Путешествие по Аляске: часть 4 – залив Качемак , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Путешествие по Аляске: часть 4 – залив Качемак

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о России > Путешествие по Аляске: часть 4 – залив Качемак

Путешествие по Аляске: часть 4 – залив Качемак Хомер и залив Качемак. Утром нас разбудили крики чаек. Выбравшись из палатки, застали просыпающееся солнце, встающее из воды, и отплывающие на рыбный промысел суденышки. Быстренько умывшись в близлежащем ручье, покидали палаточные прибамбасы в машину и взяли курс на Хомер.

 

  Рыбацкий городок Хомер расположился на юго-западной окраине полуострова Кенай. Подъезд к нему удивительный: по самому краю залива Cook Inlet, периодически забираясь на сопки. Где-то за пару миль до въезда, дорога выводит на наивысшую точку одного из холмов, с которого открывается чудесный вид на раскинувшийся внизу поселок и залив Качемак с убеленными снегом вершинами гор по берегам.

 

  Хомер получил свое имя в честь одного любителя приключений, Хомера Пенокока, высадившегося здесь в конце 19-го века в поисках золота. Золотишко он так и не нашел, позже уехав с той же целью покорять Клондайк, а имя закрепилось.

  Первую местную дорогу проложили относительно недавно, лишь в 1951 году, завершив период почти полной изоляции городка от окружающего мира.

  Как ни странно, но Хомер живет не только за счет рыболовства и туристов, но и знаменит… картинными галереями. Кое-кто даже считает город художественной столицей центральной Аляски. Царящая вокруг расслабленная атмосфера притягивает оригинальных личностей, свободных художников и хиппи. Помнится, на Гавайях было совсем не удивительно их встретить, сама природа располагала, но на Аляске… Тем не менее, хиппи в Хомере живут в самодельных вигвамах прямо на берегу залива, и большую часть времени проводят сидя в раскладных креслах у линии прибоя.

 

  Климат в регионе – один из самых лучших на Аляске. Летом температура держится около 20 С, а зимой почти не опускается ниже нуля. К тому же горы Kenai Mountains защищают городок с северо-востока от континентальных холодов.

 

  С вершин холмов также можно заметить узкую песчаную косу, вдающуюся в залив Качемак. Коса называется Homer Spit, протяженностью чуть больше 4 миль. Всё её пространство просто напичкано ресторанами, с возвышающимся по сторонам лесом из мачт. Гавань очень обширная, к докам приписано около 700 кораблей. В основном, конечно, промышляющих туристическим извозом и рыболовством.

 

  С хозяевами одного судна у нас была договоренность на 9 часов утра. Компания “St. Augustine`s kayak and tours” занимается турами на каяках по заливу Качемак в сопровождении гидов. Опыт иметь не обязательно; каяк, весла и прочий скарб выдают. В группе на одного гида может быть до 6 человек; места лучше резервировать заранее. Доступны туры как на пол- так и на полный день.

 

  С трудом найдя свободное место на парковке в гавани, мы сходили на пристань к нужному причалу, убедились, что судно еще не приплыло, и решили скоротать время за чашечкой кофе. В Хомере популярны такие маленькие “кофейные избушки”, где помещается только прилавок с продавцом и один посетитель. Очень уютные заведеньица, почти домашние. К тому же и выпечка обычно свежая и вкусная.

 

  Минут через 15 мы заметили небольшой кораблик, приплывший в доки и называющийся нужным нам именем “St. Augustine”.

  Хозяева компании – семейная пара опытных каякеров. Муж выполняет роль капитана и гида. Кроме них, на корабле присутствовал пожилой джентльмен и молоденькая девушка, тоже гиды. Набралось около 15 человек пассажиров. Но все они заказали круиз на полдня, мы же – на полный ($130 на одного). Поэтому нам достался персональный гид Рон, тот самый дедушка. Приятное и неожиданное событие.

  К тому же, Рон не страдал распространенной болезнью большинства шоуменов, как то “словесным поносом” в виде нескончаемых скучных и банальных шуток, и идеально подходил нам по характеру.

