Соединённые каплей мёда (2) , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Соединённые каплей мёда (2)

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Греции > Соединённые каплей мёда (2)

Соединённые каплей мёда (2) Ни тьмы, ни смерти нет на этом свете.

Мы все уже на берегу морском,

И я из тех, кто выбирает сети,

Когда идёт бессмертье косяком….

Арсений Тарковский

Если кому и стоит завидовать, так это англичанам с их «британским лёвою». Въезжают себе без визы на территории большинства стран мира – во все государства Европы, в США, Канаду, Индию, Австралию, Новую Зеландию и еще полсотни стран. А тут трать время и ломай голову с приглашениями или подтверждениями бронирования отелей, справками с места работы, указывай свой доход, выстаивай очереди в посольствах и т.п. Конечно, можно купить любой готовый тур и успокоиться. Но тогда ты привязан к выбранному проживанию-кормлению. А тебе это нужно ? Даже если разъезжать по окрестностям целыми днями, то ведь придётся каждый раз возвращаться в «стойло» и тратить драгоценное время на асфальт дорог и пустые пространства. У нас был подобный опыт на Майорке, когда фиксированная гостиница с завтраком и взятая напрокат машина с трудом сочетались в 200-километровых ежедневных маршрутах по острову. Прежде всего, это достаточно утомительно, да и утренние и вечерние часы – самые благодатные – приходится проводить за рулём автомобиля. Особенно меня добивали ежедневные возвращения обратно с противоположного конца острова: только проводил закат в какой-нибудь уединённой бухте или пристроился за столик кафе на набережной – уже стемнело и пора крутить баранку. А ведь Майорка раз в 5 меньше Крита, куда мы собрались на этот раз. Поэтому, сопоставив все варианты, было принято решение найти готовый тур, желательно с 2* гостиницей, в которой предполагалось переночевать первую ночь по прилёте и, по обстоятельствам, ночь последнюю, а остальное время колесить по острову по своему усмотрению: понравилось – остановился, не понравилось – поехал дальше. Крит в избытке представлен на нашем туристическом рынке, но преимущественно дорогими «спальными» вариантами, поэтому пришлось затратить время в Интернете, обзвонить десяток агентств, некоторые навестить для живого общения, пока, наконец, не отыскалось агентство («Atlas Intur») с адекватными менеджерами и по цене/срокам предложением. Самое занятное было в том, что арифметические расчёты затрат на приобретаемый готовый продукт в агентстве (виза, билеты на самолёт, проживание, трансфер и страховка) совпадали со стоимостью самостоятельных телодвижений на приобретение того же самого (с учётом стоимости бронирования первых и последних суток проживания на острове). Но при этом, экономили нервы, время и избавляли от необходимости посещать посольство. С домашнего компутера я только забронировал 2 места на катамаран до Санторини и обратно, и списался с прокатной конторой автомобилей, чтобы нас встретили в порту Ираклиона по возвращении с Санторини.

Когда реперные точки расставлены, остается продумать пути перемещений по острову, пользуясь тем же Интернетом и списываясь с побывавшими там людьми. Самая серьёзная проблема, которая здесь возникает, состоит в том, что греческие острова в Средиземном море давно приспособлены под наплыв релаксантов и ротозеев с фото/видео аппаратурой со всех концов света и во многом утратили свою аутентичность. Это означает, что все природные феномены с ущельями, водопадами и пещерами; раскопки дворцов и древних поселений, церкви, действующие монастыри и памятники «адаптированы» властями и местным населением под туристический поток, как своеобразный конвейер. Поэтому между тобой и всем тем, что в первую очередь заслуживает внимания, всегда будет (в том или ином виде) присутствовать элементарный бизнес – придётся двигаться в освоенном и затоптанном пространстве, плечом-к-плечу с такими же любознательными и отдавать деньги на «реконструкцию Провала, чтобы он не сильно проваливался», как говорил незабвенный Остап. К этому можно относиться по-разному, но это объективная реальность и от вашего отношения к ней ничего не зависит: некая «затёртость» окружающего тебя будет присутствовать всегда.

В многочисленных описаниях своего «жизненного пути» по острову, авторы Интернетовских публикаций реально посещают одни и те же, большей частью, раскрученные места и различия здесь просматриваются только в «технических» подходах и во вкусовых ощущениях от пережитых реалий. Крит – остров большой, поэтому его западная часть сильно отличается от восточной, а северное побережье – от южного. У нас было в распоряжении всего полных шесть дней, и задача состояла в том, чтобы проложить маршрут, сообразуясь, прежде всего, со своими интересами. Размышления, чтение и изучение полноразмерной карты Крита привело к тому, что расставленные точки выглядели следующим образом. Во-первых, восточная часть и северное побережье были оставлены до лучших времён. Во-вторых, на западе и юге острова были отмечены: п-ов Акротири, розовые пляжи Элафониси, лагуна Балос и район Хора Сфакион. Ничего удивительного: всё лучшее уже раскручено, «схвачено и задушено», но начинать ведь нужно с лучшего, что имеется. Промежутки между ними можно заполнять, как и чем угодно, но это лучше решать на месте. Это всё. Кносский дворец, пещера Зевса, ущелье Самария, пальмовый пляж Вай и подобные «звёздные раритеты» Крита в нашем плане отсутствовали. У каждого свой выбор. В конечном итоге, мы же не ехали выполнять план обязательных посещений…

Итак, поехали ?

Остановки в пути:

Херсонисос (Hersonisos)

Перелёт, трансфер и мы – в Херсонисосе. Место для нас не имело большого значения: просто ближе к столице, откуда на следующий день уходил наш катамаран на Санторини, на все запросы ничего лучшего не нашлось. А городок оказался даже очень симпатичным. Правда, в таких типичных курортных городках больше одного дня делать нечего, но сразу после Москвы окунуться в атмосферу праздности средиземноморского курорта, привыкнуть к мысли, что тебе никуда не нужно спешить – совсем не плохо для начала. Я всегда с особым чувством и удовольствием наблюдаю за трансформациями жены: как она избавляется от городской одежды, косметики и становится такой естественной и открытой в своих шортах, маечках, сарафанах, парэо…

С этого момента можно и начинать отчёт наших свободных перемещений.

В Херсонисосе всего одна центральная улица, запруженная машинами (продолжение старой магистрали, идущей вдоль северного побережья Крита), набережная вдоль лимана, сплошь заставленная ресторанами и узкие проходы между ними к морю, на пляж с лежаками и зонтиками. Поэтому близость к морю ты можешь фиксировать тремя способами: лежа на пляже, сидя на веранде ресторана и прогуливаясь по набережной. Всё остальное пространство между магистралью и набережной отдано магазинам, отелям и опять же ресторанам и барам. Наша небольшая гостиница «Solanо» отвечала всем требованиям «командировочных» – стояла в тихом месте, была проста, непритязательна и удобна, т.е. отвечала поставленным задачам проживания в базовом лагере: разложил вещи, принял душ, отдохнул, переоделся, поковырял в носу, оставил всё лишнее и можешь следовать своим планам. А планы были такие: съездить в Ираклион и обменять в конторе письмо-подтверждение бронирования билетов с номером кода (полученное по E-mail) на живые билеты на катамаран, который отходил завтра на Санторини в 9.45 утра. Погулять по столице острова и заодно пообедать в приглянувшемся месте. Вернуться в Херсонисос и теперь уже освоиться в нашем базовом лагере – сходить искупаться, совершить вечерний променад и собраться на Санторини, т.е. взять с собой только то, что пригодится в ближайшие три дня, а большую часть вещей оставить в гостинице до возвращения. Такой расклад, как, оказалось, имел свои, и совсем не слабые, преимущества.

