Санаторий “Известия” , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Санаторий “Известия”

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о России > Санаторий “Известия”

Санаторий “Известия” Купил я две путёвки в сочинский санаторий «Известия» турфирме «Премиум сервис». Цена привлекла – 1080 руб. в сутки с человека за номер с удобствами и лечением. Для инженера оборонки это вариант. Менеджер понравилась своим старанием – около часа по телефону консультировала меня. Вот, думал, нашёл нормальную фирму и человеческое отношение к себе. Приехал в офис, показали красивые фотки санатория и его номеров. В компьютерном описании говорилось про близость к морю и перечень для лечения. Влез в долги, заплатил 43200 руб.

  Приехал на место, и тут начались мои приключения. Уровень сервиса, реальное состояние номеров, лечебной базы и менталитет персонала совдеповские, а жить и деньги грести (особенно администрация) хотят по дерьмократически.

  Приехал в Москву и решил написать заявление в турфирму, впечатлениям вдогонку. К сожалению, сразу этого сделать не удалось – работы было невпроворот. Придя домой засыпал прямо в одежде. Потом написал-таки. Без смеха и слёз читать нельзя. Отдал менеджеру Арсеньевой Анне. Ниже привожу текст своего послания в турфирму.

  – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – –

 

  Кладову Д.Е.

  от покупателя путёвки

  Закирова И.В.

 

  Заявление

  Уважаемый Дмитрий Евгеньевич!

  В августе сего года во вверенном Вам туристическом агентстве мною была приобретены 2 путёвки в санаторий «Известия» Адлеровского района г. Сочи общей стоимостью 43200 руб.

  Условиями приобретения путёвок были:

  – двухместный номер с удобствами в номере;

  – наличие профильного лечения;

  – нормальное состояние номера;

  – наличие в номере телевизора;

  – наличие в номере холодильника;

  – наличие в номере кондиционера;

  – обустроенная охраняемая внутренняя территория санатория;

  – обустроенный пляж;

  – возможность быстро и удобно добираться до пляжа и обратно;

  – наличие курортной инфраструктуры.

 

  Несколько слов о моих впечатлениях от «отдыха».

  Адлер встретил меня прохладным, бодрящим после дождя утром и вокзальной суетой.

  Увидев на перроне приезжего, озирающегося по сторонам, местные частники и таксисты тут же смекнули, что перед ними новый курортник, с которого влегкую можно срубить деньжат. Начались уговоры, вроде: «Э-э-э, дарагой, зачэм ждать так долго? Тут савсэм рядом! Прямо к санаторию давэзу! Садысь, ка мнэ!» Но они во мне ошиблись. Маршрутки в этот час уже ходили, поэтому, постояв минут двадцать и не дождавшись встречающих, я, взвалив на себя дорожную сумку, потащился на остановку городского транспорта.

  Местные же «шумахеры» всегда готовы в любое время суток доставить клиента в любую точку побережья, только будет это стоить раз в 10 дороже, чем на городском транспорте, особенно если увидят впервые прибывшего курортника.

  Справедливости ради, надо сказать, что в дневное и вечернее время маршрутки ходят регулярно, ну а то, что в них часто ездят стоя и иногда при неудачном обгоне вырвет с мясом весь левый борт, со всеми вытекающими отсюда последствиями, или при высадке водитель кого-то уронит, не дождавшись, когда обе ноги/ пассажира, а не одна, окажутся на дороге – так это и в Москве случается!

  Минут через семь мы остановились у циклопического вида сооружения, именуемого крытым пешеходным мостом. Остановка имела двойное название: «Известия – Курортный городок». Звучит заманчиво! – подумал я про себя, вылезая из маршрутки и вытаскивая за собой тяжеленную сумку с курортной амуницией.

  Пройдя мимо бетонной стелы с надписью «сан. Известия» я понял, что на верном пути.

  Указателей куда идти для регистрации не было, но язык, как известно, до Киева доведёт. Или до цугундера… Это в зависимости от того, что, у кого и как спрашивать…

  В качестве ориентиров мне назвали ручей, вверх по течению, которого и следовало идти и нечто с названием «Теремок».

  Ручей оказался зловонным, мутным после дождя, потоком, мило журчащим вдоль забора санатория по бетонной канаве, на дне которой валялись пивные бутылки, банки, шприцы и прочий мусор, а «Теремок»  небольшой кафешкой с двумя летними площадками, одна из которых располагалась со стороны дороги, а другая, с крытой верандой, с противоположной стороны над подземной трубой, в которой и протекал вышеупомянутый ручей.

  Дойдя до нужного корпуса, я с удивлением обнаружил отсутствие ворот, калиток или чего-нибудь в этом роде, равно как и хоть какой-нибудь охраны. Точнее ворота были рядом, но не у входа. Их легко можно обойти, переступив через канаву, обхватив столб, но это уже детали. А так, для порядка при въезде стояли некие железяки, наподобие входных разделителей толпы на стадионе.

  На стеклянной входной двери среди прочих бумаг висело грозное объявление, что вход в корпус только-де по санаторным книжкам! Ясное дело никто и никогда их не смотрел. И ключи от номеров можно было просто положить на стол ключнице, пока её нет, и точно также без затей, совершенно свободно забрать обратно.

  Да и кому он нужен этот фэйс – контроль, этот пережиток капитализма? Санаторий-то назывался «Известия» и принадлежал во времена оные одноимённой газете. А газета эта, если мне не изменяет память, была органом Советов Народных Депутатов. В смысле для народа. Всё по-простому, так сказать, по народному. И отдыхают в нём представители того самого народа. А народ-то он многоликий, разный значит.

  Были аккуратисты и педанты. При оформлении документов, заполняя анкету, выясняли моё семейное положение, и был ли мой дедушка пиратом. Для порядка значит.

  Были натуры вспыльчивые и эмоциональные. Это, видать, они в номерах плафоны со светильников посшибали и обои местами пообгрызли. Причём они же, видимо, обладали не малой долью находчивости, т.к. судя по состоянию оставшихся металлических плафонов, их использовали не иначе как для колки орехов.

  Были натуры эксцентричные и весёлые, которые любят перед сном подушками друг в друга пошвырять. Иногда промахиваются. Тогда уж извините, если кто в коридоре не кстати окажется.

  Были натуры общительные, коммуникабельные. Как же в три часа ночи, выйдя на балкон, не пообщаться во всё горло по мобильнику с роднёй, поинтересовавшись, посадили ли они картошку? Какая забота о ближнем!

  Были натуры любознательные. Их хлебом не корми, но дай в сантехнике или электрике поковыряться. Отвинчивать, откручивать, отворачивать – это их страсть. Надо же, в конце концов, узнать, что там внутри и как это всё работает? Причём, судя по последствиям их исследований, для них процесс был гораздо важнее результата. Опять же можно что-то и на память о санатории взять полезное. Может к их числу относился и тот, кто монтировал освещение в душевой, иначе с чего это проводка так провоцирующе торчала из под зеркала, а вентиляторы вытяжки ни в одной душевой не работали?

  Среди любознательных хочется отметить будущих математиков и психологов. Особенно их привлекала комбинаторика (сочетания и перестановки) и социальная психология. Захотели, например, узнать, что получится, если тех, кто недавно приехал, посадить за столы, где уже сидят другие люди, причём, не известив ни официанток, ни самих людей? Начнут они просто перетягивать между собой стулья, станут громко ругаться матом, будут друг другу морду бить или додумаются вычислить того, кто этот эксперимент придумал и уже ему бока намнут?

