Поднебесное Путешествие из Поморья в Приморье. Часть 3. Найденная в тумане , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Поднебесное Путешествие из Поморья в Приморье. Часть 3. Найденная в тумане

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о России > Поднебесное Путешествие из Поморья в Приморье. Часть 3. Найденная в тумане

Поднебесное Путешествие из Поморья в Приморье. Часть 3. Найденная в тумане Туман, что стоял над аэропортом, был каким-то уникальным. Эта густая облачность, спустившаяся на Землю и взявшая над ней полную и нераздельную власть, делала воздух настолько влажным, что казалось, будто кто-то постоянно распыляет вокруг воду из гигантского пульверизатора. Перед глазами у нас был аэровокзал Кневичи, в здание которого мы и направились за получением багажа.

  Взяв с конвейера свои скромные сумки и позвонив домой о благополучно перенесенном перелете, мы с котом вышли из терминала и оказались на небольшой площади, усеянной лотками с крабами, красной икрой и лимонником (сверхполезной приморской лианой) во всех возможных проявлениях. Здесь находилась автостанция «Аэропорт Владивосток». Расписание и продублировавшая его тетушка-кассир возвещали, что прямой автобус до Находки – нашего первого пункта назначения – ушел не более чем пятнадцать минут назад, и ждать следующего ещё часика, этак, четыре. Сей факт нас ничуть не расстроил, ибо из великой сети Интернет мы знали о невероятной близости приморского аэропорта и города краевого подчинения Артема (крупного транспортного узла, в направлении которого из аэропорта ходят городские автобусы с городскими же ценами и интервалами), а уж из Артема добраться до Находки, Владивостока или любого другого города Примкрая – го-о-раздо легче. Минуты через три с начала нашего пребывания на автостанции такой автобус подошел, и мы благополучно загрузили в него свои вещи и тела. Артем, как и думалось, оказался до неприличия близко (недаром же туда автобусы раз в 15 минут ходят), нужно было только выехать на шоссе и почти сразу свернуть с него в другом направлении. В микроавтобусе с нами ехали четверо путешествующих с большими сумками и парочка очень колоритных местных жителей – толстая тетушка и моложавый дедок. По их говору и манере одеваться мы могли бы вычислить жителей Кубани или восточной Украины, но уж никак не русской Азии, однако, сомнений в том, что это местные жители, не было решительно никаких. Через пролетевшую секундами четверть часа мы уже стояли у автовокзала города Артем. Долго лицезреть оный не пришлось – у означенного вокзала нас уже дожидался проходящий автобус из популярной в народе серии Владивосток-Находка, на свободные места которого мы прямо-таки плюхнулись. Автобус этот был большим и полноценным корейским старичком. Как только пассажиры из аэропорта заняли все свободные места, он тронулся и поехал хорошо и плавно, благо и дороги в Примкрае по российским меркам весьма пристойные. Из городской черты Артема дорога стала быстро уходить в сопки, на светло-зеленых склонах которых росли темные раскидистые лиственные деревья. Впереди был путь длиною в три с небольшим часа…

  Автобус взял свой твердый курс на восток, а я стал глядеть в окно и изучать каждый кубический сантиметр пространства вокруг. Ещё в Артеме мой взгляд привлекало буквально всё – каждый белесый домик с зелеными деревянными ставнями, каждый скромный сарайчик, любая автобусная остановка и даже каждая типовая панельная пятиэтажка. Главное, что показалось мне очень необычным, – увидеть небольшой средне- или даже южнорусский город типа Грязей или Россоши так далеко от Москвы. Что уж говорить про удивительные приморские пейзажи!

  ***

  Рассекающая туманы трасса Артем-Шкотово-Фокино-Находка – одна из самых живописных во всем Приморском крае. Временами переваливаясь через округлые сопки, временами спускаясь с них серпантинами, она понесла нас в какую-то неведомую страну, которая вроде и Россия, а вроде и не Россия, вроде, похоже на Крым, а вроде и на край Азии. Для того, чтобы не прозевать сказочные красоты, которых, я знал, нам не суждено будет больше увидеть в эту поездку, мы с котом яростно боролись со сном (кот, правда, все время сдавался, а я дотерпел почти до самой Находки, где дрема все-таки овладела мной). Пока мы ехали, сопки то вплотную подходили к шоссе, и была видна их образующая порода, обнажались камни и суглинки, то отдалялись от него, и в промежутках между ними трассу пересекали маленькие быстрые речки и ручьи с множеством порогов и кристально чистой водой. Неподалеку несколько раз проскакивала «железка», где на разъездах и полустанках стояли вагоны и цистерны.

