Индонезия. От заката до рассвета, от Явы до Канавы. , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Индонезия. От заката до рассвета, от Явы до Канавы.

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Индонезии > Индонезия. От заката до рассвета, от Явы до Канавы.

Индонезия. От заката до рассвета, от Явы до Канавы. Индонезия. От заката до рассвета, от Явы до Канавы. (Продолжение давней истории).

 

  О, ожерелье экватора, край островов, вулканов и кораллов… Одна из немногих стран, куда мы вернулись второй раз….

 

  На самом деле, мысль посетить Индонезию повторно созрела очень быстро после первой поездки, но так как необследованными оставались еще очень многие интересные и увлекательные страны, то путешествие в Индонезию все как-то откладывалась. Но внезапно обстоятельства сложились таким образом, что нужно было срочно ехать в отпуск, а так как сезон был благоприятен, билеты, пусть дороги, но доступны, визовые вопросы отныне легко решаемы – то за пару недель мы сорвались в долгий путь к крошечным райским островкам далеко-далеко от Москвы.

 

  Пару слов об интеграции в мир.

 

  У каждого человека есть некое идеальное представление о жизни в целом, которое он стремится вольно или невольно реализовать. Например, можно быть селфмейд-вумен, при этом начинать утром в cалоне красоты, потом бизнес, вечером ресторация, клуб, тусовка и т.д. У меня же была мечта независимо от уровня дохода жить относительно неприметной для сторонних глаз жизнью, оставаться верной своим внутренним неформатным ценностям, работать в Европе, а отдыхать в Азии или Америке. И чувствовать удивительную свободу, когда ты можешь купить билеты, сесть в салон, по которому ходят стюардессы, похожие на фарфоровые куколки, и почувствовать себя не гражданином какой-то конкретной страны, а человеком мира. Как приятно не унижаться в посольствах, а запросто сесть в белокрылый лайнер и отправиться далеко-далеко. И когда садишься в самолет, то в очередной раз понимаешь, что мечта временами достижима. Почти сутки в пути, пара часов в высокотехнологичном Сингапуре, и вот они – знакомые очертания островов, прихотливые силуэты крыш аэропорта Соекарно – мы в Джакарте. После приятных моментов узнавания и фиксирования обменного курса на уровне двухлетней давности случилась первая ломка сознания – а именно значительное удорожание цен на авиабилеты до Бали. То есть представьте наши физиономии: мы такие радостные, улыбчивые (хотя и очень сплюшные) подходим к окошкам, а там цены в три раза выше, чем были 2 года назад. Понятно, что топливо есть топливо, что все равно было малоприятно. Мы в недопонимании пропустили ближайшие рейсы до Денпасара, но все же улетели самым дешевым тарифом какой-то из новоявленных маленьких компаний.

 

  Бали – рай гедониста или…. ?

 

  Бали – это наш излюбленный транзит. Раньше мы не уделили должного внимания острову витиеватых танцев и поражающих сложностью декора храмов, посему в этот раз решили воздать Бали сполна. Изначально мы хотели остановиться в крохотном и симпатичном отельчике в Куте, который нам полюбился пару лет назад, но не получилось по причине занятости последнего. Так что пришлось поселиться неподалеку, но опять таки за другие деньги. Наши вопросительные взгляды откомментировали таким образом, что да, действительно очень выросли цены на нефть, за ними вообще все цены выросли, и надо принимать все это как данность. Ну чтож – зато здесь обожаемая мною высокая волна, разнообразие тропических фруктов, обилие сувениров, шелест бамбуковых палочек и огромные воздушные змеи в алеющих лучах заходящего солнца. А так как первый закат был чуть-чуть омрачен облаками, то мы провели вечер за кружками со столь любимым Bintang beer и как раз рассуждали о том, что, наверное, надо зарабатывать больше денег, чтобы опять испытывать ту приятную легкость, которая нас повлекла сюда второй раз. Однако в конце концов мы порешили, что дело не в нас, а все-таки в Бали. Прелесть острова дейстительно заключалась в том, что можно купить достаточно дорогой билет, а потом погрузиться в мир удовольствий, где тарелка лобстеров стоит три копейки, где можно колбаситься днем на серфах, а вечером – на дискотеках, где жизнь бурлит в своей вообщем-то незайтеливой, но очень радостной и расслабленной атмосфере. Ведь прелесть Бали была совсем иная, нежели чем шоу-секс-коммерция Тая или покачиваюшийся в ритмах сальсы мужской рай Кубы в серебристых каплях мохито…. И совсем не то, что Гоа… Что-то свое, где было место всему: солнцу, стихии океана и физического экстаза от овладения волной; сексу, который всегда будет там, где есть молодость и беззаботная радость; место и для юности, колбасящейся на дискотеках, и для старости, потягивающей пиво в барах. Место дорогим курортам при подавляющей дешевизне всего вокруг – и при относительной приличности происходящего. И если даже кто-то слукавит на пару долларов, что ж – на Аллаха надейся, а верблюда привязывай. Но из-за этого так лень было конфликтовать – когда пряный запах ежедневных подношений струится в воздухе, наполненном звуком балийского цимбала, когда соленая вода стекает по загорелому телу, когда белые цветы за ухом излучают такую сладкую нежность…. За этим стоило ехать, чтобы не задумываться, сколько это стоит… И счастливые подобными воспоминаниями, мы продолжали улыбаться так, как могут улыбаться, наверное, счастливые молодожены в свой первый медовый месяц вместе – именно такое впечатление мы и производили на окружающих.