  Или вот, если чайники поставить не на каждый стол, а через один. Что получиться? Будут говорить: «простите, да извините, да будьте так любезны, можно ли Вашим чайничком воспользоваться» или просто, как в коммуналке, прибегут первыми, весь чай эти водохлёбы выпьют, и пустой чайник соседу вернут, как будто ничего и не было?

  Как в истории, которую мне недавно рассказали, про одного здоровенного и хитрого кота, который почему-то получил прозвище «Ленин». Уж чем жильцам дома, где тот кот жил, не угодил вождь мирового пролетариата, я не знаю, но когда в очередной раз на кухне пропало мясо из чьей-то кастрюли, народ провёл внутренне, так сказать, расследование и выяснил в чём дело. Оказывается, этот котяра лапой сдвигал крышку кастрюли, вытаскивал из неё мясо, съедал весь кусман, а потом задвигал крышку назад! Каково?! А?!

  Были и любители живой природы, натуралисты, так сказать. Вот, к примеру, работники столовой, судя по всему, энтомологи-любители, без ума от насекомых, т.е. от мух, которые всегда дежурили на столах и перелетали с одного на другой.

  Эти твари на боевые вылеты выходили парами. Одна ведущая, другая ведомая, которая, по всем правилам воздушного боя прикрывает ведущую. Только начнешь от супа эту сволочь отгонять, как тут же в бой вступает её боевая подруга и, сделав боевой разворот от солнца, отвлекает обороняющегося, пытаясь влететь ему прямо в рот! Если, не дай Бог, ослеплённый местью и солнцем, обороняющийся потеряет самообладание и ориентировку, то цель уничтожена не будет, а вот опрокинуть суп на соседа – это запросто!

  Но однажды душа моя возрадовалась, ибо воззрел я супостата поверженного и захлебнувшегося трапезой моей! И возликовав, воскликнул я: «Сдохла, сдохла, сдохла!»

  Вот только жаль, что по дальнозоркости я принял муху за чёрную горошину перца и разглядел её на дне тарелки,… уже съев свой суп.

  Зато я почти освоил ремесло хирурга, когда, ловко орудуя тупым ножом и вилкой, выковыривал жилы из куска дубовой говядины, которую мне требовалось есть по назначенной диете и которую пробивал две (!)недели. Если бы не помощь официанток, которые по своей инициативе договаривались на кухне, – хрен бы я увидел, а не мясо!

  Особое «спасибо» лечащему врачу, которая по поводу «выбивания» диетического мяса дала «мудрый» совет обратиться к зав. производству столовой. Это всё равно что, когда в больнице медсестра не даёт лекарство по назначению, припереться к главврачу!

  Зато когда в зал заявилось какое-то начальство, то она засияла как блин в масленицу, показывала этому начальству замечательную столовую, а мне принесли кусок жилистого, но хорошо разваренного мяса. Уж, в каком автоклаве, при каком давлении и какой температуре эти хрящи и жилы разваривали, но хирургией, на моё удивление, в тот раз заниматься не пришлось.

  Но когда в очередной раз после обеда, пардон за подробность, пришлось работать зубочисткой, а она предательски сломалась, и здоровенный обломок застрял у меня во рту, я понял, что хирургия без инструмента ничто! Во всём санатории не оказалось ни пинцета, ни щипцов, ни вообще ничего, что может использоваться хотя бы для вытаскивания занозы или банальной перевязки простой раны! Попробовал использовать подручные средства – инструмент электриков. Безуспешно! В администрации посоветовали обратиться в курортную поликлинику, что в получасе ходьбы. А до экскурсии оставалось 15 минут… «Что же у Вас ничего нет? Ни пинцета, ни ножниц?» – спросил я. «А у нас не хирургическое отделение больницы, а санаторий», – ответили мне. «А верёвка у Вас есть», – спросил я. «Нет. А это ещё зачем?». «А чтоб повеситься!», – в сердцах ответил я.

  Пришлось ехать на экскурсию с торчащим обломком в зубах! Естественно, что после этого впечатление от красот Кавказа было смазано. А из-за того, что в ПаЗике мои ноги упирались в кресло впереди сидящего соседа оно, (впечатление) было ещё и сплюснуто! Зато четыре лучших места были зарезервированы за какими-то блатными из другого санатория. Экскурсовод оберегала их как орлица своих птенцов!

  На следующий день я отправился в ту самую курортную поликлинику. В выходной день, как это у нас принято, ни каких врачей не было. Трудился лишь один зубной техник. В кабинете этого ударника капиталистического труда сидел пациент, с широко раскрытым ртом и округлившимися, как у рыбы-телескопа глазами. Выражение лица у него было удивлённо-страдальческое.

  Техник видимо хотел что-то там подогнать, поэтому совал ему в рот плёнку и безуспешно пытался добиться смыкания челюстей, повторяя как заклинание: «Закрой,… закрой,… да закрой же ты рот, наконец!» Пациент – ни в какую! Видать ему с лихвой хватило впечатлений от экспериментов с открытым ртом!

  Посмотрев очередное бесплатное представление, мне, почему-то, не захотелось садиться в кресло к этому эскулапу, хотя он мне и предложил зайти через часок…

  К тому времени, найдя подходящую ветку кустарника, мне удалось-таки вытолкнуть наружу инородное тело, хотя и некоторый дискомфорт всё же остался.

  Как потом выяснилось уже в Москве, причина дискомфорта была во второй половине обломка, которую я вытащил пинцетом.

  Санаторий, как известно, предназначен для поправки подорванного на службе, (или ещё где), здоровья, поэтому были люди, страдающие всякими хворями, клептоманией, например. Эти бедолаги все пульты от телевизоров и кондиционеров потаскали. Иногда мелочь всякую, мебельную фурнитуру или полки с ящиками из холодильников, например, прихватят.

  Говорят, что от клептомании хорошо помогают клаустрофобия и розги.

  К стати о холодильниках и телевизорах.

  Холодильники были весьма своеобразные. Они вроде бы и новые, но грохотали и рычали, что тот трактор «ХТЗ». Попытки холодильник приподнять, повернуть, наклонить и т. д., чтобы убрать эти жуткие звуки, успеха не имели. Ходя вокруг него как шаман с заклинаниями я вспомнил картину из далёкого детства.

  Помню, когда я был в деревне, мне довелось наблюдать, как пьяный в стельку тракторист ходил вокруг своего стального коня кругами, гремел и стучал какими-то железяками и безуспешно пытался его завести, при этом каждая его неудачная попытка сопровождалась извержением проклятий и других слов, смысл которых, я тогда ещё не понимал, но догадывался, что дяденька шибко осерчал!

  А аббревиатуру ХТЗ местные работяги расшифровывали вовсе не как Харьковский Тракторный Завод, как я наивно полагал, а токмо как Хрен Товарищ Заведёшь!

  Попытки выбрать из других имевшихся холодильников ни к чему не привели. Менялся только тембр рычания, но не его громкость, поэтому ночью я периодически вздрагивал и, проснувшись, вспоминал слова того самого тракториста, светлый образ которого стал мне таким родным!

  Телевизоры же были какой-то неизвестной российской фирмы и из-за чёрного цвета и раскрытой, не закрывающейся передней панели своим внешним видом напоминали голову несчастного негра, с раскрытым ртом и несколькими гнилыми зубами, во время пыток в кресле стоматолога. Принимали эти чудеса техники только 4 канала, да и то с трудом, поэтому изображение всё время срывалась, и экран начинал светиться небесно-голубым светом!

