Cафари с аферой , kuda.ua.
Страны мира Визы Загранпаспорт Отели Посольства Фото KUDA.UA продается

Cафари с аферой

KUDA.UA > Отзывы туристов > Отзывы о Малави > Cафари с аферой

Cафари с аферой Почему именно в Африку? Мы во всем ищем причину. И рано или поздно натыкаемся на вопрос без ответа: почему у одних есть средства поехать в Африку, а у других – нет? Но допустим, средства есть. Так почему же их надо тратить непременно на Африку? Ведь и другие есть места, не столь отдаленные, да и вообще – повышенной вредности насекомые там, звери и негры, и знающие люди не советуют там гулять, вслед за классиком ( хотя во времена Маршака альтернативы не было). Что же это? Желание пронестись по просторам, которые еще относительно недавно были под табу, tabula raza, и сверить, насколько верно их заполнило наше воображение? Или это тот же скачок назад в детство? Туда, где забавные герои мультиков мерят длину удава в попугаях и слоненках. Где удав передает мартышке привет, вместо того, чтобы проглотить ее вместе с ушами. Где львенок поет песенку вместе с черепахой, а не рвет ее на черепицу…Детство – наше укрытие, где сильный не обижал слабого, жестокий не жрал доброго, плохой не причинял зла хорошему. Может, отправляясь к «злым крокодилам», мы подсознательно глушим тоску по крокодилам Генам?…

Или есть другое объяснение, более современное, «взрослое»? Сафари – это неотъемлемая часть распорядка «богатых бездельников, прожигателей жизни». И приобщится к нему – пусть, на подсознательном уровне – это то, чего не прочь даже самые сознательные и бескомпромиссные борцы простив понтов. А кто под обеспеченную старость в романтику вдарился – может старика Хэма вспомнить… Но каковы бы ни были мотивы поездки на сафари, мысли о нем, воплощенной в образ, смахивающий на заставку из еще одного явления детства – передачи «В мире животных», свойственно появляться в промозглой зимней Москве. Под Новый Год, когда люди не знают, в какие теплые края сунуться, чтобы его встретись, как будто и вправду примета «как встретишь – так и проведешь» забросит их на год в какие-то баснословные края, эта мысль вместе с промозглым ветром и снегом прямо таки гонит в какое-нибудь агентство.

Подготовка к сафари

Загнала и меня. Название агентства я не помню, точно не помню, кто мне его дал… Да и не важно, как оно называется – раз я так и не воспользовался его услугами. Без агентства никак не обойтись. Дело в том, что пешком в саванну не пускают. Даже на своей машине на заедешь. То есть заедешь, но машина должна быть полноприводной, с рацией, и вообще называться джипом, да вдобавок там должен быть черный дядька, который знает, куда ехать. Поэтому, раз без агентства не обойтись, то какая разница – где оно, там или здесь? Так подумал я и толкнул дверь. Я, конечно, ошибся. Разница, грубо говоря, была в том, что то, что мне насчитали за три дня сафари у нас, было почти равно стоимости тура в 6 дней у африканского оператора ( 650 и 730 долларов). Там были свои нюансы в разнице проживания в лодже (гостиница) и кемп-сайте ( типа палатки в турпоходе) – но обо всем по порядку.

Вошедши, я огляделся. Занималось агентство не только Африкой – но то и понятно. На одной Африке долго не проживешь. Однако в комнате – довольно просторной – маячили всякие статуэтки, слоны и жирафы, из черного дерева – может быть даже и не поддельного. Я подумал, что агентство, возможно, и впрямь сотрудничает напрямую с каким-нибудь оператором, а не потащит мои документы в соседнее за угол, взяв свою отстежку, лишь только я скроюсь за дверью. Встретил меня специалист по Африке, сухощавый востроглазый мужичок, представившийся Александром Сергеевичем – я подумал, что его взяли на это направление, так как в самом его имени было что-то от негра. Впрочем, он тут же поторопился продемонстрировать эрудицию и заверить, что сам лично был в тех краях. Я сказал, что в моем распоряжении есть срок, ровно умещающийся в новогодние праздники – а именно, 4 дня, и вот в них я хочу уложиться съездить в Африку и обратно. Александр Сергеевич скривился, сказал, что, вообще-то, одна дорога до Африки, с пересадкой в Европе – если еще удобная получится, занимает день туда и день обратно, но…Сейчас взглянем, что у нас получится. Еще бы, такой редкий гость – в Африку собрался, как его просто отпускать? Тем более, что он – сдается – совершенный болван… Тут я показал, что – не такой уж законченный, и сказал, что я не из Москвы полечу, а с Сейшелл. А там лету всего до Найроби пару часов. Поэтому могу и уложиться на какой-нибудь мини-сафари. До Найроби, – переспросил он, – а до Танзании не летают? В Дар-эс-Салам, а лучше всего – в Арушу? Не летают, – разуверил его я. Тогда будем делать сафари в Кении, – подытожил он голосом хирурга, который наконец решил, где будет делать надрез. И изрек, как Memento mori: – Масай Мара.