Дальше был заброс на Санторини, три дня, проведенных на этом, без всякого сомнения, экзотичном и замечательном острове, возвращение в грозу на Крит и блуждание в дождливых потёмках на арендованной машине от Ираклиона до Херсонисоса. Обо всём этом можно прочитать в первой части этих заметок – «Соединенные каплей мёда (I)».

Теперь же, вернувшись в нашу исходную базовую точку, мы начинаем новое путешествие на запад Крита.

Остановки в пути:

Ретимно (Rethymno) – Аргируполи (Argyroupoli) –

Като Порос (Kato Poros) – Миреокефала (Myreokefala) – Ханья (Xania).

Рано утром мы выехали из Херсонисоса на старую национальную дорогу и погнали на запад. Вдоль северного побережья проходит самая благоустроенная критская трасса, поэтому езда вполне комфортна. Из особенностей движения можно выделить однополосность многих участков дороги, но с очень широкой асфальтированной обочиной, которая, по существу, является второй полосой. Многие тихоходы по ней и продвигаются. Или съезжают на неё, чтобы уступить дорогу. Греки очень ревностно относятся к обгону, а уж если ты обогнал машину, да ещё выше классом, то это никогда тебе не простят: через минуту отомстят и обгонят обязательно. Просто уморительно за всем этим наблюдать. Или ещё: в городах, паркуясь у поребрика в два ряда (!), второй водитель включает аварийную сигнализацию и просто уходит по делам. Не понятно кого он обманывает, но никаких разборок я не видел. Полицейских я вообще не видел ни разу, поэтому о штрафах, скоростном режиме, нарушениях правил парковки, угонах и грабежах – ничего сказать не могу. С одной стороны, повезло. С другой – после российской манеры вождения (хамской и непредсказуемой), засадах вздоимщиков в погонах (между прочим, это государственный бандитизм) и качеством покрытия наших дорог – любая езда за границей покажется детским садом. Во всяком случае, на крутых горных серпантинах, в пробках в Ретимно и Ханье или на усеянной острыми камнями узкой грунтовке на п-ове Грамвуза, проложенной по склону горного хребта (вкупе с разлегшимися поперёк неё козлами) я чувствовал себя, как водитель, вполне комфортно. Опасность езды на Крите – это миф, выдуманный очаровательницами в коротких юбках, сидящими справа от водителя. А непривычность горных серпантинов – это психологические трудности, с которыми быстро справляешься.

Через полтора часа мы въехали в Ретимно. Этот город обречён на сравнение с Ханьей. Немудрено: в архитектуре обоих городов тесно переплелись – и власть Византии, и нападение арабов, и турецкая оккупация. Всё это на фоне южного колорита с пальмами и повсеместным кустовым цветением создают на узких улочках довольно милую эклектичность из памятников ренессанса, венецианских порталов ХYI-XYII века, мечетей и минаретов, турецких домов с нависающими балконами и т.п. Но мы уже договорились: всё адаптировано под туристов. Поэтому всё это средневековье с возрождением заполнено магазинами, ресторанами, кафе и рыбными тавернами. Шелест евро – самый узнаваемый звук в антураже прошедших веков. Один характерный пример. Вычитал в путеводителе «Ле Пти Фюте» про фонтан Римонди: «монументальный (?) фонтан с четырьмя красивыми коринфскими колоннами». Как и Юрий Лужков, я испытываю слабость к фонтанам. А своими слабостями, в первую очередь, нужно делиться с женой. Поэтому стали искать. Долго искали, но нашли. Фонтан действительно замечательный: четыре полутораметровые колонны с коринфским завершением и три струйки воды между нами из пасти львов. Правда, вся его «фундаментальность» – это всего лишь кусок стены 2 х 3 метра. Перед этим замечательным «огрызком» стоят два продолговатых горшка с цветами и припаркован мотороллер (!). Слева – таверна с вынесенными столами на улицу (за всеми сидят отдыхающие), а справа – жилой дом. Перед фонтаном останавливаются, фотографируют и идут дальше. Мы повторили этот маневр. Приобщились. Успокоились. И отправились принимать ланч с греческим жареным сыром.

По дороге на Ханью, приблизительно через 10 км от Ретимно можно повернуть налево (на Епископи) и выехать на дорогу, соединяющую северное и южное побережье Крита в самой узкой перетяжке острова (около 40 км). Этим путём можно попасть уже на Ливийское море и провести купальную сессию уже совсем в других природных условиях и температурах воды и воздуха. Но в большинстве случаев, на Крите глупо использовать дороги по прямому назначению – перемещению из пункта «А» в пункт «Б» – слишком много интересного расположено по пути следования. Вот и на этой дороге я отметил на карте такую точку, как Аргируполи (Argyroupoli), в окрестностях которой, по описаниям Андрея Гринёва, соседствовали природные источники, водопады, церкви, захоронения и реликтовые платаны, помнящие ещё античные времена. Занятное место. Впереди был целый день, поэтому мы туда и направились..

Перед самым Аргируполи, нужно повернуть направо и через 200 м ты попадаешь в природный феномен, который начали эксплуатировать ещё римляне со своими акведуками, но современные греки внесли свою лепту в духе рыночных отношений: соорудили таверны на разных уровнях, обыграв текущую воду в виде водопадов и прудов. Поклонники цивилизации, безусловно, возрадуются возможности отведать греческую кухню за столиками, расставленными у стены с всамделишным водопадом, а потом подняться по ступенькам к часовенке в пещере, из которой берёт начало источник. Здесь же, правее и чуть выше, расположены живописные пруды с плавающими утками среди опавшей листвы. За прудами, у каменных стен выстроены деревянные платформы со столиками. Это очередная таверна, закрытая в это время года. Не знаю, как к этому относиться, но общество потребления везде одинаково, а церковь, кабак и римские акведуки предлагаются «в одном флаконе» повсюду и, конечно, пользуются спросом. С другой стороны, надо отдать должное критянам: всё это выходит не очень навязчиво. Хочешь, двигай челюстями под шум падающей воды, а хочешь – затепляй свечи в православной пещерной часовенке. Или гуляй в одиночестве по окрестностям. К тому же, в не сезон, тебе никто и не мешает. Мы, например, спустились по просёлочной дороге вдоль русла ручья, идущего сразу вниз от таверны. Всё смотрится очень симпатично: какие-то древние арки и стены, покрытые мокрым мхом с сочащейся водой. Мокрые ступени таинственных переходов, заросших бурной растительностью. Раскидистые платаны и невесть откуда взявшаяся белая церковь на лугу.

