Прекрасный отдых в Шарме , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Прекрасный отдых в Шарме

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о России > Прекрасный отдых в Шарме

Спешу поделиться чудесно проведенным временем в Египте в середине октября 2005 г.

  Итак, мне предстояло 10 дней наслаждаться морем, солнцем и, конечно же, осматривать достопримечательности. Ехал я один, а мой попутчик, с которым я познакомился по Интернету, должен был приехать на следующий день. В Москве до отъезда из-за сборов в дорогу и предотъездной суеты нам не удалось встретиться и познакомиться в реале, но списавшись-созвонившись мы выбрали один отель и заказали 2 сингла.

  В Египет я ехал в первый раз, отель в Шарме назывался Iberotel Club Fanara, 4 звезды с all inclusive, о чем я ни разу потом не пожалел. Вылет был 15 октября днем из Шереметьево-2, компанией VASA (Воронежские авиалинии). Летели чуть больше 4 часов, полет прошел нормально. При подлете к Шарму, самолет вырулил из-за облаков, и стало видно морское побережье с цепочкой отелей – картина потрясающей красоты! Едва выйдя из самолета, я почувствовал жаркое дыхание южной страны. Хотелось сказать Африки, но ведь я прилетел в Шарм – все-таки в географическом отношении это Азия. Еще несколько часов назад я был в осенней куртке и теплой рубашке, в Москве накрапывал дождик и дул осенний ветер, а сейчас мне было жарко и в одной футболке.

  Паспортные формальности: виза за 15 $, штамп в паспорте и я в руках принимающей стороны. Нас погрузили в автобусы и стали развозить по отелям. От аэропорта до отеля чуть более 22 км. Отели выстроены вдоль береговой линии, много строится на второй, чуть дальше – дома арабов. В итоге, когда едешь, с левой стороны видишь искусственный рай – утопающие в зелени и цветах отели, бассейны, море, а с правой – каменистую пустыню с редкими чахлыми травинками, а преимущественно и вовсе без них и величественные горы. Поражаешься трудолюбию арабов, создавших за четверть века на пустом месте рай для туристов.

  Из группы прибывших в отель отдыхающих мне первому предоставили номер – он был большой и очень уютный – с балкончиком, выходившим на зеленую изгородь с цветами гибискуса. По вечерам очень уютно было расположиться на нем с коктейлем и при свете ночника наслаждаться отдыхом. Персонал отеля сносно говорит по-русски, на русский же переведены все основные развлекательно-анимационные мероприятия, а также ежедневно обновляется информация о программе на предстоящий день и информация принимающей турфирмы. К слову сказать, только русскоязычных местных турфирм, работающих с туристами из России, в отеле было 4! Вечером я познакомился с гидом, купил у него несколько интересующих меня экскурсий, рассказ о которых впереди.

  Вечер, а точнее ночь наступает в Шарме где-то в пол-шестого. До этого, на специально оборудованной террасе можно наслаждаться изумительным заходом солнца. Пляж с наступлением вечера закрывают, купаться в море небезопасно – можно до крови ободраться о кораллы или наступить на ежа. Конечно, неприятный инцидент с морской живностью может легко приключиться и днем, но ночью шансы многократно возрастают. Система all inclusive позволяла не только питаться в разнообразных ресторанах 3 раза в день, но и с раннего утра до 12 ночи бесплатно и в неограниченных количествах поглощать закуски, мороженое, чай, кофе, булочки, алкоголь и разнообразные коктейли. Однако на завтрак, обед и ужин было столько всего разного и вкусного, что я был более чем доволен. К тому же приехал не затем, чтобы поесть и поспать, а как можно больше посмотреть и увидеть.

  По вечерам в отеле можно сыграть в бильярд, потанцевать на дискотеке, где крутят и русскую попсу, порелаксировать у бассейнов или в баре. В общем, наслаждаться отдыхом кто как любит и умеет.

 

  16 октября, воскресенье. Целый день я посвятил знакомству с морем и его обитателями. У отеля один из лучших пляжей в Шарме и бесспорно лучший риф, – недаром у него постоянно пасутся дайверы. Пляж песчаный – раздолье для детишек, коих в отеле множество. Чуть дальше пляж переходит в мелкую гальку, потом начинаются кораллы, а за ними – завораживающей красоты риф. Вода очень соленая – держит великолепно. Но нужно обязательно плавать в ластах, дабы снизить вероятность наступить на ежа. Впрочем, у нашего отеля их было мало и они прятались в основном в норках, а вот когда я плавал к соседним отелям – то там и ежи больше, и иглы длиннее, и количество на квадратный метр возрастает. В общем, очень повезло мне с выбором отеля. Слава Интернету и отзывам об отеле!