И напрасно, между прочим. Тем самым он мог бы мне зарезать весь отдых на хрен. Из Найроби в Арушу самолеты летают утром и вечером, мог я бы и туда слетать, тем более, что стыковка оказалась удобной да и лету пол часа. А свое предложение провести сафари в январе в Кении агентства могут засунуть себе в зад, ибо с ноября по апрель стада антилоп и все сопутствующие им львы и зебры из Масай Мара уходят на юг – в Серенгети, в Танзанию. Там им вольготнее щипать травку в это время, но кенийским агентам и примкнувшим к ним Александрам Сергеичам хочется кушать хлебушек круглый год, поэтому они и впаривают Кению в это время. В общем – памятка тем, кто выбирает между Серенгети и Масай Мара: с ноября по апрель – Серенгети, в остальное время – Масай Мара. А то приедете туда и будете обозревать пустую саванну с одиноко торчащими жирафами за место телеграфных столбов. Но у меня зоология и в школе была не ахти. В Масай Мара, значит, успею? – спросил я. Тут Александр Сергеевич склонился над самолетным расписанием. Успеете, – сказал он задумчиво, – но только на одну ночь. Из Найроби можно улететь только до полудня, а Вы прилетаете во второй половине…( херня, как я уже сказал: в Арушу и вечером летает). Так что, – подытожил он, – две ночи в Найроби. И одна в Масай Мара.

Но мне этого было мало, я все-таки хотел на сафари Новый Год встретить, а не в этом воровском Найроби. А можно хоть два места, по крайней мере? Можно, – сказал он. – Те, что рядом с Найроби. Озеро Накуру и парк Абердаре. На Накуру – фламинго и еще какая-то водоплавающая хрень, в Абердаре гостиницы – хоть и расположены экзотически на деревьях, и из этих гостиниц вид на водопой, куда, якобы приходят разные животные. Может и приходят, но на фига мне такой сафари, когда с кучкой пенсионеров, вооруженных десятикратными очками и биноклями – ждешь, пока наконец не приковыляют такие же пенсионеры быки или одинокие слоны, еле ворочающие хоботом? А ездить, значит, никуда не будем? Почему же, – уверяет Александр Сергеевич, – на озеро Накуру. И выписывает мне за все за это счет в 650 баксов. А в чем же, собственно, сафари? – удивляюсь я. На озере – фламинго, но я их и на Карибах навидался, а вот так – поездить по саванне, посмотреть как там все гоняются друг за другом? Вот и посмотрите – на переезде из гостиницы с водопоем в Найроби, – уверяет он.

Внимание! Не слушайте агентов, которые будут говорить, что переезд из города до лагеря или от одного лагеря до другого – это тот же сафари. Машина едет по шоссе, хоть и весьма паршивому, и все, что вы видите вокруг – это халупы и их драных обитателей. За этим в Африку не обязательно ездить, а достаточно любой среднеазиатской чуркестании. Все сколько-нибудь забавные персонажи на дороге – мальчики-масаи, одетые в черное с разукрашенными фейсами, которых как бы племя отправляет самостоятельно охотиться, чтобы принести трофей и доказать достоинство называться мужчиной, и которые херят прочесывание кустов в поисках льва-инвалида и вместо этого кривляются на дорогах, собирая трофеи с туристов. Но и их снимать запрещено. Сам водитель будет отводить вашу камеру, так как останавливать машину, чтобы дать тем деньгу, он и сам не хочет. Вдобавок, снимать вообще не комфортно из окна автомобиля, а с верху то же не высунешься, так как в момент перемещения между пунктами на крышу навалены тюки – палатки, матрасы, спальные мешки…Если вы живет в кемп-сайтах – все это не предоставляется по месту прибытия, а возится с собой. Но подробнее о кемп-сайтах – ниже. И еще совет участникам пробега по африканскому бездорожью. 3-4 дня – это слишком мало. Не соглашайтесь, если агенты будут пытаться «зиповать» сафари в эти сроки. Ничего путного не выйдет. В общем, послал я Александра Сергеевича и не поехал на Новый Год. Дождался, пока у меня не появилась неделя свободного времени.

Подготовка к сафари ( часть вторая)

Подготовку к этой поездки, о которой я собираюсь рассказать, взял на себя Олли (Олег). Поэтому я ее опущу, подробнее о ней – в его рассказе. Повторю только, что стоило это 730 долларов на 6 ночей, с поездками на озеро Маньяра, по парку Серенгети и кратеру Нгоро-Нгоро. Все включено, в смысле – проживание, жратва, билеты во все эти места. Про жратву я скажу отдельно ниже. Не буду особо распространяться про перелет. Летел с другого бока – с Сейшелл. Единственно скажу, что «Кения Эйруэйз» – вполне на уровне, и по стюардессам, и по еде, и по дринкам. На европейском уровне, не говоря уж про американский. Прилетели в Найроби. В Кении границу не проходили, решили сразу лететь в Танзанию. Зря решили. Зря вообще решили лететь.