Следующий пункт программы – Порос. Вернувшись к развилке основной трассы, сразу за автобусной остановкой свернули направо на проселочную дорогу с указателем на Порос и где-то через километр увидели табличку с обозначением некрополя. Вдоль узкой обочины стояли несколько машин, а от таблички начиналась мощеная камнем дорога. Удивительное дело: всё-таки у каждого места на земле есть своя «энергетика». В чём заключаются эти энергетические поля, биоволны и прочая чертовщина – никто толком не знает: научных определений всё равно нет. А явление есть. Потому что чувствуем мы себя везде по-разному. И очень трудно объяснить, почему где-то ты чувствуешь себя не в своей тарелке, а где-то – просто замечательно. В обобщённом виде это, наверное, означает, что твоё «биополе» накладывается на парадигму местности и происходит какая-то «реакция». Пройдёт время, и ты будешь недоумевать: ну, что уж, там было таким особенным, что вспоминаешь об этом с удовольствием. Так и с Поросом. Ничего там особенного нет. Мощёная дорога вдоль обрывистого склона холма. В нём вырублены могилы, вернее, просто отверстия разных размеров в скальной стене. Неухоженные, осыпающиеся следы захоронений. Неожиданно возникает белоснежная церковь, пристроенная к скальной стене, но дорога идёт дальше и приводит к самому старому, как считается, дереву на Крите – могучему 1500-летнему платану. Осень устилает землю его пожелтевшими листьями. Рядом родник, скамейки, стол с лавками для пикника. Но как там хорошо! Сидишь на скамейке, пьёшь воду и следишь за падающими листьями. Солнце играет в кроне платана и стоит тишина. Пожалуй, это всё. Но вспоминать об этом, почему-то, очень приятно.

Прежде, чем ехать в Ханью, мы решили заехать в горную деревушку в 10 км от Аргируполи и посмотреть монастырь с одной из самых древних церквей на Крите, в Миреокефала. Дорога всё выше забиралась в горы, нещадно петляла, но красоты вокруг было с избытком. И очень необычно: пропасти, вершины и петли асфальтированной дороги по склонам.

Миреокефала – это горное селение в 30 км от Ретимно, лежащее на высоте свыше 1000 м над уровнем моря в долине, окруженной вершинами гор. Поэтому зимой там всё завалено снегом, а сейчас роскошествуют дубы и облака.

На сгибе Х-XI веков там был основан монастырь Пресвятой Богородицы, который переживал разные времена процветания, упадка (например, он был разрушен турками в 1770 г.) и восстановления, но в настоящее время туда стоит приехать ради очень гармоничной однокупольной церкви и находящейся в ней иконы Богоматери, датируемой тем же Х-XI веками. Икона написана в византийском стиле и очень хорошо сохранилась. По одной из версий она была написана Евангелистом Лукой, по другой, найдена в кустах ежевики, куда её спрятали набожные критяне от вандалов, по третьей, подарена Патриархом и перевезена в Миреокефалу из Константинополя. Как бы то ни было, 1000-летний возраст иконы говорит сам за себя.

Греческие традиции православной культуры очень во многом отличаются от привычных для нас стереотипов посещения православных храмов на родине. Прежде всего, поражает какая-то открытость и интимность греческих храмов. Я, например, не могу себе представить, чтобы в российской глубинке церковь была открыта днём, вокруг не было ни души, и ты мог совершено свободно находиться под её сводами, да ещё рядом с такими святынями. Причём, у входа на столике будут лежать свечи, иконки, книги и т.п. с указанием их стоимости и плошка для денег. Почему-то, мне сразу вспомнился собор Гледенского монастыря (рядом с Великим Устюгом), где в центре собора располагался охранник в черной форме, а похмельный экскурсовод пояснял двум взрослым и ребенку что-то о технике золочения дерева по левкасу. Вот такого в Греции не встретишь. Отсюда и ощущение интимности окружающего тебя. В монастыре и в церкви мы были одни, но воспринималось это, почему-то, как должное.

Через час мы выехали на север, в сторону Ханьи.

Остановки в пути:

Ханья (Xania) – Ставрос (Stavros) – Терзанас (Tersanas) – Три монастыря п-ова Акротири (Akrotiri)

Через 50 км появилась Ханья, в которую мы въехали за час до захода солнца. Это означало, что осмотр «восточной Венеции» нужно было откладывать на завтра и сосредоточиться на поиске пристанища на ночь. В этом, конечно, минус «свободного поиска»: где искать ? куда ехать ? Но, в действительности, всё зависит от твоего отношения к этому процессу. Ты ведь полностью свободен в выборе места. И ежеминутно можешь всё переиначить. На этот раз, продираясь в потоках машин по улицам современных кварталов Нового города, как-то сразу появилось желание выехать прочь за его пределы – от асфальта, машин и толкучки на улицах.

На хороших картах рядом с населенным пунктом всегда обозначен пляж (если он есть). А где пляж, там и соответствующая инфраструктура с отелями и ресторанами. Изучив карту (в Ретимно мы купили отдельную карту провинции Ханья местного издательства «Mystys Editions» за 2.5 евро) выяснили, что на западной стороне полуострова Акротири указаны 4 места купания, а на восточной стороне – только два. Едем на западное побережье. И началось… Весь полуостров – в беспорядочной паутине дорог, правда, с указателями здесь получше, чем в других областях Крита. Поэтому нужен хороший штурман, преодолевающий эту непривычную греческую орфографию на табличках с названиями населённых пунктов: тебе остаётся только притормаживать по команде и поворачивать в разных направлениях. В итоге этих перемещений мы добрались до самой северной точки – Ставроса. Дальше дороги не было. И вокруг никого не было. Только ветер, пустынный пляж, упирающийся в гору, открытый ресторан без посетителей и перед ним автостоянка без машин. Место очень необычное и красивое, но с явными признаками закончившегося сезона. В ресторане за стойкой бара обозначился молодой человек и на мой вопрос о ночлеге он сначала радостно убежал в недра, затем вынырнул оттуда с какой-то женщиной и они оба стали нам темпераментно объяснять, что сезон закончился, гостиницы закрыты, а хозяева сидят по домам и их нужно вызывать по телефону. Однако. С таким раскладом я ещё не сталкивался. Дальше события развивались так. Через 5 минут, вызванная по телефону, на машине приехала греческая тётя, которая провела нас к соседнему дому через дорогу, открыла дверь и впустила в помещение с окнами, задраенными ставнями. Белёные стены, деревянная мебель, не уютно и сиротливо. Стоила эта «студия» 50 евро. На моё «нет» никакого встречного предложения не последовало, и мы вежливо распрощались. Выйдя на улицу, констатировали: стремительно темнеет, а мы без жилья. Поехали в обратную сторону. Абсолютно пустынная местность и дороги – ни людей, ни машин. По табличкам с указателями отелей подъехали к одному, потом ко второму, довольно большому. Везде одна и та же картина: двери закрыты, вокруг никого нет, хотя две-три машины перед входом всё же стоят. У меня в подобных ситуациях просыпается охотничий азарт. Главное, не увлекаться в своём азарте: рядом с тобой ведь может оказаться человек, рассчитывающий на комфортную ночь, а не на завывания ветра. К тому же, ну, не верю я, чтобы в европейской курортной местности можно было остаться на ночь на улице без еды и жилья. Тут ещё важно, чтобы «сосед справа» не устраивал тебе сцен и вёл себя адекватно ситуации. А так как с этим был полный порядок, то в сгущающихся сумерках поехали к следующему населенному пункту, обозначенному на карте кромкой пляжа – Терзаносу (Tersanas). Дорога спустилась к морю, прямо к небольшому благоустроенному пляжу с уютной открытой и освещённой таверной на берегу. В таверне за столиком почему-то сидело четверо детей с молодой женщиной, которая на вопрос о жилье, вышла из-за столика и указала на огоньки на горе: «Езжайте туда и спросите Марию. У неё есть комнаты на ночь». Забравшись в гору, очутились перед рестораном с большой открытой верандой, на которой ужинали за 2-3 столиками. Жена осталась в машине, а я пошел на разведку. В глубине кухни отыскалась Мария, которая окликнула пожилого грека, курящего за одним из столиков и он повёл меня вглубь сада, среди густых деревьев которого стояли белоснежные одноэтажные коттеджи. В одном из них он открыл дверь, и мы вошли внутрь. Я ахнул: стилистика комнаты-студио с небольшой кухонькой и балконом, выходящим в сад и видом на далекое море (дома ведь располагались на вершине холма) была безукоризненной! Большая, просторная комната была выдержана в бело-голубых «кикладских» тонах: нужно было приехать с Санторини, чтобы на Крите столкнуться с той же текстурой жилища! Грек обозначил стоимость: 30 евро/сути. Я бы без сожаления отдал бы и в два раза больше. Получив ключи, договорился об ужине через час, сходил за женой, мы перенесли вещи и переоделись для ночного купания, которое никто не отменял. До пляжа спустились на машине и вволю наплавались в теплом море.