  С маской и трубкой, равно как и с ластами я никогда в жизни не плавал, несмотря на то, что дожил почти до 30 лет. Но тест-драйв прошел успешно, и скоро я уже рассекал акваторию отельного рифа. Сказать, что я был поражен богатством и красочностью обитателей подводного царства, значит, не сказать ничего. Передать словами невозможно, это надо видеть.

  17 октября, понедельник. С утра за завтраком я встретился со своим попутчиком Антоном, который прилетел ночью. Вместе пошли знакомиться с территорией отеля, фотографировали красивые виды, потом купались на море. А после ужина я стал собираться на свою перовую экскурсию на Синае – ночному восхождению на гору Моисея и осмотру уже на следующий день православного монастыря св. Екатерины.

  К этой экскурсии я готовился загодя и выбор Шарма как места отдыха обуславливался не только желанием посмотреть на риф и его обитателей, но и подняться на гору Моисея и побывать в древнем православном монастыре. На экскурсию я поехал один: около 9 вечера туристический автобус забрал меня из отеля и стал собирать по другим отелем, таких же туристов как я.

  При выезде из отельной зоны египтяне настойчиво требуют брать с собой паспорта – но за все время моих путешествий по Египту пристально их проверяли у нас всего раз, во всех остальных случаях достаточно было просто помахать красненькой книжечкой перед вошедшим в автобус египетским стражем. В общем, все зависит от конкретного человека на посту и общей ситуации спокойствия или отсутствия оной в стране на данный промежуток времени.

  Автобус собирал туристов по отелям довольно долго, и я уже успел задремать. Потом на одной из заправок мы поджидали туристов из других отелей, которых подвезли на автобусе поменьше. Забегая вперед, отмечу, что за время моего путешествия по Египту я не раз мог убедиться в хорошем качестве асфальтового покрытия дорожного полотна. По крайней мере, на многих федеральных трассах даже в Ближнем Подмосковье дороги оставляют желать лучшего.

  Наконец все туристы, отважившиеся на ночное восхождение на гору Моисея, собрались в автобусе. Ко мне подсела очаровательная девушка с красивым и необычным именем Элла, вместе с которой мы и поднимались на гору. От заправки автобус ехал часа полтора, и я за это время успел окончательно выспаться. На площадке перед горой гид раздал нашей группе фонарики, и мы двинулись в путь.

  Страждущих подниматься было море – туристические автобусы подъезжали один за другим. Поскольку подъем на гору занимает 2-3 часа, то в зависимости о сил, сноровки и выбранного темпа, вскоре каждый избрал необходимый для него метод подъема на гору, и мы с Эллой потеряли из виду ехавших с нами а автобусе русских туристов. Впрочем, цели следовать в колонне друг за другом тоже никто не преследовал.

  По мере подъема на гору нам периодически попадались стоящие и лежащие верблюды: одни флегматично закрыли глаза и казалось медитировали, другие также меланхолично жевали какую-то жвачку, обнажая большие желтые зубы. Третьих по мере восхождения постоянно сводили с горы вниз местные аборигены, выкрикивая “Camel”, хотя его аналог по-русски звучал из их уст несравненно чаще. Владельцы верблюжьего промысла безошибочно угадывали национальность молчащих туристов даже в темноте. Впрочем, воспользоваться их услугами мало кто желал – лишь пара пожилых пенсионеров из фатерлянда взгромоздилась на ночных кораблей пустыни.

  Растительности, насколько это можно было разглядеть ночью при свете фонарика, и вправду не было. Лишь причудливые очертания каменистых гор, вьющаяся вверх тропинка и огненная змейка огоньков впереди и позади тебя. В этой многоязыкой толпе, собравшейся ради встречи рассвета на горе со всех частей света, каждый чувствовал себя, наверное, маленькой частицей мироздания.

  По мере продвижения вверх страждущей толпы, растянувшейся огненной лентой на сотни метров, арабами предусмотрительно было сделано несколько остановок, где можно было отдохнуть, а заодно выпить чаю/кофе, купить воды, шоколад и просто перекусить перед очередной порцией пути на вершину. Тут же зазывалы вновь предлагали своих кэмелов-верблюдов. Впрочем, как я смог заменить, большинство туристов еще загодя запались съестным и питием, и несли свою поклажу наверх в рюкзачках всевозможных расцветок и марок.

