. Дорога заняла примерно полчаса. Пешком по местным меркам на этот путь пришлось бы потратить 2 дня. Для выгрузки пассажиров построен небольшой причал. Рядом стоит хатка на несколько человек. Мы не стали в нее заходить и сразу пошли по тропе. Тропинка едва видна, идти по ней легко, и особой грязи нет. По внешнему виду, похоже, что по ней в среднем идет один человек в день. Из благоустройства только прибитые к деревьям пластиковые указатели. Вначале тропа идет вдоль берега Paterson Inlet, берега которого поросли первозданным дождевым лесом. На Стьюатре самый большой в Новой Зеландии лесной массив, не тронутый поселенцами.

Новая Зеландия и Киви – синонимы. Здесь на острове Стьюарт живет больше всего птиц киви. Обычно покушать они выходят ночью, но на Стьюарте, во-первых, ночь короткая, как никак 48 градусов южной широты, во-вторых червяк не столь толстый и на поиски корма уходит больше времени. В результате за ночь не отъесться, и приходится выходить на кормежку при свете дня. Киви здесь много, но увидеть их трудно. Живут они в местах покрытых густым лесом. Нижним слоем растут небольшие древовидные папоротники Piupiu или Crown fern. Их высота, как раз соответствует высоте птицы киви. Она спокойно бегает под листьями, а сверху слышно только шуршание, поэтому птицу надо сначала услышать, ну а уже потом смотреть внимательно. Даже если это удастся сделать, то обычно взору предстает только небольшая часть. Увидеть трудно, а сфотографировать еще труднее. В темном дождевом лесу настолько темно, что мой цифровик постоянно пытается выбрать выдержку в 1/15 секунды, а то и еще дольше. За это время птица может успеть многое. Как ни снимай, а получается смазано. Говорят, что от фотовспышки у птицы стресс, поэтому слепить ее я не стал. Увы, на фотоаппарат хорошо снять это чудо в перьях не удалось. То все смазано, то, скажем так, видна далеко не вся птица. Снимки получаются, как загадка для бердватчера – типа найдите, где здесь птица. Вот пример. Я точно помню, что снимал притаившуюся киви, и знаю где она. Попробуйте найти на снимке.

Но один раз нам повезло. Это случилось в самом начале пути в часе хода от причала такси. Перелезая ручей, Таня услышала шуршание. На этот раз я пошел на фото-охоту с видеокамерой. Сначала она от меня удрала. В погоне я споткнулся об лиану. Это на редкость злобное растение в тропическом лесу. По нашей привычке, если идешь по лесу, и путь тебе преграждает веточка с палец толщиной, по ее можно игнорировать – примнется куда-нибудь. Лиана – совсем другое дело. Она с двух сторон закреплена, а на разрыв прочна. В итоге смотреть надо внимательно. А я за киви бежал. Чуть ногу не сломал. Дырку до кости в ноге сделал. Она потом месяц заживала. Пока я отходил от повреждений, киви решила, что погони нет. Где-то в глубокой дырке она нашла вкусного червяка, и так углубилась в процесс, что наверху осталась только одна круглая задница. Снял этот комок перьев с 10 метров. Птица роет и роет. Снял с пяти – нуль внимания. Подхожу ближе. Два метра, один, полметра. Вот уже ближе некуда – рукой можно дотянуться. Тут я вспомнил, что неделю назад подумал, что мне в жизни, если чего и не хватает, то погладить птицу киви. Вот природа дала мне такую возможность. Стоит только руку протянуть. Держу одной рукой камеру, другую протягиваю и легонько глажу. Я думал, что как только я дотронусь, она в ужасе исчезнет, разве, что на последок, в палец клюнет, но червяк оказался вкуснее. Я ее глажу, а она продолжает рыться где-то глубоко под землей.

Рано или поздно птичка высунула свою голову, внимательно посмотрела на меня и вновь углубилась головой под землю. Я даже устал ждать, когда она, наконец, вылезет, и я смогу снять, как она вразвалочку удалится в папоротник. Увы, фотоаппарата у меня не было. Как она удалилась, я снял только на видеокамеру. Вторично ее поймать не удалось, уж больно быстро бегает. Когда я пришел с фотоаппаратом, птица решила, что я ее достал, и моментально сбежала в неизвестном направлении. Вот это повезло. Я видел и гладил птицу киви. Теперь я не боюсь ничего. Можно умереть, можно больше ничего и никогда не видеть. Теперь киви навечно в моей душе. Этого не может конфисковать даже ОБЭП с налоговой полицией по указу президента. Теперь я понимаю новозеландцев, которые себя обзывают киви. Это трудолюбивое и основательное существо. Когда я что то рою в шкафу ночью, Танька меня теперь обзывает птицей киви.

