Остров Хамелеон , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Остров Хамелеон

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Мадагаскаре > Остров Хамелеон

Остров Хамелеон Согласитесь – главное правило туриста должно звучать так: чем больше проблем ждешь, тем меньше их случится. И тем больше времени останется на активное знакомство со страной.

  Спасибо нашим предшественникам, чьи замечательные труды мы проштудировали, собираясь в этот дальний поход! Это невероятно, но проблем действительно не было. Было изумление от чудес природы Мадагаскара. Животные, которых не бывает, невероятный контраст климатических зон –засушливая степь может находиться в нескольких километрах от тропического ливневого леса, гигантские пещеры, по сравнению с которыми Московское метро кажется тесной норкой.

  Таиланд великолепен своим народом, Австралия – диковинной фауной, Европа – домашней теплотой, Египет – Красным морем. Продолжать можно долго. Мадагаскар совсем другой. Это другая планета.

  Ну, например – вот ну что приходит первое на ум, когда про какое-то животное говорят, что оно впадает в спячку? Российский ёжик зимой, например. Снег, мороз, еда вся померзла. Тут всё понятно – у ежа есть резон впасть в спячку до весны.

  А вот что, если зима – это не меньше плюс 20 градусов, всё вокруг зелено, завались вкусных ягод-жуков-тараканов-бабочек? Ан нет, зверь, тем не менее, впадает в спячку. Как Мадагаскарский аналог ежика – тенрек, некоторые виды лемуров, и т.п. Парадокс? Нет, всё просто. Ему, зверю, когда поест, просто делать больше нечего. Вот он и ложится спать. Как-то необычно в понимании дефицита еды, хорошей погоды и т.п. Акуна-матата. Другая планета. Шутка, конечно, но многие вещи тут оказываются и вправду очень неожиданными.

  Но обо всем по порядку.

  Кого не интересует вся кухня подготовки путешествия – первую главу можно опустить.

 

  1. Готовимся к путешествию.

  Собирая тур, мы хотели понять – куда на Мадагаскаре ехать и что там смотреть. То есть, что смотреть было понятно ещё с детства – лемуры, хамелеоны, баобабы. Но где и как? А может там ещё что-нибудь есть? Ехать вслепую – глупо, больше драгоценного времени уйдет на выяснение того же самого на месте. Плюс окажется, что билеты на самые интересные направления уже проданы. Но никто из российских турфирм не смог с внятно рассказать о стране. Сплошная реклама. Пришлось всю информацию поднимать самим.

  Очень не хотелось приключений типа давки в «баш-такси» вперемешку с курами, катания на еле живом поезде, участия в ремонте автомобиля и поисков туалетной бумаги. Всё это было решено в программу тура не вставлять.

  Первое, что просто убило – это заоблачная цена тура. Она как-то совсем не вязалась с рассказами об исключительной бедности Мадагаскара. Это наводило нехорошие подозрения о фирме, куда мы обратились.

  Более того, эта российская фирма реально почти ничего не делала – только давала перечисления программ туров, составленных явно по Интернету, и ссылалась на авторитеты известных (в прошлом) тележурналистов. Да и то с грамматическими ошибками.

  Мы решили рискнуть – будем строить тур сами. Из поднятой информации стало понятно – основа недикого туризма на Мадагаскаре – это национальные парки. Каждый парк имеет свои характерные особенности. Где лемуры, где птицы, где горы/пещеры и т.п. И если не фанатеешь от чего либо одного из перечисленного, то лучше посетить побольше парков – тогда можно увидеть страну во всем многообразии. Так мы и решили поступить.

  Выбрали несколько парков и разослали эти свои «хотелки» примерно 30 компаниям. Список компаний взяли в основном на Мадагаскарском сайте ТОР (Associations Professionelle des Tours Operateurs Receptifs de Madagascar).

  Это было начало победы! Мы получили 5-6 отзывов с неплохими планами туров, а цены Мадагаскарских фирм были настолько хороши (наименьшая была 1тыс Евро!!!), что мы решили расширять программу.

  Надо сказать, выбор был достаточно хорош, сразу стало понятно реальное время дороги между заповедниками. Быстро сформировалась программа на 15 дней, включающая: поездку на 4х4 (с англоговорящими гидом и с водителем) из Тананариву в Тулеар с заездами в заповедники Андасибе, Раномафана и Исало, затем перелет из Тулеара через Тананариву в Диего-Суарес – в парки Д’Амбр и Анкарана. Затем обратный перелет в Антананариву – лететь домой.

  Безусловно, это большой риск – работать напрямую с непроверенной турфирмой чужой далекой страны. Поэтому, чтобы максимально минимизировать риски, мы забронировали и прибрели билеты на местные авиаперелеты ещё в Москве. Это оказалось очень даже возможно сделать в Infinity Travel.

  Кроме того, выбранная нами мадагаскарская компания при переписке показывала признаки хорошей и надежной компании – адекватные и аргументированные замечания по программе, аккредитация в правильном банке, очень выгодный для нас процент предоплаты, provisional booking отелей и т.п. Но пришлось пожертвовать посещением Nosy-Mangabe – на этот парк явно не хватало ещё 3-4 дней отпуска.

  В общем, мы оценили, что в денежном эквиваленте риск «пролететь» с мадагаскарской компанией оказался ниже даже разницы в цене с Московской фирмой. И мы решили ехать с Мадагаскарцами.

  Проблем с визами не было никаких, в посольстве Республики Мадагаскар всё оказалось просто и весьма дружелюбно. И даже сдачу дали за визу – она 36 баков (а турфирма разводила на 40$ и без сдачи). Пустячок, а приятно.

  Немного пришлось помучиться с денежным переводом предоплаты – открывать дополнительный счет в Евро, разбираться с необычными реквизитами банка. Но за полтора часа всё было сделано.

  О том, как лучше готовиться к Мадагаскару – расскажем в конце истории.

 

  2. Перелет.

  В отличие от «содержательной» части тура, нам очень захотелось немного сэкономить на перелете. Ещё бы – выигрыш в 600$ на авиабилетах стоит того, чтобы немного потерпеть и переночевать в Парижском аэропорту имени Шарля-Де-Голля. Спалось на мягких диванах терминала 2А вполне неплохо. Вообще, странное это место – аэропорт «CDG». Таинственный терминал 2Е, с которого идет посадка на мадагаскарский рейс, отыскался только утром. Тут позволю себе расшаркаться перед французами – готовые ко всем неприятностям и зная про многочасовую разницу между прибытием из Москвы и вылетом в Антананариву, мы не боялись не найти нужный терминал за 8 часов.

  Предупрежденные, что не только спать, но и сидеть будет негде, мы готовились к самому худшему. Автобус, курсирующий между терминалами, никак не хотел ехать мимо нужного нам терминала и высадил нас у 2А, невзирая на наши протесты.

  Оказалось не все так плохо. Тут нам объяснили, что в 2Е раньше, чем утром нам лучше не ходить. Мы были искренне благодарны французам за предупреждение, утром обнаружив в 2Е жесткие пластиковые сиденья, похожие на наши сидения в трамваях – отдохнуть тут ночью не было бы никаких шансов!.

  Порадовал аэробус А340. Борт, который выполняет рейсы на Мадагаскар, оборудован системой Video-on-demand – перед каждым креслом расположен небольшой компьютер с ЖК-монитором и чувствительным экраном. Трогая экран или кнопки ДУ, можно выбирать программы, фильмы, играть в простенькие компьютерные игры, возможен выбор языков (конечно за исключением русского). Ну, час на освоение этой системы вполне развлек нас в этом десятичасовом перелете.

 

  3. Мадагаскар

  Всё-таки хорошая штука Интернет. Мы заранее готовы к кошмарам. Темнота и влажная жара летного поля аэропорта Ivato и зал прилета показались знакомыми из историй. Длинная очередь за визами и короткая – на паспортный контроль. У нас есть визы. Значит, нам – в короткую. Вышли очень быстро. Все, как и описывалось великими предшественниками. Внутреннее напряжение – вот сейчас-то все «прелести» бедной и темной жизни и начнутся!

  А вот и нет! Таможни и досмотра – нет. Ну, просто нет!!! Есть – зеленый коридор! Светло. Гиды с табличками фамилий ждут клиентов. Вот и наш. Очень приятный, выглядит как аспирант – молодой, в очках, очень открытый и умный – видно сразу. Представился – Даниель.

  Кто-то дергает сзади, пытаясь взять рюкзак. Не отдаю. Даниель улыбается – ничего страшного, это наш водитель на первую часть пути. Звать Нирина. Оказалось, что Нирина это очень распространенное тут имя. Спросили про обмен денег – никаких проблем – подвели к обменнику. Валютная менялка работает мгновенно. Очереди нет, проблем – никаких, курс – самый хороший в городе (это потом оказалось) – около 1800 Ариари за доллар… Ну вот, а мы на полном серьезе ожидали дикости и дремучей советской бюрократии. Наверное, в этой бедной стране случилось что-то необычное…

  Через 10 минут уже едем от аэропорта. Автомобиль «проходимец» 4х4 – это небольшой джип Nissan. Модель определить точно не удалось, но он похож на Pathfinder примерно лет 10-15 от роду.

  Гостиница «Hotel du Louvre» оказалась в самом центре Антананариву, рядом с фешенебельным отелем «Colbert». Du Louvre занимает половину здания… министерства экономики и финансов. В отеле – бизнес центр и в основном командировочные европейцы. Ну и мы – тут первые, по словам портье, российские туристы. Бизнесменов русских, говорит, встречал, а вот туристов видит впервые. Врет, конечно. Отель явно превосходит французские – номера большие, душ-ванная-туалет – просторно, все работает и всё есть. Даже шампунь и бумага. Только прокурено всё. Как потом оказалось, на Мадагаскаре прокурены все отели. Покурены очень тщательно. Видимо, загнанные в своих европейских странах курильщики, оттягиваются здесь по полной программе, буквально начиная с аэропорта. Непрокуренными остались отели типа бунгало и кемпинги.

 

  4. Андасибе

  Утром едем в Andasibe, он в трех-шести часах езды от Тананариву. У городка Андасибе есть ещё одно название – Perinet – по имени француза строителя местной железной дороги. Но местные очень не любят всякие колониальные названия.

  По дороге заехали в небольшой питомник хамелеонов Peyreras Nature Farm, около горы Mandraka. Заехать сюда нужно обязательно – тут, кроме хамелеонов, ещё много удивительного. Гекконы, разноцветные лягушки, бабочки. Все звери – «тискательные». Даже крокодил. Но желающих его тискать – почему-то нет. Это оказалось единственное место, где нам удалось посмотреть тенреков – местных ежиков, у них сейчас зима и спячка. Оказалось – и правда, он только чуть-чуть совсем колючий – на загривке.