  Но рай – он на то и рай, чтобы не нарушать в нем священных заветов невинности, и об этом чуть позже…

 

  Остров Флорес, или повесть о Лохматом Друге.

 

  Основной целью нашей второй поездки был далекий остров с красивым названием Флорес, которое должно вызывать в воображении картинку цветущего заповедника. Так как мы не объехали весь Флорес целиком, то не можем оспаривать справедливость данного названия, а что касается места, где мы жили в Лабуан-Бажо, то оно действительно являло собой пышный и радующий глаз садик на склоне горы, в глубине которого расположились плетеные и каменные бунгало. Мы заселились в последнюю сводобную комнатку с видом на причал. Посредником в этом процессе был один местный житель, отличающейся шапкой из густых курчавых волос – поэтому мы его нарекли Лохматым Другом. Наш Лохматый Друг встречает в аэропорту Лабуана самостоятельных туристов, которых не то, чтобы много, и настойчиво предлагает им свои услуги – сначала хотя бы по доставке в отель. Чем мы и воспользовались, причем по самой правильной цене. Нас привезли в отель, поселили в последнее бунгало, что, впрочем, являлось не заслугой Лохматого Друга, а случайным совпадением. И это могло бы стать началом доверительного партнерства по освоению Флореса, ибо наш Лохматый Друг был славен тем, что предлагал недельную поездку вдоль всего острова. При этом наш Лохматый Друг получил с отеля свои комиссионные. Там все как-то вообще забавно устроено – тем, кто тебя приводит в отель или покупает тебе билеты, компания-продавец услуг или отель платит комиссионную денежку. А если ты приходишь сам (такое, наверное, редко случается), то никто никому ничего не платит, и тебе тоже). Но цена для тебя в любом случае не меняется – привели ли тебя, или ты сам пришел, все равно ты заплатишь те же деньги. Так вот, наша встреча с Лохматым Другом могла бы продлиться в направлении привлечения его к решению всех наших организационных вопросов, но его подвело одно «НО». Он почему-то решил, что под видом самостоятельных путешественников на острова прибывают исключительно неразумные персоны с тугими кошельками, которым нужен халдей, который якобы берет на себя все заботы по организации отдыха, но при этом изящно изолирует тебя от окружающего мира, в котором, по его словам, есть только недалекие местные жители, которые по-английски и два слова не свяжут. При этом наш Лохматый Друг преданно смотрит тебе в глаза и называет цены, которые значительно выше тех, что ты можешь получить от каждого, кто не находится под его «колпаком». И если ты доверишься Лохматому Другу один раз, он будет кидать тебя направо и налево, преподнося себя при этом как самую влиятельную персону в радуисе 500 километров – причем как на суше, так и под водой. А объяснять нашему Лохматому Другу, что мы-де побывали во многих странах и никогда не соглашались иметь дело с теми, кто изначально пытается нас обмануть, было очень лениво – все же в отпуске, и не хочется омрачать это время излишними напряжениями мозговой и эмоциональной активности, особенно по коммерческим вопросам. Такого и на работе хватает. Поэтому мы постарались просто избегать Лохматого, а также его младшего братца, столь же шевелюристого – особенно после того, как эта сладкая парочка (очень похожая на братьев из рекламы «Будь Бамбуча!») пыталась нам втюхать втридорога поездку на Ринчу и при этом отгоняла от нас хозяев лодки, которые были бы рады заработать, предложив более низкую цену.

  Врочем, Лохматый Друг нас даже позабавил. Постоянно наблюдая его незамысловатые ужимки, нацеленные на привлечение клиентов, мы отдали должное его напористости и изворотливости ума. По количеству примитивных маркетинговых приемов он превзошел всех остальных жителей города вместе взятых. Возможно, он даже читал какую-нибудь специальную литературу для начальной школы, или просто следовал своему инстинкту и коммерческому чутью. Его усилия были настолько очевидны и публичны, что даже возникло желание посодействовать в процессе привлечения клиентов. Лапша, которую он развесил нам на уши при первой встрече, еще не остыла окончательно, поэтому мы ехидно обсудили теорию кратного увеличения его клиентуры в обмен на незначительную уступку – ему следовало объявить себя приверженцем нетрадиционной сексуальной ориентации. Впрочем, каемся, идея заимствована из одного французского фильма, чистый маркетинг, ничего личного. Некоторое время мы обсуждали, стоит ли подкинуть идею ему самому, или самостоятельно заняться его раскруткой через какой-нибудь популярный ресурс, например форум Лонели Планет, там даже есть для этого специальный раздел. К тому моменту мы уже не раз столкнулись с тем, что местное мужское население ненавязчиво предгалает себя в роли интимного друга одиноким путешественникам. Мы долго и продуктивно глумились в этом направлении, потом нам надоело и мы забросили этот проект. Но посмеялись тогда от души.