  Так, долго или коротко, прячась в высоких сопках и выскакивая из них, мы оказались на нашей первой остановке, в Шкотово – поселке, протянувшемся вдоль красивой морской бухты. Это местечко названо так в честь известного военного-исследователя Н.Я.Шкота, открывшего на Русском Востоке не один залив и отстаивавшего честь страны в дальних морских походах (кстати, его именем назван также полуостров в центре Владивостока). Из-за своего ландшафта Шкотово походит на что-то нарочито крымское, а мокрый бархат дальневосточных сопок придает этому месту неповторимый азиатский колорит. Здесь, всего лишь за 15 минут стоянки, я успел зайти на местный рынок, где сразу же испробовал приморский натурпродукт № 1. Звался этот продукт в-а-р-е-н-ц-о-м и являл собой простоквашу из топленого молока, домашний аналог заводской ряженки. Чудо это продавалось в стеклянных банках и в стаканчиках, само по себе было цвета крем-брюле и покрыто желтоватой пенкой с неизменной хлебной корочкой в центре. Отведав шкотовский стаканчик варенца, я понял, что вкуснее этой весчи не кушал ну просто отродясь! Такая классная штукенция! (как оказалось впоследствии, варенец в Приморье продавался практически на каждом городском / поселковом рынке и стоил, в среднем, около 40 рублей за литр). И именно здесь, в Шкотово, на придорожном базарчике, мною был съеден его первый стакан, что, несомненно, стало историческим событием, новой вехой в моей гастрономической судьбе! На выпаленное мной «удивительно, замечательно, великолепно!!!» кот поначалу лишь удивленно вопрошал: «Хм, экая невидаль, домашний варенец!», однако, испробовав-таки ложечку натурпродукта, выдал: «Мммммм, мммило, доввввольнно мммилло», и потом всегда брал сие кушанье вместе со мной.

  Как только последняя ложка варенца благополучно опустилась в мой желудок, автобус тронулся. Слава Богу, я успел его догнать:-) Вновь замелькали сопки-долины-сопки, два городка – Смоляниново и Большой Камень, мимо которых мы проехали на полной скорости, и… вот уже следующая остановка… Фокино.

  Быть может, нам это показалось спросонья, но город Фокино, одним своим боком наезжал на горы, а другим – чуть ли не проваливался в широкую низину, где мне удалось разглядеть небольшую, но симпатичную церковь. Скажу честно, что я от души радовался всякий раз, когда видел в Сибири и на Дальнем Востоке что-то нарочито русское (в том числе православные храмы, и, кстати, в Сибири последних оказалось – хоть пруд пруди, а в Приморье – очень и очень мало!), потому что в результате регулярного просмотра ряда тематических телепередач у меня было стойкое убеждение, что в этих краях уже полным ходом идет китайско-американская экспансия, лозунгом которой стало заключение Мадлен Олбрайт «Сибирь слишком большая, чтобы принадлежать одной стране». И, хотя в словах наших журналистов-паникеров есть доля истины, к счастью, эта доля не столь большая, какой мне казалась до поездки. Фокинская церковь меня обрадовала уже одним своим существованием – это был первый храм, увиденный в Приморье!

  Вообще, Фокино оказался городком военных, бывших и настоящих. Для Дальнего Востока это скорее правило, нежели исключение. Там тоже была стоянка из серии «размять косточки», которую кот чуть не проспал. А если б проспал, пожалел бы! Этот маленький тихий городок одним своим видом расслаблял и настраивал на приближение Находки. Единственное, чего там не было, так это волн Пацифического океана:-) Тем не менее, второе название города – Тихоокеанский, а ещё Техас:-) И хотя последние два имени пока не совсем официальные, народ ими уже вовсю пользуется. Кстати, в этих своих модерновых названиях Фокино опять же породнился с Находкой – «Тихоокеанской» зовется главная находкинская железнодорожная станция.

  Немного поразмявшись на свежем прохладном воздухе, мы с котом залезли в автобус и вскоре оказались один на один с дорогой, которая наконец-то взяла над нами верх… Мы уснули. А проснулись уже на подъезде к нашей цели…

  ***

  Честно говоря, Её мы нашли почти случайно. Первоначально мы совсем не собирались сюда ехать, ибо хотелось больше времени отвести на посещение заповедников и лицезрение замечательной приморской природы, но за две недели до начала вояжа мы кардинально пересмотрели начальную фазу всего путешествия, и Находка яркими и тусклыми красками нарисовалась на нашем пути…

  Эта живописная бухта залива Петра Великого, окруженная покрытыми густым лесом красавицами-сопками, оказалась очень необычной. Места для людей природа оставила здесь очень мало – всего лишь узкую полоску камня и песка, мелькающую меж горами и глубоким Японским морем. И этот кусочек sushi поистине удивителен… Знаете, есть на картах такие города, которые ты всегда сможешь показать, даже если они не обозначены там кружочками-точками – Санкт-Петербург, Венеция, Осло, Архангельск, Севастополь… Так вот, благодаря своей замечательной бухте, и Находка одна из них!

  ***

  В тот летний день низкое облачное небо покрывало землю легкой бархатной моросью. Когда мы проезжали по шоссе в сторону автовокзала, в тумане, недалеко от дороги, был замечен комплекс зданий в китайском стиле, с «поднебесными» керамическими крышами и пагодами, на одной из которых красовалась надпись «Сюань юань». Ранее почерпнутая из «всемирной паутины» информация гласила, что здание это представляло собой гостиницу, причем самого, что ни на есть, экономического класса. И первым, что мы сделали, выйдя из автобуса и ступив на влажную приморскую землю, был шаг по направлению к этому самому «Юаню» (кстати, в Находке был ещё один китайский отель «Юань Дун»***, но Интернет нам как-то по секрету сболтнул, что тот нам не по карману, а Сети мы привыкли доверять:-).

