Весна в феврале, или Здравствуй,Чайна, Новый Год! , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Весна в феврале, или Здравствуй,Чайна, Новый Год!

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Китае > Весна в феврале, или Здравствуй,Чайна, Новый Год!

Весна в феврале, или Здравствуй,Чайна, Новый Год! Вряд ли можно найти в Китае место более известное, посещаемое и «распиаренное», чем Пекин. Сколько книг, статей и путеводителей о нем написано! Сколько фильмов и телерепортажей снято! Даже человек, абсолютно далекий от Китая и китайской культуры, при упоминании этого города наверняка вспомнит героя Бертолуччи – маленького Сына Неба, спотыкаясь и путаясь в длинных одеждах карабкающегося по бесконечным ступеням тронного зала Тайхэдянь. Писать о Пекине после Лао Шэ и Сидихменова, после Куликова и талантливой когорты «стодорожников» – дело неблагодарное. А, была-не была, рискну!

15 лет минуло с тех пор, как ваш покорный слуга решил избрать своей профессией Китай, а точнее – великий, могучий и свободный китайский язык. Китай давно стал для меня чем-то, если не родным, то вполне обыденным. Общий километраж поездок по просторам Поднебесной перевалил за 3 тысячи верст, а столица страны, по странной прихоти судьбы, продолжала оставаться для меня terra incognita. Китаист, никогда не бывавший в Пекине, сапожник без сапог – предмет шуток коллег и всех знакомых китайцев! На протяжении последних лет университетский товарищ, работающий в китайской столице, безуспешно зазывал меня в гости. Когда выведенный из себя старый камрад начал слать мне гневные электронные послания, упрекая в пренебрежении былой дружбой, я понял – надо ехать! Окончательную судьбу поездки решил случайный визит в офис дружественной турфирмы в декабре прошлого года. Во время непринужденной беседы с хозяйками конторы я узнал об очередной «вкусной» акции «Аэрофлота», предложившего round trip по маршруту Москва-Пекин-Москва всего за 250 «убитых енотов» (без сборов). При этом бежать за билетом в кассу перевозчика не пришлось – продажа билетов по акции впервые была доверена агентствам (одно из которых находилось за дверью соседней комнаты). Короткий звонок в Пекин, обсуждение сроков поездки, небольшой дружеский заём «до завтра», оформление – и вот я уже становлюсь обладателем пропуска в небо! Дата вылета – 7 февраля 2005 года, канун Праздника Весны (Чуньцзе) – Нового Года по лунному календарю.

Следует сразу же оговориться, что Новый Год в Китае – не самое лучшее время для туристической поездки в эту страну. Вернее, самое худшее! Для китайцев это время долгожданного отпуска, время поездок по стране и посещения многочисленных родственников. Все учреждения, офисы и большинство торговых точек закрываются минимум на 3 дня. Музеи и памятники старины также ограничивают время своей работы (при этом недостатка в посетителях нет, совсем наоборот). Можно сказать, что для Китая Праздник Весны – это ежегодный повод на 10 дней забыть о «политике открытости» и статусе центра международного туризма. Однако для меня именно это «нетуристическое» время было самым удобным, так как никакие дела не мешали мне сполна насладиться общением с пекинскими друзьями.

7 февраля 2005 г., 20:30 по московскому времени. Аэропорт «Шереметьево-2». До вылета остается ровно час. Надо на регистрацию отправляться, а я все продолжаю упаковывать подарки. В последний день все делается на бегу – даже собственный паспорт с китайской визой был вручен мне представителем турфирмы всего четыре часа назад. Гражданин начальник, ну не надо на меня так смотреть – я не наркокурьер! Просто не хочется, чтобы по прилете китайская карантинная инспекция учуяла в моем багаже бородинский хлеб и воблу! Совет на будущее: если кого-то из ваших близких судьба занесет на работу в Пекин и вы захотите побаловать ностальгирующего страдальца гостинцем с Родины – шлите ему черный хлеб, сушеную рыбу и DVD с русскими фильмами. Все остальное – вплоть до икры минтая – в Пекине есть! Сушеная рыба к пиву, в общем-то, тоже имеется, но китайская, т.е. со сладковатым привкусом.

