Бирма , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Бирма

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о России > Бирма

Бирма Планировать поездку в Бирму начали сразу по возвращению из Камбоджи и Таиланда. Готовились долго: зарабатывали деньги, искали информацию о стране, читали книги о бирманских рубинах, консультировались со знакомым ювелиром, покупали визы, билеты, сувениры. Попытались собрать компанию, увы, не судьба, летим вдвоем Катарскими авиалиниями. О Катаре особо ничего не скажешь, гиблое место, пустыня. Аэропорт не приспособлен к такому количеству транзитников. Комната для курения похожа на газовую камеру. Купили текилу и полетели дальше.

  День первый.

  От Дохи до Янгона летели полупустым самолетом, удалось поспать. Прилетели в семь утра. Быстро прошли пограничников, и пошли на таможню. Кстати, в страну можно ввезти абсолютно все. Мы, как заядлые курильщики, ограничились шестью блоками сигарет. Решили наверстать при выезде. Камеры, телефоны, излишки денег задекларировали и единственные встали в красный коридор. Из-за чего случился маленький переполох в местной таможне. Просмотрев наши декларации и разве что, из вежливости, не покрутив пальцем у виска, таможенник отправил нас в зеленый коридор.

  По традиции, прежде чем покинуть здание аэропорта, я решила посетить туалет. Большая ошибка. Оказывается, в каждом туалете Бирмы существует смотритель, который при появлении клиента активизируется и совершает массу, казалось бы, ненужных действий. Открывает дверь в кабинку, смывает то, что якобы осталось от предыдущего посетителя, выдает клочок бумаги, закрывает за тобой дверь и ждет. Дождавшись, открывает для тебя кран с водой, выдает очередной клочок бумаги и смиренно просит денег. И после того как вы были настолько близки – трудно отказать. Вот такое решение проблемы безработицы, не удивлюсь, если правительство на этот вид деятельности продает лицензии.

  По возвращении обнаруживаю, что Татьяну взял в оборот красавчик из местных, расточает улыбки и берется доставить нас куда угодно. Соглашаемся, грузимся в микроавтобус и едем в отель «Панорама». Отель так себе, ничего особенного, но расположение удачное. Платим за номер и ждем в фойе, когда его приберут. В номере странный запах, но окно с видом на Шведагон и мы довольны. Решаем поспать два часа и идти знакомиться с городом и его обитателями. План на день: поесть, отправить открытку домой, посетить пару достопримечательностей.

  Поспали, но не выспались. Голова не работает совершенно, но мы берем прихваченную в аэропорту карту и идем искать, первое, что попадется нам на пути. Первой попалась почта не указанная на нашей карте и находящаяся на улочке так же не указанной на карте. Решаем, что карта для шпионов.

  Марка в Россию, а так же и во все другие страны мира стоит 30 местных рублей. Даем доллар и ждем сдачи. Сотрудница почты доллар берет и начинает его крутить – вертеть, затем приглашает полюбоваться другую сотрудницу. Мы в легком недоумении, до этого случая мы везде платили долларами, а на этой почте похоже их никогда в глаза не видели. Просим продать нам еще две открытки, думаем, может тогда у них сдача наберется. Не тут то было. Открытки продаются в другом месте, но тут недалеко, сходите туда. Магазин неподалеку торгует только рождественскими открытками, а их, понятно, нам не надо.

  Ощущаем необходимость обмена денег. Наш путеводитель «Вокруг света» почему-то оставил этот вопрос без внимания. Приходится разбираться на месте. Крутим карту, смотрим по сторонам, пристаем к прохожим и находим три банка, ни в одном из которых нам не меняют деньги! Они просто не понимают, что мы от них хотим. В десятый раз объясняем, что нет, не сертификаты, не чеки, ДОЛЛАРЫ хотим поменять, и уходим ни с чем в полном недоумении.

  День что-то не задался, Танька ворчит, что ей все это не по душе, она вообще не любит менять деньги, то ли дело в Камбодже и т.д.

  Решаем зайти в парк рядом с Суле пагодой и покурить на лавочке. За вход в парк надо заплатить. Повторяется история с почтой. Перепираемся с билетерами, чем привлекаем внимание человека в форме, который, о чудо, берет злополучный доллар и дает нам сдачи.

  Покурив и обдумав, что делать дальше, решаем зайти в государственное туристическое агентство Myanmar Tours&Travels, расположенное рядом с Суле пагодой. Надо купить спальные места на поезд в Баган или Мандалай. А еще я хочу, чтобы мне организовали поездку в Магок, район, закрытый для иностранцев.

  Опять мы не по адресу. Билеты на поезд продают в кассах железной дороги, а посещение Магока требует специального разрешения, которое очень трудно сделать. Зато удалось поменять деньги и узнать цены на авиабилеты.

  Зашли в Суле пагоду, посидели, посмотрели, отдохнули. Прогулялись по городу, покормили детей конфетами, чтоб не приставали. Зашли в кафе и как, оказалось, заказали столько еды, что хватило бы на пятерых. Соответственно объелись, но доесть не смогли. На такси поехали в другую часть Янгона, где у нас была назначена встреча с представителями турагенства, бронировавшими нам отель в Ngapali.

  День второй.

  Билеты в спальный вагон надо приобретать заблаговременно, на пять дней вперед все куплено.

  Покупаем в Myanmar Tours&Travels: билет на самолет до Мандалая, билет из Хехо на море, открытку с видом Шведагона и отправляемся прямо в руки хиромантов, которые предскажут мое будущее, а Татьяна все это снимет на камеру. За один доллар мне было сказано, что я путешествую с подругой, что в жизни моей будет одна большая любовь и одно замужество, были предсказаны успехи в бизнесе, высокое давление и даны рекомендации относительно питания. Все было записано на камеру для подробнейшей расшифровки. Длилось предсказание долго, вокруг нас собралась толпа местных жителей, которые с интересом слушали хироманта. В самом конце сеанса хиромант указал на какие-то линии моей руки и сравнил их с линиями на своей. Разумеется, они отличались. Как оказалось, его линии были лучше, а мои – никуда не годились. Мне была предложена свечка, которую следовало поставить в храме перед Буддой на закате. Поскольку это должно было поправить сложившееся положение вещей, не согласиться было бы глупо, тем более что стоило это удовольствие один доллар. Хиромант нацарапал на свече крест, произнес магические слова и торжественно вручил мне, еще раз напомнив, когда и где ставить.

  Попрощавшись с хиромантом, мы пошли на центральную почту, купили марок и отправили открытки домой. После чего поехали в Шведагон.

  Не понятно мне, почему во всех бирманских храмах надо ходить босиком. В Камбодже, например никому в голову не взбредет лезть на храм, предварительно сняв обувь. И ведь тот же самый буддизм. Может у них туристов побольше и камбоджийцы боятся, что те обувь свою не отыщут, вот и поменяли правила?

