Израиль за 12 дней , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Израиль за 12 дней

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Израиле > Израиль за 12 дней

Израиль за 12 дней ИЗРАИЛЬ ЗА 12 ДНЕЙ

  (ОТДОХНУТЬ, ПОСМОТРЕТЬ, ПООБЩАТЬСЯ)

 

  Введение

  Как сказал бы вождь мирового пролетариата, задача перед нами стояла, архисложная. Мы, т.е. я, отец семейства, моя жена Наташа и дочь Вика, должны были за 12 дней пребывания в Израиле успеть посмотреть максимум достопримечательностей, отдохнуть, как можно дольше в Эйлате и пообщаться с многочисленными израильскими друзьями, которые, вероятно, сейчас есть у каждого россиянина. Причем из этих 12 дней исключались 2 шабата (субботы) – самых удобных в Израиле дней для общения. Субботы – самые напряженные учебные дни у Вики в МГУ, и пропускать их было крайне нежелательно. К тому же, одной из главных причин приезда в Израиль было присутствие на юбилее моего близкого друга Роберта (11 апреля), и хотелось в минимальной степени наехать на Пейсах – иудейскую Пасху, когда резко возрастает стоимость отелей на курортах и в действие вступают многочисленные запреты, о которых речь пойдет ниже. О том, как нам удалось реализовать этот план, как мы отдохнули и что увидели, речь пойдет ниже.

 

  2 апреля 2006г. – Перелет в Телль-Авив, Яффо

 

  Билеты, визы, страховку, гостиницы, экскурсии и трансфер мы заказывали через туристическую компанию «Чароит», рекомендованную друзьями, поскольку наш опыт показывает, что организация заграничных поездок через туристические фирмы экономит не только время, но и деньги. К услугам фирмы никаких претензий у нас не возникло.

  Летели мы рейсом израильской компании «El-Al» самолетом «Боинг 737». Посадка на самолет пришлась примерно на полночь. За час до начала официальной регистрации нас оттеснили от регистрационной стойки, выгородив небольшое пространство, которое заполнили передвижными столиками на колесах. Представители службы безопасности израильской авиакомпании начали допрос пассажиров с пристрастием. К этому мероприятию мы были готовы. Нас предупреждали друзья, что на вопросы надо отвечать быстро, четко, и против еврейских традиций не отвечать вопросом на вопрос типа: «А зачем Вам это надо?» или «Какое Вы имеете на это право?». Наши ответы звучали примерно так: цель поездки – туризм, друзья в Израиле есть (а у кого их нет?), подарки везем, но укладывали их лично, запакованных чужих подарков не принимали, приехали в аэропорт на такси, за время следования в аэропорт никто посторонний доступа к багажу не имел. Ну, и дальше в том же духе.

  Кормежка в воздухе поразила своей скудностью. Т.е. были прекрасные молочные продукты, но ни грамма мясного, ни колбасочки, ни сосисочки. Но об особенностях израильской национальной кормежки поговорим ниже. Это отдельная тема.

  Самолет зашел на посадку, я выглянул в иллюминатор и не поверил своим глазам. Взлетная полоса была залита потоками дождя. Вспомнилось, как я вынимал из чемодана зонт, объясняя Наташе, что в это время года дождей в Израиле принципиально не бывает. Стало грустно – мы ведь собирались погреться и понежиться на пляже. Как позже выяснилось, это был самый сильный дождь в начале апреля за последние 56 лет и от него на дорогах погибло 5 человек.

  На выходе нас ждал водитель забронированного компанией такси, «русский» из Минска. В дальнейшем я буду называть всех эмигрантов первого поколения из стран СНГ «русскими», как это делают «коренные» израильтяне. Водитель подтвердил нам, что дождь – действительно большая редкость в это время года, но одновременно и большая радость для жителей. Скоро настанет жара, и тогда не помогут никакие кондиционеры. Да и для урожая полезно. Немного поболтали о жизни в Израиле, показал он нам встречающиеся по пути достопримечательности и прибыли мы в забронированную ранее гостиницу «Ами».

  Гостиницу эту мы выбирали, главным образом, исходя из принципа максимальной дешевизны. Мы не собирались там регулярно жить. Предполагалось (так реально и получилось), что жить мы будем преимущественно у друзей, а в гостинице будем ночевать только накануне экскурсий. Из отеля нас на экскурсии забирал микроавтобус или такси, а самим добираться до сборного пункта долго и неудобно. Отель, мягко говоря, не блистал новизной. Номера маленькие. С учетом добавочной постели мы с трудом передвигались по комнате. Но располагался отель во втором ряду приморских отелей, и из окна нам был виден кусочек Средиземного моря. До центра тоже сравнительно недалеко, хотя этой близостью нам так и не удалось воспользоваться. В номере, естественно, телефон и телевизор с тремя российскими программами. То есть, в целом мы получили то, что и хотели.

  Прибыли мы в отель к 7 часам утра. А номер наш должен был освободиться только в 12 часов дня. Чтобы не терять времени, я еще в Москве заказал на 9 часов экскурсию по Тель-Авиву и Яффо. Эта экскурсия – подарок фирмы, т.е. для нас она оказалась бесплатной. Когда мы представились администратору гостиницы, который неплохо говорил по-русски, он сказал, что номер наш свободен, его надо только убрать. И действительно, минут через 40 нам вручили ключи. Завтрак в этот день нам не полагался, но за плату мы это устроили. Завтрак оказался весьма скромным, хотя стоил, как недорогой бизнес-ланч в московском ресторане. Опять только молочные продукты, яйца, салат из картофеля с яйцом (самое сытное, что я нашел на шведском столе), выпечки не было. Но, как я уже говорил, о еде потом…

  В 9 часов за нами приехал автобус, и мы отправились в Яффо – старинный город и порт, существовавший уже не одно тысячелетие, видевший римлян и турок, крестоносцев и войска Наполеона. Яффо очень живописен. В старинных домах на узких улочках обосновались многочисленные магазинчики, бутики, мастерские художников и скульпторов. С вершины горы открылся прекрасный вид на современный Тель-Авив и пляжи Средиземного моря. Над городом шли низкие мрачные тучи, море штормило, но картина от этого не становилась менее живописной. Зашли ненадолго в собор монастыря, построенного в период похода Наполеона, и отправились в центр Тель-Авива. Здесь гид объяснила нам причину, по которой в центре довольно много старых, запущенных зданий, которые резали взгляд с первой минуты пребывания в городе. Дело в том, что в Израиле частная собственность священна. Владельцы многих домов уже не живут в них (а иногда и в Израиле) и не желают ремонтировать. Но и продавать не торопятся. Торгуются с муниципалитетом, желающим выкупить землю. Спешить им некуда. Цена на землю неуклонно растет. Так рядом с роскошными небоскребами оказываются двухэтажные, иногда практически полуразрушенные домишки.

  Поездка по городу завершается посещением бриллиантовой биржи. После краткой экскурсии – посещение салона. Становится понятно, почему экскурсия для нас оказалась бесплатной. Я думаю, что только покупка гарнитура с крупными бриллиантами одной женщиной из Алма-Аты, окупила не только нашу экскурсию, но и многие другие. За крупные покупки сразу платить не обязательно. Достаточно заплатить 10% стоимости, и украшение будет бесплатно доставлено в ту страну, откуда приехал покупатель.

  После экскурсии мы приняли душ, немного отдохнули и стали ждать Роберта и его жену Галю. Мы с ними предварительно сговорились о времени встречи. Надо ли говорить, что встреча была очень теплой, и мы все отправились к ним домой в Петах-Тикву – город-спутник Тель-Авива, где нас ждал фирменный плов, приготовленный хозяином.

  Несколько слов об израильских квартирах. Прихожей обычно в них нет и из общего коридора сразу попадаешь в гостиную, которая может быть совмещена с кухней. Центрального отопления в Израиле тоже нет. Если зима холодная, пользуются электрообогревателями, одеваются потеплей на ночь. Горячая вода для кухни и ванной нагревается в бойлерах. Иногда используются солнечные обогреватели воды, обычно в частных небольших домах. Мне очень понравилось, что во всех квартирах, где мы были, в ванной был установлен унитаз, а в туалете – душ или хотя бы небольшой умывальник.

  После застолья Роберт сводил меня на небольшую экскурсию по окрестностям. Прямо напротив его дома расположен крупный медицинский центр. Каждый из корпусов назван в честь благотворителя, пожертвовавшего на него деньги. Благотворительность вообще распространена в Израиле. По словам Роберта, который умудрился немного полежать в этой больнице, оборудование там самое современное. Двор напоминает парк с лужайками, водоемами, мостиками и парковыми скульптурами. На лужайках больные общаются с посетителями.

  По новому подвесному мосту перешли через шоссе. Там находится то, что в Израиле называется каньон, а по нашему – крупный торгово-развлекательный комплекс. Справа от него – строящийся парк. Как и везде в Израиле, к каждой пальме, к каждому кустику подведены трубки системы орошения, по которым в определенной время подается вода. Системой управляет компьютер. Неосвоенная часть парка – это просто пустыня. Но там уже начаты работы. Скоро и она прекратится в цветущий парк.

