АВТОПРОБЕГ по маршруту: , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

АВТОПРОБЕГ по маршруту:

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о России > АВТОПРОБЕГ по маршруту:

АВТОПРОБЕГ по маршруту: АВТОПРОБЕГ по маршруту:

Трубников Бор – Тихвин – Алеховщина – Подпорожье – Вытегра – дер.Устье – Бесов Нос – Пудож – Водлозеро – дер.Зеленик –Ферапонтово – Кириллов – Санкт-Петербург

(22 июля-5 августа 2006)

22.07.2006 Заправленные «во все дырки» продуктами, шмотками и бензином отчаливаем от заправки NESTE, расположенной на Московском шоссе и берем курс на промежуточную базу-Трубников Бор. В дорогу накрапывает дождик (хорошая примета). На спидометре – 7 км, на термометре- 22, на душе – спокойствие и уверенность в том, что какие бы не развернулись события будут интересными. Экипаж в составе: Командира-Командора (и по совместительству кока), Драйвера Андрея и меня, Пайлота, исполняющего обязанности штурмана, оставив за спиной проблемы и заботы, на молоденькой Лауре покидает Питер.

На даче собрали и установили багажник, проверили работу новой походной газовой плитки, что обратило внимание на забытые в городе газовые баллончики. Пришлось подпрыгнуть, звонить в С-Пб и прибегнуть к помощи наших детей. Получив уверение, что завтра все будет доставлено, успокоились и уселись внимать расщедрившейся природе. По-южному густой аромат матиолы, китайские фонарики на альпийской горке, штиль и почти полное отсутствие комаров умиротворяет.

23.07.2006 Солнечный теплый день. Он отведен для окончательной подготовки к автопутешествию. Без спешки, размеренно проверяется исполнение последних пунктов по списку готовности Драйвера. Кажется все идет своим чередом: лодка и две канистры со взятым в запас бензином уложены и надежно раскреплены на крыше Лауры, палатки, матрасы, посуда стулья, стол и т.п. заполнили половину салона. Перед дорогой не спеша помылись в баньке. Тут и Дарья с газовыми баллончиками приехала. Правда, раз десять пришлось позвонить, организовывая встречу моего сына Алеши и их дочери Даши, выслушать неодобрительное их ворчание, но главное, что выручили дети и дело сделано, а сжиженные килокалории лежат в багажнике. Снова благоухает маттиола, вытесняя все иные запахи.

24.07.2006 Солнечный день, почти безоблачное небо. Командор дает последние наставления Дарье на житье-бытье в ближайшие две недели и мы стартуем из Трубникова Бора. За бортом- 20 , на счетчике -116 км.

С трассы нужно свернуть на Чудово. С этим справились легко, а вот на Грузино выехали не сразу – прежде плутанули среди неказистых деревянных домишек. По дороге любовались живописным руслом реки Волхов, делящемся в этих местах на несколько рукавов, образуя многочисленные заводи с пологими не замусоренными подъездами к ним. И рыбка, наверное, там водится.

Сделали санитарную остановку у оз. Облуцкого. Вода – теплая, берег- замусорен, подходы к воде – топкие.

На расстоянии 82 км до Тихвина дорога превратилась в приличное шоссе. Трассу Кукуй-Ругуй-Тихвин проехали со скорость 100 км. В Тихвине легко нашли первую цель нашего путешествия – Тихвинский Успенский монастырь. Экскурсовод – Марина Растямовна Трофимова. Заинтересовался ее отчеством: «Чем сподобили родители на том и спасибо»-отбрила она.

Главная достопримечательность и хранимая святыня монастыря – недавно вновь обретенная Икона Тихвинской Божьей Матери, писанная, по преданию, самим евангелистом Лукой. В Ижорских землях Икона, появлявшаяся там несколько раз прежде, в конце ХIV в. «по молитвам верующих опустилась к людям». Окончательно она была обретена в 1383 г. Для святыни построили деревянную церковь с каменным полом. Впоследствии церковь перенесли на новое место ближе к реке Тихвинке, на котором постепенно и был возведен монастырь с Успенским собором, палатами, кельями братии и высокой звонницей. А что бы это добро имело прикладное (государственное) значение со временем возвели мощные крепостные стены, взявшие в кольцо Собор. Получилось оборонительное сооружение – крепость.

Во время Великой Отечественной войны город был оккупирован на месяц, но и этого времени немцам хватило, что бы его разграбить и эвакуировать награбленное в Германию. По счастливому стечению обстоятельств в Риге Икону Тихвинской Божьей Матери увидел священник местной православной церкви по фамилии Гарклавс. Он обратил внимание немецкого командования, что со святынями таким образом (она хранилась на эвакопункте) не обращаются, но тому видимо было уже не до того. Через четыре года Гарклавс с Иконой появился в Нью-Йорке. Там она выставлялась в православной церкви. Сам Гарклавс на святыню не претендовал, предлагая вернуть ее сразу, как только восстановят Успенский Собор в Тихвине и позиции Русской Православной Церкви в Российском государстве. Время шло и передать святыню России смог только его приемный сын, выполнивший волю отца. Удивительно, что за годы скитаний и, возможно, нужды с богатого позолоченного оклада Иконы не пропало ни одного драгоценного камня. Нам урок.

Пообедали в трапезной монастыря и очень не дорого-180 руб. на троих. Заправив Лауру 30 л бензина и купив за двойную, против питерской, цену коробку сигнальных ракет выехали по направлению к Алеховщине.

В 19 час. со второго раза нашли прелестную стоянку на берегу мелководной Ояти. Завидев нас редкие аборигены робко исчезли в кустах, оставив одних любоваться природой. Искупавшись и поставив палатки пошли обследовать окрестности. В частности хотелось выяснить источник какого-то странного квакающего шума. Им оказался маленький водопадик при впадении ручейка ниже по течению. Ужин приготовили на плитке и легли спать.

25.07.2006 Сборы, завтрак, прощание с добрым местом. (На горизонте следующие туристы претендующие на «наше» место уже ждут, когда мы вырулим по узкой дорожке, тянущейся вдоль реки).