  В окрестностях Андасибе два больших заповедника – Anlamazaotra и Mantadia, несколько совсем мелких парков – островок лемуров Vacona Ile и парк орхидей недалеко от гостиницы Fyon’ny Ala.

  Около обоих парков – отели. Отель «Fyon’ny Ala» находится у границы заповедника Anlamazaotra, а “Vacona Lodge» у Mantadia. Между отелями примерно 10км.

  «Fyon’ny Ala» – полтора десятков бунгало, внешне напоминающих шалаши. Бунгало полностью проветривается через кудрявую крышу из пальмовых листьев и все вокруг слышно. Сыро, прохладно, очень пригодились взятые с собой спальные мешки. Хотя все чистенько и опять же в номере всё есть. Отель отличился самой хорошей кухней на нашем маршруте по Мадагаскару – не зря им владеет китаец. Именно там мы первый раз попробовали мясо зебу. Это неповторимо! Нежнее свинины. Именно тут зародилось очень странное желание иметь зебу дома, в России.

  «Fyon’ny Ala» в переводе с малагасийского значит «голос леса». Утром проснулись от диких криков лемуров Индри-Индри. Вот они и есть – голоса леса! С утра – идем смотреть дневных лемуров, пока те не наелись и не заснули до следующего утра. Попались бамбуковые лемуры и Индри-Индри. Впрочем, найти Индри-Индри утром несложно – по истошным воплям, которыми они обозначают территорию. Кажется, мы ещё не слышали зверя громче. Когда этот ушастый красавец-детина во главе семейства орет над тобой на дереве метрах в трех, то очень хочется присесть и закрыть уши. Очень жаль, что этот вид лемура очень быстро вымирает, и сейчас остался только в окрестностях Андасибе. Оказалось, Индри-Индри не могут жить в неволе, где территория мала настолько, что он не слышит воплей соседа, живущего за километр.

  Разнообразие лемуров лучше смотреть в отеле Vacona Lodge – на небольшом острове Vacona Ile посреди местной реки. Там они прикормлены, едят с рук бананы и очень хорошо позируют. И их много разных собрано. Лемур – очень забавный зверёк. Смесь собачки (длинная морда), кошки (густая, короткая, но пушистая шерстка, мягкость повадок) и обезьянки (теплые мохнатые ладошки с длинными пальцами и ноготками вместо когтей, длинный хвост). Местный гид сначала долго водил нас по лесу и свистел. Наконец лемуры нашлись, но уже отчаянно зевающие и сытые. Ещё бы, полдень – им уже спать пора. К счастью, на островке лес невысокий и получается фотографировать засыпающих лемуров очень близко. Но нам повезло в конце концов, нашлись ещё голодные лемуры, которые примчались на свист и на запах бананов. Беру банан в ладошку и протягиваю лемуру, но близко не подхожу. Когда он тебя касается, то ощущения непередаваемые. Он тянется и передними лапами хватает за руку – подтянуть банан к себе. Сила, тепло, мягкость, и никакой угрозы. Интеллект скорее кошачий, почти нулевой, но чуть побыстрее. Жалко, но домашним любимцем он не станет никогда. Иначе бы лемуры жили в домах малагашей испокон веков. А их там нет.

  В заповеднике Mantadia почти нетронутый первичный ливневый лес. На деревьях – много красивейших растений-эпифитов. Очень красивые речки с маленькими с водопадами в густом лесу. И пиявки, конечно.

  Вечерняя прогулка по лесу представляет собой хождение с фонариком в поисках всякой живности. Причем идти все равно где – по лесу или по асфальтированной дороге. Живность ищется так: фонариком нужно светить, чтобы он светил от ваших глаз. Тогда становятся видны яркие отблески от зрачков почти всех обитателей леса, которые сейчас смотрят на тебя – ночных лемуров, гекконов, пауков, бабочек. Хамелеоны почему-то не отблескивают. Эффектнее всех выглядят глаза лемуров – яркие, как далекий огонь. И видно, как он по веткам прыгает. Но подойти к нему близко, как правило, трудно. Только если он прикормлен. Идти лучше с проводником – потому, что у него глаза более привычны к поиску местной фауны, которая, надо сказать, очень хорошо маскируется под мусор, ветки и т.п.

  То есть выводы такие – планируйте поход по лесу за лемурами на самое раннее утро, пока они активны. После полудня активны будут только пиявки. Не отказывайтесь от гидов, с ними, в конце концов, очень прикольно пообщаться.

  Сюрприз. Мы оказались без связи с домом. Спасибо МТС – на Мадагаскаре у него нет роуминга. Обидно. Это мы расслабились – МТС был во всех странах, где мы были до этого. Доверились, блин. Засада оказалась конкретная. Наземная связь есть не везде, часто ломается, а в провинции она к тому же архаична – с предварительным заказом разговора. У мобильной связи покрытие больше, но не всеми операторами. У гидов оказался дешевый столичный Madacom, который мало где работает, кроме Тананариву. Из Андасибе, где из-за аварии наземная связь в районе не работала уже несколько дней, удалось позвонить довольно смешным образом. В гостинице нашлась гид-проводник с мобильником, но без денег на нем. Купили карточку, чтобы зарядить. Но чтобы сделать звонок этого оказалось мало. Чтобы связаться пришлось забираться на гору на специальное место и повернуться в нужную сторону. На это место снизу даже специальная тропинка со ступеньками протоптана. Вид говорящего по мобильнику вызывает умиление вперемешку с идиотским хохотом. Человек стоит на вершине горы, сосредоточенно смотрит куда-то в направлении города за горами и счастливо вопит в трубку. Дальше по Мадагаскару относительно без проблем получалось звонить только из крупных городов – из таксофонов по карточкам.

 

  5. Дороги и водители.

  Мадагаскарские водители невероятно вежливы везде. Невзирая на полное отсутствие алчущих денег гибдунов. Никто не подрезает и не устраивает гонки. Если нужно обогнать тихохода впереди, то он в ответ на бибик не начинает срочно ускоряться, а вовсе даже отъезжает ближе к обочине. А если не отъезжает – это значит, скорее всего, что впереди есть препятствие или опасный для обгона участок. Причина такой вежливости почти тривиальна. Автомобиль для малагаша – это большая ценность, все их берегут, как могут. Новые автомобили встречаются нередко, на всё же основная масса авто – весьма преклонных лет. Например, такси в Тананариву – в основном крошечные Renault 4 и его ровесники Citroёn. На Мадагаскаре развита целая индустрия импорта подержанных автомобилей из Европы. В столице машин много, часты пробки. Из-за того, что машины старые, от них идет чад и копоть. Столица расположена на холмах, много узких улочек с односторонним движением. Для пешеходного передвижения со временем начинаешь выбирать улочки, где машины едут вниз – водители с горки обычно глушат двигатели и едут накатом. Особенно в пробках. Типа, бензин экономят. Ну и не пахнут заодно. Дороги вверх – наоборот, сплошной выхлоп, даже глаза слезятся. Но это в столице. За городом машин крайне мало вообще.

  По закону все машины без исключения должны проходить техосмотр каждые полгода. Похоже, что вот именно тут и окопалось совковое наследие. Вот если Вы водитель, то какое ощущение возникает при упоминании слова «техосмотр»? Вот у Мадагаскарцев это чувство вдесятеро больше. Все водители, с которыми мы ездили, очень отчетливо вздрагивали проезжая мимо мест осмотра и не преминули нам сказать, что это вот то самое место.

 

  6. Едем дальше. Амбатолампи.

  Амбатолампи – мелкий городок по Национальной дороге №7, где-то между Таной и Анцирабе. Да, название, как всегда, поначалу непроизносимое. Городок совсем мелкий.

  Знаменит тем, что народ здесь промышляет кустарным литьем алюминиевых кастрюль и котлов. Да, звучит дико и странно. Кастрюли? Кустарно? Но Мадагаскар вообще выглядит как набор городов – мастеров.

  Но они и правда отливают алюминиевые кастрюли! Если бы вы видели, на чем и из чего!!!

  На древесном угле. Из тыренной алюминиевой арматуры. Это надо видеть – в печи из кирпичей плавят алюминиевые профили, слитки передают литейщикам, а те отливают котлы.

  Технология обычная для южной Африки. Но расплавленный на костре алюминий очень трудно отделить от окисла, а окисел сохраняет все запахи сырья – банок Колы, краски оконных рам, ферм и т.п. Отлитые из этой пастообразной дряни котлы и кастрюли навсегда запомнят эти запахи. Амбатолампи, однако, снабжает котлами всю страну.

  Процесс выглядит страшно, но при этом впечатляет. Совсем черные от сажи древесного угля литейщики шуруют в раскаленной печи. Вынимают тигли жидкого алюминия и льют в формы. Чтобы расплавить алюминий до кастрюли, нужна температура. Чтобы ее получить, нужно извести много древесного угля. Древесный уголь малагаши делают, понятное дело, из своего национального богатства – леса. А леса осталось уже совсем мало. Страшно делается в тот момент, когда представляешь, сколько уникального леса уходит, чтобы сделать хотя бы один котел.

  В этом же районе увидели, как делается кирпич. Тоже уникально. И тоже кустарно. Жутко. Высохшие глиняные брикеты аккуратно с зазорами укладываются в большой параллелепипед высотой в рост человека и длиной-шириной несколько метров. В дырки снизу закидывают тот же древесный уголь и зажигают. Огонь поддерживают углём несколько недель и за это время кирпичи в центре кучи успевают кое-как обжечься. Точно, лесам Мадагаскара очень скоро будет полный, эээ… конец.

 

  7. Анцирабе

  Вот Анцирабе поначалу не понравился. Ну, очень не понравился. Город – рынок. Грязь. Пыль. Рикши. Дым. Базар. Спустя пару часов езды после Амбатолампи на дороге стали появляться рикши. На обочинах лежала кукуруза и морковка на просушке, а мимо неё едут рикши. Чем ближе к центру города, тем больше рикш. Даниель сказал, что Анцирабе – это «столица» рикш. То есть пус-пусов. Пус-пус назвался от французов – толкай-толкай (pousser) значит. Точно, столица рикш. Их больше, чем много.