  А вообще, народ на Флоресе очень приятный – персонал отеля и лодочники вполне сносно понимают и говорят по-английски и даже по-французски, главное только не задавать им абстрактные вопросы. И очень хорошо относятся к русским – потому что сюда в большинстве своем доезжают нормальные люди, лишенные каких-то серьезных заворотов мозга. Здесь нет ни «кузьмичей», ни «бычья», ни «гламурных персонажей». Я даже подумала, что карту мира, а точнее мировых курортов, можно испещрить флажками-знаками, обозначив зоны скопления вышеперечисленных групп – точно бы не повезло Европе, Турции, Египту и Таиланду…. А на Флоресе пока все не так, русских там любят как общительных и адекватных людей, и нам даже было жалко, что мы не захватили из дома несколько сувенирных матрешек, чтобы просто подарить их девочкам из персонала отеля. Поэтому берите с собой русские сувениры, не попадайтесь в объятья Лохматого Друга, а просто доверяйте самими себе…

 

  Край тысячи островов, или как получить райское удовольствие в Канаве…

  Тысяча островов в данном случае – этот вовсе не пикантный соус с маринованными корнишонами, а маленькие кусочки суши, разбросанные в море Флорес. А Канава – всего лишь название острова. Кусочки суши окружены коралловыми рифами, в созерцании которых можно проводить часы, дни, недели…. И если Лохматый Друг не увлечет путешественника за собой в поездку по большому острову, то именно эти маленькие островки и будут той прекрасной частью природной сокровищницы, ради приобщения к которой стоило преодолевать долгий путь из Москвы. В Лабуане можно поступить двояко – либо каждый день совершать точечные вылазки на конкретные острова типа Бидадари, Себолы, Ринчи, либо забраться на островки с бунгало – Серайя или Канава. Мы опробовали оба способа – в каждом есть своя прелесть. Правда, первый подороже, но зато есть шанс уловить специфику каждого островка. Лично нам более всего понравился большой остров Себола.

  После исследования маленьких кусочков суши по отдельности, мы решили забраться в райские кущи островка с бунгало и остаться там на несколько суток. Нам опять повезло с комнатой, и три дня мы провели на острове с оригинальным названием Канава. Канава очень маленькая – по периметру можно обойти за час, что и было проделано пару раз, в отлив и прилив. Здесь нет местных деревень, а только десяток домиков для туристов, рецепция у причала и некое строение, обустроенное под кухню. Все это вместе и было гостиничным комплексом. Чуть подальше расположился длинный домик, где жил обслуживающий персонал нашего отеля. Бунгало были очень даже симпатичными, разве что лимитированный доступ к таким благам цивилизации, как пресная вода и электричество, немного смущали. На Травангане мы мылись очищенной морской водой, но при этом она была в неограниченном количестве. А на Канаве воду привозили в бутылях с большого острова и заливали в резервуары раз в день определенную порцию, которой ты должен был довольствоваться до следующего дня. Около дома была пристройка с туалетом в виде слива и резервуаром для воды – все это хозяйство носит название «манди». К нему же прилагались канистры для морской воды для смыва продуктов жизнедеятельности, а также чистый ковшик для мытья. Мы достаточно быстро наловчились устраивать друг другу душ из ковшика, а воды действительно вполне хватало на день, даже оставалось… Поэтому «манди» не была серьезной помехой. К тому же, когда летом у нас отключают горячую воду, то при отсутствии нагревателя наши даже самые фешенебельные ванны тоже превращаются в «манди». А в остальном пребывание на острове было просто райским – утро начиналось с заплыва при высоком уровне океана. После завтрака мы либо гуляли по острову, фотографируя морские пейзажи неземной красоты и наблюдая за обитателями мелководья, либо устраивали второй заплыв до отлива – и тоже фотографировали подводную сокровищиницу, сравнимую разве что с Красным морем. А по мне, Красное море даже в чем-то уступало морю Флорес. В отлив мы обедали и ленились в нашем бунгало, а как только вода начинала приливать, то опять уходили на исследование океана. Вечером посетители острова – все пятнадцать-двадцать человек – выходили на пирс, располагались на нем и любовались закатом до ужина. Потом все двигали в ресторан, а потом выходили из него и любовались сказочно красивым звездным небом, распахнувшимся на головой! Вот такая незатейливая и прекрасная в своей простоте жизнь текла на острове Канава.

  Во время приема пищи практически все обитатели Канавы собирались под крышей «ресторана» – у меня каждый раз приходили на память «10 негритят». Но слава Богу, этот остров не использовался для реализации творений воспаленного мозга. Зато можно было одновременно наблюдать за разными людьми. Здесь жила французско-голландская семья с ребенком-подростком, пара девушек-француженок, несколько престарелых дяденек, молодые пары типа нас плюс необычный тандем костариканца и шведки, а также американский юноша накануне собственной свадьбы, и дивный тандем – европейский дяденька за сорок и молоденький местый юноша, который составлял ему компанию во всем, включая, очевидно, и постель. Опять-таки, разнообразие путешествий диктует душевную дисциплину и терпимость, поэтому данная пара не вызывала никаких эмоций соседей. Более того, данного дяденьку мы вспомнили совсем недавно, когда смотрели передачу про Сардинию, в фешенебельных курортах которой миллионеры ищут уединения от суетного мира. Так вот, мы сразу же вспомнили нашу Канаву, которая действительно гораздо больше подходит на роль места, где можно обрести уединение и покой, и не исключили, что среди наших соседей, бродивших по берегу в мятых шортах и свободных майках, вполне могли затесаться миллионеры – например, тот дяденька, водивший милую дружбу с местным мальчиком…