Быстро сдаю в багаж сумку (слава богу, баул остался в пределах разрешенного веса), хватаю в дьюти-фри бутылочку виски – и скорей на борт! «Три семерки» отрываются от земли точно по расписанию – впереди 8 с лишком часов полета. В салоне много свободных мест – вот что значит «не сезон». Мало-помалу попутчики засыпают. Неподалеку о чем-то громко вещает перебравший соотечественник, но вскоре затихает и он…

Тихое, морозное утро. В Пекине стоит ясная погода, однако город и его окрестности укрыты дымкой – обычное явление для китайской столицы. Пограничные и таможенные власти аэропорта «Шоуду»(«Столичный») в мыслях, похоже, уже за праздничным столом. Не глядя забирают иммиграционные карточки, на багаж приезжих не обращают никакого внимания. Кстати, после SARS и прочих ужасов 2003 года все въезжающие на территорию КНР, помимо иммиграционных карточек, должны в обязательном порядке заполнять еще и санитарные. Карточка, в частности, предложит вам честно сознаться в наличии «атипичных» симптомов. Температуру при входе в аэропорт, впрочем, уже не проверяют…

Ныряю в такси. Крошечная машинка марки «Сяли», водительское место отделено от салона решеткой – не повернешься. Друг по телефону объясняет водителю схему проезда. В путь! Шифу явно не против поговорить. Узнав, что пассажир прилетел из Москвы, начинает хвалить китайскую жизнь и сетовать на отсутствие «стабильности» в России. Проклятье, ну и имидж у Родины! Кстати, «шифу» (ударение на первом слоге) означает, как бы это сказать, «человек при деле». Это самое удобное и распространенное китайское обращение к водителю, повару, парикмахеру и т.д. К официантам и горничным в гостиницах данное словечко не относится – тут уместно обращение «сяоцзе» («сестрица», «девушка») или «сяо хоцзы» («молодой человек»).

За разговорами въезжаем в пекинский район Чаоян, где проживают практически все иностранцы, работающие в китайской столице. Мы почти на месте. На счетчике 54 юаня (6,5 долларов США). При этом расстояние от аэропорта до города составляет 17 километров. Каковы цены по сравнению с московскими, а? Вообще пекинские такси хочется искренне похвалить. Они вездесущи, расторопны и дешевы. Ловятся в любом месте простым взмахом руки. Машины делятся на три категории в зависимости от тарифа: 1,20 юаня («Сяли»), 1,60 юаня («Ситроен») и 2 юаня (хай-класс!) за километр. Посадка – 10 юаней, оплата – строго по счетчику, при этом шифу обязан выдать вам чек. Мизерные чаевые – «приветствуются, но остаются на ваше усмотрение». Разумеется, в отношениях таксистов с «лаоваями» (иностранцами) не обходится и без эксцессов. Запомните: если шифу пытается обсуждать с вами сумму оплаты до посадки в машину или отказывается включить счетчик – пересаживайтесь к другому! В преддверии Олимпиады-2008 в Пекине готовятся к замене парка такси. Все говорят, что дешевые «Сяли» за «рупь-двадцать» скоро уйдут в прошлое. Им на смену идут новенькие «Хёндэ-соната» китайской сборки…Да, чуть не забыл – когда поедете из Пекина в аэропорт, прибавляйте к сумме на счетчике 10 юаней за проезд по платному хайвэю.

Мой гостеприимный пекинский хозяин квартирует в новом жилом комплексе для иностранцев и «новых китайцев». Три комнаты, кухня с двумя вместительными кладовыми (теплой и холодной), ванная и туалет с душем. Бросается в глаза отсутствие прихожей (с площадки заходишь прямо в залу) и радиаторов центрального отопления. Обогрев, а летом и охлаждение жилища, происходит при помощи встроенной системы кондиционирования (к обогреву жилища в Китае вообще относятся гораздо спокойнее, чем у нас). Месячная стоимость аренды жилища – вполне московская, однако здесь в нее входят место в подземном паркинге, уборка квартиры и еще какие-то услуги.

За разговорами и разбором подарков незаметно проходит день. А Праздник Весны уже у порога. Все дела закончены, долги розданы, жилище убрано, пельмени налеплены, Бог Хранитель Очага благополучно отбыл ко двору Небесного Императора с ежегодным докладом – для китайской семьи наступает время садиться за праздничный стол. Следуя местной традиции, отправляемся в ресторацию, благо этого добра в любом китайском местечке (не говоря уже о большом городе) предостаточно.

