Край трех святынь , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Край трех святынь

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о России > Край трех святынь

Край трех святынь Первая поездка в Карелию состоялась в июле 2005 года и была неоправданно спонтанной: с нашими скудными географическими познаниями мы с трудом представляли куда ехать, а уж, зачем и вовсе было совсем расплывчатым – “Там красиво…”. В результате брошенная в воскресение случайная фраза “А не рвануть ли нам на машине в Карелию?!”, обернулась уже в понедельник недельным экстрим-туром в абсолютно неизведанное. Впечатлений оказалось настолько много, что по возвращению в Москву на семейном совете было единогласно принято: следующим летом надо все это повторить и повторить более осознанно, т.е. заранее разработать маршрут (чтобы знать, где, что, как можно посмотреть) и постараться из следующей поездки извлечь максимум эмоций. Идеальным местом сбора информации сегодня является Интернет, чем мы естественно и воспользовались. После просмотра, наверное, всех сайтов о Карелии, закачки безумного количество информации о достопримечательностях края, состоянии дорог, гостиницах и т.д., постепенно вырисовывался план очередного путешествия, который, забегая вперед, сообщу, был выполнен не полностью. Хотя, расстраиваться по этому поводу мы в результате не стали – есть повод вернуться.

  Итак, начало июня 2006 года. Идиотизм заразителен и к нашему узкому кругу (я, муж и дочка) присоединилась еще одна семейная пара с ребенком (к тому же с загипсованной рукой), как и мы в первый раз, слабо представляющая, как будет выглядеть четырехтысячный пробег, предстоящий в ближайшие шесть дней. А замахнулись мы, ни много, ни мало на осмотр всей Карелии – от ее Южной части до Белого моря. Желающим повторить наш путь, искренне рекомендуем, забить багажники машин всем самым необходимым: кипятильниками, спальными мешками (с гостиницами могут быть большие проблемы, но об этом позднее), теплой одеждой, спортивной обувью, фонарями, спичками, список можно продолжать до бесконечности. Нам пригодились даже шерстяные перчатки. Единственное, что расстроило – это отсутствие пуховиков, а заодно теплых шапок (ну, не повезло с погодой в Северной Карелии…) и крема от загара (вот так нас накрыло в ее Южной части). И уж совершенно обязательно стоит прихватить с собой защитные средства от комаров (здешние, могут съесть за несколько секунд даже слона) и клещей. О клещах особо: Карелия – регион обитания знаменитых энцефалитных кровососов. Все местные жители поголовно делают от них прививки и страхуют свое здоровье на случай укуса. Искать вакцину в Москве достаточно проблематично, поэтому прогуливаться по тайге (особенно в конце мая – начале июня) настоятельно рекомендуем с покрытой головой и опрыскав себя магическими снадобьями. Кстати, наша предусмотрительность простиралась даже так далеко – заветные флакончики вместе с кучей вещей лежали в сумках.

  Воскресение. 4 июня.

  Итак, все и все в сборе. Прихватив с собой подробный атлас Карелии (километровку), стартуем на двух машинах (Mitsubishi Montero Sport и Audi Allroad). Памятуя о том, что за день нам предстоит прогон в 1100 км, выезжаем в три утра. Конечная остановка – коттедж на шестерых на Кончезере (почти все географические названия в Карелии произносятся с ударением на первый слог), заказанный на одну ночь еще из Москвы. Преодолеваем это расстояние только к восьми часам вечера. Столь долгий путь можно оправдать поисками шиномонтажа, бесконечными заправками (питался Montero, с мягко выражаясь, большим аппетитом, чего не скажешь о достаточно экономной Audi), перекусами, совсем не безупречным состоянием Питерской трассы и не желанием детей писать по команде, да еще и в определенное время. В общем, сплошной форс-мажор. При въезде в Карелию приходится обгонять бесчисленное количество внедорожников весьма причудливого, а иногда и экзотического вида с московскими и питерскими номерами. Как потом оказалось, народ шел по трассе гонки “Ладожское кольцо”, проходящей здесь каждый год. Дальше нас ждал весьма утомительный кусок дороги – ограничения скорости в населенных пунктах Карелии 40 км в час, бдительные гаишники любят сидеть в многочисленных кустах. Так и плелись от деревни, коих здесь не мало, к деревне.

  Ну, и, наконец, вот оно! Долгожданное пристанище. С заказом ночлега мы не промахнулись. Коттедж со всеми удобствами, которые мы особенно оценили после нахождения в течение 17-ти часов в машинах, находится прямо на берегу громадного озера и имеет свою небольшую пристань, в 10-ти метрах от дома стоит очень неплохая русская банька, до которой так никто и не добрался, силенок, увы, не хватило.

  Наши настрадавшиеся водители, схватив в первую очередь, по бутылке пива, рванули ловить рыбу. Справедливости ради надо отметить, что за час они умудрились натаскать из озера полведра всякой мелочевки и были абсолютно счастливы. На этом радужном опыте рыбалка в Карелии для них и закончилась – на дальнейшие попытки у нас просто не хватило времени, да и задумывалось это путешествие изначально, как “обзорная экскурсия”.

  Несмотря на измученное состояние, уснуть всем удалось только под утро. Виной этому оказались белые ночи, которые “преследовали” нас всю поездку, а на Белом море, окончательно доконали – ну, невозможно смежить очи, когда на улице вместо привычной темноты продолжается бесконечный день!