  Среди бесчисленных хворей есть такая зараза, пироманией называется. Кто её подцепит – тому вообще полный… конец. Он вокруг себя так и норовит что-нибудь поджечь. Я на пятый день после приезда, после их ночных припадков видел в санаторском парке пальмы обгоревшие. Жаль, что ни один из них мне не попался! Уж я бы его точно вылечил!

  Местные жители утверждали, что за холмом живут какие-то люди. Они сбиваются в ватаги, бомжуют на городской свалке и толи, чтоб согреться, толи во время своих ночных обрядов, разводят костры. Свалка находилась как раз напротив нашего корпуса, за холмом. Многометровый «культурный» слой по ночам, судя по тлетворному запаху, начинал сперва разлагаться, затем тлеть, а потом, судя по дыму, и гореть.

  Дым сначала все принимали за туман, только какой-то странный, потому, что появлялся он из-за холма, затем медленно перетекал через его вершину, стекал вниз, заполняя территорию санатория и, дальше, через шоссе, тёк к берегу моря, через курортный городок. Любители вечернего купания и отдыхающие прибрежных санаториев тогда недоумённо вопрошали: «Чем это сейчас так пахнуло?» Дефилирующие же вдоль курортного городка тоже иногда унюхивали это «амбре», если только запах шашлыков и приправ не перебивал его.

  Иногда, этот туман-дымок преподносил и сюрпризы. Однажды, выйдя вечером из номера, я увидел заполненный дымом коридор и подумал, что где-то пожар и я сейчас кого-нибудь спасу! Но появившаяся, словно приведение, из дыма фигура офицера МЧС, то бишь пожарного, мгновенно рассеяла мой благородный порыв. Видать сигнализация на дым сработала, вот он и прибёг по тревоге.

  Процессы же медленного горения не прекращались в течение всего отдыха, если не считать первые сутки – двое после проливного дождя. Причём, что характерно, днём эта газовая атака прекращалась, а вечером начиналась вновь.

  И чего в этом санатории всё так не складно? – задавался я вопросом. И начал рассуждать. Чтобы понять, откуда, что взялось надо припасть к истокам, к истории то есть. Санаторий называется как? «Известия» он называется. Принадлежал он раньше газете «Известия». Газета – это издательский орган Совета Народных депутатов или в обиходе СовДепа. Интересно, вот если СовДеп представить человеком, то издательский орган это какая часть тела? Газета – она вроде как рупор. Она всё время что-то пропагандирует, агитирует, просвещает. Получается, что рот. Нет, рот без языка ничего объяснить не сможет. Невнятное мычание только одно получится! Выходит, что язык? Точно, язык! Но язык без мозгов вещь вообще бесполезная, я бы даже сказал, вредная, точнее даже опасная! С дуру можно такого наговорить, что потом всю жизнь придётся расхлёбывать! Выходит, что мозги. Хотя нет. Мозг – это Президиум Верховного Совета Народных Депутатов! Опять не то! Высшим органом был Съезд народных депутатов! Ага! А пока съезд не работал – заправлял всем Верховный Совет с Президиумом во главе! Это вроде как пока человек без сознания, ну, там, в реанимации он лежит, скажем, по башке его так сильно долбанули, что он забыл напрочь, кто он и откуда или, к примеру, сам, куда ни будь по пьяни угодил, то его ко всяким искусственным аппаратам подключают, а как что-то похожее на речь начал бормотать – то тут будьте любезны отвечать за базар самостоятельно!

  С другой стороны, для чего всякая там агитация и пропаганда нужна? Чтобы народ на свою сторону привлечь и чтоб даже у потомков этих людей в головах была такая же хрень, ой, простите, хотел сказать светлые идеи, как и у их предков. Стало быть, газета – она для размножения! Это выходит, что органы репродукции, что ли? Нет, про те самые главные органы есть четверостишье, которое однозначно всё объясняет:

  Мне государство мнится статуей,

  Мужчина в бронзе, полный властности!

  Под фиговым листочком скрыт

  Огромный орган…безопасности.

  Опять не то! Что-то я окончательно запутался…

  Заправляло – то всем Политбюро ЦК КПСС. То есть мозг – это ЦК КПСС! Точно! А Политбюро тогда что? Мозжечок наверно… самая древня часть мозга…

  Во! Теперь по аналогии можно попробовать разобраться. Сейчас кто в государстве Мозг? Государственная Дума! Только если Дума – это мозг государства, то, судя по заседаниям Думы, государство страдает тяжёлым психическим расстройством. Какой-нибудь параноидальной шизофренией, отягощенной маниакально-депрессивным психозом на фоне крайне запущенного, тяжёлого похмельного синдрома! Редчайший и интереснейший для науки случай!

  Я про сопутствующие заболевания уж и не говорю. Хроническая наркозависимость (нефтяная, газовая, иногда ГКО-шно – пирамидальная, – ломку 98-го года помните?); ретроградная амнезия (это когда то, что было обещано очень давно вроде бы и припоминается, а вот то, что обещали при последних выборах – напрочь выбило из последних мозгов); клептомания (к рукам само прилипает); тяжелейшие нарушения зрения, слуха и речи, невыясненной до конца этиологии (ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу); случаются и параличи власти (частичные или полные или когда правая рука не знает, что делает левая) т. д. и т. п.

  Вот теперь всё встаёт на свои места. Санаторий – это Акционерное Общество. Эдакое государство в миниатюре. Генеральный директор АО – президент этого государства. А Президент, естественно, не идиот, он при такой должности не может быть идиотом, а вполне нормальный человек, если, по словам обслуживающего персонала, в России бывает только наездами, а большую часть времени находится за границей, в англиях там всяких, опытом видать обменивается. Говорят, что недавно он этого самого прогрессивного опыта так понабрался, что его посетила светлая мысль продать этот санаторий к чёртовой матери!

  Складывается впечатление, что санаторий этот провалился во временную яму между совдепией и дерьмократией и болтается между ними как… цветок в проруби.

  А кто вместо генерального в его отсутствие всеми делами в санатории управляет? Правильно! Администрация. Вот она и рулит, как может…

  Ну, нету в этом «народном» санатории ни камеры хранения, ни сейфа для хранения денег! Они есть в службе размещения, в бухгалтерии, в кассе, у дежурной другого корпуса, т.е. у неё, у администрации родимой. Понятное дело, что у администрации своих хлопот хватает, поэтому служба размещения и отказалась брать мои несчастные несколько тысяч на хранение. Пришлось проявить смекалку, т.е. мужское обаяние и уговорить Зам. директора, женщину приятную во всех отношениях, взять мои кровные на хранение сначала временно в бухгалтерию, а потом в соседний корпус.

  Какие замечательные люди работают в этом санатории! Дежурные в соседнем корпусе добрейшие женщины. Бывало, подойдёшь к такой раз в две недели, фамилию только назовёшь, она тебе свой сезам и отомкнёт. Воскликнешь: «Вот он, вот он мой пакет!»,- тебе всё без вопросов и отдадут. И паспорта не спросят. А чего его спрашивать, проверять? По мне и так всё ясно. Лицо у меня доброе, открытое, прямо как у кандидата в депутаты на предвыборном плакате!

  А для тех, кто хочет жить в ногу со временем и привык ко всяким техническим штучкам, прямо на территории санатория, есть банкомат. Стоит, экраном светит, всякими картинками к себе заманивает.