 

  Особенности национальной охоты

 

  Об охоте принято травить байки. Итак, байка первая: охота на моллюсков. Во время нашей первой поездки в Индонезию, а именно на Травангане, мой тогда еще будущий муж начал приобщаться к моему хобби – а именно, собирательству ракушек. За два года мое, а точнее, уже наше совместное увлечение весьма трансформировалось. Сначала мы просто собирали красивые ракушечки, валяющиеся на берегу. Потом муж разжился книгой-классификатором, и мы стали покупать уже обработанные ракушки на развалах – как на родине, так и в странах, которые посетили за это время. На Перхентианс муж уже начал ловить моллюсков – правда, нам было жалко варить их самостоятельно, а вот к поездке на Флорес мы дозрели уже до настоящей охоты. У нас было даже соответствующее снаряжение в виде небольшого котелка, кипятильника и крючка из куска толстой проволоки. Поэтому еще на Бидадари мой муж выудил ракуху, напоминающую каури, и мы сварили ее вечером. По запаху это походило на приготовление рыбного супа, а по процессу выковыривания моллюска – на разделывание мидии. Я не присутствовала при данном зрелище и удовлетворилась видом уже очищенной раковины. А вот когда мы добрались до Канавы, то началось настоящее раздолье – вылавливались разнообразные лямбисы и крупные хирагры – по одной штучке, конечно. Но мечтою была каури – та самая, которую продают на наших развалах. Кстати, на дне ракушки выглядят далеко не так привлекательно, как на прилавке – они абсолютно замшелые, покрытые зеленым налетом, и валяются на дне весьма неприметно. Сначала их замечал только мой муж, но через несколько дней я тоже навострилась – особенно хорошо это получалось во время отлива, когда ты ползаешь по дну чуть ли не животом. Мы наблюдали всякие сцены из жизни моллюсков, особенно конусов, которых было просто великое множество, фоткали их, осторожно держа за кончик раковины – конусы, как известно, могут быть очень ядовитыми. И вот в последний день, во время очередного заплыва, уже практически на выходе из воды, я чуть-чуть свернула с основного курса – и наткнулась на прекрасную пятнистую каури с черными кружевами мантии!! Наша радость была велика, тем более, что несколько других крупных ракух уже ждали своего часа в одной из пластиковых канистр. По причине лимитированного электричества, отсутствия розеток и слабости крепления патрона лампы, в который мы хотели вкрутить переходник, процедура варения была отложена до возвращения на Флорес. Отловленные моллюски вели себя в основном прилично – старались не протухать заранее и вполне умеренно шебуршились в канистре. На последок мы насобирали еще несколько маленьких интересных экземпляров и отчалили на Флорес. Сразу же по прибытию мы занялись процессом варки – и тут начались всякие мало-приятности.

Первая же «порция» стала издавать отвратительную вонь, от которой хотелось бежать прочь – какая-то мелкая подлянка все же протухла, и мерзкий запах засмердил на всю комнатку. А всего у нас было четыре или пять порций, которые потом мой муж старательно выковыривал в ванной до полного затуманивания мозга. И хотя каждая последующая порция уже не смердела сама по себе, вонь в комнате стояла просто убийственная. Только потом мы осознали, что помимо тухлятины, наше обоняние в основном «отравил» запах плавящегося мебельного лака, так как стоящий на лакированном столе котелок накалилися, а толщины разделявшей их салфетки оказалось недостаточно. Короче говоря, за пару-тройку часов мой бедный муж окончательно измучился (особенно со столь вожделенной каури), но все же переработал всех моллюсков. Получившиеся полуфабрикаты были выложены на просушку, а по прибытии на Бали мы решили почистить их хлорной жидкостью и победить наши трофеи. Забегая вперед, скажу, что один из них мы до сих пор чистим дома рџ™‚

  Байка вторая: о варанах. Этих загадочных тварей мы видели уже во время первой поездки на Комодо. А в этот раз мы решили полностью сформировать свое впечатление о варанах, посетив остров Ринча, который также является частью национального парка. Для поездки на остров у нас была отдельная лодка, котрую мы нашли вопреки помощи Лохматого Друга – на Флоресе предпочитают каждого туриста или пару возить отдельным транспортом, ибо так проще заработать. Поэтому мы приятно провели утро, ковыряя рукам предложенную нам еду (вилок там не предусмотрено) и рассматривая места потенциального снорклинга на обратном пути.