Я купился на этот перелет – туда-обратно – с заранее купленными билетами, памятуя о том, как на Кубе меня хотели обратно запихнуть в самолет, не довольствуясь броней билета…Короче, зная эти «бронежилеты» на стражах границы – чем страна беднее, тем бдительней они следят, чтобы кто-то не въехал без санкции на ПМЖ – я купил билеты аж за 300 баков каждый ( кто знает, что такое Найроби и Аруша – посмеется). Кто не знает: минибасы ходят днем и утром, за 40 долларов в один конец ( а если проявите немного ушлости, то и за 20), вполне комфортные, по дороге можно еще и на аборигенов попялиться. Пути часов 5, это с перерывами на границе, посередине – можно ноги размять. То и выходит по времени примерно, если лететь на самолете, особенно, если вы с какого-то перепугу посчитали, что рейс Найроби-Аруша – международный, и приперлись за два часа. Задержится еще на час, да лететь полчаса, да еще вести вас из Найроби до аэропорта Кеньятта и из Аэропорта Килиманджаро до Аруши будут по пол часа ( а в последнем случае еще и за 50 долларов, но об этом ниже). В общем, вечером я прилетел в Арушу. В оправдание самому себе я могу сказать, что минибасы в моем случае не канали, так как сафари начинался на следующий день рано утром.

Вылезли мы из самолета на 20 где-то чел и пошли к пограничникам. Пока мы заполняли надлежащие формы, доставали многочисленные билеты оттуда, туда, обратно, паспорта, подтверждения сафари, подтверждения отправки денег за сафари, подтверждения прививок – такие желтые именные книжечки, еще и облатку таблеток от малярии для верности…Короче, пипл у пограничной будки весь рассосался. То есть весь, включая пограничников. Потоптавшись какое-то время у совершенно не охраняемой границы, мы решили все-таки не переходить ее, а дождаться хоть кого то. И правильно. Появившийся, наконец, старый негр указал нам на будку с вывеской «Виза». Мы пошли, приготовившись туда предъявить все эти билеты, листки, книжечки, таблетки, но там никого не было. Вот как раз эта будка оказалась на замке. Мы вернулись и сказали о том негру. Он поковылял туда сам, долго открывал замок, недовольно гремя ключами, потом вошел внутрь и, не открывая окошка снаружи, через дверь взял у нас паспорта и по 20 долларов с каждого. И все. Став счастливыми обладателями танзанийской визы, мы было пошли к будкам, но там, понятно, опять никого не было, раз негр был тут. Мы ему и указали на сей факт. Он только отмахнулся от нас рукой: дескать, да идите вы, надоели уже! Вот и все. И никто не смотрел никаких билетов, ни подтверждений проживания, ни подтверждений прививок, ни облаток, ни таблеток…Даже и паспортов наших толком не смотрел.

То есть эти страхи, что туда не пустят без этих задокументированых мер против желтой лихорадки и малярии – полная чушь. Мало того, у меня серьезные сомнения в самой необходимости этих прививок. Особенно если едешь в саванну. Конечно, я не хочу брать на душу грех, отговаривая всех и вся, но самые значительные комары, коих мы встретили на нашем пути, были в гостинице Импала в Аруше – судя по всему, одной из самых престижных в городе ( я не хотел – так получилось!) На озере Маньяра они были в нормальном, привычном для русского количестве в дачных местах в близи воды, в Серенгети и Нгоро-Нгоро я вообще ни одного не припомню. Хоть танцы голым при луне устраивай! Опять же – может повезло, может не сезон…Тот же самый наш водитель, например, говорил, что он пару-тройку раз в год подвергается укусу малярийного комара. Почувствует недомогание – идет к доктору, ему там впрыснут что-то под черную кожу – и ништяк. Я еще хотел уточнить: как он ( и те врачи) отличают малярийное недомогание от других? И вообще – как можно лечить малярию, ведь она же…Но бог с ним. Анатомия черных априори оппортунистична ( народный эквивалент: темна, как у негра в ж…пе). Есть такая шутка футбольных тренеров: как определить возраст покупаемого игрока из Африки, если с детства паспортов они не имеют и в наспех состряпанных малявах он занижен – чтобы за игрока платили больше? Просто. Надо распилить ему ногу и по числу колец вокруг кости определить количество лет!

И вот, как я уже говорил, выйдя из аэропорта в Аруше, я заплатил 50 баксов за трансфер до гостиницы. Другой альтернативы просто не существовало. Темень в аэропорту, темень за пределами, спрос упирается во всего лишь одно предложение. Ночевать там не хотелось. Как я не рекомендовал заказывать трансфер из аэропорта Пуэрто Вайарта в Мексике заранее ( все равно ничего не найдешь в том дурдоме), так я советую делать это применительно к Аруше. Стоит 20 дол. до гостиницы. Я решил, что не месте, стало быть, я и дешевле найду. Нашел… Гостиницу тоже можно было попроще ( Импала – 80 долларов за двухместный номер, и это еще со скидкой от агентства.) Так получилось, что я почему-то думал, что там Олли остановился ( Олли, конечно же, остановился в той, где дабл стоил 50 долларов). Мне еще в пяток долларов обошелся поиск Олли по интернету, плюс три – на телефонные звонки с той же целью. Про саму гостиницу Импала что можно сказать? Ну, не нужна она такая в Аруше, в городе, где начинаются сафари! Вполне можно обойтись без трельяжа и кингсайза, отделанных под мохагони, тем, кому неделю предстоит в палатках жить. В ресторане, допустим, все блестит, а выбор вин так вообще шокирует, но все это уже не то, раз рядом за столом сидит большая группа немцев, вернувшаяся с Килиманджаро, в свитерах и с рюкзаками тут же на полу, оживленно что-то обсуждает, шумно гогочет и рыгает.