  Шведагон оказался именно таким, как я себе представляла. Большой, золотой, слепящий глаза. Но, к сожалению, я любитель менее ухоженных культовых сооружений, мне надо чувствовать какую-нибудь мрачную тайну. Поэтому я не особенно впечатлилась Шведагоном, зато очень меня поразила естественная религиозность бирманцев. Такое чувство, что рядовой бирманец запросто так после или во время работы забегает в Шведагон, поливает Будду своего дня водой и идет дальше по делам. И так у них все просто и естественно происходит, что понимаешь – так и надо. Так что я тоже полила Будду водой. Посмотрев в подзорную трубу, и еще немного побродив, мы пошли мыть ноги и искать озеро Кандоджуи. Нам хотелось погулять по парку, может быть, зайти в зоопарк и к семи часам быть в Каравейке, ресторане с национальным шоу.

  Погулять по парку можно весьма условно. Поскольку озеро занимает основную его часть, то идешь по тиковому мосту, в заданном направлении, который выводит тебя на редкие островки суши. Сверившись с картой, где находится Каравейк, мы поняли, что путь предстоит не близкий и надо поторапливаться. Цель ясна, идем бодрым шагом, изредка останавливаясь, что бы сфотографироваться на фоне понравившегося вида. Примерно в середине пути замечаем некоторую странность в окружающем нас пейзаже. Нет, нам понятно, что озеро Королевское, но все же необязательно у каждой пальмы ставить автоматчика. Но автоматчики на нас ноль внимания, мы отвечаем им взаимностью и идем себе дальше, пока не выходим на небольшой островок суши забитый мерседесами, автоматчиками и военными в белых касках с красными звездами. Белые каски настроены решительно и категорически не хотят пускать на мост, автоматами проход закрывают. Мы слегка опешили, наглость все-таки, у нас билеты в парк куплены, имеем право, в конце концов, и что нам за дело до мужика, который на мосту стоит? В пятый раз на чистом русском языке объясняем, что нам надо пройти, пока не привлекаем внимание персоны, из-за которой весь сыр бор. Ура! Нас велено пропустить.

  Боже мой, какие люди! Господин Сое Вин собственной персоной. Бирма – сумасшедшая страна. Второй день визита и уже встретили премьер министра или как его там. Остальные члены хунты тоже не заставили себя долго ждать. Окруженные автоматчиками они совершали пробежку по мосту.

  Но шок уже прошел и нам как-то не по себе. К автоматчикам мы уже привыкли, но снайперы – это уже перебор. Прибавляем шагу.

  На мосту встречаем девушку, которая тоже преодолела кордон. Неудивительно, что она оказалась русской, другим иностранцам даже в голову не пришло прорывать оцепление из автоматчиков, что бы что-то там сфотографировать. Зовут Галя, из Москвы, четыре месяца путешествует по Азии, впереди у нее Камбоджа, Вьетнам, Китай. Решаем вместе идти в Каравейк. По дороге обмениваемся информацией. Мы ей про Камбоджу, она нам про Мьянму.

  В Каравейке свободных мест нет, но Галина подруга Оливия (американка, приехавшая волонтером в Бирму) заказала столик на двоих у сцены. Галя объясняет персоналу, что мы прекрасно разместимся вчетвером, если нам дадут еще два стула. После долгих препираний ей удалось вытребовать для нас еще и скидку.

  Оказывается, мы с девчонками поселились в одном районе, так что решаем после шоу ехать в наш отель. Посидеть, поболтать, выпить текилы. В отеле встречаем вчерашнего гида, который вез нас из аэропорта. Пришел нам что-нибудь предложить. Но мы себе уже сами все организовали, завтра утром улетаем в Мандалай, так что облом.

  День третий.

  После завтрака решили поспать, вчера легли в три ночи. В полдень сдали номер и поехали в аэропорт. Легкое похмелье.

  Самолеты внутренних авиалиний работают как рейсовые автобусы. Постоянно совершают посадки, что бы подобрать парочку пассажиров. Чуть не вышли в Хехо.

  Мандалай понравился сразу. Затрудняюсь сказать чем, но как-то мы с ним совпали. Не испортило настроение даже то, что таксист, везший нас из аэропорта, привез нас не в ту гостиницу, куда мы сказали, а в какой то сарай. Из вежливости мы сарай осмотрели, на всех доступных языках выразили свой отказ здесь проживать и поехали в Royal City Hotel. Сказали портье, что нам нужна на завтра машина на целый день и попросили рекомендовать нам какой-нибудь ресторанчик.

  Приняв душ, разобрав вещи и выпив текилы, пошли искать ресторан. С освещением в Мандалае плохо, светим под ноги фонариком, озираемся по сторонам в поисках ресторана. С помощь местного жителя разобрались. Ресторан Mare Min индийский и вегетарианский. Весит табличка с надписью: «Будьте добрее к животным, не ешьте их». Готовят потрясающе вкусное ласси. Хозяин ресторана владеет антикварной лавкой, где я купила old марионетку и получила бронзовую лягушку в подарок. Здесь же мы меняли деньги.

  День четвертый.

  В Мандалае два типа такси: голубое и белое. Мы знали, что голубое дешевле и решили немного сэкономить. Чего мы не знали, так это того, что это блю-такси из себя представляет.

  Позавтракали, запаслись сувенирами. Собираемся посетить Сагайн, Аву и Амарапуру.

  Кстати о сувенирах. Русские карамельки пришлись по вкусу всем, берестяные подковы с надписью «На счастье» очень понравились погонщикам лошадей в Багане, ручки особенно заценили дети Инвы, ложки, как национальный русский музыкальный инструмент надеюсь, по достоинству оценил водитель блю-такси в Мандалае, ему же достались заколки и шкатулки для его женщин. Шнурок для телефона с российской символикой очень понравился продавцу картин в Багане, за неимением сотового на него повесили ключи. Набор открыток с зимними видами Томска остался в турагенстве на озере Инле, а интродукцию сибирских помидоров мы почему-то доверили хозяину ювелирной лавки (Инле).

  Пожалели, что не взяли с собой духи, помады и т.п. Их спрашивают повсеместно, предлагают меняться и вообще так надоедают, что я начала раздавать шампунь из отеля. От него, правда, никто не был в восторге, в том числе и я.

  Вышли на улицу, ничего похожего на такси не обнаружили. Вернулись к портье. Все в порядке говорит, такси вас ждет. Идем вместе. Показывает нам пикапчик-мазду 50х годов прошлого века. Мы начинаем дико хохотать. Мазда своим видом очень напоминает наш горбатый запорожец, только пассажиры едут в кузове. Что делать – сами такую захотели.

  Все оказалось не так страшно. Все веселятся при виде нас и нашего транспортного средства, машут руками, и мы тоже веселимся и машем. К тому же шофер оказался хорошим парнем. Было решено ездить с ним все время пребывания в Мандалае.

