Путешествие в Калмыкию , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Путешествие в Калмыкию

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о России > Путешествие в Калмыкию

Путешествие в Калмыкию ВСТУПЛЕНИЕ.

”  

  Если долго идти вдоль Волги,

  Если долго идти на юг,

  То до Солнца дойдешь в итоге,

  Столько Солнца, что даже много,

  Сверху, снизу… По ковылю

  Поверни и иди на запад,

  Вдоль по свету, который – сплошь,

  Вдоль по облачным по заплатам,

  По напевным степным масштабам,

  По ветрам, жаре… И придешь

  В Элисту.

  Мы вернулись из путешествия в Калмыкию – я, любимая, друг и его сын.

  Я расскажу вам о калмыцком сером и сухом небе, об озерах, из которых выступает соль, о желтых степях и охряной полупустыне, об истории ойратов, похожей на захватывающие дух «качели», о парящих крышах и кураже в пустыне, о буддизме и его европейском анклаве, о двух крупнейших в Европе буддийских храмах, о городе-оазисе, в котором не пройдешь и пятидесяти метров – и вот он – еще один памятник, о людях, которые живут в особенной системе координат, о шахматах и шахматном чемпионате мира, который чуть было не «слил в унитаз» будущее великой игры, об элистинских скульптурных биенале, об эпосе Джангар, о калмыцких сказках и о прочих проверенных ветрами и Солнцем истинах в пустынной инстанции.

 

  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. СЕРАЯ ДОРОГА.

 

  Ощущение рассвета – это то, что не лечится. Рассвет восхищает всегда.

  Так было загадано, и заболеваем мы утренней зарею сразу после отъезда.

  Мы останавливаемся, выходим из машины, отсчитываем положенные 6 минут – пока Солнце полностью не показывается-таки над горизонтом – и, наполненные малиновыми ощущениями, едем дальше, к Элисте, в надвигающуюся облачность.

  Чем ближе к югу, тем больше Волгоградская область готовится к Калмыкии: деревья превращаются в низкорослые вязы, а то и в насквозь прозрачные кустарники, песок оборачивается глиной, речушки – оврагами, равнины – холмами. Озера – и не озера вовсе, а так, лужи, но лужи особые, с крепким и соленым характером, так что кристаллы по поверхности. Краски теряют остатки резкости, оттенки серого, бледно голубого и коричнево-желтого становятся уверенно-господствующими, а как привыкнешь к ним – спокойно-очаровательными.

  Придорожные столбы. Не километровые вехи, а обычные такие столбы и фарфоровыми стаканами диэлектриков и негустыми волосами проводов. Им, наверное, боязно стоять в колонну по одному: вдруг кто обидит или кознь какую учинит? Поэтому столбы сбегаются в стада и жмутся поближе к асфальту, где свидетелей возможной козни будет побольше, а потому вероятность ее поменьше.

  Россиян стадами столбов не удивишь, а вот рафинированные иностранцы, не привыкшие к нашей дикой рукотворной природе, от приятного удивления встречи с дивом-дивным, как правило, начинают говорить про оля-ля и цокать языком. Так-то оно, когда к природе поближе.

  За симпатичной деревушкой со странным названием Цаца (у, Цаца какая!) нас встречает еще одна необычная девушка – Катюша – памятник «самоходной бесствольной системе реактивной артиллерии».

  Вскоре на сером, печальном небе появляется большое серое Солнце, которое, конечно, не без пятен – Светило пересекают фигуры стремительных сайгаков – это такие парнокопытные с весьма характерными мордами.

  Бетонные Солнце и сайгаки – внушительный разделительный знак, отмечающий границу Калмыкии и Волгоградской области.

  А потом рядом с дорогой возникают Сарпинские озера. А за этими озерами на сотни километров – «степь да степь кругом», передвигаясь по которой, понимаешь, что все проходит: горы, города и радуги, а вот это безбрежное небо, этот терпкий ветер, напитанный полынью, эти сдержанные, несмелые травы и волнистые линии холмов практически вечны и лишь теоретически конечны…

  А за очередным холмом неожиданно появляются верблюды. На фоне облаков, которые валятся на них тысячелетиями, на фоне седого, уставшего неба и серо-желтого монотонного покрывала земли эти корабли пустыни выглядят не отвлеченными литературными штампами, а насущной истиной в пустынной инстанции.

