Сезон дождей (Африка) , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Сезон дождей (Африка)

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Мали > Сезон дождей (Африка)

Сезон дождей (Африка)

  Фрагменты дневника.

 

  Африка – экзотический континент из воспоминаний детства. Глубоко в центре этой земли прячется озеро Виктория. Хотя его не спрячешь ни на одной карте, но оно было спрятано от нас «по доступности». А ещё дальше, где-то за озером Виктория, есть горы с инопланетным названием Лунные. Или хребет Рувензори по-местному. А что же за дикость может быть там, за такой далью дальней? Там простираются бесконечные дождевые леса, уходящие из Уганды в Конго. Вот в такие края я и задался целью попасть уже в третий раз.

  Впервые направлялся туда десять лет назад со стороны Египта, но граница с Суданом была закрыта. Потом, поехал в Кению, откуда выбрался живым, но подчистую ограбленным. (Смотри «Выжить в Кении»). И, наконец, пять лет спустя после этого вернулся в Африку. Решил спонтанно, за неделю до отъезда. За день до поезда собрал восьмикилограммовый рюкзак, и в путь.

  ……………………………………

  13.04. Пятница! Самолёт из Каира приземлился в Найроби рано утром. Только в 6 часов начинают ходить автобусы в город. Но хочется побыстрей покинуть эту страну, и я, после уговоров, клюю на уловку таксиста, что, мол, автобусы начинают ходить в 8 часов, а на Кампалу есть только один в 6 утра. И всё-таки, чтобы избежать любых вариантов остаться здесь до следующего дня, еду с ним. Разница в цене на билеты на автобус и такси – 30 раз! Я это называю – плата за дурость. Но пусть это будет последней неприятностью в пятницу тринадцатого.

  Как и ожидалось, автобусов оказалось 6, и отправляются они до 7-ми 15-ти утра. Он мне ещё попытался и сдачи дать вместо 10 евро 10 рублей. Так что с этой лживой братией связываться надо только в крайнем случае.

  От плохих дорог отвлекают разговоры с попутчиком кенийцем да созерцание очень похожих на наши ландшафтов. Формы деревьев, зелень, прохлада очень напоминают Родину. А если учесть, что по обочинам торгуют картофелем, то и подавно. Крестьяне на ослах перевозят поклажу, грузовики тоже, и часто видны перевёрнутые из-за таких дорог машины.

  Вдруг, среди зелёно-серых тонов проглядывается сначала озеро Найваша, затем Накуру. Лёгкая розовая дымка стелется над большей частью зеркала воды. Невероятно! Но это всё птицы, и не какие-нибудь, а фламинго!

  Уже на угандийской стороне застаёт ливень. В экваториальной Африке – сезон дождей. Выхожу на подъезде к Джиндже уже в полной темноте. Договариваюсь с местным жителем повесить свой гамак под каким-то соломенным навесом. Дождь уже кончился, но дует сильный ветер и довольно прохладно.

  14.04. В Джиндже находится исток великой реки Нил. К сожалению, плотина покрыла водопад Рипон водой. Именно отсюда начинает бег река, чтобы через 4000 км добраться до Средиземного моря. Под впечатлением от этого места Ганди завещал развеять здесь свой прах.

  Сразу договорившись о сплаве на рафте по Нилу, сел позавтракать и заодно посмотреть фильм о прохождении порогов. Настораживает вид сильно побитых людей, вернувшихся со вчерашнего сплава. А то, что увидел в фильме, принял сначала за рекламный ролик о каком-то крутом экстриме в каких-то других местах. Как я ошибся! Переворачивались плоты и вылетали на несколько метров люди именно там, где потом пришлось пройти нам.

  11 порогов, пять из которых пятой категории сложности. Остальные «тройки» и «четвёрки». Преодолевать их отправились пять рафтов по шесть человек в каждом. Команды сборные, абсолютно не подготовленные. Поэтому не помешала маленькая тренировка по гребле, подъёму перевёрнутого плота, преодолению сливов. Окунулись в нильскую водичку. На всех выданы жилеты, шлемы и по веслу.