  «Мда, мы ещё не едем в Китай, а Китай уже едет к нам! «Сюань Юань», – это ж кому скажи, не поверят!!!» – разорялся кот. Мне нечего было ему ответить, ибо факт оставался фактом – на краю русской земли, на достаточно приличном расстоянии от границы с Поднебесной располагался небольшой филиал КНР на выезде, что, с одной стороны, настораживало, но с другой – вызывало неподдельный интерес.

  Эта гостиница оказалась весьма неплохой, хотя и «однозвездной». Фойе и коридоры были отделаны в китайском стиле, с красными фонариками, большими прозрачными люстрами и «золотыми» перилами. Тетушка-администратор была одета в какие-то псевдонациональные китайские одежды, и сама, судя по разрезу глаз, тоже имела в роду монголоидных предков (наверное, когда-то ее бабуля «согрешила» с корейцем из соседнего двора). Цена за поселение для дорогого Приморского края здесь была весьма сносной – 900 рублей за двухместный номер в сутки, что окончательно определило наш выбор. Номер, где мы поселились, был обшит тканью, под которой прощупывался поролон, окна в нем закрывались как-то хитро, по-китайски, кровати застелены видавшим виды, однако же, чистым и свежим бельем, на которое сверху были накинуты красные плюшевые покрывала китайского производства, которые когда-то продавались в СССР и были в большом дефиците (из детства я смутно помню, как мы стояли за чем-то подобным в километровой очереди). Как только мы переступили его порог, мы сразу поняли, что надо бы поспать! Сон занял часа два. Вскоре мы встали, прочистили глаза и направились знакомиться с городом…

  ***

  Это были наши первые осознанные шаги по Приморью, первые шаги, с которых началось большое, длиною в месяц, далекое восточное путешествие! Они были сделаны на улице Ленинской – коротком пешеходном бульваре, взбирающемся от широкого Находкинского проспекта наверх, к сопке. Бульвар показался нам похожим на улочки Туапсе, такой чистенький, провинциальный и немного заброшенный. А ведь это самый центр города! Центр Находки, кстати, оказался весьма симпатичным, архитектура его была, в принципе, без особых изысков, но довольно приятной (он построен в 40-50-х годах 20-го века, а тогда строили основательно и о внешнем виде городов заботились:-)) Забегая вперед, скажу, что Находка стала, наверное, самым спокойным местом, что встретилось на всем нашем длинном пути. Она была очень милой, нежной и немного отстраненной от реальности. Здесь никто никуда не спешил, а тихая жизнь города мирно текла своим чередом у самого Пацифистского океана:-) И мы тоже никуда не спешили, не могли спешить, это было как-то кощунственно в таком благодатном месте… Сначала я попытался бежать по нему галопом, ставить цели по посещению тех или иных мест в городе и близ него, планировать выезды в чжурчженьские Шайгинское и Екатерининское городища, что в недалеких отсюда селах Партизанского района, а потом просто расслабился, поддавшись здешнему неторопливому ритму, и стал получать от города неспешное, но явное удовольствие…

  В тот самый первый день, который начался для нас в Находке около 16-00 с победы над сном, мы немного погуляли по центру города, помочили ноги в заливе у станции Бархатной, купили карточку местного «Мегафона», сходили на Тихоокеанскую, где посмотрели расписание поездов и электричек, прогулялись по главному, Находкинскому проспекту… Несмотря на пасмурную погоду, мы чувствовали себя в Находке необыкновенно уютно. Многое было для нас необычным и непривычным, многое было в диковинку – и сам город, растянувшийся вдоль моря такой узкой полосой, что улочек, карабкающихся вверх, порой едва хватало на десяток-другой домиков; и пахнущее солью и прелыми водорослями Японское море, встречи с которым мы так долго ждали; и рынки, заполненные китайцами, корейцами и русскими тетушками с варенцом, и этот маленький симпатичный «Чайна-таун» у гостиницы, и обилие красной рыбы на рынке, и, конечно, ощущение, что мы – на краю света!

  «Здесь начинается Россия», – гласили плакаты, висящие в центре Находки. Конечно, матушка Россия начинается и просыпается на Чукотке, Камчатке или, на худой конец, Курилах, а «начал» ее вдоль внешних границ ой как много, но именно Находка стала городом, где стартует «легкий путь» вглубь страны с Востока, не сопряженный с дальнейшими перелетами, портом, куда заходят многие иностранные корабли, везущие нужные стране грузы, местом, где Россия тесно соприкасается с Азией и Океанией… Так что она имеет самое полное право называться восточными воротами нашей необъятной родины!