Отъезд в 11-20. На счетчике-444 км. За бортом-23. Продолжаем движение на Алеховщину. Укатанная грунтовая дорога идет вдоль спокойно текущей Ояти, то взлетая на горки, открывая залитые солнцем пейзажи, то опускаясь вниз к темным водам реки. Слушаем лицензионный диск О.Митяева, запись, сделанную на концерте в Кремлевском дворце съездов. Настроение на высоте. Все заботы остались за спиной. Приходит осознание, что счастье примерно так и выглядит. Андрей каждые пять минут выкрикивает: «Ну, что за красота!».

Неожиданно возникает препятствие – шайка из полудюжины коров, развалившись на нагретом солнцем покрытии моста через речку Кудру, преградила нам путь. Мне пришлось идти в атаку. Громким похлопыванием и молодецким посвистыванием удалось согнать этих засранок с проезжей части дороги, даже не поскользнувшись на оставленных «визитных» лепешках. Просто тореадор какой-то! Пока я боролся с этой оравой Командор выдвинулась в сторону местного населения и втридорога купила у него литра два парного молока. Попутно, оступившись на крыльце, выбила окно в хате бедной старушки, едва не порезав вены об осколки стекла. С трудом отпоили Командора от полученного стресса тем самым молоком.

В Алеховщине Вепсский культурный центр располагается в двухэтажном деревянном доме, бывшим ранее жилым. Числящих себя вепсами осталось немного-около 8 тыс., прочие «перекрестились» в другие национальности как, например, сама Командор. Она и породила интерес к этой теме. Вепсы-народ православного вероисповедания, но дополненного верой в «тайные заветы». Тайный завет – подарок, приносимый в святилище. Святилищем служило, или служит, рукотворное сооружение, а чаще, природная достопримечательность, расположенная в укромном и порой даже труднодоступном месте, наделенная, проживающим в округе народом, верой в ее сверхестественные возможности. Жители тайком посещали такие места, там творили молитвы, обращая свои просьбы к Высшим Силам. Туда приносили подарки-заветы. Считалось обязательным вернуться с благодарностью после исполнения просимого. В Сарозере святилище находилось в избушке, срубленной на острове. В Ярославичах поклонялись камню (скале), из разноцветного песчаника, находящемся на Чур-ручье, на котором просматривалось изображение Иисуса Христа. В Чикоже было заветное дерево: большая ель с вырубленным местом для иконы.

В Подпорожье остановились сфотографировать величественное сооружение – ГРЭС, но снимок оказался мелким и неинформативным. Закупили продукты, в т.ч. водки «Флагман»: как-никак день ВМФ на носу. Крутили-вертели по городу пока не нашли бензозаправку с АИ-95. Ее нашли с помощью человека, одетого в форму, оказавшимся следователем. Он был первым кто внятно разъяснил как следует ехать. Прочие объясняли совершенно неопределенно и бестолково: «прямо направо, не доходя упрешься»!. Позвонили детям: вот-вот выедем из зоны приема телефонных сигналов. Пока обедали в столовой, поставили телефоны на подзарядку и в 16-25ч. покинули, надо сказать, без сожаления этот город.

На ночлег расположились на берегу Онеги между деревень Кирюшово и Голяши. Соответственно пришлось кирнуть. Голышом, правда, не купались. Вода просто бодрила, не выше 20. Удивляли некоторые камни яркой «матросской» расцветки: в лиловую и серую полоску. Выявилась проблема: купались в холодной воде я и Андрей, а фурункул вскочил у Командора, да еще и на самом непоходном месте. Решили с утра ехать в больницу Вытегры и показать несчастного Командора врачам. «Резать, резать и еще раз резать!!!»-настаивал Андрюха.

Крепкий сон.

26.07.2006 10-57,18 , 772 км. Пасмурно. Командор строго посмотрела на небо и на горизонте образовалась полоска чистого неба. Тут уж не отнимешь, что умеет, то умеет. Но нужно уезжать. Время – Не – Ждет! Через пол часа мы уже в городе. Мимо бензозаправки с АИ-95 проехать не можем, но Лаура капризничает – приняла 6 литров и топливо начало булькать в горловине бака, хотя по расчетам мы сожгли не менее 15 литров. Реку Вытегру пересекли по вершине шлюза на красный свет и тут же рядом обнаружили центральную поликлинику. «Полечите»-говорим, -«У нас и фурункул, и полис имеются». «Вы, что питерские, что ли? Тогда снимай штаны»! Без лишних разговоров сделали разрез. Наказали на следующий день явиться на перевязку.

Коли так обернулись обстоятельства, то решили ознакомиться с центром Вытегры. Городской краеведческий музей находится в неподходящем для этого месте- в церкви им.Сретенской Божьей Матери, только малая часть которой возвращена прихожанам. Рядом стоит, перенесенная сюда и словно бы забытая, бревенчатая часовенка Исаакия Долматского.

Напротив, естественно, примостился магазин. «Вам на почках?»-вопрошает молоденькая продавщица, предлагая красивую бутылку с поэтическим названием «Летний сон».

-«Можно и на почках, можно и на печени или даже селезенках. Мы не привередливые».

-«Тогда следует взять еще и «Зимний сон».

-«А это продукт диетический?- усомнились было мы.

-«И диетический, и витаминизированный!!!», – успокоила эта искусительница. В последствии оказалось, что не обманула. Только забыла предупредить, что перед злоупотреблением напиток следует охлаждать.

Придорожный указатель подсказывающий, что где-то рядом находится поставленная на прикол подводная лодка-музей серии Щ (и это-то в лесу!), навеял тему и мы с Командором спели от души:

Прощайте красотки, прощай небосвод

Подводная лодка уходит по лед…

Т.к. перевязка, т.е. здоровье Командора-дело святое, решили далеко не уезжать и найти какое-нибудь уютное местечко откуда возить ее, хворую, на процедуры и принятие наркозов. Ориентируясь на предчувствия, опыт пятьюшественников и причудливость карты двинулись на Тудозерскую косу и не ошиблись – попали в чудный уголок, местную рекреационную зону.

Пейзаж, облагороженный песчаным пляжем и живописными соснами похож более на Прибалтику нежели Карелию. Сначала, желая избавиться от вольных или невольных соседей, проехали в дальше от города в сторону Андомской возвышенности, но при приближении оказывалось, что на каждом мало-мальски пригодном для стоянки месте разбита палатка, торчит капот или багажник. Т.о. были зафиксированы «уши и задницы» московских, питерских, вологодских и ярославских туристов. «…Все промелькнули тут!»