  Повозка рикши стоит миллион франков. То есть это если рикша захочет выкупить свою коляску, то заплатит за это миллион. Звучит как немыслимые деньги. После долгих пересчетов 1 млн франков оказывается равным примерно 100 долл. Мдя… Много, наверное…

  Кроме рикш, в Анцирабе раскручен бизнес продаж мелких моделей велосипедов. Неплохие модельки. Всё раскручено по классической схеме – как «институты папируса» в Египте. Это целое представление, на которое привозят иностранцев и «на их глазах» делается очередная моделька. На вопрос, что называется, в лоб – кто придумал такие модельки, лектор скромно потупив глазки сказал, что именно он и придумал. А вокруг – этим заняты все братья, знакомые и т.п. Однако, он классно раскрутил эту затею. Экспортируют их на всю страну Вообще, впоследствии, прокатившись уже по всему Мадагаскару оказалось легко узнать, откуда в Тане какие берутся сувениры. Велосипеды и окаменелости – из Анцирабе, деревяшки и изделия из рога зебу – из Амбоситры, и т.п.

  На самом деле Анцирабе – уникальный город. Город камней и окаменелостей. Полудрагоценных. Это невероятно. Розовый кварц. Яшма. Кристаллы слюды. Амазонит. И ещё много чего. Представьте – во дворе магазина большая конусообразная куча камней высотой метра в полтора. Куча сбрызнута водой, чтобы камни сверкали своей естественной красотой. Можно набрать из этой кучи сколько хочешь камешков. Бесплатно. Я не верю. Даниель хихикает, говорит, что это не ловушка, и на самом деле всё бесплатно. Все равно не верю. А зря. И, правда, бесплатно. Даже не взирая на наши протесты, нам была вручена яшмовая пепельница в форме острова Мадагаскар. Просто так, за визит. Как-то не правильно было после этого уходить просто так, ничего не купив.

  Стали искать, что есть ещё. За деньги – только то, что в лавке. Но там ТАКОЕ!!! Окаменелые отполированные пополам трилобиты, окаменелые куски дерева, каменные яшмовые шары. Жеоды с разноцветным кварцем. Выбор просто чумовой. Как здорово, что мы едем на машине и можно не мучаться вопросами транспортировки этих тяжестей.

  Гостиница HOTEL DES THERMES в Анцирабе на эту ночь оказалась дворцом губернатора. Бывшим, конечно. Помпезно. Солидно. Проблема нашлась только в ресторане – меню только на французском языке. По-английски официанты тут не говорят. И гиды наши смылись – дескать, им тут ужинать слишком дорого. Ладно, сами справимся. Помехой оказались мелкие хитрости официанта, который явно захотел помухлевать от нашей заранее оплаченной программы НВ. Дело в том, что в больших гостиницах ресторан – это отдельная от гостиницы фирма. И когда подписываешь счет за ужин на номер, то он передается на оплату гостинице, а та оплачивает его из лимита, о котором договорилась с турфирмой. Отсюда куча проблем – как нам, так и турфирме. Если мы не выбираем положенную сумму, то ресторанщик стремиться дополнить счет несуществующими блюдами. А если лимит слишком мал, то выбрать блюда практически не из чего – местные пытаются сделать его подешевле для себя. Так что совет – на Мадагаскаре полупансион НВ лучше не брать. Да и смысла в нем нет – рестораны хорошие, лучше заказывать не ограничиваясь разными лимитами.

  Но как же красив Анцирабе вечером с балкона гостиницы! Солнце на закате, низкий дымный туман над долиной города.

  Утром выезжаем из Анцирабе по абсолютно прямой дороге, уходящей куда-то в облака. И вдоль дороги по обочинам идут толпы аборигенов в разноцветных одеждах. Ощущение какого-то психоделического сюрреализма. Солнце, красная земля, синее небо, зеленые поля, серый асфальт, яркие неоновые цвета одежд идущего вдоль дороги населения. Это ощущение больше нас не покинет.

  В центральной части Мадагаскара, где плотность деревень достаточно высока, дорога NR7 по количеству пешеходов больше похожа на городскую улицу в людный час. Автомобилей и велосипедов у населения практически нет, все ходят пешком. По шоссе. В соседнюю деревню в воскресную церковь – женщины и девочки идут в чистеньких беленьких платьях, в другую соседнюю деревню идет народ на базар – в ярких, самых разноцветных одеждах. Даже свадьба идет пешком вдоль дороги целой колонной, жених с невестой – впереди, классические черный костюм и белое платье. Явно спешат :-).

  Вообще, дорога тут единственное место передвижения на базар. Базар – единственное место встреч и общения населения деревенской части острова. Базары большие, проходят раз в неделю. Видно, что к этому дню население готовится очень тщательно. На базаре нужно выделиться любыми способами, лучше всего – яркой одеждой. Народ старается, кто во что горазд. Сочетания цветов одежды могут быть самыми немыслимыми. Иногда нас пробивает нервный смех – мода Парижа тут просто отдыхает.

  Вообще то, что на Мадагаскаре народ перемещается преимущественно пешком и недалеко, приводит к большому разнообразию укладов в разных частях этого достаточного небольшого острова. Буквально каких-то сто километров, и заметно меняется архитектура домов, устройство деревень, раскраска одежд. Даниель всю дорогу рассказывает про разные народности, населяющие Мадагаскар, что, дескать, тут мы проехали одну границу, тут другую, а тут будем долго ехать по такой-то территории. Странно, этнических различий между народностями не видно вообще. И язык один. Диалекты, конечно, меняются, но не по границам, а плавно – как архитектура и обычаи – с расстоянием. Парадоксально. В общем, потом оказалось, что эти границы – просто наследие прошлого. Они проходят по границам 18 государств, на которые остров был когда-то поделен.

 

  8 Амбоситра

  Город мастеров. Тут обосновались мастера по дереву и по рогу зебу. Местное эбеновое дерево не менее черно, чем в Африке. Из его тонких прямых веток мастера делают очень стильные тонкие фигурки. Более массовые сувениры – фигурки лемуров и хамелеонов делаются из палисандра. Из толстых кусков бамбука делают «валиха» – местную разновидность арфы(!!!). Черненая для красоты валиха очень похожа на чертежный тубус со струнами. Играющий на такой «арфе» очень смахивает на террориста с базукой подмышкой. Инструмент очень красивый, но тренькает как-то неубедительно.

 

  9. Раномафана.

  Позади жуткая дорога RN25 от главной магистрали страны RN7 до поселка Раномафана. Жуткая – это только на первый взгляд. Обычная дорога «на дачу по проселку». От дороги на дачу отличается только длиной – она 36 Км. Пожалуй, этот кусок дороги – единственное место, где почти пригодились свойства автомобиля 4х4 – и то, только чтобы сгладить толчки от ухабов. Реально полный привод включать не пришлось ни разу.

  Раномафана – заповедник ливневого леса. Вообще, восточная часть острова Мадагаскар – это горы, которые заставляют высушиваться постоянный влажный ветер с Индийского океана. Он высушивается путем постоянных сильных дождей именно на эту восточную часть острова. Поэтому узкий длинный восток Мадагаскара – это тропические ливневые леса. Находящиеся в этой же зоне заповедники Андасибе очень похожи на Раномафану, но тут ещё более сыро.

  Наша гостиница в Раномафане – отель Centrest. Как всегда, всё хорошо и очень красиво. Близко стоящие каменные домики-номера не выглядят как бунгало. Мрамор, цветы, идеальные дорожки между клумб. Ресторан впечатляет разнообразной кухней и уютом. При этом он не закрывает красоту гор вокруг.

  Заповедник Раномафана – главное место изучения лемуров разными специалистами. Все встреченные в заповеднике дневные лемуры оказались на службе у ученых – на шее у каждого бирка с номером или передатчик. Хотя все они бегают на воле и чтобы встретить их, нужен элемент удачи.

  А вот вечерний поход в заповедник больше похож на представление. Действующие лица: туристы с фотокамерами и вспышками, мышиные лемуры и единственный мадагаскарский хищник – циветта, или по-местному – фуса. Туристов приводят на площадку на горе посреди парка. Гиды мажут ветки кустарника бананами и раскидывают кусочки мяса на землю. К этим приманкам выстраиваются очереди. Лемуры, туристы, циветты. Все три очереди нервничают и ругаются. Мышиные лемуры – к бананам. Самый смелый мышиный лемур выскакивает и лижет ветку с бананом. К нему кидаются туристы – фотографировать. Со вспышками, темно. Лемур, как настоящий ночной зверь, пугается яркого света, пытается срочно долизать ветку и смыться. Его подгоняет очередь лемуров сзади. На соседнюю ветку выбегает следующий лемурчик. Фотографы кидаются на него, история повторяется. На противоположной стороне площадки – та же история и циветтами в очереди к кусочкам мяса. Циветт много, но они тоже одиночки и поэтому подходят только по очереди. На итоговых снимках получаются все вперемешку – фотографы, лемуры, циветты.

  Из этой мешанины потом становится ясно, что мышиный лемур – самый мелкий из приматов, скорее похож на очаровательною ушастую игрушку с ладошку размером и непропорционально длинным хвостом. Умиляет беспредельно. Его и правда, иначе как Буся не назовешь.

  Циветта (или Фуса, как его называет местное население) – это скромный, очень шустрый зверек семейства виверр. Он размером с домашнюю пятнистую кошку и с острой лисьей мордашкой. В Раномафане нам встретился только один вид этих зверьков из трех, живущих на Мадагаскаре – Fanaloka или Fossa Fossa. Фаналока оказалась совсем не похожа на ту гиеноподобную Фосу, которая так классно была изображена в мультике «Мадагаскар»

  Поселок Раномафана был, есть и всегда будет. Даже если все лемуры вокруг вымрут. Странное ощущение. Тут никто не пристает к иностранцам. Даже мы, в противопиявочных бахилах после парка, не вызвали у местных ничего, кроме веселого любопытства. Тут привыкли к иностранцам. Это, кстати, отдельная песня. Тут нет профессиональных попрошаек, каких полно и в Антананариву. Да и в любой деревне по дороге RN7 перед любой остановкой стоит сначала оглядеться – нет ли вокруг местной детворы. Им, конечно, забавно скармливать пакеты шоколада, но почему-то на всех этого пакета не хватает никогда.

  Горячий бассейн в центре поселка Раномафана – исторически кончился. По словам Даниеля, который не поленился туда сходить проверить, нам туда идти не стоит. Бассейн уже не дезинфицируется, как раньше. Из горячих бассейнов остались только маленькие – только в «правительственном» отеле. У них уже появились такие…

  Вечерняя прогулка по поселку Раномафана незабываема, невзирая на свою деревенскую простоту. Теплый тихий вечер. Мы впервые увидели летающих светлячков. Светлячок – маленький мотылек, он мерцает своим светом довольно шустро, как «поворотник» автомобиля, а летит как моль – кружась легко и бестолково.

  Посреди ночной деревни опять встретился, как бы мы его сейчас назвали, блок-пост. Наконец получилось рассмотреть их поближе. Два чела сидят в полной темноте у дороги (ночью в деревне света нет). Их задача – проверять документы у водителей – лицензии на управление, перевозку людей, и кучу всего еще. На пешеходов не кидаются. Вовсе даже наоборот – подсвечивают фонариками шипастую ленту заграждения, расстеленную поперек дороги.