Любовь к птичке не знает границ. Вот, например, читаем мы ежедневную газету. В разделе происшествий на первом месте: “Вчера в национальном парке умерла птица киви. Две недели она тяжело болела вирусным заболеванием. Ее лечили лучшими швейцарским лекарствами, но они не помогли. Это большое несчастье для работников национального парка. Птица была похоронена при большом стечении народа на кладбище для птиц киви”. На втором месте: “Вчера швейцарский турист выехал с заправки севернее Инверкаргила, поехал по правой полосе и сшиб 17 человек. Ох уж эти гады, континентальные кривосторонние европейцы”. С птицей в сердце мы продолжили путь. Теперь нам все нипочем, и даже начинающийся дождик не страшен. Дорога тем временем ухудшилась. В месте, где Paterson Inlet плавно перешел в Rakeahua River начались болота. Теперь мы периодически проваливаемся по колено в грязь. Положенную нам для ночевки хатку Rakeahua мы прошли без остановки. Решили, что солнце еще высоко и можно пройти еще немного. Сильно преуспеть в этом нам не удалось. У Тани разболелась нога, стало темнеть. Вскоре после подвесного моста через Rakeahua River мы сошли с тропы и заночевали на вершинке небольшого холма. 46o59.316 S 167o50.799E h=30 До конца я так и не выяснил, сколь такая вольная ночевка противоречит местным правилам. На прямой вопрос девушка из визитор-центра сказала, что там нет оборудованных мест и вам будет неудобно стоять. На щитах я тоже не заметил запретов. Похоже, запись на сайте парка касается только вылизанной и массовой Rakiura Track. Более того, на небольших полянках видны следы не только очевидных стоянок, но и даже свежие костровища. Если народ стоит так, то мы, забравшись в глубь леса, не портили своим присутствием первозданный вид природы, не оставили после себя мусора. Природа ничем не пострадала от нашего присутствия.

Стоянка получилась очень уютная. Вокруг высоченные деревья дождевого леса. Прямо под тентом растет папоротник Piupiu. Иначе места для палатки было не выбрать. Пришлось ставить так, чтобы не повредить ценное растение. На деревьях поют птицы. Особенно птица Туя. Она здесь считается самым красивым певцом, типа нашего соловья. Даже местных девочек называют Туями. Поет она по разному. Иногда трещит как полевой дрозд, а иногда вполне красиво. На первый день у нас есть вкусный овощной суп с мясом. Как только мы пообедали, пошел дождь. Залезли в палатку. Тем временем стемнело. Одни птицы замолкли, другие наоборот запели. Из ночных певцов сильна голосом все та же птица киви. По упорству на коростеля похоже. Само название киви произошло от ее крика. Сначала громко ки, пором как на вдохе ви. Ночью птички разговаривают друг с другом. Вот и идет непрерывная перекличка. Одна из них сидела в десятке метров от нашей палатки. В общем – “Птичка, спой”.

Птиц здесь много. Главного их врага поссума здесь мало, так как с ним ведут безжалостную борьбу, травят цианидами. По лесу установлены плакаты с предупреждением, что разбросанные всюду продолговатые зеленые приманки страшно ядовиты. Местные любители природы выдвинули лозунг “поссум враг народа №1”. Убил поссума – ты герой. Из меха поссума делают всевозможные изделия. Я, например, тапочки из поссума маме купил. Все эти кары постигли бедное животое за то, что он любит яйца киви и ее птенцов. Поссум был умышленно завезен поселенцами из Австралии. Сделали это для того, чтобы истребить крыс, завезенных случайно на кораблях чуть ранее. Поссум отлично охотится на крыс, и успешно справился с поставленной задачей. Крысы перевелись, ну а оголодавший поссум занял место своей жертвы в продовольственной цепочке. Борьба с ним трудна. По внешнему виду он напоминает вытянутого кота с приплюснутой мордочкой и длинным пышным хвостом. Обладает чувством собственного достоинства, умен. Зная, что ты не вооружен и не можешь причинить вреда, он может пройти рядом, даже не взглянув на тебя, однако поймать его весьма трудно. В Папуа Новой Гвинее туземцы считают его трудной добычей. Единственное, чему не может научиться поссум, так это переходить автодороги. За день езды на машине можно увидеть сотни раздавленных особей. Интересно происхождение названия поссум. Капитан Кук в бортовом журнале просто сделал описку и написал поссум вместо опоссум. Авторитет Кука был столь велик, что теперь в Австралии и Новой Зеландии водятся исключительно поссумы. Несмотря на шум мы быстро уснули и проспали 12 часов подряд. Давно так не высыпались. Мягкий диван в мотеле хорошо, а палатка лучше, да и в 10 часов никто не требует покинуть помещение.

