Путешествие по Золотому Кольцу России (в модификации) , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Путешествие по Золотому Кольцу России (в модификации)

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о России > Путешествие по Золотому Кольцу России (в модификации)

Путешествие по Золотому Кольцу России.

  (в модификации).

 

  1. Первые впечатления

  2. Небольшой обзор питерских ресторанов

  3. Золотое кольцо России

  4. Питер – Новгород – Торжок – Тверь – Сергиев Посад

  5. Владимир – Суздаль – Юрьев-Польский – Александров – Новгород – Питер

 

  Наступило время очередного отпуска. За границу США мы выехать не могли, т.к. на этот раз истек мой паспорт. Оставалось два варианта: или путешествуем внутри, или едем в Россию. Почти все интересные для нас места в штатах мы уже посетили, а те, что остались, никак не тянули на 2-3 недели. Поэтому мы решили совместить приятное с полезным, и провести отпуск 2005 в Питере.

  И мне, и Илье удалось раскрутить начальство на целых три недели, ссылаясь на российскую бюрократию, и на то, что за две недели мы ну никак не сможем оформить все документы и вернуться в срок. Сработало рџ™‚

 

  Ситуация осложнялась тем, что для получения нового загранпаспорта требовался внутренний российский, которого у меня не было. Пару лет назад в России все меняли паспорта на новые. Занимало это около месяца, и естественно никого не волновало, что многие граждане России, живущие за пределами страны, не могут этого сделать из-за коротких отпусков. В результате, в прошлую нашу поездку 2003 года, я сдала все документы на обмен, но получить его не успела. Будет ли ждать меня паспорт два года, или его уничтожат неподписанным через три месяца, как делали в некоторых РУВД, никто не знал. Паспортный стол справок по телефону не давал, “приходите лично, будем разбираться”, и мы ехали в Россию в некоторых сомнениях. Даже подумывали о переносе моего обратного билета на более позднюю дату, если не успеем в срок.

 

  Для поездки выбрали середину мая – начало июня, чтобы было уже не холодно, но еще не душно, и чтобы застать сезон цветения. Да и билеты на эти даты уходили по вполне приемлемым ценам. Покупали в конце марта на экспедии.com, $800 на одного с промежуточной посадкой во Франции (Air France).

  Лететь предстояло 9 часов до Парижа, полутора часовая пересадка, и 3 часа до Питера. Сценарий въезда в Россию мы полностью повторили. Для меня оформили “свидетельство на возвращение”, причем еще быстрее, чем Илье в прошлый раз.

  В этом году в Хьюстоне открылось российское консульство, ничего даже не пришлось отправлять по почте. Я заполнила простую анкету, приложила истекший загранпаспорт и 2 фотки, и через 30 минут уже получила всё назад вместе со “свидетельством”.

 

  Кстати, на некоторых форумах проскакивала информация, что людям с истекшими паспортами не продают билеты никакие авиакомпании, кроме Аэрофлота. И что лететь надо прямым рейсом в Россию, иначе на пересадке возникнут проблемы. Что по идее является полным бредом, т.к. человек не выходит “в страну”, не проходит паспортный контроль, а остается в пределах терминалов. Вот из-за таких придурков, с умным видом размещающих неверную информацию на публичных форумах, пришлось немного поволноваться. После чего Илья сказал, чтобы я перестала читать идиотов, и что всё будет в порядке. С истекшими загранпаспортами летали тысячи людей, и даже без свидетельств на возвращение (платили штраф на границе), а уж со свидетельством и подавно всё должно пройти нормально. Что собственно и произошло.

  Во время посадок-пересадок мой паспорт открывало не менее 10 человек, и хоть бы кто сказал, что он уже “expired”. Всё, на что смотрели регистраторы, секьюрити и рядовые представители авиакомпаний – чтобы имя в паспорте совпадало с именем в билете, и лицо на фотке хотя бы отдаленно походило на мою физиономию.

 

  В этот раз оба рейса отправились и прибыли вовремя. Лететь было очень комфортно: интересные фильмы и игры, удобные кресла, бесплатное спиртное, вкусная горячая еда по меню, все понравилось. Легко пройдя паспортный контроль, мы очутились в объятьях родственников, затолкавших нас вместе с багажом в минивен. Шока от города не было. Как будто и не уезжали никуда, всё казалось привычным и знакомым, ну разве что кроме стиля езды. К _такому_ требовалось привыкать как минимум дня три.

 

  Как всегда, я не буду описывать подробно наше времяпрепровождение в Питере, за исключением некоторых интересных фактов. А лучше более подробно опишу путешествие по Золотому Кольцу.

  Мы умудрились притащить за собой хьюстоновскую жару. Если до середины мая люди всё еще ходили в куртках, ботинках и даже шляпах, то на следующий после приезда день, температура подскочила до 27С. На улицах была та смесь стилей, которая встречается только в межсезонье: кто в пальто, а кто уже и в шортиках.

 

  Девушки достали красивые топики, оголили плечики, пупки и коленки. В этом году среди питерских модниц стали очень популярны огромные солнцезащитные очки, закрывающие пол-лица, и придающие владелице загадочный вид; капроновые колготки и чулки с яркими, иногда немыслимыми рисунками – от японских драконов, обвивающих ноги от лодыжки до того места, где кончается юбка, до неприличных надписей на английском языке. Очень много девушек покрасили волосы в красный и оранжевый цвета. Загнутых носов у обуви почти не было видно, вместо этого пользовались популярностью туфельки а-ля “детский сад”: закругленный носочек и застежка сверху через всю ступню. От полного сходства с обувью для трехлеток удерживала только 10-см шпилька.

 

  По вечерам, когда модниц на улицах становилось еще больше, мы любили засесть в каком-нибудь уличном кафе-павильоне, и охотиться на них с 200-мм объективом. Оказалось очень интересным занятием. Наиболее подходящие места для этого: павильон “Старый мельник” на пешеходной Большой Конюшенной (пока люди заметят, что их снимают, можно не только отвести объектив, но и успеть сделать пару глотков пива); кафе прямо перед Эрмитажем (если занять угловой столик, людей можно снимать сразу в четырех направлениях, да еще через дорогу дотянуться до набережной); уличный павильон на Адмиралтейской набережной, рядом с плавучим рестораном; и еще кафе у Казанского собора. Подножие Александрийской колонны на Дворцовой теперь обнесено двойной желтой решеткой, и к сожалению, уже не посидишь на ступеньках и не пофотографируешь.

  Мужской моды не обнаружилось, и в основном мужчины выглядели блекло и незаметно на фоне своих красивых спутниц.

 

  Рестораны. Встречаясь с друзьям, мы всех просили рекомендовать любимые местечки. В результате набралось несколько десятков, проверенные нами я опишу здесь. Сначала о главном, о суши.

  К сожалению, суши в Питере сейчас в моде. В любом ресторане, даже далеком от японской кухни, вам подадут карту с суши-картинками. Да что там говорить! Даже у метро есть киоски, где продают суши. Как раньше заскакивали в пирожковую, пышечную, или за шавермой, теперь – в сушильню. Плохая новость одна: делают плохо.

  В Питере нам порекомендовали всего один ресторан, достойный уважения в этом плане – это Sushi House на 9-й линии Васильевского острова. Цены выше американских, качество на 4+. Высшую оценку по нашей шкале имеет знакомый японец из ближайшего ресторанчика в Хьюстоне, по пятницам угощающий нас сушками. На 4 мы скромно оцениваем собственные эксперименты в домашних условиях.

  Основной промах питерских сушиделов – не умеют готовить рис. Народ почему-то думает, что если просто сварить рис и положить сверху кусок сырой рыбы, то и будет счастье. О множестве сопутствующих компонентов никто не заботится. В отстойной забегаловке “2 палочки” рис похож на рисовую кашу, где зернышки связанны клейковиной; никто такой рис скорее всего не промывал. Тем не менее, в “2 палочки” очень модным считается пригласить девушку на свидание, и тусоваться тинэйджерам. Имеют два филиала. Оценка места – ниже плинтуса, избегать.

 

  Греческая кухня, таверна “Олива” на Большой Морской. Были два раза, очень понравилось. Прекрасный сервис (кстати, в России, как правило, принято раскладывать столовые приборы когда гости расселись, а не заранее), официанты в греческих костюмах, интерьер в сдержанных тонах. Интересное меню с почти непроизносимыми названиями, домашнее вино. Все блюда оформлены, много зелени. Полноценный обед из трех блюд + спиртное – $30 на троих.