  Вечером собрались все за столом. Пришли сын и дочки Роберта, их друзья. Засиделись допоздна. Кажется, что нет за окном израильской Петах-Тиквы, а сидим мы, как и раньше, на кухне в нашем подмосковном городке. И будто не было долгих лет разлуки и тысяч километров расстояний…

 

  3 апреля 2006г. – Хайфа, Акко

 

  Встаем не рано (все-таки надо иногда отоспаться), и отправляемся с Робертом и Галей, которые заблаговременно запаслись отгулами к нашему приезду, в Хайфу. Там в Институте космоса при самом крупном техническом ВУЗ’е Израиля «Технионе» работает мой бывший коллега – Саша, с которым мы работали вместе в теоретическом отделе нашего подмосковного «почтового ящика». Мы предварительно договорились о встрече, а пока отправились смотреть одну из главных достопримечательностей Хайфы – Бахайский храм. Надо сказать, что о бахайской религии я не имел абсолютно никакого представления. Позже из путеводителей узнал, что религия претендует на звание мировой и ее представители обитают более, чем в 200 странах мира. В чем суть религии, я так и не понял. Она проповедует все хорошее и против всего плохого. Представители всех прочих мировых религий представлены в ней в качестве апостолов. Но храм, в который нас не пустили, действительно красив. Парк перед храмом спускается к приморской улице с крутого склона 19 террасами. Газон, кусты, деревья, журчащая вода – все радовало глаз. Пустили нас только на самую нижнюю террасу при условии, что мы не будем садиться на мраморные скамейки, рвать цветы и опускать руки в воду. Цветы мы не рвали, но на скамейке посидели, и руку в искусственный водопад Вика умудрилась сунуть.

  Около храма мы встретились с Сашей. Он повез нас на видовую площадку, откуда открылся прекрасный вид на город и море. Потом поколесили по городу, причем мы с Викой и Наташей пересели в Сашину машину. Это была и небольшая экскурсия, и разговор «за жизнь». А затем мы решили двигать дальше, в Акко, и Саша проводил нас до выезда из города.

  Акко – небольшой и очень живописный городок на северо-западе Израиля недалеко от границы с Ливаном. Он хорошо просматривался с видовой площадки Хайфы. Славится Акко мощной крепостью, которую так и не удалось взять войскам Наполеона. Но город древний, основанный еще римлянами. С тех времен хорошо сохранился акведук – «водопровод, сработанный еще рабами Рима». Спуститься в катакомбы цитадели нам не удалось – приехали слишком поздно. Но мы побродили по крепости, внутри которой находится типичный арабский город с узкими кривыми улочками, ресторанчиками, лавками и магазинами. Ориентируясь путем опроса местных жителей на смеси иврита и английского с добавлением русских слов, мы вышли к морю. Хотели поесть в одном из ресторанов, расположенных прямо на набережной, но побоялись, что не найдем дорогу к машине, т.к. уже начинало темнеть. Как мы выбрались обратно, до сих пор не понимаю. Кривые улочки оказались более запутанными, чем лабиринт Минотавра. И тут перед нами во всем своем величии стала проблема еды. Все-таки с самого утра мы не ели, а только перекусывали тем, что предусмотрительная Галя взяла из дома. Тем не менее, подходящий ресторан мы нашли только за Хайфой.

  Ну, и тут, пожалуй, я немного поговорю о еде, которая в Израиле больше, чем просто потребление пищи. Это важная составляющая образа жизни, своего рода, национальный культ. Мои «русские» друзья шутили, что израильтянин, лишенный пищи более, чем на полтора часа, рискует умереть голодной смертью. По словам Роберта, его коллеги довольно вяло реагировали на разговоры о машинах, жилье и прочих бытовых проблемах. Но стоило ему сказать, что он готовит к нашему приезду плов, как вокруг него сконцентрировалась группа коллег-мужчин, задававших вполне конкретные вопросы по поводу используемых продуктов и специфики приготовления. После нашей поездки в Эйлат, я позвонил своей бывшей однокласснице и первый вопрос, который она мне задала, был: «А чем вас в Эйлате кормили?». Но, пожалуй, наибольшее впечатление на нас произвел разговор по мобильному телефону, который вела бабулька, следовавшая с нами в автобусе из Эйлата. Разместившись в кресле и, видимо, продолжая прерванный разговор, она на весь автобус спросила свою телефонную собеседницу: «А что ты ела после рыбы?» И далее в течение получаса она обсуждала то, что елось после рыбы. Когда, казалось, все возможное во всех деталях было уже сказано, бабулька вдруг заявила: «Ладно, я еду в автобусе, и мне неудобно говорить. Вот приеду, и ты расскажешь все подробно».

  Но просто так в Израиле поесть нельзя. В этой стране, как когда-то в СССР, умеют сначала создавать трудности, а потом героически их преодолевать. На пути потребления еды стоит великий принцип кошерности пищи. «Кошер» – это свод правил, в соответствии с которым готовится и потребляется еда. Идет это от предписания Господа не готовить ягненка в молоке его матери – вполне гуманного требования. Но далее, как и многое в Израиле, этот принцип доводится до абсурда. В результате мясные и молочные блюда вообще не употребляются и не готовятся вместе. Более того, для приготовления мясных и молочных блюд, строго говоря, надо применять разную посуду. Как правило, на завтрак едят молочные продукты, а вечером – мясные. Теперь стал понятным состав завтрака на самолете компании «El-Al». Это же относилось к завтракам в отеле «Ами» и других небольших отелях. В крупных отелях на завтрак мясные блюда все же подают, но готовят их отдельно от молочных и выбор их достаточно ограничен. По этому поводу мне в Израиле рассказали один анекдот. Муж, желая убить жену, бросается на нее с ножом. А жена, увидев нож, в ужасе кричит: «Боже, что ты делаешь, ведь ты же взял нож для молочных продуктов!».

  Но кошер не только запрещает совместное потребление мясных и молочных блюд. Разрешено есть только мясо жвачных парнокопытных животных, имеющих рога. Соответственно, иудеям, как и мусульманам, запрещено есть свинину. Более того, нога некошерного животного не должна касаться священной земли Израиля. Но я уже говорил, что в Израиле умеют не только создавать проблемы, но и мастерски их преодолевать. В стране существует киббуц, специализирующийся исключительно на производстве свинины. При этом свиньи размещаются на деревянных настилах и таким образом не оскверняют своими копытами святую землю. А подается мясо в ресторанах под названием «белая говядина». Ортодоксы, правда, и против этого протестуют, но пока безуспешно.

  Кошер запрещает также употребление в пищу морских тварей, не имеющих плавников и чешуи. Таким образом, из пищи исключаются сомы, угри, миноги, креветки, кальмары и т.д. Овощи и фрукты не должны быть червивыми, поэтому каждый плод тщательно просматривается, а салат перебирается по листику.

  Не надо думать, что в Израиле все следуют указанным правилам. В стране много мусульман и христиан, для которых иудейские законы – не указ. Большинство «русских» едят так же, как ели на своей прежней родине. Но проблемы определенные это все-таки создает.

  И в заключение один практический совет. В ресторане не стоит заказывать на каждого полный обед из трех блюд. Порции огромные, поэтому все съесть просто невозможно. Нам на троих всегда хватало одного салата и двух первых и (или) вторых блюд. Кроме того, в некоторых случая в состав вторых блюд входили и овощные салаты. Официанты с пониманием относятся к тому, что на троих заказывают, например, один салат, два разных вторых блюда и при этом попросят принести 3 прибора.

  Надо ли говорить, что после позднего обеда под Хайфой у нас еще был ужин у Роберта? А затем Роберт отвез нас в гостиницу «Ами», т.к. на следующий день нам предстояла поездка в Эйлат.

 

  4 апреля 2006г. – Мертвое море, Эйлат

 

  Все экскурсии в Израиле организуются по одной схеме. Микроавтобусы и такси собирают участников экскурсий по разным отелям, расположенным как в Тель-Авиве, так и в близлежащих (а иногда и достаточно отдаленных) городах, и привозят их на площадь недалеко от городского вокзала. Там народ сортируют по выбранным ими экскурсиям, и автобусы отправляются в путь. По возвращении данная процедура повторяется в обратном порядке. Это не очень удобно, т.к. прибыв на тель-авивскую площадь после довольно утомительной экскурсии в Иерусалим, нам, очень усталым и голодным, пришлось больше часа ждать опаздывающий автобус из далекого Эйлата, прежде, чем нас отвезли в гостиницу.