  Сижу на корме рядом с инструктором. Здесь понадежнее исправлять огрехи экипажа. У нас трое девушек и парней. Только одна раньше ходила на рафтах. Вот так!

  После первых порогов смелеем и даже наглеем, ободрённые удачей. Плот несёт мимо обильно поросших лесом берегов с пещерами. Стаи обезьян скачут по ветвям. Цапли и бакланы сопровождают нас своим взглядом или, скорее, следят за выпрыгивающей рыбой. Тут тоже есть на кого посмотреть. Иногда вылетают красивые изумрудные экземпляры. Только стоило подумать о необоснованности страхов, как Нил себя показал.

  На второй «пятёрке» перевернулись как-то сразу, а впереди ещё довольно большой по протяжённости порог. Бешеные волны захлестнули с головой. Первая моя задача не дать плоту далеко оторваться, чтобы люди быстрее догнали. Но впереди ничего не видно и некогда рассматривать. Хватаюсь за опоясывающий плот канат. Но эта махина упирается во встречный гребень, а меня наоборот затягивает под воду. Получаю сильный удар по мизинцу ноги камнем. Очень долго не удаётся всплыть. Потом, когда вечером просматривали фильм, то о нашем перевороте создалось впечатление, что все утонули.

  Вот плот перевернут, и люди надолго исчезли в волнах. Как ни кто, ни до, ни после. Не поверил бы, что можно было выплыть, если бы сам не был там. Вроде бы и нильской водицы хлебнул. Тогда некогда было разбирать. Понимаю, что если не отпущу плот, то после ещё одного удара по голове могу и не всплыть. Жилет, конечно, выбросит, но травмы о камни можно получить сильные.

  Оказалось, что продержался у плота почти до конца порога, когда уже увидел, что инструктор его ухватил. Быть во власти стихии – это сильное впечатление! Переворачивались все и до и после нас. Никто не избежал конфуза. Весло я так и не бросил, а с ним догонять плот – намного труднее. Попробовал плыть разными способами и выбрал плавание на спине, засунув весло за жилет лопастью вверх над водой. Несёт, то у берега под ветвями, то среди травы. Более километра продолжал догонять плот, когда под аплодисменты уже собравшихся там товарищей я достиг во всеоружии его борта.

  Нас конечно страховали. Профессионалы каякеры подбирали всё, что уплывало из лодок: вёсла, баллоны, снаряжение. Один из инструкторов вёл плот в одиночку через пороги с помощью двух больших вёсел. У него был груз продовольствия и снаряжения. Все остальные «чайники» невольно исполняли отчаянные трюки по вылетанию из плота. Сыпались как горох, то в стороны, то вниз друг на друга.

  Но этого было мало. Нас догнала мощная тропическая гроза, и дождь поливал часа три. От холодной воды с неба все попрыгали в Нил. Теперь уже он казался, чуть ли не тёплой ванной. Но всё равно всех колотил озноб. Никогда бы не подумал, что в Африке может быть так холодно! Лучше сесть за вёсла и согреваться работой. Апогей грозы мы встретили на разливе реки с густо плавающими растениями. Вода, казалось, кипела от падающего дождя. Только наши головы торчали в этой пене, да над ней ещё головы бакланов.

  И вот все краски стёрлись. Только всполохи бесконечных молний и грохот грозы. Куда же они бьют, если мы ещё все живы? Зато, какая картина, какие ощущения! Это, как рождение земли миллионы лет назад. Вокруг только вода, вспышки небесного электричества и лишь редкие примитивные растения. Мы же, как инопланетяне, случайно попавшие из будущего.

  Жаль, ничего этого нельзя было снять. Из карманов вымывало всё, что было. Так что всю аппаратуру оставили в лагере. С наступлением грозы даже оператор, следовавший на каяке, перестал снимать. До сих пор не могу себе простить, что пожалел 45 долларов за фильм. Предстоял ещё дальний трудный маршрут, и я боялся сломать диск, да и с наличными деньгами тогда были проблемы.