  Понедельник. 5-е июня.

  Утром, придя в себя, наслушавшись жутких рассказов местных жителей об энцефалитных клещах, свирепствующих в лесу и прогулявшись на соседнее с нами Укшезеро, где, кстати, находится резиденция Бориса Ельцина, мы с сожалением поняли, что замахнулись слишком на многое. Проезжать каждый день, как это было задумано изначально, по 500-600 км, и “галопом по Европе” попутно осматривать достопримечательности было мало реально. Поэтому, для сохранения всеобщего физического, психического и эмоционального здоровья, было принято решение несколько сократить маршрут, оставив в нем только самое интересное. К сожалению, первой под “нож” попала поездка на остров-музей деревянного зодчества – Кижи (ничего, будет стимул вернуться). Предварительно покопавшись в атласе, пообщавшись по телефону с местными турагенствами, мы поняли, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих, и начали прямой обзвон гостиниц, список которых был скачан из Интернета и благоразумно прихвачен с собой. И… о счастье! Нам удалось на вторник и среду заказать последние два трехместных номера в Рабочеостровске, откуда планировалось попасть на Соловецкие острова. С сегодняшней ночевкой повезло чуть меньше – в городе Медвежьегорск, где мы собирались прийти в себя после намеченного на день маршрута, существует всего лишь две гостиницы. Одна – достаточно дорогой (правда, сервис и условия проживания вполне соответствуют ценам) загородный клуб “Малая медвежка”, стоящий в сосновом бору прямо на берегу Онежского озера; вторая – гостиница “Онежская”, расположенная в центре города и знававшая свои лучшие времена еще лет двадцать назад. По закону равновесия (с Рабочеостровском несказанно повезло), все места в “Малой медвежке” были уже забронированы, а лишаться хоть какой-нибудь крыши, особенно при наличии двоих детей, над головой совсем не хотелось. Что ж, в “Онежскую”, так в “Онежскую”.

  Побросав все вещи по багажникам и, заправив термос кофе, трогаемся в Кондопогу, где согласно нашему “Интернет-путеводителю” находится самая высокая (42 метра) деревянная церковь (Успения), построенная в 1774-ом году. Огромное спасибо местным жителям, которые не дали нам сбиться с пути и практически “за руку” довели до места. Оказалось, не зря! Дух от такой красоты действительно захватывает! После осмотра церкви, сопровождавшегося весьма занимательным рассказом ее смотрителя, минуя (уже видели раньше) старейший санаторий России “Марциальные воды”, где каждый желающий может набрать из источников целебной водички, отправляемся на знаменитый карельский водопад Кивач, находящийся буквально в нескольких километрах от Мурманской трассы. Это одно из немногих мест Карелии, где придется заплатить за входной билет – водопад расположен на территории одноименного заповедника. Туристов, кроме нас, на водопаде практически нет, и никто не мешает нам насладиться его величественным видом (все-таки второй по величине равнинный водопад Европы), а заодно посетить дендрологический парк и музей природы.

 

На водопаде нас подстерегает забавная неожиданность – все растущие рядом деревья полностью покрыты разноцветными ленточками. После недолгого размышления, мы приходим к единственному выводу (по аналогии с монетками в фонтане) – если все завязывают, значит и нам надо. Увы, ничего похожего на узкую полоску ткани ни у кого с собой нет, но есть ребенок с загипсованной рукой. Вполне сойдет. С чувством выполненного долга мы водружаем добытый кусок бинта на ближайшую елку. Совет отъезжающим на Кивач: по причине того, что человек с травмированной конечностью под рукой может просто не оказаться (не всем же везет как нам), прихватите с собой небольшой кусочек тесьмы или ленточки.

  Наш дальнейший путь лежит дальше по Мурманской трассе в небольшой поселок Гирвас. Туда мы устремляемся в поисках кратера вулкана – древнейшего геологического памятника Карелии. По дороге находим парочку живописных водопадов, несколько порожистых речек (вот где раздолье для рафтинга!) и озер. К слову сказать, в Карелии более 60-ти тысяч озер и около 27-ми тысяч рек, на водопады тоже можно вдоволь насмотреться.

  В Гирвасе, достигнув цели, а именно кратера вулкана, напрыгавшись вдоволь по камням, насмотревшись на весьма живописную ГЭС, мы обнаруживаем необычайной красоты каменный каньон, при ближайшем рассмотрении, оказавшийся явно рукотворного происхождения. Общее резюме было таким (не факт, что мы правы): работы явно велись в ручную (без применения взрывчатки) в 30-х годах небезызвестными заключенными СЛОНа (Соловецкого Лагеря Особого Назначения).

  День уже кончался, а нам надо было успеть добраться до Медвежьегорска. Поэтому дальнейший путь лежал прямиком в “Онежскую”.