 

  Замечательный пивной ресторан “Тинькофф”. Эта марка пива все больше набирает популярность, но немного дороже остальных. Брали пиво “Тинькофф” мутное, не фильтрованное, с очень насыщенным хлебным вкусом. Ресторан стильный, слегка смахивает на заводской цех. На стенах – огромные экраны с видеороликами. Есть сцена, но живая музыка с 10 вечера, чему мы очень порадовались, что как раз успеем уйти. Девушка-официантка вылупила на нас удивленные глаза. Действительно, музыка в ресторанах несколько достает, за редким исключением, и часто мешает общению.

  Помимо пива взяли блюдо с оригинальным названием “Метр колбасы”. Вскоре через весь стол протянулась деревянная лопата-противень, а на ней шкварчила колбаса, длинной ровно метр, украшенная травками и лимонами, и в сопровождении соусов. На троих – в самый раз. Да, к пиву нам очень пришлись по душе ржаные сухарики “Емеля” (самые любимые с хреном), шли лучше, чем фисташки. Продают их по всему городу, меньше $1 за пакет.

 

  Чайная комната “Унция” на Невском, недалеко от станции метро “Маяковская”. Сначала это был просто чайный магазин, но буквально пару месяцев назад они расширились, и организовали в уютных недрах настоящую чайную комнату. Мягкие диваны, тихая спокойная музыка, а также впечатляющий выбор чая нас покорил. Но это было еще не все. Самое интересное – способ подачи чая, чайная церемония с множеством посуды. Подробно описывать не буду, чтобы не испортить ваши впечатления. Но гарантирую, что понравится. Еды там нет, весь акцент – на чаепитии. Дополнительно можно заказать тарелочку с печеньем или с сыром и сухофруктами.

  Там же подают мой любимый зеленый чай “Лотос”. Тот самый, где в заварничке лежит свернутый бутон, постепенно раскрывающийся по мере пропитывания водой. Это вовсе не бутон какого-то экзотического растения, а связка длинных чайных листьев, скатанная в плотный шар. В “Унции” этот чай называется “Зеленые жемчужины”. Аромат его непередаваем, а послевкусие еще лучше! Очень рекомендую заведение.

 

  Кафе “Буше”, Британские кондитерские. Хороши, чтобы забежать на полчасика и выпить чайку-кофейку, или молочный коктейль. От вида и разнообразия продающихся пирожных может закружиться голова и наступить легкий обморок. Средняя цена – около $2. Так же могут использоваться как место с бесплатным туалетом; это относится и к “Идеальной чашке”. Уличные туалеты в городе платные, 10 рублей. Появилась улучшенная версия биокабинок – с раковиной внутри, цена та же.

 

  Сеть пироговых “Штолле”. Обалденное место на 1-й линии Васильевского острова. Специализируется на приготовлении пирогов (не пирожков!) по старинным русским рецептам. Самые шикарные пироги у них, на наш взгляд, это с семгой и тешей, клюквой, брусникой. Но и кроме этого, есть из чего выбрать. Интерьер выдержан в стиле 19-го века, вежливый персонал. Мы предпочитали брать пироги на вынос, и уже дома или в гостях отрываться по полной. Очень, очень рекомендуем!

 

  Но хватит пока о ресторанах. На следующий после приезда день мы отправились в паспортный стол, проверять что стало с моими документами. По традиции, работают они два часа утром и два часа вечером, причем часы работы постоянно скользят. В утренние часы в тот день они вообще не работали, но зато был шанс на вечер.

 

  Полдня мы провели в Петергофе, фотографируя фонтаны. Сходили даже на экскурсию в гроты (открытые в 1994 году), посмотрели на инженерные сокровища и в частности на систему труб, снабжающих фонтаны водой. Самая толстая, конечно, подпитывала Самсона. Уникальность петергофского фонтанного водоснабжения в том, что в системе нет ни одного насоса. Струи бьют естественным образом из-за перепадов высот. Вода к фонтанам спускается с Ропшинских высот, в 24 км от Петродворца.

  Попив пива в симпатичном кафе внутри парка, мы отправились к выходу. На террасу Большого дворца в этот момент привезли группу младших школьников. Увидев фонтанные композиции внизу, они даже перестали галдеть, огласив тишину внезапным детским голоском: “Обоср…ся можно!” Вот такие впечатления от фонтанов у современных детей рџ™‚

 

  В паспортном столе скопилась очередь в 10 человек. Мы прислонились к стеночке в ожидании. В среднем на выдачу паспорта уходило 3 минуты, т.е. прождать пришлось всего полчаса. Но в нашем случае не будет так быстро, думали мы, и жалели людей за собой. Дальнейший сценарий действительно оказался длиннее… на 2 минуты.

 

  Служительница: – Фамилия?

  Я: – Андреева.

  Достает из недр кабинета паспорт, смотрит на фотку и на меня.

  – Катерина Александровна?

  – Да.

  – Распишитесь в карточке получателя и в паспорте гражданина (подает чернильное перо). А что так долго не приходили-то? Паспорт был готов в августе 2003 года.

  – Да, вот, не было всё времени зайти.

  – Ну, бывает…

  – Спасибо Вам, до свидания!

 

  Ошарашенные выходим из кабинета. В одной руке новая паспортина, другую держит Илья. Глаза как блюдца. Смотрю то на него, то на паспорт.

  – И это всё?

  – Как видишь.

 

  Мы совершенно не были готовы к столь радужному исходу дела. Стоя в очереди даже прочитали список документов, нужных при утере паспорта, на случай, если всё придется оформлять по-новой. В полнейшей прострации едем домой, на лице глупая улыбка, в душе еще не верится в успех дела. Господи, что с нами сделала советская бюрократия!

  Главная проблема отпуска была решена на следующий день после приезда. Разве можно было в такое поверить? И что, спрашивается, мы будем теперь делать три недели в Питере?

  – А давай возьмем машину, и поедем по Золотому Кольцу?

  – А давай!

 

  На следующий день мы отдали все мои документы на оформление нового загранпаспорта в турфирму на Невском. Понатыкано их множество на каждом углу, можно идти в любую. Позвонив в пару-тройку чтобы узнать порядок цен, остановились на варианте $130 за 6 дней работы. Все было сработанно четко, профессионально и вежливо. Цены конечно подросли; Илья платил $100 за 8 часов два года назад. Но какие были варианты?

 

  А тем временем, пока делался паспорт, мы решили совершить небольшое, 4-х дневное путешествие в глубь России по модифицированному Золотому Кольцу. Маршрут вырисовывался следующий: Питер – Новгород – Вышний Волочек – Торжок (Митино) – Тверь – Клин – Дмитров – Сергиев Посад – Владимир – Суздаль – Юрьев-Польский – Александров – Тверь – Новгород – Питер.

 

  Путешествие по Золотому Кольцу.

 

  Арендовать машину в Питере – процесс достаточно простой, хотя и немного бюрократизированный по сравнению с тем, как это происходит в США. Мы обратились в контору “Машины времени” с самым большим для города автопарком… в 50 машин. Смешно? Но именно такова реальность. Контора расположена в здании Морского вокзала в Приморском районе.

  В Хьюстоне Илья оформил в “AAA” международные права за $10, которые в сопровождении американских прав должны были прокатить на территории России. Теоретически. Практически никто никаких гарантий не давал, “всё будет зависеть от конкретного гаишника”.

 

  Заполнив небольшую стопку бланков, в том числе указав, какие города собираемся посетить, нас повели знакомить с авто. На парковке поджидал скромненький, синенький Рено Символ, с ручной коробкой, в очень хорошем состоянии. Работник прокатной конторы облазал всю машину чуть ли не с лупой, указывая в очередном бланке микроскопические вмятины и невидимые глазу царапины. Машина выдается с полным баком, вернуть нужно такую же, мыть не обязательно. Ну это он зря, подумалось нам. Ездить собираемся отнюдь не по паркету, и основываясь на предыдущем опыте, возвращаем машину совсем не в рекламном виде, залепленную насекомыми и грязью. Но в штатах это никого не волнует, а вот в России… Но что сказано, то сказано, мыть не будем.

  В недрах Рено запаян спутниковый передатчик, по которому отслеживается наше местонахождение. Поэтому важно в анкете указывать города посещения, чтобы не подумали, что машину угнали. За Рено берут 35 евро в день и еще 500 евро залога, возвращаемого после приезда. Платить можно кредиткой; контора рассчитана в основном на иностранцев и наших, проживающих зарубежом, и умеет играть по западным правилам. В целом, процесс выдачи автомобиля занимает около часа. Не весело, но это было лучшее из того, что мы нашли.

 

  В путешествие решили отправиться следующим утром, а вечер посвятили привыканию к русскому стилю вождения. По-началу мы оба упорно не замечали светофоров. Стоят они на обочине где-то справа или слева за перекрестком. А мы-то привыкли, что они болтаются прямо перед носом, посреди улицы. Так что несколько проездов на “красный” на счету имеется. Отсутствие разметки в принципе не сильно напрягало, вскоре появилась этакая бесшабашность, знакомая по стилю езды в Италии. Страшно было только первые 10 минут, а потом пришла неожиданная уверенность в своих силах.