 

  10. Фианаранцу и Амбалавао

  Как же повезло нам в Раномафане с погодой! Все два дня стояла чудная солнечная погода, а в последнее утро начался дождь. Вернее, он начался с вечера. Но такой сильный, что было ощущение, что все сейчас смоет. Что делать – такое это место, ливневый лес… Совершенно потрясающий вид утром на горы с лесом вокруг поселка – небольшие облака гуляют прямо по лесу. Картинка настолько завораживающая, что из фотографии потом была сделана заставка на рабочий стол виндов.

  После завтрака возвращаемся тем же кочковатым проселком на главную дорогу страны RN7. Подумать только – всего каких-то сорок километров, а климат меняется радикально. Только что были в ливневой зоне с джунглями, а тут рисовые поля и почти нормальный лес нашей средней полосы.

  Ещё немного проехав по дороге №7, оказываемся в городе Fianarantsoa. Фианаранцу – очередной город мастеров. На этот раз это центр виноделия Мадагаскара и исторический источник образования на острове. Считается, что самые лучшие программисты Мадагаскара – выходцы из Фианаранцу. Наш водитель, Нирина, вроде бы тоже обучался здесь. Очень может быть. Более того – по всем признакам он очень похож на сотрудника национальных «спецслужб».

  Вино – так себе. Главный бренд – Кло Малаза (Clos Malaza) разных видов. Есть даже серое(!!!). Качество – очень неплохое, где-то вокруг vine de pie. Оказалось, искусство виноделия как-то странно адаптировалось к местным условиям – урожай винограда собирается в период дождей, летом. Странно. А как же выдержка? На наше удивление по этому поводу местный народ обижается – вы, мол, прямо, как французы – не понимаете местной специфики. Ну, может быть, и не понимаем, ладно.… Хотя год урожая у них на этикетках не пишется.

  Мадагаскарцы также делают и крепкие напитки – ром Джама (Dzama). Мдя.… Годится только на «национальное» блюдо – бананы в карамели и огне горящего рома. Бананы в горячем роме вкусны, а ром – нет. Едва початая бутыль Джамы до сих пор скучает в холодильнике.

  Городок Амбалавао (Ambalavao) для туристов раскрутил, кроме вина, технологию изготовления бумаги. Саму технологию придумал кто-то из французов в колониальные времена. Но прижилось. Бумага делается Antaimoro paper factory полностью вручную из древесины местного кустарника, которая долго варится, парится, молотками разбивается и, в конце, концов, оседает из жидкой смеси на ткань, натянутую на большие рамах. И когда бумажная жижа чуть просохнет, её украшает лепестками цветов и мелкими зелеными листиками местная мастерица – сообразно своему текущему настроению. Бумага даже не очень похоже на, собственно, бумагу – рыхлая, неровная. Но выглядит очень оригинально. Ей на Мадагаскаре красиво оформляют обложки меню в ресторанах, приглашения на свадьбу и даже упаковывают в неё подарки для особо ценных персон.

 

  11. Isalo

  Сейчас наша следующая цель – горный массив Исало. Путь от Амбаловао до Иоси (Ihosy) проходит по большим живописнейшим долинам между гор. Ландшафт долин – саванна и степи. Саванна – просторна, как на картинке. Простор и невысокие деревья, далеко стоящие друг от друга. Невольно ждешь картинок из «В мире животных» – про Серенгети – жирафы, антилопы, львы. Но нет, к счастью для острова, львов и антилоп, кроме вкусных зебу, тут нет.

  Хорошая асфальтированная дорога сейчас не прерывается и на плато Хоромбе – от Иоси до самого Исало. Хоромбе – совершенно плоское место, горное плато – степь до горизонта. Очень удивительно, но чтобы на это плато заехать, нужно было высоко подняться в горы из предыдущих долин.

  Приближаемся к горам Исало к закату. Гиды начинают всё чаще смотреть на часы, что-то живо обсуждать, а машина едет все быстрее и быстрее. Оказалось, что нужно успеть доехать до заката до специальной горы с дыркой, через которую этот закат виден, как… эээ… как просто закат, но через дырку в скале. Прикольно, как турфирмы раскручивают даже такие мелочи. Но в тот день мы к закату опоздали. Как оказалось, разница буквально в секунды заката отделяет совершенно фантастическую фотографию от простой фотографии гор. Но это мы поняли завтра, когда успели-таки к закату. Но это будет завтра.

  А сегодня нас привезли в отель «RELAIS DE LA REINE». Вернее, мы сначала не поняли, что нас привезли в очередной отель на нашем пути. Отель очень тщательно закамуфлирован под невысокие окружающие горы. Несколько десятков каменных бунгало упрятаны под утесами в горных складках. Похоже, что отель проектировали поклонники сюжета Флинтстоунов. Мимикрия под гибрид каменного века с туриндустрией 21-го им удалась на славу. Бунгало очень комфортабельные и со всеми удобствами. Тихо. Каменная дорожка к ужину идет мимо выгонов для лошадей или пони, темных гор, мимо бирюзово подсвеченных бассейнов.

  По «науке» ночных походов по заповедникам Андасибе и Раномафаны поневоле начинаешь светить фонариком «от глаз» – вдруг что-нибудь блеснет в окружающем лесе. Ага, блеснуло. Да ещё как! Глаза сов над бассейнами. Мелкие шустрые совы. Ох, ну как они ругались на нас! Похоже, что мы зашли к ним с неожиданной стороны, и они страшно перепугались. Их ругань больше походила на лай мелкой собачонки. Очень смешно.

  Ужин в ресторане был просто великолепен. Ресторан, как и весь отель, выдержан в стиле Флинтстоунов – стены сложены из крупного камня, а официанты вышколены и изыскано общаются на любом языке. Любые языки – это французский, английский и почти немецкий. Русского не поняли. Ну и ладно, ну и хорошо, что русских тут ещё нету.

  Оказалось, что маленький красный автобус Hyundai, который на шоссе все время нас обгонял, населен десятком веселых француженок лет семидесяти в сопровождении двух галантных Шарлей-де-Голлей и двух местных гидов. Они тоже обосновались в этом отеле. Тут мы осознали, что Мадагаскарская дорога от Антанариву до Тулеары давно освоена и населена французскими туристами не меньше, чем Турция россиянами. Только в России она не «раскручена» – вот поэтому и кажется экзотикой. Мы эту группу потом встречали в Исало ещё несколько раз. Иногда в совсем смешных и позорных для нас ситуациях. Представьте – мы, дескать, совершаем подвиг на жаре – пробираемся по каньону к горному озеру. Буквально выдохлись уже. А эта группа старушек уже сверху весело топает навстречу – и «Шарли-де-голли» вовсю помогают им преодолевать очередную ступеньку. Но это будет завтра.

  А сегодня ночная прогулка после ужина обернулась настоящим потрясением. Мы в первый раз увидели ночное небо южного полушария Земли. Настоящее. Не засвеченное яркими городами и не затуманенное близким морем. Луны нет, но светло – идти по саванне можно свободно. Млечный путь настолько ярок, что видно всё вокруг. Затерявшееся среди звезд небольшое косматое облако поначалу показалось кусочком перистых облаков, оставшихся от заката. Но оказалось, что это вовсе даже не земное образование, а ближайшая к нам галактика – Большое Магелланово облако. Да, теперь Магеллан для нас стал совсем понятен. Мы бы эту галактику тоже назвали облаком.

  Планы на следующий день нам построили гиды. Они таки очень хотят, чтобы мы вечером успели к той вчерашней дырке в скале – «Окну Исало». Ну, ладно, мы согласились. Но программу обещали напряженную. С утра – посещение Zombitse Forest National Park – каньона и леса около гор Исало. Тут живут кольцехвостые лемуры (ringtale lemours). Нет, хвост у них не кольцами. Он просто так раскрашен – почти как черно-белый полосатый жезл у всем известных дорожных паразитов в России. А лемуры – обаяшки. Позируют великолепно.

  Днем – поход к райскому водопаду и природному бассейну – Писина Натуреле. Дорога идет по верхним сухим плато и долинам Исало. Древний горный массив Исало совсем не высок, но очень красив. Горы выветрены до совершенно немыслимых форм. Из одних торчат большие оранжевые «уши», другие похожи на город пагод где-то в древней Камбодже. Много растений – суккулентов, запасающих воду на засушливый период в коротком стволе. Из них очень красивы серебристые шарики – пахиподиумы. Точно, растение совершенно неземное. На одном из них увидели надпись – 1905. Шарик его ствола диаметром сантиметров в сорок – мы посмотрели на него с большим уважением. По дну сухой долины течет речка, её становится видно, только если подойти к ней вплотную. Но в её узком каньоне встречаются небольшие водопады и озера. Одно из них и есть – «Писина натуреле» – водопад в пару метров высотой и чистейшее озеро метров десяти диаметром. Окружено изумрудными пальмами. Да, Рай, наверное, просто обязан выглядеть именно так. Хоть и страшно подцепить тропических паразитов, но удержаться искупаться не удалось. После жары вода кажется холодной, но потом привыкаешь и вылезать не хочется.

  Закат был встречен у Окна Исало. Толпа туристов, включая старушек – все с фотокамерами. Смысл представления в том, чтобы сделать снимок заката на фоне этого «окна», как будто лучи от него закрывают само окно изнутри. Наша цифровая фотокамера Сони W12 справилась с задачей великолепно, даже в автоматическом режиме. Итальянцы вокруг допытываются – какая нужна выдержка, чтобы такое снять? Вот бы знать…

  В общем, Исало – красивое место. Роскошное. Очень видовое. Но не более того.

 

  12. Tulear, Ifaty

  Выезжаем из Исало рано утром, опережая расписание. По расписанию должны были выехать после полудня. Но, во-первых, смотреть в Исало уже было не на что – посмотрели всё, а во-вторых, что-то подсказывало – лучше ехать утром.

  «Окно Исало» расположено по дороге и мы уговорили Нирину опять к нему заехать. Оказалось утром тут гораздо лучше, чем вечером. Сейчас тут никого, кроме нас. Утреннее Солнце сияет через Окно и выглядит гораздо более жизнерадостным. Вокруг – саванна с серебряными пальмами, сухой травой и конусами термитников. Снимки желтых скал на этом фоне завораживают. Они то и остались с нами надолго – фоном рабочего стола.