  На одной из таких остановок Элла упорхнула из моего поля зрения, и почти до самой вершины я брел в гордом одиночестве, пока на одном из привалов, который я сам себе устроил, мы не встретились вновь. По мере продвижения вверх темп большинства постепенно начинал замедляться: скорее всего, сказывался постоянный подъем, поскольку разреженного воздуха я так и не почувствовал даже на самой вершине, несмотря на ее немалую высоту. Впрочем, у большинства на второй половине пути открывалось второе дыхание, в чем я смог убедиться на собственном примере. Еще в Москве, начитавшись на разных сайтах про ледяной холод на вершине, специально для ночного восхождения я взял водолазку, шарф, шапку и куртку. Однако, пройдя уже около половины пути, я так и не почувствовал холода, находясь всего лишь в рубашке, правда с длинным рукавом. Наоборот, мне был жарко, но это давал о себе знать темп подъема.

  А теперь позволю себе небольшое лирическое отступление, зачем и кому все это нужно. Гора Моисея имеет высоту 2285 м над уровнем моря. Взойти на нее от монастыря можно за несколько часов. Именно на ее вершине ветхозаветный пророк Моисей получил скрижали веры и десять заповедей. Место чрезвычайно древнее и легендарное. На вершину горы ведут два пути. Один – это 3750 (а в других источниках я читал 3400) ступеней, вырубленных монахами в скалах. Честно скажу, количество ступеней не проверял, но подъем на гору занимает несколько часов. Этот путь короче, но труднее. Другой, более легкий путь, проложен египетскими властями в XIX веке, по нему можно даже подняться верхом. На самой вершине горы Моисея построена часовня, посвященная Святой Троице. Часовня действующая, если повезет, можно попасть на службу.

  С вершины горы открывается завораживающий дух, неземной красоты вид, только ради которого стоит потратить силы на восхождение. Особенно красив вид на рассвете, и, согласно преданию, человеку, взошедшему на гору и встретившему там восход солнца, отпускаются все грехи. Вот именно ради рассвета и отпущения грехов и поднимаются еженочно тысячи (! – это не преувеличения, а констатация факта) желающих на гору.

  Наше восхождение было по более пологому маршруту. Две трети его аборигены настойчиво предлагали нам верблюдов, вводя в искушение. Шедший впереди меня подросток спросил свою родительницу о возможности проследовать часть пути на удивительном горбатом животном. Сказалась духовная и физическая слабость поколения пепси. Но женщина произнесла замечательную фразу: “А грехи кому будут отпускаться, верблюду?”. Под всеобщий хохот, придавший многим поднимающимся дополнительный заряд бодрости и положительных эмоций, подросток, не найдя что возразить, угрюмо продолжил путь, бормоча себе под нос какие-то ведомые только ему мантры. Впрочем, последнюю треть пути тропинка и здесь стала узкой, а подняться можно было уже только человеку, верблюд не взобрался бы ну никак.

  Как-то незаметно стало холодать, и сделав привал на одном из камней, я понял, насколько предусмотрительно захватил куртку, шарф и шапку. Без них точно бы закоченел. Последние сотни метров были тяжелее остальных: подъем был круче, шли уже около двух часов или чуть больше. Вновь решив передохнуть, я просто прислонился к скале и закрыл глаза, отдавая ей свое тепло. Правда, очень скоро теплообмен стал не в мою пользу. Почувствовав, что древняя скала начинает меня потихоньку замораживать, я открыл глаза… и увидел Эллу. Мы снова встретились, чему я был несказанно рад.

  До вершины мы дошли одними из первых. Рассвет должен был начаться где-то через минут 20, а пока мы едва успели занять местечко у самого обрыва для лучшего вида. Предрассветное время – самое холодное, и взятое напрокат у местных аборигенов-бизнесменов одеяло, оказалось как нельзя более кстати. Иначе сидеть на ледяных камнях было бы нереально.

  Описать восход солнца невозможно, равно как и самая чувствительная техника и пленка вряд ли передадут все те оттенки и полутона, которые менялись не просто ежеминутно, а ежесекундно! Величественные горы словно разыгрывали перед зрителями грандиозный спектакль Творения. Возможность одновременно наблюдать заходящую луну и восходящее солнце, убегающие тени и изменяющиеся расцветки гор, это нельзя описать – это нужно видеть!

  В часовне на вершине горы шла служба. Попасть нам на нее, к сожалению, не удалось, группа паломников из России не пустила! Вот она, солидарность русских, проявляется по полной даже за кордоном.

  Проделав часть пути вниз, дорога расходилась на две: одна та, по которой мы подымались, другая более короткая, но и более крутая. Та, которую много веков назад монахи вырубили в скалах. Мы решили проследовать вторым путем. Он оказался совсем другим, но тоже нереально величественно живописным. До раздвоения дорог закупили сувениров у местных торговцев – они продавали разноцветные каменные яйчки наподобие наших пасхальных и разнообразные камни. На память об этом месте я выбрал несколько камешков с запечатленными веточками куста Неопалимый Купины.