  С некоторых пор, вход на территорию национального парка Комодо и Ринча весьма подорожал, что отвадило от заповедника многих туристов. И даже местные жители уже пытались жаловаться на новый денежный сбор, мешаюший вести хоть какое-то существование. Однако мы все же не были одиноки – по прибытии сформировалась группа из шести-семи человек, которые двинулись за рейнджером вглубь острова. Еще на Комодо мы поняли, что увидеть варана, сводобно гуляющего по тропам острова, достаточно сложно – в прошлый раз мы встретили их только два раза. Посему служители заповедника обычно приручают пару-тройку особей, которые лениво валяются в начале тропы. На Ринче нам встретился всего лишь один незапланированный варан – он самоуверенно шлепал нам навстречу на пути от причала к лагерю, расположенном чуть подальше в заповеднике. При этом пара местных жителей, шедшие рядом, просто взяли ветку средних размеров, и швырнули в ящера – последний свернул с основной тропы и упилил по целине к зарослям мангров. Вот так запросто поступают с этоми серьезными тварями. А за время всего путешествия по острову мы не встретили ни одного варана – только заранее приготовленные следы их деятельности, типа гнезда-кладки или черепов скушанных оленей. При этом рейнджера спрашивали, почему же нет варанов. Ответ был прост: июль – это именно тот месяц, когда вараны уединяются в джунглях и спариваются для продолжения рода. И вот если вы приедете в сентябре, то вся территория острова будет заполнена варанами. Но мы были в сентябре в первый раз – и видели всего пару незапланированных «драконов», но никак не стаи… Хотя может быть, это к лучшему. Зато мы посмеялись над тем, что рейнджер мог бы либо носить футболку с комментариями, либо просто вывесить в начале тропы ответы на FAQ: “Why I do not see any dragons ? – Because they are busy and make love”. Иначе все приходится объяснять заново каждому новому туристу. При этом самым частым словом нашего проводниками было английское «Shit!» – это потому что местные буйволы не были столь заняты размножением, а всего лишь постоянным процессом питания и следовательно, отторжения материи, чему мы, к сожалению, были постоянными свидетелями. Так что охота на варанов носила скорее условный характер. Но мы все же отметились на Ринче и теперь можем гордо заявлять, что обследовали практически весь знаменитный заповедник.

  Байка третья: о мантах. Вы когда-нибудь видели телепрограммы об этих огромных и прекрасных существах, которые рассекают морские толщи своими крыльями ? А если да, то не возникало ли у Вас страстного желания увидеть это чудо природы своими глазами ? Так вот: у нас такая мечта была… И когда мы покидали осторов Флорес, дабы провести несколько дней на Канаве, то решили, что не простим себе, если не воспользуемся шансом взглянуть на этих гигантских обитаталей глубин, и отважились на покупку дорогостоящей поездки под названием Mantas rays. Для осуществления этого граздиозного замысла за нами на Канаву в означенный день приплыла специальная лодка с двуми двигателями, и мы, заранее предвкушая фантастическое времяпрепровождение, отправились в места, где тусуются манты. Лодка рассекала водную гладь, мы блаженствовали на открытой палубе. Проделав достаточно долгий путь, мы постепенно достигли той части океана, которая уже не была защищена островами и, соответственно, открыта всем ветрам. Это означало, что волны становились все выше, и лодку начало качать все сильнее. Заранне изготовившись преодолеть этот кусок океана (примерно такое же было пару лет назад, когда мы возвращались с Комодо), я пригнулась к палубе, чтобы волна не захлестывала меня постоянно. При этом я периодически поднимала голову, стараясь угадать, к какому же острову мы пристанем, дабы перестать качаться на нарастающих волнах и насладиться зрелищем мант. Каково же было мое, мягко сказать, неприятное удивление, когда лодка резко поменяла курс, а я поняла, что мы никуда приставать даже не собираемся, а так и будем носиться по океану до полного изнеможения, пока наш капитан не набредет на стайку или хотя одна манту! От этой мысли меня обуял животный страх, ибо при всей моей любви к воде, утонуть или хотя бы попытаться это сделать мне совсем не хотелось. Моя половина сохраняла стоическое мужество и не терзалась подобными страхами. Хотя для него также был заподзалым сюрпризом тот факт, что наша лодка не собирается двигать к берегу, и что нам, очевидно, придется осваивать созерцание мант в более сложных условиях. Я тем временем тихо плакала, вжавшись в мужнюю ногу, а потом упозла в рубку, решив, что обойдусь без мант, но зато не вывалюсь за борт. А мой муж гордо продолжал сидеть на корме и ждать, когда же манты сызволят подплыть к нам. Потом он признался, что вся эта затея напомнила ему знаменитую погоню за Моби Диком. А при взгляде на капитана, обшаривающего горящими глазами водное пространство в поисках манты, из памяти выплыла фраза: «Уже несколько месяцев носился капитан Ахав и его безумная команда по океану в поисках белого кашалота…» И внезапно над водными просторами разнесся клич нашего капитана, который, ряьно крутил штурвал с видом маньяка : «Mantas, mantas»!! В следующую секунду я поняла, что маньяков на лодке вдвое больше – мой муж стал судорожно стягивать с себя футболку, дабы нырнуть в волны и собственными глазами увидеть манту. И именно в этот момент были заглушены оба двигателя, и я, подползшая к выходу из рубки, просто стала по ней беспорядочно кататься, так как лодку попеременно опрокидывало на оба борта. После этого мальчик-юнга моментально стал заводить двигатели, а я, обжегшая за время катания по рубке ногу об накаленную пароходную трубу, стала орать всякие матерные выражения, адресованные моей половине и призванные остановить его от безумства – все это сквозь рев моторов и шум волн. Как сказал потом мой муж, ему все же удалось увидеть огромный квадратный силуэт в воде. Но его остановило то, что плавки не обнаружились сверху в рюкзаке. А потом уже мой муж добавил, что при таких волнах сигануть в воду, конечно же, легко, а вот выбраться потом на борт было бы сильно труднее. Поэтому мне не пришлось, Слава Богу, пережить минуты спасения моего мужа из глубин Индопацифики – вот что значит вовремя убранные подальше плавки рџ™‚ На этой оптимистической ноте мы решили положить конец созерцанию мант, вопреки желанию капитана, гордость которого не позволяла повернуть восвояси, так и не встретив мало мальски приличную стаю. Где-то через час лодка вошла в зону штиля и уже спокойно доплыла до Бидадари, где мы и провели весь остаток дня, плавая вдоль рифа и прощаясь с неземной красотой подводного мира моря Флорес.