 

  По плану мы должны были пересечь залив Качемак, оставить судно у причала на другой его стороне, и там уже разделиться на группы и отправиться в плавание на каяках, каждый в свою сторону.

 

  На корабле плыть совсем недалеко, где-то с полчаса. В середине пути обогнули Остров Чаек (Gull Island), представляющий из себя огромную скалу, выступающую из вод залива, и находящуюся в полном распоряжении птиц. Используется ими как своеобразная “база”, место, где безопасно строить гнезда и выводить птенцов. Там умудряются уживаться сразу несколько видов птиц, от чаек и топорков до большущих бакланов. Зачастую их птенцы смешиваются в кучу, образуя такой “многонациональный” детский сад.

 

  Еще не доплывая до острова можно услышать разноголосый гомон и почувствовать своеобразный запах, присущий местам скопления птиц или животных. Да чего уж там, не “своеобразный”, а откровенно тошнотворный дух от птичьего помета.

 

  Всю поверхность скалы занимали орущие чайки-моёвки (kittiwakes). В основном они предпочитали тусоваться парочками, на некотором расстоянии друг от друга. По краям скалы сидели черно-коричневые бакланы (cormorants) с длинными шеями. Эти любили раскинуть крылья, задрать голову и смотреть на всех свысока. Их дети, полные копии взрослых, только меньшего размера, были собраны в кучки, охраняемые двумя воспитателями. Иногда в кучки проникали чаинки (как мы называли птенцов чаек), ставившие всех на уши.

 

  У острова мы не останавливались, просто проплыли мимо на замедленном ходу. Позже в этот день нам выпал шанс оказаться у Острова Чаек еще раз, но тогда мы даже и не помышляли об этом.

 

  Пришвартовавшись на противоположном берегу залива Качемак, мы все выгрузились на деревянный пирс, и стали выбирать каяки. Нам достался длиннющий морской двойной каяк с педалями управления в днище. Под руководством гида Рона, научились правильно садиться в каяк (проделывать это нужно в строго определенной позиции, иначе можно перевернуться), синхронно махать веслами и давить на педали. Давить учился Илья, как сидящий сзади. Меня педалями обделили, но выдали в распоряжение непромокаемый мешок для камеры, который я удачно пристроила впереди, засунув под тугие резинки на каяке.

 

  Еще на нас надели спасательные жилеты и такие брезентовые “юбочки”, которые пристегивались по окружности отверстия, в котором каждый из нас сидел. Таким образом достигалась полная герметичность; ни одна капля воды с работающих весел не должна была попасть внутрь каяка.

 

  С успехом попрактиковавшись вокруг причала, нам уже не терпелось выйти в большое плавание. Рон дал добро, ловко забрался в стильный одиночный каяк с потрясающей ловкостью для человека его возраста, и встал во главе нашей маленькой экспедиции. Греб он экономными движениями, почти без всплеска и очень профессионально.

 

  По-началу, держались недалеко об берега, в 7-10 метрах. Мы приноровились работать в паре, стараясь не создавать друг другу помех в виде перекрещивающегося махания веслами. Основная нагрузка досталась Илье; я зачастую просто клала весла поперек каяка и фотографировала окрестности, жутко боясь уронить камеру в воду. Но кто не рискует – тот не плывет рџ™‚

 

  Заплыв за очередной мыс, наши каяки заскользили по абсолютно ровной зеленой воде небольшого залива. Звенящая тишина нарушалась лишь всплесками весел и редкими криками пролетающих мимо белоголовых орлов. Рон рассказывал нам о местной флоре и фауне, указывал на орлиные гнезда на верхушках массивных деревьев. В одном из гнезд торчали две головы птенцов, еще не умеющих летать; их мама с папой охотились где-то неподалеку.

 

  Прямо по курсу на нас плыл ком шерсти. Мы двигались так тихо, что даже не спугнули заснувшую выдру. Только метрах в двух она открыла один глазок, удивленно поглядела, зевнула, и не меняя позы и не двигая ни единым мускулом, отплыла в сторону с нашего пути. Как мы уже знали, просто под водой заработал выдрий хвост.