  Мы то застреваем в камнях, то пролетаем с разгона, а потом наблюдаем, как прижимает под водопадом других. Из реки иногда выглядывают морды, похоже, выдры. Пролетают красивые фишеры. Мы хоть больше и нигде не перевернулись, но перед последним порогом нам предложили выйти и его посмотреть. Взглянув с высоты на ЭТО, я с тоской подумал, что могу больше не дождаться не только ужина, но и вообще больше никогда не увидеть радостей жизни. У остальных тоже был, мягко говоря, взгляд тоскливый. В лучшем случае – это можно только продержаться до конца и быть выплюнутым рекой в живом виде. Пройти это без переворота нам не реально.

  Однако инструкторы сжалились, наняв негров для обноса плотов по берегу, потому что ЭТО был не порог, а водопад Буджагали. Красота его в сезон дождей впечатляющая, но это когда не думаешь о том, что тебе в ЭТО нырять. А так, пятёрочный порог внизу водопада сразу показался нам детской игрушкой. Несмотря на то, что первый плот перевернуло очень эффектно, мы прошли его уже без опасения. Вот, что значит психологически облегчить задачу, поменяв её с невыполнимой на менее сложную.

  Всё. День сплава закончен. Карабкаемся по размытой дождями глине вверх на гору. Подаю руку одной девушке, она машинально принимает помощь. Подаю другой, та чего-то бормочет, отказывается. Ох уж этот феминизм! Лучше они будут карабкаться на четвереньках в грязи, чем показаться не равноправной в возможностях.

  Наконец дождались крытого грузовика и катим в кемпинг, растаскивая по пути застрявшие машины. Дорога уже никакая. Спасжилет для тепла оставил на себе. Нас дождался обильный, но почти холодный ужин. И даже горячего чая нет. Только пиво и вода. Обувь в такую грязь даже не пытаюсь одеть, а одежду кое-как досушил над углями.

  15.04. Вернулся на попутке и пешком – к истоку Нила. Озеро Виктория прикрыто островами, если смотреть от Рипона. На спокойных водах водохранилища рыбаки ловят рыбу. Цапли сидят в ожидании на берегу. Деловитые марабу копаются в отходах. Жизнь идёт не спешно и такой же характер перенимает река, нагруженная тысячелетиями истории. Ей некуда спешить в прямом и переносном смысле.

  Я же застопил машину и еду в Кампалу. Рядом с трассой в котлованах, окруженных камышом, добывают глину для изготовления примитивного кирпича. Тут же из его сырых форм складывают пирамиды для просушки.

  В столице Уганды я походил по цивильным и трущобным районам, пока не снял комнату в гостевом доме за 10 долларов. Рядом рынок, где можно выбрать совсем дешёвые фрукты. В городе довольно скучно, но мне надо дождаться открытия банков, чтобы решить проблему снятия денег с карты. Прогулялся вокруг индуистского и сикхского храмов. Пообщавшись с населением, узнал, что довольно многие знают русский хоть и в примитивных фразах. Вечер показал, что купание не прошло даром, и я всё же заболел.

  16.04. Неприятный сюрприз преподнесли служащие банков, сказав, что по моей карте деньги здесь не снять. Забегая вперёд, скажу, что на выезде из Уганды решил проверить ещё раз в какой-то деревне. И всё получилось. «Maestro», по идее, работает во всех странах Восточной Африки. Но что-то не пошло в Кампале, что потом негативно отразилось на дальнейших планах. Пришлось реализовывать свои многочисленные заначки наличной валюты.

  Итак: батарейки для фонаря куплены, местные репелленты тоже, приобретена карта на три страны. Теперь можно и в путь. Кампала – это такой Вавилон Африки, где все улицы нижнего города забиты торгующим людом. Стоит шум, толкотня. Огромный автобус пытается выбраться через кишащую массу людей, тачек, машин. Казалось, всё застопорилось на сотни метров в обе стороны, но он продавливает себе путь, выбираясь на волю из города.