  Согласно преданию, горя, но не сгорая, куст оплавил землю и скалы вокруг. Собирая обломки обожженных скал, местные арабы-торговцы продают их туристам. Что характерно, на любом сколе любого камня изображена одна и та же веточка. Поразительно!

  Спустившись с горы, мы пошли осматривать монастырь св.Екатерины, расположившийся у ее подножия. Монастырь православный, очень древний, церковными делами заправляют в нем греки. Об истории монастыря написано море специальной и популярной литературы, множество информации есть в Интернете. Поэтому не буду подвергаться соблазну очередного повторения широко известных исторических данных об обстоятельствах возникновения, жизнеустройства монастыря, постараюсь описать свои ощущения от пребывания в этом знаменитом месте.

  Монастырь напоминает средневековую крепость. Территория, на которую пускают туристов, довольно небольшая, а поскольку групп много, создается постоянная сутолока и толчея, что мешает осмотру. К кусту Неопалимой Купины, из-за которой Бог разговаривал с Моисеем, подойти невозможно из-за прокладки каких-то коммуникаций. Очень жаль, надеюсь что это временно. Нам с Эллой удалось посетить небольшой местный музей, где выставлены шедевры монастырского собрания – древнейшие рукописные книги на сирийском, армянском, коптском, греческом, древнерусском и др. языках. Тут же представлена выставка икон и охранные грамоты монастырю пророка Мухаммеда, Наполеона. Вообще, книжное собрание монастыря считается одним из самых богатейших в мире и уступает разве что ватиканскому собранию.

  При входе в монастырскую церковь сразу чувствуется, что это православный храм. Верующие могут приложиться к мощам св. Екатерины. Внешнее и внутреннее убранство храма не сравнится, конечно же, с роскошью многих наших знаменитых церквей, но это всего лишь поверхностное сравнение. В храме все дышит древностью и при желании о каждом предмете можно рассказать долгую занимательную историю

  Поражаешься трудолюбию древних строителей, создавших в голой каменистой пустыне, где любая травинка воспринимается как чудо, чудо рукотворное – монастырь св.Екатерины. На осмотр монастыря нам был дан всего час, что безмерно мало для такого места. Мы правда задержались минут на 15 и пришли в автобус уже последними, за что заочно просим прощения у ждавшей нас группы. На обратном пути сквозь стекла автобуса была возможность рассмотреть придорожный пейзаж, который украдкой сквозь сон я смотрел вчера ночью. Около 2 часов дня я был уже в своем отеле.

  Спать, как ни странно не хотелось, и несколько часов до закрытия пляжа я посвятил созерцанию подводных обитателей и красот рифа. А за ужином взахлеб рассказывал Антону о своем ночном восхождении на гору Моисея. На следующий день у меня была запланирована экскурсия в Цветной каньон.

  19 октября, среда. Как обычно утром, гид стал собирать оплативших заранее поездку на эту экскурсию по отелям Шарма. Набралось два джипа Тойота. Дорога к Цветному каньону была довольно живописна, горы подступали очень близко к дороге. У одного из песчаных барханов сделали остановку для фото. Правда, желающих покорять его в знойный жаркий день не нашлось, и мы поехали дальше. В окрестностях города Дахаба увидели живописный вид побережья Красного моря и вновь остановились для фотографии. Еще через полчаса мы съехали с асфальтового покрытия и поехали по грунтовой дороге.

  Наш водитель, прозванный местными Шумахером (о чем мы узнали позже), решил продемонстрировать бледнолицым азы своего мастерства. А может, он готовился к выступлениям местной команды гонщиков по бездорожью или просто в душе видел себя членом экипажа ралли Париж-Дакар. Кто знает… В общем, если соседний джип спокойно себе ехал по койкам и канавам, то мы петляли из стороны в стороны, выписывая замысловатые виражи. Стукнувшись пару раз друг о друга коленками и лбами, все предусмотрительно стали держаться за сиденья и ручки.

  Наконец приехали. Внизу расстилалась котловина, в которую нам предстоял спуск. По сравнению с пройденным мною накануне подъемом и спуском на и с горы Моисея, это была уже ерунда. Правда, как оказалось, не для всех. Подождав немного остальных, наша группа продолжила прогулку по каньону. Проход между скалами живописно мелькал из стороны в сторону, оставляя прекрасные фотографии. Скалы действительно из-за выступавших пород были разного цвета. Что еще меня поразило, так это русские надписи, в том числе и нецензурные, резко и горделиво выделявшиеся среди аналогичных разноязыких надписей. Воистину, надо было оказаться вдали от цивилизации, за тысячи километров от России, чтобы увидеть до боли знакомые “Вася+Оля”, “Здесь был я…”, “Сургут 2003” и т.п.