 

  Тем временем, мы доплыли до берега. Рон вылез первым, помог нам выбраться и вытащить каяк. Со всем оборудованием предстояло перейти полоску земли, чтобы продолжить плавание в следующей, еще более удаленной заводи.

 

  А пока Рон предложил сводить нас на вершину местной горы, размять затекшие мышцы, и полакомиться ягодами. Голубика росла повсюду, наесться можно было до отвала, как нам, так и мишкам, следы которых виднелись везде.

  С высоты утеса оглядели заводь, в дальнем конце которой предстояло выгрузиться и устроить обед. Нам все больше и больше нравились и экскурсия, и гид. Чувствовалось, что человек знает в этих местах каждый камешек и травинку, и с удовольствием делится этими секретами с заезжими гостями. Да и не удивительно. По словам Рона, живет он здесь уже около 50 лет, и ни за что не хочет переезжать.

 

  Спустившись с холма, Илья и Рон стали перетаскивать каяки на противоположную сторону перешейка. Я под предлогом “слабый пол” носилась с фотоаппаратом по окрестностям.

  Процесс залезания в каяк на этот раз прошел гораздо легче, стал накапливаться опыт. Спокойно и без приключений переплыв заводь, мы вдруг обнаружили юрту. Самую настоящую, круглой формы, с лежанками внутри. Рон сказал, что иногда в ней ночуют рыбаки.

 

  Берег покрывала мелкая галька, водоросли и бегающие по ним черные крабики. Метрах в десяти от воды начинался высокий лес, в основном хвойный. И тут мы заметили, что были не одни.

  На верхушках деревьев, словно статуи, застыли белоголовые орлы, пристально следящие за каждым нашим шагом. Периодически кто-нибудь из них пикировал к воде и выхватывал плеснувшую рыбину. Наевшись, орлы-охотники принимались чистить перышки, смешно раздуваясь чуть ли не в два раза больше своего обычного размера. После этой процедуры вниз летела невообразимая пыль и мелкие перья, орлы походили на коричневые пуховые подушки. Но по-прежнему сохраняли высокомерный и неприступный вид. Ну очень гордые птички! рџ™‚

 

  Рон стал доставать припасы из своего каяка. Усадил нас на подушки, расстелил скатерть и сервировал стол. Все было просто и мило: сэндвичи-барбекю, йогурты, сок, сыр, печенье и фрукты.

  Поговорили о жизни на Аляске и в России. В силу возраста, у Рона могли быть неприятные ассоциации с русскими. Но он оставался предельно корректен, вспомнив, что в 60-х годах действительно люди готовились отсиживаться в подвалах на случай атомной войны с Советским Союзом. Мне такая информация была уже не новинку; на работе приходилось слышать нечто подобное от пожилых докторов. И противогазы их учили надевать в школе, и пользоваться аптечкой, и ходить строем в убежище. Один в один как и у нас на уроках гражданской обороны, а позже обж (основы безопасности жизнедеятельности). Так и воспитывались с промытыми пропагандой мозгами.

 

  Мы в свою очередь расспрашивали Рона о жизни на Аляске. Зимой им тоскливо и скучно приходится, многие бизнесы работают только сезонно. Народ выпивает. Мы также заметили, что в ликерных магазинах представлен огромный выбор крепких спиртных напитков (водки, виски, джина), и всего несколько наименований вина.

 

  Завершив замечательный пикник, засобирались в дорогу. Рон уже заметил, что у нас наблюдается небольшой “сдвиг” по части дикой живности, и сказал:

 

  – А давайте-ка я вас, ребятки, проведу к тому самому Острову Чаек, который мы видели с корабля. Этого нам делать, конечно не положено, будет отклонение от маршрута, но зато у вас будет редкая возможность увидеть гнездящихся птиц в упор. Как вам такое предложение?

 

  Стоит ли говорить, как мы обрадовались. Но хитрый Рон не сказал, что на каяках надо будет пресечь штормовой залив. До этого-то мы плавали в безмятежных водах у берегов, где никакого волнения, а вода похожа на зеленый, струящийся шелк.