Теперь я готов был к ужину. Мария встретила нас очень радушно и подвела к прилавку, под стеклом которого были расставлены подносы со всевозможными кушаньями. Приглашающим жестом она обвела их и предложила выбирать. Там были представлены, по-моему, все известные мне греческие специалитеты. Процесс заказа еды выглядел следующим образом: мы шли вдоль прилавка, тыкали пальцем в подносы, оговаривая количество и размер порции, а Мария, с блокнотиком и карандашом в руке, шла вслед за нами, комментировала и записывала пожелания клиентов. В итоге, стол был заставлен фаршированными (staffed) помидорами и баклажанами, запеканкой из макарон (pastichio), грибным паем (mushroom pie), какими-то хитрыми салатами, а потом Мария принесла нечто из ряда вон выходящее – тушеную в кульке из плотной бумаги баранину (kleftico). Сказать, что она таяла во рту – ничего не сказать… Греки славятся приготовлением баранины и на прилегающих к Криту островах даже пасутся стада баранов в экологически безупречных зонах с каким-то хитрым травостоем. Может быть это и очередное «разводилово» для туристов, кто его знает, но здесь, на п-ове Акротири, около Chorafakia, в «Tersanes Village Apartment» Мария подавала лучшую баранину, какую я только могу себе представить на сегодняшний день.

Наутро прогулялся по территории отеля. Чудесный сад был разбит на вершине холма и между коттеджами буйно росли мимозы, фиговое дерево, пальмы, олеандры, гибискусы оливы и бугенвили. Чуть в стороне располагался наш вечерний ресторан и открытый бассейн с прибранными зонтиками и лежаками: сезон закончился…

Сегодняшний день «по расписанию» нам предстояло провести в паломничестве по трём монастырям, расположенным на п-ве Акротири: двум действующим и одному заброшенному, на северной оконечности полуострова – Агиа Триада (Agh. Triados Tzangarolon), Агиа Гувернето (Agh. Ioannou Gouvernetou) и монастырь Католику (Katholikou).

Монастырь Агиа Триада находится в центре полуострова, в окружении оливковых плантаций и выглядит очень ухоженным. Архитектура, свежая покраска стен и английский травяной газон вокруг однокупольного собора с дорическими колоннами по фасаду и дизайнерски растущими рядом с собором высокими пальмами – вряд ли вызовут религиозное чувство, но, безусловно, понравятся эстетам, которые, погуляв по каменным дорожкам монастыря, с удовольствием посетят здесь же расположенный магазин с продуктами местного производства – оливковым маслом, маслинами, кремом для рук, вином, иконами и т.п. Сигаретами, правда, не торгуют, но всё остальное есть.

Далее асфальтированная дорога ведёт на север, постепенно забирается в горы и через 5 км заканчивается на плато у стен второго монастыря – Агиа Гувернето. Дальше дороги нет. Вокруг – горная местность и широкая седловина, которая переходит в ущелье, выходящее к морю. Монастырь был построен предположительно в 1537 на высоте около 300 м над уровнем моря и является одним из старейших монастырей Крита. Открыт он несколько дней в неделю, поэтому велика вероятность оказаться перед закрытыми дверьми (что, и произошло с нами), но расстраиваться не стоит, потому что здесь и начинается самое интересное. По правой стороне горного склона, уходящего вниз проложена вымощенная камнем широкая тропа, которая идёт прямо до третьего монастыря – Католику, который, правда, давно оставлен монахами и сейчас там никто не живёт. Первые 2-3 км, до пещеры Аркудия (Медвежья), где жил отшельником святой Иоанн, тропа идёт с небольшим уклоном, а вот за пещерой начинается крутой извилистый спуск к монастырю, в конце которого дорога переходит в 140 ещё более крутых ступенек. Этот путь хорош во всех смыслах. Прежде всего, от всего увиденного остаётся законченное, цельное впечатление. Сама дорога, пещера с миниатюрной часовней Божьей Матери Аркудиотиссы при входе и со сталагмитом в форме пьющего воду медведя, необычный монастырь в ущелье – всё погружено в природный ландшафт, в котором если и присутствует человек, то только своим ручным трудом, т.е. сооружениями из камня. Остальное – пасущиеся среди камней овцы, мерный звук их колокольчиков, пучки травы между камней, монах в черном, собирающий сухие соцветия на склоне и огромное небо над головой – существуют сами по себе и как бы отстранены от тебя не столько пейзажем, сколько иным течением времени. Да и сама прогулка к монастырю по выложенной камнем тропе, за которой явно следят и поправляют, заслуживает высшей оценки: не так уж и много мест на Земле, где вручную выложена долгая дорога к Храму.

И в завершении пути, мощным аккордом – сам монастырь Католику! Необычное, интересное и замечательное место. Особенно поражает широкая арка-мост, соединяющая две стены узкого ущелья. Совершенно невозможно понять, какую смысловую нагрузку несёт это циклопическое сооружение (50 м длиной и метров 30 шириной), если представить себе, что на противоположной стороне ущелья ничего нет: ни зданий, ни дорог. Просто отвесная стена, в которую упирается один край этой аркады, на строительство которой ушла уйма обтесанных блоков, которые еще туда нужно было как-то ведь затащить. Под мостом, глубоко на дне ущелья (до которого не меньше 30 м) просматривается вытоптанная тропа среди камней, к которой можно спуститься с обеих сторон ущелья, но соответствующие навыки и обувь здесь необходимы – предполагаемый спуск подразумевает соответствующую экипировку.