 

  О хлебе насущном

 

  Любой турист, попадая за пределы родины, сталкивается с проблемой пропитания. В случае Индонезии мы были просто рады столкнуться с такой проблемой, так как, собственно, не видели в этом никакой проблемы вообще. Наоборот, наш предыдущий опыт нам подсказывал, что наконец-то мы как минимум насладимся трехкопеечными блюдами из морских гадов, вкусим блинов с медом и бананами, прильнем к супчику из «поганок», насытимся фруктами, а также пополним наши домашные запасы специй рџ™‚ Плюс сходим в японский ресторан, который, по хорошему, имеет смысл посещать только вблизи океана. А как максимум, отведаем и полюбим что-то новое. И вот с такими радостными ожиданиями мы двинули в первый вечер на Бали в ресторанчик при нашем стареньком отеле в Куте. Он нас не разочаровал, но, может быть, несколько напряг повысившимися ценами. Поужинав в нашем ресторане пару раз, мы решили, что эта часть кулинарной программы выполнена, тем более, что мой муж заранее прочитал в Интернете о новом японском ресторане. Мы долго его искали по первости, но наши поиски не увенчались успехом – а ехать в рыбные рестораны в Джимбаране было лениво. И вот однажды, гуляя в направлении Тубана, я остановилась по какой-то причине – то ли вытряхнуть песок из босоножек, то ли поправить линзу в глазу – и взгляд уперся как раз в рекламный постер вожделенного ресторана. Оказалось, что мы интуитивно стремились к нему всякий раз, но просто не замечали по причине отсутствия нормальной вывески. Следующие три вечера прошли именно там – экстаз во рту был обеспечен!

  А вот на Флоресе питаться было еще приятнее – цены там были сильно ниже, а порции морских гадов значительно больше. Шипящие сковородки с кальмарами, рыбой, креветками ставились под нос – вот она, «сбыча мечт» чревоугодника рџ™‚ Сразу оживились воспоминания о Перхентианс с его божественными ужинами под шелест тихоокеанских волн. А перед нашей поездкой на Канаву мы затарились связками коротеньких бананов. Если оставаться на Канаве подольше, то можно было бы просто раз в три дня плавать на большую землю, в смысле, на Флорес, и обновлять survival kit – а именно покупать воду, бананы, пиво рџ™‚ Во всяком случае, именно так поступали наши соседи на Канаве. Питание на этом маленьком островке было построено по принципу: « Кто не успел, тот опоздал». Время завтрака, обеда и ужина было зафиксировано. Еда же оказалась незамысловатой, но питательной и вкусной. А в первый день произошел забавный случай. Мы как раз приплыли к обеду и радостно поскакали набивать свои желудки. Мой разумный муж попросил для себя суп из лапши (в котором обычно ложка стоит), сказав, что это блюдо простое и его приготовят быстро. А мне вдруг ужасно захотелось spring rolls – по виду приблизительный аналог конвертов из очень тонких блинов, фаршированных овощной начинкой и обжаренных во фритюре, а по технологии – немножко сложнее, но не буду впадать в детали. Так вот, я прождала 40 минут, все посетители, пришедшие даже позже, уже заканчивали свой обед, а я сидела голодная. В конце концов, решила узнать, что же происходит – зашла в бунгало, именуемое кухней, и спросила, когда я получу свои роллы. Ответ ошеломил своей простотой и честностью. «Вы знаете, – сказал местный дяденька, орудующий на кухне, – у нас повар уехал на остров (Флорес), а это блюдо для нас сложное. Мы уже попробовали его один раз приготовить, но то, что получилось, пришлось выкинуть. Теперь мы пытаемся второй раз – может быть, у нас что-то получится.» Потом дяденька, конечно, принес то, что у него получилось, но сказал, что это врядли можно называть роллами, но этот результат все равно лучше, чем первая попытка. Поэтому я могу попробовать, а если мне не понравиться, то выкинуть. А деньги за это брать грешно. Из той порции я съела половину, а потом еще несколько посещений «ресторана» заранее спрашивала, приехал ли повар. А когда повар приехал, то я все же насладилась роллами – они получились действительно вкусными.