 

  В счастливом неведении мы радостно махали веслами, приближаясь к открытому морю. Рон стабильно держался впереди, и похоже намеренно не оборачивался. На горизонте показался Остров Чаек, облепленный птицами. Но путь преграждали таакие волны…

  Я решила спрятать камеру в непромокаемый мешок. Рон уверенно повел каяк под углом 45 градусов к волнам, мы за ним. Первая волна ударила по касательной, покачнув нашу хрупкую лодочку и заложив сомнения в собственные силы.

 

  – Ээээ… Рон? Рон! Р-ооон!!!

  Наконец, он обернулся.

 

  – Рон, безопасно ли пересекать штормовое море на таком каяке?

  Рон улыбнулся.

 

  – Во-первых, он у вас так и называется “морской”. Во-вторых, двойные каяки очень устойчивые, и надо приложить немалые усилия, чтобы его перевернуть.

  – Но ведь так страшно качает…

  – Хотите повернуть?

  – Нет!, – возопили мы, и налегли на весла.

 

  20 минут до острова стоили нам многих нервов. Бравада здесь ни к чему, было реально страшно. Бум – волна ударяет в бок со всей силы, и отбрасывает нас влево; перекрестная волна бьет чуть ли не в нос, отбрасывая назад. Так и плыли: шаг вперед, два назад, серьезно отклонившись от курса, и пристав к Острову Чаек с левой стороны, вместо запланированной правой.

 

  Вблизи земли волнение уменьшилось, и я осторожно достала камеру трясущимися руками. Вылезти на остров нельзя (он представляет собой скалу с отвесными стенами), поэтому мы следили за птичьими колониями снизу с воды. Шум-гам-шмон стоял невообразимый. Птички нас не боялись, на сидели настороженно.

  Вода вокруг каяка вспенивалась от ныряльщиков. Прямо со скалы в воду пикировали небольшие черные птицы с красными лапами, под углом уходя под воду. Выныривали они где-то метрах в 30 от точки захода. Прямо какой-то птичий артобстрел.

 

  Чайки-моёвки тоже подлетали к воде, склевывая с её поверхности кусочки водорослей, неосторожных мальков и разный мелкий мусор. С помощью веточек они строили гнезда, достаточно большие, около 30-40 см в высоту, и просторные. В некоторых сидели птенцы, в других еще лежали яйца (обычно два). Насиживают оба родителя, сменяясь через сутки. Тот, кто свободен, кормит сидящего. В целом процесс достаточно организован, на то они и инстинкты.

 

  Рядом со скалой находились два небольших, каменных островка, используемых взрослыми птицами для обучения молодняка искусству летания. Было интересно наблюдать птенцов, выстроившихся клювами по ветру, и ждавших команды на взлет. Они неуверенно взмывали в воздух, делали круг, и снова возвращались в конец очереди. На одном острове тренировались преимущественно чайки, с другого учились летать бакланы.

 

  По-началу мы хотели сделать полный круг и обойти скалу Gull Island целиком. Но с северной стороны поднялось такое волнение, что даже наш отважный гид не решился туда соваться, не говоря уже о том, чтобы пустить нас. Да и вымотались мы все уже изрядно, силы были явно на исходе, а бедные уши стали побаливать от нескончаемого птичьего гвалта.

 

  Взяли курс на берег. Опять борьба с волнами, опять преследующий нас страх перевернуться. Вода играла разными цветами, от светло-зеленого до иссиня-черного. Да и характер волн различался: на зеленом участке – меленькая рябь, на синем же поднимались настоящие монстры, увенчанные барашками.

  К концу заплыва мы уже приноровились достаточно ловко вписываться между волн, и даже развили хоть какую-то скорость. Рон страховал нас сбоку и чуть позади. Через 20 минут мы благополучно вылезли на берег для передышки. Ноги ослабели от долго сидения, первые минут ходили на полусогнутых.

 

  Берег занимали колонии мидий. Они заполняли собой буквально все поверхности камней и скал, поднимаясь на высоту выше человеческого роста. Во время прилива их целиком покрывала вода; сейчас же подводные сокровища были выставлены на всеобщее обозрение.

  А сколько крабов резвилось вокруг! Маленькие черные бестии разбегались прямо из-под ног, прятались среди ракушек и выброшенных на берег водорослей, и зорко следили за каждым нашим шагом.