  Гостиница оправдала все наши наихудшие ожидания: горячей воды нет, номера очень и очень паршивенькие, ключи от номеров все одинаковые (по этой причине вещи даже не стали забирать из машин, оставленных на охраняемой стоянке), унитазы текут, а мебель при легком прикосновении складывается прямо на пол. Оставив починку кроватей на более позднее время, мы озаботились поисками ужина. Не найдя в городе, ничего кроме сомнительной пельменной, мы рванули в “Малую медвежку”, в которой останавливались в прошлом году, в надежде, что кухня ресторана еще не закрыта. И опять, в который раз за сегодня, нам повезло – накормили до отвала, да еще и поинтересовались в каком часу, нам удобнее подъехать на завтрак. На сытый желудок “Онежская” уже не показалась такой страшной. Информация о том, что буквально через неделю в гостинице открывается закрытый на евроремонт второй этаж, всех только повеселила – ну хоть кто-то выспится здесь нормально! Кровати совместными усилиями привели в чувство всего лишь за какой-нибудь час, загнали детей, отдав им портативный DVD (спасибо тебе век техники!) в отдельно снятый для них номер и подведя итог дня (350 км и куча впечатлений) разработали завтрашний маршрут. Едем в сторону Беломорска.

  Вторник. 6-ое июня.

  Прощай “Онежская”! Мы будем вспоминать тебя как минимум с нежностью. Вперед, на завтрак в “Медвежку”. Официантка с изумлением приняла заказ – таким количеством пищи можно было накормить роту солдат. Но мы, как верблюды, запихивали еду в себя в прок – после Медвежьегорска цивилизация резко заканчивалась. И кроме перекуса на заправочных станциях нам ни на что уже до вечера не приходилось рассчитывать. Слегка осоловевшие от весьма обильной трапезы, мы заправили наш спасительный термос очередной порцией кипятка, натянули на себя все теплые вещи, какие только взяли с собой (погода за ночь очень резко изменилась: с плюс 20 градусов температура упала до 3) и направились в Повенец, где начинается знаменитый Беломорканал. Тем, кто пробудет в Медвежьегорске несколько дольше чем мы, очень рекомендуем (опыт предыдущей поездки) посмотреть Медвежью гору при въезде в город, там снимался фильм “И на камнях растут деревья”, находятся остатки бывших финских укреплений и открывается потрясающий вид на Онегу, а также обязательно посетить городской историко-краеведческий музей. В нем мы получили наиполнейшую информацию о строительстве Беломорканала и приобрели весьма редкую (всего 35 000 экземпляров тираж в местной типографии) книгу на эту же тему. Книга уже зачитана родственниками и знакомыми практически до дыр. Помимо этого местные жители, владеющие лодками, могут отвезти Вас на противоположный берег Повенецкого залива (по суше туда не добраться), на место съемки фильма “Любовь и голуби”. Помните, кадр, где в самом конце фильма они тайком от всех встречаются на барже? Вот тут то эта баржа и стоит. Ну, а еще, Медвежьегорск славится своими живописными окрестностями. В самом городе, кроме здания музея, выделяются только разве здание тюрьмы, окруженное высоким забором с колючей проволокой и деревоперерабатывающий комбинат.

  Итак, Повенец. Шлюзы Беломорканала. Продержаться долго и рассмотреть все внимательно нам не удалось – сильнейший ветер, и дикий холод загнали нас в машины буквально через несколько минут. В качестве иллюстраций приводим кадры, отснятые прошлым летом. Кстати, видео и фото съемка шлюзов категорически запрещена. Они являются охранными объектами, о чем предупреждают не только табличка, но и внушительные фигуры охранников. Так что, все, что удалось, выставляем на всеобщее обозрение…

  Незаметный съезд с трассы Медвежегорск – Повенец ведет к нашей следующей остановке – мемориальному кладбищу Сандармох, где похоронено по официальной информации около 6,5 тысяч расстрелянных во время репрессий заключенных СЛОНа, по неофициальной (директор Медвежьегорского музея) – значительно больше. В Сандармохе открыт мемориал и построена небольшая часовенка, в которой находится громадный талмуд со списком похороненных здесь в братских могилах узников. Напротив каждого имени обозначена статья… Эмоции в этом месте получаешь, сказать прямо, совсем не положительные, но просто проигнорировать такую страницу нашей истории и проехать мимо мы не смогли. Ну и, естественно, каждый из нас листал эту жутковатую книгу в надежде найти своих родственников, “пропавших” во время репрессий. Не удалось.

  Сандармох, безусловно, не единственное захоронение в этих краях. Количество только санитарных захоронений строителей Белтлага вдоль всей протяженности канала, а это более 200 км, исчисляется десятками. Официальной информации до сих пор нет, лишь предположения и подсчеты историков.

  В далеко не радужном настроении выезжаем на Мурманку и едем в сторону Беломорска смотреть знаменитые петроглифы – наскальные изображения, возраст которых около 6000 лет. Начинает идти снег. Возникают панические мысли: “Попадем ли мы завтра, как планировали, на Соловецкие острова?”. Проблема заключалась в том, что навигация на Белом море длится всего лишь три месяца, с июня по сентябрь. Все остальное время море либо сковано льдом, либо по нему плавают ледяные торосы (может быть термин не совсем правильный). Наше положение достаточно шаткое – навигация только только началась, к тому же стоит штормовая погода. Остается лишь надеяться на лучшее.

  Не доезжая Сегежи, наблюдаем на трассе нападение на дальнобойщика. Ситуация абсолютно не радует: выскочить на помощь из машин с пустыми руками и при наличии в салоне двух детей, мы, естественно, не рискуем, а все наши мобильники (БиЛайн, МТС и Мегафон) еще задолго до этого оказались вне зоны действия. Пока мы судорожно соображаем, как действовать, ситуация, к счастью, разрешается сама собой. Каким-то образом фуре удается уйти. В общем, все хорошо, что хорошо кончается.