  Но истина – она дорогого стоит. Фотографировать ее можно столько, сколько пожелаешь: хочешь, взбирайся к ней на накрытую попоной спину, хочешь, прокатись «вон дотуда и назад», хочешь, покорми ее с рук («угу, все ест, ни от чего не откажется»). И для всех этих «хочешь» есть одно обязательное условие: продюсеру данных животных – степенному и уверенному калмыку (кстати, слово степенный, не от слова ли степь?) – нужно заплатить 100 рублей.

  – Да, – говорит калмык-продюсер, – с такими верблюдами многие хотят фотографироваться. Вот сейчас волгоградский автобус подъезжал. Так сразу несколько человек катались. А у сменщика вчера вообще рекордная касса получилась…

  Если верблюды – насущная истина, то овцы – это основная правда полупустынной жизни.

  Овцы – это и пища, и одежды, и… музы – да-да, многие калмыцкие волшебные сказки посвящены овцам. Раньше, кроме всего, они выполняли и роль денег, а сейчас кое-в-каких улусах исполняют ритуальную роль калыма.

  Овец в Калмыкии много (большая часть республики – сплошное пастбище), а чего же мало? О, да не перечислить! Например, заправок. И это даже несмотря на то, что в придорожных селах – в Малых Дербетах, в Садовом и в Кетченерах – их по пять-шесть. Вот так и жмутся они друг к другу, порой соприкасаясь своими некрепкими плечами (тоже, наверное, козней боятся), вот так по-дружески выручку делят. А в пространных межсельских промежутках – ни-че-го… Выглядят калмыцкие заправки грустно и неказисто, оборудованы, без сомнения, еще в прошлом тысячелетии, снабжаются, без сомнения, волгоградским Лукойлом, и, что характерно, о 98-м бензине не знают-не ведают.

  Помню в 98-м году, во время моего предыдущего путешествия по Калмыкии, 98-й бензин совсем бы не помешал – новенькая БМВ хорошему бензину была весьма признательна. Но его категорически не было, а потому роль приличного топлива выполнял 95-й. Для моей теперешней машины – Короллы – 95-й – самое то, но… Но человек предполагает, а пустыня располагает.

  Итак, Кетчкенеры мы безостановочно проезжаем, ибо кетчкенерские заправки выглядят одна другой подозрительнее. Мы движемся по федеральной трассе, до Элисты – жалких 130 километров, проблем, наверное, не предвидится.

  Через пару километров после Кетчкенер желтый огонек (предупреждение о том, что бензина осталось меньше 7-ми литров) начинает беспрерывно гореть. Не беда – мы в Европе в конце-то концов, до села Овата – 45 километров, все в порядке в танковых войсках…

  А вот и село Овата. Заправка здесь, отчего-то лишь одна, и на ней отсутствует не только 95-й, здесь нет даже 92-го! А 76-м я королловский двигатель могу если не убить, то крепко ранить. Нет, я этого не могу.

  И мы едем вперед.

  Вокруг древнее благородное создание природы – калмыцкая полупустыня, мимо бегут плавные линии холмов, под нами мелькают бургусты (по-калмыцки – это реки, по-всамделишному – обычные овраги). Валера и его сын разглядывают в бинокль неострые черты рельефа, отары овец и какое-то дальнее село, в чуть приоткрытое окно залетает горький полынный ветерок, а мне всё до лампочки!

  Ну совершенно всё до желтой лампочки!

  По моим подсчетам бензин должен кончиться с минуты на минуту. Мы катимся 75 километров в час на пятой скорости – это самый экономичный режим, но нас четверо, а значит расход топлива не меньше 7-ми литров на 100 километров. А 100 километров при горящей лампочке Тойота уже вот-вот проедет.

  Эдак можно стать будто изможденное Солнцем небо – седым.