 

  К сожалению, Питер большей частью приспособлен для пешеходов; названий улиц над перекрестками не пишут. Их можно разглядеть на домах вдоль тротуаров, но при условии, если вы обладаете 300% зрением или биноклем. Предполагается, если уж у тебя есть машина, то все улицы ты и так знаешь. Пришлось купить дорожный атлас.

  Самые нахальные машины на дорогах не такси, а маршрутки. Сидя внутри них не так сильно ощущаешь рискованность маневров, а вот со стороны они просто пугают. Один раз видели, как маршрутка, передвигаясь по рельсам, еле-еле успела уйти с пути встречного трамвая. Но в целом, народ стал более вежливо водить. Если раньше, включив поворотник, водитель мог сразу же забыть о своем намерении вывернуть в нужную сторону, т.к. машины специально плотнее группировались, чтобы не дать влезть “нахалу”, то теперь все происходит цивилизованно.

  Хотя многие начинают движение еще на красный, медленно-медленно выкатываясь на перекресток и готовясь втопить газ при появлении зеленого. Те, кого расчеты обманывают, так и могут пересечь дорогу в медленном темпе на красный.

 

  Одно из самых страшных для питерских водителей – ничем не обозначенная трамвайная остановка. Такая, где посреди улицы идет трамвай, вдруг резко останавливается, и из его недр начинают выскакивать пассажиры, прямо под колеса машин. Только успевай вдарить по тормозам! Поэтому водители очень недолюбливают трамваи, и стараются не ездить с ними параллельно.

  Гаишники стоят на каждом углу; особенно их много на крупных магистралях. Ловят в основном за превышение скорости, маршрутки в том числе. Бросилось в глаза, что на дорогах гораздо меньше битых машин. Да, они пыльные, местами сильно грязные, но целые. Иномарок около 70%, включая 10% праврульных японок.

 

  Так мы и разъезжали по питерским улицам до позднего вечера, привыкая к особенностям местного движения. А когда спустилась белая ночь, загнали машину на стоянку около дома и отправились отдыхать, мысленно готовясь к авантюрному путешествию в глубинку России.

 

  Маршрут: Питер – Новгород – Вышний Волочек – Торжок – Тверь – Клин – Дмитров – Сергиев Посад.

 

  Утром собрались как всегда быстро, и через полчаса уже усаживались в Рено. Так как нам предстояло путешествовать в основном по Московской области, накануне был куплен атлас автодорог Московского региона (ISBN 5170143389). Атлас очень понравился четко организованными картами и подробностями. Обозначены были не только автозаправки, кафе, исторические достопримечательности и церкви в населенных пунктах, но и посты ДПС. В российских реалиях на выезде и въезде в города и области происходит фейс-контроль. Останавливаться не надо, просто ползти со скоростью 5 км/ч, давая сотрудникам милиции возможность разглядеть всех присутствующих в машине.

 

  Первый отрезок Питер – Новгород занял у нас около трех часов. Из Питера выехали по Московскому проспекту, плавно перетекшему в магистраль Е105. Трасса гордо именуется “Россия”, местами даже разделена лесополосой. Но, в основном, машины мчат в противоположные стороны ничем не защищенные друг от друга. Не даром самые опасные аварии на трассе – лобовые столкновения. Поэтому, при первой возможности мы старались смещаться вправо. По-началу ехать было страшновато: толпы грузовиков, постоянные обгоны по встречке как в ту, так и в другую сторону. При обгоне у народа принято включать левый поворотник и оставлять его до самого завершения маневра. Траки тоже гоняли не по-детски, но самое плохое в этом было – ядовитые выхлопы. У некоторых хоть вверх, но у большинства – прямо в лицо. Совершенно не понятно, как такие машины прошли техосмотр. Но судя по их количеству, лазейка была.

 

  Сама идея отправиться на рентованной машине в путешествие, причем людям, ни разу не водившим в России, показалась окружающим просто безумием. Да и у меня были кое-какие сомнения в правильности нашего решения под воздействием кино-чернухи 90-х. Казалось, что на трассе кишат джипы-чероки, набитые бандитами, отлавливающие и грабящие проезжающих. Но мы оба терпеть не можем организованные экскурсии и поездки в группах, считая, что нет ничего лучше свободы передвижения и независимости от других людей. Да и опыт автомобильных путешествий имелся, пусть набранный в других странах, но с поправкой на русскую экзотику должен был сработать.

  Бандитов не наблюдалось; по трассе неслись в основном грузовики, Мерседесы и Ауди. Со скоростью 140 км/ч мы плелись где-то в середине общего потока.

 

  Кстати, народ не любит ездить стайками, как допустим практикуется в штатах, особенно при ночном вождении. Начинают нервничать и замедляться, никому не охота платить штраф “за того парня”. Это вполне объяснимо, т.к. машина останавливается взмахом палочки с приглашением на обочину, а не ловится в процессе движения. Сначала мы резко сбавляли газ, увидев на встречной или в зеркале заднего вида машину ГАИ. Но они спокойно проскакивали мимо, хоть мы и ехали со скоростью, превышающей разрешенную. Опасаться надо статичных засад. Они ни за кем не гоняются, но только попробуй не остановиться. За все время путешествия мы пообщались с гашниками три раза, два на пути туда, и один раз обратно. Гаишники иностранным правам совсем не удивлялись, было очевидно, что для них это не в новинку. Один сразу спросил про перевод (документ от “ААА”), полистал и отпустил с миром.

 

  А тем временем мы приближались к Новгороду (от Питера 188 км). Качество дороги стало похуже, появились дыры в асфальте. Заплатки стыдливо маскируются за красивым словом “колейность”, т.е. на покрытии действительно просматривается колея.

  В Новгороде мы хотели провести несколько часов, отдохнуть от дороги, прогуляться по белокаменному Кремлю, и пообедать в ресторане “Детинец”. По маленькой карте Новгорода в атласе было довольно трудно ориентироваться, полагались в основном на здравый смысл. Держать путь надо к реке Волхов, на берегу которой и располагается кремлевская территория.

 

  Новгород традиционно ассоциировался у меня с авто- и железнодорожным вокзалом. Каждое лето мама отправляла меня из Ленинграда в Старую Руссу, к бабушке. В пути автобус делал три остановки: в Чудово (где производили спички), на вокзале в Новгороде, и затем через полтора часа в окрестностях какой-то деревни, название которой уже выветрилось у меня из головы. Самое удивительное, что никакого желания познакомиться с Новгородом не возникало. Я знала, что где-то там слева от вокзала есть Кремль и река Волхов, но вот чтобы сходить туда на экскурсию, такого не было. Осознание потерянного пришло гораздо позже, годам к 14. Ну а попасть в Новгород с экскурсионной целью удалось только через полтора десятка лет, и уже приехав из Америки рџ™‚

 

  Заметив парковку с туристическими автобусами недалеко от кирпичных стен Новгородского Кремля, мы оставили Рено там же, в уголке под деревом, и направились к воротам. Весь путь проходит через торговые ряды с изделиями местных самоделкиных: лаптей, шкатулок из бересты, деревянных лакированных ложек-поварешек, тарелок, расписных досок и даже икон. За рядами продают свои картины художники, разложив их прямо на газоне.

 

  Сразу за воротами обращает на себя внимание мемориальный комплекс; вечный огонь славы всегда окружен свежими цветами. Далее дорожка бежит через центр Кремля и выводит к громадному бронзовому памятнику “Тысячелетие России”, мимо которого просто невозможно пройти. По периметру его струится надпись “Свершившемуся тысячелетию Российского государства в… лета 1862”. Именно в этом году по “норманнской теории” исполнилось 1000 лет России.

  А всё началось с варяга Рюрика, которого пригласили править в Новгород, и которого русские цари и князья считали родоначальником княжеской династии. “Норманнскую теорию” поддерживали и известные историко-географы Карамзин и Татищев, а противником выступал Ломоносов. В советское время считалось доказанным, что государство восточных славян возникло самобытным путем.

  Но в 19-м веке народную легенду о призвании варягов решили увековечить в памятнике, пустив на его строительство 500 тысяч рублей. В барельефах монумента отражено шесть главнейших эпох истории Русского государства (с точки зрения монархии): основание в 862 году; введение христианства на Руси в 989 году; начало изгнания татар в 1380-м году (Дмитрий Донской); объединение Российского государства в 1491-м году (Иван III); восстановление единодержавия в 1613-м году (Михаил Федорович); образование Российской империи в 1721-м году (Петр Первый). Не больше и не меньше. Очень интересное место.