 

  Настало время возвращаться. Передышек больше не ожидалось, мы поплыли прямо к базе. Но конечно не прямым путем. Рон вел нас вдоль берегов, заглядывая во все малюсенькие пещерки. Одна была особо интересная, с сухим островком внутри. А в соседней жил молодой морской котик-одиночка Джонатан, приятель Рона. Мы заплыли к нему в гости без приглашения, но хозяина не оказалось дома. “Наверное на рыбалку ушел”, – пошутил наш гид.

 

  К вечеру тучи сгустились, заморосил дождик. Причал был уже совсем рядом. Весь остальной народ давно разъехался.

  Рон связался по рации с капитаном, обещавшим скоро пригнать судно. За это время мы успешно раз-экипировались, вытащили каяки для просушки, сфотографировались с Роном на память, и даже увидели котика Джонатана, возвращающегося в свое логово.

 

  До Хомера плыли тем же путем, изрядно притихшие и засыпающие на ходу. Успешно пришвартовавшись в порту, заплатили за экскурсию (принимают только чеки или наличные), оставили щедрые чаевые нашему профессиональному гиду, и не спеша направились в город.

 

  Время ужина было в разгаре, коса Homer Spit ломилась от туристов. Во многие рестораны было не попасть, или приходилось очень долго ждать. Мы зарулили в симпатичное местечко “Captain Pattie`s”, расположенное прямо напротив гавани. Народу внутри – не протолкнуться, но сервис очень организованный, благодаря чему мы сидели за столиком уже через 10 минут.

  В ожидании заказа (как всегда палтусов в различных вариациях и супа), разглядывали таблички на столах, с разновидностями рыб, встречающихся в водах Аляски. Одних лососевых было пять видов. Илья, как эксперт, переводил: sockeye (он же red salmon) – нерка, king (он же chinook) – чавыча, pink (он же humpie) – горбуша, coho (он же silver) – кижуч, и chum – кета.

  Такое рыбное изобилие вызвало у нас повышенный аппетит, и мы уже с трудом дожидались заказа. Еда была превосходна, особенно блюдо с гордым названием “Палтус Олимпия”.

 

  После ужина поехали заселяться в гостиницу “Driftwood Inn”, расположенную между косой Homer Spit и границей города. Гостиничка небольшая, очень уютная, с таким особенным старинным шармом, скрипучими лестницами, узкими коридорами и стенами, увешанными фотографиями и картинами животных.

  На первом этаже – окошко регистрации и замечательная кухонька с большим выбором чая (бесплатно) и выпечки-хлопьев за символическую плату. Свободных мест не было (туристический сезон), поэтому резервировать надо заранее. При нас дали от ворот поворот нескольким людям, путешествующим в стиле “walk-in”. Мы со своей распечаткой легко получили комнату в правом крыле здания.

 

  Можно заказать как огромные апартаменты со всеми удобствами, так и малюсенькие каморки с душем на двоих-четверых ($55-130). Также на территории есть места под палатки и RV. Наше пристанище оказалось чем-то средним: небольшая, очень светлая комната с высоченной кроватью, окошком над ней, и телевизором на полочке под скошенным потолком.

  Мы так устали за день плавания на каяках, что сил хватило лишь на ополоснуться-переодеться и выпить по глотку вина. Даже фотки были не в состоянии смотреть, оставив это занятие на утро, на свежую голову.

 

  Настал день возвращения домой. Рейс в Хьюстон отправлялся вечером из Анкориджа. Не спеша мы собрали рюкзак, замечательно позавтракали на первом этаже гостиницы чаем-кофе-кексами, и взяли курс на север. Из запланированного у нас осталось невыполненным лишь посещение русского поселения.

 

  Деревня Нинильчик располагалась по пути, на 135-й миле дороги Sterling Hwy. Нинильчик – старейшее поселение на полуострове, сформировавшееся еще в 1820-м году из работников Русско-Американской компании. Сейчас там живут их потомки.