  Я по доверчивости один раз сунул к нему в пасть свою банковскую карточку. Стою, жду, когда он мне заветные ассигнации выплёвывать начнёт. Долго жду. Ничего не происходит. Через какое-то время на экране появляется надпись, которую дословно я не запомнил, но смысл сводился к тому, что банкомат в глубокой задумчивости, ему не до меня, он данные отправил, а дальше – трава не расти! Карточку мою сожрал и на внешние раздражители не реагирует. В конце концов, я этот шайтан – шкаф заставил ею выплюнуть. А вот другому отдыхающему в аналогичной ситуации не повезло. Ему пришлось два с половиной часа ходить как лев в клетке около банкомата, пока не приехали из офиса банка и не извлекли его карточку. Денег он, как, впрочем, и я не получил. Вот такое развлечение.

  Чтобы народ не скучал по вечерам, были и другие развлечения – в клубе артисты с целителями всякие выступали.

  А в наше время без артистизма никак нельзя, особливо, когда надо народу чего-нибудь впарить или лапши на уши развесить.

  Приезжала в санаторий с гастролями из дружественной нам когда-то Болгарии дама солидного возраста и представительских размеров, афишу перед клубом повесила, народ в клуб созвала, психологом-целителем назвалась, тезис про лечение смехом выдала и давай всякими глупостями да анекдотами с бородой и скабрёзностями, по ушам ездить. Туда-сюда, туда-сюда.

  Я себе таких рассказов даже в студенческие годы не позволял. Даже после лекций по истории партии. Даже после стресса. Даже завалив экзамен. Даже про Правительство. Даже про Политбюро. Даже в тёплой мужской компании. Даже после пива. Или нет, даже после водки. И ладно бы хоть смешно было… Уж лучше бы она про поручика Ржевского анекдоты травила. Или про овощи. Хоть и не очень эстетично, зато смешно… Вроде бы. Если рассказывать после пива. Или нет, лучше после водки.

  Вот Вам пример. Лежит в желудке огурец. Тихо так лежит. Никого не трогает. Вдруг, откуда-то сверху доносится: «За здоровье дорогого Иван Иваныча! Ура!» И хлобысь на него стакан водки! Он, бедный, отряхнулся, и, кряхтя (его ж уже помяли, да пожевали изрядно) в другой угол переполз. Через какое-то время опять: «За здоровье дорогого нашего, горячо любимого Иван Иваныча! Ура-а-а!» И снова на него стакан водки, хлобысь! Он, понятное дело, опять в другую сторону. Но и на новом месте старая история! Огурец подумал, подумал и решил: А пойти, что ль, посмотреть, что за Иван Иваныч такой?!»

  Особо запомнилась мне специалистка по развешиванию лапши на уши доверчивых болезных слушателей. Назвалась она не то невропатологом, не то ортопедом, не то травматологом, не то и тем и другим и третьим; афишу перед клубом повесила; женщин в зале поближе рассадила; стол как заправский лектор перед сценой поставила; на стол бабулю как наглядное пособие уложила; ей под спину какую-то пластмассовую рогульку подложила и ну бабулю по столу катать! Покатает, покатает, в глаза заглянет и задушевным голосом с сочувствующей интонацией спрашивает «Ну, как, полегчало?» Ясное дело, для человека пожилого, нездорового и неизбалованного вниманием и заботой может быть только один и положительный ответ. Запустив бабулю с гимнастическими экзерсисами на столе как электромеханический рекламный манекен, эта дамочка взялась за аудиторию.

  Сначала стала рассказывать прописные истины по анатомии и физиологии, потом про неправильный образ жизни в мегаполисе, потом про традиционные средства лечения, включая физиотерапию, потом про занятость и леность городского жителя и, в конце концов, про свою пластмассовую хреновину, которая как нельзя лучше подойдёт для них, для болезных и страждущих. А тут и бабуля на столе подлила масла в огонь, подтвердив, что «вроде полегчало»! В общем клиент, как говорится, дозревает, будь готов! И вот уже с мест доносится нетерпеливое: «А сколько это стоит?» (Всё, клиент созрел!) «Полторы тысячи», – звучит в ответ. Мои вопросы о сертификате и клинических испытаниях – глас вопиющего в пустыне! Уже никто и ничего не слышит! Народ облепил шуструю коммерсантку от медицины. Пришлось идти на провокацию. Дамочка на неё клюнула, закипев, когда её задели за живое. (На всякое НЛП есть свой ассиметричный ответ). Достала-таки ксерокопии документов. И тут выяснилось, что положительные результаты клинических испытаний – это несколько старых ксерокопий листков рукописного текста про то, как несколько человек на себе испытали эту рогульку пластмассовую и, слава Богу, не померли! Патент, похоже, настоящий. На оригинальную модель. А вот если от неё польза?. Дюжина живых добровольцев-фаталистов – это не показатель. Когда же дело дошло до сертификата, оказалось, что он уже как два (!) года просрочен! Ткнув милый носик дамочки в эту лажу, я сильно засомневался в эффективности этой штуковины. Моё последнее разоблачение стало последней каплей в чаше терпения её совести. Дамочка, побагровев, попыталась изобразить удивление и, выхватив компромат из моих рук, вылетела из клуба как ошпаренная кошка!

  Кошка кошкой, а три штуки этих рогулек она впарила! Без чеков, описаний и гарантийных документов.

  Вот интересно было бы узнать, чем кончатся эксперименты покупателей со своим здоровьем? Может быть, мне в этом помогут Росздравнадзор Минздрава РФ и ФНС Краснодарского края. Афишку то я сохранил… К стати, ГУБЭП с Налоговой Полицией Краснодарского края, надеюсь, захотят провести финансовую проверку и получить письменные объяснения у администрации санатория по поводу критериев выбора этих горе – «артистов»! И какие средства на эту халтуру списывались? Я для ГУБЭПа с Налоговой копии афишки тоже приготовил…

  Ну, а мне в перерывах между процедурами, столовыми, артистами и экскурсиями надо же было ещё ведь и на море ходить и по Курортному городку гулять. Мне хоть и была обещана близость санатория от моря, но, как любит повторять мой друг-адвокат, «обещать – ещё не значит жениться». Маршрут мой был извилист, не так уж близок и изобиловал картинами весьма примечательными, хотя и не всегда, мягко говоря, радовавшими глаз: санаторий – «теремок» – пешеходный мост – торговые ряды – Курортный городок – пляж – море.

  Картина первая. «Теремок».

  Автор этих строк однажды, как-то вечером, был вынужден зайти в этот самый «теремок», чтобы с помощью кофе поднять внезапно упавшее, как у многих, давление в системе своего организма.

  Войдя в кафе, и не обнаружив её посетителей и бармена, захотелось, как в сказке крикнуть: «Кто-кто в теремочке живёт? Кто-кто в невысоком живёт?» Но потом, подождав минут 10 и немного подумав, не зная, как обстоит дело с чувством юмора у хозяев заведения, решил воззвать к людам по-другому, по-простому: «Есть кто живой?» В ответ откуда-то из тёмной глубины соседнего помещения донеслось долгожданное: «Есть, есть!» и к барной стойке неспешно подплыла пышная дама лет 55. По её выражению лица было видно, что хоть посетители ей ещё не успели сильно надоесть, но и большой радости моё появление ей не доставляло.

  Заказав пару чашек кофе, я вышел на воздух и сев за столик, стал разглядывать звезды в ночном небе. Не успел я предаться философическим рассуждениям о бренности бытия, как напротив остановились «Жигули» с местным джигитом. Из открытого окна его автомобиля доносились «Чёрные глаза», а потом что-то вроде «Вай, зачэм тэбя я повстрэчал?» Прослушав ещё несколько произведений в духе «кавказские страдания» я понял, что жду я свой кофе уже около получаса.