  Что-то снова всё повторяется, как в сезон дождей в Индонезии. Опять заболел, а дорога предстоит дальняя. Но есть и существенные отличия. Нет такой дикой реакции на белого человека у местного населения, нет дыма в таких же, как там автобусах. Поразило то, что первого курящего молодого угандийца я увидел только на седьмой день, а пьяных вообще не видел. Хотя в барах пиво и сосут.

  Едем следом за ливнем, иногда прихватывая его хвост. Но когда в разрывах туч появляется хребет Рувензори, а вечерняя заря очерчивает контур Лунных гор, то забываешь о тягостях пути. Вожделенная цель так близко. В Форт Портале ночую и пытаюсь лечиться, хотя понимаю, что это бесполезно. Надо просто перетерпеть. Бывало раньше, что заболевал после возвращения домой, но, чтобы два раза подряд в самом начале, такого ещё не было. Видно правильно говорят: «Все болезни – от нервов».

  17.04. По просёлочной дороге, следующей за хребет иду где пешком, где на попутках. Плата везде по 2000 шиллингов за подвоз. В километровом измерении – это немного дешевле, чем автобус в нашей стране. До Семпайи 52 километра. Там начинается национальный парк Семулики. Территория дождевых африканских лесов, гор и гейзеров.

  Чем выше поднимаешься на хребет, тем дальше видны просторы Великого Африканского Разлома. Вот уже появилась на севере гладь озера Альберта, а за перевалом джунгли бесконечным зелёным океаном уходят в Заир. 374 вида бабочек можно найти здесь. Довольно скоро я уже открываю счёт этим красавицам таинственного леса. Живут тут и леопарды, прячущиеся в чащах, порхают 435 видов экзотических птиц. Но главное потрясение получаешь от другого.

  Это когда вдруг с горы видишь среди болотистых долин бьющие гейзеры. Они хоть и небольшие, от двух до шести метров, но пара дают много. А самое главное – это совершенно неожиданно, как неизвестная загадка, которая открылась мне в подарок за достижение цели.

  С одним из проводников идём по лесной тропе. Уже в течение первого часа встречаем 5 из восьми видов обезьян. Наиболее впечатляющие серьёзные бабуины и красавцы чёрно-белые колобусы. Посмотрел водопад, порасспрашивал о наиболее заметных деревьях. Пока ты стоишь и наблюдаешь за чем-то или кем-то, обязательно найдётся кто-то, кто смотрит за тобой. Таинственный лес прячет много глаз. Это могут быть и живущие тут пигмеи, и какая-нибудь сорвавшаяся из-под ног зверина, оказавшаяся огромным монитором.

  Наконец лес раздвигается, и открываются просторы болот, куда в сумерках выходят кормиться огромные лесные буйволы. По настилу доходим до большой чаши гейзера. Сейчас он успокоился, но подходить нельзя, а то сваришься в кипятке. Искупаться можно только в протекающей мимо речушке. Земля то тут, то там бурлит. Гид говорит, что яйца варятся за 5 минут, а картошка за 25. Недра пышут жаром, а воздух тоже не отстаёт. Надвигается очередная гроза. Из-за Лунных гор уже показались тучи, готовые разрядить духоту.

  Конечно, я бы посидел тут и один ночью, но сейчас следопыт из меня плохой. Кашель и чихание постоянные и неудержимые. Понимаю, что в Заир сил сходить уже не будет. К границе на реке Семулики не подойти. Постоянно встречаются пограничники с нашими «калашами». Но есть и официальные въезды. Однако в паспорте осталась всего одна чистая страничка, а уж если и забираться в Заир, то до реки Конго. А просто так отмечаться нет смысла. Здесь лес одинаковый.

  Выбираясь к жилью, натыкаемся на плантации какао. Тут где-то выясняют отношения с криком и бабуины. Но особенно впечатляют страшные крики колобусов на закате. Что-то первобытное в этом лесе и в этих звуках. Мощный ливень, наконец, проходит над лесом. Только я уже добрался до хижины и поедаю целый поднос манго. Ужин для меня готовят на костре. Варится суп и сладкий картофель – батат. Даже чай тут экзотический со склонов Рувензори. Непривычно терпкий, но молоко это смягчает.