Нам встретилась очень интересная пара с двумя малолетними детьми. Родители были в шортах, но в серьезных горных ботинках. За спиной у них в специальных рюкзаках сидели дети, и надо было видеть, как они начали спуск по скальной стене на дно ущелья с такой необычной ношей! Для русского глаза это совершенно неприемлемое зрелище, но эти двое благополучно спустились почти вертикально вниз и исчезли за поворотом тропы. Тут уж и мы последовали за ними. По дну ущелья среди камней и деревьев проложена тропинка, которая через 30 минут выходит к морю. Обрывистый берег узкой 100 метровой губой вдавался в берег, и стало понятно, как в монастырь доставлялись продукты и материалы: в конце залива некоторые камни были обработаны под плоскую поверхность и в прошлом они могли служить своеобразным лодочным причалом. Кстати эти двое экстремалов с детьми обнаружились у самой воды, подход к которой был отнюдь не простым. Мы, например, не рискнули карабкаться среди острых камней с человеческий рост, наваленных вдоль берега. Поодаль, слева от губы нашёлся каменный карьер и опять же стал понятен источник каменных блоков, из которого были сложены постройки монастыря и этот мистический мост. Похоже, всё, что необходимо, доставлялось снизу ущелья, а не сверху. А я-то ломал голову…

Обратный путь до машины, оставленной у стен монастыря Агиа Гувернето, занял у нас около часа, и пора было подумать о еде, да и залезть в море не помешало бы. Акротири полуостров небольшой и до любого пляжа можно добраться минут за двадцать. Лучшим из них считается пляж Марати на юго-восточном берегу полуострова. Туда мы и направились. Действительно, бухта оказалась очень уютной, с большим благоустроенным пляжем и рестораном под навесом на берегу, справа от пирса. Искупались, выпили кофе на веранде ресторана и поехали в отель «переодеться к ужину», потому что на конец дня у нас была запланирована вечерняя Ханья с праздничным ужином.

Мне всегда интересно оглядываться назад и представлять себе, что было бы, если… Этим «если», перевернувшим все наши планы, стала разыгравшаяся стихия. Днём было тепло и солнечно, но к вечеру потянулись облака, поднялся ветерок и кто бы мог предположить, что очень скоро я буду бормотать незабвенные булгаковские строки: «Тьма, пришедшая со Средиземного моря…»

Первые капли дождя начали сыпаться, как только мы отъехали от отеля, но уже при подъезде к Ханье зарядил серьезный дождь. Правда, скоро он поутих, и мы решили не возвращаться, а всё-таки припарковаться в центре города и побродить в районе маяка и гавани, насколько позволит погода. Погода позволила. За час мы обошли прилегающие к гавани знаменитые венецианские кварталы с очень интересным чередованием узких и широких улиц, прошлись вдоль подковообразной набережной, сплошь заставленной ресторанами и тавернами. Море штормило, и народ укрывался в глубине заведений от порывов ветра с дождём и морских брызг, долетавших от бетонного парапета до первых столиков. Сумрачная, ветреная и дождливая Ханья располагала не к прогулкам по улицам, а к бокалу вина и треску поленьев в камине. Желательно в средневековых интерьерах. За исключением камина и интерьеров, домашнее тепло, бокал вина и вкусную еду нам могла обеспечить Мария в Tersanes Apartment, поэтому мы вернулись к машине и поехали обратно. Но едва мы выехали из Ханьи, греческие Боги устроили какие-то свои разборки с громом, молниями и таким ливнем, что щетки омывателя не справлялись с потоками воды и я вынужден был остановиться у обочины, с включённой аварийкой. Через несколько минут вокруг сгустилась чернота и мы догадались, что, наверное, Богам помешало электричество, поскольку вокруг разом потухли все источники освещения. Не светилось ни одного окна и не горело ни одной лампочки в округе. Акротири погрузился во мглу. Заливаемый потоками воды, оглушаемый раскатами грома и озаряемый вспышками молний полуостров, возможно, и был красив в разгуле стихий. В прямом соответствии с теми самыми строчками М. Булгакова: «Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавистный Прокуратору город Ершалаим…». Только это был остров Крит, а я не был Понтием Пилатом. Да, и террасы с колонами, строго говоря, никакой не было, с которой Пилат любовался грозой. А вот задача добраться до «дома» была. И выполнить её нужно было с наименьшими потерями. Для начала, надеяться, что в прокатной машине ничего не замкнёт и не откажет. Потом, не заблудиться в кромешной тьме. Постараться, чтобы машину не развернуло и не смыло в потоках при подъемах, спусках и поворотах. Чтобы сверху не упал булыжник, потому что селевые потоки уже начали размывать склоны и выносить землю и камни на дорогу. Чтобы у встречного была не лысая резина, чтобы у него тоже ничего не отвалилось, и он удачно вписался в поворот и разъехался с тобой, не соприкасаясь бортами. Как ни странно, всё, кроме второго пункта (пришлось всё же, поплутать), закончилось без потерь и через 40 минут мы парковались у тёмных кустов перед темными же окнами нашего ресторана. Мария, её муж и молодой официант (сын ?) встретили нас со свечами в руках. Электрические плиты, конечно, не работали и ни о каком ужине, не могло быть и речи. Хозяева одолжили нам пару свечей и проводили до домика. Спать пришлось ложиться голодными, но целыми и невредимыми, что было важнее. Правда, в чайнике оказалась холодная кипяченая вода, в которой можно было размешать растворимый кофе, а московская шоколадка составила прекрасное дополнение к стоянию на балконе под свист и завывание ветра…

Остановки в пути:

Тополия (Topоlia) – пещера св. Софии – монастырь Хриссоскалитиссас (Chrisoskalitissas) – Элафониси (Elafonisos) – Сфинари (Sfinari) –

Фаласарна (Falasarna)

Наутро мы распрощались с Акротири и поехали на крайний юго-запад и запад острова. К розовым пляжам Элафониси и разноцветному морю лагуны Балос.

К юго-западному побережью, где находится этот своеобразный остров Элафониси, можно проехать двумя путями. Обе главные дороги идут от Киссамоса (Kissamos), только одна идет по Тополийскому нагорью и одноимённому глубокому ущелью через Тополию-Элос-Кефали. А другая дорога через Платанос (Platanos) проложена по отрогам западных склонов гор с морем в поле зрения. Я думаю, что вопрос, по какой дороге ехать, задавать бессмысленно, потому что ответ очевиден: туда – по одной, а обратно – по другой. К тому же обе они соединяются в Кефали, откуда ведёт уже только одна дорога – в Элафониси. В зрелищном плане более выигрышным является западный серпантин. Зато восточная дорога более спокойна и за деревней Кутсоматадос (Koutsomatados) и небольшим туннелем с односторонним и поочерёдным движением находится пещера св. Софии – место обязательной остановки для всех, кто проезжает по этому пути. Пещера – типичный туристский объект. Каменные ступени на высоту 200 с лишним метров с оборудованными местами для отдыха, таверна посередине восхождения с видом на ущелье, сама пещера диаметром 70 м и высотой 20 м со множеством сталактитов и сталагмитов, с края часовня с вмурованной в стену иконой, привезённой, по преданию, из Константинополя… Но вытоптали там всё изрядно.