  Только местный джигит убрался восвояси, как с веранды напротив завыла другая, так сказать, музыка. В исполнении местного вокалиста зазвучали «страдания» старого рецидивиста, которые сменяли усилия изобразить западные хиты, с бесплодными попытками попасть в ноты. Однако, для завсегдатаев этого заведения, уже изрядно разогретым горячительными напитками, все эти музыкальные изыски были уже излишними.

  И тут я понял, что, видимо, у ценителей этих музыкальных жанров в жизни всё время выстраивается приблизительно одна и та же цепочка: «чёрные глаза», «зачем тебя я встретил», «воруй, Россия», «чёрный лебедь на пруду», «владимирский централ», «лесоповал», «тоска по безграничной воле», побег из мест заключения, «чёрные глаза» и так по кругу…

  Кстати, последнее время «владимирский централ» уже не так популярен у владельцев питейных заведений, как раньше. Времена меняются и вкусы владельцев вместе с ними…

  Картина вторая. Мост.

  Как потом мне рассказывали местные старожилы, место это было долго печально известным из-за того, что пока не было этого моста–перехода, перебегавшие дорогу к Курортному городку и обратно отдыхающие, часто попадали под колёса несущихся по шоссе автомобилей, при этом иногда вылетая из своей обуви!

  Через этот самый мост я потом ходил на море и обратно по шесть раз в день. Чудо современной инженерной мысли и, судя по мусору и бутылкам на парапетах, пятнам, как шкура леопарда, из присохшей жвачки на ступенях, и фотографирующимся курортникам, – местная достопримечательность.

  Как здорово придумано! Поднялся на мост; окинул орлиным взглядом окрестности; поставил на парапет пивко; водочку, воблочку, кальмарики сушёные, рыбёшку вяленую; газетку расстелил. Чем тебе не фуршет? Стоишь, выпиваешь, закусываешь, с корешем за жизнь разговариваешь, всё цивилизованно, культурно так, прилично. На Карловом мосту в Праге тебе дадут нормально, по-нашему отдохнуть? Или в каком-то Париже на мосту Александра I ? А тут…! Совсем другое дело! Потом покурил в охоточку, харкнул от души на пол или вообще желудок очистил от дряни всякой – оно-то и хорошо! Желудок – он ведь ждать-то не будет. Где ему припёрло – там и давай,…скотина эдакая! Причём договариваться бесполезно! Нет, некоторую отсрочку, конечно, можно получить. Но не надолго! А про кишечник и мочевой пузырь уж и не говорю…. Эти сволочи вообще ничего слушать не хотят! Весь праздник могут испортить! А уж если сговорятся между собой, тогда вообще…., пиши пропало!

  Конечно, после такого фуршета ни сил, ни желания за собой убрать, уже нет ни каких! Ну, ничего, к ночи оно скопится, а к утру уберут. Может быть. Главное – расслабиться и получить удовольствие. Это ж Вам не Сингапур какой-нибудь. У них там дикие нравы! Бросил окурок на тротуар – штраф в месячную зарплату! Слил какую-нибудь дрянь в порту – штраф такой, что разориться! А ежели платить нечем – могут и судно конфисковать! Кошмар! Нет, там жить нельзя! Замучают! А у нас всё по-людски! У нас демократия, народовластие, значит. Вот народ и отрывается.

  Опять же предпринимательская жилка у народа прорезалась. На каждом углу домашним вином, (или что там у них), торгуют. Вот и у моста шла та же торговля вином да квасом.

  Вино с рук я не покупал принципиально, после того, как увидел в автобусе местного чумазого кавказца с огромным мешком пластиковых разнобойных бутылок неизвестного происхождения. Хотя о происхождении можно и догадаться. Рынок и пляж были неподалёку от автобусной остановки…

  А квас, надо честно сказать, действительно, хороший. Я такого даже в Москве не пивал! Потом, правда, тот серебристый бочонок с продавщицей в фирменной одежде куда-то пропали, и вместо них появился какой-то парень приблатнёного вида с грязным прилавком и кислым квасом.

  Продавец этот всё время решал какие-то свои проблемы по мобильнику, обильно используя непарламентские выражения, причём не прекращал этот процесс, даже когда к нему подходили покупатели.

  А может быть он страдал копролалией, т.е. «систематическим засорением речи душевнобольных бранными, нецензурными словами, циничными выражениями, болезненным, иногда непреодолимым, импульсивным влечением к циничной и нецензурной брани безо всякого повода.» – так объясняет медицинская энциклопедия. Серьезное заболевание. Сочувствую.

  Картины третья и четвёртая. Курортный городок & торговые ряды.

  Курортный городок – это несколько однотипных пансионатов, стоящих в один ряд вдоль моря, кафешки, магазинчики и палатки, прилепившиеся вплотную друг к другу, дельфинарий, парочка медучреждений, а также детские аттракционы, включая водяные горки.

  На всем побережье до самого Сочи из развлечений, пожалуй, больше ничего и нет, если не считать аналогичного курортного набора в Адлере, с той лишь только разницей, что в Адлере выбор победнее, а в Сочи, естественно, побогаче.

  С вечера и до поздней ночи весь Курортный городок в огнях; из каждого кафе грохочет своя попса; вдоль набережной гуляют толпы разодевшейся кто во что публики; фотовспышки выхватывают из толпы компании, запечатлевающих себя на фоне пальм, фонтанов с аляповатыми скульптурами, ресторанчиков и магазинчиков со всевозможными сувенирами, украшениями и морскими диковинами, как, например океаническими, (как утверждают продавцы), ракушками размером с младенца!

  Каждый привлекает клиента чем может. Среди большого числа так называемых дайвинг-центров с однотипной рекламой меня привлёк ларёк с большими фотографиями подводных красот, ксерокопиями каких-то документов на стенах и DVD-плеером с большим проекционным экраном, на котором демонстрировались подводные съёмки.

  Решил поинтересоваться, что за дайверы такие, есть ли какие-то сертификаты, давно ли они на рынке этих услуг и как у них поставлено дело с обеспечением безопасности при погружении и т.д. и т.п.? Оказалось, что эта контора, чуть ли не единственная во всём Курортном городке, кто имеет все необходимые документы и заботится о безопасности аквалангистов, а я третий человек за четыре месяца, кто вообще этими вопросами поинтересовался!

  А какой там простор для бизнеса! Если, скажем, ты владелец какого-нибудь «Харлея» или «BMW» с коляской времён второй мировой или иномарки с поднимающимися как крылья дверьми или заграничного мотоцикла – можно и здесь деньжат срубить!

  Поналепил гирлянд с переливающимися разноцветными огнями на своего железного друга и сшибай бабки с фотографирующихся! А если кто на халяву сфоткаться надумает – того начнут отгонять как пчелу от мёда!

  Сам на себе проверил. Только подруга встала на фоне этой иллюминации на колёсах, только я на неё объектив направил – хозяин (или кто он там?) тут как тут! Влетел в кадр, взгромоздился на свой «Харлей» и ни с места! Не помогли никакие увещевания и пламенные речи о правах человека, что можно снимать бесплатно что угодно и где угодно, за исключением людей без их согласия и военных объектов. Ни в какую! К сиденью прирос, сидит, лицом торгует. Такой удавится за рубль!

  К стати о рублях. Вся эта публика со своими доморощенными аттракционами не имеет ни разрешений, ни регистрации в налоговой, вообще ничего. Так бы деньги хоть на обустройство набережной пошли. Нет, я бы, может быть, и дал ему денег, если бы он снял на свой фотоаппарат и сделал фотку с хорошим качеством. А так… неизвестно кому, неизвестно за что…

  Или вот другой способ. Размалёвываем раритетный мотоцикл в пятнистый камуфляж, на коляску ставим муляж (или не совсем муляж?) пулемёта, надеваем на клиентов пару немецких касок и готово! Те, у кого ностальгия, может сфотографироваться!