  Железнодорожный путь из Находки в центральную Россию идет от тупика «Мыс Астафьева» в направлении главного железнодорожного узла Приморья – Уссурийска, что стоит на великом и могучем Транссибе. Проходя через город, эта самая восточная в России электрифицированная железная дорога оставляет в нем целых 12 (!) станций, начиная от того самого мыса Астафьева, в глубине впивающегося в бухту и загнутого оленьим рогом одноименного полуострова, до станции Находка на выезде из города в сторону «материка». Эти станции представляют собой аккуратненькие симпатичные домики постройки сталинских времен, тихие, но не заброшенные. Посещает их, правда, всего один-единственный пассажирский поезд Хабаровск-Тихоокеанская, везущий в эти края толпы отдыхающих из жаркого, но лишенного теплых морей летнего Хабаровского края, да несколько электричек, включая двух владивостокских «попугаев».

  Наш первый день был рассчитан, по большей части, на борьбу с JetLag`ом, посему завершился очень быстро. Во время прогулки по небольшому парку близ станции Тихоокеанской на город начала медленно сползать темнота. Надо было торопиться в гостиницу, тем более, вот-вот должны подавать горячую воду (особенностью этих мест была ее подача на 4 часа в день, по два утром и вечером), а нам хотелось помыться и постирать вещи, и, заодно, перекусить. Поскольку часть еды у нас оставалась ещё из Новосибирска, в магазинчике рядом мы прикупили только два йогурта и бутылку «Мягкова», что с радостью было поглощено в номере.

  В тот же вечер, по случаю, пришлось познакомиться и с гостиничным электриком, который должен был вкрутить лампочку в ванной, ибо ее предшественница жутко упрямилась и загораться совсем не хотела. Электрик, как и пристало отелю с названием «Сюань Юань», оказался китайцем, совершенно не говорящим по-русски. Это, конечно, не помешало ему выполнить ответственное задание по замене лампы, и мы с котом в один голос произнесли «Да будет свет!»

  А внизу, в китайском ресторане, в это время шли торжества по случаю свадьбы двух юных находкинцев, вылившиеся в классный фейерверк прямо у наших окон, что, с одной стороны, причиняло беспокойство бедному коту, забившемуся под одеяло и вздрагивающему при каждом разрыве очередного снаряда, но, с другой, доставляло удовольствие мне, прильнувшему к окну и смотрящему на разноцветные огни, разрывающиеся в темном небе Находки. Сие действо продолжалось минут десять, пока молодые и их гости, наконец-то, не покинули ресторан. А мы, тем временем, помылись, поели-попили и легли спать, дабы приготовить себя к завтрашнему дню, с которого должен быть дан старт активному путешествию!

  ***

  В 8-00 следующего дня в небольшой комнате на втором этаже гостиницы нас ждал завтрак. Он был подан на стальных подносах с выемками под кружку, столовые приборы и блюда из меню. Меню это состояло, соответственно, из яичницы-глазуньи, тоста и куска жареной ветчины, все холодное. Ах да, пакетик чая «Принцесса Канди» ещё присутствовал. Хм, не густо и не вкусно, но иного мы от гостиницы с одной звездой на вывеске и не ожидали. Кот озаботился другим: «А подносы-то как в тюрьме, наверное, в Китае с таких заключенных кормят». На это я только отмахнулся, а продолжение вояжа показало, что в некоторых гостиницах самого Китая, причем уровня ***, подносы точно такие же:-)

  На предстоящий единственный полноценный экскурсионно-познавательный день планов у нас с котом было громадьё! Помимо блуждания по китайскому рынку с целью покупки сумки (это была моя личная проблема) и разборок с «мегафоновцами» по поводу заблокировавшейся ни с того, ни с сего местной SIM-карты, мы хотели сходить на рыбный рынок и вкусить морепродуктов, купить местного съестного, искупаться в Японском море и проехаться на электричке до мыса Астафьева, а, кроме того, при случае, посетить городской музей и подняться на сопку, что близ нашего отеля. Получилось немного по-другому: рынки, сопки Брат и Сестра, купание в Японском море и пешая прогулка по шпалам одноколейки, идущей вдоль его берега. Тоже неплохо.

  Так вот, позавтракав, мы с котом первым делом пошли на базар, дабы купить сумку для документов, что я не успел сделать дома, и отведать морепродуктов, с которыми очень хотелось познакомиться поближе. Городской рынок располагался на проспекте Мира, в паре кварталов от нашей гостиницы. Немного побродив по местной «барахолке», я купил-таки себе заветную сумку, сторговав у картавой китаянки треть ее цены (все навыки восточной торговли были приобретены позже, в Поднебесной). После этого мы оказались на продуктовом базарчике, где сразу заметили двух тетушек с варенцом. Подходя к прилавку, я поинтересовался его ценой и заметил вслух, что приморский варенец вызывает во мне самые лучшие чувства. Кот подтвердил, мол, и в нем тоже, и, пока суть да дело, мы с тетушками разговорились:

  – Ой, а откуда же Вы, мистер… – начала, было, одна из них, более словоохотливая.

  – мммм…Кот, мистер Кот, – зверь быстро направил тетушку в нужное русло.

  – Мистер Кот, а откуда Вы? У вас такой странный говор…

  Наш полиглот, возмущенный тем фактом, что его «классическое петербургское произношение» посмели обозвать «говором», вспылил и решил «сыграть в дурку»:

  – Шоооо? Та мы это… издалека-далёка, с… Севера будем! Вот! (типа «да от сохи мы, от сохи»).

  – А откуда же это, с Севера? – заинтересовалась тетушка.