Дальше дорога постепенно начинает спускаться с гор и скоро за Кефали выходит на равнинную местность. Километров через 10 слева от дороги у моря появляется монастырь Хриссоскалитиссас. Монастырская церковь стоит на крутой скале, обрывающейся в море, а к ней ведут 90 ступенек, одна из которых, по очередной легенде, сделана из золота. Но увидеть её могут только люди, лишенные пороков. Таких, почему-то, не находится и мы с женой не были исключением.

Монастырь вообще достаточно интересен и очень эффектно расположен. В одном из монастырских помещений открыт музей икон и утвари с богатой экспозицией и опять же, с не ординарным размещением предметов в узких сводчатых комнатах.

До Элафониси остаётся 5 км ровной и широкой дороги и ты попадаешь в очень необычное место. Впечатление от него способны испортить только толпы отдыхающих, которых там днём и в разгар сезона может быть немерено. Элафониси на картах и в описаниях обозначается, как остров, но это для визуального восприятия не совсем так, из-за абсолютного своеобразия местности.

Оставив машину на отведённом для стоянки месте, и пройдя мимо открытого кафе (на удивление все столики были заняты) ты выходишь на широкий и длинный, размером с футбольное поле, утрамбованный песчаный мыс. По левую руку вдоль него тянется оборудованный и очень симпатичный пляж с лежаками и зонтиками. Пройдя по косе дальше, ты останавливаешься перед неширокой протокой, глубиной чуть выше середины бедра, за которой опять идёт песчаная коса, переходящая в некое подобие дюн и барханов. Через пару дней ты сообразишь, что, перейдя протоку, ты, собственно, и попадаешь на остров. Но сейчас тебе не до изысканий на местности (шорты бы не замочить, преодолевая протоку), потому что когда ты поднимаешься на эти песчаные дюны, ты понимаешь, что это то, ради чего ты сюда и приехал, причём, не подозревая об этом!

Изысканный пейзаж слепящего песка, моря и солнца. Впереди чернеют каменные выступы с маяком вдалеке, а слева море накатывает свои волны на песок. Никакой цивилизации. Одиночные фигуры плавают в море, гуляют вдоль кромки прибоя и загорают в песках и дюнах.

Но главное открытие тебя ожидает впереди. Подойдя к морю, ты действительно видишь… нежно розовый песок. Морская волна перекатывает розовые песчинки и движущийся розовый ковёр расстилается у твоих ног в постоянном движении. Конечно, никакой это не кварц, а микроскопические остатки раковин каких-то моллюсков, но это ещё более удивительный феномен. И эта отчётливая «розоватость» воды видна только в намывах прибойной волны: в метре от неё уже ничего нет.

Увы, через пару часов мы уехали из Элафониси. На выезде обнаружилось кафе на возвышении с видом на остров, в котором дегустация греческой кухни с мусакой и савлаки прошла очень даже успешно.

Планы на оставшиеся дни жестко диктовали режим перемещений по Криту: ночевать нам было нужно вблизи полуострова Грамвуза (Gramvousa), чтобы рано утром выехать на его штурм. В Интернете про эту 16-и километровую грунтовую дорогу, в конце которой тебя ожидает пеший спуск в некую фантастическую лагуна Балос (Balos), слагаются поэмы и легенды. Правда, хотя эмоции и бьют через край (справа стена, слева пропасть), но все её как-то благополучно преодолевают и никто в пропасть не падает.

Поэтому нам было нужно в оставшееся на сегодня время проехать всё западное побережье и, желательно, заночевать где-то в районе Фаласарны (Phalasarna).

Самая западная национальная дорога очень красива, но проложена высоко по склонам гор. Поэтому на всём западном побережье к морю можно спуститься в 4-5 местах, т.е. там, где есть ответвления от главной дороги. В Сфинари у нас появилась мысль заночевать (просто солнце начало садиться) и мы проехали к морю, но ничего интересного там не нашли. Из предложений жилья всё выглядело достаточно убого, а главное, неинтересно и мы решили ехать в Фаласарну.

Въехали мы в неё уже в вечерних сумерках. Пока плутали среди теплиц, занимающих правую половину большого и красивого залива, пока нашли отель, стоящий на берегу моря в левой половине бухты, окончательно стемнело. Поэтому осмотр окрестностей был отложен на утро.

Конечно, эти теплицы задумывали и проектировали в таком замечательном заливе явно на больную голову, но крайняя левая сторона залива тебя примеряет с действительностью. Два-три провинциальных отеля, которым не помешал бы ремонт, широкий пляж с пологим входом, мелким песком и большими валунами. Ещё там есть каменное плато над пляжем, на которое можно подняться по деревянной лестнице, а дальше по проложенной тропе выйти к импозантному кафе. Какой-то домашний и оригинальный пейзаж, особенно если учесть, что в это октябрьское утро он был совершенно пустынен.

Через пару часов мы уехали из Фаласарны. Нас ожидала лагуна Балос.

Остановки в пути:

Полуостров Грамвуза (Gramvousa) – Лагуна Балос (Balos) – Хора Сфакион (Hora Sfakion)

Хочу сразу признаться: дорога по полуострову Грамвуза, долгий спуск в лагуну по выложенной каменными уступами тропе, сама лагуна и безымянный остров рядом с ней – пожалуй, лучшее, что мы видели на Крите из природных феноменов. По крайней мере, судя по публикациям в Интернете, многие со мной согласятся. И дело даже не в собственно зашкаливающей красоте лагуны, которая многих пробирает основательно, а в самом пути, в котором есть определённая законченность и завершённость. Ожидание чуда не подводит тебя и ты оказываешься перед ним, когда за очередным поворотом открывается панорама лагуны, притом вся и сразу! Наступает эстетическое содрогание организма, эстетический криз и нужно время, чтобы прийти в себя…

А начинается всё так. Поплутав по улицам какого-то посёлка, лежащим в основании полуострова (по-моему, Каливани), ты выруливаешь на грунтовую дорогу, проложенной вдоль восточного склона полуострова. Надпочечники начинают выделять адреналин в ожидании ужаса, но с каждым километром ты понимаешь, что трудятся они зря. Обычная грунтовая дорога, никакого серпантина и уклонов, только много острых камней и лежащих поперёк дороги симпатичных козлов с бубенчиками на шеях. После прошедшей грозы попадаются подозрительные и довольно обширные лужи, которые совершенно не обязательно преодолевать на скорости, с визгом пассажиров и с фонтаном брызг, а можно остановиться и измерить их глубину палкой (что я и сделал однажды). Какие тут джипы и клиренсы ? Нет такой проблемы. Класс «А» вполне подходящий транспорт. Едешь себе 16 км на 2-3 скорости и напрасно ожидаешь неизвестно чего. Очередной миф развенчивается, когда дорога заканчивается площадкой с несколькими припаркованным машинами. Ты на месте, в конце и на гребне Грамвузы. Дальше – пешая часть пути. Тебе нужно спуститься на западную сторону полуострова. Спуск долог, но не утомителен, потому что тропа обихожена и выложена камнем, со ступенями и парапетами и очень красива. А когда открывается вид на лагуну, остров и море с «17 оттенками воды» (кто-то ведь стоял и подсчитывал!), то оставшиеся 15 минут спуска можно пройти и на цыпочках…

У небольшого, каменного и плоского, как лепёшка, острова, правильная круглая форма и почти нет растительности, только пожухлая трава и редкий кустарник на крутых склонах. А вот пространство межу ним и берегом (где-то около 300 метров) заполнено широкой песчаной косой и обширными отмелями. Ближе к берегу проходит глубокая и узкая протока, отделяющая остров от берега. Вода, в зависимости от глубины, меняет свой оттенок от светло-салатового до тёмно-синего и эта цветовая игра воды и песка на солнце рождает удивительный феномен морского многоцветья с десятком тоновых переходов воды. Особенно восхитительны оттенки изумрудно-зелёного. Ни с чем не сравнимое зрелище…

В самом конце начинается крутой песчаный склон (!) с холмиками желтой травы и колючек и ты буквально сбегаешь между ними к морю, утопая в песке. А дальше ты совершенно неожиданно обнаруживаешь довольно сильный ветер, холодное море и сильное течение в этой разделяющей отмель глубокой протоке.