Подотовка к сафари ( часть третья)

Ну, а теперь, собственно, сафари. Прежде всего, Олли совершенно правильно сделал, что решил путешествовать своей компанией. Не присоединяться к какой-либо группе. Видел я эти винегреты. А группы к тому же бывают в основном англо-говорящими. Четыре человека в джипе – оптимальный состав. Нет, два еще оптимальнее ( но не один), но ведь надо учитывать, что бюджет, как и джип, тоже не резиновый! В общем, в джипе 4 человека, не считая водителя и повара, в палатке – по двое. То же, соответственно, без сопровождающих. В палатке, как известно – как и в шалаше – милым на сафаре и так рай, но все-таки стоит о ней немного рассказать. В отличие от армейских палаток нашей молодости, африканские сафарские более оборудованы для того, чтобы сгладить шероховатости походной жизни. Над собственно палаткой натянут просторный тент, так что в дождь верх не сразу закапает капелью, а может быть, и до утра протянет. Нас, во всяком случае, в пару дождей не разу не затапливало. Предусмотрены так же походные кровати, на которые в армии мы так облизывались, ставя офицерские палатки. Так что и с низу не подмочишься, ни в дождь, ни утренней росой. Спальные мешки не входят в комплект, их настоятельно рекомендуют агентства и всучивают на неделю за 30 гринов таким ослам, как я. Оказывается, совершенно бесполезны. Африка, все же, не Арктика.

В остальном, незначительные вариации стульев, чашек, чайников составляют существенную разницу между бюджетным и полу люксовым проживанием ( 650 и 730 долларов). Ни какой практической необходимости брать этот полулюкс нет. И его-то мы по незнанию выбрали. Что мы сделали хорошо: маршрут, прежде всего. Срок. Я считаю, что неделя на сафари – срок, то что надо. Меньше, как я уже говорил, ничего не увидишь. Больше недели – о чем я скажу в конце – уже утомляют эти звери за окном. Места посещения. Про Серенгети я уже сказал. Самый большой по протяженности парк в Африке. Самый большой и по количеству зверей. Далее, Нгоро-Нгоро. Подробнее о нем. Все знают, что кратер Нгоро-Нгоро – место уникальное. Об уникальности этого места каждый имеет свои сведения, некоторые из коих весьма забавны. Например, от одного товарища я слышал, что там сначала тихо-мирно паслись зебры, потом вулкан Нгоро-Нгоро извергся, на его вместе образовался кратер, и после того те самые зебры ( которые, видимо, во время взрыва находились в некоем укрытии) и прочие просто не смогли оттуда выбраться – так и существуют в замкнутом пространстве. Чтобы чересчур не глумиться – извержение произошло два миллиона лет назад, когда зебр еще не было. Как и прочих.

Есть версия, что животным легко туда попасть – с той стороны склон кратера пологий, и нелегко, т.е.не возможно, выбраться. На самом деле в этом лишь доля истины. Выбираются, и вместе с другими, с внешней стороны, уходят на лето в Кению. А в Нгоро-Нгоро они сконцентрированы потому, что трава там по каким-то причинам вкуснее. Где трава, там и травоядные – и хищники, соответственно. В общем, в Нгоро-Нгоро их больше всего, поэтому есть смысл их оставить на сладкое – последние два дня. Серенгети – тоже пару дней – посредине. И на затравку озеро Маньяра. Зверей меньше, чем в тех двух, но ты, дорвавшись до сафари, поначалу с поросячьим восторгом ловишь в камеру все, что шевелится. А именно: отдаленных фламинго, флегматичных жирафов, бабуинов, которых там, как грязи – везде, и ты в последствии уже на них не обращаешь внимания, хоть что они делай: пожирай кору, чеши задницу, пробуй на вкус антенну джипа.

Сафари. День первый

Прежде, чем отправиться на сафари, немного о лагере. Лагерь этот представляет из себя ни что иное, как лесную полянку. Ну, или точнее – саванновую полянку. И все. Все прочие составляющие привозятся на джипах. Включая еду, которую затем повара готовят на каких-то одним им ведомым керосиновых лампах. Да, есть как правило источник воды. Душ – это та же вода, подогретая на тех же керосиновых лампах, затем залитая в некую резиновую грушу с краником, которым ее и выпускают. Грушу подвешивают, а место под ней огораживают тентом. Все это привозят с собой. Электричество не фигурирует в этих манипуляциях по той причине, что в лагерях его просто нет. То есть вообще ни в какой форме. Поэтому тем, кто не может прожить без этого удобства – прямой путь в ложу. Тем же отважным путешественникам, которые хотят слиться с природой хоть на короткое время, совет: электрический фонарь с собой брать – это даже без вопросов. Без фонаря вечером передвигаться просто не возможно. Ни одной лампы в округе, ни одного источника света, в том числе в отхожем месте ( просто выгребная яма, впрочем, огороженная). Опасность много реальнее, чем попасть в пасть льву ( вокруг рейнджеры, которые львов отгоняют) – угодить ногой в эту вонючую черную дыру.