  И вот она!!! За очередным холмом замечаю – впереди заправка. Ну дотяни же, Короллка, ты ведь умница-чудесница, яви отчаянно желанное чудо!..

  Дотянула. Есть и колонка с надписью АИ-93.

  Радостно швартуюсь и замечаю, что… шланг совсем безпистолетен. Нет здесь такого дива, как АИ-93! Такой же шланг и на колонке, помеченной надписью А-72…

  Зато есть дизельное топливо.

  Тревога в танковых войсках.

  Спрашиваю у торговца дизтопливом:

  – Где я смогу заправиться?

  Он улыбается:

  – О, совсем близко. 5 километров – и будет тебе настоящая заправка.

  Да будет так.

  И мы едем дальше. Тревожная лампочка пылает, как безжалостный прожектор.

  Валера с Ваней, а тем более мы с любимой уже больше никуда не глядим, кроме как вдаль, пристально высматривая обещанное спасение. Через 5 километров заправки, конечно, нет. Шесть километров, новый холм – за ним пустота. Семь километров – обзор километра на три вперед – и нет никакой заправки!

  А Королла, как ни в чем не бывало, ЕДЕТ. Полынным воздухом она, что ли, питается?!

  И вот очередной холм. И за ним, наконец, па-па-па-пам – заправка! Да не одна: чуть поодаль их целый выводок, потому что перед нами пригород Элисты – село Троицкое.

  И мир, что под нами, сразу же становится твердым и надежным, и небо раскрашивается в светлый и нестрашный цвет, заштриховываясь облаками и наполняясь лимонным Солнцем.

  Пора болеть Элистой, и она нас, конечно, уже давно ждет у своей приветливой парадной…

 

  ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ЭЛИСТА: ПАРЯЩИЕ КРЫШИ И КУРАЖ В ПУСТЫНЕ.

 

  Наверное, на том месте, где сейчас находится Элиста, многие века жили очень мудрые и очень немолодые люди. Иначе откуда еще в самом центре глинистых калмыцких степей появилось столько песка? Ведь с кого-то же он насыпался.

  Элст в переводе с калмыцкого обозначает песчаный. Песка в Элисте – непочатый край. Поэтому в последнее время здесь строят пресловутые замки. Роли замков выполняют молитвенный дом христиан-евангелистов, коттеджи Сити-Чесс и дома особенно расторопных горожан.

  Впрочем, шутки в сторону: стоить в Элисте умеют, и времянками современные новостройки ну никак не назвать. Конечно такого актуального российского безобразия, как хаотичная окраинная коттеджная застройка, калмыцкая столица избежать не смогла, но в остальном строительстве чувствуется генплановая осмысленность. И главное: многое из недавно построенного имеет общий знаменатель – буддийские крыши, с характерными, устремленными к небу, будто бы улыбающимися углами.

  В Элисте заслужено много парикмахерских и им подобных салонов красоты. Объяснение этому простое: волосы калмыков особые, жесткие, привыкшие сопротивляться не только ветру, но и укладке. Поэтому мужчинам приходится их часто и коротко стричь, а женщинам эстетически укрощать.

  Также в Элисте много аптек.

  Если заглянуть в отчетность российского Минздрава, то понятно, что по уровню болезненности и заболеваемости Калмыкии ой как далека от лидеров – продрогших областей Северо-Западного региона. По ВИЧу – да, Калмыкия ужасно отличилась в 88 году, когда более 30 детишек были заражены во время процедур гастро- и колоноскопии. С тех пор степная республика – один из южных лидеров по количеству

  ВИЧ-инфицированных. Но ВИЧ-позитивные находятся на спецобслуживании в спецдиспансере и в обычные аптеки обращаются даже реже неинфицированных граждан. Так к чему же столько аптек? Вскоре ожидается приезд господина Зурабова – «министра по организации чрезвычайных ситуаций»? Или местный фармбизнес еще совсем не оформлен-не поделен?

  Тайна сия велика. А тревожить всякими досужими расспросами такого большого человека, как министр здравоохранения Калмыкии Мерген Б. (однокурсник моей мамы) я не решился.