  – Так это… из европейской части…

  – Ну, а откуда именно?

  – Ну…(кот ненадолго замялся, и… вдруг его осенило) из Архангельска! (здесь он решил в очередной раз преподнести, что сохой, окромя жителей столицы Поморья, на Севере, вообще, мало кто машет).

  Что говорить, такой котонаглостью я был возмущен («говор»-то у меня совсем другой), и вмиг вмешался в разговор:

  – Рррррр, это я из Архангельска, а это котообразное живет в Санхт-Питербурхе!!

  Тетушка вдруг что-то вспомнила и совсем оживилась:

  – Не может быть, чтоб он был из Питербурха, ведь… у Люси Голиковой из… «Дома-2» совсем другой акцент!!! (Кстати, извиняюсь перед всей страной и настоящей героиней-петербурженкой, что заменил имя последней на «Л.Г.», ибо не был я, увы, достаточно образован, чтоб смотреть столь интеллектуальное шоу:-)).

  На сей фразе у нашего кота-полиглота аж испарина на лбу выскочила (это его-то с какой-то Люсей Голиковой из «Дома-2» сравнили!!!), но, чтобы все-таки интеллигентно разговор закончить (а как же, питерец, штучка столичная, от всех прочих отличная), он спокойно, как удав, и с полным знанием дела, изрек:

  – Что Вы, дорогая моя, произношение Люси – да-а-а-а-ле-ко не эта-лон…

  Сказано это было та-а-а-аким профессорским тоном, что тетушка вмиг почувствовала себя представителем негроидной расы аккурат среди членов Ку-Клукс-Клана, и далее предпочла скромно молчать:-) Зато в разговор, воспользовавшись ситуацией, вмешалась ее подруга, которая тут же рассказала, что она родом из Виноградовского района Архангельской области, а в Находку ее молодость бурная занесла.

  Опа-на! Приехав на другой конец страны, я в первом же разговоре «за жизнь» натолкнулся на свою землячку! Здорово! И, когда мы разговорились, оказалось, что по своей работе я даже знаю людей из того самого Моржегорского муниципалитета, откуда она родом. А ещё у нее сестра в Архангельске живет! Вот это Находка! Такую радость просто необходимо было срочно чем-то подкрепить, и мы решили выбрать для этих целей продаваемый тетушками варенец! Его мы купили, есссно, у моей землячки, и тут же быстренько скушали! Как он был вкусен… Мммм…. Когда мы стали прощаться, женщина попросила меня передать привет Архангельскому краю из далекой Находки, и это ее желание я исполнил сразу, как только вернулся домой. Как же хорошо, что Россия такая большая!

  ***

  Пользуясь случаем, хотелось бы немного отвлечься и сказать пару слов о жителях Находки. Нам с котом показалось, что люди здесь пристальнее, чем жители центральных регионов страны, следят за происходящим в Москве, больше проникаются информацией, которая идет из столицы, однако, у них, простых людей, почти нет шансов съездить и посмотреть на тот центр, который их жизнь определяет. Это очень грустно… Даже во Владивостоке с этим как-то попроще, там народ побогаче, и, хоть и редко, но до европейской части России добирается (особенно это просто военным и членам их семей). Здесь военных меньше, а другие люди с обычными российскими доходами почти не имеют шансов своими глазами посмотреть на «Запад» (так они нас называют). Взять хотя бы эту тетушку родом из моей области: сможет ли она, продавая на рынке молоко, заработать 20-25 тысяч рублей на авиабилет?! А если лететь всей семьей? Мда…

  Среди местного населения много китайцев и корейцев, много настолько, что почти в каждом идущем по городу автобусе едет хотя бы один китайско-корейский монголоид (ККМ), а чаще – целая семья. Кто их них китайцы, а кто корейцы, нам поначалу сказать было сложно, но потом мы заметили, что почти все встреченные нами корейцы великолепно говорили по-русски, тогда как китайцы, в основном, на рынке, едва «каля-малякали» на непонятной мове. Живут они здесь обычно, как и русские, в тех же домах, так же на работу ходят, почти то же пьют и едят, так же одеваются и ведут себя так же. Но это – обрусевшие ККМ, а вот ребята с вещевого рынка – такие же обыкновенные «китайцЫ на заработках», как и во Владе, и в Москве, и в Архангельске. Собственно, большое количество ККМ вполне объяснимо: к моменту завоевания Россией территории нынешнего Приморья основным населением, пусть и крайне малочисленным, здесь были именно они, китайцы и корейцы, стало быть, они здесь коренные жители, и ничего с этим поделать нельзя. Сталин, правда, пытался, ссылал их братию в родные пенаты, однако, жизнь рассудила все равно по-своему, и многие из них снова здесь…

  ***

  Однако, вернемся к нашему походу. Заморив червячка парой стаканчиков варенца, мы с котом сразу же отправились на поиски рыбы, что продавалась в крытом рынке у станции Бархатной. Это, кстати, было гораздо ближе к нашей гостинице, нежели рынок на улице Мира. Бархатная – одна из железнодорожных станций Находки и, по совместительству, название микрорайончика рядом. Крытый рынок оказался расположенным в четырехэтажном здании фабрично-комбинатского типа, на первом этаже которого было два зала с морепродуктами. Именно там мы впервые увидели своими глазами приморский рыбный базар: свежие крабы, креветки, гребешки, мидии, песчанки, трубачи, икра разных видов, красная рыба (нерка, кижуч, чавыча, кета) лежали на прилавках во всей своей красе и ждали скорой реинкарнации. Увидев это разнообразие, мы, наконец, поняли, куда приехали и какими богатствами располагает наша страна!