Не стану превращать свои заметки в трактат о китайской кухне. Во-первых, китайская кулинария – высокое искусство, собственные познания в котором видятся мне слишком ничтожными. Во-вторых, боюсь с самого начала перейти на патетический стиль. «Да знаем мы эту кухню, пробовали!» – скажет искушенный московский читатель. В том-то и дело, господа, что пробовали, да не знаем! Поверьте, многих блюд китайской кухни мы здесь и не видывали, а многие имеющиеся сильно отличаются от оригинала после адаптации к европейскому вкусу. Поезжайте-ка лучше на родину китайских поваров! Будете в Пекине – отправляйтесь вечером в ресторанный рай, на улицу Дунчжимэнь. Хотите «хлеба и зрелищ» одновременно – закажите утку по-пекински (бэйцзин каоя) с разделкой готового продукта в вашем присутствии. Хотите чего попроще – спросите цзинь (0,5 кг) пельменей с начинкой из «трех свежестей». Да не забудьте к ним соус из сои, чеснока и лучшего шаньсийского уксуса! Не успели проголодаться – можно пока просто выпить пива с раками (лунся). Их, родимых, пусть принесут не в окружении банальных веточек укропа, а под соусом «хуншао» с анисом, кориандром и прочими пряностями (и поменьше перца, это сразу необходимо уточнить). Как у нас с аппетитом? Если разгулялся – рекомендую тушеную голову палтуса с имбирем. Но все-же лучшее в зимнем китайском застолье, его главное украшение – это хого! Известный в России под именем «китайский самовар», хого представляет собой даже не блюдо, а способ приготовления пищи самим клиентом прямо за столом. Для этого кушанья требуется специально оборудованный стол, посему о наличии хого нужно осведомляться при входе в ресторан. Нам повезло – несмотря на новогодний вечер имеется свободный столик. Сяоцзе усаживает гостей, укрывает специальными чехлами верхнюю одежду, развешанную на спинках стульев, и принимает заказ. Лучше заказывать самовар с перегородкой на два вида бульонов – сможете попробовать как обычный, так и острый хого. Выбор сделан – в середине стола загорается газовая конфорка, на огне появляется кастрюля с бульоном, а на столе – тарелочки с ингридиентами будущего блюда. Прозрачные ломтики баранины, говядины и свинины, рыба, капуста, картофель и тоненькие грибы «цзиньчжэньгу» – все идет в дело. Все дружно орудуют палочками, выгребая сваренное в тарелки. В качестве приправ прекрасно подходят соленая соевая паста «мацзян» (не путать с китайской настольной игрой!) или острое масло «сян’ю». Мало-помалу бульон в котелке превращается в густой пряный суп – добротное завершение трапезы. Хого – антитеза фаст-фуда. Это блюдо согревает и «на раз» лечит любую простуду. Оно радует глаз, ублажает вкус и насыщает тело. А совместное приготовление хого за общим столом – это целый дружеский ритуал, прекрасно сближающий компанию. Под хого замечательно пьется даже пахучая 56-градусная водка «эрготоу», не говоря уже о пиве. Не будет преувеличением утверждать, что пиво давно стало любимым напитком китайской нации. Сами китайцы говорят, что лучшее пиво в их стране варят в Циндао и Харбине. Причина проста – порт Циндао долгое время был германским владением, а Харбин – центром русского присутствия в Китае. Если харбинское пиво в Пекине встретить трудно, то циндаоское подается в большинстве заведений. Нет циндаоского – тоже не беда. Пекинское пиво «Яньцзин» тоже весьма достойный продукт. Бутылочное пиво в Китае (пин пи) явно преобладает над разливным (чжа пи), светлое – над темным. Китайское пиво слабее нашего и оттого особенно замечательно пьется в летнюю жару.