Потом жена пряталась от ветра за большим камнем, я плавал в протоке, мёрз от ветра, бегая по отмелям. А после неизменной и долгой фотосессии мы стали собираться обратно.

Всё было настолько не обычно, что приходило ощущение инопланетного пейзажа. К тому же, почти не было людей, если не считать нескольких пар в отдалении, которые, как и мы, спустились в лагуну, оставив машины наверху. Обычно сюда привозят на экскурсионных кораблях из Киссамоса (Kissamos) толпы туристов, но, видно, после грозы корабли не ходили, и десант не высаживался на пляжи лагуны. Кстати, в 200-х метрах по берегу присутствовала цивилизация в виде какого-то кафе под навесом и пары греков с моторными лодками. Мы туда не подходили, но при желании, напитки и прогулки на лодке могут быть обеспечены.

На обратном пути, главное, не спешить и все эти подъемы станут ещё одним удовольствием от прикосновения к природному феномену.

А дальше машина, уже знакомая грунтовка и, наконец, асфальт цивилизации, по которому путь лежал вдоль северного побережья Крита мимо Ханьи до Врисеса (Vryses). От него сворачиваешь направо и начинаешь подниматься на высоту свыше 1000 м, на плато Lefka Ori, чтобы спуститься опять к морю, но уже на южное побережье Крита, и попасть в Хора Сфакион, в который мы приедем ближе к закату.

Мы ещё сделаем остановку в Каливесе (Kalyves), в очень домашнем приморском городке, чтобы отдохнуть за чашкой кофе и поедем дальше.

Дорога в горах – сплошной восторг! Вместо горизонта – покрытые грозовыми облаками горные вершины, селения и храмы, ущелья и буйство растительности. Но особенно впечатляют последние 10 км крутого спуска с плато вдоль ущелья Имброс (Imbros) с таким серпантином и уклоном, что молитва о тормозах рекомендуется даже атеистам. А в конце пути тебя ожидает совсем небольшое поселение, прижавшееся к горам и круто сбегающее к морской бухте c портом – Хора Сфакион. Считается, что сфакийцы являются истинными критянами, отличаются свободомыслием и в прошлом никому не подчинялись. Я этого не успел заметить, а вот то, что Хора Сфакион стоит особняком в коллекции наших впечатлений о Крите, это, действительно, так.

Достаточно суровый пейзаж, в котором камень является доминантой. Окружающее тебя не расслабляет, ты постоянно находишься в собранном виде и взгляд всё время утыкается в вертикаль – горы, дома, лестницы, стены…Только набережная вдоль небольшой бухты, заставленная столиками ресторанов вдоль парапета, образует горизонталь: всё остальное сразу уходит вверх.

Долгий день заканчивался, солнце уже нависало над морем и нам оставалось сделать две вещи: где-то переночевать и поужинать. Первое правило свободного поиска – ищи, по-возможности, подальше от центра: запаха асфальта и шума мне и дома хватает. В описаниях Андрея Гринёва промелькнуло упоминания пляжа Илингас в 1.5 км от Хоры, с расположенной там гостиницей. Поэтому, не сворачивая в Хора Сфакион, поехали дальше на запад по узкой горной дороге и через 5 мин нашли съезд с дороги к отелю. За ним просматривалась узкая небольшая бухта с очень хорошим пляжем. В отеле были свободные номера, но тесная комната, которую нам показала уроженка Украины, никак не соответствовала заявленной сумме. Решили вернуться обратно и на въезде в Хора Сфакион узрели отель NOTOS SUITES, который также присутствовал в описаниях Андрея. Решили посмотреть номер. По сравнению с тем, что мы видели в Илингас – небо и земля. Очень стильная и большая комната (причём студио, т.е. с кухонным гарнитуром при входе) с двуспальной кроватью и двумя балконами (!): на одном можно встречать восход солнца, на другом – провожать закат. Было бы время. Вся мебель и интерьер были выдержаны в европейском стиле: даже двери на балконы были сделаны из стеклопакета. Отель стоял у дороги на самой верхней линии Хора Сфакион, так что панорамный вид на бухту, вкупе с соответствующей закатной аттракцией были обеспечены.

Ужинали мы в таверне «Three browsers», которую нам посоветовал хозяин нашего отеля. Она располагалась как раз над «городским» пляжем: два ряда столиков вдоль балюстрады под навесом и всё. Мне нравится такая простая атмосфера, к тому же обслуживала нас опять украинка, причём жена одного из братьев, что позволило нам не только получить исчерпывающую информацию по меню этого заведения, но и узнать много подробностей о бытовой жизни края. Жена (на этот раз моя), наконец-то, отведала свежевыловленного лобстера, а я соблазнился бараниной по-сфакийски (тушеной в оливковом масле и с отдельной тарелкой какой-то местной травы). Лобстер был хорош, а баранина не произвела впечатления (трава и подавно). В итоге, мы ушли из таверны последними и унесли в подарок литровую бутылку оливкового масла.

А вот наутро мы совершили набег на таверны бухты с одной целью: отведать на завтрак знаменитый т.н. сфакийский пирог. Это, вообще-то, и не пирог вовсе, а блин. Правда, с начинкой из брынзы и политый медом. Очень необычное сочетание острой брынзы и сладкого мёда на блине. Мы переходили из одной таверны в другую и заказывали по этому блину. Очень вкусно. Но в двух соседних тавернах они совершенно разные по вкусу, так что где готовят настоящий сфакийский пирог мы так и не поняли. Должно же оставаться место и для загадок.

Остановки в пути:

Франгокастело (Frangokastelo) – Монастырь Превели (M. Piso Preveli) – Спили (Spili) – Ретимно (Rethymno) – Херсонисос (Hersonisos)

На последний день был запланирован фактически перегон в Херсонисос по южному берегу Крита через Плакиас (Plakias) и наверх, в Ретимно. Но по дороге было много чего интересного: прежде всего это Франгокастело и Превели. Монастырь и знаменитый пляж с пальмами.