  Первым, что мы решились испробовать, были креветки, они стоили 350 рублей за килограмм. Собственно, креветки были единственным абсолютно свежим и стопроцентно местным продуктом, ловились они здешними рыбаками, и отваренными в морской воде ежедневно сдавались на рынки, где, учитывая свой отменный вкус, долго не задерживались. Все остальное в Находке продавалось охлажденным, замороженным, копченым, соленым и т.д., и было привезено, в основном, с Камчатского полуострова. В дополнение к красавицам-креветкам мы взяли на пробу несколько медведок («морской рак-медведь») – похожих на нее рачков, только с колючим «бронированным» панцирем. Ну и добавили к этому один боковничек нерочки холодного копчения. Этим морским набором, сдобренным двумя порциями «харбинского салата» (с капустой, сладким перцем и рисовой лапшой), прикупленными у корейцев, мы и отобедали, когда пришли к себе в гостиничный номер (кстати, корейская еда имеет в Находке статус «местного кушанья» и продается везде в очень широком ассортименте). Надо отметить, что мы были в полном восторге от копченой нерки на свежем батоне, и, конечно, от нежных и сочных креветок. Медведка же немного разочаровала. Конечно, по «европейским» меркам она была настоящим чудом (датские перемороженные креветки просто «в ауте»), но в сравнении с тающими во рту полосатыми приморскими чилимами, казалась «резиновой» и терялась полностью. Впрочем, и стоила медведка (так называемая «мелкая») 150 рублей за килограмм, что, конечно, было намного дешевле.

  Пообедав, мы с котом немного «посидели на дорожку» и пошли деньги с банковской карточки снимать. Место нахождения центрального офиса Сбербанка я запомнил, когда мы до этого катались по городу на автобусе. Туда мы на автобусе снова и поехали.

  Сбербанк, где мы снимали деньги, находился на площади Совершеннолетия.

  – Чьего совершеннолетия? – задался вопросом кот, читая название площади на автобусной остановке. Вопрос этот был резонным, ибо мы никогда ещё не видели площадей с такими странными названиями. Немного поразмышляв и приписав совершеннолетие не то дедушке Ленину, не то простому школьнику Вовочке, мы пошли к Сбербанку. На пути к нему открывался вид на бухту Находка и находящийся внизу, под площадью, морской порт. В бухте на рейде стояло множество судов и суденышек, ожидавших своей очереди у причала, а нависающие над морем сопки были, как и вчера, накрыты густым туманом. Впрочем, сопки, бухта и туман вместе являли собой очаровательную картину затерянного на краю земли порта, скрывающегося от Света, словно параллельный мир. Иной раз, воскрешая в глазах эту картину, мне кажется, что того самого абсолютно ирреального моря в моих глазах просто не было, оно словно приснилось во время какой-то сладкой дремы, ан-нет, винчестер умело хранит мегабайты фотографий, которые подтверждают: было это, было…

  Сняв нужную сумму, мы спустились с сопки вниз и оказались у ее подножия, отделяемого от моря только портовой территорией. Внизу проходила знаменитая находкинская одноколейка, породившая здесь платформу «Торговый порт». Поскольку нам надо было дойти до станции Тихоокеанской, мы решили не подниматься в гору, откуда надо ехать на автобусе и затем опять спускаться вниз, к бухте, а пройти прямо по шпалам одну остановку электрички пешком. Скажем прямо, остановка эта была весьма средней городской длины, поэтому сильно мы не напряглись.

  Одноколейка проходит в Находке под самыми горными обрывами. Слегка розовеющие от лучей невидимого, но светящего где-то высоко над облаками солнца, эти обычно серые скалы были почти голыми, и лишь изредка в их ставших за тысячи лет глубокими расщелинах зеленели небольшие кустики. Кое-где на их склонах появлялась крепко держащаяся корнями за камни низкая травка и ароматные желтые цветы, и лишь вершины сопок неизменно зарастали густыми шапками свежей пушистой зелени. Там уже росли большие деревья и жили люди, построившие на сопках дороги, дома и церкви. Находкинская одноколейка немного петляла, повторяя линию изгиба неровного морского берега, и мы все время должны были оглядываться, не идет ли сзади какой-либо поезд, ибо тот ходил по городу почти бесшумно; к тому же рядом гудел порт, а из-за поворотов можно было просто не увидеть бегущего железного коня.