 

  Напротив памятника, за цветущими яблонями и кустами сирени, возвышался белокаменный Софийский собор, цель нашего посещения. Характерная его особенность – стены без узоров и изысканных украшений, которые с точки зрения новгородцев были ни к чему. Соборный храм стал символом города и освящен как и Киевский, во имя святой Софии, Премудрости Божией. Самый первый храм был деревянным, но в 11-м веке князь Владимир Ярославович воздвигнул каменный. Для этого пришлось приглашать киевских мастеров; в то время в Новгороде каменного строительства не знали.

  За прошедшие сотни лет собор много раз перестраивался, был даже розового цвета из-за кирпичной мозаики, но до сих пор в нем угадывается та самая, древняя София. Храм производит очень сильное впечатление, как снаружи так и внутри, куда можно заходить совершенно свободно. Постояв и посмотрев службу, мы снова вышли в яблоневый сад, окружающий храм.

 

  Если двигаться по прямой от входа, то вскоре можно выйти прямо на левый берег реки Волхов. Та сторона, где Кремль (Детинец; от слова “дитё”, “отпрыск”), называется Софийской. А противоположная – Ярославово дворище (Торговая сторона) – комплекс храмов 12-16 веков. Берега Волхова здесь соединены пешеходным мостом. Виды на реку, пляж и стены Кремля открываются просто фантастические, вплоть до задерживания дыхания.

 

  Мы снова вернулись в Кремль, прогулялись по периметру вдоль внешней стены, минуя одну за другой 5 башен: Дворцовую, Спасскую, Княжну, Кокуй и Покровскую. В этой последней находился ресторан “Детинец”, о котором в Питере не слышал лишь ленивый. Еще мой отец когда-то вспоминал о том, что на выпускной вечер в 60-х годах, они всем классом ездили в “Детинец”. Кухня с тех пор претерпела мало изменений; блюда по-прежнему готовятся по старинным русским рецептам и технологиям. Обеденная зала находится наверху в башне, куда ведет крутая винтовая лестница. Ресторан очень популярен еще и среди иностранцев, поэтому уединенно отобедать не получится. С животными естественно нельзя, пришлось оставить нашего сопровождающего пса гардеробщице на первом этаже. Впрочем, ему там вполне понравилось – гладят, чешут, еще и куриную косточку предлагают рџ™‚

 

  Типичные для “Детинца” блюда и напитки: уха по-царски (188 руб.), борщ “Боярский”, котлета “Покровская”, мясо “Посадское”, блинчики с курицей и грибами, медовуха (35 руб.), сбитень, квас. Заказав и того, и другого, и третьего, принялись рассматривать интерьер. Стены не оштукатурены, над окнами низкие перекрытия, в зале довольно темно. На столах горят свечи в высоких подсвечниках, а на стенах – лампы под старину. Блюда принесли в глиняной посуде, а супы – в горшочках, с дымком. Готовили довольно долго, но зато можно было быть уверенным, что действительно готовили, а не разогревали в микроволновке.

 

  Нам понравилось абсолютно всё, а из напитков больше всего – медовуха, так что заказывали несколько раз. Это слабоалкогольный напиток, традиционно готовится из меда и воды. Сбитень сильно пах корицей, и как позже мы узнали, тоже делался по старинной рецептуре: мед, сахар, гвоздика, корица, имбирь, кардамон, лавровый лист, вода. Ну а про настоящий русский квас я вообще молчу, выше всяких похвал.

  Кроме того, если погода позволяет, то из “Детинца” выносят столы прямо на лужайку перед рестораном и ставят между огромных, вековых елей. Пиршество за столами, покрытыми белыми скатертями, да на свежем воздухе сразу напоминает нечто давно забытое, “дворянское”. Чаевых в этом случае следует конечно оставить побольше, за “антураж”. Да и в целом на сервис пожаловаться нельзя, всё очень вежливо и предельно корректно. Пообедать таким образом нам удалось на обратной дороге, при повторном посещении Новгорода.

 

  А тем временем, мы уже оказались за стенами Кремля, затолкали бесившегося на лужайке пса на заднее сиденье, и взяли курс на следующую контрольную точку путешествия, город Вышний Волочек.

 

  В районе деревни Акуловки увидели дымящиеся самовары на обочине и деревенских жителей, продающих пироги. Сбылась моя мечта. Когда-то давно я прочитала заметки, в которых описывались придорожные самовары, и с тех пор автопутешествия по России неизменно ассоциировались у меня с этой картиной. Самовары стояли по обе стороны дороги, но зачастую хозяин у нескольких один и тот же. Завидев потенциального клиента с другой стороны, он просто перебегал шоссе с немалым риском для жизни.

  Горячие домашние пирожки с мясом, капустой, яйцом, грибами и яблоками, лежали в толстых картонных коробках, выстланных изнутри полиэтиленом. Купив по паре пирожков и паре стаканов самоварного чая, мы удовлетворенно урча поехали дальше.

 

  Трасса Е105 проходит прямо через центр Вышнего Волочка, делая в нем поворот на 90 градусов, на юг. Город очень необычен с точки зрения средних русских городов. Построен на воде и у воды, такая маленькая русская Венеция. Существует с 18-го века, и был назван в связи с процессом “волока” на древнем торговом пути. Груженые товаром баржи доходили по Волге, а затем и по её притоку Тверце до окрестностей города. Там выгружались на берег и волоком перетаскивались на 10-км расстояние, до рек Цна и Мста.

  Мста изобиловала сорока порогами, самыми опасными из которых считались Боровицкие. Баржи через них не рисковали ходить, и снова все товары волоклись по суху, на этот раз на расстояние 30 км. Этот волок назывался Нижним, ну а тот, в устье Тверцы – Верхним, или Вышним.

  Затем баржи наконец попадали в озеро Ильмень, через Волхов и Ладожское озеро – в Неву, а там уже было рукой подать до Балтийского моря. Можно только догадываться, что претерпевали бедные бурлаки, волоча баржи посуху.

  В Вышнем Волочке мы не останавливались, лишь проехав по его светлым улицам через водохранилище и обе реки, и взяли курс на Торжок (70 км).

 

  Дорога была более-менее нормальной, и изобиловала забавными названиями. Выдропужск (на выезде пост ДПС, фейс-контроль), Дядькино, Агрызково (орфография оригинала), совхоз-колледж “Ясенево”, Бухолово (чем, интересно, там люди любят заниматься) вместе с Бухаловским переездом, Худяково и через дорогу Толстиково, деревни Мошки и Гусенец, Дубки, Галки и Березки. Было даже село Екатино – вроде Екатеринино слишком длинно, а Катино – слишком просто, вот и нашли промежуточный вариант.

 

  Путь до Торжка очень живописен, по лесам, по холмам. Вдоль обочин у заправок есть мотели; при необходимости можно остановиться и заночевать. С тех пор как повернули на юг, ехать стало гораздо легче, солнце не слепило, а висело где-то сбоку за лесами.

  Сам старинный Торжок не был целью нашего путешествия. Не доезжая до него 6 километров, есть ответвление к санаторию “Митино” и деревне Прутня на берегу реки Тверцы.

 

  Санаторий “Митино” построен на территории усадьбы князей Львовых. Усадебный дом находится на реставрации, но парк в округе просто великолепен. Объехав санаторий по круговой аллее, мы вскоре выехали к церкви села Прутня, и оставив машину у ограды, зашли в её владения.

  Вокруг церкви расположено кладбище. Самой знаменитой могилой на нем является могила подруги А.С. Пушкина – Анны Керн. На памятнике выбиты строки поэта: “Я помню чудное мгновенье…” Керн в возрасте 80 лет умерла в Москве. Гроб с её прахом везли по железной дороге, а затем должны были доставить в село Прямухино за Торжком, собственность её второго мужа. Но из-за размытых дорог не смогли этого сделать, и Анну Керн похоронили на сельском погосте в Прутне, у родственников Львовых.

 

  Кладбище окружено огромной сиреневой рощей. Тянется она вдоль берегов Тверцы и просто поражает воображение. Никогда мне еще не приходилось видеть целое море сирени в одном месте! Илья утверждает, что роща стоит здесь с незапамятных времен.

  Река Тверца спокойно несет свои синие воды, огибая небольшие островки, и снова замыкаясь за ними. Берега её покрыты колышущейся травой-муравой, и наш пёс конечно же не упустил случая поваляться везде, куда только дотянулся. Воздух в этих местах удивительно чистый и легкий, с тонким ароматом хвои. Не зря же санаторий построили рядом.