  Подъезжаем к Беломорску. Разложив на коленях карты и распечатки, ищем необходимое нам место. Ага, вот и указатель. На этом фортуна заканчивается. Неприметная табличка перед небольшой деревушкой оповещает, что именно здесь находится филиал Беломорского музея, называемый “Бесовы следки”, по названию одного из крупнейших в Европе скоплений наскальных рисунков. Въезжаем в деревню и, отлавливая по очереди всех попадающихся местных жителей, пытаемся выяснить: “А что собственно дальше? Идти то куда?”. Информация для нас совсем не утешительна – вон в том домишке живет директор музея, но ее сейчас нет, и когда будет неизвестно, а помочь вам больше никто не сможет. Факт, конечно, печальный, но желание добраться до цели слишком велико. Возвращаемся к указателю на “Бесовы следки”, расположенному напротив какой-то электростанции. Трясем охранника, все с той же целью получить хоть какую-нибудь информацию, тем более что в наших распечатках написано: “С целью сохранения уникальных исторических объектов, над петроглифами возведен павильон”. Вопрос только где он? Охранник разводит руками и бодро сообщает, махнув рукой в сторону тайги: “Могу показать только, как пройти на Залавругу (второе скопление петроглифов). Идите туда по высоковольтным столбам, всего-то пару километров. Раньше был указатель, да уж вряд ли он сохранился”. Да… Посовещавшись и сложив в единое целое все факты, а именно, дикий холод, пять часов вечера, двух дрожащих детей и мизерный шанс найти желаемое, мы решаем… конечно, идем!

  Вылив на себя очередную дозу средства от клещей и бросив машины на произвол судьбы, с не большой надеждой найти их в добром здравии и на том же месте, идем в тайгу. Метров через пятьсот упираемся в высохшее русло реки Нижний Выг, на котором и должны находиться петроглифы. Вот только куда дальше? Очередной курс прыжковой по камням аэробики, и мы, абсолютно согревшиеся, на противоположном берегу. Стараемся держаться направления указанного охранником, но в результате понимаем, что ни здесь, ни там, ни даже там, а уж тем более вон там не пройти не только детям, но и взрослым. Заросли кустов и деревьев по колено в воде. Энтузиазм постепенно угасает. Безрезультатно рассматриваем карту. Возникают мысли: “А может вернемся?”. Но осознание того, что мы проехали черт знает сколько километров в пустую не дает нам возможности спастись трусливым бегством. Поиски продолжаются. Через час дети визгом сообщают нам о своей находке. Рассматриваем поближе. Ба, да это же указатель, проблема лишь в том, что стрелка указывает туда, откуда мы только что пришли. Нам этом наши мыслительные процессы видимо благополучно иссякают, и мы, оставив детей, естественно под присмотром добровольца, продолжаем рыскать по руслу реки еще в течение получаса, пока не обнаруживаем довольно таки натоптанную тропинку, затем еще одну, и еще, и еще. След взят! Весь комизм ситуации, заключался в том, что, рванув по самой заметной дорожке, мы вышли прямо над тем местом, где оставили детей, а тропа побежала дальше в глубь тайги. Как стая гончих, почувствовав первую кровь, мы снова объединили свои поисковые группы и, не сходя с натоптанной тропы, рванули в лес. Метров через сто, нашелся и второй указатель. Еще пятнадцать минут, и мы на месте. Проржавевший плакат сообщающий, о том, что вход на территорию музея платный вызвал всеобщий приступ нездорового хохота. Отсмеявшись, мы вступили в “святая святых”: все пространство прямо под ногами было заполнено наскальными рисунками, большинство которых, уже, к сожалению, стерлось насколько, что разобрать их смысл практически не возможно. Но попадались и очень четкие. Нам удалось найти даже выбитую на камне древними саамскими охотниками или рыболовами карту реки (по которой мы так долго бродили).

  Эмоциональную окраску происходящего достаточно сложно передать словами. Можно попробовать сформулировать так: вечер, тайга, мы совершенно одни, в 50-ти км от нас Белое море, а примерно в 300 км – полярный круг, под ногами 6000 летние рисунки, которые можно потрогать руками. Нереально!

  Внезапно оживает один из мобильников, напоминая о том, что пора и к людям возвращаться. Нас ждут Рабочеостровск и Соловки. Обратный путь ничем не отличается от дороги сюда – сальто по камням и мы на дороге. С приятным удивлением обнаруживаем свои машины в полном порядке. Через два часа, минуем Кемь и финишируем в гостинице. Поздно вечером дегустируем местные настойки. Вердикт: Петрозаводские – вне всяческих похвал (собираемся, но, конечно же, забываем прихватить в Москву пару-тройку и т.д. бутылочек), Архангельские – через чур сладкие.

  Перед сном подводим очередной итог. Пройдено за день 600 км.

  Среда. 7-ое июня.