  Уснуть от лесного шума довольно трудно. Но музыка цикад и крики обезьян куда приятнее рёва сигнализации машин в городе. К сожалению, сейчас новолуние, и Лунные горы не могут показать всей своей ночной красоты, но недра леса сверкают вспышками светлячков. В голове как-то не укладывается мысль о том, что я сплю под склоном Рувензори. Ведь это было когда-то так недосягаемо, так далеко забиралась мечта. И вот я здесь!

  18.04. С сожалением, приняв решение об отмене дальнейшего путешествия в Конго, я двинулся в сторону Танзании, намереваясь пересечь и озеро Виктория. На утренней дороге в течение часа не было машин. Поэтому первый легковой пикап был забит уже людьми. Я даже пожалел, что тормознул его. Но место нашли на заднем борту. Сидел на огромной связке пластиковых канистр, свисавшей с машины. Ноги на чьих-то сумках, руки вцепились в верёвки. Я посчитал и обнаружил, что был уже 23-м.

  Однако помощник водителя продолжал собирать народ с дороги. Скоро нас стало 25! Потом 29! Казалось, люди уже по всем законам не могут помещаться здесь. Но что делает этот сумасшедший!? Он берёт ещё и ещё. Тётушек с грудными детьми, военных. Для него существовал только закон наживы. Ведь в кузове пикапчика едут не люди, а, прежде всего, деньги для его кармана. Как можно их бросить на дороге? Вы себе можете представить 34 человека в легковой машине?

  В щёку мне упирается ствол автомата, рядом мамаши кормят грудью детей. У некоторых кожа головы в коростах. Где-то в клетках кудахтают куры и пищат цыплята. А ещё связки какой-то соломы и мешков. Я уже решил для себя, что если на половине пути у КПП машина не разгрузится, то я слезу, иначе ноги будут отрезаны верёвками, и мне уже не продержаться ещё 25 километров.

  В дальнейшем я понял, что здесь так принято, и удобства ждать не приходится. «Матату» – маршрутки между городами, забиваются по такому же принципу. 7 человек сажают на два места. И даже в такси набивают те же 7 человек. Поэтому я применял комбинированную езду. Где-то брали бесплатно, а где-то платил, когда хотел быстрее подъехать.

  Единственный способ сидеть на своём месте одному – это взять билет в большой автобус. Но здесь есть одно «НО». Он не тронется, пока не забьётся пассажирами полностью. Так, «под парáми», можно простоять полтора часа. Или садиться в него, когда он уже поехал, но тогда тебя и впихнут ещё к кому-нибудь на сидение. Лучший способ перемещаться быстро и дёшево – это выбираться на окраину населённого пункта, и оттуда уезжать либо автостопом, либо на автобусиках, но без томительного простоя на станции.

  Сельские равнины с пасущимися буйволами, быками с огромными раскидистыми рогами и коровами, сменяются на антилоп в национальных парках. В парке принцессы Елизаветы и у озера Георга сделал пару остановок. От купания отговорили, так как водоёмы опасны бегемотами, а рейды в одиночку не приветствуются из-за хищных зверей. Уйти можно, если не остановят и удастся скрыться. Но долго ли так продержишься?

  У дороги на Конго пересёк экватор и направился к горячим источникам в Китагате. К самому вечеру добрался туда, обнаружив, что в горячих ваннах полно голых негров. То есть, просто кишит. Женщины голые по пояс, а некоторые мужики и вовсе. Но у меня были такие иллюзии на отдых в горячей ванне в течение всего дня, что я не удержался и тоже залез. Надо ли говорить, что сотни глаз сразу уставились на белого человека. Место сразу выделили, люди ведут себя дружелюбно и тактично.