Мало того, что фонарь, но еще и с такими батарейками, чтобы, раз зарядив накануне, больше не мучиться этим неделю или сколько там вы хотите пропутешествовать. Потому что розеток просто нет! А если вдруг и есть, то они на три штыря, а что такое адаптер, некоторые аборигены просто не знают. Для видеокамеры берите с собой больше батареек, чтобы раз дорвавшись до розетки, зарядить их всех. Впрочем, лагерь у озера Маньяра был самым цивилизованным у нас. Даже название приличное – «Панорама». По соседству оказался бар и какой-то шоп, где нам удалось купить банные шлепанцы – увидев, что нас ожидает. Кроме того, какая-то самодеятельность устраивала пляски с завыванием, о чем нам через каждые десять минут давал знать их добровольный импрессарио, чуть ли не тянув за руку. За другую руку тянул продавец или еще какой чин из сувенирного шопа, тоже неподалеку.

Коротко по шоппингу. В маленьких лавках цены меньше, но и выбор не велик. В больших больше и то, и другое. Притащить оттуда можно много чего редкого: изделия из танзанита, слоновую кость и черное дерево. Последнее не так гиморно, хоть и тоже редко: растет только в Мозамбике и находится под охраной государства. Ствол черного дерева состоит из черной сердцевины и наоборот светлой древесины снаружи. Это как та же разрезанная нога черного футболиста, только в негативе. Со статуэткой разобраться проще: просто смотрите ей в ж…жерло, и если там нет и намека на сердцевину, то посылаете продавца прямо в ж…! С маской сложнее потому, что она плоская. В связи с этим поверхность, как правило, комбинирует один слой с другим. Черные умельцы под это дело, бывают, размалевывают белое дерево так, чтобы создать видимость соседства слоев. Но поскольку аккуратно ничего сделать не могут, то их мазню отличить не составляет труда. Граница должна быть четкой. Ну вот, про сафари рассказал, про первый день сафари, в принципе, тоже. Много бабуинов и прочих макак, не много жирафов, не много слонов, фламинго и бегемоты вдалеке. Но весело.

Второй день сафари

На второй день встретились вплотную с масаями. Прикольные ребята. Безусловно, самый дикий народец, каких мне доводилось видеть. Самое прикольное, что они родственники нубийским царям Египта, царицы Савской и прочим известным цивилизованным личностям. Говорят на языке хамитской группы. Их облик тоже не лишен благородства: высокие, стройные, прямые европейские носы. Бреются, правда, все наголо – и мужчины, и женщины, и от этого приобретают неблагородную ушастость. Они пришли в эти земли и прогнали разную местную шушеру с носом картошкой, щелкающие на птичьем языке ( бушменов и прочих готтентотов). А теперь они с гордостью носят звание самых диких племен Африки. Конечно, какая-то толика театральности в них есть. Чего, например, стоит мужик перед масайской деревней, берущей просто 10 долларов за вход. Только что билетов не выдает. Внутри можно снимать столько душе угодно, без дополнительного башлялова. Такой масайский all-inclusive. И еще одна любопытная параллель с театром. Масаи, получается, похерили поверье, что когда фоткаешь кого-то, то душу воруешь. В театре актеры, лицедействуя, тоже как бы продают свои души. Вспомнилось некстати, что в Москве средняя цена билета в театр как раз 10 долларов.

Но тем это и забавней – масаи-то дикие, дикие! Я повидал разных представлений, разыгрывающих «нетронутый быт» перед придурковато улыбающимися янки с олимпусами, и могу сказать, что разве индейцы урос Тити-Каки могут с масаями сравнится. Жилища – солома наверху, на стенах, на полу, больше – ничего, разве что индейцы урос их коровьим говном не мажут . Как же эти живут с таким количеством мух – уму непостижимо. Это не хижины, а какие-то мушиные ульи. И у индейцев урос хоть были музей и церковь – хоть и тоже из соломы. У этих ничего подобного. Зачем они им – людям без религии, без следов какой-нибудь материальной культуры? Солома сгниет, корова сдохнет. На центральной площади – или как еще называется пространство, более менее расчищенное от хижин? – самодеятельность что-то исполняет. Собрались в кружок и высоко прыгают. Красота танца заключается в высоте прыжка, музыка – в каком-то гусином гоготании. Я задал сам себе вопрос: а чего такого хорошего в их существовании на земле? Ну, разве что для разнообразия… И еще задал вопрос: почему прыгают, в основном, «молодые здоровые мужчины»? Что, им больше делать нечего – ведь деньги все равно вперед уплачены. А, это наверное, – сам же ответил я, – потому что они прыгают выше женщин. Но среди редких женщин все без исключения старые и морщинистые, но тоже скачут. Почему? Наш водитель пояснил, что молодые здоровые женщины все работой заняты.