  Дорога из Исало до города Тулеар показалась короткой, невзирая на некоторую нервозность. По дороге расположены прииски сапфиров. Многие старатели там удачны. И их «пастухи» тоже. Место небезопасно, как и любое, где много денег, а уровень образования людей – нулевой. Полицейские посты, в отличие от других мест Мадагаскара, интересуются больше нашими загранпаспортами и визами, чем лицензиями водителя.

  Проезжаем мимо птичьих заповедников. Степь, а посреди неё возникает долина, поросшая кустарником и низкорослыми деревьями. Не саванна, а именно островок густой растительности посреди степи. Даниель объясняет, что именно тут лучше всего наблюдать диковинных птиц. Есть такая странная разновидность туристов – бёрдвотчеры, наблюдатели птиц. Смысл туризма для них – увидеть как можно больше птичек из желанного списка. Эти заповедники – их любимое место. Завидую их энтузиазму.

  Ближе к Тулеару начинается буш – высокий плотный кустарник. На вид очень колючий. Иногда попадаются баобабы.

  К Тулеару подъезжаем в полдень. С первого взгляда город немыслимо скучен. Улицы пустынны, рикши катают на высоченных повозках – в других городах они меньше. От такой скуки нам сразу хочется посмотреть окрестности города. Уговорили Нирину и Даниеля поехать на местный курорт – Ифати. Очень хотелось посмотреть, что из себя представляет курорт в местном понимании. Это было превышение программы тура. Ребята долго упирались. Как выяснилось, и Нирина, и Даниель боялись встретить там кого-нибудь из родственников начальства. Даниель долго согласовывал что-то по телефону с начальством в Татанариву. Потом нам огласили цену, за которую они смогут поехать официально. Получилось где-то 70 долларов – конечно немало, но на наш взгляд гораздо лучше скучного дня в Тулеаре. Еще дешевле, по их словам, было бы поехать на авто из гостиницы. Дешевле оно, конечно, дешевле, но, во-первых, драгоценное время мадагаскарского отпуска дороже, а во-вторых, наши гиды изучили нас настолько, что смогли подобрать самое подходящее нам место в Ифати. Мы потом видели это место с самолета – тут самый широкий и чистый пляж.

  Дорога в Ифати когда-то давно была асфальтирована. Первые её четыреста метров хорошо помнят этот асфальт. Затем начинается широкий пыльный проселок, много песка. На очередном песчаном повороте на дорогу выскакивает темный мужик с совковой лопатой наперевес. По глазам видно – денег хочет. За что – неясно. Где-то я уже читал о нем.… Нирина его игнорирует и едет дальше. Доезжаем до Ифати без приключений. Вокруг мелкие деревни, часть домов порушена. Это были следы урагана позапрошлого года.

  Маленький отель, на пляже которого мы остановились – уютные однокомнатные бунгало прямо на склоне между берегом и пляжем. На пляже – никого, кроме маленькой группы аборигенов. Это массажистки, что выяснилось сразу, как только мы ступили на песок пляжа. Достаточно агрессивные. Но массажа не хотелось. Даниель защитил нас от них, как говорится, издалека. Хорошо иметь с собой правильного гида…

  На море отлив. От песчаного пляжа до воды – широкая глинистая отмель. Пытаемся дойти по отмели до воды, но успокоившиеся было массажистки, начинают нам что-то громко кричать. Явно за нас переживают. Даниель переводит – тут, на отмели, говорят, водится какая-то тварь, острая как нож. Можно легко порезаться. Гм, любопытно. Оказалось, не растение, а моллюски. Очень забавные, таких мы ещё не встречали. Он диной сантиметров десять, двухстворчатый, треугольной формы, колючий, закапывается острым конусом вертикально вниз в песок. На поверхности – только острые кромки створок. И правда, острые. Но в «шлепках» пройти по ним можно безопасно. Купаться всё равно не хочется – дно грязное. Кораллы далеко. Далеко в море – нефтяная платформа. Всё это как-то не располагает к отдыху, скучно. На территории отеля – коллекция похожих на баобабы суккулентов. Такие красноватые бутылки высотой в рост человека и без листьев.

  Позагорав, возвращаемся в Тулеар. Заселившись в гостиницу CHEZ ALAIN, прощаемся с Нириной и Даниелем – мы завтра на север летим самолетом сами.

  Гостиница неплохая, большие комфортабельные бунгало посреди города, опять всё есть, даже с кондиционерами. Оригинально – матрац вместо кровати лежит на бетонном постаменте. И кондиционер – он «оконного» типа, но встроен прямо в стену и только на первый взгляд выглядит как сплит. Номер опять дико прокурен, запах очень мешает спать.

 

  13. Летим Tulear – Morondava – Tana – NosyBe – Diego.

  Утром гостиничный Пежо невероятно старого года выпуска довозит нас до аэропорта. В аэропорту впервые на Мадагаскаре встретили русскоговорящих – солидный дядя и с ним молодой квадратный парень. Украинские моряки, но говорят почему-то по-русски. Пришли на ум Капитан Врунгель и Лом. Где-то сейчас их яхта?..

  Самолет опоздал на час. Ничего, у нас целый день впереди.

  Наш рейс Boeing-737 летит из Тулеара в Тану с посадкой в Мурундаве.

  Мурундава – столица баобабов. Вообще, любой Мадагаскарский город – это столица чего-нибудь. Час лёта от Тулеары – и на земле становятся видны баобабы. Деревья видны с самолета!!! Впечатляет – спички баобабов вокруг пятачков озер, поросших ярко зелеными листьями

  Вылетаем из аэропорта Таны на следующий день. Вылет задержался на три часа. Из зала ожидания было видно, как техники бились с левой турбиной, но видно ничего не вышло. Борт заменили. Мы волнуемся – у нас сегодня по программе после перелёта запланировано посещение заповедника «Montagne D`Ambre»

  Похоже, что на Мадагаскаре электробритвы ведут себя неадекватно. Совсем перед вылетом меня пригласили выйти из самолета посмотреть наш рюкзак – что-то там в нем движется. Так и есть – бритва сама включилась. Так получилось, что как раз за минуту до этого я перечитывал на наладоннике рассказ наших предшественников на эту же тему.

  Летим. Острова Носи-Бе. Это несколько небольших островов на западе от самой северной точки Мадагаскара. Вот это настоящий курорт! Круглые зеленые конусообразные острова с широкими песчаными пляжами. Жарко, влажно. Синее безоблачное небо. Коралловые рифы выражены не ярко, но похоже, что кораллы есть. Опять удивляет разница в климате. С самолета видно – под нами круглогодичный рай курортов Носи-Бе, а на восточном горизонте – горы с дождём.

  Последний перелет из Носи-Бе в Антсиранана. То есть, в Диего Суарез. Всего сорок минут лёта, даже банка пива не успела кончиться.

 

  14. Антсиранана. Он же Диего-Суарез.

  Сейчас около 15 часов. Зал прилета/получения багажа тесен. Жарко. Наш борт летит без нас дальше – на острова Реюньон. Все ждут выдачи багажа, ждали час. Итого уже около четырех. А ведь мы должны были прилететь ещё утром. Местные гид и шофер встретили нас без особого энтузиазма. Еще бы, полдня ждали нас в аэропорту. Я их очень понимаю.

  Едем в гостиницу, городок Жофревиль, километрах в двадцати от Диего-Суарез. Гостиница NATURE LODGE сильно выделяется фешенебельность и одновременно простотой. Большой павильон ресторана почти в немецком стиле, вокруг газоны и каменные бунгало. На призыв шофера «m-me Francoise!!!» выскакивает такая веселая старушенция. Так понимаем, что это есть хозяйка гостиницы, зовут мадам Франсуаза. Уже почти вечер. Мадам интересуется, правда ли мы хотим посетить парк? Мы хотим, хотя и уже и не надеемся. Оказалось, не вопрос, поехали. Парк минутах в пятнадцати езды от гостиницы. Гид в почти клоунских, а-ля местных ярких одеждах ведет нас по парку. Все второпях, но мы успели посмотреть водопады, некоторых птиц и узнать, почему парк называется «Янтарная гора». Тут растут очень красивые большие деревья, у них под корой душистая смола. Забавно, дерево ни на что знакомое не похоже, а его смола пахнет точно как сосновая. Вот из неё тут и получается янтарь.

  Вообще, заповедник «Montagne D`Ambre» – самый старый заповедник Мадагаскара, основан в шестьдесят каком-то году прошлого века. Очень ухожен. Живности разной очень много. Удалось найти даже самого мелкого в природе хамелеона – брукезию. Взрослый матерый зверь оказался в полтора сантиметра длиной. Но очень ловко пытался спрыгнуть с ладошки. В парке кемпинг. Странно, до любой комфортной гостиницы Антсирананы – минут двадцать ехать. А народ живет в кемпинге. Забавно.

  Затемно возвращаемся в гостиницу. Много позже мы поняли – Диего-Суарез – это город европейских эмигрантов. Ассимилировавшихся «белых» тут больше, чем где-либо ещё на Мадагаскаре. Эмигранты живут тут много лет и пытаются хоть как-то воссоздать свою прежнюю жизнь – реальную или из мечты. Мадам Франсуаза, например, явно выполнила свою тайную мечту – стать хозяйкой светского общества. Вечером в большом холле-ресторане светло (от генератора), тихо играет классическая музыка, приходят местные европейцы. Мадам Франсуаза руководит всем. В светском разговоре мадам Франсуаза улавливает, что мы из России. Эффект был очень странный – мадам немедленно замкнулась. Неловко как-то…

  Следующим утром по плану – переезд в заповедник Анкарана. Спрашиваем у наших проводников по Montagne D`Ambre, кто нас завтра повезёт в Анкарану? – жмут плечами. Говорят, если что, то отвезти смогут, но только не до кемпинга. Странно, вроде бы Land Cruiser, а ехать боятся…. Ладно, посмотрим, кто завтра приедет за нами.

  Вечером на балконе бунгало нас веселят гигантские зеленые гекконы. Они свободно бегают по вертикальной деревянной стене вокруг плетеных плафонов и ловят мотыльков. Гекконы достаточно упитанные, с ладошку длиной. Потрясает их цвет – ослепительный бескомпромиссно зеленый.

 

  15. Дорога в Ankarana

  Утром за нами приезжает настоящее чудо техники – песочного цвета Мерседес GR300, двадцати лет от роду. Вид – точно как для съемок фильмов про сафари. Почти совсем не помятый, запаска на крыше, боковое зеркало почти рассыпается. На борту – проводник водитель и тихая девочка-повариха. Машина плотно заставлена бутылями с водой, какими-то коробками. Ладно, поехали.