  Первая остановка Сагайн, духовный центр Мьянмы, как сказано в нашем путеводителе. Что бы попасть в этот духовный центр приходится лезть по бесконечной лестнице. При входе разуваемся и попадаем в руки к монаху по имени Кукола. Я читала, что буддийским монахам запрещается касаться женщины и брать что-либо из ее рук, но Кукола, похоже, этого не читал. Брал у нас все, что давали: конфеты, сигареты, зажигалки. Угощал мьянмарскими сигаретами, подарил каждой по браслету и, показав тряпицу, в которую собирает деньги, попросил дать, сколько можем. Провел нас по монастырю, все показал, позировал на камеру и крепко пожал нам руки, на прощание.

  Следующая по плану Инва (Ава). Выгружаемся из пикапа и вместе с нашим таксистом на лодке переплываем реку. Арендуем повозку с лошадью. Всем руководит Чит Чит – так зовут нашего таксиста. Он теперь выступает в роли гида. Показывает нам тиковый монастырь, отпускает в поля посмотреть ступы.

  На лошади объезжаем храмы, смотрим, как сеют рис, залазим на смотровую дворцовую башню. Причем вместе с нами лезет толпа детей, а лестница скрипит и мне страшно. Кормим детей конфетами и фотографируем их. Некоторые девочки на лицах рисуют танакой красивые узоры и особенно пристают насчет косметики.

  Не сдержавшись, покупаю воловий колокольчик с письменами на санскрите.

  Возле одного из храмов нас обступает толпа ребятишек, и, обрадовавшись, что мы из России, просит нас обменять на доллары 50 копеечную монету. Говорим им, что эти деньги ничего не стоят. Они соглашаются на чаты. Объясняем, что это ничто, ноль, зеро. Они согласны на ноль. Не отстают, канючат и не могут понять, почему мы не хотим у них взять деньги своей страны. Угощаем детей конфетами и ручками, деньги нам самим нужны.

  НЕ НАДО ДАВАТЬ БИРМАНЦАМ РУССКИЕ ДЕНЬГИ. Жизнь у них не легкая и они люди практичные. Нумизматов среди них не много. И для русских туристов это подстава.

  Амарапура. Чит Чит интересуется, хотим ли мы есть. Мы хотим. Он рекомендует нам кафе своих знакомых. Белых в кафе нет. Обстановка спартанская. Я заказываю кокос и лапшу с овощами, Танька решает, что есть здесь опасно, и заказывает только сок из ананаса.

  Ждем, пока приготовят еду и наблюдаем за местной жизнью. У колонки моется женщина. Завязала свою лоунджи сарафаном и поливает себя водой. Тут же моют посуду. Танька предполагает, что воду качают из озера. Я не хочу об этом думать. Мне еще предстоит съесть обед и не отравиться. Успокаиваю себя, что ничего смертельного, аборигены живут и жуют в таких же условиях и живы, здоровы, размножаются. Самовнушение помогает и лапша вкусная.

  Мост У-Бейн длинный, старый и зачем мы по нему идем неизвестно никому. В Чаукдогуи вроде не собирались. Посмотрели, как местные рыбачат, сфотографировала Таньку с монахами, подгорела на солнце. Категорически отказываемся встречать закат в лодке. У нас на вечер другие планы.

  Заехали в ткацкую мастерскую. Купила мужчинам в подарок юбки. Рюкзак утяжеляется, надо активней раздавать конфеты.

  Вернувшись в отель и договорившись с таксистом на завтра, моемся и идем перекусить в корейский ресторанчик. После чего на рикшах едем в театр марионеток. За пол доллара доезжаем до театра и договариваемся, что после представления поедем обратно с ними же и за те же деньги.

  Представление длится один час. Играет оркестр, перед каждым номером девушка читает либретто, в основном сюжеты из «Рамаяны». Снимаем на камеру. Как мы поняли, выступает учитель и ученики. После представления мэтр вышел в зал и каждому посетителю театра пожал руку и сказал «Мингалава». Нам очень понравилось. Будете в Мандалае – рекомендую посетить.

  День пятый.

  С утра едем в Мингун, после обеда планируем поездку по городу (Махамуни Будда, храм Кутодо, королевский дворец, закат на Мандалай хиле).

  На пристань приехали рано, купили билеты в Мингун, оплатили катер. Сидим, ждем катер, угощаемся черутой и чаем. Наблюдаем за жизнью прибрежной деревушки.

  Дома стоят на воде и на суше, все на ножках. У многих есть домашние животные: кошки, собаки и даже белые крысы. Дети чумазы и самостоятельны. Хозяйка ближайшего к нам домика начинает утреннюю уборку. Пиалой зачерпывает из реки воду и льет ее на пол. Таким же образом поливает цветы. А потом, той же пиалой и той же водой из реки начинает мыться сама. Из домика появляется молодая девушка, набивает в термос рис, дает немного крысе и идет, видимо, на работу. Выглядит девушка очень опрятно, хотя моется в той же реке. Интересно, в какой воде они варят рис?

  Оказывается, мы плывем не на катере, а на обычной моторке. Лодка на четверых и с нами плывет французская пара. Парень в прошлом году был на Байкале и знает «Спасибо».

  Плыть не долго, минут тридцать. Высаживаемся на берег и бредем в направлении достопримечательностей. К нам ненавязчиво прикрепляется молодой человек и заводит разговор. Откуда мы, как нас зовут, сколько дней в Бирме и так слово за слово начинает нам рассказывать о местных достопримечательностях. Поскольку вежливо отказаться от его услуг не получается, решаем заранее узнать, какой прайс. Татьяна говорит примерно следующее: «Ты очень интересно рассказываешь и хорошо знаешь эти места, сколько будет стоить что бы ты нам все здесь показал?»

  Платить не обязательно, он еще только учится истории и английскому языку и ему полезна практика. Но вчера он водил англичанина, который подарил ему куртку и дал десять долларов для продолжения учебы.

  Посмотрели ступу Схибьюм, колокол, залезли в него, обошли вокруг Мингун, залезли на него, посмотрели попы львов. Зашли в парочку монастырей. Видели смешной памятник монаху. Вернее памятник нормальный, весь такой золотой, но в очках. Видимо хотели подчеркнуть особую ученость монаха и другого способа не нашли кроме как надеть на него очки.

  Сидим в кафе, пьем кофе и ждем французов. Угостили гида пивом, пить не стал, сказал, что выпьет вечером вместе с отцом. Поговорили с девушками из кафе, расспросили их о жизни. Старшей 30 лет. Показала свои свадебные фотографии и фото своей дочки. Двум другим 18 и 15 лет. Собираются получать образование, но это очень дорого. Надо заплатить сто долларов за год. Сказали им, сколько у нас стоит год обучения. Где находится Россия, знают, но русских видят впервые. А французы, оказывается, ждут нас, сидя в соседнем кафе.

  На пристани в Мандалае нас ждет Чит Чит. Поскольку мы хотим завтра лететь в Баган и нам надо купить билеты, просим его отвести нас в ближайший офис Мандалай эйр. Покупаем билет до Багана и едем смотреть Махамуни Будду.

  Возле пагоды Махамуни очень много нищих, калек и попрошаек. Потихоньку избавляемся от конфет. Заходим в «картинную галерею». Картины на тему как Махамуни Будду везли из Араканского царства.