  Итак, утром к гостинице за нами подъехало такси. Поскольку мы выезжали в Эйлат на 4 дня, то рассчитались в гостинице «Амии» и забрали с собой вещи. Водитель такси, судя по разговору, «израильтянин», не утруждал себя помощью в погрузке багажа. Точно так же он поступил по прибытии на место. Как мне показалось, это вообще характерно для водителей израильских автобусов и такси, и находится в заметном контрасте с ситуацией в Турции, Эмиратах или Египте.

  По пути мы попали в пробку, вызванную, как потом выяснилось, обнаружением неопознанного предмета на автобусной остановке. Такой предмет может иметь самый невинный вид, но при его обнаружении израильтянин немедленно вызывает полицию, которая относится к предмету со всей серьезностью. Бдительность в Израиле на высоте, что сильно отличает ее от России, полагающейся на свой вечный «авось». У входа в любое общественное здание – магазин, ресторан, музей – обязательно стоит вооруженный охранник с миноискателем. Охрана вносит немалый вклад в решение проблемы безопасности. Как известно, очень часто именно охранник преграждал путь шахиду, и он же становился первой его жертвой.

  Мимо Иерусалима движемся на восток в сторону Иерихона. По пути встречаются бедуинские хижины с многочисленными стадами овец и верблюдов. Бедуины – истинные дети пустыни. По словам гида Лены, они с большим трудом переходят к оседлому образу жизни, хотя такие примеры есть. Более того, некоторые бедуины служат в израильской армии, где используются, как разведчики и проводники. Мы объезжаем Иерихон с юга, а затем проезжаем мимо палестинского поста на границе с автономией. Пост – это деревянная вышка, над которой развевается палестинский флаг. На вышке – станковый пулемет и солдат. Но автобус не досматривается, и мы спокойно проезжаем эту условную границу.

  Спуск к Мертвому морю, расположенному на 400 метров ниже уровня моря, довольно крутой, даже слегка закладывает уши. Само море появляется в дымке облаков. Пейзаж очень живописный, хотя справа от дороги высятся суровые серые скалы. Именно здесь в одной из пещер были найдены знаменитые кумранские рукописи – самые древние библейские тексты. Несколько раз автобус притормаживает и сворачивает на временную дорогу – шоссе оказывается размытым из-за дождей. Нам еще повезло, что его успели хоть частично восстановить. Делаем большую остановку в киббуце, получившем монопольное право на изготовление косметики из грязей мертвого моря. В магазине масса народа, т.к. ни один туристический автобус его не минует. По плану мы должны были посетить и пляж этого киббуца. Но дорога к пляжу оказывается размытой. Едем на пляж в южной части моря, вокруг которого и расположен собственно курорт. Это примерно дюжина отелей, отделенных от моря песчаным пляжем. По словам гида, прибывающие на лечение люди размещаются в отелях разной категории в зависимости от своих финансовых возможностей, а лечение проходят в одних и тех же клиниках.

  Нам дают примерно час на купание и обед. Я привык к соленой воде не только Черного моря, на берегу которого прошло все мое детство, но и евпаторийских лиманов, после купания в которых на теле проступали кристаллики соли. Но вода в Мертвом море сильно отличалась даже от воды в лиманах. Было такое ощущение, что это какая-то маслянистая жидкость, и я не могу назвать это ощущение очень приятным. Мы, конечно, сделали обязательные фотоснимки с журналом в руках, который якобы читаешь, лежа на поверхности. Лежа на воде, ощущаешь себя буйком, который очень плотная вода стремится вытолкнуть на поверхность и перевернуть. Мне вода попала в глаз, который пришлось срочно промывать пресной водой. После купания в Черном море или в лимане я обычно не смывал соленую воду, но после Мертвого моря пришлось стать под пресный душ.

  Несмотря на довольно длинный путь от Тель-Авива в Эйлат, он не показался однообразным. Мы ехали по древним библейским местам, про каждое из которых гид Лена рассказывала легенды, а мы домысливали их своим воображением. Около одной скалы, напоминающей очертаниями закутанную в дорожный плащ женщину, была рассказана история праведника Лота, бежавшего с семьей из Содома и Гоморры. Я не буду пересказывать эту известную библейскую легенду, по которой жена Лота нарушила предписание Бога и обернулась, чтобы в последний раз взглянуть на грешный город, после чего превратилась в соляной столб. Указанная нам скала была отнюдь не из соли, но это уже не существенные мелочи.

  Кстати, когда Лот остался без жены и вынужден был скитаться по пустыне, к нему однажды ночью на ложе взошли обе его дочери и переспали с ним, дав начало двум народам, проживающим ныне на противоположном берегу Мертвого моря в Иордании. Меня несколько удивило то, как жестоко покарал Господь два города, в том числе, за грех, позже названный содомским. Но к групповому инцесту, он, судя по всему, отнесся весьма благосклонно, не покарав никого из его участников. Но потом я подумал, что забота о продолжении рода была главной для библейских народов. С этой точки зрения гомосексуализм действительно, считался грехом, отвлекающим от деторождения. Поступок же дочерей Лота таковым не являлся. Ведь в соответствии с Библией все мы пошли от Адама и Евы, а значит, потомство третьего поколения произвели братья и сестры.

  Еще одна достопримечательность на пути в Эйлат – крепость Моссада, построенная царем Иродом на неприступной скале. Римляне осаждали ее несколько лет, соорудив под палящим солнцем насыпь, ведущую к вершине. По насыпи они и подтащили стенобитные орудия. Тогда защитники поняли, что город неизбежно падет, и они убили сначала своих жен и детей, а потом и друг друга, но врагу не сдались.

  По пути нас настигает пыльная буря. Такое ощущение, что едем в тумане, т.к. на расстоянии примерно 50 метров впереди идущие машины уже не видны. Гид просит обратить внимание на белесый диск солнца, едва различимый в песчаной мгле. Говорит, что у нас есть редкая возможность увидеть действительно белое солнце пустыни.

  Делаем еще одну остановке в киббуце, производящем молочные продукты. Буря немного ослабла, но не прекратилась. Я с некоторым ехидством спрашиваю гида Лену, где же те пастбища и нивы, на которых пасутся местные тучные стада? Она обещает ответить в автобусе, и как только мы отъезжаем, рассказывает всем о процессе производства молока в знойной пустыне. Оказывается, здесь обходятся без пастбищ. Коровы практически все время находятся в помещении. Утром их ставят на конвейер, который движется сначала на мойку. Моют коров с шампунем, потом сушат под феном. Далее следует кормление, автоматическая дойка, и для осуществления каждого из этих процессов, коров перемещают с помощью конвейера. А кормят коров апельсинами, правда, все-таки не очищенными от кожуры. Странно, что при этом коровы дают молоко, а не фанту. Гид говорит, что во время своего первого приезда в Израиль, еще в советские времена, она упомянула в разговоре со своей израильской тетушкой, что в России апельсины – дефицит, покупаемый изредка детям на праздники. И тетушка в ужасе воскликнула: «Господи, а что же у вас в России едят коровы?».

  По прибытии в город нас не сразу развозят по отелям, вначале следует обзорная экскурсия по городу и окрестностям. Эйлат – самая южная точка Израиля, единственный город и порт на Красном море. Расположен он в самой глубине Аккабского залива почти напротив столь почитаемой россиянами египетской Хургады. Израилю на побережье Красного моря принадлежит узкая полоска длиной примерно 15 километров. Граничащей на востоке с Израилем Иордании принадлежит примерно такая же полоса побережья. Там расположен хорошо просматриваемый из Эйлата город Акаба. Вечером, когда смотришь с западной окраины Эйлата на цепочку огней двух городов, кажется, что они составляют единое целое. У Акабы, правда, есть своя особенность – огромный флаг Иордании на длинном флагштоке, который эффектно подсвечивается в ночное время и всегда виден издалека. Утверждают, что это самый большой флаг в мире. Западное побережье Акабского залива принадлежит Египту, а восточное – Саудовской Аравии. Известно, что на карте мира не существует точки, в которой бы сходились границы четырех государств, но находясь в Акабском заливе, можно оказаться на равном расстоянии от побережий 4 стран.

  Для израильтян Эйлат – то же, что для россиян Сочи, для украинцев – Ялта, а для литовцев – Паланга. По здешним понятиям курорт расположен далековато – на расстоянии целых 300 километров от столицы. Здесь почти всегда солнечно, тепло (летом просто жарко), а вода в море, благодаря особенности течений, имеет всегда примерно одинаковую температуру – около 20-22 градусов. Зимой она воспринимается, как теплая, а летом приятно освежает.

  Еще одна особенность города состоит в том, что в самом его центре расположен аэропорт, и самолеты заходят на посадку практически над пляжем. Не очень удобно для жителей окружающих отелей, в чем я имел возможность убедиться. Но говорят, что раньше самолеты вообще садились прямо на шоссе, которое на время закрывалось для автомашин.