 

  Время уже близилось к вечеру, мы взяли курс на Тверь, находящуюся в 48 км к юго-востоку от Торжка. Сам город не очень нравится нам обоим, но именно там проживали дальние родственники, беспощадно зазывавшие в гости. Не заехать к ним было равно кровной обиде, но зато мы решили там же и заночевать, сэкономив на гостинице. Родственные подробности опускаю.

 

  С утра пораньше, купив продуктов в дорогу, и забрав Рено с платной стоянки под окнами дома (50 руб.), мы взяли курс на Клин, 65 км на юг все по той же трассе Е105, к которой теперь прибавился московский номер М10. Где-то с полпути, около села Радченко, шоссе идет прямо вдоль берега Волги, затем пересекает Иваньковское водохранилище, и вливается в Московскую область. На границе областей расположен традиционный пост ДПС, фейс-контроль. Вдоль дороги появилось немыслимое количество заправок, кафе, мотелей; явно сказывалась близость к Москве.

 

  Город Клин совсем небольшой, старый (начала 14-го века), и ранее входил в линию тверских городов-крепостей на притоках Волги. Название “Клин” происходит от русского “клин” – земельный надел, лесная полоса, граница. Город расположен в 90 км на север от Москвы и является промежуточной точкой железной дороги Ленинградского направления. Нами Клин использовался только в качестве ориентира; из него планировали попасть на дорогу на Дмитров. Это оказалось нелегким делом, указателей нет, крупной карты в атласе нет. Пришлось обращаться за помощью к местному населению, а то бы в Москву укатили.

 

  Из Клина в Дмитров ведет дорога районного масштаба под номером А108. Двигаться нужно строго на восток, 57 км. По-началу, мы немного опасались сельской дороги, но через несколько километров она побежала так гладко и весело по холмам, что местами даже превышала московскую трассу по качеству. Большие грузовики тоже явно любили этот путь; кроме них других машин не было вообще. Места лесные; часто встречались знаки к санаториям, детским лагерям, и садово-приусадебным хозяйствам. Понравилось название одного села: Максимково-Голиково. Мудрёно рџ™‚

 

  Через некоторое время мы подъехали к каналу имени Москвы, пересекли его, и оказались на левом берегу, в самом Дмитрове. Если въезжать в город с севера, не миновать сразу три поста ДПС, один за другим, в районе железнодорожной станции.

  Город Дмитров очень древний, основан в 1154 году Юрием Долгоруким, и назван по христианскому имени сына князя. Дорога, уходящая на юг в Москву, называется Дмитровское шоссе, имеет по две полосы в каждую сторону и очень хорошо освещена. В самом Дмитрове полно ясных и четких указателей, без труда читаемых из машины. В целом, очень дружественный к автопутешественникам город.

  Трасса А108 проходит его насквозь, и бежит дальше строго на восток, где в 51 км располагалась цель нашего путешествия в этот день – город Сергиев Посад (Загорск). Мне ни разу не приходилось бывать в тамошних краях, Илья же в детстве был там неоднократно.

 

  Сергиев Посад – центр православия России, где находится место паломничества верующих, Троице-Сергиева Лавра. На территории бывшего СССР существовало четыре Лавры (высший статус для монастырей): в Ленинграде, Киеве, Почаеве и Загорске. Сама Лавра очень гармоничное сооружение, с расположенными в её пределах древними церквями, соборами, музеями и гробницами. В не зависимости от вашего отношения к религии, Лавра определенно стоит посещения.

  Сергиев Посад представляет из себя город на холмах, со 100 тысячным населением. Даже в советское время Загорск посещало количество туристов во много раз превышающее численность его населения. Историческое имя городу было возвращено лишь в 1991 году, название Загорск хоть и звучит по-русски красиво, на самом деле было дано в честь некоего революционера Загорского.

 

  К Лавре подходит улица Красной Армии. Прямо перед монастырем на Красногорской площади есть платная парковка (открыта не всегда), но вполне реально запарковаться и вдоль узких улочек, в большом количестве отходящих от площади. Машин много, все очень плотненько, но втиснуться можно. Вход в Лавру совершенно свободен, через Святые Ворота. Удивляет огромное количество птиц везде, как на площади и самих воротах, так и на стенах, крестах и куполах соборов.

  Фотографам следует купить право на съемку внутри Лавры (100 рублей). В киоске при этом выдают талончик, который внутри никто не проверяет, так что по идее можно и без него. Самый неприятный момент: в Успенский собор (тот, который с синими, звездными куполами) и в шикарные Трапезные палаты пускают только с гидом. Его услуги стоят 700 рублей. Эта цена не зависит от количества человек в группе: удалось найти пятерых-семерых – хорошо, нет – всё равно 700 рублей за одного. Как-то странно. Своим ходом в собор нельзя, разве что очень сильно прорываться сквозь охрану. В качестве альтернативы, в киоске просто можно купить путеводитель с подробной картой Лавры (50 руб.) и ходить с ним.

 

  Одно из наиболее интересных строений монастыря – это Пятиярусная колокольня (88 метров), на которой установлен самый большой колокол в православном мире, весом около 700 тонн. Но в лучших традициях вход на колокольню закрыт. Внизу в ней устроен “художественный закуток”, торгующий крестами и пасхальными яйцами.

 

  Мы зашли на территорию Лавры именно со стороны колокольни; все основные архитектурные памятники предстали как на ладони. Слева возвышался Успенский собор с примыкающей к нему усыпальницей Годуновых; за ним виднелись купола Троицкого собора, церкви Преподобного Сергия со зданием трапезной. По периметру Лавру охраняют крепостные стены с башенками, а в самом центре бьет святой источник, всегда окруженный людьми. Люди приходят с пустыми пластиковыми бутылями и контейнерами, и вынуждены отстаивать немалую очередь, прежде чем прикоснуться к источнику.

 

  В дальнем углу, пройдя мимо еще одной огромной очереди из желающих приложиться к мощам святого Сергия Радонежского, хранящихся в Троицком соборе, можно выйти к монастырской ризнице. Попасть на экскурсию внутрь стоит всеми правдами и неправдами, сделать это гораздо легче если ехать с группой из турфирмы. Подойдя к окошку кассы, мы узнали, что на сегодня все уже продано. Но в этот момент к кассе подошел работник музея и сказал кассиру, что автобус с туристами на ближайший сеанс не приехал, и что можно продавать билеты. Нам осталось только протянуть деньги.

 

  На ноги выдали мягкие тапочки; вещи, включая абсолютно всю фототехнику, нужно было оставить у охраны или в гардеробе, в сокровищнице снимать строжайше запрещено. Остается только описать словами всё, что мы там увидели, хотя это и довольно затруднительно сделать.

  В ризнице хранятся дары со стороны царских и боярских семей, а также драгоценная церковная утварь. В последующие века коллекцию пополнили иконы, старинные манускрипты (доступны для просмотра в большом разрешении на сайте Лавры), исторические документы и даже предметы мебели. Жемчужиной коллекции считается оклад для знаменитой “Троицы” Рублева, заказанный Борисом Годуновым.

  Очень впечатлили старинные плащеницы со все еще видной вышивкой, кубки – чернь по золоту, митрополичьи шапки с вышивкой жемчугом неправильной формы, золотые и серебряные кружки и канделябры. Почему-то именно такие вещи, далекие от совершенства с точки зрения современного человека, и вызвали наибольшее восхищение. Кроме того, в ризнице есть коллекция портретов царственных особ. Благодаря знаниям и опыту гида, часовая экскурсия пролетела совсем незаметно, и мы были конечно же очень рады, что сумели хотя бы слегка прикоснуться к русским древностям в Лавре.

 

  В целом – впечатления самые положительные, даже несмотря на некоторые несостыковки и непонятные организационные препятствия при посещении. Выйдя из Лавры, оглянулись назад, чтобы еще раз охватить взглядом купола и колокольни: синие с золотыми звездами Успенского, нестерпимо сверкающие золотом на солнце – Троицкого, шпиль самой колокольни, и все это на фоне яркого голубого неба.

  Попрощавшись с Лаврой, отправились искать где бы пообедать. В одном из переулков, примыкающих к площади, забрели в армянский ресторанчик-подвальчик. Сервис был любезный, но еда просто отвратительная, включая склизкие шашлыки. Даже не буду упоминать название.

 

  Из Сергиевого Посада мы выехали все по той же трассе А108, держа путь на юг. Заночевать в этот день планировали в городе Владимире, в 190 км от Москвы. Довольно быстро въехали во Владимирскую область, но скользнули лишь по самому её краю, снова оказавшись в Московской. На этом участке относительно мало населенных пунктов, можно хорошо разогнаться. Конечно, к Владимиру можно проехать напрямик на восток, но слитного шоссе не существует, придется пользоваться паутиной сельских дорог, а это слишком большая потеря времени. Такой маршрут мы решили избрать на обратном пути, а пока мчались 70 км до московской, трехполосной трассы М7. Пусть получился небольшой крюк, но в результате мы приехали еще засветло.