 

А интересно, что было бы,… нет, я только фантазирую,… если в эдаком наряде и на таком раритете приехать, например, на рынок, остановиться напротив перекупщика с наглой физиономией, заправить пулемётную ленту, передёрнуть затвор пулемёта и, направив на него ствол, на ломаном русском спросить: « Я немножко не понимать! Это что есть такой?… Это есть цена такой?» А потом, немного подождав, когда недоразумение с ценой будет улажено, продолжить беседу: «Зер гут!… Я правильно приехать?… Это есть Руссия или Турция?… Руссия?!… О, майн Готт!… А где есть мой друг Ифан?… Доннер веттер!… Ахтунг!…Ифан сказать делать фам фсем немножко Сталинград!» И дать очередь! По верх голов! Для начала! Я так думаю, на следующий день проблемы незаконной миграции и квот на рынках были бы решены по всей России! Ой, чего-то я размечтался…

  Возле многих кафе стоят зазывалы и заманивают клиентов всевозможными обещаниями необыкновенной кухни и стриптиза!

  Кстати, о стриптизе. Сижу как-то раз в кафе, музыка грохочет так, что соседа не слышно, разве что только по жестам и по губам можно догадаться чего твой сосед по столику от тебя хочет, неожиданно попса смолкла, заиграла такая, знаете ли, плавная, завораживающая музыка и между столиками поплыла обнажённая девушка! Стройная, как пальма и гибкая, как змея. И там, где она пройдёт – у мужчин глазёнки сразу заблестят, выпивать и закусывать прекращают, и в её трусики начинают всякие ассигнации складывать! Я, ясное дело, тоже сижу, женской красотой любуюсь. Как вдруг, она в мою сторону повернула! Я сразу про все болезни забыл, сердце заколотилось так, что того и гляди выпрыгнет. Но в этот самый момент меня как молнией ударило: а ведь если сейчас она передо мной начнёт всякие штуки выделывать, я ведь не устою, последнее отдам! До Москвы не доеду! И на метро не останется! И тут меня осенило! Думаю, если она ко мне подплывёт – я скажу, что я госбюджетник или, что ещё лучше, слепоглухонемым прикинусь! А какой со слепоглухонемого спрос? Никакого! Слава Богу, пронесло! В нескольких метрах от моего столика музыка неожиданно закончилась! Только физиономия и спина взмокли так, как будто то, что сейчас в моих мечтах могло произойти, уже произошло! Хорошо море рядом. Нырнул, освежился. Ночью вообще хорошо купаться, особенно когда ночь ясная, вода как парное молоко, до звёзд рукой подать, рядом русалка игриво плещется, ну и, конечно, всякое такое…

  Картины четвёртая и пятая. Пляж и море.

  Кстати, о море. Всё нормально. Море большое, глубокое. Народ ныряет, на волнах резвится. Спасатели на соседних пляжах как обычно бдят, чтобы никто за буйки не заплывал. Береговые пляжные сооружения (кафешки, душевые, туалеты, кабины для переодевания, мед.кабинеты, пункты проката водоплавающего инвентаря и т.д.), отделанные белым пластиком хорошо смотрелись на фоне зелёных холмов и синего моря.

  А на нашем же пляже всё гораздо демократичнее, по народному то есть. Никто на тебя в громкоговоритель не орёт; на пляже курить не запрещает; с массажем и прочими глупостями не пристает. Кабины для переодевания стоят не на втором ярусе, а рядышком, в тоннеле. И туалет на пляже был, на верхнем ярусе. Только то ли из-за постоянной темноты в тоннеле, которая вызывала какие-то условные рефлексы, то ли ещё из-за чего, но кто-то периодически метил территорию в кабинах. А может, этот кто-то делал это инстинктивно? Может у него атавизм такой? Придут, скажем, какие ни будь чужаки в раздевалку, втянут ноздрями воздух и сразу поймут, что им тут делать нечего!

  И такого излишества как белый пластик вообще не было, поэтому железобетонные сооружения с торчащими ржавыми железяками производили неизгладимое впечатление фортификационного берегового сооружения, оставленного отступившими войсками лет, эдак, пятьдесят назад. Но перед этим железобетонные ступени успели послужить в древнеримском амфитеатре, который неумолимо погружается в бурные воды Чёрного моря…

  С любого из наших спасателей можно было бы писать колоритный портрет, «а ля бурлак», «а ля челкаш» или что-то в этом роде. Фигура поджарая, движения неторопливые, походка лёгкая, шарнирно – расслабленная. Лицо – обветренно солёными морскими ветрами, подкоптилось под южным солнцем, испещрено глубокими морщинами и маленько опухло от тяжёлых забот и непосильного труда. Один из них даже пострадал по службе – где-то получил синяк во весь глаз. Видать надорвался, бедняга, и упал прямо лицом внизна прибрежную гальку. Пришлось ему скрывать своё увечие под тёмными очками. Он потом своё здоровье пивком холодненьким поправлял. Пляж, ясное дело, на полчасика раньше закрыл, чтоб его без присмотра не оставлять и чтоб никто, не дай Бог, не уплыл куда не надо, бокал с пивком двумя руками нежно обнял, как стан любимой женщины и к бокалу жадно припал, словно путник к живительному источнику. Да, тяжела ты служба спасательная!

  И вот меня, такого недисциплинированного, черти понесли в акваторию к соседям. На нашем пляже слух прошёл, что, мол, у соседей несколько дней назад в последнем заезде новую партию русалок завезли. Меня и понесло.

  Плыву это я, плыву, русалок высматриваю. Под водой рыбёшки друг за другом гоняются. Это у них игра такая, кто кого догонит – тот тем и пообедает, прямо всё как у нас, у людей! На дне крабы всякие копошатся. В зарослях водорослей между собой отношения на клешнях выясняют. Красотища! Все заняты своим делом.

  И чёрт же меня дёрнул одного из них в руки взять! Нет, не для того, чтобы съесть. В столовой кормёжка хоть и однообразная, но приемлемая. Разве что иногда фрукты деревянные бывали. Просто краба этого я только хотел лучше рассмотреть, вроде как познакомиться поближе. А он, дурак такой невоспитанный, возьми да и тяпни меня за палец своей клешнёй! Хорошо ещё, что только за палец! Я от боли на поверхность вынырнул, ну и, ясное дело, от обиды всю родню краба вслух помянул!

  И вдруг, как из под земли, в смысле из под воды, прямо передо мной возникла верёвка, причём как раз на уровне шеи! И движется прямо на меня! Это, оказывается, катер за собой планериста тащит! И водила катера на мой возглас про родню злосчастного краба почему-то не среагировал! Хотя понятно, почему. Я как-то видел, как один любитель-воздухоплаватель парил над гладью морской, и свой бурный восторг громко выражал словами, которые не употребляют в изысканном обществе! Каждый своё состояние эйфории выражает, как может, в зависимости от словарного запаса!

  Тут у меня перед глазами вся моя никчёмная жизнь замелькала. Но я духом не падаю, соображаю, значит, чего делать, чтобы в сводку происшествий не попасть. Решил свистнуть. Не тут-то было! Но не то от воды, не то от стресса, но язык нужного положения во рту занимать никак не хотел. В конце концов, с третьей попытки получилось! На катере меня заметили, ход сбавили, верёвка на поверхность опустилась, и я под неё спокойно поднырнул.