  Оказалось, что туристические зоны Мадагаскара поделены турфирмами достаточно строго на сферы влияния. Montagne D`Ambre курирует одна фирма (которая нас встречала с самолета), а Анкарану – другая. Друг про друга проводники разных фирм предпочитают молчать. Но фирмы охотно продают друг другу услуги по обслуживанию «чужих» клиентов. Для туристов, путешествующих как мы по всей стране, такие стыковки получается достаточно гладко.

  На первый взгляд север Мадагаскара кажется более пустынным, чем его центральные части. Оказалось, это не совсем так – тут встречаются растения и животные, характерные как для дождливого востока, так и для сухого запада. Встречаются баобабы. Легко встретить больших хамелеонов, удавов боа и гигантских многоножек размером с хорошую сосиску переходящими через дорогу. На асфальте их видно издалека. Особенно забавно дорогу переходят хамелеоны. Они переходят дорогу по правилам. Нет, не по дорожным правилам, а по своим, хамелеоньим. А по их правилам перемещаться нужно так, чтобы никто тебя, зеленого, в колышущейся на ветру листве никто не заметил. А чтобы никто не заметил, то для лучшей маскировки лучше двигаться медленно и покачиваться, изображая листик на ветру. Вот так это чудо и переходит дорогу – медленно, при этом покачиваясь вперед-назад. Хорошо, что их издалека на дороге видно – можно успеть затормозить и объехать. Или подойти рассмотреть поближе. Вот тут и начинается самый смех – когда хамелеон понимает, что его маскировка полностью провалилась, он пытается то быстро идти, то останавливается, чтобы исполнить отвлекающее покачивание.

  Так мы и ехали по достаточно хорошей дороге, не торопясь и останавливаясь у хамелеонов, веерных пальм и деревенских базаров у дороги. А быстро ехать на этом чудо-мерседесе и не получилось бы – скорость 70 для него будет явный предел даже на ровном асфальте. Проезжаем мимо невысоких треугольных холмов, зеленых – покрытых травой. Они выглядят как-то неестественно, оказалось, что это древние вулканы. Удивительно, всегда представлялось, что вулкан, это должно быть что-то огромное. А эти – всего метров по двадцать высотой. Местами лежат черные куски пористой лавы.

  По дороге проводник много рассказывал о достопримечательностях, животных и местном фольклоре. В отличие от Даниеля с его почти литературным Английским, этот проводник изъяснялся на забавной англо-французкой смеси, которая, тем не менее, была очень хорошо понятна.

  Мадагаскарский фольклор оказался достаточно своеобразным – незамысловатым, но с тонким юмором. Например, история, на которую навеял наш вопрос про белых цапель – их часто можно видеть вокруг пасущихся зебу. Зебу спугивают насекомых и лягушек, которых ловят цапли. А история такая – удавы не едят цапель, потому что цапли очень вредны для здоровья удавов. Обычно удав, проглотив добычу, весь сильно скручивается – чтобы разломать у добычи все косточки – чтобы лучше усваивались. А у цапли – острый длинный клюв. Он такой крепкий и острый, что удав не может его сломать и клюв протыкает удава. После чего удав не сможет потом напиться воды – вся вода будет утекать через эту пробоину и он умрет от жажды. То цапель лучше удаву не есть. Вот такая история…

  За такими байками мы и доехали до поворота на грунтовку в сторону Анкараны.

  Чем дальше мы отъезжали от магистрали, тем хуже становилась дорога. Выясняется, что мы приехали на Мадагаскар очень вовремя – недавно кончилось жаркое дождливое лето, и сельские дороги стали более проходимыми. А летом раскисшие дороги разносятся редкими грузовикам и телегами. В этом году мы были второй группой туристов, кто проехал по этой дороге – предыдущая группа проехала тут всего неделю назад. Масштабы бедствия впечатляют. Оказалось, что до этого момента мы по настоящему плохих дорог не видели. Вот это сафари! Невзрачный на шоссе Мерседес оказался в этом ужасе просто незаменим. По такой дороге ехать нельзя! И вот буквально на следующем камне машина ну обязательно должна завалиться и нам придется идти пешком назад!!!. Такие ужасные мысли не покидают в течение всех трех часов пути. Но машина едет, а водитель включает полный привод и хихикает – это ещё хорошая дорога. В плохое время по ней проехать можно и за шесть часов! У нас с непривычки сплошной адреналин.

  На более спокойных участках смотрим по сторонам – деревенская детвора с восторженным визгом «Алле ВазА-А-А-!!!» несется за нами. Гид рассказывает, в чем дело. Алле ваза – значит, «ваза» едут! Словом «Ваза» (ударение на последнем слоге) называют всяких важных персон – бледнолицых иностранцев, бывших колонизаторов, старосту деревни и даже новорожденных – малагаши рождаются беленькими. Также этим словом в деревнях пугают непослушных малышей – вот, будешь плохо себя вести – тебя ваза заберёт. Типа, как милиционер, только круче! В общем, каждый проезжающий мимо деревни белый вызывает у детворы бурю восторга.

 

  16. Заповедник Анкарана. Пещеры, каньоны, мыши, тараканы

  Но вот, заселенная местность заканчивается, начинается довольно густая саванна. Саванна на плоской равнине, а над равниной столом возвышается горный массив Анкарана. Местные произносят это слово с ударением на второй «а». Цвет и форма массива очень непривычны – как будто он из светло-серого бетона. Стены почти отвесные, высотой метров пятьдесят – сто, вертикально изъеденные дождями, а макушки совсем нет. Массив изрезан очень узкими, метров двадцать шириной, каньонами с совершенно отвесными стенами.

  Надо сказать, что мы заранее не готовились к тому, что нужно смотреть в этом заповеднике, поэтому с любопытством ждем, куда нас поведут. Хорошо, что мы подготовились максимально по-походному и были готовы практически ко всему.

  Кемпинг оказался совсем диким – просто несколько больших вполне современных палаток под навесами из листьев.

  Из кемпинга идем через лес по направлению к горе. День, солнце, жарко – что-нибудь около 30. Чувствуется, что места дикие, животных должно быть много. Нашу тропинку быстро переползает какая-то черная змея и застывает. Проводник говорит, что она совсем не ядовитая. На Мадагаскаре вообще нет ядовитых змей, страшных хищников и опасностей вообще, кроме малярии. Поэтому все обитатели Мадагаскара неторопливы. Наклоняюсь к змее, трогаю ее по спине. Ноль внимания. Стучу по ней пальцем более настойчиво. Сначала опять никакой реакции, а потом змея подпрыгивает, как ужаленная. Вид у нее – «Кто здесь?!!». Да… Точно, неторопливые они, обитатели Мадагаскара.

  По дороге испугали лемура. То ли он уже спал, то ли мы подошли с неожиданной стороны. Ругался он на нас страшно! Громко хрюкал – чуть не кулаком с ветки грозил.

  Подходим к входу в пещеру – большой грот, на дне следы пересохшей речки. Пахнет довольно противно. По дну речки идем внутрь, быстро становится абсолютно темно. Пещера большая, идем не сгибаясь. Пещера оказывается небольшим ответвлением от главного русла подземной реки. Через пару сотен метров доходим до берега и только сейчас понимаем размах идеи Создателя этих пещер! За миллионы прошедших лет в этом осадочном бетоне массива Анкарана вода подземных рек промыла пустоты во многие десятки метров высотой и шириной. Это впечатляет! Просторные станции Московского метро кажутся после пещер Анкараны тесными и давящими. Только пахнет тут плохо. Проводник объясняет, что это из-за летучих мышей, но до них мы ещё не дошли. Хотя некоторые экземпляры уже попадаются.

  Сейчас река пересохла, идем по её песчаному дну. Местами скользко. Проводник рассказывает, что летом, когда она полноводная, находятся любители плавать по ней на лодке. Гм… тащить лодку в такую даль и в глубь горы.… Да, верю, наверное, это интересно.

  Русло реки почти перпендикулярно пересекает узкий каньон, почти щель, шириной метров сорок. Вид ошеломляющий. Стены каньона промыты водой вертикально и похожи на колоссальный кафедральный собор.

  Пахнет всё сильнее. И очень жарко. Гид предупреждает – сейчас мы пойдем дальше вдоль русла реки по пещере, а там живет основная масса летучих мышей. Их там живут миллионы. Сейчас днем они спят, а на ночь вылетают на охоту. За насекомыми. То есть пища у них отнюдь не растительная. А когда они вечером просыпаются, чтобы лететь на охоту, то из них происходят, эээ…, отходы жизнедеятельности. Поэтому лучше их не будить – светом фонариков, громкими звуками и т.п. Оказаться под ними в момент, когда они проснутся – лучше не фантазировать, пусть себе спят. Собственно, запах происходит оттого, что упало вниз пещеры. А упало много, толстым слоем. Вонь стоит страшная. В добавление к картинке – на земле, среди отходов плотно копошатся крупные тараканы и сколопендры. Сколопендры большие, сантиметров по 10-15, они питаются паразитами, которые падают с мышей. Гид говорит, что иногда у мышей случается повальное нашествие паразитов. Тогда пещера становится просто непроходимой для людей – опасно.

  Но сегодня все хорошо. Мы быстро пробегаем в свете фонариков через поля тараканов. Они хрустят под ногами, но догнать не успевают. Воздух становится чистым.

  Мы попадаем в пещеру, состоящую из немыслимых размеров зал. Самый большой из них выходит небольшим окошком наверх – на поверхность горного массива. Получается, что высота пещеры – более ста метров. Невероятно. В ширину она почти столько же. Проводник говорит, что это они называют это «второй кафедральный собор». Да, эхо внутри этого собора мощное. Жалко, на цифровую камеру снять эту красоту не удалось – темно. Похоже, что горный массив Анкарана – пустой внутри. В конце пещеры выходим в некоторое подобие каньона – закрытый лес. Это каньон, который больше похож на гигантскую яму глубиной от верхнего плато до самого подножия. Вероятно, много тысяч лет назад тут обвалилась внутрь очередная пещера – собор. На дне этой ямы – лес. Наверху – солнце. Вокруг – чудовищных размеров пещера. Красота. Впечатление на всю жизнь.

  Тут вдруг вспомнилась картинка из детства, из телевизора. Оно! Но я не думал, что это на Мадагаскаре. И тем более даже не мечталось, что удастся увидеть всю эту красоту воочию. Уже потом, восстановив события назад выяснилось, что кемпинг, в котором мы остановились – это лагерь той самой бригады журналистов компании BBC, которая и сняла в 196(?) каком-то году фильм, так меня потрясший в далеком школьном детстве.

  Возвращаемся назад через поля мышиных экскрементов и тараканов. На бегу получается сделать несколько снимков. Опять интересно, тараканов очень много, а их тут никто не ест. Ну да, опять Акуна-Матата. Животным на Мадагаскаре и так есть чего поесть и для этого не надо забираться в полную темноту пещер.