  Про эротику здесь говорить не уместно. Скорее надо, пересилив себя, залезть в это общество и окунуться в пахнущую грязную воду. Но источник действительно целебный. Хорошо расслабляет, но долго не усидишь. Самые отчаянные пытаются залезть в 60-ти градусные ванны. Вечер растворяет в сумерках и парах воды и без того темнокожих людей.

  Я устроился спать в деревне, о чём вовсе не пожалел, за полночь, когда услышал жуткий вой гиен, нашедших свою добычу. Ощущение такое, как будто они окружили жильё.

  19.04. С утра опять иду купаться, а народу всё так же много. Зато в пойме протекающей рядом речушки стоит красавец венценосный журавль. Это символ Уганды.

  Картофельно-мясной суп и чай с молоком в местной харчевне на завтрак. Всё стоит копейки. А таких сладких и сочных ананасов, как в Уганде, я не ел даже в Юго-Восточной Азии. На наши деньги ананас стоит всего 5 рублей, а весь съедаешь с большим трудом. В течение дня на трассе можно купить молока или съесть шашлык. Но последние везде плохие. Готовить не умеют.

  Итак: проехав за последние два дня города Касесе, Мбарару и Масаку я выбрался в район болот, прилегающих к озеру Виктория. Тут можно раствориться без следов. Топи покрыты сплошной стеной травы в два с половиной метра высоты. Посёлки располагаются на холмах между болотами. В одном из таких – Кьётере, я и заночевал. Мрачное небо всё в сполохах молний. Нигде они так часто не случаются, как над озером Виктория.

  20.04. Прощаюсь с Угандой на пограничном рынке. На память остаются купленные шлёпанцы. А вот Танзания встречает неприятным сюрпризом. Вместо транзитной 10-ти долларовой визы дают полную, да ещё не за 20, а за 50 долларов. Дорога пустынна, и я долго иду с удовольствием один. Дети, играющие у хижин в банановых садах, приветствуют путника. Здесь самый глухой уголок Танзании. Водитель грузовика подбирает меня, но не успел отъехать, как на легковой догоняют его и останавливают. Двое в белых рубашках делают ему втык за то, что взял меня. Очевидно тут пограничный режим. Жаль мужика, пострадал из-за бюрократической глупости. А мне пришлось уехать на автобусе до Букобы. Настоящие джунгли у реки Кагера сменяются каменистыми холмами.

  Наконец вижу великое озеро во всей своей красе. Довольно чистая вода плещется у узкого песчаного пляжа. До вечера я с наслаждением купаюсь с перерывом на поедание ананасов. В бинокль рассматриваю озёрных птиц – рыболовов, разговариваю с рыбаками и торговцами. За 7 рублей можно поесть бобов, картофель, немного мяса и чай.

  Видно, в честь такого события, как омовение в Виктории, вокруг солнца появилась круглая радуга. Я лежу в волнах и смотрю на небо. Голые негры купаются неподалёку. Некоторые проявляют тактичное любопытство и сидят в сторонке, наблюдая за мной. Население не навязчивое и очень располагающее к себе.

  Старинный немецкий пароход «Victoria» грузится бананами и ананасами. Вечером в девять отправляется в Мванзу. На втором ярусе трюмных нар застолбил себе место. В такой духоте можно хоть немного представить, как возили рабов из глубин Африки. Подышать воздухом можно и на верхней палубе среди развалов фруктов. Огни городка скоро сменяются на всполохи молний. Скорость у парохода неожиданно большая, и уже утром можно наблюдать рассвет над другим берегом озера.

  21.04. Рыбаки в лодчонках отчаянно сигналят, чтобы не намотались их сети на винты парохода. В Мванзе, наконец, решаю проблему банкомата. Устроившись в отеле, можно и погулять. Чувствую, что в духоте трюма с кашляющими людьми у меня опять обострилась болезнь. Город довольно скучный. Пляжа близко нет, есть мемориал Ганди. Зато удивительные по формам нагромождения камней на набережной. На закате дня я отправился туда, не взяв фотоаппарат, о чём очень пожалел.