 

  Для начала можно заглянуть в магазинчик сувениров Village Cache Gift shop, и взять брошюрку-путеводитель по деревеньке “Tour of Ninilchik village”. Прямо от дверей начинается тропа на самый верх утеса, на котором расположена русская православная церковь, построенная сто лет назад.

  Не стоит ожидать чего-то помпезного в стиле “русский китч”. Здание простое, деревянное, стены покрашены в белый цвет, а крышу увенчивают златоглавые маковки. К церкви примыкает кладбище. Многие могилы с покосившимися крестами заросли травой. Фамилии на надгробиях большей частью русские, зачастую члены семьи похоронены все рядышком. В целом, место вызвало такую легкую, светлую грусть, да еще легкий дождик добавил ощущений.

 

  С вершины утеса открывался чудесный вид на залив Cook Inlet и вулканы на том берегу. А с противоположной стороны тоже раскинулось море, только цветочное. Розовые волны иван-чая так и колыхались под порывами ветра, донося до нас сладковатый аромат. Окинув взглядом деревню Нинильчик на прощанье, мы стали спускаться.

 

  По пути в Анкоридж сделали еще одну остановку в городке Солдотна. Там есть совершенно изумительная пекарня со смешным названием “Moose is loose”. Выпечка настолько разнообразна, вкусна и дешева (от 20 центов), что с трудом верится, что заведение не работает себе в убыток. Продают сами повара, румяные, в белых колпаках, сменяя друг друга на кухне и за прилавком. К выпечке можно взять кофе, чай или соки, и устроить замечательный перекус по-домашнему.

 

  Далее до Анкориджа добирались той же дорогой через лес, только раз свернув к озеру Skilak lake по круговому объезду. Место вполне можно пропустить, ничего примечательного мы там не обнаружили. При подъезде к городу появился какой-никакой трафик, дорога разделилась на несколько полос.

 

  Самолет в Хьюстон улетал в 6 вечера. У нас оставалось еще около трех часов до отправления. Путешествие по Аляске решили завершить красиво – поужинав на прощанье в фешенебельном ресторане “Orso” на 5-й авеню. Ресторан гурманский, где аляскинские стандартные блюда возведены в высшую степень. Обстановка внутри роскошная, в бордово-золотых тонах; белоснежные скатерти на столах, официанты в черных сюртуках, кресла в викторианском стиле. Цены выше средних, около $30 за блюдо. Начали ужин с креветочных коктейлей, запивая их алкогольными рџ™‚

 

  В качестве основного блюда Илья выбрал филе палтуса, завернутое в прошутто (ветчину) и вымоченное в белом соусе секретного состава. Меня потянуло на пельмени, но не простые, а с дикими лесными грибами. Гурманствовать, так на полную катушку!

  Стоит ли говорить, что еда оказалась изумительно вкусной, оформленной на тарелочках с разными декоративными финтифлюшками. В целом, очень рекомендую заведение, особенно если нужно отпраздновать какое-то важное событие или срочно потратить лишние денежки рџ™‚

 

  За полтора часа до вылета мы отправились в аэропорт. Без проблем сдали машину, зарегистрировались на рейс, спокойно прошли проверку безопасности, в отличии от шоу, утроенного в деревне King Salmon. Уже сидя в салоне и готовясь к отправлению, выяснилось, что наш самолет забыли заправить рџ™‚

 

  В результате еще 40 минут мы наблюдали за действиями команды, закачивающей топливо в крылья самолета. Наконец, все помехи были устранены, и мы взяли курс домой.

 

  Через шесть часов уже стояли на техасской земле. Наше путешествие по Аляске благополучно завершилось, оставив в памяти прекрасные картины голубых ледников, искрящихся озер, тундры, забавных медведей гризли, нерестящегося лосося, полей иван-чая, морских просторов и еще много-много удивительных моментов.

  Аляска околдовала нас своей природной магией, и стала местом, куда тянет вернуться еще и еще.

 

  Фотографии можно посмотреть здесь

Путешествие по Аляске: часть 1 – Денали

Путешествие по Аляске: часть 2 – в окружении медведей гризли

Путешествие по Аляске: часть 3 – полуостров Кенай

Katrin   



Прочитайте еще Отзывы о России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.