  Перед статуей Будды очень много молящихся. Мужчины клеят на него сусальное золото. Из-за того, что мы праздношатающиеся, чувствую себя немного скованно. Усаживаемся среди женщин и снимаем на камеру, стараясь не оскорбить их религиозные чувства.

  К такси возвращаемся в обход, конфеты кончились, а нищие остались.

  Чит Чит завозит нас в мастерскую, где делают сусальное золото. Девушки – продавщицы говорят, что оно полезно для кожи и предлагают купить, что бы наклеить на лицо. Странная идея. Отказываемся, но нам все равно клеят по квадратику на руки в подарок.

  Сообщаем Чит Читу, что золото нас не интересует, мы хотим рубины, сапфиры и т.п. Поблизости есть два места: одно дорогое, другое дешевое. Естественно едем в дешевое.

  Подъезжаем к типичному бирманскому дому. Чит Чит о чем-то разговаривает с хозяевами, нас приглашают зайти. Усаживают за столик, столик покрывают белой простыней и из саквояжа начинают выкладывать на стол коробочки с камнями. Напротив нас садится мужчина, а остальное семейство устраивается в сторонке и наблюдает.

  Татьяна говорит: «Здесь мы точно ничего покупать не будем». Я в этом не уверена и достаю монокуляр. Говорю Татьяне: «Переводи» и беру несколько крупных шпинелей. Спрашиваю: «Что это?» Думаю, что если скажут рубины, то все с ними будет понятно. Получив правильный ответ, устраиваю шоу с монокуляром, пинцетом и фонариком. Руки дрожат. Как царь Кощей над златом чахну, Танька смеется.

  Смех смехом, а у шпинелей дефект огранки, о чем и сообщаю. Дальше перебираю камни и рисуюсь перед продавцом, употребляя различные термины, которых нахваталась из книжек. Татьяна отказывается переводить, поскольку и на русском языке эти слова слышит впервые. Но ему все понятно и без перевода. Не могу ни на что решиться.

  Продавец видит мои сомнения и делает знак женщине. Она приносит еще два крупных топаза: желтый и белый. Желтый топаз прекрасен и имеет интересный рисунок из вкраплений рутила. Выбор сделан. Начинаем торг. Торгуемся долго, но цену сбить не удается. Говорят, что цена и так хорошая, что хозяина камней нет дома и т.п.

  Объявляем Чит Читу, что это еще не все и просим ехать в другое место. Приезжаем в магазин, имеющий лицензию на продажу драгоценных камней и выдающий документы на вывоз. Камни в изделиях мне не по карману. Выбираю неплохой сапфир, синего цвета, но с вкраплением рутила и рубин – кабошон с астерией. Выписывают бумагу на вывоз. Стоимость камней указывают заниженную. Говорят, проблем не будет. Верим на слово.

  Поскольку в магазине мы спрашивали об изделиях из серебра, Чит Чит решает завезти нас в серебряную лавку. Лавка уже закрыта, но для нас открывают. Очень быстро торгуемся, покупаем, грузимся в пикап.

  Сломя голову несемся в храм Кутодо и бегаем по храму как сумасшедшие, Чит Чит все время нас подгоняет. Не удается даже нормально поговорить с пожилой бирманкой, учительницей английского языка и первым человеком, которого я поняла без переводчика. Скоро закат и Чит Чит боится, что мы опоздаем. В королевский дворец сегодня не успеваем, но ничего страшного, он не оригинальный, а восстановленный по образу и подобию.

  Но, как оказалось у нас еще есть время на то чтобы поесть. Выбираем кафе, пытаемся одолеть громадные порции, курим и договариваемся о месте встречи с Чит Читом.

  Подъем на холм, после того как ты объелся мьянмарским карри, задача не из легких. Я еще имела глупость купить для Будды букетик увядающих цветов. Еле тащусь, думаю, куда бы цветочки пристроить. Нахожу Будду имеющего вазы для цветов и, наконец, избавляюсь от части ноши.

  Избавившись от цветов, приобретаем в спутники монаха, который расспрашивает нас, как нам нравится страна, буддизм и т.п. Предлагает вступить в буддизм. Мне хочется, но вредная Танька отказывается переводить. Ладно, вступлю в следующий раз, а Таньке припомню. Загружаем монаха, необходимостью на закате ставить свечу хироманта. Обещает помочь, расспрашивает, когда нам дали свечу. Говорит, что не всегда можно покупать свечи. Когда нельзя не сказал, знаю точно, что 2 декабря можно.

  Закат как закат, только длится минут пять. Солнце как будто падает за линию горизонта. Замечаю на северо-востоке удачно спланированный комплекс зданий. Монах говорит, что это тюрьма. Остается надеяться, что контрабанда камней пройдет успешно и нам не придется знакомиться ближе с особенностями планировки бирманских тюрем.

  С грехом пополам находим место «установки свечей». Татьяна снимает, а я зажигаю и торжественно ставлю свечу, не забыв попросить монаха позировать на камеру. Пламя свечи колеблется от ветра, но не гаснет. Монах говорит, что это хороший знак.

  Спускаемся в полной темноте, многие торговцы уже убрали товары и готовятся ко сну. Расстелили половички, варят ужин, занимаются с детьми. Находим обувь и прощаемся с монахом. По дороге в отель договариваемся с Чит Читом, что бы он отвез нас завтра в аэропорт. Он предлагает нам взять белое такси, но мы прикипели к нему душой и хотим ехать на пикапе. Узнать цену мы не удосуживаемся.

  Это известие у персонала отеля вызывает много смеха. Уже в номере вспоминаем про рюкзаки и ремонтные работы по дороге в аэропорт, но менять что-либо уже поздно.

  При подъеме на холм чуть не лишилась фотоаппарата. Забыла на скамейке. Спасибо бдительным бирманцам, догнали и отдали. Сказали – будьте внимательнее, а то можете потерять. С ума сойти! Нищета сплошная, многие тут же на половичках спят, а фотоаппараты возвращают.

  День шестой.

  Я отравилась карри. У меня температура и меня морозит, не смотря на то, что на улице жарко.

  Сдаем номер и, оставив вещи в гостинице, заходим в Интернет за углом. Пишем письма домой и Гале, которая сейчас в Камбодже.

  Чит Чит взял с собой механика, боится, что можем сломаться по дороге. Сегодня пикапчик мне не нравится. Во-первых, трясет, во-вторых, ломается. Чинят его, правда, довольно быстро, и примерно также как мой папа чинит свой ГАЗ 69. А в-третьих, пыль ужасная и чувствую, что мы очень «чистыми» приедем в аэропорт.

  За проезд, кстати, заплатили столько же, как в нормальном такси. Зачем мучились?

  Я болею, ничего меня не радует. Туалетные девочки раздражают, поэтому из вредности захожу не в ту кабинку, которую для меня приготовили, и с мстительным видом вытираю руки бактерицидными салфетками. Фиг вам, думаю, чаевые. Сначала за карри плати, потом за последствия. Так и без штанов останешься.