 

  М7 – очень оживленное шоссе, три полосы проложены только до Малой Дубны (около Орехово-Зуева), потом до самого Владимира сужается до двух. По пути множество постов ДПС, светофоров, пешеходных переходов. Встречные машины постоянно мигали – предупреждали о засадах, чем не раз нас спасали. Въехав (теперь уже совсем) во Владимирскую область, оказались в окрестностях города Покров, знаменитого своей шоколадной фабрикой. На обочинах встречались продавцы её продукции – шоколадных конфет и пряников с вареной сгущенкой. Далее, через 15 км показались Петушки из нелюбимого мной произведения Ерофеева “Москва-Петушки”.

 

  Здесь удалось увидеть процесс самого страшного въезда на скоростное шоссе. Постараюсь объяснить. Занимаются этим, в основном, большие грузовики. Они разгоняются по обочине _встречной_ полосы, и увидев окно в потоке, пересекают две полосы встречки, одновременно перестраиваясь уже в нужный поток. Разделения между потоками естественно нет. Такой ужас приходилось видеть несколько раз. Какая реакция должна быть у водителя грузовика, чтобы следить за четырьмя полосами скоростного движения, идущего в разные стороны! А может как всегда надеются на “авось” и большой размер машины. Это из той же серии, что и известная шутка-полубыль: Москва – единственный в мире город, где можно получить удар сзади, когда едешь по встречке рџ™‚

 

  Наконец, миновав небольшие ПГТ Лакинск и Юрьевец, мы въехали во Владимир. С севера город окружает объездная дорога, можно минуя закоулки Владимира сразу попасть на шоссе в Суздаль. Дело было к вечеру, мы стремились заселиться в какую-нибудь гостиничку. Проехав через исторический центр города по Большой Московской, следов ночлега обнаружить не удалось.

  По улицам ходили компании молодых людей странного вида и девочек в вызывающих одеждах. Заскочив в какой-то магазин за продуктами, ловили на себе неприятные, оценивающие взгляды, со стороны продавщиц в том числе. Последние были из семейства “классическая советская”: взбитые, обесцвеченные волосы, в них кружевная кокорда, такой же передник на необъятной груди, вымазанные голубыми тенями веки, ядовитая розовая помада на губах и выражение лица “как же вы все мне надоели”. Ни в одном другом городе не удалось увидеть подобных экземпляров, прямо как будто в 80-е попали. Я не люблю слово “совок”, но вот что хотите делайте, а для Владимира оно подходило с первого взгляда на 100%.

 

  Слегка обеспокоенные последними обстоятельствами, купили грузинского вина, сока, воды, йогуртов и ром-бабу, и поехали дальше искать гостиницу. Удалось нам это только после пересечения реки Кльязьмы, на берегу которой заметили вывеску “Пансионат “Клязьма””, в 2 км от центра Владимира. Ну пансионат, так пансионат, заодно и экзотично. Раньше же в санатории только по путевкам ездили, не то, что сейчас – можно с улицы придти.

  В пансионате был явный не сезон, из всех 140 комнат заняты от силы десяток. Процесс поселения несколько бюрократизирован. Заполнить надо было какие-то бланки и путевки в двух экземплярах, показать паспорт и конечно заплатить. Комната стоит 590-630 рублей; в эту же цену входит завтрак по количеству поселенцев в номере. В общем, и сервис на $20.

 

  Сама комната простецкая, в двумя односпальными кроватями по сторонам, которые мы тут же сдвинули в середину; столом, двумя стульями и двумя гранеными стаканами на подносе. В ванной комнате душ находится над унитазом, зановесочки нет, т.е. в процессе мытья мокрым становится всё. Но в принципе, это не было в новинку, хоть и слегка раздражало. Приходилось уже видеть подобные конструкции в некоторых удаленных уголках южной Европы.

  Освежившись и глотнув вина, мы завалились спать. В комнате было слегка душновато (ни вентилятора, ни тем более кондиционера); за окном звенели комары, липнущие к стеклам.

 

  Маршрут: Владимир – Суздаль – Юрьев-Польский – Александров – Новгород – Питер

 

  На третий день путешествия мы планировали охватить Владимир и Суздаль, и по кольцу возвращаться в Тверь через мелкие, старинные городки.

  Утром спустились в столовую пансионата, где действительно нас покормили так называемым “завтраком” – жесткими бутербродами из белой булки и мыльным чаем. Совсем невкусно. Занеся ключ от комнаты на стойку регистрации, уже было повернулись уходить, как дама-распорядительница почти выкрикнула: “Куда это вы? А сдать комнату горничной?” Вот оно как, побоялась наверное за два граненых стакана. Пришлось Илье снова подняться в номер, показать горничной, что всё там на месте. Только после этого нам было позволено покинуть пансионат. Мы совсем не обиделись, а восприняли такой сервис как часть экзотики; даже рекомендовать могу для забавы.

 

  Сев в машину, переехали утреннюю Клязьму в обратном направлении, и вновь оказались во Владимире. Если въезжать в город с запада, как мы сделали вчера (со стороны Москвы), то в самом начале Большой Московской улицы путешественники видят визитную карточку города – Золотые ворота, увенчанные золотым куполом. Сейчас через них естественно не ездят, а объезжают островок с воротами по кругу. Золотые ворота возведены в 12 веке владимирским князем Андреем Боголюбским. Как посчитаешь, сколько лет они тут стоят – дух захватывает. Всего ворот было пять, до наших дней дошли только эти, Золотые, благодаря своей могучей, белокаменной конструкции.

 

  Оставив машину на мини-парковке за каким-то продовольственным магазином, решили побродить по городу пешком. И опять эти липкие, мерзкие взгляды. Если вчера Илья говорил, что это всё мои фантазии от усталости, то сегодня и сам заметил, как оглядывали нас местные с головы до ног. И спрашивается почему? Одевались мы в путешествие специально так, чтобы сливаться с населением; никаких патриотических надписей по типу “I love USA”, “Old Navy” или “Don`t mess with Texas” и в помине не носили, а вот поди ж ты… Ни в каком другом городе мы больше не встречались с подобным феноменом; в этом плане Владимир неприятно поразил.

 

  Но люди людьми, а мы приехали сюда ради архитектурных древностей. По правой стороне главная улица превращается в площадь с памятником в честь 850-летия Владимира. Представляет из себя трехгранную стеллу со скульптурами у подножия. На площади паркуются туристические автобусы и постоянно дежурит милицейская машина.

  А справа, на самом высоком месте берега Клязьмы, возвышается величественный Успенский собор 12-го века. Место выбрано просто с поразительной точностью, лучше не придумаешь. Собор действующий, можно зайти внутрь, где хранится самая большая коллекция фресок знаменитого средневекового художника Андрея Рублева. Сразу за собором есть обширная смотровая площадка с видом на арочный автомобильный мост через Клязьму и тянущиеся до горизонта леса. Дышится на этом пятачке очень легко и свободно.

 

  Пройдя дальше через городской сквер с фонтаном, рядом с которым расположились юные художники с мольбертами, мы вышли ко второму собору Владимира, Дмитриевскому. Он совсем небольшой, и закрыт для посещений, но главная его особенность находится снаружи. Стены собора украшены потрясающей резьбой по белому камню, и это 800 лет назад, что чрезвычайно редко встречается в русском зодчестве. На каждом фасаде центром композиции является царь Соломон. За собором также есть смотровая площадка, с видом на реку и железную дорогу внизу.

  Именно в этом месте меня посетило явлению дежа-вю. Во Владимире я никогда не была, но вид назад, с определенного места площадки на собор, был знаком мне до мельчайших подробностей; казалось я даже знала сколько шагов до дверей собора. Пораженная, я застыла на месте, уставившись на знакомую дверь, и тут с неё с грохотом сорвалась и упала железная табличка. Мда. Илья пошутил, что лучше нам отсюда уходить, пока я чего доброго не разнесла всё остальное.

 

  Далее по берегу реки встретились остатки древних стен, как и положено чуть загнутых наружу. Ранее укрепления охватывали оба собора, сейчас сохранился лишь небольшой участок. Вдоль стены ведет романтическая, тенистая аллея, речка сверкает внизу, хорошо…

  Обойдя вокруг какой-то свежепостроенной часовни, заметили кортеж из черных Мерседесов, подъехавших ко входу. В дверях показались упитанные священники в рясах и с большими крестами, сели каждый в свою машину и укатили по делам.