  Как ни странно, но в момент прохождения нами этого участка железной дороги, небо начало понемногу развеиваться, а зелень, слегка покрывавшая скалы, становилась все ярче, пока, наконец, не окрасилась в изумрудный цвет. Где-то между камней из какого-то странного источника струилась ключевая вода и, не доходя до железнодорожного полотна, исчезала в матушке-земле. Мы шли по дороге, веселились, песни пели, без гитары, конечно, но все же… Так и добрались до станции Тихоокеанской. Ее вокзал несколько выделялся среди других тем, что был больше, шире и лучше отремонтирован, тем не менее, сама станция насчитывала совсем немного путей, которые, к тому же, были свободными. Рядом с железнодорожным расположился морской вокзал, который пустовал; неподалеку от обоих вокзалов на одной горе возведена православная церковь, а на другой – протестантский храм. Здесь, на Тихоокеанской, мы с котом приобрели билеты на завтрашнюю утреннюю электричку во Владивосток – «попугая», который выходил из Находки в 7 с небольшим утра, а прибывал во Влад около 11-ти. Билет в вагон второго класса стоил 90 рублей с человека. Ого! А в Москве мы за 40 минут езды от Павелецкой до аэропорта Домодедово заплатили по 120! Двумя часами ранее во Влад отправлялась ещё одна электричка, обычная, прибывавшая в столицу Приморья почти одновременно с нашей. И билет стоил те же 90 рублей. Наверное, она привлекательна только тем, что там можно зайцем проехать, – подумалось нам, но проверять сей факт мы не стали.

  ***

  После посещения центральной станции мы сначала хотели поехать на мыс Астафьева, в конечную точку Находки, но, как электрички, так и автобусы ходили туда довольно редко, а расписание уже не позволило бы нам съездить к Брату и Сестре. И, так как священные горы были важнее какого-то мыса, мы сели в автобус и двинулись в сторону городского пляжа:-)

  О месте нахождения пляжа и о дороге к нему мы ни у кого не спрашивали, просто увидели на карте желтую полоску со значком шезлонга совсем рядом со знаменитыми сопками, посмотрели на транспортную схему и поехали. Довольно часто ходящий автобус под номером 2 довез нас до ж/д-станции «Находка» на северо-востоке города. Там мы вышли и, вновь взяв в руки карту, двинулись в путь. Перевалившись через многочисленные железнодорожные пути (станция Находка, расположенная на выезде из города, имеет их намного больше, нежели центральная Тихоокеанская), мы оказались на какой-то тихой улочке, по которой гуляли многочисленные коровы, некоторые из которых щипали траву прямо с железного полотна. Эта улочка являла собой пример обыкновенного для таких широт частного сектора, дома которого с каждым нашим шагом все отдалялись и отдалялись друг от друга, пока, наконец, вообще и не растворились в удивительно ровном пейзаже. И тогда мы поняли, что забрели… на болото. Быть может, где-то в другой местности мы умудрились бы заблудиться, но здесь у нас был четкий ориентир, по совместительству бывший конечной целью – знаменитая зеленая сопка Сестра. Белесый «Брат» у станции как-то скрылся из вида, но по мере продвижения к побережью, мы увидели и его.

  По болоту, широко раскинувшемуся между естественными возвышенностями, в самых сухих местах пролегали проселочные дороги, несколько раз раздвоившиеся. Кое-где эти дороги проходили через глубокие лужи, и тогда мы обходили их по камешкам на краях, в другой раз они приводили нас к небольшим озерцам, где плескались чайки, или к одиноким домам, около которых сидели уставшие собаки, но, так или иначе, они неизменно приближали нас к Сестре. Долго или коротко мы плутали, выбирая правильный путь, но все-таки вышли на улочку, которая была обозначена на карте, и по ней оставалось идти только прямо-прямо-прямо. Вскоре улочка эта «освободилась» от домов и превратилась в обычную гравийную дорогу, идущую вдоль узенького, поросшего травой заливчика, впадающего в Находкинскую бухту. У его устья красовалась Сестра, близ подножия которой раскинулся большой песчаный пляж…

  ***

  Замечу, что у многих городов, рожденных в советское время, нет ярких достопримечательностей, которые можно предъявить миру как свою самую что ни на есть необычную и незабываемую визитную карточку. А вот у Находки, развившейся в начале 20-го века из небольшой деревни Американки, такой символ есть! Это символ природный – две сопки, Брат и Сестра, почитавшиеся как священные ещё в Золотой империи чжурчженей (китайском государстве, существовавшем здесь в раннем средневековье). Те самые чжурчжени, правда, сравнивали сопки не с близкими родственниками, а с женской грудью: горы были очень похожи. Однако, сейчас отличить их просто: в советские годы на Брате был устроен известняковый карьер, и гора лишилась своей вершины. Сестре же повезло больше, она сохранилась в первозданном виде.

  Между сопками начинается долина реки Сучан (Партизанской), известная со времен чжурчженей как «Золотая долина»; через нее сейчас проходит дорога в порт Восточный (поселок Врангель города Находки). Места эти очень необычны и милы, а зелень летом настолько сочная, что хочется едва ли не превратиться в лошадь, дабы только ее есть:-)

  ***

  Когда мы подошли к Сестре, пляж у ее подножия был почти пустынен. Не совсем понятно, что так пугало жителей и гостей города – долгая дорога сюда или плотные облака, ухудшающие настроение отдыхающих, но факт оставался фактом – на длинном многокилометровом пляже было человек пятнадцать, включая нас. Никто не купался. Когда мы дошли до моря, случилось чудо – облака расступились и сквозь них проглянуло солнышко. Нельзя сказать, что стало сильно теплее, но что приятнее – это точно. Впереди было открытое море, совсем не такое, как в центре Находки, где со всех сторон видны обступившие город сопки. Здесь берегов не было видно почти нигде, а вдалеке, на рейде, стояли десятки больших кораблей, порой почти полностью скрытых в нерасступающемся тумане.