  Проехав мимо аэропорта, мы направляемся на запад в сторону Египта. Проезжаем крохотную военно-морскую базу, которую я так толком и не успел разглядеть, нефтеналивной и грузовой порты. Напротив последнего в горы врезаны широченные террасы, заполненные автомашинами. Гид Лена поясняет, что нефть и ряд грузов из Индийского океана в Средиземное море дешевле доставлять через Израиль, минуя Суэцкий канал. Что касается нефти, то это еще и безопаснее. Поэтому нефтедобывающие страны Персидского залива доставляют на танкерах нефть в Эйлат, откуда она по трубопроводам перекачивается в Ашдод, где снова грузится на танкеры и перевозится в европейские страны. Таким же путем в Европу доставляются практически все автомашины из Японии и Кореи. Естественно, что эти машины, причем, недорогих марок, составляют основной транспорт израильтян.

  Недалеко от порта на волнах покачивается ярко расписанный корабль. Это плавучее казино – еще один наглядный пример того, как израильтяне героически преодолевают ими же создаваемые трудности. Дело в том, что Господь запретил на азартные игры на Святой земле. Но он ничего не сказал о водах, омывающих эту землю. Поэтому казино стали размещать на кораблях, которые на время игры выходили в Акабский залив. Правда, нынешнее правительство эти штучки запретило, и теперь плавучие казино стоят на приколе.

  Далее мы следуем мимо аквариума к египетской границе. Доезжаем прямо до контрольно-пропускного пункта. По пути гид указывает на дайвинг-клубы и рыбный ресторан, который нам усиленно рекомендует.

  На отдыхе в Эйлате мы решили не экономить и забронировали номер в 5-звездочном отеле «Дан Панорама», причем даже доплатили 12 долларов в сутки за номер с видом на лагуну (есть в Эйлате такая живописная бухточка, заполненная катерами и яхтами). Но оказалось, что номера с видом на лагуну по размеру меньше номеров на противоположной стороне гостиницы, и в них дополнительную кровать заменяет раскладное кресло. На противоположной стороне отеля номера заметно просторнее, в них, кроме двуспальной, есть и полноценная односпальная кровать, но окна выходят прямиком на аэропорт. Я предложил Вике выбор, и она предпочла удобную кровать виду на лагуну.

  Ужин в отеле был выше всяких похвал: изобилие овощей, фруктов и сладких блюд, прекрасные молочные продукты, несколько видов рыбы и мяса. Плюс к тому дежурное мясное блюдо, которое раздавал повар в центре ресторана. В день прибытия было что-то латиноамериканское – мясо с овощами, потом – запеченная баранья нога и т.д.

  После ужина, когда стемнело, мы прошлись по набережной и совершенно усталые завалились спать.

 

  5-8 апреля 2006г. – отдых в Эйлате, Тимна, аквариум

 

  Экскурсии в Тимну традиционно начинаются рано. Это жаркое место даже весной. Ехать недалеко. Надо сказать, что заповедников и национальных парков в Израиле много. По их числу Израиль превосходит Россию. Правда, если учитывать площадь заповедных мест, то тут Россия по понятным причинам будет впереди. По пути в Эйлат мы проезжали один из заповедников, где на территории отделенной от дороги металлической сеткой разгуливали буйволы, дикие козлы и другие диковинные звери. Но Тимна по-своему уникальна. Казалось бы, что интересного можно найти в пустыне? Но места оказались исключительно красивыми. Трудно описать это зрелище словами, но для того, чтобы дать представление о местности скажу, что там часто снимают кинофильмы, действие которых происходит в США на диком Западе или вообще на иных планетах. Скалы очень разные – светло-желтые, коричневые, бурые и даже зеленоватые в тех местах, где есть медная руда.

  Нас подвозят к трем скалам, названных по имени царя Соломона, которые, как корабельные носы выдаются из горного массива. В скалах проложены тропинки с перилами и лестницами, по которым можно совершить небольшую прогулку. У подножия скал в небольшом раскопе остатки печи для выплавки меди и форма, куда выливался расплав. Здесь действительно тысячелетия назад были медные копи.

  Солнце начинает припекать, и мы отправляемся в бедуинскую хижину. По дороге гид обращает внимание на дерево, которое в противоположность своим собратьям средней полосы сбрасывает листву не зимой, а летом – бережет влагу. Возле просторной хижины, в которой оборудовано кафе, в огороженном загоне мирно пасутся верблюды. Здесь нам выдают по маленькой пластмассовой бутылочке и предлагают ее послойно наполнить песком разного цвета (от почти черного до ярко желтого) из четырех чанов. Потом песок уплотняется легкими ударами бутылочки о твердый предмет, и горлышко бутылки замазываются глиной. Если слои делать не слишком толстыми, а бутылочку при наполнении наклонять в разные для каждого слоя стороны, то получается довольно симпатичный сувенир, сделанный своими руками.

  Экскурсия оказалась небольшой по продолжительности, но очень интересной. Никогда не думал, что пустыня может оказаться столь интересной.

  В один из дней пребывания в Эйлате мы решили съездить в аквариум. Когда-то я опубликовал в Интернете свои впечатления о поездке в Испанию. Там я с восхищением отозвался об аквариуме в Барселоне. А через несколько дней после публикации я получил письмо от жительницы Израиля с советом посмотреть аквариум в Эйлате, который, по ее мнению, был и остается лучшим в мире.

  Посещение аквариума действительно доставило нам много удовольствия. Я не сравниваю Эйлатский аквариум с Барселонским. Они организованы совершенно по-разному. В Эйлате аквариум – это не здание, а своеобразный парк с тематическими павильонами. А между ними – бассейны с различными видами рыб, аттракционы, кафе. Я, конечно, не собираюсь подробно описывать экспонаты, их слишком много. Но запомнились обитатели Амазонки, затемненное помещение со светящимися неоновыми рыбками, чем-то привлекательные в своей уродливости мурены. В просторном бассейне кругами ходили акулы, на которых можно было смотреть как сверху, так и через иллюминаторы в боковых стенках.

  Но, конечно, гвоздь аквариума – это обсерватория, сравнительно небольших размеров белая стальная башенка, стоящая в море. К башенке ведут мостки, с которых хорошо видны резвящиеся в море разноцветные рыбки. Центральная широкая часть башни – это кафе. Нижний уровень башни, на который спускаются по узкой винтовой лестнице, находится под водой. Сквозь иллюминаторы можно наблюдать за рыбами в естественной среде их обитания. Рыбы красного моря вообще живописны, раскраска у них яркая, поэтому выглядят они очень зрелищно. Вероятно, вблизи аквариума их подкармливают, потому что недостатка в экспонатах не наблюдалось.

  Можно подняться и на верхнюю открытую площадку башенки по такой же винтовой лестнице, какая вела вниз. Оттуда открывается вид на просторы Акабского залива. Впечатление можно усилить с помощью небольшого телескопа, который за скромную плату (кажется, один шекель) позволяет целую минуту рассматривать детали побережья.

  После посещения аквариума мы пешком отправились в сторону города, намереваясь пообедать в рыбном ресторане «The Last Refuge», настоятельно рекомендованном нам гидом Леной Интерьер ресторана выполнен, естественно, в морском стиле. Веранда, на которой мы разместились, нависала над бухтой, и прямо под окнами покачивались лодки и катера. Мы с Наташей заказали рыбу «деннис», которую, по словам Лены, выращивают неподалеку в искусственных водоемах (они были нам продемонстрированы по пути в Тимну). А суп из креветок, который мы заказали на первое, был выше всяких похвал.

  Если двигаться от ресторана далее в сторону Эйлата, то по дороге встречается целый ряд дайвинг-клубов, где можно на прокат взять снаряжение для ныряния, виндсерфинг и прочие прибамбасы для активного отдыха на воде. Мы сначала так и думали сделать, но из-за усталости решили ограничиться простым купанием. Может быть, не стоило об этом и упоминать, но при входе в воду обнаружилось множество ярко раскрашенных рыб, которых мы совсем недавно наблюдали через стекла обсерватории. Рыб было так много, что они буквально терлись о ноги, и я думаю, что тем, кто решил нырнуть с аквалангом, было на что посмотреть.

  В этот же день мы решили посетить еще одну местную достопримечательность – стереоскопический кинотеатр, стеклянной пирамидой возвышающийся прямо у выхода из аэропорта. Фильмы все были на иврите, и мы решили, что лучше посмотреть видовой фильм, поскольку там и так все понятно. Как на грех, это оказался фильм про обитателей морей и океанов. Так много рыбы в один день я не видел: аквариум плюс рыбный ресторан да еще фильм про рыб. Не помню, какой это был день недели. Но для нас это был четверг – в полном смысле слова «рыбный день».