С горы Андома открывается величественный вид. Видно, что далее поберегу, в устье реки находится лесной порт и переправы там нет. На вершине среди некошеной травы стоит скромный памятник солдатам не вернувшимся с войны. По фамилиям и инициалам видно, что отцы и братья уходили по двое, по трое, вчетвером и остались в чужой земле.

Вернулись обратно на косу, где и встали лагерем. Решили прочитать местный поллитранец называемый «Летний сон». Прочитали. Любознательность заставила сравнить с «Зимним». Последний больше показался.

Пошли купаться, что потребовало некоторого напряжения нервов: ветер, низкая температура. После бодрящих водных процедур решили осмотреть груз пары барж, выброшенных на отмель лет сорок назад. Вместо золота и заморских специй из трюма, как разъяренный джинн, взвилась стая чаек. Что бы прогнать нас, они без всяких предварительных переговоров стали пикировать на нас обстреливая крупнокалиберными зарядами дерьма. Накинув куртки на голову, пришлось спасаться бегством. Это мне напомнило, когда спустя четверть часа отдышался, налет японской авиации из фильма «Пирл-Харбор».

На стоянке обеспокоило близкое соседство с муравьями, коих здесь -сила небитая. И уступка им поляны-бесполезный шаг: их гигантские муравейники торчат везде. Решили положиться на джентельменское соглашение: «вы нас не трогаете, мы – вас» и на предположение Командора, что эта братия скоро угомонится и уснет. Так оно и получилось – ни какого беспокойства от них не было и мы, в свою очередь, старались не отдавить им ноги.

27.07.2006 13 , 858 км. Думаем о жизни: ночью пропал со стола швейцарский cолдатский нож Андрея. Проявив недопустимую беспечность, мы не заметили, что находились под наблюдением посторонних.

Коса протянулась между двух озер. Место чистое, несмотря на то, что оно явно интенсивно посещается. Отдыхающие вырыли в кустах аккуратные ямки, в которых хоронят отходы своей цивилизации.

Лаура, стиснув зубы, повезла Командора в лазарет. Она и сама страдает от дороги, похожей на стиральную доску, хотя виду не подает. Беспощадный сервис явил свой оскал: в больнице не обслужили – санитарный день, однако! Но, если человек захочет жить, тут медицина бессильна и далее Командор обходилась без помощи эскулапов.

На рынке свежей рыбы нет, мяса – тоже: его завозят по пятницам. Для шашлыка где-то удалось найти последний кусок за 200 руб/кг. Временами моросит дождь. Ветер с севера. Справились в Питере о погоде. Оттуда подали надежду- через день будет 26.

Притащились два джипа «Мицубиси» с туристами москвичами, любопытной лайкой и катером на прицепе. Старший вежливо поинтересовался не будем ли мы возражать, если они расположатся рядом, на соседней поляне. Сообщили, что уж третий год приезжают на это место.

Я воздержался от водных процедур, а Андрей искупался «во славу своей Дульсинеи» в неприветливо-холодной воде Онеги, чем и завершил культурную программу дня.

28.07.2006 11 , 931 км. Старт в 12-53. Проснулся от лая и карканья. Вижу такую картину: низко на суку сидит огромный ворон, видимо постоянный обитатель этого места, – я его и прежде тут видел, а под ним на травке – столичная гостья – лайка Эльга. Глядят друг на друга и переругиваются (или беседуют): «Карр!» – «Вау!», «Карр!» – «Вау!»и т.д. Не эта ли птица, похожая на ведьму, уперла давеча фирменный нож.

Утро пятницы и на косу начали прибывать вытегорцы с вытегорками. Пока мы стояли лагерем, по дороге прошел грейдер, пригладив слегка дорогу.

Шоссе в сторону Карелии нас удивило своим новым отличным асфальтовым покрытием, разметкой, выкрашенными остановками и отсутствием какого-либо транспорта в пределах видимости. Только редкие буренки оживляли пейзаж. «Очуметь просто»,- высказался Командор. На границе Вологодской и Карельской областями асфальтик уже поплоше, зато стеллы, отмечающие эти самые границы, воздвигли на славу.

За Гакугсой, промелькнувшей где-то за лесом, разменяли первую 1000 км и вскоре достигли поселка Каршево, от которого до Бесова носа рукой подать. Чтобы народ в этом не сомневался выставлен указатель – «Бесов нос -17 км». Иными словами рука должна быть длинной 17 км! Встретили компанию явно не местных парней. – «Здорово! Господа турысты!»- говорим, – « В каком состоянии дорога на Бесов нос?»

-«А мы не туристы»- отвечают они, «Мы – водные путешественники!» (или что-то в этом роде). «Вы, поезжайте далее, там увидите табличку «обслуживание туристов», там и решите, что делать: дорога по болоту не зубам вашей Лауре». Так и сделали. Нашли этот знак. Смотрим во дворах стоят внедорожники зарубежной наружности с прицепами. Все с московскими номерами. Упакованный народ. Тут и проводник объявился. Зовут Васькой. И этот Васька задвинул для нас неожиданную сумму – 1000 рублей! И это только в один конец! «У тебя совесть есть? – говорим, «Есть, есть»- говорит наглый Василий, – «но я ей не пользуюсь». Посмотрев на эту хитрую рожу, попробовали наведаться к его конкурентам. Там оказалось чуть дешевле, но энтузиазма меньше. Призадумались мы, словно тот васнецовский богатырь перед камнем на дороге: «Налево пойдешь-коня потеряешь, прямо пойдешь –живу не быти…», и решили договариваться с Василием, тем более, что он «бил копытом» и готов был сразу «седлать коня» – проспался после вчерашнего, «трубы горели» и настроение его было на высоте. Оно у него всегда на высоте. В ходе дальнейших переговоров выторговать ничего не удалось – мол, я бы и рад, но уж такая сложилась такса. Однако условились, что в цену 1000 руб. входят, также, охраняемая стоянка для Лауры и стоимость бензина для лодки. Надо было еще и баню по окончанию вояжа оговорить, но не догодались!

На пристани, а ей оказался обыкновенный не заросший песчаный берег речки Черной, перегрузили в лодку свой скарб. Василий привез старенький мотор (хранимый дома, иначе упрут) и изготовились к заплыву. Подошедшие «водные пятьюшественники», которых поджидали их резиновые лодки, налили всем от щедрот душевных по 50 граммов «Абсолюта» – на дорожку – и мы отчалили первыми.