  Мы сунулись в воду и обомлели… Она была исключительно теплой! И очень-очень соленой! Дно исчезало здесь почти сразу, поэтому детям порезвиться, конечно, было негде, но для всех остальных – отрада… Одно было непонятно: почему нет отдыхающих, а те, кто есть, к воде подойти боятся?

  – Может, вода радиоактивная или загрязнена ядохимикатами, – предположил кот.

  – Хм, может быть, но я буду купаться всё равно, по-любому, мы когда-нибудь умрем, рано или поздно… – ответил я и сделал пару шагов в морскую глубину.

  – Оптимистичное заявление, что ж, давай купаться! – с этими словами кот нырнул в теплую соленую воду.

  Мы славно искупались недалеко от подножия Сестры, вдоволь налюбовались на священные горы, после чего оделись и побежали на электричку, что шла к желанному Мысу Астафьева. Бежали запыхавшись, ибо времени оставалось мало.

  На станцию Находка мы примчались за 10 минут до планируемого прибытия электрички Партизанск-Мыс Астафьева, сели около вокзала на скамеечку и стали ждать. У перрона стоял народ, все, как и мы, в ожидании… Электрички же всё не было…

  – Опаздывает, наверное, – сказал кот, – у них тут одноколейка типа Туапсе-Адлер, всякое может быть…

  – Но одноколейка же только в Находке, тут побережье, горы, а электричка из Партизанска по долинам идет, там-то какой резон вторую колею не прокладывать?

  – Ладно, всё равно подождем…

  – Подождем…

  Пока суть да дело, на первом пути с другой стороны перрона показался поезд… Тихоокеанская-Хабаровск, тот самый, фирменный, очень симпатичный. Как только он подошел к станции, из станционного домика вышла кассирша и стала спешно закрывать вокзал на ключ. Я решил уточнить, не отменили ли электричку, которую мы все ждем, и подскочил к ней:

  – Извините, пожалуйста, Вы не подскажете, будет ли электропоезд на Астафьева? В списке отмененных он не значится…

  Кассирша быстро закрыла вокзал, и даже не взглянув, оттолкнула меня рукой и со словами «Отстань, отстань!» рванула к поезду. От удивления я раскрыл рот и долго не мог его закрыть, ибо, пардон, в честь чего такое хамство?! Но ответа на этот вопрос мне дождаться не пришлось; видимо, судьба не пришедшей электрички мало волновала кассиршу, ей нужно было уехать на пришедшем поезде. За время минутной стоянки поезда на станции она успела договориться, чтобы ее «подбросили» до Партизанска и опять же спешно залезла в вагон. А в закрытом здании вокзала продолжал гореть свет…

  Поезд, тем временем, отправился в сторону Хабаровска, и мы, увидев, что народ «рассосался» и, подождав для очистки совести еще минут двадцать, отправились в гостиницу. Времени на посещение мыса Астафьева уже не было…

  ***

  А в районе, где находилась наша гостиница, меж тем, отключили свет. Его не было ни на рынке близ станции Бархатной, ни в «Стене» – китайскообразном торговом центре около отеля. Кот предположил, что отключение электричества – и есть причина «саботажа» нашей электрички, и мы ударились в жаркий спор о проблемах поездов на постоянном и переменном токе. Тем временем, на Находку опустилась тихая июльская ночь, и только грузовые составы, проходящие через платформу Бархатная, и редкие автомашины на шоссе, напоминали, что наша огромная страна живет своей жизнью…

  Следующим утром мы с котом проснулись очень рано, сели в один из первых рейсовых автобусов, который, проехав три своих огромных остановки (из-за низкой плотности населения многие остановки в Находке просто гигантские), тормознул у Тихоокеанской. Там нас уже ждала «Уссурочка» с мягкими удобными сидениями и вежливыми проводницами, которая отправилась точно по расписанию. Через окна вагона мы махали руками на прощание Находке, которая навсегда осталась в наших сердцах милым, душевным и очень приятным местом, но туманы над городом были настолько густыми, что Находка увидеть нас не могла…

  Продолжение следует…

Поднебесное путешествие из Поморья в Приморье. Часть 1. Иерусалим сеньориты Эль

Поднебесное путешествие из Поморья в Приморье. Часть 2. Ваши 0% достопримечательностей, или Полёт в машине времени

Поднебесное Путешествие из Поморья в Приморье. Часть 4. Заклятие морского острова

Поднебесное Путешествие из Поморья в Приморье. Часть 5. Прием у цесаревича Влада

Поднебесное Путешествие из Поморья в Приморье. Часть 6. Сунька Золотая ручка

Roma_Stjuf   

 



Прочитайте еще Отзывы о России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.