  Взлеты посадки в таком состоянии тоже удовольствия не доставляют. В Багане выходим только мы, и мой рюкзак, расстегнутый, выкинули прямо на летное поле. Шиплю ругательства и тащу рюкзак подальше от самолета, а тут еще какой-то абориген прицепился. Багажную квитанцию ему, видите ли, надо.

  Берем такси до Thande отеля. Отель расположен в старом Багане и на его территории живет множество белок. Так как мы не бронировали ничего, а планируем прожить здесь четыре дня, нас селят сначала в один номер, а через два дня нам придется переехать в другой. Я на все согласна.

  Убеждаю Татьяну идти исследовать территорию отеля и ужинать. Только сначала надо добиться от персонала отеля кипятка. Термос и зеленый чай в номере есть.

  Так мы и не поняли, что надо было делать с термосом, а спросить постеснялись. Может быть, надо было во время завтрака заполнять его кипятком. Но никто ничего подобного не делал. Так что Татьяна каждый вечер приставала к персоналу отеля, что бы раздобыть для меня кипяток.

  День седьмой.

  Сегодня мне получше, за завтраком делаю вид, что ем. Отель прекрасен. Построили его для принцессы Уэльской в 20-е годы и с тех пор он не плохо сохранился. Завтрак организован в тени большой акации, вокруг бегают белки. Словом, я знаю, что выбрать. Есть даже бассейн и джакузи. И бар у бассейна. Решаем, при случае, воспользоваться.

  Когда в Янгоне мы покупали билеты до Напали служащая турагенства настойчиво рекомендовала нам подтвердить их в Багане. Этим мы и собираемся заняться с утра, а заодно купить билеты на самолет до озера Инле. Наш путеводитель рекомендует делать это заблаговременно, так как в Багане много туристов и иногда трудно улететь.

  Ничего подтвердить не удается, в Багане маленькое агентство, хорошо, что удается купить билеты и обзавестись бесплатной картой Багана.

  Нанимаем лошадь Клементину с погонщиком мистером Тином и едем на обзорную экскурсию по Багану. Мр. Тин возит нас по храмам и выступает в качестве гида, а так же предостерегает от неразумных трат. Например, не советует покупать лаковею у храмовых торговцев, обещает свозить в лавку – сами почувствуем разницу. Разница действительно есть. И в цене и в качестве. Некоторые изделия в магазинчике потрясают искусным исполнением и, соответственно, ценой. Покупаю четыре пиалы. Хозяин лавки уверяет, что они меня переживут. Заходим посмотреть, как это чудо делается. Работа очень кропотливая и долгая, и, по-моему, после нескольких лет работы в данной отрасли сохранить зрение невозможно. Старых мастериц совсем нет, работают только молоденькие девушки и дети. Спрашивается, куда они девают уже набравшихся опыта?

  Баган великолепен, но поскольку основные храмы мы объехали сегодня, возникает вопрос, как себя занять остальные дни. Пешком ходить нереально, велосипед для меня совершенно невозможный способ передвижения, разве что трехколесный, но таких здесь не водится, а хозяева лошадей, похоже, предпочитают один и тот же маршрут. Озабоченные этими обстоятельствами возвращаемся в отель. Пользуемся благами цивилизации в виде бассейна и джакузи. За ужином нам показывают шоу марионеток, но с Мандалаем не сравнить и, решив, что утро вечера мудренее, отправляемся спать.

 

  День восьмой.

  Всю ночь шел дождь, с утра тоже капает и персонал отеля ходит в смешных шляпах. Решаем, что раз погода в Багане нас не балует, то поедем на гору Попа. Вдруг там нет дождя.

  В отеле нам предлагают такси, но мы идем искать дешевле. Напрасный труд. Договариваемся, что будем ездить, сколько захотим и заедем в деревню пить местный самогон. Наш водитель не знает ни слова по-английски и с нами едет парнишка, который будет переводчиком. Но, не смотря на его усилия, мы не понимаем, что он говорит. Решаем ограничить общение до необходимого минимума.

  Первая остановка в деревне. Навес из пальмовых листьев, как ни странно спасает от дождя. Вся семья живет и работает под этим навесом, и тут же живет очень милый буйвол. Решаем между собой, что Татьяна сегодня герой дня и «работает» в кадре, а я снимаю. Нам предлагают попробовать сахар, брагу и самогон. Сахар – сладкий, брага противная, а самогон очень даже ничего. Называется «Э» и пьется замечательно. Поскольку общение по-английски затруднено, Татьяна после первой рюмки самогона переходит на родной язык и сообщает местным, что выпивать с утра мудрый поступок – весь день свободен, наливай еще. Ее понимают, наливают. Покупаем пару бутылок самогона, получаем в подарок сахар и кунжут. Для нас проводят экскурсию. Показывают, как делается сахар, самогон. Садимся пить чай. К чаю подают толченые с солью зеленые чайные листья, арахис, кунжут, соевые бобы. Напившись чая и перекусив, выходим на улицу, и глава семьи решает нам показать, как он собирает сок пальмы. Берет мачете и два глиняных горшка и лезет на пальму. И тут у нас кончается кассета. Кричим ему, что бы сидел на пальме и ничего не делал, сейчас вставим новую кассету и будет можно. Вся семья смеется. Перезаряжаем камеру, говорим – можно. Мужчина на пальме меняет горшки, мачете срезает кусочек плода и сок начинает капать. Нам дают попробовать свежий сок, очень сладкий, а мы показываем хозяевам отснятый материал, им очень нравится видеть себя. Татьяна устраивает шоу для аборигенов – делает зверское лицо и размахивает мачете. Расстаемся вполне довольные друг другом.

  Следующая остановка – цель нашего путешествия, гора Попа. Поскольку в окрестностях горы живет много диких обезьян, мы покупаем для них бананы. Торговка фруктами обезьян не любит, советует бананы спрятать в машину. Мы говорим, что все ОК, бананы для обезьян. Не знаю, поняла ли торговка, но обезьяны точно поняли, начали собираться в стаю и противно кричать. Татьяна наотрез отказывается их кормить, а обстановка накаляется. Отдаю камеру, достаю бананы. И начинается сумасшедший дом. Обезьяны визжат и дерутся за бананы, выражают явные намерения у меня все отобрать, торговки, схватив первое, что им попалось под руку, спасают меня от обезьян, Танька в панике кричит, не замолкая, я тоже заражаюсь всеобщей истерией – последнюю связку банан бросаю целиком, от греха подальше. Шоу закончено и все участники свободны.

  К нам подходит милая девушка и предлагает купить корм для обезьян. Оказывается бананами обезьян кормить себе дороже, надо им давать кулечки с орешками. И тогда они вполне цивилизованно разворачивают газетку и едят орешки. Никакого ажиотажа, все очень чинно. Кто бы знал.

  Разуваемся и начинаем восхождение. Гора Попа в дождь, скажу я вам, – это полная жопа! Катаешься босыми ногами по мокрому кафелю на обезьяньих экскрементах, стараешься не повредить хлипкое ограждение и не выпасть из жизни.