Трасса пролегла среди лилий, топляков и байдарочников. За 30 минут мы добрались до места назначения. В конце пути нас ожидал сюрприз: на песчаных берегах стояли 4 шестивесельных яла, несколько байдарок и три надувных лодок с мощными навесными моторами. И это кроме тех плавсредств, что тащились сзади. А в поле зрения виднелись десятка два палаток. Такие вот уединенные места! Все это принадлежало в основном москвичам, добравшимся сюда разными путями.

Остановились мы в устье Черной речки, на мысе Кладовец. Установив палатки, и на скорую руку перекусив, поспешили лицезреть ТЕ САМЫЕ петроглифы. Да не тут-то было! Этих рисунков на камнях по данным энциклопедии более 1500, но найти их не просто. Побродили по берегам и пляжам. Южного буйства красок нет, но цвета много – не броского, пастельных тонов. Красные камни, зеленоватые лишайники, желтый поющий песок с черными и лиловыми разводами. Песчаные брега отмечены присутствием людей: горки бутылок, упаковки от продуктов.

Наконец-то, уже в сумерках, Командор наткнулась на изображение беса и выдры. Стало понятно, что петроглифы искать нужно у воды на отполированных водой и временем красных камнях. Мне подумалось, что и далее от берега могла бы быть найдена наскальная живопись, но там она скрыта под лишайниками и мхами. В местах сосредоточения рисунков видны неглубокие лужицы, словно бы наполненные кровью. Их дно покрыто красной водорослью, создающей такую иллюзию. Даже очень возможно, что тут было место жертвоприношений.

29.07.2006 10 . Мыс Кладовец. Утро. Пасмурно и безветрие.

Москвичи оказались радушным, жизнерадостным и хлебосольным народом. До поздней ночи они красиво пели под гитару у костра не заслуженно подзабытые туристские песни. При чем одна певунья отличалась незаурядным голосом (и габаритами). Утром они собрались, каким-то образом уместили в лодках свои многочисленные пожитки и амуницию, потом сами туда забрались и, под урчание мощных моторов «Johnson Johnson», потянулись вверх по Черной речке. Опустевшая стоянка и перешла нам в наследство, чем мы не преминули воспользоваться, перенеся на освободившиеся скамьи и пеньки свое барахлишко.

В 10-15 пошли напрямую лесом по направлению дальней точки – мыса Пери нос. И уже оттуда пойдем обратно берегом через мыс Карецкий нос- мыс Бесов нос-мыс Кладовец, т.о. посмотрим основную часть «экспозиции» петроглифов. Тропинка вывела нас к острову Модуж. От берега его отделяет 20-30 метровая протока, заросшая камышом. На островке среди сосен поставлены две избы, возможно одна из них – баня. Среди сосен сушатся сети, рыбаки занимаются хозяйством. Чем они тут промышляют неведомо, т.к. ни в лужах, ни в заливчиках не видно ни каких признаков жизни: ни малька, ни рачка, ни травки. Что интересно, и изображений рыбы почти нет, разве что Бес изображен держащим в левой лапе что-то похожее на осетра.

Вскоре и мы сподобились отыскивать на скалах петроглифы. Древнего человека, а это был безусловно разумный человек, на творчество подвигали выступающие в воду скалы. «Холст» должен быть гладким, почти полированным. Темы брались частично из жизни: гуси – лебеди, он сам. Некоторым изображениям рациональных определений нет: круглые «блины», да «полумесяцы» на тонких ножках.

Есть там и свой «Playboy». Это лишний раз доказывает, что 5-6 тыс. лет назад наш пращур не был тупым животным и радовался любым проявлениям жизни.

На одном из мысов одиноко расположено изображение «фламинго», ставшее, наряду с изображением Беса, эмблемой этих мест. Видимо и тогда были неформальные художники, но их, отступников от реализма, общество не жаловало, предпочитая ввиде жаркого.

Петроглифов много больше, нежели те 80-100, что нам удалось обнаружить на омываемых волнами Онеги скалах. Ученый народ насчитал 1500. На прочих «холстах» их, видимо, поглотили лишайники.

По берегам, на плесе у противоположного берега видны остатки строений. Где-то рядом с нами находится брошенная деревня с одноименным названием Бесов нос. Интересно как звались ее жители! Обо всем можно говорить только в прошедшем времени: места заброшены. Москвичи рассказали, что на другом левом берегу, если подняться вверх по ручью, впадающему в Черную речку, словно штык, из болота торчит скала высотой в несколько десятков метров, служившая древнему человеку капищем. Но добраться туда можно только на лодке: ручей достаточно глубокий, но узкий, с топкими берегами. Карта, кстати, подтверждает этот факт. Даже отмечена высота в метров 40.

За обедом выяснилось, что лишней еды у нас нет. А тут вдруг, словно чертик из табакерки, появился местный рыбарь с предложением купить свежей рыбки. Уговаривать нас не нужно было. Вмиг «поймали», по 30 рублей за кг, трех еще живых лещей, потянувших на 4кг. Теперь и уха у нас будет и рыба жаренная к ней. «А где сиг и судак?»-вопрошаем. «Первому еще рано. Вот станет холодно он и подойдет к берегу, а судак уже отгулял, когда было тепло». Бери, что дают. Под руководством Андрея мы обработали «добычу» в лучшем виде минут за 10. Сварили уху из двух закладок с добавлением водки. Все необходимые специи у Командора были наготове. Пожарили леща. На десерт – свежесобранная черника со сгущенным молоком. Чуть очи не повылазили, но всего приготовленного осилить не удалось.

Тихий, безветренный вечер.

Древний человек рыбы, думаю, не видел. Не было у него орудий лова. А так бы наловил рыбешки, накормил бы свою женщину и детей от пуза и давай на берег долбить стенгазету. А так не ясно, что же подвигало этого Хому Sapiensa к творчеству. Места здесь суровые, лето холодное, зимы длинные. Еды мало, да и утки с гусями не ожидают, когда он их поймает. А еще землянку нужно рыть. Вот у меня надувной матрац начал спускать – качество жизни сразу снизилось. А этому бедняге каково было.