  Скажу еще несколько слов об Эйлате, как о курорте. Пляж в Эйлате примерно такой же, как в Хургаде или турецкой Анталии – песок пополам с галькой. В этом смысле он, безусловно, уступает не только безукоризненным песчаным пляжам таиландских островов или Дубая, но и диким пляжам в окрестностях моей родной Евпатории. Мы были несколько разочарованы тем, что придя на пляж примерно в 10 часов утра, застали его в стадии уборки. Женщина лениво водила граблями, сгребая мелкий мусор, а мужчина подбирал полиэтиленовые пакеты и пластиковые бутылки, в изобилии разбросанные во время вечернего променада. Конечно, уборка пляжа – обычная и совершенно необходимая процедура, особенно, если пляж соприкасается с набережной, по которой вечером проходит толпа людей, а кое-кто засиживается у моря и до утра. Но в Евпатории на платных пляжах эту процедуру заканчивают гораздо раньше.

  Несколько удивило и то, что наш 5-звездочный отель не имел своего пляжа. Кроме того, что это просто не удобно, нам ежедневно приходилось платить за шезлонги и лежаки, причем немало, 10-15 шекелей за штуку. (Шекель по стоимости равен примерно украинской гривне, т.е. для грубой оценки можно было считать, что в долларе 5 шекелей, а в шекеле – 5 рублей).

  Позже, совершив прогулку на восток от лагуны, в сторону границы с Иорданией, мы поняли, что есть еще и другой Эйлат. В этой части города располагались самые большие и красивые отели, более дорогие и шикарные магазины и рестораны. Да и пляжи там были поприличней и лучше оборудованы. Судя по надписям, они принадлежали отелям, выходящим на набережную. В этой же части города находится крупный развлекательный центр с аттракционами, куда мы так и не собрались. К сожалению, мы добрались в эту часть города только в последний день пребывания в Эйлате. Прошлись по набережной до ее конца, выходящего на впадающий в море канал. За каналом простиралась неосвещенная часть побережья, а затем шли огни иорданской Акабы. Во избежание пограничного конфликта мы смирили свое любопытство и повернули обратно.

  И все-таки, перефразируя традиционные заключительные слова оппонентов, произносимые на защите диссертации, отдельные недостатки не испортили положительное впечатление о курорте, и отдых наш удался. Постараемся еще раз побывать в Эйлате, но тогда уже учтем приобретенный опыт и постараемся соответствующим образом выбрать гостиницу и пляж.

  По прибытии в Тель-Авив мы остались ночевать в гостинице «Ами», поскольку на следующий день у нас была запланирована экскурсия в Иерусалим. Как я уже говорил, ресторан при гостинице, работал только по утрам, а в дороге мы здорово проголодались. Но рядом была средиземноморская набережная Тель-Авива. Вечер был тихий и теплый. Несмотря на воскресенье (рабочий день в Израиле), на набережной было много народа. Мы без труда поужинали в ресторане, устроившись у окна с видом на море. Постарались не засиживаться, т.к. на следующий день нас ждала экскурсия в Иерусалим.

 

  9 апреля 2006г. – Иерусалим

 

  По пути в Эйлат мы уже проезжали по дороге, ведущей в Иерусалим, и даже по его окраинам. Но предвкушение встречи с этим древним и великим городом, с его многовековой и героической историей не могло не вызвать волнение. Путь на Иерусалим преодолевали войска многих народов на протяжении тысячелетий. Буквально на каждом изгибе дороги гид рассказывала какую-нибудь историю или легенду, связанную с этим местом. Не буду их пересказывать, тем более, что запомнил далеко не все, да и в путеводителях все это изложено достаточно подробно. Запомнились обгоревшие остатки небольших бронемашин, использовавшихся в 1947 году во время боев с палестинцами за только что провозглашенное государство Израиль. Здесь на смерть стояли плохо вооруженные и практически необученные войска молодого государства, полные решимости отстоять этот клочок земли, ставший для них вновь обретенной родиной.

  Иерусалим или Иерушалайм, или Ершалайм – пестрый и многоликий город. Мы пересекаем как арабские, так и иудейские кварталы, невидимые границы между которыми свято соблюдаются. Но отличить один квартал от другого нетрудно. Еврейские легко узнаются по внешности мужчин ортодоксов – пейсы, черные шляпы и лапсердаки (удлиненные пиджаки), арабские – по закрытым лицам женщин.

  Конечно, одного дня мало, чтобы не только понять, но и как следует узнать Иерусалим. Это что-то вроде Парижа, если говорить об особом «аромате» города. Но в отличие от Парижа, его история уходит корнями в тысячелетия. Наша экскурсия называлась «Иерусалим – город трех религий», и соответственно, мы посетили святые для всех трех религий места.

  Первым на очереди после краткой прогулки по узким мусульманским улочкам иерусалимской крепости был «Храм Гроба Господня» – главная святыня христиан, располагающаяся на Голгофе – месте распятия Христа. Я представлял себе Голгофу достаточно ярко выраженной возвышенностью. Но возвышенности, а тем более горы мы не ощутили. Иерусалим весть построен на холмах, поэтому там всегда движешься либо вверх, либо вниз. Узкие кривые улицы привели нас на маленькую тесноватую площадь, образованную высокими зданиями. Фасад одного из них и оказался фасадом Храма. Безусловно, Храм имел традиционный купол, который нам позже показали с другой возвышенности. Но пространство перед собором было очень ограничено, а Храм столь велик, что с площади купол разглядеть было совершенно невозможно.

  Храм включает в себя вершину Голгофы и располагается на нескольких уровнях. Там же находятся места последних остановок Христа перед распятием. Позже я спросил гида, можно ли пройти весь путь Христа на Голгофу, и почему его не включают в экскурсии. Гид ответила, что кварталы, прилежащие к Голгофе, в значительной степени перестроены, часть улочек перегорожена более поздними строениями, часть слишком узка, чтобы по ним можно было провести экскурсии. Поэтому реально проследить только последнюю часть пути. В Храме служат разные христианские конфессии, и каждая имеет в нем свои святыни и свои алтари. Меня неприятно поразила суета, чрезмерная даже для популярного туристического объекта. Народ, в том числе, наш, российский торопился сфотографироваться во всех возможных местах, лез под алтарь над местом, где располагался крест Христа, толкался и громко переговаривался. Многие женщины не считали нужным покрыть голову, что теперь не часто встретишь даже в российских православных храмах. Я неверующий человек и не ханжа. Но всегда старался уважать чувства верующих, для которых определенные места являются святыми. Поэтому я покрываю голову, входя в синагогу, снимаю головной убор в православном храме, а в мечети снимаю обувь. И суетная толпа, сверкающая блицами фотоаппаратов, и спешащая запечатлеть себя у каждой достопримечательности (а в храме достопримечательностями можно было считать абсолютно все) не позволяла сосредоточиться на трагических событиях, разыгравшихся на этой вершине две тысячи лет назад.

  Затем мы спустились в нижнюю часть храма, где находится пещера, в которую было положено тело Христа после распятия, и где Мария Магдалина не обнаружила его после воскресения. Именно здесь явился ей ангел, сказавший: «Не ищи его среди мертвых, ищи среди живых». Над пещерой сейчас построена часовня, в которой горит неугасимый огонь, самопроизвольно загорающийся каждый год в день воскрешения Христа. Верующие ждут этого мгновения с трепетом, ибо, если огонь не возгорится, человечество погибнет. Не буду комментировать это событие с точки зрения материалиста и профессионального научного работника. На Святой земле бывают и не такие чудеса.

  У часовни тоже толчея. Дело было накануне католической Пасхи в день, соответствующий православному вербному воскресенью. Поэтому многие верующие пришли сюда с пальмовыми ветками в руках (известно, что именно пальмовая ветвь была символом праздника в первоисточнике, а на Руси ее пришлось заменить вербой из-за отсутствия пальм). В довольно плотном окружении других групп мы простояли около 40 минут. Понять порядок, в соответствии с которым группы входили в часовню, было невозможно. Все старались протиснуться поближе. Вдруг какой-то служитель культа (по облачению принадлежащий греческой православной церкви) начал кричать и расталкивать толпу, пытаясь выстроить некоторое подобие очереди. Делал он это примерно с той же деликатностью, с которой милиция наводила порядок в очередях за водкой в период антиалкогольного закона. Вот только сан его мало соответствовал подобным действиям, особенно учитывая, что он впал в какое-то нервно-озлобленное состояние и в какой-то момент просто перестал себя контролировать. Наша гид вывела группу из очереди и, извинившись за создавшуюся ситуацию, сказала, что это впервые в ее практике. Чтобы как-то сгладить неловкость, гид подвела нас к приделу часовни коптской церкви, откуда желающие могли прикоснуться к камням пещеры, в которую мы так и не попали.

  После всех перипетий, связанных с посещением Храма Гроба Господнего мы на автобусе проехались по Иерусалиму. Из окна нам показали главный храм православной миссии в Иерусалиме, Геену Огненную, Гефсиманский сад, в котором провел последнюю ночь перед арестом Иисус Христос и где своим поцелуем Иуда выдал его римским солдатам. На очереди были гробница царя Давида и Горница Тайной Вечери, но хрупкая девушка-полицейская решительно преградила автобусу дорогу. После объяснения с гидом выяснилось, что там слишком много автобусов, и нас не пропустят. Наша гид тихо ругнулась, помянув неласковыми русскими словами упрямую полицейскую девушку, и мы ретировались. Взамен упущенных впечатлений нам обещали показать Израильский кнессет (парламент).