  Сопровождают нас два парнишки лет семи. Поняв, что Татьяна боится обезьян, которые тут повсюду, они начинают нас оберегать. Прогоняют обезьян, на лестнице поддерживают за локоток и очень при этом мешаются. Слава богу, им быстро надоедает быть хорошими детьми, они перестают цепляться за меня и начинают провоцировать обезьян на драку. Обезьяны могут сами за себя постоять, смотрится такая потасовка забавно.

  На вершине горы обитают духи Наты. Дети почтительно называют нам их имена. Заметно, что духов они побаиваются. Духи устроились не плохо, у каждого отдельная жилплощадь, оборудованная всем необходимым: кровать, еда, одежда, деньги, украшения на стенах, свой персональный Будда. Такой вот симбиоз религий.

  Есть на горе Попа и свой Махамуни Будда. Если даешь ему десять долларов, то твое имя с указанием суммы пожертвования вырезают на табличке и вешают на стену. Может быть можно и меньше, но за доллар точно ничего не вырезают, проверено на себе. Видели в этой галерее славы одну табличку с русским именем.

  На спуске наблюдали круговорот «Спрайта» в природе. Торговка предлагает купить детям напиток. Спрашиваем детей, говорят, что не хотят, но после грозного окрика торговки – начинают хотеть. Покупаем. Дети напиток не пьют. Мы смотрим, что будет дальше. А дальше сидит дядечка, который эти банки собирает и относит обратно. Хороший бизнес.

  Прощаемся с детьми и пытаемся очистить ноги бактерицидными салфетками. Очень хочется их вымыть, но это не представляется возможным. Придется ждать до отеля. В машине мне кажется, что я пахну обезьянами.

  В отеле моемся и меняем одежду. Она действительно пахнет обезьянами. Идем на прогулку по ближайшим храмам. Ужинаем в ресторане Sarabha и кормим собаку уткой в кисло-сладком соусе.

  Алкоголь заканчивается, завтра надо раздобыть, «Э» решаем отвезти домой на пробу родственникам и друзьям.

 

  День девятый.

  После завтрака переселяемся в другой номер, похуже и дешевле. Идет дождь. Нанимаем лошадь и объясняем водителю, что хотим увидеть храмы и ступы, менее популярные у туристов. Лошадь попалась с характером, брыкается, отказывается выполнять свои прямые обязанности, дико ржет, и зовут ее Му-му. Погонщик носит не менее экзотическое имя Аа.

  Ездим по храмам, некоторые из которых закрыты и Аа где-то берет ключи и открывает их для нас. Заезжаем в старый монастырь. Он работает только в праздничные дни. В храме обнаруживаем спящих на полу бирманцев, рядом лежат мотыги. Пиликанье моего фотоаппарата будит их, и они идут все нам показывать. Светят зажигалками, показывают различные лазы, предостерегают об опасностях, с удовольствием фотографируются.

  Заехали на рынок. На дверях одной лавки торгующей рисом, почему-то висит изображение олимпийского мишки. Купили неизвестные науке фрукты и виски J&B.

  На закате вернулись в отель, поужинали и пошли прогуляться по вечернему Багану. Но Татьяне это быстро надоело, и она вернулась в отель. Осталась я одна в бескрайних степях Бирмы. При мне куча денег, документы, камера и фотоаппарат. Туристов нет, вокруг одни бирманцы, настроенные, правда, доброжелательно – здороваются. Решаю дойти до Татбинью и Ананды, они недалеко и светятся красиво, а потом поискать Махабоди пагоду. По проселочным дорогам гулять жутковато, темно и никого нет. Татбинью закрыт, а в Ананде полным полно верующих. Посидела, посмотрела и пошла Махабоди искать. Ночью и без карты. И что удивительно – нашла.

  На обратной дороге встретила лошадь. Лошадь зовут Ту-ту, а погонщика Тяньши. Договорилась с погонщиком меня покатать. Ночной Баган прекрасен и загадочен. Планирую завтра показать Татьяне эту красоту.

  С водителем лошади приходится разговаривать, ни он, ни я английского толком не знаем, и говорим, как бог на душу положит. Наверно именно по этому понимаем друг друга. Вспоминаю третий класс средней школы и на одном дыхании выдаю импровизацию на тему «моя страна, моя семья». Тяньши рассказывает о своей жизни: жена и двое детей живут в деревне далеко от Багана, в Баган приехал на заработки, живет при монастыре. Договорились, что завтра он даст лошади днем отдохнуть, а вечером мы с ним поедем показывать моей подруге ночной Баган. Заплатила ему и дала на корм лошади, т. к. лошади очень прожорливые и, со слов Тяньши, ее очень трудно прокормить. А я лошадей люблю.

  Вернулась в отель с кучей впечатлений. За все время прогулки и поездки на лошади не встретила ни одного белого. Ночью Баган перестает быть туристическим, и становится самим собой. Почему на это никто не смотрит – для меня тайна.

  День десятый.

  Наконец то солнце. И хотя сегодня у нас последний день в Багане, мы решаем весь день загорать у бассейна, а на закате ехать по храмам. Вот только сходим, проконтролируем, чтобы лошадь отдохнула, да купим кое-какие сувениры.

  Тяньши нигде не видно, но другие погонщики, увидев нас, сразу показывают нашу лошадь, распряженную и жующую травку. Говорят что-то про обезьян. Как выяснилось, шутят, потому что Тяньши сидит на дереве и режет молодые побеги для лошади. Договариваемся с Тяньши, что начнем с просмотра заката со ступы, где не бывает туристов, а потом поедем кататься и со спокойной душой идем за сувенирами.

  Целый день валяемся у бассейна, плаваем, пьем джин с тоником. Сидим в джакузи и слышим, как на парковке дико ржет лошадь. Я говорю: «Наш вчерашний дикий мустанг ржет», Татьяна удивляется: «Ты свою ночную лошадь уже по голосу узнаешь?». Я говорю на полном серьезе: «Да не Ту-ту, а Му-му». Вот и поговорили. Начинаем сами дико ржать, пугая немцев у бассейна.

  В условленное время за нами заезжает Тяньши и мы едем смотреть закат, которого сегодня не будет. На небе сплошная облачность. Но мы все равно залазим на храм, курим, наблюдаем за воздушными шарами. Самим нам на шаре летать не по карману, стоит это удовольствие сумасшедших денег.

  Сидели себе спокойно, разговаривали, пока не появились торговцы картинами. В Багане вообще наблюдается такая закономерность – приезжаешь в совершенно пустой храм и, не успеваешь его, как следует посмотреть, как уже по дороге к тебе спешит мотоциклист или велосипедист и начинает предлагать свой товар.

  Пытаемся отделаться от торговцев, говорим им ехать к Швезандо, на ней много туристов. Они объясняют, что у них лицензия на торговлю только в этом храме. Приходится купить одну картину и подарить шнурок от телефона. Обладатель шнурка доволен, все ему страшно завидуют, и он, в свою очередь, дарит нам старые банкноты с изображением Аун Сана. Нас просят научить как по-русски картина. Мы учим, но вместо картины у них получается гардина, как не бейся.