30.07.2006 8-9 . Мыс Кладовец. Холодно и ветрено. Стоянка все более пустеет. Походники с утра затеяли сборы и уже часа через три их ялы медленно и чинно вышли один за другим из устья реки, взяв курс на север. Маршрут к Петрозаводску- месту зимовки их лодок- спланировали вдоль берега. Им повезло: попутный ветер надул паруса ялов и они, бойко рассекая форштевнями волну, вскоре едва виднелись на горизонте.

Нам же предстояло окунуться в ближайшую историю, т.е. посетить деревню Бесов нос. Деревня эта оставлена жителями, судя по датам смерти на могильных крестах на местном погосте, в конце 60-х годов. Начавшееся укрупнение (централизация) поселений (ближе к школам, больницам и т.п.), отпадение необходимости обслуживать маяк, развалины которого по сей день сохранились у основания мыса, способствовали тому, что местность Бесов Нос стала нежилой. Но сохранившийся десяток двухэтажных бревенчатых домов с пристроенными хлевами внушают уважение, не смотря на то, что масштаба строений не видно, т.к. они заросли по самую крышу крапивой да иван-чаем.

На берегу встретили экскурсию, прибывшую на переоборудованном рыболовном сейнере из поселка Шальский. Переоборудование, кажется, состояло в установках тента над палубой и забортного трапа. ООО «Обонежье» за 8 тыс. за рейс с группы из 10-15 чел. возят любопытных на экскурсии. Оставив нам свои координаты предложили воспользоваться их услугами для посещения Муромско-Успенского монастыря и островов Большой и Малый Гольцы. На последних предлагается осмотр шахт, в которых ранее работали заключенные ГУЛАГа. Что-то они там добывали не любившей их Родине.

Рассказывают, что в 30-х годах на мысе Пери Нос естественным образом отвалилась плита с петроглифами размером в несколько квадратных метров, которую забрал в свою экспозицию Петрозаводский краеведческий музей. Эрмитаж тоже возжелал пополнить экспозицию раздела древнего мира, став обладателем подобного экспоната. А так как ожидание милостей у природы не наш метод, посланная экспедиция стала долбить-сверлить камни. (Хорошо, еще не взрывать! Хотя в этом уже не уверен.) Себе выставочный образец добыли, но попутно загубили много «рисунков». Например единственную сцену деторождения. Следы «добывания»: отверстия, сколы свежи и по сей день.

На обед вчерашнее меню: двойная уха, жареный лещ, черника со сгущенным молоком.

На воде чайки делят добычу-остатки лещей, да сосны время от времени шишками бомбардируют землю. Отличное место для стоянки: огромные камни, словно пальцы, уходят в воду, образуя удобные заводи и причудливые лужи. Проезжающие мимо два вологодских мототуриста с обветренными красными лицами, подобно и их «Suzuki», поведали, что пара рисунков есть рядом с нами на ближайшей к берегу скале. Но лезть в воду, чтобы проверить их рассказ, не хочется. Парни за неделю отмахали около 3 тыс. км. по Карелии, посещая различные достопримечательности, в частности не санкционированные раскопки, проводимые копателями на местах прежних боев.

Подъехали два экипажа, на этот раз петербургских автотуристов на Galoperе и УАЗе и остановились на берегу у самой воды. Сказали, что из Каршева по подсохшему болоту проехали легко, «даже, не лебедились ни разу». Гуляли не вызывающе, но и не романтично – бензопила, дизель-генератор, насосы, музычка. (Вертолет отсутствовал.) Техника облегчает жизнь, но в данном случае перебрали: разумный предел где-то должен быть. Андрей совсем расстроился, что не рискнул поехать на Лауре.

31.07.2006 8-9 . 1055км. Солнечное утро, легкий ветерок. Однако нужно собираться, готовиться к отъезду. Только начали складывать палатки, как появились желающие занять удобную поляну. Она, словно эстафетная палочка, переходит из рук в руки.

Проводник Василий Николаевич Мещанинов появился в назначенное время с расцарапанной рожей лица. «Вчера был день ВМФ»,-пояснил он нам и с елейной улыбкой направился к нашим соседям-питерцам, где и «поправил» самочувствие. Мы тем временем погрузились в его видавший виды «Прогресс» 1974 года рождения, оснащенным его ровесником- мотором «Вихрь». Лодка домчала нас за 35 мин до уже знакомой «пристани». «Мы с братьями вчера ходили в соседнюю деревню, где по случаю праздника подрались с кем-то. А как же иначе!? Праздник все-таки!»,- бахвалился по дороге Василий –«Я с братанами тут всех в кулаке держу!» На берегу он сник, стал просить купить ему какую-то Алку и вероломно канючить о надбавке к жалованию за непонятные услуги. «Алкой» оказалась 1,5 литровая бутыль слабоалкогольного напитка, которую пришлось ему купить. Расплатившись с ним согласно уговору, т.е. отдав вторую 1000 руб., рванули дальше, куда глаза глядят.

Как оказалось, они глядели на поселок Куганаволок, расположенный на одноименном полуострове, вдающемся глубоко в Водлозеро. Это место было выбрано исключительно интуитивно, глядя на карту. Географическое положение понравилось. Мест пять для стоянки посмотрели – то тебе деревенька за деревьями схоронилась, то- болото. Когда уже отчаялись найти что-либо подходящее, попалось нам приличное место, где мы и встали лагерем.

Комары, почуяв добычу, стали собирать свою дань. Однако их было значительно меньше, нежели мы встретили часом раньше на берегу озера. Там в высокой траве нас облепили такие летающие монстры, что когда я их бил казалось был слышен хруст ломаемых хребтин. На стоянке нас ожидали пара белых грибов и штук семь подберезовиков, которые сразу были отправлены в рагу. Вечер тихий. Хряпнули за пропущенный день ВМФ. Как-никак имеем отношение.

01.07.2006 16 . Накатали вчера на вчерашний день 1143 км. Ночью землю оросил дождик. Вчера весь вечер приблудный кобель ходил кругами вокруг нашей стоянки, демонстрируя свою безобидность и полезность. Я ему интуитивно не поверил, однако той ночью он не обобрал нас. И комарье знало меру, т.е интенсивность их налетов находилось в рамках приличия. Поблизости обнаружили симпатичный плес. Андрей вопит: «Как мне хорошо!».