  Скалы меж тем то приближались к нам вплотную, горделиво нависая, то чуть отступали. Между тем мы давно уже шли в колонне, двое не могли бы пройти вместе, настолько близко подходили горы друг к другу. Наконец гид остановился, заговорщицки улыбаясь. Я заглянул за него и увидел огромный валун, перегородивший проход. Под ним можно было либо проползти, либо перелезть через него. Первый вариант сулил человеку обычной комплекции попасть в положение Винни-Пуха и стать через крохотный по геологическим меркам промежуток времени живой (хотя данное слово употребляется образно) легендой Цветного каньона. А поскольку детей в группе не было, то все решили последовать примеру гида, с ловкостью обезьяны подтянувшегося на руках, вставшего на камень и спрыгнувшего вниз.

  Но… препятствие первое. Практически у всех были фотоаппараты, видеокамеры, рюкзаки проч. Их мы стали передавать гиду. Подтянуться и спрыгнуть по примеру гида вниз было легко стройным и хоть немного тренированным людям, одетым к тому же в кроссовки или ботинки. А многие легкомысленно шли в пляжным сланцах, которые при попытке подтянуться соскальзывали с ноги. К тому же в группе было примерно половина дам среднего возраста приятной окружности, все попытки которых самостоятельно преодолеть подобное препятствие были заранее обречены на провал. В итоге соломоново решение созрело само собой: вместе со мной через камень перемахнуло еще трое мужчин, и все вместе мы помогали всем остальным аккуратно и осторожно преодолеть препятствие. В тяжелых случаях просто брали за руки и за ноги ставили на землю.

  Однако сие чудо природы было первой ласточкой. Мы еще не знали, что нас на пути поджидают еще два природных феномена еще большей сложности. Не знаю как, но вся группа с честью преодолела и их. А потом каньон как-то внезапно оборвался, а мы вновь оказались на чаше плато, в которое спускались несколько часов назад. После восхождения к джипам, мы передохнули, и Шумахер местного разлива вновь продемонстрировал нам свое мастерство.

  Обед по программе предстоял в окрестностях города Дахаба, в одном из отелей. Вообще в программе было и посещение самого города Дахаб с его восточным базаром, но поскольку желающих кроме меня не нашлось, пришлось подчиниться воле большинства. Нас привезли в гостиницу, звездность которой заслуживает отдельного упоминания.

  Я бы дал ей минус две звезды или три. Кому как нравится. Пока мы ждали обед, гид предложил искупаться в море. Море манило своей синевой, но по причине отлива пришлось довольно долго брести по щиколотку в воде до желанной глубины. Когда же вода достигла наконец уровня колена, то дно из песчаного стало каменистым, а затем на пути желающих освежиться и побарахтаться в волнах после приключений в каньоне, ждало препятствие в виде ежей. Пришлось повернуть назад.

  Пляж этого замечательно отеля являл собой удивительное зрелище: бунгало, если их так можно назвать, были сплетенными корзинками для переодевания и шатались на ветру. К тому же и чистота пляжа оставляла желать лучшего. А потому мы решили перебраться непосредственно во внутренний дворик отеля. Его крохотный бассейн функционировал, что удивляло. Местные арабы с завидным упорством снимали буквально каждое движение иностранных туристов, втайне лелея надежду, что желающих лицезреть дома в России свою невозможность зайти в Красное море будет пруд пруди. Как они посчитались!

  За обедом в этом поразительном отельчике, яства которого давали понять путнику, что все в этом мире относительно и познается в сравнении, а также манили побыстрее очутиться в своем родном отеле, я пытался понять, где я читал или слышал про подобные злоключения русских туристов. Наконец, вспомнил. В одном из дореволюционных описаний путешествий паломников был очерк о паломничестве к монастырю св.Екатерины. Путь тогда занимал многие недели, был рискован и требовал большой силы воли и духа. Мне вспомнилось, как автор описывал русских крестьян из Вятской губернии в красных рубахах, с картузами на голове, бредущих в сапогах по берегу Красного моря. Море было, наверное, похоже на то, которое нам довелось посмотреть сегодня перед обедом – ведь благоустроенных пляжей и туризма в современном понимании тогда не было и в помине.