  Подъем в 6.30. Надо успеть позавтракать и к 8.00 быть на причале. Небольшой экскурс для тех, кто соберется добраться до Соловков, объясняющий наше жгучее желание попасть именно в эту гостиницу, которая, кстати, так и называется “Причал”. На Соловки можно попасть тремя путями: через Архангельск самолетом или теплоходом, из Беломорска и из Кеми. Архангельск, по вполне понятным причинам отсекался сразу. Выбор между Кемью и Беломорском тоже не оказался слишком мучительным. Во-первых, от Кеми до Соловецких островов гораздо ближе (около 40 км), во-вторых, во время предыдущей поездки по Карелии мы заезжали в Беломорск, и город оставил о себе достаточно гнетущие воспоминания. Для наиболее наглядного восприятия стоит представить себе небольшой подмосковный городок, например, Люберцы в годы тотального раздела собственности. Бритые затылки, цепи на шее, по одному не ходить, на провокации не поддаваться. Возможно, это всего лишь наше заблуждение, но выяснять, как оно там все на самом не деле, желания не возникло, и мы удрали из Беломорска, едва успев пообедать. Исходя из вышесказанного наш путь на Соловки, однозначно лежал через Кемь. Порт Кеми находится в 16-ти километрах от города в поселке Рабочеостровск. Круг замкнулся. Единственная гостиница Рабочеостровска “Причал”, вполне приличная, правда с чисто российским сервисом, обычно переполнена иностранными туристами, преимущественно финнами (в нашем случае мы оказались единственными русскими), поэтому о местах здесь стоит позаботиться заранее.

  8.00. Лютый холод. Поднимаемся на борт “Василия Косякова”. Билет в одну сторону с человека стоит 400 рублей. Время пути 2,5 часа. Занимаем последние свободные места, заглатываем по таблетке “Дромина” от укачивания. Отплываем. Первый час проводим в сладостной дремоте, затем корабль начинает бросать из стороны в сторону так, что удержаться на лавочке и не скатиться в проход, не держась руками друг за друга или за впереди стоящие скамьи, просто невозможно. Первой ласточкой среди нас становится младший ребенок, которого мы даже не успеваем вытащить на уже переполненную такими же страдальцами палубу (при этом создается впечатление, что народу, висящему на поручнях, плохо, настолько, что всем совершенно все равно, смоет ли кого-нибудь следующая волна за борт, шторм то не шуточный, или как-нибудь обойдется). Итак, цепная реакция пошла. Не вдаваясь в мало приятные подробности, с грустью сообщаем, что без потерь добраться до вожделенной суши удалось только одному из нас. А уж на что был похож “Василий Косяков” после наших “эмоциональных переживаний” вполне можно представить.

  Слегка оклемавшись, мы с изумлением заметили странное разделение народов. Все русские болтались на поручнях и общались с природой, финны же спокойно сидели на своих местах и преспокойно беседовали. Разгадка оказалась до смешного простой. Стойкость европейцев объяснялась наличием у каждого из них своего собственного бумажного пакетика (наподобие выдаваемых в самолетах), к которому они, не вставая с места, при необходимости обращались. После чего так же невозмутимо продолжали разговор. Оскорбившись собственной недогадливости, мы решили учиться у Европы, и раздобыть себе предметы первой необходимости хотя бы на обратный путь.

  Наконец-то суша! Морская болезнь мгновенно сменяется дикой степенью промерзания каждой клеточки тела. Не спасают ни теплые куртки, ни перчатки, ни куча свитеров. В обратный путь нам через пять часов. На пригорке виднеется небольшое, и наверняка отапливаемое здание, с надписью “Экскурсионное бюро”. Мчимся туда. За время, потраченное на заказ двух экскурсий (“История монастыря” и “Время репрессий”), мы, увы, не успеваем согреться и оказываемся вновь на холоде, но уже в сопровождении абсолютно фанатичного экскурсовода. Удручает еще и то, что мечта посмотреть сейды (каменные изваяния) и загадочные лабиринты, построенные древними людьми на берегах Белого моря, нам не удастся – они расположены на соседних островках, а в такую погоду катера туда не ходят. Что ж, будем утешаться тем, что у нас уже есть.