Надув лодку решили поплавать между островов – обследовать округу. В путь отправились опрометчиво не взяв с собой карту и даже не изучив внимательно дальние окрестности. Нельзя сказать, что мы напрочь сбились с пути, но заплыли в какие-то дебри. Часа четыре плутали среди лилий и камышей. Когда показался наконец-то наш берег, на душе посветлело, я даже запел, чем насмешил Андрея, ожидавшего головомойку от супруги за то, что на такой длительный срок оставили даму одну в лесу. Я высказал другую версию: мол сидит наша Пенелопа на берегу озера, как Аленушка с картины Ивана Васнецова, смиренно ожидая пропавшего супруга. Ошиблись оба, хотя Андрюша оказался ближе к истине: Командор искрилась, фыркала, с издевкой вопрошая мы зачем увезли ключи от машины и перепрятали мешок с мясопродуктами. Выяснилось, что пока мы робинзонили, а она ходила по грибы, какая-то сволочь нас обобрала. По характеру кражи – деньги, инструменты, одежда, бензин не тронуты – из застегнутой палатки пропал лишь пакет с салом, паштетом, палкой колбасы «Губернской» и т.п.. Решили, что это дело того самого кобеля, что вертелся вечером поблизости, вынашивая свои коварные планы.

Командор (и кок по совместительству) успешно сходила за грибами. Один белый попался ей такой огромный и при этом совершенно чистый, что его одного хватило натушить 2.5л рагу, которого мы втроем под вино-водочное изделие-«Карельский сказ» смогли осилить только половину.

Весь вечер разговор невольно возвращался к проделке вороватого пса. Командор вздыхала о колбасе, я – о смачном сале, а Андрей вспомнил Ральфа – своего пса из Шувалова – такого же пройдоху. Так тот даже удумал вырывать кошельки из рук прохожих, принося их хозяевам. Тем потом приходилось доказывать пострадавшим, что пес-самоучка.

В сумерках Андрей надумал поддеть острогой какую-нибудь зазевавшуюся щуку. Собирались час: подкачали лодку, проверили фонарь и, оснастив острогу рукоятью, отчалили. Мне изначально была видна сомнительность затеи, т.к. логичный порядок явно нарушили: сначала манипуляции с острогой – потом «Карельский сказ». У нас же была обратная последовательность. Но, тем не менее, втроем уселись в лодку и в метрах 80-ти от берега решивший «побалагурить» Андрей рухнул на Командора в результате чего оба оказались в воде. Спасение походило на одноименную сцену в кинофильме «Титаник»: я в стрессовом состоянии изо всех сил греб к берегу, буксируя за собой держащихся за борт потерпевших, а они обвиняли меня в малой скорости. Доставленные к берегу «утопленники», ругаясь, смеясь и клацая зубами на весь лес, впопыхах разоблачившись, нырнули постель.

02.07.2006 16 . Утром Командор высказалась мужу: «Ты такой же дурень каким был 22 года назад!». При разборе полетов и подводя итоги констатировали, что никто из «купальщиков» даже насморка не подхватил: по той поговорке разъясняющей кому везет. Бог миловал и никто из нас не напоролся на острую, как бритва, острогу. Кроме того, ключи от машины, документы и очки Андрея нашлись в целости и сохранности. Шоковое состояние прошло довольно быстро и на Командора напало буйное веселье. Она даже высказала версию, что это я аварию подстроил пытаясь сгубить молодую чету, чтобы в одиночестве доесть рагу из белого гриба. Вот такие затейники!

Посмеявшись над вечерним инцидентом, мы отправились проверять сети. Птичья активность над ними (в известных нам местах) требовала немедленной реакции. Осмотр дал килограмм пять подлещиков, щурят и одного судачка. Улов пошел на уху и запекание на углях. День выдался тихий и теплый. Сходили на лодке на плес, где искупались-помылись. После купания стало легко и на душе и в теле. На обратном пути выудили еще пару щук и крупного окуня. Озеро словно стремится компенсировать нам убытки, нанесенные подлым псом.

На стоянке среди травы опять объявились белые и подберезовики, которых сейчас мы оставили на вырост, а что бы не затоптать эти дары природы, места произрастания пометили палочками.

Командор стала бросаться фразами типа: -“Завтра опять придется есть РЫБУ (или УХУ),” или -“Придется снова есть БЕЛЫЕ ГРИБЫ!”. Вот ведь испугала! Рыбы у нас больше, чем можем съесть. Будем убирать сети.

03.07.2006 16 . Солнце скрывается за облаками. Ночью накрапывал дождь и топал сапожищами рыбак, прибывший на видавшем виды “Москвиче 407” и расположившийся со своей спутницей поблизости. Поплавав с ним часок на лодке, она заявила, что это резино-техническое изделие не по ней. Пусть далее он бороздит просторы озера без нее. Утром рыбарь показал свой улов: размер и номенклатура те же, что и у нас: подлещики, щурята, окуни и судачки. Поведал, что сам он из Пудожа. Работает водителем на государственной автобазе, водит, в том числе, и школьный автобус: из окрестных деревень свозит школьников в Пудож на учебу. Получает за работу 8 тысяч-хорошие по тем местам деньги. А еще содержит свое хозяйство: кур, гусей и кроликов. Что бы разнообразить свой (и их) рацион ездит на рыбалку. Что не съедят люди пойдет на корм домашней живности. Работы в округе почти нет. С трудом выживающие предприятия мало кого могут трудоустроить. На лесозаготовках и мясопереработке (интересно откуда оно берется?) кто-то еще работает, а рыбоконсервный заводик в Кугонаволоке остановлен – нет рыбы. Прежде ее привозили из Мурманска: своей озерной мало. Новым владельцам предприятий – москвичам и питерцам- такая ситуация глаз не колет.

С опозданием узнали, что вчера в ближайшей деревне был праздник – селяне отметили Ильин день, который они ознаменовали крестным ходом, фольклорной пьянкой-гулянкой. Вот как объяснилось вчерашнее оживленное движение на дороге.

Проверил свой “огород” из оставленных на вырост грибов. По вечерам я их поливаю. Суточный прирост не велик -50%, но экологически чистого продукта.

Утром доедали уху, на обед пожарили грибы со сметаною. Я попробовал запечь в глине окуня. Балуемся, короче.

Метрах в ста присоседились туристы на трех машинах с Рыбинскими номерами: три палатки, три катера, три женщины с детьми. Гомонят и ловят уклеек.