  До ночи катаемся по Багану, попадаем на какой-то местный праздник, Тяньши говорит, что праздник устраивается каждую неделю, по случаю выходного дня.

  Прощальный ужин в отеле, завтра рано утром мы летим на озеро Инле.

  День одиннадцатый.

  Приехали утром в аэропорт и до обеда ждали. Хехо не принимает, туман. Выбираем по карте отель на озере. Сначала Татьяна тыкает пальцем и попадает в Inle Regal Resort, очередь за мной. Я закрываю глаза, кручу-верчу карту и попадаю в тот же отель. Судьба.

  Забавная сцена в аэропорту. Китайцы запарились ждать и начали заниматься гимнастикой. Амбициозная старая американка, спортивного вида, стала демонстрировать китайцам свою растяжку. Ходит королевой, никто не может повторить. К делу подключается бирманка в военной форме. В спортивном азарте ложится на грязный пол и показывает свой комплекс упражнений. Татьяна считает, что в этой местной олимпиаде должны победить русские и собирается сесть на шпагат. Слава богу, объявляют посадку, а то кто знает, чем бы это все закончилось.

  Посадочную полосу в Хехо окружает потрясающий ландшафт в стиле прерии. Если он рукотворный, то у создателя этого великолепия есть чему поучиться.

  Из экономических соображений едем к озеру на пикапе. Наш отель водитель не знает, но куда то нас везет. В горах весьма прохладно, приходится достать из рюкзака теплую кофту. По дороге встречаются монахи, собирающие подаяние. Вокруг не души, кто им чего подает – загадка. Наверно у них тоже в лицензии указанно определенное место.

  В Ньяуншуэ выгружаемся из пикапа, дальше надо плыть на лодке. Подозреваем, что отель на воде. Татьяна боится, что он может быть переполнен. Идем в турагентство. Надо заплатить за посещение Инле, организовать себе на завтра экскурсию и позвонить в отель. Девушка в агентстве поит нас чаем и быстро решает все наши проблемы. Я планирую купить мужу кое-что из оружия, поэтому соглашаемся на более дорогой вариант. Чем больше кузнецов, тем лучше.

  Лодка до отеля стоит десять долларов, и мы в шоке от цен на озере. Но не вплавь же добираться. Плывем минут сорок. Озеро чистое, много водных гиацинтов, кувшинок. В отеле нас уже ждут. Встречают на пристани и не только. Делаем первые шаги и чуть не валимся на пол от смеха. Нас встречают с оркестром! Боже, что за музыка! Пентатоника, одним словом.

  Пытаюсь снимать на камеру. Не могу. Танька деловито, с видом белого колонизатора, вышагивает впереди под музыку, за мной процессия из встречающих. Как только я останавливаюсь, что бы успокоится, процессия замирает, что вызывает у меня новый приступ смеха. Чувствую, что еще пять минут истерического хохота и описаюсь.

  Слава богу, играть прекратили. Вытираю слезы влажным полотенцем, которое подает встречающая девушка, залпом выпиваю приветственный напиток. Идем смотреть номер, который стоит всего ничего, восемьдесят долларов. Дико ржу, что раз уж мы сэкономили на дороге из аэропорта один доллар, то можем себе чего-нибудь позволить. Отступление после такой встречи не возможно, да и деньги есть, решаем, что заслужили, можем себе позволить две ночи в роскоши.

  Нам предоставлен отдельный домик на курьих ножках. Из окон и с балкона вид на озеро и горы на противоположном берегу. Номер большой, две кровати с балдахинами, а в ванной есть даже махровые халаты ослепительной белизны.

  Устраиваемся в шезлонгах на балконе, пьем из горла виски, смеемся, вспоминая теплую встречу. Решаем, что ну их к черту, горячие источники, сегодня ничего не делаем, наслаждаемся комфортом. Завтра все успеем.

  Идем в ресторан перекусить, в сувенирной лавке примеряем смешные шляпы, фотографируемся. Обслуживают нас три официанта и два бармена, время от времени подходит менеджер отеля и спрашивает, всем ли мы довольны.

  Вечером выясняется, что мы единственные постояльцы. В отеле больше никого нет. Сейчас не сезон и его открыли специально для нас. Чувствую себя ужасно важной персоной.

  Вернувшись в номер с ужина, впадаем в очередной столбняк. Пока мы ели у нас в номере ликвидировали беспорядок, который мы успели навести, расправили нам постели и балдахины. Ночью просыпаюсь, в очередной раз ловлю себя на мысли о нереальности происходящего. Такое возможно либо за очень большие деньги, либо в кино, либо, как выясняется, в Бирме.

  День двенадцатый.

  Завтрак сервирован на террасе с видом на озеро. Опять куча персонала суетиться. Гадаем, будет ли сегодня оркестр, когда мы приедем с экскурсии.

  В восемь утра отчаливаем на экскурсию. На озере туман, противоположного берега не видно, очень холодно. Хорошо, что додумались взять кофты. Наш лодочник одет в куртку и шерстяные перчатки.

  И начинается познавательный шопинг. Заезжаем в шелковую лавку. Смотрим, как делают шелк, и покупаем шарф и блузку. По ходу порчу несколько стеблей лотоса, пытаясь сделать из них нитки. Заезжаем к кузнецам, смотрим, как куют, и покупаем моему мужу местную саблю. Никого не обижаем, у всех все покупаем. В конце концов, приобрели все, что только было можно: бумагу из какого-то местного растения, черуты, лоунджи, сумку в национальном стиле и т.п. Заехали к длинношеим женщинам, в монастырь прыгающих кошек, посмотрели плавающие огороды, деревни на воде. У мастеров золотых и серебряных дел приобрели мне кусок старого серебра на шнурке, глядя на который, знакомый омоновец задумчиво заметил, что обычно так выглядит извлеченная из тела пуля, попавшая в кость. Вполне естественно, что я сразу придумала историю про вампиров. И теперь это не просто кусок старого серебра, а серебряная пуля, использованная по своему прямому назначению.

  В отель вернулись довольные. Встретили нас теплыми полотенцами и напитками, но без оркестра. Наверно я вчера себя скомпрометировала, и они решили не рисковать. Ужин в отеле, завтра мы летим на море.

  В Бирме не имеют понятия о комиссионных. Никто никому никакой комиссии не платит. Спрашивали в Мандалае, в Мингуне, на озере Инле. Везде один ответ – никакой комиссии, он мой друг, и, похоже, что все бирманцы между собой дружат. Обстоятельство совершенно нереальное для азиатской страны.

  Восемь дней на море.

  Завтрак, лодка, такси, самолет – и вот оно море! Нас встречают. Не потому что мы оплатили трансферт, а просто в Напали так принято. К прилетающим самолетам съезжаются автобусы из отелей и набирают себе постояльцев. Очень удобно. Представители отеля даже твой багаж получают сами, а ты сидишь в кафе. Небольшая неприятность – у моего рюкзака оторвана лямка и теперь не знаю с кого спросить. То ли с представителей авиакомпании, то ли с представителей отеля.