  А всё оттого, что расслабился. Раньше себе такого не позволял. Бывало, нырнёшь под воду и слушаешь, как гидроакустик, чего вокруг делается. Пеленг, дистанцию определяешь. Цель классифицируешь.

  Если, скажем, глухо и басисто так погромыхивает – значит прогулочный теплоход ползёт. Стало быть, минут через пятнадцать – двадцать мусор всякий приплывёт и надо с этого места убираться!

  Ежели, к примеру, звук резкий и противный и дистанция быстро сокращается – это водный мотоцикл мчится и надо по быстрому выныривать, чтоб тебе башку не снесли или тебя из-за ласт и размеров за дельфина или за кого другого не приняли и не стали вокруг тебя кругами, как акулы, на своих трескучих скутерах ходить!

  А если летит такой дебил – дегенерат на скутере прямо на тебя и сворачивать не собирается – так это вовсе не морской таран неизвестного науке зверя. Видать ластами сильно машешь, бурун за собой большой оставляешь, фыркаешь и пыхтишь чересчур громко!

  А если какой представитель южной, братской республики в полуметре от тебя промчался и водой обдал – так он это не со зла. Он это так прикалывается. Шутит, значит. У них там, с водой проблемы, моря отродясь не видел, вот он пируэты перед водоплавающими курортниками на воде и выделывает. Чтоб все видели, что под ним не только горячий конь, но и скутер танцевать может!

  Вот такой водный аттракцион, понимаешь!

  Картины шестая и седьмая. Аттракционы.

  К стати об аттракционах. Были ёще воздушный и сухопутный аттракционы.

  Воздушный – это полёты на парашюте. После встречи с парашютистом-планеристом, о котором я уже рассказывал, любопытно мне было узнать, что же такого необыкновенного в этих полётах на бреющих высотах? Высмотрел я стартовую площадку на одном из причалов и отправился вплавь в разведку, чтоб узнать, что к чему и почём.

  Подплываю к причалу и вижу: водила катера с напарником снасти всякие, стропы да тросы для клиентов раскладывают, как рыбаки сети на рыбу ставят. Меня увидели, большого, с ластами и обрадовались, что такая крупная «рыба» к ним сама приплыла. Небось, про себя подумали: «Не зря мы вдоль берега мотались, да выпендривались, летунов то в небо, поднимая, то в воду макая!» И стали мне на все лады свою затею расхваливать, что даже двух человек под облака поднимут, что все, кто летал, пребывали в неописуемом восторге!

  Один из этих деятелей, который помоложе, стал сравнивать ощущения от предстоящего полёта с незабываемыми ощущениями во время прыжка с парашютом в бытность его службы в ВДВ, а чтобы я не сомневался он показал свою татуировку на левом плече. И до того он предался воспоминаниям, до того «минувшее его объяло живо», что постепенно, я бы даже сказал, вполне естественно так, перешёл на экспрессивные непарламентские выражения. Завершением его выступления стало отправление малой нужды прямо в море, сопровождаемое восклицаниями и междометиями, т.к. слов уже не хватало! Среди всех восклицаний чаще всего звучало одно, как заклинание: «ВДВ! ВДВ! ВДВ!» Понятное дело, чувства его переполняли, вот мочевой пузырь и не выдержал! А может, сейчас в ВДВ учат отправлять естественные надобности прямо в полёте?! Мало ли что может произойти при выполнении боевого задания! Надо быть готовым к любым непредвиденным обстоятельствам! Во время облегчения он качался так, что по всем законам физики должен был давно уже свалиться в воду, но этого, по непонятным мне причинам не произошло! Мастерство не пропьёшь! Опять же тренировка вестибулярного давала о себе знать!

  Посмотрел я это новое представление и что-то мне расхотелось предавать своё бренное тело в руки этих пьяных экстремалов, тем более рисковать здоровьем подруги. А уж как про цену узнал – так и последние сомнения развеялись. Сомнительное удовольствие не стоит недели работы…

  Сухопутный аттракцион – это уже на суше, на матушке – земле. Когда во время экскурсии мы посетили парк «Ривьера», вспомнил я беззаботное детство и захотел на одном таком покататься. Памятуя об авариях в Москве, решил поинтересоваться наличием номера Гостехнадзора на корпусе аттракциона.

  Мой вопрос привел обслуживающий персонал в лёгкое замешательство. Три человека с видом заговорщиков, с подозрением глядя в мою сторону, начали что-то между собой обсуждать. Сцена чем-то напоминала бурное обсуждение в команде КВН. Через какое-то время был сформулирован «ответ Чемберлену» в виде вопроса: «А Вы, собственно, кто?» Я чуть не ответил «инкогнито из Петербурга», однако, поглядев на их лица, не обезображенные интеллектом, понял, что если комедию Гоголя «Ревизор» они в школе и не прогуливали, то, вряд ли её вспомнят. Поэтому просто объяснил, что, мол, отдыхающий из Москвы, заботясь о своём здоровье и зная, как в Москве эти самые аттракционы рассыпались вместе с людьми, решил вот поинтересоваться, испытывались ли они, принимались ли они к эксплуатации, проверялись ли, и вообще, что и как. Лица их из выражения подозреваемых на допросе ту же превратились в само благодушие.

  Сколь наивен, доверчив как дитя, бесхитростен, русский человек, столь же осторожен и сообразителен он в минуту опасности! Его голыми руками не возьмёшь! Нет! Ежели ты из «нужных» органов, то к тебе как к отцу родному. Сначала в несознанку. Мол, не был, не состоял, не участвовал, не видел, не знаю, даже рядом не стоял. Потом, ежели к стене припрут, прости, папаня, лукавый попутал. А лукавый-то он хитёр и коварен. Он кого угодно попутает! От дворника до Зам. министра! Вон в Америке так там вообще этот гад рогатый президента Никсона попутал. Тот хотел как лучше. Для избирателей своих… полюбопытствовать маленько. Так тот его и попутал. Ну, про Монику сами знаете…

  Да, хорошая реакция! Хороший ответ! Чего, спрашивается, перед всяким распинаться про лицензии, сертификаты, да техосмотры. На всех распинаться – здоровья не хватит!

  Но капитализм и здесь делает своё дело. Если раньше меня бы просто послали далеко и на долго, то при рыночных отношениях всё по-другому. Тут тебе и улыбочка до ушей, и лапшичку на ушки твои поразвесят, тут тебя если и пошлют, то только в культурной, так сказать, вежливой форме.

  Вот и администратор аттракционов мне начал рассказывать, что – де, когда Президент по трассе едет, их всех проверяют, тут всех «строят», соринки во всём парке не найдешь, и так далее и тому подобное, в общем, рассказал про сорок бочек арестантов да семь вёрст до небес и всё лесом!

  При чём тут только Президент? Он что, на аттракционах что ли кататься заезжает? Так вот, запросто, проезжал мимо, дай, думает, заеду на пару кругов…

  Так мне про Гостехнадзор никто ничего внятно и не сказал. В общем, развлечения для любителей – экстремалов – фаталистов! Припомнился один стишок:

  Я жизнь люблю, вертящуюся юрко

  В сегодняшнем пространстве и моменте,

  Моя живая, трепаная шкурка

  Милее мне цветов на постаменте…

  Но и меня лукавый таки попутал! Вижу, подруга моя довольная такая на аттракционе вертится, я и расслабился, варежку разинул, решил испытать судьбу! Полез в люльку, предвкушая незабываемые ощущения. С моими габаритами я в неё не поместился. Пришлось вылезать обратно. Пока я лазил туда – сюда – потерял дорогущие очки подруги!