Отяжелев от съеденного и изрядно повеселев от выпитого, выходим на улицу и отправляемся на прогулку по ночному Пекину. Увы, ничего яркого и зрелищного в новогоднюю ночь пекинские улицы предложить не могут. Город залит огнями и…пуст. Новый Год в Китае – семейный праздник, который принято проводить дома (или вообще за столом). За окном такси мелькают улицы, витрины ресторанов с яркими новогодними наклейками, запоздавшие пешеходы. Машина вылетает на площадь Тяньаньмэнь, залитую морем электрического света. Огромная, как аэродром, площадь абсолютно пуста, только у Ворот Небесного Спокойствия маячит фигурка часового. Быть может общественная жизнь, замершая на улицах, продолжает бурлить в клубах и тому подобных ночных заведениях? Ан нет – ночные клубы для китайцев (а таковых достаточно) закрыты. Из заведений, облюбованных иностранцами, открыт «The Den» близ Рабочего стадиона. Небольшой двухуровневый клуб: на первом столики и огромная плазменная ТВ-панель, на втором – бар и шманцы. Народу не особенно много: в дни прямых спортивных трансляций бывает больше…Чем тише становится на городских улицах, тем явственнее грохот тысяч петард, доносящийся из-за Пекинской Кольцевой Автодороги. Вот это уже похоже на китайский Новый Год! Небо на горизонте играет разноцветными сполохами. Вопреки распространенному мнению, в китайских городах действует строгий запрет на пиротехнику, поэтому ревнителям традиций и любителям «войнушки» приходится предаваться «огненным потехам» среди окрестных чумизных полей.

Следующие несколько дней были посвящены прогулкам по зимнему Пекину. Снег – редкий гость в китайской столице, что особенно радует после невыносимой московской слякоти (впрочем, сильные снегопады бывают и здесь). Благодаря сухости воздуха, холод в Пекине вытерпеть гораздо легче. Гулять можно хоть в кроссовках, главное – укутать горло и прикрыть уши.

Не буду оригинален: главная достопримечательность Пекина (по крайней мере, по величине) – музей Гугун, бывшая императорская резиденция. Китайский Кремль начал строиться при императорах династии Мин в XV в., когда Пекин окончательно стал политическим центром страны (до этого город лишь единожды на короткое время провозглашался столицей хана Хубилая из монгольской династии Юань). Дело Минов в XVII в. продолжили маньчжуры, провозгласившие утверждение новой династии под девизом Цин. Итогом пятивековой строительной деятельности стало создание Запретного Города – гигантского дворцового комплекса площадью 720 тыс.кв.метров. При всем значении для древней истории и современной туриндустрии, Гугун в целом не производит какого-то особенного впечатления. Во-первых, он слишком огромен – взглядом не охватишь. Во-вторых, круглый год, изо дня в день, наводнен туристами. Разноязыкие толпы мешают ощутить дух императорского дворца, вся жизнь прежних обитателей которого была некогда тщательно укрыта от посторонних глаз и целиком посвящена неспешному выполнению сложных ритуалов. Кроме того, дворцовые помещения поражают пустотой. Даже в Палате Драгоценностей (Чжэньбаогуань), где собраны наиболее ценные реликвии, экспозиция выглядит бедновато для императорской сокровищницы. Причина проста: как говорил Великий Комбинатор, «все украдено до нас»! Расхищение ценностей Запретного Города было начато в 1900 г. солдатами союзных войск «8 держав» (русские тоже участвовали, хотя, по общему мнению, вели себя наиболее скромно). Затем этому увлекательному занятию отдали дань японские оккупанты, а окончательную зачистку кладовых Его Императорского Величества провели в 1949 г. подчиненные генералиссимуса Чан Кайши. Теперь императорские ценности следует искать на Тайване (в тамошней столице, кстати, тоже действует музей под названием Гугун).

Самое приятное место в Запретном Городе – сад императора Цяньлуна (Цяньлун хуаюань) в северо-восточной части комплекса. Император маньчжурской династии Гао-цзун, правивший под девизом Цяньлун с 1736 по 1796(!) год, был весьма противоречивой личностью. Жестокий завоеватель, присоединивший к Китаю его нынешние северо-западные, мусульманские окраины, он в то же время был поэтом, каллиграфом и тонким ценителем прекрасного. Уютный сад, изобилующий причудливыми композициями из тайхуского камня, был разбит по его приказу в подражание знаменитым садам города Сучжоу. Самая известная реликвия, связанная с именем Цяньлуна, хранится неподалеку, в уже упомянутой Палате Драгоценностей. В особой витрине, на массивной медной подставке возвышается двухметровая нефритовая горка, чьи рельефы изображают усмирение вод потопа Великим Юем – героем древнекитайской мифологии. Вес этого крупнейшего произведения китайского камнерезного искусства превышает 5 тонн. Монолитная нефритовая глыба была доставлена по именному повелению императора из Хотана (Китайский Туркестан) в 1781г., а для изготовления горки лучшим камнерезам потребовалось 8 лет. По преданию, Цяньлун придавал работе мастеров такое значение, что даровал им привилегию продолжать работу даже в случае собственного появлении в мастерской. Вот такой вот Каменный Цветок…