  Входим на территорию монастыря. Несмотря на мало вменяемое и полуживое от холода состояние, первые полчаса (экскурсии рассчитаны в общей сложности на 4,5 часа) впитываем выдаваемую нам информацию как губки, даже дети старательно слушают. Но ничто человеческое нам не чуждо. Во время подробнейшего рассказа о том, в каком году был положен этот кирпич на стене, а в каком году он был заменен на новый, отказывают пальцы ног. Лекция о перекрытии крыши трапезной знаменуется тем, что у всех дружно отваливаются пальцы рук. Дети начинают издавать странное попискивание, радикально отличающееся от их обычного галдежа в ответ на повествование о необычайных качествах печи, прогревающей помещение очередного (уже третьего по счету) собора в былые времена. Внезапно замечаем, что один из членов нашего небольшого, но дружного коллектива, умудряется заснуть стоя. Сказываются бессонные ночи и длительные переезды, а также принятые таблетки от укачивания. Не дожидаясь падения со стуком на пол нашего отошедшего ко сну товарища (ему там хорошо, что нибудь теплое снится…), поддерживаем бедолагу с двух сторон, и мягко просим экскурсовода по возможности сократить экскурсию и дать нам только самую необходимую для общего образования информацию, не дожидаясь психического или физического распада наших личностей. Увы, но даже скоростной пробег по монастырским стенам не в силах нам помочь. Опрометчиво брошенная экскурсоводом фраза, о том, что за поселком находятся реконструированные лабиринты, дала возможность женщинам и детям, сослаться на необходимость срочно посетить эти исторические памятники, и предварительно взяв с мужчин обещание, дослушать экскурсию до конца с целью дальнейшей передачи информации, сбежать с “поля боя” в поисках какого-нибудь бара или кафе. Здание столовой услаждает взор буквально через десять минут хорошей спортивной ходьбы. Везение продолжается. Не смотря на заранее заказанное обслуживание больших туристических групп, свободный столик все-таки находится. На дежурный вопрос официанта: “Что будете заказывать?” следует отнюдь не дежурный (хотя кто его знает, этот крайний Север) ответ: “Все самое горячее и побыстрее”. Заказ появляется мгновенно. От тарелок идет пар. Наверное, вот оно, счастье. Но не тут то было. Ликование сменяется горьким разочарованием. Донести до рта ложку обжигающего супа не удается никому. Суп умудряется остыть намного раньше. История повторяется со вторым блюдом и чаем. Остается только одно – спиртное. Если бы речь шла о взрослых людях, в верности решения не усомнился бы никто, но наливку в целях спасения юных жизней пришлось заливать в одиннадцатилетнего и восьмилетнего детей. Ни им, ни нам процесс не доставил ни малейшего удовольствия. Но цель достигнута. Возвращаемся к жизни. Первая здравая мысль возникнувшая в голове: “Спасибо, господи, что мы родились не на Соловках. Не выжили бы”. Появляются обогащенные новыми знаниями мужчины и повторяют все те действия в том же порядке. Возвращаются к жизни. До отплытия нашего судна еще два часа. Идем на Мыс Лабиринтов. Дорога к морю проходит через рощу карельской березы. Мы на месте. Ближайшие полчаса посвящены тщательному хождению по лабиринтам и рассматриванием скудной тундровой растительности. Затем дети заполняют оставшееся нам время собранием камней и ракушек, взрослые разводят на берегу костер из сухих водорослей. Горящие водоросли жутко воняют рыбой. Резко и очень ощутимо теплеет. Жизнь налаживается. Возвращаемся в поселок. Мужчины отправляются добывать вожделенные пакеты для обратного пути, остальные ищут аптеку, чтобы запастись “Дромином”. Обе миссии успешно выполнены. С появлением солнца внешний облик острова поразительно преображается. Красиво, глаз не отвести. Но закон бутерброда гласит – “Пора уезжать”. Напоследок бродим по поселку и обращаем внимание на то, что на каждом строении висит табличка, сообщающая, что здание охраняется государством и является бараком периода СЛОНа.

  Под колокольный звон добираемся до пристани. Посадка уже началась. Обратный путь нам предстоит проделать с группой паломников из Москвы во главе с Батюшкой. Святые люди, возвращающиеся со святых мест поражают своей неожиданной крикливостью и склочничеством. Вот уж не ожидали… На их фоне спокойные финны становятся нашими любимчиками.

  Запихиваем в себя максимально допустимое количество таблеток. Отплываем. Обратный путь кардинально отличается оттого, что пришлось пережить утром. Море спокойно, светит солнце. Дети мгновенно усвистели на палубу кормить чаек. Одному из взрослых пришлось последовать их примеру. Остальные были просто срублены коварными снадобьями и пришли в себя, только в Рабочеостровске.

  Ужин в гостинице. Завтра предстоит переезд более чем на 700 км в Южную Карелию – город Сортавалу. Обзваниваем гостиницы и выясняем, что ничего хорошего нам не светит. Мест нет ни где. Свободен только коттедж на 6 человек в загородном клубе “Дача Винтера”. Цена для таких коттеджей стандартная – около 200 долларов. Чешем затылки. Потратились уже более чем достаточно. А в Сортавале нам предстоит провести две ночи – один день полностью уйдет на поездку на Валаам. Принимаем решение – отказываемся от Валаама, тем более, что мысль об еще одном путешествии по воде вызывает дикий приступ тошноты. Все. Спать, спать, спать.

  Четверг. 8-е июня.

  Не торопясь, принимаем душ и собираем вещи. Ползем в столовую за чашкой кофе и завтраком. Сюрприз! Что-либо съедобное здесь можно получить до 8.30 утра, но никак не позднее. И бар, и ресторан уже закрыты. Ничему, не удивляясь, с чувством голода и необычайной по этому поводу легкости во всем организме, отправляемся в путь. Останавливаемся перекусить на заправке и, покопавшись в картах, определяемся: ехать обратно по той же дороге до Петрозаводска – не интересно, изучить мы ее успели основательно. А не свернуть ли нам в районе Медвежьегорска на Юстозеро, а потом через Тайволу и Суоярви выскочить на Сортавалу? Сказано сделано. Преодолеваем расстояние до Медвежьегорска и уходим с основной трассы. Дорога, обозначенная в атласе как автомобильная дорога с покрытием, является таковой, да и то с большой натяжкой (больше 100 не пойдешь) только на протяжении первых 60-ти километров. После Юстозеро начинается грунтовка такого уровня, что участники ралли Париж – Дакар просто обзавидовались бы. Слегка приуныв, плетемся. Конца и края не видно. Потихоньку начинаем давить на газ. В результате, осваиваемся и входим во вкус (благо “железные кони” позволяют). Ощущения сродни горным лыжам! Один минус – детей нещадно укачало. В ход пошли излюбленные таблетки.