Прогулка по берегу принесла свои дивиденды – набрали три корзины грибов. Все – белые, подберезовики и подосиновики. Иных в плен не брали. Командор стонет: “Куда девать!” Пока гуляли воронье совершило налет на стоянку. Налетчики, словно хохлы из анекдота, покусали и разбросали сырую картошку вокруг кастрюли. Личному составу объявлен аврал по чистке и варке грибов, а так же – по жарке рыбы. Возились до поздней ночи, упаковывая продукты по банкам и кастрюлькам. Завершение трудов ознаменовали стрельбой ракет в воздух. “Смотри, Маша! Это я для тебя заказал!”- прокоментировал кто-то из рыбинцев.

04.07.2006 16 . Стартуем к дому. Сборы были не долги: к середине дня как-то удалось все распихать в салоне Лауры, включая две коряги с Бесова Носа и тридцатикилограммовую черную каменюгу, напоминающую голову деда, взятую для украшения дачного участка Андрея и Командора. Возможно, это окаменевшая голова того самого волшебника Черномора из Лукоморья.

Направляемся на город Кириллов с заездом в деревню Зеленик – родину моих “отетич и дедич”.

Проскочили деревянный городок Пудож. Здесь закончились общественные деньги (15 тыс. руб.). После областной границы, в Вологодской области хорошее шоссе стало отличным. В Вытегре заправили Лауру. Вызд из Пудожа на Вологду тянется вдоль реки Нагажма (еще скажи-Рукажма, Ухажма – ну что за названия!). По размалеванному автоприцепу узнаем в обгоняющем нас джипе москвичей – соседей по андомской стоянке. Их отпуск на исходе и они «рвут когти» в первопрестольную.

Ехать вдоль Белого озера, т.е. через Липин Бор не решились: время поджимает, а там нас встретят две паромные переправы через Волго-Балт. По шоссе с хорошим асфальтовым покрытием едем по направлению в Вологде, минуем поворот на Ферапонтово, на что обращает наше внимание огромный транспарант, и движемся далее на поселок Талицы. Есть возможность срезать путь, проехать напрямую, однако не зная состояния дороги не решаемся рисковать и катим в объезд по асфальтированной мимо совхозов “им.Коминтерна”, “Путь Ильича” и т.п., руководствуясь исключительно указаниями атласа. Появились знакомые по рассказам бабушки и отца названия населенных мест – Талицы, Петровское, Даниловское. А Зеленика нет! Правда и в атласе деревня указана как брошенная.

Смеркалось и приходилось поторапливаться. Дорога шла вдоль поселков и было видно, что редко в каком доме горит свет. На улицах пусто. На стук в окна не отзывались. Выскочив в поле, и не увидев чего-либо напоминающее деревню, решили вернуться в последнее селение (Даниловское) за консультацией. Там у какого-то бедолаги выяснили, что были на правильном пути и не доехали буквально метров 200. Только деревни как таковой там уже нет, остались кое-какие постройки, которые местное население потихоньку разбирает на дрова. На выяснение возможности ночлега получили неопределенный ответ: мол, из семидесяти домов жилых только пять, остальные стоят заколочеными и что там внутри – неведомо. Поступайте, мол, как знаете, наша хата с краю. Зато когда мы вернулись обратно на поле, я был уверен, что торчащие из зарослей иван-чая покосившиеся крыши и есть останки деревни Зеленик. Последние жители покинули это место лет сорок назад. Разобрали дома и перевезли их в ближайшие поселки. От деревни остались шесть построек хозяйственного назначения. В сумерках угадывались баньки среди двухэтажных бревенчатых коровников. На верхнем этажах складировали сено, а нижние, разделенные на стойла, предназначались скотине. По относительно свежим флакончикам из-под спиртосодержащих жидкостей угадывалось, что сейчас они дают приют бомжам.

На ночлег расположились прямо в поле на стерне. Малая родина, скажу прямо, встретила неприветливо: сначала нас атаковали полчища каких-то поганых рыжих мух, хотя до ближайших коровников было не менее двух километров, а потом на огонек стали сползаться не менее поганые слизни. Ладно, что из деревни никого не принесло «пощипать» туристов. Хряпнув карельской водки за вечную память Зеленика, я дал в сонное небо салют из дюжины залпов и кампания завалилась спать, игнорируя окружающую нас биосферу.

05.07.2006 18 . Утром, как только рассвело, я встал пораньше и пошел через заросли иван-чая, крапивы и малины продолжать осмотр. Строения срублены добротно, но скобянка выполнена неряшливо. Приличный гвоздь на память еще поискать нужно. Однако непонятно почему люди выбрали именно это совершенно неживописное место. Нет ни дубравушки, ни озерка с лебедями. Паршивого ручейка и то нет! Выкопанный для скотины пруд затянут ряской и зарос камышом, более напоминает пожарный водоем в садоводствах. При свете дня обнаружил, что вчера Пенаты были еще милостивы ко мне: везде валяются заросшие травой доски ржавыми гвоздями вверх, между коих я как-то прошел без травм. Пара яблонь без ухода доживают свой век, кусты смородины нелепо торчат среди травы. У баньки наткнулся на колодезный сруб. Поклонился местам проживания предков и пошел собираться. Бог даст еще свидимся.

Остановились на пять минут у стен разрушенной церкви в Петровском. Местные мужики, рассказали, что здесь живет тетя Поля Годунова. Моя дальняя родственница получается, а в Талицах – Кирилловы. Про Скоробогатовых они не слышали.

Через час мы подъезжали к монастырю в Ферапонтово. Вход стоит 100 рублей, за право фотографирования-доплата 200, осмотр прочих экспозиций – еще 35 руб. Мол, помогайте русской культуре любознательные туристы. Дешевле купить фотоальбом. Фрески, писаные монахом Дионисием с сыновьями, удивляют мастерством работы, обилием живописного пространства и бескорыстием трудового подвига. Призванная из Москвы «бригада» расписала собор за 34 дня, причем бесплатно – на помин души. Мастера не подписывались: талант он от Бога. А какого роду племени был Дионисий, то сегодня уж и неведомо.