  Только представьте такой диалог:

  – Мерген Сергеевич, а правда, что в некоторых улусах родовые пути рожениц по-прежнему обрабатывают, простите за откровенность, золой?

  – Послушайте, жертва цивилизации, послушайте и запомните: зола золе рознь.

  За последние 10 лет использование вчерашней, а тем более позавчерашней золы сведено к минимуму. Даешь золу свежую, даешь золу теплую! – вот девиз современного акушерства.

  Представили? Вообразили? А я не могу, политкорректность не позволяет.

  рџ™‚

  Элиста – город очень спортивный. Еще недавно она была представлена в российской футбольной премьер-лиге, в связи с чем побила рекорд Камышина в номинации «самый маленький город высшей лиги» – население Элисты меньше камышинского на 20 тыс человек. И по сей день, несмотря на понижение статуса элистинской команды, ее симпатичный стадион команды Уралан по качеству газона – один из лучших в России.

  Последние несколько лет ежегодно из Элисты стартуют захватывающие ралли-рейды «Русский Дакар». В столице Калмыкии развиты конные виды спорта, мотокросс, волейбол, стритбол и, конечно, шахматы.

  С шахматами здесь все очень хорошо: Каиссе калмыки поклоняются не меньше, чем Будде. А как иначе: президент Международной шахматной федерации – калмыцкий хан Илюмжинов, которому, кстати, поклоняться уже как-то не современно.

  Столько достойного шахматного, сколько в Элисте, искать – не найдешь. В знаменитом испанском Линаресе? Никакого сравнения. В обожающем древнюю игру Мехико? Значимость не та.

  Что там Мехико! Даже в «12-ти стульях» роль шахмат куда меньше, нежели в нынешней жизни Элисты. А то, о чем Ося Бендер мог лишь мечтать, в калмыцкой столице уже давно стало реальностью: на юго-западе города, через пару сотен метров после окраинной девятиэтажки в раскаленном зыбком воздухе роскошествует, нет, не мираж… там обитает нравоучительный кураж в пустыне, притом с официальным именем Нью-Васюки (он же Сити-Чесс).

  Строился этот чудо-городок споро, с выдумкой, и как уверяет Илюмжинов, исключительно на средства местных предпринимателей. Притом местными же подрядчиками. Однако глава счетной палаты России уверяет, что средства местных предпринимателей и федеральные транши на социальную сферу – это как бы не одно и то же. К тому же местные подрядчики и жена Лужкова – это также величины в некотором роде разные. Но на то он и глава счетной палаты, чтобы сказку делать пылью. Или пытаться делать.

  Сложилась илюмжиновская сказка во времена не столь отдаленные – в 98-м, к открытию 33-й Всемирной шахматной Олимпиады. Точнее, почти сложилась: стоящий в центре обаятельного свежеблагоустроенного городка пятиэтажный Дворец шахмат как мог пугал именитых олимпийцев неприкрытыми ребрами арматуры, а за Дворцом, в соответствии с исконными советскими обычаями, высилась внушительная гора строительного мусора.

  Тем не менее, как рассудило время, некоторые гости оказались не самого робкого десятка.

  В частности, господа Крамник и Топалов решились снова приехать в Нью-Васюки и, спустя 8 лет, все также бесстрашно проживают на территории городка.

  В настоящее время в Нью-Васюках в семидесяти многоквартирных коттеджах располагаются представительства успешных фирм, солидные офисы и частные домовладения. Лишь шахматный Дворец непоколебимо сохраняет свой статус: в нем регулярно проводятся всевозможные турниры. Например, в октябре там проходил международный детский турнир.

  Нет, я не попутал. Претенденты на мировую шахматную корону – Крамник и Топалов – люди молодые и неугомонные, но детьми их назвать сложно. А потому играли они не в Дворце, а в центре Элисты, в Доме правительства.

 

Путешествие в Калмыкию, ч.2

Путешествие в Калмыкию, ч.3

 

Олег   

 



Прочитайте еще Отзывы о России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.