Покинув Гугун через северные ворота Шэнь’умэнь, следует прислушаться к себе. Нет, не для того, чтобы ощутить признаки духовного перерождения, а чтобы трезво оценить оставшиеся силы, ибо впереди вас будет ждать подъем на высоченный искусственный холм Цзиншань. Если повезет и в день вашего визита северный ветер разгонит вечно висящую над Пекином дымку, то с вершины Цзиншань вам откроется потрясающий вид на красные черепичные крыши Запретного Города и Белую Ступу парка Бэйхай. Пять вершин Цзиншань увенчаны пятью павильонами, а у подножия можно увидеть место, где в 1644 г. покончил с собой потерявший царство последний минский император Сы-цзун (вход в парк 2 юаня). «Тихо спустившись с гор», можете отправляться в ближайшую едальню – сил и времени все равно ни на что больше не останется.

В Пекине есть и другие достопримечательности, связанные с императорским двором. В Храме Неба императоры совершали ежегодные жертвоприношения, вымаливая урожай. В загородном дворце Ихэюань укрывались от летнего зноя. В Шисаньлин находили последний покой…Если Храм Неба близок и легко доступен, то поездку в Ихэюань, а тем паче к минским императорским могилам в Шисаньлине, следует планировать отдельно.

В воскресенье, 13 февраля, друзья сделали мне сюрприз в виде загородной поездки. Наш путь лежал к северу от Пекина к перевалу Ляньхуашань. В программе были заявлены праздничный фейерверк, сасими из радужной форели и экскурсия на заброшенный участок Великой Китайской Стены. По мере того, как видавшая виды «Тойота» удалялась от города, рельеф местности быстро менялся с равнинного на горный. Высоченные живописные утесы внезапно, словно футболисты, защищающие ворота, выстроили «стенку» и заслонили неяркое солнце. Дорога принялась выписывать причудливые петли и спустя полчаса привела нашу маленькую компанию к месту привала в деревне Ляньхуацунь. Местные жители, со свойственной китайцам предприимчивостью, превратили нищее село в процветающий горный курорт. Без подъемников и горнолыжных трасс, зато с семейными гостиницами, рыбными прудами и ресторанами. «Шаньчжун чуаньци» («Горная легенда») – одно из популярнейших местных заведений. В летнее время хозяева предложат вам самим наловить форелей в пруду. Однако зимой рыба страдает отсутствием аппетита и быстрее попадается в сачок, нежели на удочку. Расположившись за столом и потягивая терпкий сок диких яблочек, придирчиво осматриваем двух свежевыловленных красавиц. Головы – в уху, филе – на сасими! Результат не заставляет себя ждать, а долгая поездка и свежий горный воздух делают незамысловатый обед особенно вкусным. После трапезы друзья располагаются поболтать с хозяевами ресторана, а я спешу на воздух. Как можно оставаться в доме, когда в каких-то трехстах метрах вверх по склону вьется Она! Самое знаменитое творение китайцев. Единственное рукотворное сооружение, якобы видимое из космоса невооруженным глазом (интересно, с какого расстояния?). Самое грандиозное и самое бесполезное оборонительное сооружение в истории, ни разу не выполнившее своего прямого назначения. Ее можно считать также первым примером (и реальным воплощением) пресловутого «Железного Занавеса», призванного защищать невинность китайской цивилизации от растлевающего влияния Запада. Впрочем, коварный Запад сумел свести на нет все усилия аборигенов, подкравшись к Китаю…с Востока, т.е. с моря.