  Вы никогда не задумывались на тем, как устроена пищевая цепочка человека относительно пищевой цепочки обитателей океана ? Первая мысль, которая приходит в голову, что человек ест рыбу гораздо чаще, чем рыба человека. Конечно, некоторые виды акул нападают на человека, если чувствуют запах крови или принимают его за морского котика, который входит в акулью пищевую цепочку. А большинство крупных рыб, с которыми сталкивается турист-обыватель при плавании с маской, питаются кораллами, планктоном, медузами. А на человека смотрят как на другую большую рыбу, которая просто крупнее, чем все то, что они обычно едят. Так вот, во время пребывания на Канаве мне пришлось переосмыслить место человека в пищевой цепочке океана. По совершенно нелепой случайности я угодила в стаю медуз, которых несло течением во время отлива – медузки были мелкими и скорее походили на пелену планктона, к жжению которого обычно относишься спокойно. Я постепенно выбралась из розовой пелены маленьких слизистых ошметков и продолжила плавать, хотя в некоторых местах жжение было несколько сильнее, чем обычно. Потом к своему неприятному удивлению я даже обнаружила крошечные кусочки этой массы «за корсажем» купальника – смыла их водой и забыла. А вот через три-четыре дня об этом пришлось вспомнить, да еще как! Реакция началась где-то на третий день, когда тело стало покрываться красными пятнами, а через пять дней я была покрыта ими вся, за исключением лица и тех мест, которые выступали над водой. В добавок, все эти пятна дико чесались и зудели. Вид у меня был настолько жалко-отталкивающий и комичный одновременно, что действительно было непонятно, смешно это или нужно плакать. Смешно, потому что любой ягуар сдох бы от зависти, завидев мой раскрас, а печально, потому что люди уже стали обращать на меня внимание в общественных местах. А тому же, мы не смогли найти ни одного специального лекарства для этого случая, а все, что было в аптечке, действовало не очень эффективно. А более всего добивала мысль, что тебя пожрали какие-то мелкие козявки, практически планктон, самый низ океанической пищевой цепочки! Вспоминается мультик «Подводная братва», где главному герою, маленькой рыбке, обитателю «трущоб» и работнику «автомойки», как-то показали его место в пищевой иерархии: на самом верху акулы, потом рыбы поменьше, потом еще поменьше, потом совсем маленькие, потом водоросли, затем планктон, затем вообще то, что рыбы отторгают из себя, а только потом место маленькой рыбки. Вот так и я почувствовала себя где-то в самом низу, между бактериями и рыбными шлаками, если даже мелкий планктон решил, что я его «хлеб насущный»)

 

 

  Бали:….. или потерянный рай ?

 

  Возвращение в Денпасар было триумфальным: мало того, что мы прибыли, упоенные и умиротворенные недавней красотой Канавы, а также с добычей в виде ракушечных полуфабрикатов, так нам еще безумно повезло с размещением в нашем стареньком отеле. Нас поселили там! И почти за те же деньги, что пару лет назад. Но! Нас еще и узнали – среди кучи туристов, которые прибывали в эту маленькую гостиницу, запомнились наши лица и имена. А ведь мы там были не больше трех дней) Мы испытали от этого прилив огромной человеческой радости, а потом пополнили выручку местного супермаркета покупкой какого-то эффективного хлорного вещества и пластиковой коробочки, в которой полуфабрикаты валялись до полного избавления от запаха тухлятины.

  Следующие дни мы посвятили исследованию острова – в основном, его центра и северной части. Девушка, которая признала в нас постоянных посетителей, сосватала своего приятеля-водителя. Сильно торговаться было опять-таки неохота, поэтому мы за вполне приемлимую сумму отправились в нашу первую поездку вглубь острова – через зоопарк до озера Байан, а потом обратно через один из старинных храмов с горячими источниками. По дороге мой муж долго общался с Джимми – именно так себя нарек водитель. Мы немножко позабавились этому факту, так как в придумывании иностранных имен угадывался чуть ли не аттавизм папуасской традиции, когда аборигены съедали человека, если точно знали его имя, дабы завладеть всей силой последнего. Мы ведь вроде бы не собирались покушаться на нашего водителя, но искусственным именем он все же прикрылся – так, на всякий случай. Так вот, всю дорогу Джимми рассказывал нам о житье-бытье местного населения. Кроме общеприятных познавательных моментов (образование, социально-религиозные уклады, средний уровень дохода и т.д.), мы нашли подтверждение тому, что «неладно что-то в датском (читай «балийском») королевстве». Джимми четко заявил, что к всеобщей скорби, на Бали начинается упадок – туристы не едут, и даже в высокий сезон их приезжает в несколько раз меньше, чем раньше в низкий сезон. Население, сориентированное на обслуживание отдыхающих, теряет свой заработок, а те, кто проинвестировал деньги в строительство отелей, ресторанов, магазинов, просто разоряются – а за ними очередь банков, которые требуют возврата кредитов. Причиной всему этому несчастью были названы взрывы на дискотеке в Легиане, прогремевшие несколько лет назад – на том месте сейчас сооружен мемориал. В смысле, что люди боятся повторения и не едут. И так же думает большинство балийцев. По причине отстутствия заработков на денежном обороте, люди просто повышают цены – и вот тут-то и случается та подлянка, о которой мы говорили в первый день за кружкой подорожавшего Бинтанга. Уже не по кайфу. Уже есть другие варианты, куда поехать – Малайзия, Шри-Ланка, и даже тот же цветущий и пахнущий Флорес. А Нуса-Дуа – это для избранных, мы к их числу не относимся, да и скучно пока нам так отдыхать – молоды еще рџ™‚ А местное правительство почему-то не догадывается, что взрывы – это только одна из причин, некая точка, после которой нужно было что-то менять, что-то придумывать, чтобы курорт оставался популярным. А никто ничего интересного не придумывает – более того, Индонезия решила показать свою независимость там, где это было не совсем уместно, а именно отправив на каторгу австралийку, обвиненную в провозе наркотиков. В приниципе, девушке грозила смертная казнь, но ей якобы смягчили наказание до 20 лет каторги, при условии что тем, кто осуществил взрыв в Легиане, дали срок лет в 5. Вины астралийка не признала, а вот Австралия, которая просила выдать ее своим властям, в итоге потребовала вернуть деньги, пожертвованные как благотворительность после страшного цунами 2004 года. А ведь чего стоило проявить мудрость: приговорить девушку к смертной казни, дабы уважить закон, и через пять минут издать специальный указ президента о помиловании и отправить ее обратно домой – и лицо перед мировым сообществом тоже не потеряно. А сейчас мы, конечно, видели несколько австралийцев, но побережье действительно пустует и ветшает. Причем эти следы начинающегося разложения и запустения очень омерзительны при ближайшем рассмотрении – опустевшие большие отели, которые раньше тянули на 5 звезд, разорившиеся магазины, скучающий персонал, равнодушные лица торговцев, к которым в день зайдет разве что один турист – чтобы просто взглянуть на запылившийся от времени товар, не то что купить. Один шаг до безысходности и отчаяния… В глубине острова все немножко не так – потому что там есть иные способы дохода (например, сельское хозяйство), там стоят приличные дома. Хотя они, наверное, были построены в те времена, когда на побережье все было прекрасно, и можно было вложить заработанные деньги в недвижимость.