  Если после катания на аттракционах личико у неё было ангельское, то когда узнала, что я их посеял… Я не знаю, как смотрел Ленин на буржуазию и не видел, как шевелятся змеи на голове Медузы-Горгоны, но в тот момент, когда я её «обрадовал» мне подумалось, что напрасно я не написал завещание и доживу ли я до следующего утра – большой вопрос!

  Впрочем, я несколько отвлёкся.

  Вообще, чего жаловаться-то? Только нервы испортишь, а я отдыхать приехал. Подумаешь, просидел за столиком с полчаса. Ну, забыла про меня официантка! Ну, обслужила она меня спустя полчаса. Так ведь таких как я много, а она, бедняжка, одна. Совсем одна на всё кафе!

  И время в очереди на лечебные процедуры тоже надо проводить с пользой. За тот часок, что в очереди сидишь можно и кроссвордик поразгадывать, и книжечку, детективчик, скажем, почитать, а не скандалить, что кто-то влез без очереди и притащил за собой всю семью с чадами и домочадцами. Они, эти чада и домочадцы, тоже ведь люди и тоже хотят на пляж до обеда поспеть. А как очередная разборка вспыхнет, кто за кем стоял, и кто куда исчез – сразу наушники в уши воткнул, плеер включил погромче, чтобы он очередь переорал и сиди, музыку слушай! Жаль, что я плеер с собой не взял.… А потом дуй к себе в номер, полежи, отдохни после процедур, наберись сил перед марш-броском на пляж. Тут уж выбирай: или море или ванные. И я всё чаще выбирал море.

  Время интенсивного «отдыха», наполненного приключениями и красочными, колоритными картинами курортной жизни пролетело незаметно.

  В день отъезда, часа за полтора до отправления поезда, в самый разгар сборов, ко мне в номер черти принесли даму. Похоже из нового заезда. Про таких говорят: «зубы оскалены, глаза блестят». Интеллигентная женщина. Без стука вваливаться не стала, не кричала, права не качала, матом не ругалась. Только сильно удивилась, что номер до сих пор занят. Я уж ей культурно объяснил, как мог, что, мол, отвали и до 20 часов забудь об этом номере… Потом пожалел её, вышел в холл, где она сидела одинокая и несчастная, как васнецовская Алёнушка. и посоветовал обратиться в администрацию. А она как рявкнет на меня: «Не Ваша забота, гав – гав!»

  Оно и понятно. Администрации санатория некогда заниматься каждым отдыхающим в отдельности. Поезда-то приходят на вокзал днём, а время заезда – вечером, в 20 часов. Я тоже по приезду оказался в таком же положении. Мне пришлось доплачивать за несколько часов проживания.

  Для меня такая новость стала сюрпризом ещё при покупки путёвок. Сразу после оплаты. Предлагаю Вашу фирму переименовать из «Премиум-сервис» в «Сюрприз-сервис». Это название, как составная часть формы, на мой взгляд, будет соответствовать содержанию.

  Так что впечатлений много… и всяких…. Нет, что-то было и хорошее. Ну, гуляние вдоль моря под луной, и всякое такое… Но до сих пор на вопрос «Как отдохнул?», – вроде и хочешь что-то хорошее рассказать, про море, про шум прибоя, про Вашу фирму, про старательного менеджера Арсеньеву Анну, но как только про эти сцены курортной постсоветской жизни вспомнишь – так сразу что-то и настроение портится, и отвечаешь: «Да так себе…»

  В древнеримском праве, (которое, как известно, легло в основу европейского, а затем и американского права) есть хорошее изречение:

 

  «FIAT JUSTITIA ET PEREAT MUNDUS!»

  (Да свершится справедливость, хотя бы из-за этого погиб мир!)

  На взгляд человека, неискушённого в юриспруденции, но считающего, что именно Продавец, а не его Поставщик, несёт моральную и материальную ответственность за продаваемый Товар и Услуги, и чтобы от Вашей фирмы у меня, как и у других потенциальных клиентов, осталось хорошее впечатление, я имею право на компенсацию.

  На основании вышеизложенного убедительно прошу Вас компенсировать мне моральный ущерб в размере, определяемой Вашей, уважаемый Дмитрий Евгеньевич, СОВЕСТЬЮ. Копии документов прилагаю. Надеюсь, что всё вышеизложенное найдёт понимание с Вашей стороны.

  С уважением,

  Игорь Валерьевич.

  _____ декабря 2006 г., г. Москва. e-mail: igor_karlson@mail.ru

  – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – –

  Прождал я ответ несколько дней. Никакой реакции на внешний раздражитель! Стал звонить. Началось «динамо». Продублировал письмо по электронной почте – результат тот же. То генерального директора нет, то он будет, но ах, не оказалось. В конце концов, удалось поговорить с менеджером Арсеньевой Анной.

  Сразу в несознанку. Якобы дозвонилась она на мобильный директору и ни он, ни она не поняли-де сути претензии, хотя и всё прочли и посмеялись от души. Дурой эдакой простодушной прикинулась. Я ей про бардак в санатории и антисанитарию в столовой. Она тут же на вторую линию обороны перешла. Тут же из идиотки превратилась в хитроумного юриста: «А где документы, подтверждающие Ваши претензии? Где справки? Где фотографии?» Интересно, как она себе представляла, каким образом я бы устраивал фотоохоту за мухами во время воздушной атаки на мой суп?

  Это я должен был брать с собой фотоаппарат с широкоугольным объективом для панорамы пляжа, короткофокусный объектив для фотоохоты на мух крупным планом в тарелках, видеокамеру для ночной съёмки для пироманов, поджигающих санаторские пальмы по ночам и съёмки шарлотанов и мошенников, которые заманивают доверчивых людей, рискующих потом здоровьем или своей жизнью, на аттракционах или погружениях, а также объектив с трасфокатором для портретной съёмки физиономий «спасателей» с больших расстояний? И еще собрать показания свидетелей про весь этот бардак? То-то они обрадуются, когда только подумают о вызовах в суд в качестве свидетелей!

  Я ей привожу пример. Вот купили Вы колбасу. Стали её есть, а там обрубок крысиной лапы. Вы претензии будете кому предъявлять? Не мясокомбинату же, а продавцу! А она мне: «Я не хожу в такие магазины!» Да я тебя, шарманка говорящая, не спрашиваю, где ты покупаешь продукты, на помойке, на рынке просроченных товаров или в продуктовом бутике! Речь идёт об ответственности Продавца!

  Я, в своё время, как только продавцу той колбасой по его наглой харе несколько раз не проехался, он думал, что он всегда прав и ему всё можно! Зато потом, когда вопли и страсти стихли, никаких проблем и ни единого обвеса! Хамов надо ставить на место. Иначе они на шею сядут!

  Странные люди, эти менеджеры. Как будто и своего мнения нет. Эта Арсеньева Анна производила впечатление старательного, симпатичного и умного человека. Ведь она прекрасно понимала, что я ей не вру, не сочиняю небылицы. Ведь директор ей не рабовладелец, а она ему не рабыня; директор ей не барин, а она ему не крепостная; директор ей не сутенер, а она ему не проститутка! Откуда же в людях такое добровольное подчинение?! А может ей нравиться подчиняться, нравиться быть зависимой? Может она от этого млеет и тащится по полной?! А директор тащится, если покупателю очередное говно удастся впарить, скрываясь при этом от общения с покупателями?

  Вот про жизненные принципы римлян я уже писал, про честное слово купеческое, многие, надеюсь, знают. До революции купцов, торгующих некачественным товаром и на порог не пускали. Сейчас многие коммерсанты живут по другому принципу:

 

 



Прочитайте еще Отзывы о России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.