  В отель я попал в послеобеденное время и на пляж уже не успел. После ужина я решил немного передохнуть, так как через несколько часов автобус должен был забирать меня на экскурсию в Каир.

  20 октября, четверг. Около 1 ночи за мной приехал автобус и началось очередное собирание туристов по отелям. Как ни странно, я даже успел до поездки слегка вздремнуть. По совету отдыхающих, уже не в первый раз бывших в Шарме, равно как и в Египте, я захватил из номера подушку. Спать на ней было очень удобно и приятно. Да, при входе в наш отель была забавная деталь, которую мне довелось наблюдать впервые. Перед входом был установлен металлоискатель, по типу тех, которые стоят в аэропортах и при входе в ряд офисных учреждений. Так вот, возвращаясь после очередной экскурсии или просто прогулки в отель, охранники вежливо, но настойчиво просили отдыхающих пройти через рамки металлоискателя и предъявить им свои баулы. Впрочем, если при входе образовывалась маленькая очередь, которую могла создать любая небольшая компания, другие постояльцы, пользуясь занятостью стражей отеля, могли теоретически пронести без досмотра все что угодно. Вплоть до бомбы. Рядом с рамкой было место для прохода минуя искомый металлоискатель. Так что наша безопасность была весьма относительна.

  Проснулся я незадолго до проезда под Суэцким каналом. Туннель как туннель – ничего особенного. Проехали его минуты за 4. Если бы я не успел заменить табличку, возвещающую что перед нами именно Суэцкий канал, так никогда и не понял бы, под чем проезжает наш автобус. В итоге проплывающих по каналу кораблей увидеть не довелось.

  Каир, насколько можно было поверхностно судить о городе через стекла автобуса, весьма большой город. Много дорожных развязок, видел даже метро – линия по типу Филевской, открытого залегания. Машин на улицах очень много, часто возникают пробки. Среди автопарка египетской столицы довольно много представителей волжского автозавода – шестерок, пятерок и семерок, чуть меньше Нив. Российские машины, как правило, далеко не первой свежести, используются каирцами в такси.

  Районы очень разные – есть средненькие, есть очень даже ничего, а есть просто ужас. В Москве, слава Богу, таких не было и нет. Пока ехали к Каирскому музею, увидел несколько коптских церквей, которые в многомиллионном Каире мирно уживаются с мечетями. Музей очень большой, чем-то напоминает Пушкинский или Эрмитаж. Те же толпы разноязыких туристов, гомон, шум, толчея. Лично я терпеть не могу ходить толпой, а поскольку английским владею нормально, да и египетскую историю неплохо знаю, то оговорив с гидом время встречи после экскурсии, сам побродил по залам. В итоге увидел все, что и группа, плюс намного больше. В залах музея местные студенты, так же как и у нас в музеях, делают зарисовки и записи.

  После музея мы поехали к пирамидам. Каир подступил к ним почти вплотную. Впрочем, как удалось нам убедиться, за пирамидами строятся новые районы. В скором времени район пирамид неизбежно станет одним из районов столицы Египта. Население страны растет быстро – на миллион человек в год. В России обратная тенденция. Грустно.

  В пирамиду Хеопса можно спуститься за 100 фунтов. Я этого сделать не успел, поскольку времени было отпущено безмерно мало. Хватило только на фото вокруг пирамид, осмотр самостоятельно золотой лодьи, для которой сооружен специальный павильон.

  Успел спуститься в одну из малых пирамид рядом с пирамидой Хеопса. Ощущения фантастически, внутри даже сфотографировался. В принципе, на вершину пирамиды Хеопса довольно легко залезть, но бдительные стражи не дают этого сделать туристам. Иначе пирамидопокорение приняло бы характер массового помешательства, что при спуске-подъеме людских масс неминуемо привело бы к травматизму. Хотя еще несколько десятков лет назад, когда туризм не стал массовым явлением, забраться на пирамиды мог любой желающий. Никита Хрущев во время посещения символов вечности не поверил местному жителю, взбиравшегося на вершину за 7 минут! За что поплатился перед проворным египтянином часами, для которого подарок лидера СССР стал самым дорогим в жизни.

  После пирамид мы поехали на традиционные для туристов парфюмерную и папирусную фабрики. Намеченная прогулка по Нилу не состоялась: уже стемнело, а группа к вящей радости экскурсовода была довольно ленива. Хотя Нил при дневном освещении вызвал у меня ассоциации с Сеной – множество разнообразных красивых прогулочных теплоходиков и ресторанчиков, работающих и днем, и ночью, музыка, подсветка. В общем жаль, что не прокатились…

  Обратный путь был достаточно легким и в отель я вернулся где-то в полвторого ночи. Шли уже сутки пятницы, 21 октября. Нужно было хотя бы немного выспаться, ибо с утра у меня была запланирована экскурсия в заповедник Рас Моххамед. Все познается в сравнении: скажу честно, особо эта экскурсия меня не впечатлила. Цветной каньон, пирамиды и гора Моисея с монастырем сильно выигрывают на ее фоне. Но съездить, чтобы узнать, что это такое, стоит.