  А пока мы едем знакомиться со святынями других религий – иудейской и мусульманской. Собственно, обе святыни расположены в одном месте, что и служит причиной многих раздоров. Иудейская святыня, Стена Плача, на самом деле не стена, а мощное каменное основание второго Иудейского храма, построенного царем Соломоном, обиталища таинственного и невидимого миру всемогущего иудейского Бога Яхве. Как известно, храм был разрушен римлянами, восстановлен царем Иродом и снова разрушен. С тех пор его основание осталось главной святыней евреев, плачущих о своем храме. Многие народы вносили свой вклад в мировую культуру. Евреи дали миру понятие единого божества взамен многочисленных языческих богов, и именно идея единобожия стала со временем доминировать в мире. Более того, иудейская вера позволила евреям сохранить свою нацию, несмотря на то, что после разрушения Храма они на века были рассеяны по миру.

  Проход стене Плача хорошо охраняется. Я уже писал, что досмотр производится при входе в любой магазин или общественное учреждение. Но здесь контроль исключительно строг. Перед стеной широкая площадь, наклоненная к стене. Из-за этого стена кажется выше. Мужчины и женщины молятся у стены отдельно, мужчинам отведена левая часть стены, женщинам правая. Обе площадки разделены довольно высоким забором. Перед подходом к стене мужчинам с непокрытой головой выдают кипы. Молятся верующие, прислонившись лбом к стене и положив на нее правую руку. Очень много ортодоксов с пейсами и в черных лапсердаках. Для них – это основная работа. Иногда среди молящихся можно встретить солдат с оружием. Я не знаю иудейских молитв, но тоже прислонился лбом к стене, приложил руку и испытал непонятное мне волнение. Возможно, определенную атмосферу создает ощущение тысячелетней истории этих камней.

  Ислам представлен в Израиле не самыми главными святынями. Главные, как известно, связаны с Меккой и Мединой в Саудовской Аравии, где жил пророк Мухаммед. Но расположенные над Стеной Плача мечети Аль-Акса и Омара, тоже весьма почитаемы. Мечеть Аль-Акса приземиста, выполнена из серого камня и выглядит довольно строго. Она построена на том месте, откуда Мохаммед был на сутки взят Господом на небеса, и это третья по значению святыня мусульман. А огромный золотой купол мечети Омара и ее стены, покрытые голубыми изразцами, во многом создают силуэт Иерусалима, и видны со многих точек города. Обе мечети расположены как раз на том месте, где располагался иудейский храм, что, разумеется, не улучшает отношения между евреями и арабами. Кроме того, во время обострения отношений между общинами, мусульмане любят бросать сверху камни на молящихся у Стены Плача евреев. Тем не менее, проход к мусульманским святыням охраняется израильскими солдатами, и охраняется строго. Досмотр вещей мне показался даже более строгим, чем при проходе к Стене Плача.

  В сами мечети неверных не пропускают, что мне показалось несколько странным. Обычно в храмы любой конфессии может войти каждый желающий. Мы погуляли по площади, бывшей основанием Храма, полюбовались видом раскинувшегося внизу Иерусалима, сфотографировались на фоне Масличной горы, откуда состоялось вознесение Христа. Мы дошли до ворот, через которые по еврейскому преданию в Храм должен будет явиться мессия. Ворота оказались заложенными кирпичом, что сделали, конечно, арабы, дабы воспрепятствовать приходу мессии на территорию, которую они считают своей. Евреи подумали, и разрушать закладку не стали: если мессия настоящий, то кирпичи ему не преграда.

  Я еще пытался фотографировать прекрасные виды Иерусалима, когда к нашему гиду подошел араб и что-то довольно резко сказал. Оказалось, что время пребывания экскурсантов здесь ограничено. Скоро начнется молитва, и неверные должны покинуть площадь перед храмами. Поэтому мы отправились дальше, к зданиям правительственного комплекса и к Израильскому парламенту – кнессету.

  Правительственный комплекс составляют здания министерств, лишенные какого-то архитектурного облика. Это серые с ровными стенами дома, частично затянутые плющом. Первые переселенцы, сторонники преимущественно социалистических взглядов, роскошь не приветствовали, особенно, если это касалось правительственных зданий. Кнессет тоже выглядит довольно скромно. Перед ним скульптура, изображающая семисвечник, перед которым все фотографируются. Сфотографировались и мы. И еще одно фото мы сделали на видовой площадке, с которой открывался прекрасный (не боюсь повторять этот эпитет многократно) вид на вечный город.

  Мне еще хотелось посмотреть музей истории геноцида «Яд Вашем». Говорят, что он производит тяжелое, но неизгладимое впечатление. Но он не входит в экскурсию «Иерусалим – город трех религий». По словам гида для его осмотра лучше брать обзорную экскурсию по городу, которая в наименьшей степени пересекается с нашей. Учту при следующем посещении Израиля.

  Ночевали у Роберта, т.к. на следующий день была намечена наша совместная поездка в Кейсарию к моим давним друзьям, бывшим киевлянам Лине и Володе.

 

  10 апреля 2006г. – Кейсария

 

  Пока мы движемся в направлении Кейсарии, самое время рассказать об израильских дорогах и дорожном движении. Думаю, не стоит говорить, что дороги в Израиле находятся в прекрасном состоянии. Они, как правило, не широкие и в часы пик на них нередки пробки, но хорошо размечены и обустроены, в том числе, указателями на трех языках – иврите, арабском и английском. Но даже без указателей заблудиться трудно, если сверяться с дорожным атласом, поскольку все дороги пронумерованы, и съезд на дорогу другого номера всегда отмечен на указателе. Машины, как правило, светлых тонов и обязательно оборудованы кондиционерами. Учитывая жаркий климат, это вполне объяснимо.

  Полицейских не много, но они всегда появляются в нужный момент. Среди дорожных полицейских много молодых женщин. Как правило, патруль состоит из мужчины и женщины. Правила довольно строгие, штрафы высоки. Но без повода полицейские не останавливают, поэтому на следующий день я с удивлением наблюдал, как после юбилейного банкета Роберта большинство из гостей, приняв умеренную дозу спиртного, спокойно садились за руль. Алкоголь за рулем строго карается, но если едешь без нарушений, полицейский не остановит. Мой бывший аспирант Слава, не слишком ограничивавший себя в коньяке, после банкета поехал аж в Ашдот.

  Есть некоторые особенности дорожного движения, непривычные для россиянина. Например, каждый водитель должен иметь в кабине легкий жилет со светоотражающими полосами. В случае аварийной остановки выходить из машины можно только в таком жилете. Знак «стоп» в Израиле выглядит, как рука с раскрытой ладонью. По этому поводу евреи шутят, что поскольку на иврите слова читаются справа налево, то «stop» еврей читает как «pots», что на идише (а возможно, и на иврите) аналогично неприличному русскому слову из трех букв.

  Я обратил внимание на оранжевые ленточки, прикрепленные к антеннам. Их вешают не сторонники оранжевой революции на Украине, а противники ухода с Западных земель Палестинской автономии.

  За разговорами мы незаметно подъехали к музею Ралли в Кейсарии. Там у нас и была назначена встреча с Линой и Вовой. После приветствий отправились в музей современного изобразительного искусства, основанный на благотворительных началах меценатом Ралли. Всего таких музеев в настоящее время в мире четыре, но они продолжают строиться и расширяться. Израильский музей – не исключение, вокруг кипела стройка. Сам Ралли постоянно живет где-то в Латинской Америке, поэтому основу экспозиции составляют латиноамериканские художники ХХ века, но есть и изюминки. Экспозиция в каждом из музеев постоянно меняется (что-то вроде передвижных выставок в конце ХIХ века в России), поэтому и изюминки переезжают с места на место. Роберт сказал, что когда он был в музее прошлый раз, изюминкой была живопись Сальватора Дали. В наш приезд – это были скульптуры Дали, выполненные из меди.

  Вначале Вова повел нас в цокольный этаж музея, посвященный истории Кейсарии. А история у города чрезвычайно богатая. Те, кто читал «Иудейскую войну» Фейхтвангера знают, что в Кейсарии располагалась резиденция римских наместников Иудеи. Именно здесь жили будущие римские императоры Веспассиан и Тит. Здесь же жил и прокуратор Понтий Пилат. В музее находится реконструкция города и гавани. Гавань особенно впечатляет, т.к. она полностью искусственная, образованная двумя волнорезами с маяками на концах. Этот макет очень нам помог, когда мы осматривали раскопки древней Кейсарии и хорошо сохранившиеся остатки волнорезов.