Утром приготовили завтрак и продолжили свой путь. Вскоре тропа пошла круто вверх. Дорога давалась тяжело. Постепенно тропа вышла на русло небольшого ручейка и теперь под ногами сплошная жижа. При подъеме вверх плотные кусты мануки сменили высокий тропический лес. Пройти по таким кустам без тропы еще труднее, чем по кедровому стланику. С тропы не свернешь, а тропа размешана, как тропа на клюквенное болото, мы на оз. Вялье по такой ходим. На самой вершине холмов начались верховые болота. Это уже похоже на наши Хибины. Тундра, только вместо чахлых кустов березы столь же чахлые мануки. Появились комары и мошка. Вот как можно проводить время заграницей. Говорят, положены пляжи, отели, рестораны, музеи. А мы в болоте, все в грязи, довольные и веселые. Спуск с холма был не проще подъема. В итоге вместо положенных по указателям 8 часов на дорогу между стоянками потратили 10 часов. Только к вечеру мы вышли на Doughboy Bay – огромный пляж на другой стороне острова. Это уже действительно конец. Дальше идти некуда. Там за морем в нескольких тысячах километров Антарктида. На пляже есть хатка названая на картах бивуаком на 3 койко-места. Заходим – и видим совсем дикое жилище. С виду как домик рыбаков где-нибудь на Белом море. Газа здесь нет. Надо использовать свой, но народ здесь не жадный и часто оставляет после себя ненужные остатки продуктов. Есть и недоиспользованные баллончики кемпинг газа. С голоду, в крайнем случае, не помрешь. В бивуаке жил пожилой новозеландец из Веллингтона. Он на пенсии и почти все лето проводит ходя по разным тропам. Вот это я понимаю пенсия. Я тоже так хочу.

Палатку мы установили невдалеке от бивуака на пляже. (47o02.241S 167o42.636E h=6) Сварили суп, и пошли гулять. Встретили поссума. Он несмотря на всю борьбу проследовал по пляжу, не обращая на нас внимания. В северной части на карте нарисована пещера. После недолгих поисков удалось найти лишь небольшую двадцатиметровую дырку вымытую прибоем в береговом утесе. Кроме нас на пляже никого не было, если конечно не считать морского льва и мошки, обитающей здесь в изобилии. Течения вокруг Новой Зеландии устроены так, что температура морской воды не сильно отличается в разных частях страны. Здесь на самом юге все те же 20 градусов. Можно поплавать. Пляж очень пологий и приходится долго идти до глубокой воды. Вот здесь посреди заплыва была достигнута точка возврата нашей поездки. Если раньше мы двигались все дальше и дальше, то теперь начнем возвращаться. Как же далек путь. З самолета, 3 парома, 3 машины, 2 дня пешком, да еще до берега доплыть надо и не потерять все обратные билеты. После купания сварили обед. Солнце тем временем близилось к горизонту, и мошка все больше портила жизнь. Даже обедать пришлось идти к морю, там ветра побольше. Вскоре пришлось прятаться в палатку и через сетчатое окно смотреть на живописный красный закат. Нет худа без добра, зато герметичность палатки проверили. Вскоре на Тонго и островах Кука вокруг нас будет летать комар с лихорадкой Денге.

Изредка все же приходилось вылезать для того, чтобы сделать фотографии заката. На улице заметно похолодало. По ощущениям чуть выше нуля. Чувствуется близость южного полюса. Ночи здесь короткие, солнце заходит в 10 вечера. До белых ночей конечно надо проехать еще 7 градусов на юг, но разница с Северным островом заметная. Тут даже полярные сияния можно увидеть. Маорийское название острова Ракируа в переводе означает светящиеся небеса. С погодой нам повезло. Стьюарт весьма мокрое место. Целый день без дождя – редкость. Следующий день тоже выдался солнечным. Переход на Mason Bay дался очень тяжело. Дорога болотистая и одновременно горная. Мало того, что проваливаешься по колено, так еще и вверх идти надо. Вроде высота не велика, да и расстояние, не ахти какое, но устали мы сильно. Дорогу скрашивали птицы киви, которых мы за этот переход встретили 4 раза. Как увидишь, так сразу сил прибавляется. Последний кусок тропы до пляжа идет по дюнам. Приходится лазать вверх – вниз по осыпающемуся песку. Как только вышли на пляж, сразу сварили обед, устроившись в тени прибрежных кустов. Берег обрывистый, сложен из ракушек. Mason Bay огромен, и в результате сильно обитаем. Народ ходит туда – сюда. В южной оконечности садятся самолеты с туристами. Множество птиц бегает по отливной полосе. Идти по пляжу легко. Всего час и мы дошли до устья Duck Creek. Здесь расположена очередная хатка Mason bay Hat. От нее ответвляется тропа северо-западного кольца. По правилам ее положено проходить за 9 дней. Это очень долго и нам приходится возвращаться. Здешняя хатка только что после ремонта. Все вылизано. Полно народу, который возят на самолете смотреть киви. В 10 вечера положено удалиться в окружающие кусты мануки и наблюдать. В местном журнале регистрации куча записей на тему есть или нет здесь киви.