  Заповедник был открыт для посещения туристами в 1989 г. В пути у нас было несколько остановок: купались в двух заливах, любовались мангровыми рощами (деревья, которые растут в жутко соленой воде и опресняют ее), погружались в Озеро желаний, не забывая загадать оное. В последней остановке можно было подняться на вершину скалы, на которой был установлен телескоп. Полюбовавшись цепочкой отель Шарма, среди который узнал свой по маяку, я перевел телескоп на противоположный от нашего залива берег. В объектив виднелись горы, подступавшие к береговой линии моря. Гид заметил, что это уже территория Саудовской Аравии. В отеле посмотрел по карте – действительно недалеко. В отель вернулись в середине дня, и я даже успел поплавать у рифа. Скажу прямо, наш риф был живописнее и интереснее, чем те места, где я плавал на экскурсии. Недаром отель, в котором я жил, рекламировался как обладающий один из самых красивых рифов Шарма. Чистая правда, проверенная погружением во многих местах побережья и отзывами проживающих курортников других отелей Шарма.

  Утром в субботу, 22 октября я отправился на очередную экскурсию – на сей раз эта была морская прогулка на остров Тиран. Признаюсь, что тоже был весьма разочарован. Дорога от порта до острова на прогулочном кораблике запомнилась очень сильной качкой, а 3 погружения в разных живописных местах не шли в сравнение с красотами рифа отеля, в котором я проживал. За ужином мы с Антоном решили, что стоит съездить на одну из экскурсий все-таки вместе и выбрали прогулку на квадроциклах к бедуинам с ночным фольклорным шоу.

  Поездка на квадроциклах, 23 октября воскресенье. Экскурсия началась в 3 часа дня. Автобус привез нас на маленькую станцию на окраине города, где мы около получаса поджидали вторую часть группы и рассматривали чудо моторизированной техники на четырех колесах. Попутно аборигены делали свой бизнес, предлагая арафатки по 5 баксов с носа при их реальной стоимости в доллар. Об этом правда большинство отдыхающих узнало позже. Я захватил с собой из отеля длинный тонкий шарф, который и обмотал лицо от пыли. Когда тронулись в путь, арафатки у многих слетели и развязались, а мне солнечные очки даже мешали осмотру, и я их попросту снял. Тонн пыли я лично не увидел, как пугали рассказами о подобной поездке на разных сайтах.

  Перед выездом нашей группы сопровождающие провели краткий инструктаж, как управлять квадроциклом. Лично я никогда не был за рулем мотоцикла, но оказалось сущие пустяки. Правда, многие дамы ехали столь медленно и осторожно, словно перевозили бидоны с молоком на своих машинах по пустыне. Скоро мое терпение иссякло от такой с позволения сказать езды, и я стал обгонять одного за другим не умеющих ездить туристов.

  Надо отдать должное арабам: организация безопасности туристов у них была поставлена на высоте. Ведущий колонну вглубь пустыни постоянно мотался туда-обратно, словно стерегущая отару собака. Кроме того, в помощниках у него был мотоциклист с аналогичными функциями и раздолбанная Тойота, на которой кинохроникер делал бессмертную запись на века о нашем вояже вглубь пустыни. Мои маневры не остались незамеченными, и когда я обогнал уже почти всех, колонну остановили, а меня с позором вывели и поставили в хвост. Но в этом-то оказался и весь кайф.

  Сами местные гоняют без башни: ночью без фонарей, естественно, не по проезженной туристами тропке-колее. Хотя периодически по пути попадаются довольно внушительного размера булыжники, встреча с которым сулит минимум перевертыванием квадроцикла и сбрасыванием седока, постигающего справедливость открытого Ньютоном закона тяготения, ну а максимум долгим разглядыванием белых стен в своей или чужой стране, или даже скромным или не очень холмиком с памятником и полагающейся в таких случаях эпитафией. Кому как повезет. Но арабы-организаторы экскурсии за туристов в ответе и допустить подобного никак не могут. А потому честь им и хвала за хорошую организацию сопроводительного процесса.

  Оказавшись последним в колонне, я периодически притормаживал и давал отъехать подальше любителем плестись друг за другом со скоростью загнанной черепахи. А потом давил на газ, съезжал с колеи и получал удовольствие от скорости, ветра, пыли и окружающего пейзажа.