  На протяжении 350-ти километров нам встретились всего две встречные машины, принадлежащих видимо таким же знатокам местности, как мы. На асфальт нам удалось вновь попасть лишь в Ляскеля. Теперь до Сортавалы рукой подать. Около девяти вечера въезжаем в город. Прибыли. Ступив на твердую почву, обнаружили, что гонка ни для кого не прошла бесследно – всех шатало ни на шутку. Поздравили себя с дальновидностью, теперь Валаам, находившийся всего то километров в 30-ти от нас, не привлекал совсем. Забросив вещи в коттедж, и договорившись с администратором о завтрашней рыбалке для сильной половины человечества и партии в мини гольф для слабой и юной, неровной походкой направились в ресторан. Заказав ужин в коттедж, мы поползли распаковывать вещи и зализывать раны. Горячий душ, сауна, все условия для хорошего отдыха… Казалось бы, живи и радуйся, ан нет. Конец дня, к всеобщему неудовольствию, пришлось провести весьма активно. А именно, выяснением отношений с администрацией отеля. Причиной всему послужил заказ в ресторане, сделанный нами в половине десятого вечера. К одиннадцати часам, все еще голодные, мы начали проявлять первые признаки беспокойства. И в награду за ангельское терпение получили таки свою первую порцию холодных закусок, половину из которых пришлось отправить обратно на кухню. Ну не то мы просили! Еще минут через сорок появились горячие блюда, но почему-то не на всех сразу, как можно было бы предположить. Мясо, заказанное детьми все еще так и не появилось на горизонте. На все наши просьбы поторопиться официанты реагировали ослепительной улыбкой, но дальше этого дело не шло. К двенадцати часам ночи нам все-таки принесли остатки заказа: пиво, холодный суп (видимо в качестве десерта), долгожданный хлеб и оставшиеся закуски. Весьма своевременно. К сожалению, к этому моменту даже такие миролюбивые существа как мы, уже пребывали в состоянии холодной ярости. Попытка добиться объяснений и хотя бы извинений от работников ресторана абсолютно ни к чему не привела. Решив стоять до конца, мы попробовали решить сложившуюся ситуацию с администратором гостиницы. Ответ поразил всех: “А что я могу сделать, я же не шеф повар и не официант? С ними и разбирайтесь”. Попробовали поставить вопрос по-другому: “Милая девушка (это произносилось уже сквозь зубы и с нескрываемой яростью в глазах) за холодный и растянутый на века ужин мы получили вполне круглый счет. За эти деньги можно было бы получить великолепный сервис и своевременное обслуживание в очень не дешевом ресторане в центре Москвы. Вы считаете, мы должны платить?”. “Ну, Вас же все-таки покормили!”. От особо разгоряченных членов нашего коллектива незамедлительно поступило вполне закономерное предложение пообщаться с начальством рангом повыше или разнести гостиницу. Поразмыслив, решили не портить себе настроение окончательно выяснением отношений, благо близилось утро и сил ни у кого, ни на что не осталось.

  Пятница. 9-ое июня. Последний день в Карелии.

  Наверное, не стоит добавлять, что с утра двухсемейный совет постановил: “Ни копейки больше этой гостинице! Долой завтрак, рыбалку, минигольф и чаевые кому-либо”. С тем и отъехали, предварительно совершив небольшую прогулку (уплочено) по территории гостиницы. А посмотреть здесь было на что: во-первых, знаменитая дача Винтера, правда, сейчас она в состоянии реконструкции; во-вторых, северные олени, живущие здесь для привлечения туристов, ну и, в-третьих, потрясающие виды на Ладогу. Кстати из трех оленей, бывших здесь в прошлом году, осталась всего одна олениха – остальные погибли, их перекормили хлебом туристы. Мораль сей басни – не стоит подкармливать животных!

  Из Сортавалы наш путь лежал в сторону финской границы – Рускеалу. С трассы Сортовала – Вяртсиля по дороге в Рускеалу с правой стороны есть небольшой съезд. Он ведет к водопаду из фильма “А зори здесь тихие”. Рядом оборудована площадка для отдыха. Здесь же готовят очень неплохие шашлыки, которые и стали нашим завтраком.

  Налюбовавшись водопадом, мы тронулись дальше и добрались до Рускеальского мраморного карьера (к нему с дороги есть указатель). Заброшенный более полувека назад карьер отныне является меккой для туристов – виды здесь очень даже! На этом месте наши семьи разделились. Одна семья за 180 рублей “с носа” отправилась обозревать окрестности карьера по тропкам, проложенным наверху, другая взяла напрокат лодку, чтобы осмотреть знаменитые штольни. О штольнях особо: при ближайшем их осмотре с помощью фонаря, желание углубляться внутрь пропадает само собой: некоторые валуны на сводах потолка держатся на “честном слове” и сквозь них сочится вода. Так что момент обрушения весьма и весьма близок. Эта красочная картина напомнила нам о том, что мы не шахтеры и даже не спелеологи, поэтому поспешили поскорее убраться из опасной зоны. На этом знакомство с подземными красотами Рускеалы и было закончено.

  Наверху, обменявшись впечатлениями и фотографиями, мы, усевшись в небольшом кафе, стали обзванивать гостиницы, находящиеся в районе Олонца. Обычное “мест нет” уже никого не обескуражило. В ход пошли телефоны всех турбаз и коттеджей. Турбаза “Ладожские зори” оказалась абсолютно свободной (почему выяснилось позже) и в обмен на 3000 рублей с шести человек за коттедж без удобств нас ждали с распростертыми объятьями. С ночлегом определились, продолжаем нашу культурную программу.