Самоотверженно карабкаюсь по крутому склону к ближайшему участку Стены. Тут она явно никогда не реставрировалась. Вот это подлинная Стена – не чета известной бадалинской, полностью отстроенной заново лет 20 назад на потребу туристам. Кладка в плохом состоянии, местами полностью разрушена. Зубцы обвалились, боевой ход давно занесен песком и порос густой растительностью. Что радует, так это качество известкового раствора: держит намертво, хоть местами и начал крошится. По обнажившимся камням внутренней забутовки, как по ступенькам, добираюсь до горизонтального гребня. Перевожу дух и захожу в полуразрушенную башню. На стене караулки, в окружении многочисленных иероглифических граффити, горделиво красуется надпись: «Москва-2004»! Да, как сказал по схожему поводу сын турецкоподданного, «забьем Мике баки»! Далее Стена резко взлетает по гребню горы на совсем уже головокружительную высоту. Тот, кто считает Стену «стратегической военной дорогой древних китайцев», попросту никогда на ней не бывал: тут не то что в повозке – на четвереньках не заберешься! Как они ее только строили? Пристраиваю фотоаппарат среди камней и при помощи автоспуска запечатлеваю себя на фоне руин. Пора вниз, тем более что потерявшие меня попутчики уже вовсю подают сигналы клаксоном.

Воссоединившись, решаем устроить фейерверк на ближайшем перевале. Еще 15 минут по горному серпантину. На каждом шагу на скалах намалеваны строгие предупреждения: лес беречь, огня не жечь! Последние леса в окрестных горах были пущены на дрова еще прапрадедами местных жителей. Одинокие старые сосны уцелели только на самых неприступных вершинах, в остальном роль леса играют кустарник и культурный можжевельник, высаженный на склонах вдоль дороги. Вот и перевал, отмеченный очередным лозунгом в защиту «зеленого друга». Озорства ради, первую хлопушку-ленту пристраиваем прямо на нем. Затем приходит очередь «тяжелой артиллерии». Сферические ракеты внушительного калибра требуют для запуска специальной трубы. Зато подрыв «боеголовки» происходит на высоте ок.100 метров. Или ниже – если не повезет (в этом случае есть риск получить по голове горящими компонентами «боевого снаряжения»). У нас все заканчивается благополучно. Провожая взглядом гаснущие в небе «звездочки», замечаю среди кустов на склоне какие-то разноцветные пятна. Дав себе труд продраться через кусты, поднимаюсь к импровизированной ламаистской молельне: на кустах развешаны флаги-танка, вокруг щедро рассыпаны молитвенные деньги. Под шорох сухой травы смотрю на горы, на фигурки друзей, курящих возле машины. Нашариваю в кармане бумажку в один юань, накалываю на веточку: к удаче! Смотрю и с удовольствием думаю: как хорошо, что даже в перенаселенном Китае, всего в полутора часах езды от его столицы, можно найти такое красивое, покойное, совсем не «туристическое» место! И еще думаю, что только благодаря этой прогулке мою поездку можно считать удачной…

—-

Немножко советов и рекомендаций:

1. Транспорт. Про такси я уже написал. Кроме того, имеется метро. 3 линии: красная, синяя и желтая. На синей линии «висят» Пекинский вокзал и ламаистский храм Юнхэгун, на красной – остальные достопримечательности. Метро современное, удобное, чистое, неглубокое и медленное – интервалы между поездами ок.5 минут. Стоимость: 3 юаня – билет на одну поездку, 4 юаня – на одну поездку с пересадкой с линии на линию. Смарт-карты отсутствуют. Проверку билетов и обрыв корешков осуществляют тетушки-контролерши (что делать, проблема «лишних людей»!). На каждой станции – множество полезной информации, включая схемы прилегающего района. Основная информация в пекинском метро (как звуковая, так и печатная) дублируется на английском языке. Хотя население Пекина превышает 10 млн.человек, метро здесь вовсе не так загружено, как московское. Просто в городе прекрасно налажена работа наземного транспорта.

2. Музей Гугун. Стоимость билета 40 юаней. Метро – «Тяньаньмэнь дун» («Тяньаньмэнь-восточная»). До кассы собственно музея еще надо добраться. Сначала вы проходите знаменитые ворота Тяньаньмэнь (Ворота Небесного Спокойствия). С момента провозглашения КНР 1 октября 1949 г. ворота играют роль правительственной трибуны. Можно подняться (10 юаней) и полюбоваться видом на площадь. Пройдя ворота Тяньаньмэнь, вы минуете башню Чэнлоу и выходите на обширный двор. Посреди двора увидите множество павильончиков, торгующих сувенирами и билетами по 10 юаней. Это билеты не в Гугун, а на посещение выставок, расположенных по периметру двора (когда-то в этих помещениях жили то ли солдаты, то ли слуги). Касса Запретного Города находится дальше, слева от ворот Умэнь (собственно Гугун начинается с них).