  Наконец, приехали к бедуинам. Бедуины были, конечно же, цивилизованными и катали на забаву бледнолицых на верблюдах. Оказалось, что самое трудное – это удержаться на верблюде, когда он садится или встает. А так ничего – корабль пустыни неспешно перебирает ногами и движешься между обступающих тебя скал. Вечерело.

  После непродолжительного катания началось представление. В расщелине между горами местные жители соорудили сцену, вокруг разместили циновки с подушками для зрителей. Горы красиво подсвечивали гирляндами из лампочек. Для записи представления был даже установлен ноутбук. Именно это обстоятельство было для меня одним из самых больших потрясений от той экскурсии.

  Да, нужно похвалить ужин – для пустыни он был на высоте: разнообразные салаты, мясо-рыба, курица, соусы, приправы, вода, соки. Правда, арабы усиленно снимали процесс подхода каждого из участников экскурсии к сооруженному им перед представлением шведскому столу на сцене. В итоге на кассете оказался фототчет о помощи голодным белым туристам со стороны братского арабского народа. Искусство – великая сила!

  Танец живота местной барышни был не ахти – барышня была весьма в теле, на сцене двигалась не всегда попадая в такт, да и на восточную красавицу совсем не тянула. Скорее всего гарна дивчина с незалежной Украйны подрабатывала у бедуинов танцовщицей. Зато выступление местных мачо было на высоте: и искусство танца, и арабы всамделишные, не фальшивка однако.

  В обратный путь на квадроциклах мы двигались колонной при свете фар. Я опять попытался пристроиться последним, но сопровождающие и тут постоянно ездили из конца в конец, смотря не отстал ли кто. А посему разогнаться особо не удалось. Когда же мы приехали на станцию, на стенде висели готовые фото на квадроциклах каждого участника поездки. Когда они это успели, не знаю. Теперь эта фотография украшает мой рабочий стол. Получилось на редкость замечательно! За ужином мы c Антоном договорились завтра во второй половине дня съездить в Старый город, затариться сувенирами.

  24 октября, понедельник. Первую половину дня мы с Антоном наслаждались созерцанием красот отельного рифа и его обитателей, а во второй поехали на охоту за сувенирами. До этого мы предварительно записались на отельный шатл-бас, который должен был нас забрать из Старого города спустя три часа после нашего прибытия.

  Название “Старый город” – весьма условно. Шарм – молодой курорт и под “старым” подразумевается специально выстроенный для торговли квартал. Кроме сувениров, там можно прикупить фруктов, всяких пряностей и т.п. Торговцы прилично говорят по-русски, и знание иностранных языков не требуется. Мне запомнилось, как торгуют курами: доставая живую птицу из клетки, хозяин бросает ее на весы, которые раньше в 80-е, стояли у нас в магазинах. По идее, птица должна бы взлететь, но она, словно понимая всю важность действа, смирно сидит на весах, ожидая, пока ее хозяин, бросает на весы вторую или третью товарку, попутно утрамбовывая живой товар. Зрелище незабываемое.

  Накупивши сувениров, мы вернулись в отель, где ребята устроили мне прощальный ужин. Ночью я стал упаковывать вещи в обратную дорогу.

  25 октября, вторник. Рано утром я последний раз плавал в море, мысленно представляя, что в Москве уже наступает или наступила зима. Потом мы сидели в баре с ребятами, провожавшими меня в аэропорт. В Москву я прилетел почти в 12 ночи. Где-то за полчаса до подлета, народ, сидевший в майках и шортах, начал утепляться, и я понял, что к сожалению, чудесно проведенные дни в Шарме закончились.

  Уезжал я с грустью – хотелось еще, но отпуск и так получился очень насыщенным на впечатления. Кроме того, приобрел много новых знакомых и приятелей, общение с которыми мне предстояло в Москве.

  Когда вышел из здания аэропорта Шереметьево-2, меня удивила довольно теплая погода для конца октября. Впрочем, все резко изменилось на следующий день, когда повалил хлопьями снег, а я двигался в пробке по МКАД. Снегопад обрушился на город внезапно, вызвал неизбежный заторы на дорогах, а я вспоминал, что еще вчера нежился на волночках теплого Красного моря. Из лета попал в зиму. Впрочем, репетиция матушки-зимы скоро кончилась, и сейчас, в ноябрьские праздники стоит замечательная, не по-осеннему теплая и ясная погода. А я уже грежу новыми интересными поездками…



Прочитайте еще Отзывы о России:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.