 

  Мы снова оказались на Большой Московской улице. На её нечетной стороне расположены кварталы старой застройки; довольно интересно побродить среди тихих домов, в стороне от оживленной магистрали. Ну и конечно можно посетить легендарную тюрьму “Владимирский централ” (снаружи :), расположенную недалеко от площади Фрунзе. На этом наше знакомство со славным городом Владимиром закончилось, и передохнув в кафе за чашкой глясе, мы взяли курс на Суздаль.

 

  Суздаль расположен в 36 км от Владимира, строго на север, по более-менее нормальной дороге. В самом городе ограничение скорости 40 км/ч, да быстрее и не хочется ехать – такая красота кругом.

  По праву Суздаль называют жемчужиной Золотого кольца. Городок (12 тыс. жителей) с исконным русским духом, настоящий заповедник, каких уже не бывает. Место поселения очень древнее, вплоть до финно-угров 4 в. до н.э., однако первое письменное свидетельство о Суздале относится “лишь” к 1024 году. Всего-то какую-то тысячу лет назад.

  На протяжении этого времени кто только не делил Суздаль: и русские князья, и татаро-монголы, и поляки с литовцами, и крымские татары. Даже удивительно, что после таких междоусобных разборок в городе уцелели архитектурные сокровища. Да еще в таком количестве! Кремль, 5 монастырей, 30 каменных церквей, 3 деревянных, плюс постройки обывателей. И мы конечно же не могли упустить шанс прогуляться по древнему городу.

 

  С юга на север Суздаль пересекает улица Ленина. Слева от неё змеится река Каменка, раньше судоходная, сейчас же настолько классически русская, пасторальная, что не фотографировать её просто нет сил. Удобным ориентиром служит Торговая площадь в северном конце улицы Ленина. Там можно оставить машину, и далее просто гулять по Суздалю, переходя от одной достопримечательности к другой.

  К северу от Торговой площади виднеются массивные, розовые стены Спасо-Ефимиевого монастыря (14-й век), не действующего. Сохранился относительно неплохо для своих лет; но стены испещерны многочисленными щербинами, что облегчает попадание внутрь. Илья даже попытался взять штурмом одну, решив претворить теорию в практику.

 

  На территории монастыря есть работающий музей, Спасо-Преображенский собор, звонница и могила князя Пожарского. Около ворот суздальские умельцы продают свои изделия, причем гораздо дешевле, чем у Торговых рядов. Ассортимент все тот же: туески из бересты, лакированные шкатулочки, деревянная посуда и игрушки. Все очень хорошего качества.

 

  Пополнив свои сувенирные запасы, дошли до самого берега Каменки, с которого открывался просто шикарный вид на белокаменный Покровский монастырь, женский, действующий. В обрамлении летней природы средней русской полосы он смотрелся очень уютно и на своем месте. Именно от таких видов у особо чувствительных натур может обостриться ностальгия, и набежать легкая, светлая грусть по давно утраченному.

  Ранее в монастырь ссылали дам благородного происхождения, впавших в немилость. Грешили этим многие сильные мира сего, от Ивана Грозного, пожизненно сославшего своих невесток, Евдокию Сабурову и Прасковью Соловую, до Петра Первого, определившего сюда родную жену Евдокию Лопухину. За стенами монастыря обращает на себя внимание Покровский собор с шатровой колокольней и церковь с галереей.

 

  По высокому берегу Каменки мы вернулись к Торговым рядам. С первого взгляда они показались поразительно знакомыми. И не мудрено. Построили их относительно поздно, в 1811-м году, а дизайн был скопирован с Гостиного Двора в Санкт-Петербурге.

  Время уже перевалило за полдень, пора было где-нибудь перекусить. На той же улице Ленина мы приметили вывеску “Харчевня”, и соблазненные словами “солянка”, “окрошка” и “пельмени”, решили заглянуть.

 

  “Харчевня” по статусу относится к кафе; на деле же это небольшой, уютный ресторанчик. Два зала – для некурящих и губителей своего здоровья, очень чисто, занавески на окнах, полотняные скатерти, хорошая фарфоровая посуда. Окрошка и солянка подавались в глиняных горшочках (по 90 руб. каждая), по объему много, второе блюдо можно не брать, а ограничиться каким-нибудь салатом. Но Илья не утерпел и все-таки съел еще котлету по-киевски, с пюре. Запивать нужно конечно же медовухой.

  В Суздале находится медоваренный завод, выпускающий сей напиток разной крепости: 3%, 5%, 7%, 10%, и даже безалкогольную. У бутылок этикетки разных цветов, чтобы легче было ориентироваться. Продукт натуральный, без использования консервантов и красителей, поэтому хранится всего 3 месяца. Позже, выйдя из ресторанчика, мы зашли в продуктовый магазин, где и купили все виды медовухи на пробу. Часть раздарили в Питере, а часть даже увезли с собой в США. В целом – освежающая, легкая вещь, очень рекомендую!

 

  Подкрепившись, мы отправились в сторону Кремля, мимо улицы Теремки с покосившимися домиками. В 12 веке здесь стояли терема суздальской знати и проходила граница древнего посада. На юго-запад, к реке, идет улица Кремлевская, скорее напоминающая аллею, и выводит прямехонько к Кремлю, охваченному с запада изгибом Каменки. Доехать можно и на машине, место для стоянки есть, но лучше по Суздалю все же гулять пешком, чтобы слиться с атмосферой города.

 

  Вход в Кремль свободный, через решетчатые ворота. По правую руку находится древний Рождественский собор, в аварийном состоянии, с осыпающейся штукатуркой. Далее тянутся белые архиерейские палаты, звонница и деревянная Никольская церковь 18-го века. У границы Суздальского Кремля виднеется вал. Он очень старый, насыпан еще по приказу Киевского князя Владимира Мономаха, и по возрасту старше многих русских городов, в том числе и Москвы. Когда-то по валу были воздвигнуты стены с башнями и воротами, а по низу был вырыт глубокий ров. Таким образом в город невозможно было попасть кроме как по подъемному мосту.

 

  Забравшись на вал и фотографируя Никольскую церковь, я вдруг услышала за спиной английскую речь: “Excuse me, miss…” Как, почему со мной заговорили по-английски в российской глубинке?! А всё дело оказалось в камере. Уже который раз, в разных странах и городах старенький Canon давал повод для знакомства. Он являлся своего рода сигнальным флажком “вот, смотри, свой брат-фотограф, есть контакт”. Пожилой джентльмен оказался датчанином, отбившимся от своей группы намеренно, чтобы спокойно пофотографировать, и постоянно прицокивающим языком “Ах, какая красота, ах какая Россия!” Как оказалось, дядя ехал из Москвы, и затем собирался продолжить путешествие до Санкт-Петербурга. Подумалось: “ну, там ему точно срыв башки обеспечен”. рџ™‚

 

  Ещё чуть южнее Кремля, расположен знаменитый музей деревянного зодчества, основанный в 1960-х годах. Работает с середины мая до конца января. Экспонаты музея под открытым небом – это деревянные постройки, свезенные сюда из разных мест Владимирской области. Начало положила Преображенская церковь 1756 года из селя Козлятьева, затем к ней присоединилась мельница, колодец, жилые дома, хозяйственные постройки. Позже привезли еще одну церковь, Воскресенскую, с колокольней. Получился традиционный сельский ансамбль из двух церквей, летней и зимней. Церкви построены из сосны, без единого гвоздя, только с помощью топора, включая мелкую резьбу.

 

  От музея мы отправились назад к машине, к Торговой площади. Да, приземленная деталь: пользование уличным туалетом в Суздале стоит в два раза дороже питерского, 20 рублей; поэтому не стоит пренебрегать кафешками при удобном случае.

  На подступах к Торговым рядам, заслышали гомон голосов. Оказалось, что пока мы гуляли, любуясь суздальскими красотами, здесь самообразовался рынок по продаже все тех же сувениров. Место явно пользовалось популярностью, товар уходил хорошо. Пополнив коллекцию еще конфетницей и солонкой в подарок, мы почти столкнулись с огромным воеводой с алебардой в руках. Грозный воин являлся зазывалой в дегустационный зал медовухи от Суздальского медоваренного завода. И мы, конечно, не отказались.

 

  От входа нас провели в расписные хоромы-полати с лавками и столами “под старину”. Официантки в сарафанах и кокошниках принесли меню. Обычно, стилизации подобного типа не вызывают у меня никаких чувств, кроме отвращения и отпугивания. Но в данном случае все смотрелось настолько гармонично, интересно, и без излишней навязчивости “купи-купи-купи”, что составило самые приятные впечатления. На дегустации медовуха подавалась в 10 керамических чашках на подносе. Все напитки разные: с хреном!, с сушеной клюквой, со смородиной, с липой и т.д. Было очень забавно определять что где находится. На закуску предложили орешки и сушеные фрукты (черноплодную рябину). За все про все – 150 рублей.