У масаев многоженство, если у масая много коров, может иметь много жен. Корова для масая – все. Он ее ест, молоко пьет, и даже кровь. Ест корову всегда первым мужчина. Ему достаются все лучшие куски, филейные и т.д. Все остальное – женщинам и детям. В общем, все понятно с этими масаями. Тираны и самодуры. Разве вот еще на такой вопрос я сам себе не ответил: корова для масая – все, понятно. Но что такое масай для коровы? Кровопивец! Почему вот та тощая буренка не боднет хоть любого из них – все поголовно в красные тряпки замотаны! Масаи, безусловно, произвели впечатление. Большее, разве что, оставил сам сафари. Ничего подобного я раньше не видел. И даже не в Африке дело. Сафари – это, прежде всего, много зверей. Это вам не наш средне-русский лес, где за день из живности можешь встретить разве что клеща, упавшего тебе за шиворот. И даже не супер-пупер гватемальский Тикаль, охраняемый ЮНЕСКО аж по двум номинациям, где обезьяны только высоко в ветвях, а на тропинке если и мелькнет что-то, то не успеешь разглядеть: оцелот или кошка из соседней деревни, увлекшаяся променадом.

В Серенгети зверей – что пыли. Стада антилоп тянутся до горизонта. Вдоль дороги стоят шакалы, бородавочники, быки, газели – глазеют на джип, зебры переходят дорогу в неположенном месте. Не говорю уж про львов, которые с утра, когда роса покрывает траву саванны и им, видите ли, мокро, любят нежиться на дороге. Разваляться прямо перед джипом и лижутся, играются, спят, гадят и недовольно уходят, когда колеса чуть ли не на хвост им наезжает. Есть такой специальный утренний сафари, так вот: точно стоит пораньше проснуться и поехать. И понуждайте своего водителя проехаться рано по утру, если он сам окажется не дурак поспать. С водителями вообще надо дружить. Хоть на дистанции, но все равно это лучше, чем жить в ссоре. Я этого поначалу не понимал. Например, другие машины остановились у болота с торчащими ушами бегемота, а наша на всех парах несется в лагерь. Я возмущаюсь: как так? Отнимается оплаченное время нашего сафари! Вместо лагеря, указанного в программке ( Сонора) нас везут в другой, Дикдик. Название не английское, а суахили. Обозначает не то, что в английском – в двукратном размере, а местного зверька, наоборот, очень маленького. Мы их даже не видели – настолько они маленькие. По опыту тургрупп в Италии знаю, что этот точно будет хуже – как минимум одной звездочки не досчитаемся – к бабке гадалке не ходи! Я опять возмущаюсь, водитель нервничает.

На месте я понимаю, что зря это я. Водитель это делает в наших же интересах. Между лагерями, как я уже сказал, разницы абсолютно никакой. Одна поляна другой ничуть не хуже и не лучше, тем более, что на колесах мы! И чем раньше сунешься хоть в какой-нибудь лагерь, тем лучше место достанется. А вот это уже важно – с краю или в центре. В центре просто безопаснее, учитывая то, что ограды нигде нет. Но обо всем по порядку. С водителями надо дружить, и тогда они будут для вас делать много полезных вещей, не оговоренных в программе. Например, вести в ближайшую гостиницу ( километров этак тридцать), чтобы там можно было зарядить батарейки для камеры. Мы договорились, поехали все дружной компанией после ужина. За ужином накатили вискарика, в гостинице еще по коктейлю долбанули. На обратном пути видели бегемота. Бегемота можно видеть и днем, но только уши, загривок и задницу, так как днем они заседают в воде. Их кожа слишком чувствительна к солнечным лучам. А по ночам они выбираются на суши и…И представляют большую опасность для человека. От этих вот «крошек гиппопотутов» гибнет больше всего людей по статистике. Они людьми не питаются, но просто кусают. Хлебало такое, что одного укуса достаточно, чтоб человек скончался от потери крови.

Но мы были в джипе, а нам на дороге предстало не такое уж страшное существо, при свете фар напоминающее рыжую таксу – так же забавно «хиппо» шустрил лапками. Такса с хлебалом бульдога. Мы предложили водителю устроить на «хиппо» охоту, чтобы его затравить и самого покусать – отомстить за все человечество. Но водитель не захотел ночью сворачивать с тропы. Вот такие веселые мы вернулись обратно в лагерь. Накатили еще. Олли отправился спать, а я с девушками предпринял экспедицию в туалет. Экспедиция обещала быть сложной, так как фонаря у нас на троих не было не одного. И продвигаться приходилось в сплошной темноте. Но мы были бесстрашны. Я твердо и неумолимо на ощупь находил дорогу к туалету, девушки сзади весело щебетали по-английски – и так у них это под шафе получалось легко, как у птичек, несмотря на то, что у одной родной язык – русский, а у другой – тагалог. Дошли мы, как и положено – девочки направо, мальчики – налево. Вернее, одна девочка зашла, другая осталась ждать снаружи, но не долго. Где-то рядом раздался страшный львиный рык. Ну, мне-то он поначалу не показался таким страшным. Я сидел в своей кабинке, занимаясь своим делом, философски думая: «Ну, лев, а кто здесь еще должен быть? Не медведь же!» Но щеколду я на всякий случай закрыл.