Франгокастело – это крепость на самом берегу Ливийского моря и необъятный песчаный пляж с накрапывающим дождём, как кадры из французского фильма. В кадре не хватало бегающей собаки и влюбленной пары под зонтиком, сидящей на перевёрнутой лодке и смотрящей на капли дождя на воде. Правда, от крепости остались только стены и внутренний двор, по которому ходят десятки туристов с цифровой аппаратурой, но «концепт» организованного пространства совсем не плох.

Дальше дорога уходит от берега моря и вьётся по горным лесам до Плакиаса – курортного городка, ничем не примечательного, кроме отелей и моря. На этой дороге у нас стало что-то происходить с машиной: перестала тянуть на высоких оборотах. Поэтому, вместо любования пейзажем, пришлось рыскать по бензоколонкам, пытаться что-то объяснять местному персоналу, соединять их с прокатной конторой и т.п. Конечно, никто и ничего не понял, но машина перестала глохнуть сама по себе. Устала, наверное…

Монастырь Превели – это вроде протокольного мероприятия для отдыхающих. Начиная от большой парковки с панорамным видом, кафе и туалетом при входе, ухоженностью территории монастыря и его построек – всё дышит благополучием, достатком и, я бы сказал, помпезностью. Обошли территорию, полюбовались горным пейзажем. Отметились, однако… По плану, нужно было спуститься к следующему пункту обязательной программы – пляжу Превели. Но туда мы не поехали. Во-первых, времени уже было в обрез, а во-вторых, предстоящий крутой спуск и последующий подъём вызывали определённые опасения относительно норовистой машины: начнёт глохнуть в самый не подходящий момент, выкручивайся потом на другом берегу Крита за 14 часов до отлёта самолёта.

Но в одно место мы всё же заехала – в Спили. Не столько из-за фонтана в виде 25 львиных голов, торчащих из стены и выпускающих струйки воды в желоб, идущий вдоль стены. Сколько из-за голода. Деревенька оказалась совсем не типичной для горных районов Крита – очень уж «туристски» ориентированная. Какая-то вся праздничная и весёлая, вся утыкана тавернами и магазинчиками, т.е. всё на потребу проезжающих мимо. Словом, оживлённый перекрёсток. Но поесть там у нас не получилось: всё что-то не устраивало. Даже для самих было странно. Решили ехать дальше и пообедать где-нибудь по дороге. Так оно и получилось, причём очень удачно. Где-то в районе Армени прямо у пустынной дороги стоял большой ресторан, в котором мы с трудом нашли свободный столик (!) и очень вкусно поели греческие специалитеты.

Уже в темноте въехали в Херсонисос, припарковались у нашего «Solano», перенесли вещи в номер и попрощались с машиной. Всё-таки, не подвела и довезла до конечной точки. Последний вечер на Крите просто гуляли по Херсонисосу, купили в магазине бутылку местного вина и закончили вечер на балконе гостиничного номера.

Рано утром пришёл автобус и повёз нас в аэропорт. По дороге он несколько раз заезжал в дорогие отели с большой, ухоженной и цветущей территорией, с клумбами и садами, забирал соотечественников и ехал дальше. Знаете, что поразило при встрече с «земляками» ? Входя в автобус они НЕ ЗДОРОВАЛИСЬ с уже сидевшими там людьми! Хорошо одетые, отдохнувшие и загорелые люди молча проходили по салону автобуса и садились на свободные места. Почему-то это выглядело дико: не улыбающиеся лица соотечественников на фоне солнца и цветущих роз. Сразу окунаешься в суровое лоно отечественной культуры – задолго до паспортного контроля. С другой стороны, всё правильно: чего зря «лыбиться» окружающим, когда домой возвращаешься…

Послесловие.

Что остаётся от пройденного пути ? Как всегда – Следы. Они от всего остаются, но хорошо «темперированный» отпуск, как сказал поэт, «открыть окно, что жилы отворить»…

Именно в проступающих, идеальных следах, остающихся в памяти, именно в них фиксируется текучесть времени и твоё проживание в нём. Это может быть всем, чем угодно. Например, пространство и воздух. Мы же живём среди стен. Нас окружают стены большую часть жизни. В квартире, на улице, в транспорте, на работе, в магазине… И вот тебе открывается пространство – горизонталь и вертикаль. На островах это особенно заметно, потому что ты постоянно оказываешься на берегу, и перед тобой всегда возникает удаление моря или неба, берега или горного склона. Т.е. взгляд не во что не упирается, а как бы перетекает с одной линии на другую. Совершенно особое ощущение.

Это может быть явленность цвета – опять же, бесконечные оттенки голубого и зелёного. И на этом фоне – все остальные, в непредсказуемых сочетаниях, непривычных для глаза, воспитанного на господстве серого. Свои следы оставляет запах субтропиков и звук прибоя, например. Или вкус морепродуктов и свежей рыбы. Да мало ли, что оставляет свой след в сознании ?

Одно уточнение. Я говорю не о ландшафтах и пейзажах, как объектах созерцания. Я говорю о среде обитания. Временного, но обитания. А это разные вещи. Среда обитания – это твой конструктив, твой императив, в котором ты проживаешь отведённое время. Так, а не иначе. А не созерцаешь нечто прекрасное. Как не любование прекрасной незнакомкой, а проживание с ней.

И ещё. Дело в том, что ты путешествуешь не один. Греческие острова, вообще говоря, предпочтительны для парного переживания времени. И, уж конечно, свой след оставляет тот, кто с тобой рядом. В перспективе, этот след, может быть, и есть самый важный.

Как гениально просто сказал Киплинг ? «Мужчина помнит трёх женщин: первую, последнюю и одну…». В другую сторону, наверное, тоже работает.

Путешествие со случайной попутчицей или мимолётные встречи в пути – это развлечение, это приключение, это познание, я бы сказал, ветрености и горячечности мира. Это прерогатива молодости, конечно. Почитайте Владимира Донца, профессионального зоолога и одного из самых талантливых авантюрных путешественников нашего времени. Мимолётные встречи и связи в поезде, на пароходе, в заповеднике – естественный атрибут и позыв молодого тела.

Путешествие же с той, с которой ты делишь земные печали и радости – это совсем другой мир и другой путь. Потому что приходит время и начинает иметь значение не ветреность, а распахнутость мира, в котором твоё бытие не нуждается в посторонней подпитке, а значимо само по себе. Это, конечно, формула эгоизма и одиночества. Но одиночество появляется там и тогда, когда ты его ощущаешь. А альтернатива эгоизму, как раз и состоит в твоей спутнице, вынесенной за твои пределы, как твоё другое. Это и есть жена. И тогда твоё сознание, проявленное в этой вынесенности, начинает диктовать тот образ жизни, который отличен от индивидуальных приключений и оставляет совсем иные следы. Это больше, чем любовь. Как чувство к миру вокруг тебя больше чувственного отношения к женщине. Потому что, это ведь твоя задача – оголить непосредственное чувство бытия. И тогда ты начинаешь дарить – небо, море, облака… Причём, вполне серьёзно: это небо, это море, эти облака!

Можно ли подарить облака ? Можно, если ты в состоянии донести до другого язык поэта: «Есть куда тучам податься, некуда небу пойти…».

И тогда это и будет главный след, оставленный от пройденного пути.

Соединенные каплей меда. Часть I

Тихонов Юрий   



Прочитайте еще Отзывы о Греции:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.