Вспоминают гиды тамошнего известного сидельца, сосланного царем с глаз подальше – митрополита Пимена. Терзаемый гордыней и тщеславием он в каждой мелочи требовал от всех проявления почтения к себе: от хором далеко не монашеских, до стола с осетриной и стерлядью. Из царской казны монастырю целевым образом выделялись деньги на митрополита – сумму многократно превосходившую выдаваемую на содержание строений и монахов. Пимен был царских кровей, иначе его просто бы удавили. Лет через 12, по восшествии на престол нового царя-батюшки, опального митрополита перевели в Кирилло-Белозерские «палаты» на строгий режим содержания, хлеб и воду. Там он и сгинул.

На первом этаже собора разместился музей быта, представивший нам по полтора десятка прялок, кадушек и прочей домашней утвари. Там я усмотрел непонятного назначения предмет, аналогичный найденному мной в брошенном доме Зеленика – им оказалась часть ткацкого станка.

Кириллов. Чистенький провинциальный городок, расположившийся у стен жемчужины этих краев – Успенского Кирилло-Белозерского монастыря.

Монастырь был основан в незапамятном 1397 году монахом Симонова монастыря Кириллом, которому голос Богородицы возвестил: «Кирилле, изыде отсюда и иди на Белоозеро, тамо бо уготовах ти место, в нем же можещь спастися». И шестидесятелетний старец, в сопровождении инока Ферапонта, покинул окрестности Москвы и отправился за тридевять земель искать предначертанное ему место. Остановились монаси у озера Сиверского, где в склоне холма и вырыли себе земляную келью, ставшей первым «строением» в этих местах. Через год Ферапонт покинул старца и перебрался на расположенное в километрах двадцати Бородавское, ныне Ферапонтово озеро. Там ныне стоит Ферапонтов монастырь.

В это время в Константинополе клонилась к закату последняя правящая династия Византийской империи Палеологов, доживал последние пару лет своей 20-ти вековой истории крымский Херсонес, давно оставивший за спиной и расцвет демократии и разгул олигархического правления. Над его беломраморными колонами храмов, городским водопроводом и свободным мастеровитым народом рука алчного татарина занесла кривую саблю с факелом. А здесь землянки. Такой контраст на шкале времен!

На входе я поинтересовался о льготах, предусмотреных однофамильцу их города, предки которого являются уроженцами этих мест. Присутствовать на праздничном обеде, даваемом в мою честь, не было времени, а для подарков в машине не оставалось места, но от скидки на входные билеты не отказался бы. Отказываться и не пришлось. Ничего не предложили.

Комплекс поражает мощью стен и строений. Безусловно, в не меньшей степени он был крепостью, как и хранилищем древних книг и икон, проводником и оплотом православной веры и культуры. Сейчас это музей, на территории которого приютилась монашеская обитель, рассчитанная пока на двух постоянно проживающих братьев и несколько паломников. В монастыре есть даже пара жилых домов, как мне показалось, лишенных всех удобств. Разве что есть водоснабжение.

Музейная часть комплекса находится в стадии научной реставрации. На каждом шагу видно, что поле деятельности огромно, но лихие времена для него прошли. В 90-х годах комплекс был включен первым президентом России в реестр ЮНЕСКО памятников культуры мирового значения. (Хоть, что-то хорошее сделал этот жулик и пъяница!) И деньги пошли. Источник – госбюджет, количество – в соответствии с потребностью, что дает возможность содержать порядка 250 научных работников, художников и реставраторов. В виду ограниченности по времени мы попросили предоставить нам персонального экскурсовода, что администрация тут же и сделала. Обошлось эта услуга едва ли дороже обычной экскурсии. «У вас какое время оплачено? – спросила она.- «Два часа?» Ровно два часа экскурсовод интересно и живо рассказывала историю этих мест. Минута в минуту закончила (а не оборвала) свою речь и тут же раздался звонок-вызов, приглашающий за новой группой.

Посетил местное кладбище, находящееся на территории переданной монахам, которые отгородились от любопытных мирян высоким глухим забором. По семейному преданию там похоронен мой пра-пра-прадед – купец 2-ой гильдии Алексей Скоробогатов. Могила, мол, и по сей день украшена большим черным крестом. Послушника уговаривать не пришлось, он с готовностью открыл мне калитку, но ничего похожего я на той территории не нашел. Кладбище есть, но мизерное. И вообще сомнительно, что бы купца там могли похоронить. Скорее уж на городском кладбище следует искать.

Площадь перед монастырем заставлена автомобилями и автобусами с московскими, питерскими и вологодскими номерами. Страна в основной своей массе не имеет возможности попутешествовать, а может просто нет в ее жителях московской пассионарности. Среди экскурсантов много иностранцев. Чистенькие американские старички и старушки в новой одежде осторожно ступают по булыжным мостовым. Гид объяснила, что они прибывают из Европы в Питер, по Волго-Балту спускаются до Москвы, потом поездом или самолетом добираются до Владивостока, а там и Япония и United States не за горами. Вот тебе и кругосветка!

В 14 часов, перекусив на бегу, начинаем завершающий бросок. По Питера сегодня предстоит одолеть 450 км. Объехав вокруг озера едем через г.Иванов Бор. На стоянке узнал у таксиста, что там вместо паромной переправы через Шекснинское водохранилище, указанной в свежекупленном атласе, уже лет семь как построили постоянный мост. Так оно и оказалось. Далее на картах обнаруживаются и другие несоответствия, связанные в основном с устроительством обводных дорог. Качество покрытия на всем пути хорошее.

Обращают на себя названия придорожных населенных пунктов: Мочало, Смердинский, Чагода, Астрача, Бесовка. Ну, нельзя хорошо жить в Косых Харчевнях! Получится только бедно или косо. Жителям стоит подумать на эту тему.

В 20-30 мы подъехали к дому и, не взирая на усталость, начинаем разгрузку. За две недели Лаура намотала на колеса 2386 км Северо-Западного региона.

В завершение повествования хочется отметить прекрасную подготовку к поездке, проведенную Драйвером и Командором. Практически не возникло ни одного вопроса на который не был заготовлен ими достойный ответ: всегда находились и насосы для накачивания того, что нужно накачивать, и специи для жарки рыбы, и гвозди для развешивания сетки на просушку. Продуманы все вопросы разумной комфортности. При любой погоде у нас были и свет и тепло, в т.ч. и на душе!

«Счастливые и довольные пионеры вернулись домой».

а фотографии залить не получилось….



Прочитайте еще Отзывы о России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.