Однако через тонкую стенку кабинок мне было слышно, как перепуганы дамы. «Лайон! Лайон!…» – кричали они друг другу, дрожа в тесном женском отделении, где темно сами знаете как у кого и где. Рык раздался снова, даже вроде ближе. «Извини, Мишель, – раздался голос Ольги, по-английски, – но когда я боюсь, мне удобнее говорить по-русски…» Но все же и о других подумала, произнеся сакраментальное « Everything will be all right!» И только, должно быть, из-за серьезности момента она произнесла это прерывающимся голосом, а не пропела на манер Боба Марли. «Чего вы, девчонки, – взялся я их успокаивать, – подумаешь…Может, это и не лев. А если и лев – ну, шли вы пописать, заодно и покакаете…» «Да, – говорили они плаксивыми голосами, – нам выходить не хочется…Однако и здесь просидеть всю ночь тоже не улыбается…» Мне тоже не хотелось, хоть и мое положение было выгоднее ихнего – все-таки, один в кабинке…Но не буду утомлять этими писсуарными мемуарами. Выбрались мы, понятное дело – раз я пишу эти строки.

Третий день сафари

Следующий день. Сафари. Серенгети. Буйволы, антилопы-гну, зебры…Зебры на вид еще милее лошадок. То, что их до сих пор приручили – это, вопреки распространенному мнению, не из-за свободолюбия оных, а потому, что спинные кости зебры слабые не в пример лошадиным. Не наездишься. Антилопы всегда пасутся вместе с зебрами. Зебры, считается, находят для них траву. Антилопа – это такой гибрид лошади и коровы. Туловище лошадиное – причем, хорошего скакуна: поджарое, тонконогое. А спереди – совершенная буренка, причем с козлиной породой. И убежать может, от кого хочешь, и забодать. Хорошо оснащенная машина саванны – для встречи с любым хищником. Но как и все с коровьими головами, сами найти себе корм не в состоянии. Пасут зебр. Я не собираюсь пересказывать Даррелла, ни проводить ликбез с видом знатока, типа « в натуре – у лягушки член зеленый, у бизона – волосатый, а у зебры – полосатый…» Мои советы «в натуре чисто практические». Если просто в саванне, в Серенгети, вам вдруг не встретится ни одного слона и жирафа, то не спешите кромсать представителя агентства на шкуру зебры. В саванне, где в округе ни воды, ни деревца, слоны и жирафы не встречаются. Потому как слон, к примеру, жрет хоть и все, что растет, но слонячья кожа слишком чувствительна для солнца, как и гиппопотамья. Поэтому слоны предпочитают стоять в теньке и глодать кору и листву. А жираф…Что жираф? Может, он бы тоже травки бы похавал, да только вот пока он к ней склонится, ее всю сожрут антилопы и прочие приземистые звери.

Короче. В саванне – зебры, антилопы, буйволы и бегающие за ними гепарды. В местах с водой и растительностью, как например, озеро Накуру – жирафы, слоны и бегемоты. Не перепутайте. Львы – везде. Их в последнее время там развелось так, что по этой самой причине поголовье остальных животных подсократилось. Львы бегают по саване, в Серенгети, но и в таких не типичных вроде для них местах, как озеро Маньяра, они тоже обживаются потихоньку, и даже лазят по деревьям, чего раньше за ними не замечалось. Львы сейчас должны быть представлены сейчас в самом захудалом сафари, и если какой-нибудь агент – с нашей ли стороны, или с африканской – будет питюкать нечто вроде того, что львов не будет ( нету) по какой-то причине, что напряженка со львами… Не верьте ему! Значит, это не сафари. Это, значит, не саванна, и вообще не Африка. А агент – не Негоро, а – Себастьян Перейра, «торговец черным деревом». В общем, отягощенные этими знаниями, мы закончили третий день нашего сафари. В тот вечер ничего такого, как в прошлый, не происходило, и нам пришлось развлекать себя самим. Расположились в нашей походной столовой, хлебнули походного же виски, и стали травить друг другу охотничьи байки – из серии «пошел я раз на сафари, а фотоаппарат дома забыл». Но в связи с тем, что опыт наш ограничивался бытовыми стычками со всякими животными не больше таракана, то лучшей историей был признан опыт четы Олли в Тунисе.