  Скалы населены красивейшими малиново-фиолетовыми ящерицами. И ещё здесь живёт дракон. Таких я не видел даже на Борнео. Размером метр семьдесят с яркими салатово-зелёными пятнами по спине. Усиленно пытается втиснуться боком между камней, но не пролезает и зло шипит на меня. Ну и зверюга! Настоящий дракон. Смотрю на него в упор сверху, и оторопь берёт.

  Перепробовал всевозможной местной пищи в забегаловках. Посмотрел на свадьбу, кортеж которой в сопровождении оркестра целый день ездил по улицам. На такой духоте жених с невестой, стоя под солнцем в кузове пикапа, наверное, сильно измучились. Только гроза приносит ночью прохладу и свежесть. А крики дерущихся котов почему-то наводят на мысли, что и люди везде бьются за свою территорию, за выживание. Как-то грустно становится.

  Правильно говорят, что путешествовать надо либо в юности, когда полон оптимизма, либо на пенсии, когда уже всё устроено. Всё-таки несмотря на такие настроения, решил не писать про мелкие обманы, недоразумения, завышенную оплату по сравнению с сервисом. Просто, если едешь смотреть такие дальние и интересные места, то уже не будет иметь значения, сколько это стоило. В памяти останутся главные эмоции.

  Стоит только упомянуть, что проехать из Мванзы в Арушу с остановками в Национальных парках Серенгети и Нгоро-Нгоро, стоит 25 долларов, плюс 50 и 30 за въезд в национальные парки.

  22.04. Около шести утра заставляю себя выпить чаю с перцем и в путь. Рассвет застаёт у заливов Виктории. Очень свежий ветер с силой врывается в окно салона Лэндкрузера. На въезде в Серенгети встречают павианы. Мы двигаемся по пустынным дорогам западной части парка. Не успеваю реагировать на все встречи. Сняты зебры, гну, страусы, газели, бородавочники. Снисходительно заглядывают на крышу жирафы. Они даже с дороги сходить не собираются. Зебры как бы улыбаются или смеются над тобой, скаля зубы. Либо они заняты, милуясь друг с другом.

  Выводки каких-то индюшек шествуют вдоль дороги. Гриф пытается заглянуть в лобовое стекло, держась в воздухе впритирку к машине. После ночного дождя её постоянно заносит в кювет. В отличие от машин-сафари, тут водитель даёт выйти и поснимать. Слоны величаво отходят под тень деревьев, кабаны наоборот, убегают.

  Виды саванны с зелёной травой и распускающимися листочками деревьев наиболее впечатлили меня за поездку. Между каменистыми грядами располагаются огромные долины, заполненные зонтичными кронами акаций. Это оказалось значительно красивее Нгоро-Нгоро.

  Реки, полные воды, дают с трудом себя преодолеть. Зато потом начинаются настоящие степи. Копытные встречаются уже стадами в сотни, тысячи, сотни тысяч голов. Их здесь перемещается вслед за дождями несколько миллионов. Я, конечно, смотрел фильмы о Серенгети, читал книги, но никогда не представлял, насколько это впечатляюще выглядит в живую, когда часами двигаешься через стада, а им нет конца и края. Вот какая была земля без человека! И это счастье, что здесь удалось сохранить такое количество животных.

  До горизонта степь заполнена полосато-бурыми пятнами копытных. Присутствие львов выдают кружащие над их добычей грифы. Только масаям позволено здесь гулять, выпасая свои стада коров и овец. Их деревни окружены для защиты колючим кустарником, из-за которого виднеются соломенные крыши хижин. Сухопарые фигуры в красно-синем одеянии приветливо машут нам.

  Когда-то здесь бродил самый первый человек, чьи останки нашил в ущелье Олдувай. Мы как раз проезжали эти исторические места.

  Перед кратером Нгоро-Нгоро располагается ещё одна кальдера, заполненная жёлтыми цветами, а с гребня открывается вид на озеро с висящей над ним тучей. Представляю, каким мощным и огромным был этот потухший вулкан ранее. Мы, кажется, едем, как по лезвию. Обрывы, что в кратер, что на склон. Только буйная зелень придаёт ощущение безопасности.