 

  После десяти стаканчиков медовухи обнаружились явные признаки легкого опьянения. Медовуха хоть и слабоалкогольный напиток, но тут все дело в количестве. Поэтому, прежде чем усесться за руль, мы еще какое-то время бродили по базару, сидели на высоком берегу Каменки, и наконец были готовы отправляться в дальнейший путь.

  Суздаль, безусловно, произвел самое сильное впечатление за всё путешествие; противиться его тихой, русской магии, было совершенно невозможно, недаром “Чародеев” по Стругацким снимали здесь же…

  Суздаль оказался для нас самой дальней точкой кольца, этаким “зенитом”. После него маршрут развернулся в обратную сторону. Ехать назад по своим следам по трассе показалось скучновато, поэтому выбрали альтернативный путь в Тверь, через старинные поселения Юрьев-Польский, Кольчугино и Александров.

 

  Юрьев-Польский находится в 64 км к западу от Суздаля. Прямой дороги из точки А в B нет, указателей на всем протяжении не видели. Поэтому честь и хвала дорожному атласу, благодаря которому мы избежали участи заблудившихся туристов. По пути встречались названия усадеб, отвечающих на вопрос “чьё?”: Гавриловское, Вышеславское, Новокаменское, Андреевское, Федоровское, Никульское… Навевает на определенные мысли. Дорожное покрытие – выше всяких похвал, лучше чем на трассе. Видно, что ездят здесь не часто. Дорога петляет по холмам, вверх-вниз, вверх-вниз, а вокруг поля, поля, поля и моря луговых цветов. Очень приятный участок шоссе!

 

  Да и название Юрьев-Польский свидетельствует о том же. Нет, к Польше город не имеет никакого отношения. Первая часть названия сложилась в честь основателя города Юрия Долгорукого, а вторая образовалась от слова “поле”. Владимирское Ополье – так раньше называли этот регион. Не смотря на то, что город расположен прямо в центре Золотого Кольца, туристами посещается не часто. Может этим объясняется отсутствие нормальных дорог в центре. Счастье, если удастся найти асфальтированный кусочек. В основном же это яма на яме, и ямой погоняет. Весь городок можно проехать насквозь минут за 10. Но определенно стоит задержаться и посмотреть на главную достопримечательность – Михайло-Архангельский монастырь. Если ехать со стороны Суздаля, то при въезде в город свернуть направо, к центральной площади.

 

  Юрьев-Польский был основан в 12 веке как основной защитный бастион Владимиро-Суздальского княжества, и является почти ровесником Москвы. Его древнюю часть окружал земляной вал, любимое средство защиты от неприятелей того времени. Остатки его до сих пор хорошо видны у собора. Михайло-Архангельский монастырь с серебряными куполами открыт не всегда, но если повезет попасть в нужное время, то внутри есть выставки церковных ценностей, истории Ополья, предметов быта местных жителей, а также выставка, посвященная Багратиону, похороненному в здешних местах. Вот такой маленький, русский городок. Больше там делать вроде как и нечего.

 

  Дело близилось к вечеру; к полуночи стремились попасть на ночевку в Тверь, поэтому поспешили в путь. Трасса находилась далековато, выбирались опять по мелким, провинциальным дорогам. Двигаясь на запад, через 31 км проехали по краю Кольчугино. Дорога сразу испортилась и продолжала в том же духе все 45 км до Александрова. Местами она походила на решето: верхний слой асфальта напоминал пчелиные соты, под которыми виднелся более старый слой. Ехали уже там, где лучше сохранилось покрытие, не обращая внимания, своя это сторона дороги или чужая, тем более, что и разметки никакой. Очень редко встречались автобусные остановки; народ с бидонами сидел на обочинах, кое-кто валялся в траве в ожидании рейса.

 

  В городке Александрове мы хотели попасть в Александровскую слободу – загородный дворцовый комплекс начала 16-го века, построенный по приказу князя Василия III, отца Ивана Грозного. Да и сам царь Иван провел здесь большую часть жизни, правил государством и сделал слободу опричной столицей, т.е. столицей государева войска. Того и гляди, маленький Александров вполне мог стать столицей нашей Родины. Но не случилось.

 

  Все наверное помнят картину “Иван Грозный убивает своего сына”. Так вот, произошло убийство именно здесь, в белокаменных палатах Александровской слободы. После чего спятивший царь Иван навсегда покинул это место, и больше никогда не возвращался. Отталкиваясь от таких исторических развилок можно писать фантастические повести на тему альтернативной истории. А что было бы с Россией к 2000 году, если бы столицей стал городок Александров…

 

  В современном городе дороги, наверное, не ремонтировались так же со времен Ивана Грозного. Покрытие во многих местах стояло вспученное, куски асфальта находили друг на друга. Поэтому знаки по ограничению в 40 км/ч смотрелись несколько странно. Не представляю никого, кто бы промчался со столь дикой скоростью по местным колдобинам. Главная улица, конечно же имени Ленина, проходит через центр города, затем мимо вокзала, и убегает за железнодорожные пути.

 

  Слободу пропустить невозможно; она возникает за белыми, каменными воротами по правой стороне. У входа даже есть бесплатная парковка на несколько машин. Со стороны этих южных ворот очень удобно начинать знакомство с архитектурой слободы; при желании можно воспользоваться услугами экскурсовода. Кстати, в Александрове они именуются “групповодами” и являются также гарантом посещения местных удобств, о чем радостно сообщает табличка на двери.

  Со времен Ивана Грозного на территории Александровской слободы сохранились: Троицкий собор, три церкви, колокольня и белокаменные (известняковые) палаты. Всё вокруг очень ухожено, чисто и оформлено яркими цветами.

 

  Познакомившись с таким интересным и необычным местом, снова отправились в дорогу. 200 км до Твери гнали без остановок через березовые леса: Александров, Струнино, Сергиев Посад в объезд, Дмитров, Клин, и наконец въезд в Тверскую область. К родственникам мы попали посреди ночи, но они были предупреждены о нашем визите, поэтому особо не возмущались (хорошо хоть выходной был). Остатки ночи провели на кухне, засидевшись за медовухой, рассказывая о своей поездке, о жизни в США, и слушая ответные истории на российскую тему.

 

  На следующий день проснувшись в районе обеда, мы вновь собрались в дорогу. Путь до Новгорода пролетели на одном дыхании. Отобедали в Кремле на лужайке перед “Детинцем”, как я уже упоминала в начале рассказа, и поглотили финальный участок до Санкт-Петербурга за какие-то 2,5 часа.

 

  Вот и закончилось наше небольшое, но такое необычное и интересное путешествие. Мне всегда было неуютно от мысли, что мы знаем географию и дороги других стран лучше, чем российские. Эта мысль сидела и свербила где-то в подсознании, не давая покоя. Наконец-то удалось реализовать давнишнюю мечту и поездить по России. Да и с географией стало получше: разбуди среди ночи – покажу на карте поселок Кольчугино или суздальскую речку Каменку. Рассматривание дорожного атласа Московского региона еще долго будоражило воображение, да и сейчас, нет-нет, а загляну, повспоминаю…

 

  От российского отпуска у нас оставалось еще несколько дней, которые также провели с пользой, разъезжая по окрестностям. Первый раз удалось попасть в Кронштадт, закрытый до 1996 года город. Экскурсии туда отправляются от Гостиного двора, стоят 300 рублей, 5 часов. Очень интересно было проехать по дамбе, взглянуть на Чумной форт издали (раз в год там проводят дискотеки для золотой молодежи), посмотреть на необычный Морской собор в византийском стиле, доки и набережную с якорями. Кроме того, как всегда много времени проводили в Петергофе и Пушкине, с которыми связывали воспоминания со времен студенчества.

 

  Вернувшись из путешествия по Золотому кольцу, забрали из турфирмы мой новенький-готовенький загранпаспорт. Наступило время отъезда. Багажа в обратную сторону получилось как всегда больше; многочисленные подарки с трудом влезали в чемоданы. Но это уже такие, приятные волнения.

  Утреннее такси домчало нас по полупустым, светлым улицам Питера до Пулково. Рейсы авиакомпании “Air France” и на этот раз не задерживались, ни при отправлении, ни при пересадке в Париже.

  Через 14 с лишним часов мы ступили на землю Хьюстона, окунувшись в его уже такую жаркую в начале лета атмосферу, и наконец вздохнули свободно и немного грустно. Где-то там осталось путешествие по Золотому кольцу России.

 

 

  Карты маршрута: http://andreev.org/russia2005_travel.html

 

  Катерина Андреева.

  Хьюстон, США – Россия.

  Май – Июнь, 2005.

 

 

 

Katrin   



Прочитайте еще Отзывы о России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.