Нам это не актуально. Мы уже насмотрелись и решили пройти еще немного. В глубь острова идет уже не узкая тропинка, а проезжая дорога. Идет она до старой хатки. В ней сейчас живут работники парка, а раньше, еще до национального парка здесь была ферма. Сейчас бывшие поля, расчищенные для выпаса овец, поросли высоченной травой, но лес еще не успел вырасти. Даже загоны для овец еще сохранились. По карте в этих местах болота, и мы не сомневались, что легко найдем воду и заночуем в прибрежных кустах. На практике место для ночевки удалось найти с большим трудом. В совершенно глухих зарослях мануки, выбрали небольшое место для палатки около холма Lower Island Hill. (46o54.816S 167o49.047E h=63) После длительных поисков наши яму с отстоявшейся водой. Осторожно кружкой набрали 2 литра, а большего нам и не надо. Сегодня у нас на ужин сублимированная баранина из пакета. В Новой Зеландии в спортивных магазинах продается очень удобная для походов упаковка. Пакет на одну или две порции надо открыть и залить кипятком. Через несколько минут можно есть. Получается вкусно и питательно. Первоначально пакет легкий и его удобно брать с собой в поход. На Стьюарт взяли его на пробу. Результат понравился настолько, что мы даже взяли с собой домой несколько пакетов. Порция на двоих стоит примерно 9 NZ$. В визитор-центре нас пугали страшными болотами на переходе к Freshwater Hat, и мы приготовились к худшему. Встали рано, чтобы в запасе было много времени на столь трудный переход. В действительности оказалось, что через все болото построены мостки, и пересечь его не представляет труда, даже не запачкав белых кроссовок. Вот и верь после этого сотрудниками DOC. Та девица, которая сидела в офисе, видимо ни разу в жизни не ходила по тропам, про которые посажена рассказывать. Погода тем временем стала портиться. Когда мы приблизились к причалу и Freshwater Hat, уже накрапывал дождик. Водное такси ежедневно объезжает причалы в поисках желающих вернуться. Заезды согласованы с отправлением парома в Блафф. Поскольку мы затратили на дорогу существенно меньше времени, чем предполагалось, то пришлось долго ждать. Рядом с хаткой через реку Freshwater построен подвесной мост. Его фотографии очень часто встречаются на рекламе и в книжках по Новой Зеландии. Прошлись по нему туда сюда раз десять.

Водное такси было обещано в час дня. Начала скапливаться публика. Запомнилась молодая американка из Нью-Йорка. Она уже два года как странствует по миру. Вот теперь она устроилась библиотекарем в Обане. На выходные ходила к знакомым мальчикам, работникам DOC на Mason Bay. Любит свободу и наслаждается ей. Вот пришла она, легла и уснула на траве, свернувшись калачиком, несмотря на дождь. Говорит в Америке так нельзя. Там в полицию за такое попасть можно. На старости может и вернется в Америку, а пока жизнь прекрасна. Так пойдет, из Америки сбежит вся активная и свободолюбивая часть населения. За час до обещанного срока на такси приплыл тот же мужик, который нас вез вначале. Такси долго идет по реке, прежде чем вместе с ней впасть в Paterson Inlet. Река петляет среди зарослей и гор. Поездка оказалась весьма интересной. До парома оставалось еще несколько часов. Как положено, отметили в DOC свое успешное возвращение, выпили кофе с лососевым бутербродом. Лосось местный. На острове Ulya их выращивают на специальной ферме. Не торопясь обошли весь поселок, отправили с местной почты открытки домой. Достопримечательностей здесь немного. Есть небольшая церквушка, заводик по производству местного пива. Удивил памятник жертвам первой и второй мировых войн. Оказывается, даже этот далекий уголок война не обошла стороной. Пять человек погибло в одной войне, двенадцать в другой. По количеству жертв во Второй мировой в процентном отношении, Новая Зеландия стоит на втором месте после России.

Продолжение рассказа.

Александр Симо   



Прочитайте еще Отзывы о Новой Зеландии:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.