  Обратный путь лежит через узкий каньон, мы выбираемся на внешнюю стену гор. Тут находится пещера, которая полностью отличается от речных гигантских мышиных пещер. Она замкнута, находиться тут долго не стоит – кислорода очень мало. Жарко и очень высокая влажность. Но зато тут есть красивейшие сталактиты – прямо как с классической картинки. Они искрятся почти снежными кристаллами. Некоторые раскрашены красноватыми ржавыми натеками. Красота неописуемая.

  В пещере от жары и большой нагрузки просто одуреваешь. Жара и снаружи – лагерь находится к западу от массива, и воздух очень прогрет за день. Интересно, если тут сейчас почти зима, но температура явно больше 30, то что же тут твориться летом, когда ещё жарче и дождь?

 

  17. Анкарана. Ночь.

  Возвращаемся в лагерь совершенно изможденные. Я – так точно, клянусь себе начать делать зарядку по утрам. Александра ещё держится. По дороге присутствуем при уникальном зрелище – вылет стаи миллиардов летучих мышей на закате из пещер. Черная воздушная река со страшным шумом тянется над саванной, разбиваясь на отдельные ручейки. Это минута пиршества. Хищные птицы буквально ныряют в эту реку, выхватывая из неё добычу. Все заканчивается так быстро, что не успеваем это снять. Жалко, красивая картинка

  В лагере из подручных средств делаем себе душ, становится легче. Нам показывают скорпиона, которого повариха отловила около лагеря. Мдя, ничего себе зверёк. В нем есть что-то омерзительное. Наверное, отсутствие головы и большие клешни. Проводник предупреждает, чтобы мы не оставляли палатку не застегнутой на молнии – тут скорпионов ночью много и они норовят забраться.

  Электричества в кемпинге нет. Над обеденным столом вешается крошечная лампочка, провода идут от аккумулятора нашего вездехода. Мало, но хватает. После жары пещер есть хочется не очень.

  Проводник, глядя на нас, рассказывает очередной сюжет местного фольклора – про папайю. Нет, он ну просто умница! Сюжет опять очень мадагаскарский, длинный, но забавный. Приезжает как-то белый «ваза» в мадагаскарскую деревню кому-то в гости. И видит в огороде папайю. Кто не знает – папайя, это такая зеленая микропальма, высотой метра в три – четыре. Тонкий зеленый стебель, на макушке большие листья как у борщевика, а между этими листьями от ствола растут собственно плоды папайи – такими большими сиськами. Папайя растет почти в каждом дворе – как у нас кабачки, особенно на мусорных кучах. Так вот этот «ваза», видимо только что приехавший на остров, очень захотел папайи. Спросить её у хозяев постеснялся и решил сам залезть на неё ночью. А чтобы было куда её кушать, весь вечер отказывался от угощений. Ночью, когда все легли спать, он таки выбрался из дома и залез на дерево. Дальше подробности теряются, но, в общем, вся деревня его потом обнаружила – прямо на месте преступления. С тех пор Мадагаскарцы, когда их гость за ужином мало ест, спрашивают его – он что, собирается ночью залезть на их папайю?

  Кстати, повариха приготовила нам отменный ужин. Блюдо называется рамазава. Рис в бульоне с мясом и имбирем, очень оригинально. Кажется, на папайю мы сегодня не полезем.

  После ужина раскрутили проводника пойти по ночной саванне. Собственно, пошли сами, а он потом присоединился. Научившись в Андасибе, мы уже сами светим фонариками «от глаз», чтобы увидеть отблески глаз животных. Оказалось, чаще всего здесь отблескивают глаза пауков – как крупные росинки на земле. И ещё глаза бабочек. Лемурчик тоже попался. Он сидел себе на ветке весь такой мышиный, ушастый, никого не трогал. А мы пришли его фотографировать со вспышками. Он терпел и вспышки и шум, сколько мог, но потом все-таки смылся. Встретили несколько больших гекконов и змей – на деревьях.

  Вернулись в кемпинг совсем уставшие. Жарко. Прямо около входа в палатку видим – здрасьте вам, скорпион. Точно, сидит и ждет, когда ему откроют. Побрызгали на всякий случай у входа комариным репеллентом. Скорпион проявил резвость и срочно смылся куда-то в саванну.

  Ночь была жуткая. Жарко. Матрасы в палатке явно не первой свежести, поэтому наши спальники опять пригодились. Влажно. Ни малейшего ветерка. Вокруг палатки все чем-то шебуршит, кем-то жует и пересвистывает. Ткань палатки тонкая – кажется, что насекомые уже где-то в палатке. Где-то посреди ночной жары просыпаюсь. Около головы – лунная тень на ткани палатки, а на её фоне ползет давешний скорпион. И чего ему так в палатку нужно? Пришлось этой тени отвесить щелбан, со всей силы. Тень скорпиона пропала. Чувствуется, что надолго. Хорошо, можно немного выспаться.

 

  18. Анкарана. Тсинги.

  Утро оказалось лучше, проснулись почти на рассвете. Посмотрели на следы ночи. Вся палатка снаружи покрыта местными тараканами. Крупными такими, сочными. Нет, ну всё же, почему их никто не ест?!

  После короткого завтрака едем на нашем вездеходе километров 15 на север. Тут начинается пеший маршрут на местные тсинги. Тсинги – это, то, что находится на плоской макушке гор Анкарана. Массив Анкарана образовался полтора миллиона лет назад из осадочных пород древнего кораллового моря. Каким-то образом, при распаде древнего материка Гондвана эти породы оказались зажатыми между горячими зонами вулканической активности, где хорошенько пропеклись до бетонообразного состояния. Дожди за тысячи лет вымыли на поверхности этих гор совершенно дикие образования – метровые каменные иглы, по которым даже ходить опасно. Впечатляет. Если их ударить, то эти каменные иглы звенят как монолит.

  Только, чтобы добраться до этих тсингов, нужно подняться наверх горного массива. Он, конечно не высокий, но лифта туда нет. Приходится идти часа два горным тропическим лесом. Опять жарко. Много необычных растений – суккулентов. Буквально толстая бочка – кочерыжка, а одну сторону от неё тонкий корень, в другую – тонкий стебель, как и корень теряющийся где-то в камнях. В целом получается весьма странная штуковина. Совсем близко к тсингам догоняем группу французов, они базировались не в кемпинге как мы, а в деревне у главной магистрали, часах в четырех пешком отсюда по горам. Такую изможденную ненависть в глазах я встречал редко. В наш адрес явно прозвучал эпитет «русская мафия». Ну и фиг с ними, с этими французскими неоколонизаторами.

  Вот кто порадовал, так это местные лемуры, они тут совсем людей не боятся. Наш гид предусмотрительно запасся бананами и получилось сделать очень хорошие снимки – как эти лемуры буквально тискают нас, туристов, в надежде получить кусочек вкусного банана. Тискательные туристы – это в нашей практике что-то новое. Мы кормили этих лемуров на самом краю тсингов, в метре совершенно вертикальный обрыв серых тсингов метров пятьдесят, внизу красивейшее зеленое озеро.

  Путешествие на тсинги Анкараны заняли полдня, около трех возвращаемся в лагерь. Наш самолет обратно в Тананариву – назавтра днем. Но до Диего ещё нужно успеть доехать – обратно по деревенскому бездорожью. Гид ссылается на своего шефа, некоего Йорка. Дескать, тот очень просил нас поехать обратно пораньше – не завтра утром, а сегодня. Чтобы успеть утром на самолет. Хотя у нас по плану в кемпинге Анкараны две ночи, мы охотно соглашаемся променять одну их них на комфортабельный отель в Диего. Тем более, что бесплатно. Еще одна жаркая ночь со скорпионами кажется нам совсем лишней. Чувствуется, что всё, что можно было посмотреть в Анкаране мы уже посмотрели – оставаться тут дальше лучше энтузиасту, который хотел бы облазить тут всё. Но нам было вполне достаточно увиденных впечатлений.

 

  19. Дорога в Диего-Суарез.

  Обратная дорога в Антсиранану, он же Диего-Суарез, вызывает ещё больше адреналина, чем дорога в Анкарану. Она идет больше в гору. Препятствия на проселке, которые вчера воспринимались как невозможные, но, катясь под горку проскочить их все-таки можно, сегодня кажутся непроезжаемыми в принципе. Особенно когда, перед ровным, но грязным участком дороги, гид вдруг включив полный привод сворачивает в сторону – прямо в лес. Оказывается – размыло местный канал оросительной системы. Канал идет прямо поперек дороги. Дорога пропала, стала гиблым месивом глины под тонкой коркой пыли. Стало быть, кроме как через лес, больше никак не проехать. Какие же мы мудрые, что согласились вернуться чуть раньше. Гид раскрыл свою маленькую тайну – раньше он ездил на советском тракторе Беларусь. И хорошо знает, где и когда можно проехать.

  Гид привозит нас в Диего-Суарез, отель «Panorama». Господин Йорк оказался владельцем нескольких здешних отелей, а заодно и турфирмы, которая обеспечивает поездки в Анкарану. Йорк – выходец из социалистической Германии, берлинец, который лет пятнадцать назад в эпоху великих потрясений девяностых годов прошлого века эмигрировал сюда, на Мадагаскар и основал собственное дело. Сейчас у него тут очаровательная супруга малагасийка, их совместная детвора вызывает чувство сильной зависти. Вечерняя беседа с Йорком оставила какое-то двойственное впечатление. Человек явно, что называется, состоялся, но чувствуется его большая пропасть с «большой» цивилизацией.

  Йорк, кстати, объяснил нам, что случилось на Мадагаскаре пару лет назад, почему мы увидели эту страну не совсем такой страшной, как следовало из историй о путешествиях до тут до 2003 года. К власти пришел новый Президент, который прекратил попытки построить социализм и взял курс на более рыночную экономику. За эти несколько лет изменения стали заметны. Причем сейчас Мадагаскар находится как раз где-то в районе «золотой середины» истории. Правильные достижения социализма, как всеобщее образование, ещё не рассыпались, но народ уже почувствовал свободу. И вместе с тем расслоение общества на очень богатых и очень бедных только начало складываться – кровавые драки за передел собственности ещё не начались. Хотя у Мадагаскара есть все шансы на более мирный путь развития. В отличие от наших «зоотечественников», никто никогда не заставит мадагаскарцев убивать друг друга. Они хорошие.

 

  20. Диего-Суарез. Французская гора.

  Отель Panorama весьма неплох. Чисто, комфортно. Народа мало. Нашем распоряжении автомобиль и мы едем в город.

  Город широк, в основном двухэтажный, пустынен, население пытается себя развлечь, как может. Очень много европейцев. Скукотища страшная.