3. Военный музей. Одноименная станция метро красной линии. Занимает огромное здание в формах сталинского монументализма. Вход – 20 юаней. Половина помещений откровенно пустует. Можно посмотреть экспозицию «Военное дело Древнего Китая». В залах нового времени не проходите мимо стенда «Борьба с русскими агрессорами за Якса» (имеется в виду война между Россией и цинским Китаем в конце XVII в.за обладание Албазином и др. опорными пунктами в долине Амура). Рядом висит здоровенная «Карта Китая в эпоху династии Цин», на которой Монголия, половина Казахстана, Киргизия, Приморский край, устье Амура и остров Сахалин закрашены в цвет китайской территории (к чему бы это?). Другие интересные реликвии выставлены на крытых площадках во внутреннем дворе. Среди них: собранный из обломков фюзеляж «шпиона» У-2 (в 1960х над Китаем нашими ракетами было сбито 5 таких машин) и советский танк Т-62, попавший в руки китайцев в марте 1969 г. на острове Даманский. Нападение на советских пограничников в марте 1969 г. в КНР до сих пор официально считается «контратакой при самозащите» и блестящей победой китайского оружия. Впрочем, в силу изменений в наших отношениях, в последнее время эту тему в Китае обсуждать не любят.

4. Древняя обсерватория (Гугуань сянтай). Метро «Цзяньгомэнь» (красная и синяя линии). Вход 10 юаней, кроме понедельника. Перерыв с 11-30 до 13-00! Обсерватория была создана в XV в. Включает башню бывшей крепостной стены с площадкой для наблюдений, подворье и сад. Чудесное тихое место. Единственный музей в Пекине, где в праздник было абсолютно пусто! Если устали от многолюдия – зайдите, расслабьтесь. Старинные астрономические приборы – настоящие произведения искусства.

5. Улица Ванфуцзин. Пекинский Арбат. Одноименная станция метро красной линии (одна остановка от «Тяньаньмэнь-восточной»). Можно поменять деньги – в Банке Китая, Транспортном банке или Торгово-промышленном банке. Вообще, обмен валюты в Пекине – это проблема, особенно в праздники и выходные. Есть смысл поменять сразу долларов 200-300 в кассе Торгово-промышленного банка Китая в аэропорту (сразу после выхода из таможни справа). Курс везде один: 8,21 юань за 1 доллар США. Комиссию при обмене наличных денег не берут, зато требуют паспорт и могут попросить заполнить анкету (имя, гражданство, где живешь в Пекине).

6. Покупки. Не упускайте возможность отовариться. Известный «Шелковый рынок» («Сюшуйцзе») на главной улице Чан’аньцзе в настоящее время закрыт на реконструкцию (говорят, часть торговли перенесли в торговый центр напротив через дорогу). Альтернатива – торговый центр «Яшоу» в районе Саньлитунь. Четыре этажа шмоток, один этаж сувениров и один этаж закусочных. Недостаток – обуви нет. «Буржуазных» туристов привозят автобусами. Качество хорошее. Торгуйтесь и воздастся вам! Заявленную цену сбивайте сразу в 1,5 раза. Все вещи нужно примерять – заявленный размер может отличаться от фактического. На сувенирном этаже имеется магазин хорошего китайского чая. Кроме того, вовсю торгует почти родной русскому человеку район Ябаолу (ассортимент победнее – размеры побольше).

7. «Блошиный рынок» Фаньцзяюань. Достойнейшее место. Открыт в субботу-воскресенье. Интересная всячина – от семейного хлама до мебели «под старину». Ржавые мечи ихэтуаней, поддельные серебряные слитки-ляны, курительные трубки (не только для табака), флакончики для афродизиаков с эротическими картинками, цитатники Мао и пр. агитпроп времен Культурной Революции, старые книги и т.д и т.п.

Неунывающий   

 



Прочитайте еще Отзывы о Китае:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.