  Мы походили по музею, посмотрели Дали, полюбовались живописью других, незнакомых мне художников и немного проехались по городу. Надо сказать, что Кейсария и сейчас считается престижным местом для проживания. В ней располагаются виллы местных богачей и видных политиков, таких, например, как бывший президент Израиля Вейцман. Дома не высокие, но город живописен, покрыт яркой южной зеленью. Особенно привлекает близость к морю и огромные песчаные пляжи. На одном из таких пляжей вблизи римского акведука мы выходим из машин. Хорошо бы конечно, искупаться. Но дует холодный ветер, море штормит и, несмотря на яркое солнце, в воду лезть не хочется.

  Парк Ротшильда, куда мы затем отправляемся, – это огромный дендрарий, наполненный экзотическими растениями. Он создан на деньги Ротшильда и здесь же великий банкир завещал себя похоронить. Ротшильд – почитаемая фигура в Израиле. Его именем назван бульвар в самом центре Тель-Авива, излюбленное место отдыха горожан. Кстати, Роберт как-то заметил, что улицы в Израиле называют очень по-советски. Подобно тому, как в советские времена у нас в каждом городе были улицы Ленина, Свердлова, Кирова и т.д., в Израиле практически в каждом городе есть улицы, названные именами видных сионистов и основателей еврейского государства – Жаботинского, Герцля, Бен-Гуриона. Ротшильд в этом ряду стоит немного особняком. Он не основывал Израиль, но внес большой вклад в становление молодого государства своей благотворительной деятельностью. Парк имеет красивый горный рельеф, растения перемежаются беседками и бассейнами с рыбами. Запомнилась библиотека запахов для слепых. Это круглая площадка с бассейном в центре, вокруг которой посажены растения, как правило, с характерным запахом. Около каждого табличка с надписью, выполненной не только на иврите и латыни, но и азбукой Брейля, т.е. выпуклыми точками, которые воспринимаются на ощупь. Слепые могут «прочитать» пальцами название растения, а том сорвать лист, растереть его и понюхать. В дальнейшем запах будет ассоциироваться с названием растения.

  Проходим к фамильному склепу Ротшильда. Подземный коридор ведет к усыпальнице, где под широкой плитой из черного мрамора покоится прах одного из самых известных в мире богачей и его жены. Но усыпальница ничем не напоминает о богатстве ее обитателя. Здесь все скромно и строго.

  Гуляя по парку, невольно наблюдали технологию его создания, т.к. парк непрерывно расширяется. Вначале сажают деревья и крупные кусты, затем на каменистую естественную почву накладывается сетка из трубок, по которым к растениям подается вода. После этого все засыпается плодородной землей и сверху раскатывается зеленый газон. Таким образом, на каменистой, выжженной солнцем земле рождаются парки и сады.

  Наш обед у Лины и Вовы затянулся, и осматривать развалины древней Кейсарии мы отправились, когда уже стемнело. Впрочем, Вова этого и хотел, поскольку развалины и раскопки искусно подсвечены. В сочетании с плещущимся у неплохо сохранившихся волнорезов морем, развалины создают неповторимое впечатление. Жаль только, что у нас не хватило времени осмотреть римский театр. Он хорошо сохранился, и там даже сейчас устраивают представления. Но это лишний повод снова посетить Кейсарию, теперь уже с экскурсией. Есть такая, как раз по тем городам, которые мы объехали самостоятельно и осмотрели довольно поверхностно. Это маршрут Кейсария-Хайфа-Акко. Беру снова на заметку, как это было с музеем «Яд Вашем».

 

  11 апреля 2006г. – Латрун

 

  На вечер этого дня был намечен банкет в честь юбилея Роберта. С утра женщины – Наташа с Викой и Галя – отправились в ближайший каньон, поскольку без посещения магазинов их поездку в Израиль можно было бы считать неполноценной. А мы с Робертом решили заняться мужским делом и отправились в Латрун смотреть самый крупный в мире (как утверждают израильтяне) танковый музей.

  Латрун находится недалеко от Телль-Авива. В этом местечке несколько достопримечательностей: католический монастырь, славящийся своими виноградниками, уже упомянутый танковый музей и «Мини-Израиль» – парк, в котором в миниатюре воспроизведены все достопримечательности страны.

  Монастырь расположен он на живописном холме в окружении виноградников. Вино и коньяк, изготавливаемые монахами, частично отправляются в Ватикан, а частично продаются в магазине при монастыре. Мы побродили по монастырю, зашли в церковь, а потом отправились в магазин.

  Практически через дорогу от монастыря в бывшем английском полицейском участке, больше напоминающем крепость, разместился танковый музей. Он действительно очень большой и включает в себя экспозиции под открытым небом, в здании бывшей полиции и что-то среднее между стадионом и воинским плацем. Правда, самых старых танков времен Первой мировой войны там нет. Но зато очень широко представлены танки Второй мировой войны и более поздние разработки вплоть до наших дней. Некоторые танки выполнены в разрезе с прозрачной стенкой с фигурами танкистов внутри. На танки можно залезать, фотографироваться, но внутри их осмотреть нельзя. Есть английские, немецкие, французские, американские танки, конечно, израильские «Меркавы» и советские от Т-34 до Т-90. Израиль – интересная страна, которая не производит автомобили собственной разработки, но зато производит и экспортирует вполне современные танки.

  Советские танки – это трофеи, взятые в период арабо-израильских войн. Запомнился Т-34, выкрашенный в песчаный цвет, с развороченным стволом (очевидно, в нем разорвался снаряд), на котором спокойно чирикала какая-то птичка. Надо сказать, что советские танки более поздних разработок смотрятся на общем фоне очень хорошо. Они очень низкие (а значит и менее уязвимые), почти сливаются с местностью. Низкая башня, по форме напоминающая каплю, затрудняет поражение, благодаря рикошету. Я, конечно и раньше видел эти танки, даже залезал внутрь во время военных сборов, а бронетранспортеры нескольких марок даже приходилось водить и стрелять с них. Но не было возможности сравнивать их с танками других государств, разве что на картинках. Поэтому испытал определенную гордость, поняв, что «наши – на уровне». Вот только во время ближневосточных конфликтов они оказались в плохих руках.

  У выхода из музея нас встретила толпа девушек-солдат в полной амуниции. Толпа быстро организовалась в колоны и рассредоточилась по плацу. И тут стоит поговорить об израильской армии вообще и о солдатах, в частности.

  Армию в Израиле любят. Это подлинно народная армия. И к солдатам, и к офицерам относятся с искренним уважением. Как написал мне уже упоминавшийся Слава, когда его сын стал солдатом израильской армии, «наши дети защищают нас, а мы гордимся нашими детьми». Для нас это звучит, возможно, несколько выспренно, но в Израиле отражает самую суть. Служить в армии – почетно. Мужчина, не служивший в армии, вызывает подозрение. Среди солдат я видел много ребят в очках, из чего сделал вывод, что требования к физическому здоровью предъявляются не слишком высокие, по крайней мере, в некоторых родах войск. Зато большое внимание уделяется психическому состоянию, склонности к алкоголизму, наркомании. Поэтому про человека, прошедшего армию, можно сказать, что он психически здоров и не подвержен вредным привычкам. А это хорошая аттестация при приеме на работу. И, кроме того, лица, отслужившие в армии, пользуются льготами при поступлении в высшие учебные заведения.

  Женщины в армию призываются на общих основаниях, если они не иммигранты, но и последние могут служить добровольно. Девушки, как правило, служат во вспомогательных войсках, но часто выполняют функции сержантов. Известно, что в Израиле солдаты, свободные от дежурства, на выходные разъезжаются по домам. Проезд во всех видах транспорта у них бесплатный. Их охотно подвозят попутные машины. По домам солдаты разъезжаются всегда с оружием и снаряженными магазинами. Это создает некоторые проблемы, т.к. оружие дома надо надежно хранить. В Эйлате я видел ребят на пляже в шортах, футболках и шлепанцах на босу ногу со снаряженными винтовками. Это как раз и были отпускники, не расстающиеся со своим оружием. Побродили по пляжу, помочили в воде ноги, купили мороженное, газировку и пошли дальше. Но не все отпускники гуляют с оружием. Некоторые предпочитают прятать его дома. И в Израиле можно услышать много анекдотических историй и том, как опаздывающий в часть юный воин бежит на автобусную остановку, а вслед за ним бежит его еврейская мама с забытой впопыхах винтовкой, которую сын прятал на шкафу.

  Не могу не отметить довольно элегантную форму солдат – брюки по покрою джинсов защитного цвета и рубашка с открытым воротом и короткими рукавами. Форма всегда хорошо подогнана, прекрасно сидит. Пилотка обычно под погоном, часто – темные очки, что естественно для здешнего климата. Женщины ухожены, аккуратно причесаны, носят серьги, кольца, цепочки. Это не запрещено. Конечно, немного забавно, но очень трогательно выглядит субтильная девчушка в очках на кончике носа с американской винтовкой М-16, ствол которой оканчивается у нее ниже колена. И это еще укороченная винтовка! Подумалось, что современные автоматы Калашникова со складывающимся прикладом были бы более уместны. Но оружием Израиль снабжают США, и выбирать не приходится. А широко известные автоматы «Узи» израильского производства сейчас сняты с вооружения армии и используются только охраной. Как-то, когда мы с Наташей обсуждали службу девушек, наша Вика неожиданно сказала: «А я бы не отказалась служить в такой армии».