  Йорк придумал нам наутро неплохое развлечение – подняться на гору, называемую «Французская гора» (French mountain) – на вершине форт, сделанный французами в 18 веке. То есть не французами, конечно, а малагашами. Французы руководили стройкой. Жестоко. Проводник довел нас до вершины этой четырехсотметровой горы. С неё открывается великолепный вид на город и залив Диего-Суарез с маленьким островом посередине. С вершины видна зелень парка Монтань-де-амбр, он километрах в двадцати отсюда. Буквально соседняя гора. Но там – дожди. Даже отсюда видно. А тут, на Французской горе – солнышко. По статистике, в Монтань-де-Амбр выпадает 3 метра (!!!) осадков в год. Тут – всего 40 см. Разница в том, что Французская гора острая и мокрый теплый ветер Индийского океана просто огибает её, не вызывая сильных осадков, а горы парка довольно широкие и ветру приходится подняться вверх над ними, где он и отдает всю влагу.

 

  21. Антананариву.

  Основное знакомство с городом мы оставили на последние полтора дня пребывания. Заодно этот день был резервным на случай, если какая задержка произойдет в пути.

  Нельзя сказать, что Танатанриву нам очень понравился. Да, он по-своему своебразен. Но как-то ничего необычного в нем нет, и чего-то нового мы тут не нашли.

  Разве что посольство России (мы проезжали мимо). Вот это просто офигеть! Гипертрофированный памятник социализма в северокорейском дворцовом стиле. Ничего себе тут ребята устроились…

  Более помпезен, пожалуй, только дворец Президента, выстроенный недавно специальными северными корейцами недалеко от столицы.

  Мы прогулялись до отеля Tana Plaza, который нам предлагали другие турфирмы. В Москве он шел как 4*. А на самом отеле оказалось 3*. Забавно. Но хорошо, что мы в него не поехали – номера мелкие, как в дешевых Парижских отелях, очень близко от местного «Арбата» – Avenue Independence. Вокруг много менял, торговцев всякой фигней (солнечные очки, носки, монеты), жуликов, попрошаек и т.п. К ночи подтягиваются проститутки. Неспокойный район. Кстати, о последних. Секс туризм тут развит заметно. Фигурки у девочек ничего, но личики у них тут, я вам скажу – кошмар на крыльях ночи. В общем, «я столько не выпью». Это, наверное, только для очень озабоченных.

  Однако любителей Tana Plaza оказалось много. Даниель нам потом рассказал, что отель очень популярен у японцев. Дело в том, что во дворе отеля находится рынок, работающий круглосуточно. Японцев это почему-то приводит в восторг.

  Город совсем не прост, как кажется на первый взгляд. Это очень заметно. О мерах предосторожности туристу тут нужно помнить всегда. Особенно вокруг рынков. Или вечером в центре. Ну да ладно, хорошо, что мы никуда не вляпались.

  Наверное, глупо после великолепия национальных парков острова пытаться найти что-нибудь подобное в столице. Но, тем не менее, мы поехали на экскурсию в крошечный частный зоопарк. Главная его часть – озеро с большим островом посередине. Его облюбовали птицы, их тут очень много. Цапли, утки. Причем их никто специально не держит, прилетают сами.

  Сувенирами запаслись в городе – в Gallery Lisy. Ехать толкаться на рынок не хотелось. А тут все в одном месте нашлось. Галерея находится минутах в двадцати пешком от Hotel Du Louvre.

 

  22. Летим обратно.

  Air Prance. О нем много сказано. Да, согласен, Air Prance иногда непредсказуем. Но нам, кажется, повезло. В аэропорту проблем с регистрацией, таможней и тщательным досмотром французами при входе в самолет – никаких. Особенно если не везешь с собой несколько килограммов драгоценных камней. Но, похоже, именно этим и отличился десяток пассажиров. Прямо из самолета их вызвали обратно и разбирались больше часа. Пожалуй, это был самый напряженный момент во всей поездке. В Париже стыковка с московским рейсом меньше часа. А мы тут задерживаемся с вылетом. Похоже, что опоздали. Самолет полчаса не нагонит. Ладно, посмотрим как выкрутится Air Prance, они ведь нас зарегистрировали на всю дорогу до Москвы, и посадочные талоны на московский рейс – у нас.

  Так и есть – опоздали. Наш самолет сел в CDG минут через двадцать, как улетел наш рейс. Фантастика. Прямо после выхода из самолета видим – нас встречают. Табличка с нашими именами. Нам просто заменили посадочные талоны на следующий рейс в Москву, который на пару часов позже. В общем, волновались зря.

 

  23. Мадагаскар.

  Мадагаскар очень разный.

  Трасса RN7 Антананариво – Тулеар и все заповедники, которые встречаются по дороге и около (как Андасибе, Раномафана, Anjanja, Исало, их уже много), очень хорошо обустроены. Эти маршруты обжиты настолько, что их могут пройти не только дикие люди из дикой страны, но и европейские старушки лет 70-80. И главное, что по этому маршруту можно посмотреть практически всё, что уникально на Мадагаскаре – лемуры, баобабы, южное звездное небо, горы, хамелеонов и много еще чего.

  Запад. Морондава. Тут находятся уникальные живописные рощи баобабов. Но добираться сюда лучше самолетом. Просто потому, что кроме баобабов тут смотреть нечего. Нам хватило обзора с самолета.

  Север Мадагаскара. Сюда лучше ездить хорошо физически подготовленными. Если ограничиться только заповедником Montagne D`Ambre, то спортивная форма не требуется. А вот если планируете посетить горный массив Анкарана с его тсингами и пещерами, то тут без хороших трекинговых ботинок, спальников, мощных фонариков и изрядного запаса батареек (на 2-3 дня) обойтись будет трудно. И лучше быть уверенным, что сможете пройти многочасовой маршрут по горам-пещерам по тридцатиградусной жаре. Фонарики лучше всего иметь светодиодные, которые крепятся на шапку и при этом ничего не весят. Пещеры там великолепны, но цифровых камер не хватает, чтобы снять всё это – слишком темно. Не спасает и штатив – для съемки пещер обязательно нужно взять пленочный фотоаппарат с чувствительной пленкой.

  Север Мадагаскара – Носи Бе. Это курорт. «Котиковый» пляжный отдых, специальной подготовки не требует, разве что «боевого» макияжа для дам. Но стоит ли сюда так далеко переться, чтобы просто валяться на пляже?

  Есть еще несколько мест, которые остались для нас неизведанными. Это заповедник Nosy Mangabe, тсинги Bemaraha и горный юго-восток острова. Похоже, что Nosy Mangabe – это ещё более экстремальное место. Экстремальное настолько, что он некоторое время назад даже перестал быть заповедником. Тут и населения то нет, чтобы было от кого устраивать заповедник. В общем, за один раз Мадагаскар целиком не увидеть. Если захотеть увидеть всё и сразу, то или ничего толком не посмотришь, или наступит перегрузка впечатлениями.

  Проблемы. Небольшие неприятности живут в ливневых лесах – это мелкие (до 1 см) пиявки. Они живут в мокрых кустах и траве около речек и прицепляются при первой возможности. На самом деле они не ядовиты и не переносят никакой заразы. Но просто неприятно, когда тебя едят без спроса. Лучшая защита от них – набрызгаться антикомариным репеллентом и заправить штаны в ботинки. Ещё лучше закрыться гамашами.

  Но главная беда ливневых лесов Мадагаскара – это малярия. И комары. Комары переносят малярию. От них обоих нужно защищаться. Обязательно. От малярии на Мадагаскаре защищает «Лариам», это средство лучше спросить в аптеке. Начинать его пить нужно за неделю-две до поездки и месяц после неё. И не упасть от его цены. А от комаров защищает любой хороший репеллент. В помещениях лучше использовать фумигаторы. Лучше взять с собой горючие спиральки. Во всех правильных гостиницах Мадагаскара над кроватями устроены антимоскитные сетки.

  На Мадагаскаре есть что посмотреть в любое время года. Летом (Ноябрь – Февраль) тут жарко и влажно – лучше смотреть птиц, баобабы в листьях, выходят из зимней спячки все животные. Но летом очень жарко и сыро – необустроенные для туристов заповедники, как Анкарана, становятся недоступными. Очень вероятны циклоны, которые утюжат остров по несколько раз – гуляя через остров с океана до Африки и обратно. Зимой (Май – Август), соответственно, наоборот. Местные мерзнут, а европейцам эта жара в самый раз. До дальних уголков доехать проще. Но некоторых животных можно увидеть только в питомниках. Весна – время любителей цветов. Октябрь очень любят японцы, которых на острове не интересует ничего, кроме трех вещей – сфотографироваться с лемуром, сфотографироваться под баобабом и главное – сфотографироваться в цветах.

 

  Сейчас, несколько месяцев спустя после поездки мы пытаемся сформулировать, что для нас есть Мадагаскар. Нет, нельзя сказать, что наша жизнь поделилась на периоды «до Мадагаскара и после». Вовсе нет. Мадагаскар скорее дал нам много новых впечатлений и новых хороших друзей. Впечатлений от нашей плотной программы было столько, что даже через неделю после возвращения домой мы вскакивали рано утром с чувством, что нужно быстро собраться и ехать куда-то дальше. Просто наше расписание на Мадагаскаре было именно таким.

  Мадагаскар необычен. Необычен больше, чем Австралия и Таиланд. Совершенно уникальные пейзажи. Горные долины и ливневые джунгли, саванны с баобабами и колючий буш. Совершенно плоские степи и диковинные горы. Пещеры, каких нет больше нигде. За поездку мы сделали больше двух с половиной тысяч(!!!) фотографий и большинство из них завораживают всех, кто их смотрит. И нас в том числе.

  И главное, в каждом месте, в каждом парке Острова находилось нечто совершенно неожиданное. Осталось ощущение, что любой кусочек Мадагаскара несет в себе что-то новое в понимании Природы. Осталось ощущение Тайны. Недавно Даниель прислал фотографии озера с непроизносимым нзванием,,,, где они были со следующей группой туристов. Розовые фламинго. Их просто туча, этих «детей заката». Невероятно. Ведь мы от этого озера и этой красоты были всего в каких-то пятидесяти километрах! Как же мы сейчас завидуем Даниелю, что это его Родина. Осталась тайна острова Nosy Mangabe. Там живет самый странный и самый печальный лемур со смешным названием Ай-Ай, мы видели следы его Самого Страшного Когтя на деревьях в горах Анкарана. И таких Тайн осталось больше, чем можно было представить до поездки на Остров. Яркий. Невообразимый. Остров Хамелеон. Мадагаскар.

 

 

 

Ilya   



Прочитайте еще Отзывы о Мадагаскаре:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.