  Отель неплохой, но, естественно, не для любителей пяти звезд и режима все включено. Бунгало покрашены голубой масляной краской, но первая линия, вид на Бенгальский залив. Написано, что стирать самим вещи нельзя, но все стирают. У каждого домика есть удобные сушилки на веранде. Интернет в соседнем отеле, три доллара час, причем не важно, сколько ты просидел, целый час или 20 минут, все равно три доллара. Пляжные полотенца сразу не дают, но если попросишь, то приносят. Электричество – с четырех часов дня и до семи утра.

  При отеле очень хороший ресторан. Когда привозят свежих лобстеров персонал ресторана обходит домики и сообщает постояльцам, что на вечер есть специальное предложение от шеф-повара. Лобстер стоит от 10 до 15 долларов, в зависимости от размера. Десерт заказывать не имеет смысла, все равно принесут комплимент от шеф-повара. Перед едой орешки, а после еды: фруктовый салатик, арбуз, жареные бананы с медом или что-то в этом роде. Приноровились делать коктейль: заказываешь сок лайма со льдом, отпиваешь, доливаешь джином из фляжки. Очень вкусно. За завтраком можно набрать с собой фруктов и сладостей. Кофе, правда, везде в Мьянме отвратительный, советую брать с собой в поездку растворимый. По сравнению с местным покажется манной небесной.

  Соседние ресторанчики тоже недорогие, но порции меньше и не так вкусно кормят.

  Бенгальский залив и пляж – выше всяких похвал. На берегу можно найти кучу всякой всячины: различные ракушки, большие и маленькие, крабов, раков- отшельников, кораллы и я нашла даже морскую звезду и куриного бога.

  Ездили плавать с масками и трубками. Лодку наняли в ресторане «Лучшие друзья». Маски и трубки тоже дают. Привозят тебя то к одному острову, то к другому, и говорят – прыгай. Глубина 15м, вода абсолютно прозрачная, чувствуешь себя космонавтом – двигаешься плавно и неторопливо, дышишь шумно. Под тобой рифы, рыбы, следы былой вулканической активности. Если хочешь рыбачить – дадут острогу. На одном из островов покормят кокосом. Если захочешь, за те же деньги, свозят тебя на рынок в местную рыбацкую деревеньку. Мы захотели и, как дуры, полуголые шатались по деревне, развлекая мужчин и вызывая неодобрительные взгляды женщин.

  Ночью в отеле есть дежурный. Следит за морем. То ли цунами сторожит, то ли неразумных туристов, которые могут отправиться купаться в прилив и не вернуться.

  Местные магазинчики торгуют изделиями из ракушек и перламутра. Всякие занавесочки, ножички, ложечки, вилочки. Мы не устояли и купили за пол доллара большие кораллы, явно добытые местными браконьерами.

  Я подсела на местные новости. Стараюсь смотреть ежедневно, очень меня это веселит, а иногда, навевает ностальгические воспоминания о днях ушедшей юности. Чаще всего показывают одного генерала, который разъезжает по стране и учит хлеборобов растить хлеб, строителей строить, а врачей лечить. Такой вот универсальный солдат.

  День последний.

  Валяемся на пляже, купаемся и загораем. В час дня сдаем номер, и нас отвозят в аэропорт. Гостиницу в Янгоне выбираем по карте, мы хотим успеть сегодня в музей драгоценных камней и надо кинуть вещи поблизости, т. к. музей закрывается в 16 часов. Выбираем Sedona hotel, отдавая себе отчет, в том, что если отель отмечен на карте, то ценник в нем впечатляет.

  Все делаем очень быстро: берем такси, оставляем его ждать нас у отеля, проходим обследование металлоискателем, селимся, бросаем вещи и несемся в музей. Регистрируемся в книге посетителей. Музей окружен колючей проволокой и автоматчиками. Камеру у нас отбирают. Первые три этажа отведены под магазины, на четвертом музей. Рассматриваем камушки, облизываемся и идем в магазины. Покупаем Татьяне голубой топаз. Себе покупаю жемчуг. У берегов Южной Бирмы у островов Мергуи добывают отличный природный жемчуг. Отчаянно торгуюсь. Ухожу и возвращаюсь. Категорически настаиваю на своей цене и, в конце концов, торговцы уступают.

  Бумаги на вывоз опять выписывают, занижая цену. Объясняют, что с продажи должны десять процентов заплатить государству. Я поняла, что все продавцы камней платят государству либо два доллара, либо не платят ничего. И государство это, судя по всему, устраивает.

  В отель идем пешком. Около отеля обнаруживаем художественную галерею. Уже вечер, галерея закрыта, но по нашей просьбе ее открывают. Бродим по залам в сопровождении двух милых девушек. Выставлены неплохие картины и антиквариат. Продается далеко не все. Понимаю, что если бы у меня были деньги, то я бы всем показала какой у меня хороший вкус.

  Ничего не покупаем, но девушек это совсем не напрягает, и они решают показать нам коллекцию своего босса. Идем в кабинет босса. Смотрим коллекцию, опасаясь, что болонка босса, которую девушки поставили на письменный стол, может нас покусать. Вид у нее злобный.

  В отеле принимаем душ, ужинаем в итальянском ресторане. Из приготовления салата «Цезарь» повар устраивает настоящее шоу. Снимаю на камеру. Кормят вкусно и много. Исследуем территорию отеля. Обнаруживаем кучу ресторанов и баров, два теннисных корта, бассейн, не говоря уже о всяких конференц-залах и фитнесс – клубах. В ирландском пабе сегодня выступает группа с Филиппин, и мы идем туда. Первый напиток бесплатно. Филиппинки зажигают на сцене, но, увидев, что их снимают на камеру, начинают смущаться. Впрочем, они быстро приходят в себя и в перерыв идут знакомиться.

  Спать ложимся поздно, в четыре утра встаем. Отель о нас позаботился и собрал завтрак в дорогу. Аэропорт, таможня. Экономим торговцам камнями проценты, все вывозим без документов, запихав в багаж. Никому не интересно, что ты везешь. Отдаем завтраки служащим аэропорта, а последние бирманские деньги – служащим туалета. Летим домой.

  В заключении хочу заявить официальный протест Кандализе Райс и ее приспешникам. Не надо лезть в Мьянму со своими демократическими ценностями, у них такое количество религиозных, что в пору поучиться. Сознание первично, материя вторична. Военные, как персонажи из Зазеркалья, все больше в телевизоре. Бирманцы прекрасно умеют обманывать свое правительство и нормально с ним уживаться. А если они захотят свергнуть правительство, пусть обращаются по адресу: TMut@yandex.ru, и я им расскажу в какое время хунта совершает пробежки по Королевскому парку.

 

  А Родина нас встретила как всегда…Но это уже совсем другая история.

 

 

 



Прочитайте еще Отзывы о России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.