  Ниже начинают встречаться баобабы, не виденные мною с побережья Момбасы. Потом открывается изумительный вид в зелёном обрамлении на озеро Маньяра. Горы с одной стороны, долины с другой. Земля опять стала красной, как и к северу от Виктории. Стоило только углубиться пешком в саванну, как сразу натыкаешься на огромных пауков, клещей, заросли колючей акации.

  Переполненный впечатлениями за день, я совсем забыл о еде, и вечером довольствовался только початком жареной кукурузы. В Аруше размышляю о дальнейших планах. Осталась ещё неделя до отлёта. Раз не получилось с Заиром, был запасной вариант слетать посмотреть на водопад Виктория. Только при выезде из стран Восточно-африканского содружества придётся заново платить за визу. А так как в Танзании стоимость визы подняли, то лучше вылетать и возвращаться в Кению, откуда у меня обратный билет.

  23.04. С ночи льёт с перерывами дождь. Килиманджаро всё скрыто в облаках. Остаётся смотреть на обочины, где то масаи, то страусы, то нас рассматривают постоянные проверки на дорогах. Особенно в Кении. На каждом таком посту лежит «ёж» и стоит вооружённая охрана. Но у меня только один раз пощупали рюкзак.

  Вылез напротив аэропорта и пешком добрался туда. Самый дешёвый билет на Лусаку оказался в 700 долларов. Перебрал разные варианты в компаниях и турфирмах. Но это уже слишком. За такие деньги можно ещё раз и из Москвы долететь. Значит, оставлю Викторию до следующего раза. Буду возвращаться домой, тем более что основную программу выполнил.

  С помощью моего старого помощника по предыдущему ограблению – компании Кенийских авиалиний, я договариваюсь, что в город на обмен билета ехать не надо и доплачивать тоже. У нас в России аппетиты не умеренные, и просили в случае обмена 100 долларов. Здесь в офисе хотели 50, а договорился и за бесплатно.

  Итак: время есть. Лежу в скверике под тенью дерева рядом с оградой аэропорта. Смотрю, что-то много полиции нагнали, и всех бомжей из сквера убрали. После долгого раздумья вежливо подошли и ко мне. Спросили, есть ли проблемы. Удовлетворившись объяснением, что до самолёта ещё далеко, и я решил тут поспать, они отошли, сказав, что только не надо оставаться на ночь.

  Из-под козырька кепки наблюдаю на заходящее солнце. Ботиночки и носочки сушатся рядом. Любуюсь, как огромный двухэтажный Боинг заходит на посадку. И вдруг, он катит прямо на меня. Здесь, у ограды, самолёты обычно не швартуются. Выбегает толпа встречающих с флажками, полуголые негры из ансамбля песни и пляски. Подаётся парадный трап.

  Мне, конечно, пришлось ретироваться от такого «наезда». Теперь я понял, почему было полно полиции. Это прилетел премьер Китая Ху Цзынь Тао. Вот так я встретил премьера, засняв и рассмотрев всю эту церемонию целиком. Встретил его конечно ещё и президент Кении, какой-то генерал весь в орденах и регалиях.

  24.04. Внезапно появившийся босс Египетских авиалиний пытался было сказать, что обмен билета можно сделать только в городе, но потом, проверив зачем-то, могу ли я получить визу Египта по прибытию туда, дал команду помочь и отправил меня до Каира. Взлетаем в 5 утра при дожде, который так и не замочил меня как следует в свой сезон. Это если не считать сплава по Нилу.

  Я думал даже, если меня затормозят с билетом из Каира, то поеду купаться на Красное море или в Александрию. Но там тем более не было проблем. Пески Сахары, воды Средиземноморья и заснеженные горы Турции через 10 часов сменились на облачную Россию. В подсознании я всё же понимал, как меня тянет домой. Иначе бы остался. Для того и ездишь в путешествие, чтобы удовлетворить голод впечатлений от новых мест, а потом прочувствовать грусть по России.

 

 



Прочитайте еще Отзывы о Мали:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.