  Вот такие мрачные мысли сложились у нас по ходу путешествий по Бали. Мрачные, потому что жалко потеряный рай. Потеряный даже не для туристов, а для самих жителей острова. Жемчужина потускнела – как тускнеет старинный перламутровый слой, который давно не касался человеческой кожи. Но эта жемчужина еще не полностью утратила свое очарование. И мы действительно испытали радость от посещения балийского зоопарка, в котором можно было бесплатно фоткаться со змеями, попугаями, игуанами и другими обитателями тропического мира. Еще не совсем погасла прелесть города Убуд в середине острова, который славился своими ремеслами. Хотя бы один раз стоит взглянуть своими глазами на фантастические храмы с многоярусными башнями. Несмотря на то, что Киплинг поселил Маугли в Индии, только балийские храмы отождествляются у меня с затерянным мертвым городом. Их причудливые декоры и многочисленные статуи поросли зеленью, белые и розовые цветы опадают на плиты. Сладкая нежность их лепестков настолько пронзительно ощутима от прикосновения к старинным камням, а горячие воды источников, в которых местные жители совершают молитвы, очень живописны. И все это не вызывает такого отторжения, как индийские храмы где-то в глубинке, облепленные и усеянные людьми – при взгляде на которых меня всегда мучали вопросы: вот это лежащее сухопарое тело – это спящий человек ? Или он медитирует ? Или он умирает от болезни или голода ? Или он уже умер, и это просто труп, который не начал еще смердить ? И, конечно же, стоит заехать на водопады – правда, путь к ним усеян теми же торговцами, но от этого не меркнет вечная красота этого величественного чуда природы – шум падающего потока, брызги воды, создающие зыбкую дымку, и густая зелень по обе стороны от этой неумолимого движения.

  Озера заслуживают отдельного внимания – особенно Братан. С ударением на первый слой. Мы туда отправились на второй день нашего путешествия по острову. Расположенное в горах, покрытое туманной дымкой, в совсем иной климатической зоне, нежели чем побережье, оно действительно достойно отдельной поездки. Живописная дорога по горам, петляющая между террас с рисовыми полями, ведет к водной глади стального цвета, над которой возвышается многоярусная башня храма. Балийцы вообще неравнодушны к возведению храмов на воде – знаменитый Тахан-Лот есть тому блестящее подтверждение.Мы побродили вокруг озера, нашли какие-то две дырки в земле, описанные в Лоньке как японскй пещеры, а потом местный дяденька за 10 минут доставил нас на лодке с балансирами до храмов. Причем мы ожидали сначала, что нас прокатят на катере, но пришлось плыть на этом незатейливом сооружении, движимом веслом. Зато так аутентичней получается и умиротворенней. По территории храма прогуливаются местные жители – нарядные, в белых блузах и саронгах, некоторые женщины даже с маленькими коронками в волосах. Такое же умиротворение, кстати, вызывали и тихие по обезьяньим меркам макаки, которые собирались в тех местах на шоссе, откуда открывались наиболее красивые виды на озера. Местные жители там зарабатывают тем, что продают бананы, которыми туристы прикармливают животных. Вот такой незатейливый бизнес – но обезьянки были очень милы.

  Посему можно сказать, что жемчужина пока еще переливается своим прелестным перламутровым блеском – и как свидетельство этой волшебной океанической красоты на шее красуется разноцветное ожерелье, подаренное как знак любви и того, что иногда в наших силах сохранить собственный маленький рай на земле.

 

 

  Наталья Пилипчак

  Сентябрь 2006 года

 

 

 

 

 



Прочитайте еще Отзывы о Индонезии:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.