  Ляскеля. Здесь на реке Янис мы обнаружили очень живописную плотину, вода в которой обрушивается с такой невероятной силой, что подойти к самому краю, так никто и не рискнул. Зато налюбовались вдосталь. Держим путь в Питкяранту, а заодно ищем малоизвестные водопады “Белые столбы” и “Койриноя”. С “Белыми столбами” нам, увы, не повезло. По описанию он находится всего лишь в двух-трех километрах от Голубой дороги, по которой мы двигались. Не смотря на его близость от трассы, найти водопад не удалось из-за того, что старая грунтовая дорога в 10 км от поселка Леппясилта, оказалась полностью перерыта – здесь продолжалось строительство новых участков Голубой дороги. А как подъехать к водопаду иначе, нам не смогли показать даже местные жители. Очень жаль, что два водопада, параллельно срывающихся с 20-ти метровой высоты в скалистом каньоне остались нами так и не обнаружены… Возможно, кому-то повезет больше.

  Водопад “Койриноя”, расположенный в 8-ми км от города Питкяранты, не стал от нас так прятаться, и за какие-то пятнадцать минут, мы его все-таки обнаружили. Красиво. Особенностью именно этого водопада, на наш взгляд, являются огромные валуны из розового гранита, по которым вода, бурля, срывается вниз.

  Следующая остановка – лютеранская церковь в Питкяранте. В Питкяранте же запасаемся продуктами и трогаемся в сторону деревни Погранкондуши. По дороге постоянно встречаем участников пробега “Ладожское кольцо”. Многие выглядят уже совсем иначе, чем при первой встрече – кто на тросах, кто на эвакуаторах. В общем, народ отрывается!

  Въезжаем в Погранкондуши. Сразу же (спасибо тебе, Интернет) находим пограничный камень 1934 года, обозначавший границу между Россией и Финляндией. На одной стороне “границы” вполне отчетливо читается “СУОМИ”, на другой – “СССР”. Сделав памятные фотографии, узнаем у местного населения, как проехать еще к одному историческому памятнику – Варашеву камню, установленном в 1618 году на Варецком мысу и отмечавшим границу России и Швеции. Выясняется, что никаких подъездных дорог к нему не существует, можно попробовать проехать по берегу Ладоги, но вот как к этому отнесутся машины непонятно. Пробовать, так пробовать. Съезжаем с трассы и углубляемся в лес. Периодически возникает мысль все, дальше не пройдем. Ничего, ползем потихоньку. Внезапно, прямо перед собой обнаруживаем довольно таки большое количество следов шин. Оказывается, мы находимся на одном из участков “Ладожского кольца”. Это открытие веселит всех безмерно, и цель поездки несколько меняется. Теперь всем интересно: “А мы то сможем?”. Смогли! Вот и Варашев камень. Впечатляет. Огромная глыба, размером с хороший автобус, ровно обтесанная со всех сторон, лежит на отмели и поблескивает гладкими боками. На камне мы обнаружили выбитые, но уже сильно затертые, цифры и крест.

  Вечереет. Время уже ни на что не остается. Направляемся на турбазу. Тут всех ожидает очередной сюрприз. Несмотря на близость турбазы к трассе (всего то 16 км), добраться до нее без провожатого очень и очень проблематично. Проплутав часа полтора по лесам и грунтовым дорогам, вызываем подмогу с базы. Еще полчаса видавшие виды девятка таскает нас по полному бездорожью (и как ей это только удается) и мы на месте.

  При виде базы первой в голову приходит мысль о семействе хеймпшерских вампиров, которые заманивали припозднившихся путников к себе на ночлег: огромная территория, заполненная покосившимися домиками и ни души вокруг. Забавно. Один из таких домиков наш. Пытаемся как-то обустроиться. Выкручиваем в соседних коттеджах еще живые электрические лампочки, находим там же необходимое количество посуды и отважно боремся с комарами (вот и спирали пригодились).

  Выходим на пляж. Вот где дух захватывает! Куда ни кинешь взгляд – песчаные дюны как в Прибалтике. Этим надо воспользоваться. Устраиваем продолжение джип-сафари по песку. Здорово!!! Наигравшись, и перерыв весь пляж (надеюсь, хозяева это с утра пережили с честью), разжигаем костер и готовим ужин. Настроение растет с каждой минутой: ночь, Ладога, костер, подобие пионерского лагеря, в общем – ностальгия по давно ушедшим временам – логичное завершение поездки. Ложимся спать. Утром – перегон Олонец – Москва.

  Суббота. 10-июля.

  В 11.00 выезжаем с турбазы и трогаемся в обратный путь. Граница Карелии. Следующая остановка город Волхов, бывшая Старая Ладога. Именно здесь на крутом берегу одноименной реки в одной из сопок, согласно Новгородской и Архангельским летописям, похоронен вещий Олег. Вроде все. Теперь домой!

  Краткое резюме поездки: общий пробег – 4000 км; видели Кондопожскую церковь, водопад Кивач, кратер вулкана Гирвас, Беломорканал, мемориальное кладбище “Сандармох”, Беломорские петроглифы, Соловецкие острова, лабиринты, Рускеальский мраморный карьер, водопад из фильма “А зори здесь тихие”, бесчисленное количество озер, рек и плотин, пограничные камни и могилу Вещего Олега. По общему мнению поездка удалась. Надо повторить!

  Особая благодарность персоналу гостиницы “Малая медвежка” в Медвежьегорске и предостережение для туристов: остерегайтесь Сортавальской гостиницы “Дача Винтера”.



Прочитайте еще Отзывы о России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.