  Но прерву это армейское лирическое отступление. На парк «Мини Израиль» у нас уже не остается времени. Роберт просто обвозит меня вокруг парка, и кое-что нам удается посмотреть сквозь забор.

  По дороге домой Роберт завозит меня в продуктовый супермакет. После всех наших прогулок захотелось попить холодного пива. Но на полках я его не нашел. Дело в том, что надвигалась Пасха – Пейсах, а в это время продажа спиртных напитков запрещена. То есть, конечно, можно было поискать магазин, которым владеют мусульмане или христиане, но мы решили не тратить время, и отправились домой.

  Вечер этого дня был посвящен чествованию юбилей Роберта в одном из ресторанов Петах-Тиквы. Не буду описывать это семейное мероприятие, отмечу только, что оно вполне удалось. Все гости были выходцами из России, поэтому проблем с общением не было. И вообще, если бы не исполняемые солистами небольшого оркестра песни, можно было бы подумать, что мероприятие проходит где-нибудь в средней полосе России.

 

  12 апреля 2006г. – Встреча с друзьями

 

  Этот предпасхальный день был у нас посвящен общению с друзьями. К Роберту приехала моя бывшая одноклассница Люда, принявшая в Израиле имя Хана, со своим мужем и Ира – сестра моего друга, ныне проживающего в США. Мы все давно не виделись, поэтому встреча была очень теплой, но не долгой. Вечер этого дня в Израиле принято проводить в кругу родственников. Во второй половине дня прекращает ходить общественный транспорт. Поэтому гости спешили. А мы поехали к старшей дочери Роберта, муж которой постарался организовать праздник по всем правилам, рассказывая детям, в чем смыл Пасхи и как ее надо отмечать. К моему удивлению, все это сопровождалось обильным потреблением красного вина. Причем, пить его надо было обязательно и до дна.

  Был уже поздний вечер, когда Роберт отвез нас в гостиницу. Добрались с трудом, т.к. улицы были забиты машинами. Отметив наступление Пейсаха дома, израильтяне направлялись в центр Тель-Авива, чтобы продолжить празднование в многочисленных столичных ресторанчиках.

 

  13 апреля 2006г. – Галилея

 

  Этот день фактически стал последним днем нашего пребывания в Израиле, и он был посвящен экскурсии в Галилею. Встать пришлось рано, что было не просто после вчерашних застолий. Но сама экскурсия оказалась исключительно интересной. Мы направились на северо-восток Израиля, к границе с Сирией. И если в пути на юг, в Эйлат нас сопровождали суровые пейзажи пустыни и очень соленое Мертвое море, то путь на север лежал по цветущим полям и холмам, поросшим буйной зеленью с яркими цветами. А вскоре впереди показалось гладь голубого озера Кинерет, которое называлось раньше еще Тивериадским или Генисаретским озером. Это самый крупный пресный водоем Израиля, из него вытекает река Иордан, и на берегах этого озера произошли многие описанные в Евангелии события, связанные с Иисусом Христом. Именно на этом озере рыбачил святой Петр, здесь рыбаки услышали первые проповеди Христа, по водам этого озера он ходил «аки посуху»

  Вначале наш путь лежит в Назарет, в родной город Христа. Автобус подвез к нас к собору на высоком холме, воздвигнутому над пещерой, в которой Христос был рожден. Рядом с пещерой находится колона, с которой ангел провозгласил деве Марии благую весть. Поэтому и собор называется Благовещенским. Собор неоднократно разрушался и восстанавливался вновь. Нынешний вариант имеет довольно современный вид. Внутри его украшают яркие витражи и изображения Богородицы. Такие же изображения развешаны по периметру двора, окружающего храм. Все они из разных стран, в том числе из Китая, стран Африки, Японии (кто-то пошутил, что вот она какая, «япона мать»). Украинскую деву Марию я увидел сразу, а вот российской не нашел.

  В центре храма – квадратное углубление, а в нем – пещера. Именно здесь и был рожден юный Иисус. Вообще, находясь в Галилее трудно избавиться от впечатления в подлинности Евангелий. Ими здесь можно пользоваться, как путеводителем. Находясь в храме нетрудно представить пещеру, в которой стояли ясли, юную Марию, склонившуюся над младенцем, волхвов, которые первыми пришли поклониться новорожденному. И даже в ангела, принесшего благую весть, легко верится. Напомню, что волхвы поведали царю Ироду о рождении мессии, и Ирод, беспокоясь о своей власти, велел уничтожить ребенка. Но ребенка спрятали, и тогда Ирод повелел на всякий случай уничтожить всех младенцев, по возрасту близких к новорожденному. Это хорошо известный сюжет избиения младенцев, после которого имя Ирода стало нарицательным для обозначения неоправданной жестокости.

  Далее мы отправляемся в пригород, где расположена небольшая и уютная церковь, построенная на том месте, где произошло «преумножение хлебов и рыб», то есть, где Иисус Христос несколькими хлебами и рыбами накормил несколько тысяч человек. Изображения хлебов и рыб украшают мозаичный пол церкви.

  А потом нас везут к храму, воздвигнутому на том месте, где Иисус произнес Нагорную проповедь. Храм довольно необычной архитектуры расположен на холме, под которым расстилается гладь озера Кинерет. Снаружи он окружен ажурной колоннадой, а по периметру в стенах собора прорезаны узкие окна, чуть пошире бойниц на уровне человеческого роста. Через них можно любоваться прекрасными пейзажами Галилеи, озером и виднеющимися вдали Голанскими высотами. Чуть повыше собора – монастырь францисканцев, а внизу, почти у озера, развалины древнего монастыря.

  И последним пунктом нашей программы этого дня и всех израильских достопримечательностей стала река Иордан. Наши друзья, побывавшие в Израиле раньше нас, показывали видеосъемку и реки, и ритуала крещения. Поэтому к виду довольно мутной и неширокой реки (что-то вроде Клязьмы в верхнем течении) мы были готовы. От видовой площадки вниз к бетонированным купальням вели ступени и пандусы для инвалидных колясок. В сувенирных лавках продавали длинные и широкие белые футболки с изображением обряда крещения. Стоили они раза в 3-4 дороже, чем обычные футболки. Облачившись в них, полагалось сойти в воды Иордана и трижды погрузиться с головой. В этом и состоит обряд крещения.

  Наташа, которая запаслась подходящей футболкой еще в Москве, совершила все в соответствии с ритуалом, а я просто окунулся. Надо сказать, что река буквально кишела рыбой, причем довольно крупной, что выгодно отличало Иордан от Клязьмы. Мне даже удалось даже сфотографировать довольно крупного усатого сомика.

  Вернулись мы изрядно уставшие. Но впереди нас ждала еще и бессонная ночь, т.к самолет вылетал в 5.50 по местному времени, а перед вылетом предстояли регистрация и досмотр багажа. Роберт предложил сам отвезти нас в аэропорт. Мы немного вздремнули и отправились в путь.

  К сожалению, арабских лавочек в аэропорту Бен-Гуриона не наблюдалось, поэтому скоротать время за стаканом сухого вина или бокалом пива нам не удалось. Попрощались с Робертом и Галей и попросили их, не дожидаясь нашей посадки, ехать домой. Досмотр вещей больше напоминал банальный шмон. Чемодан нам буквально вывернули наизнанку. Хорошо, что вещи были разложены по полиэтиленовым пакетам, и их не так сложно было потом собрать.

  Ужин (или завтрак) в самолете мы поглотили в полусонном состоянии. А после короткого сна нас встретило дождливое Домодедово.

 

  Эпилог

 

  Мои израильские друзья и знакомые практически всегда задавали один и тот же вопрос: «Как тебе понравилось в Израиле?». Надо сказать, что на Земле обетованной этот вопрос имеет двойной смысл. Соответственно я и отвечал сразу на два вопроса. Говорил совершенно искренне, что Израиль очень понравился. Замечательная природа, причем совершенно разная в разных частях небольшой страны, уникальные достопримечательности, словно специально собранные в одном месте, красивые новостройки, доброжелательные люди. Я бы хотел еще побывать в этой стране и не раз.

  Но жить в Израиле я все-таки не стал бы. И это ответ на подтекст, который содержался в вопросе о том, понравилась ли страна. Не хочу углубляться в эту тему. Есть совершенно личные, даже интимные чувства, которые связывают человека с его страной.

  Но в Израиле я еще надеюсь побывать, и искренне желаю этой уникальной стране и ее замечательным жителям, среди которых есть мои родственники, друзья и просто знакомые, благополучия и процветания.

 



Прочитайте еще Отзывы о Израиле:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.