Когда Ольга, обнаружив в гостиничном номере сдохшего варанчика, прибежала в ресепшн и заявила обомлевшему портье – не зная английских эквивалентов ни «варанчика», ни «ящерицы» : “Someone died in our room” ( при разных, тем более, арабских вариантах английского, это могло звучать «У нас в номере кто-то помер», а то и похлеще: «Какой-то человек помер в нашем номере». ) Араб, естественно, переспросил со сладенькой улыбкой Этуша из «Ивана Васильевича»: Какой…этот…умер? Крокодил, – вспомнила вдруг Ольга, – крокодил умер в нашем номере! У араба отлегло от сердца – проблема трупа на подведомственной ему территории отпала, хотя и с мертвым крокодилом предстояло повозиться. Какой крокодил умер? – спросил он с облегчением. Такой! – Ольга расставила пальцы, отмеряя длину ящерицы. Такой? – обалдел араб, – может, ящерица? Точно, ящерица! – вспомнила Ольга. – Ящерица умерла! Проблема! Так вот – с байками и весельем – мы и отбились в нашем сафарском лагере.

Четвертый день сафари

А на следующий день, с утра пораньше, мы увидели леопарда. Лидера большой пятерки. Каждый, наверное, даже ни разу не побывав в Африке, знает состав большой пятерки. Слон, буйвол, лев, леопард, носорог. Каждый, читающий сайты о путешествиях, знает, что леопарда встретить не легко. Каждый читающий помнит, что каждого пишущего гид честно предупреждает, что леопард может и не встретится. Но в конце концов каждый пишущий все-таки встречает этого представителя кошачьих, о чем радостно сообщает читателю. Об этом я сразу вспомнил, когда наш джип остановился, в окружении других таких же, на дороге, на расстоянии в метрах ста от парочки плосковерхих акаций, на которые все прочие охотники нацелились объективами, хищно прищурившись. Леопард, едреныть! Я тоже расчехлил свою камеру, но минут пять я наводил-отводил объектив, так и не понимая – а то ли я дерево снимаю? Да вон он, там! Ободренный возгласами, раздающимися в округе, я еще минут десять водил туда-сюда, пока, наконец – то ли в самом деле, то ли под гипнозом этих внушений – я и сам начал различать пятнистую шкуру, висящую где-то в кроне. Вон он, отдыхает! – радовались все вокруг.

Я не понял – чему радуются! Шкура не подавала совсем никаких признаков жизни, и в плане кино леопард совсем не представал сколь-нибудь динамичным и фотогеничным. Тут я и вспомнил эти бесконечные «удачи» в отчетах. Подумал, так: леопарды благополучно вымерли, скорее всего, максимки их перестреляли для шкур, что впаривают белым лохам, а для тех лохов, которые с разинутыми ртами хотят лицезреть кошечек на пленэре живьем, вывесили шкуру. Подвозят специально на расстояние, не позволяющее определить не то, что – сколько дырок на той шкуре ( небось, самую неходовую использовали), но и вообще отличить живого от мертвого. И говорят: спит, мол, потому и не шевелится. Отдыхает. Поехали быстрее – не будем ему мешать! Уже позже, когда я приехал домой, я прокручивал эти пленки и должен признать – да, какие-то шевеления там были. Голову раз поднял, да и хвостом поводил…Но от мысли об обмане в стране, где все белых норовят надуть, не отказываюсь! Хорошо, живой леопард, не мертвый. Поймали старого, негодного ни на что, скорее всего, вшивого леопарда, и привязали к дереву. Вот, смотрите!… Народ, просьба. Не забудьте оповестить – кому проедется побывать в Серенгети. Эти акации где-то чуть в стороне от дороге от лагеря Дикдик к лагерю Сонора. Если опять на том месте «леопард» спит – тогда все понятно. Ну, если не сдохнет к тому времени. Кроме леопарда в тот день запомнились еще гепарды. Этих мы видели фигову тучу. Дальше ничего интересного. Вечером тоже ничего такого не произошло. Как и ночью.

Пятый день сафари

День следующий. Завтрак, сборы, переезд в кратер Серенгети. Сам переезд занял пол дня, после него сразу привал, пикник. Пришло время подробнее остановиться на еде. Скажу так: договаривающемуся на сафари нужно сразу определиться с едой, причем в деталях, не рассчитывая на то, что невнятная строчка в программе «разна еда» ( various food) обернется устрицами с фуагра. Так ведь никогда не бывает? Вот и правильно! Поэтому тем, кто привык к устрицам, надо покупать тур в ложах. Потому как что в начальном пункте на дорогу дадут – тем и придется довольствоваться. С ресторанами в саванне не очень. Последствия для желудка. У нас при достаточной алкогольной дезинфекции еды проблем не было. Но язвенникам и трезвенникам совет озаботиться дополнительно. Да и вообще всем, кто не уверен в своем желудке. Про отхожие места я уже говорил. Про особенности походной жизни говорить нет надобности, учитывая еще то, что подтираться придется каким-нибудь неизвестным – и, может быть, даже всей мировой науке – лопухом.

И главное. Вы все-таки заплатили за перемещение между стадами слонов и антилоп, а не за исследование аутентичных сортиров. А они там встречаются не чаще леопардов, и по дороге от одного к другому вас не высадят посреди саванны, так как срать на дороге здесь прерогатива львов. Помножим на двадцать – это если вы экономно путешествуете в джипе на двадцать человек, как правило, с незнакомыми иностранцами. Разок так на пятый, когда вы опять попросите водилу гнать не сворачивая до ближайшей точки, иностранцы – будьте уверены! – заговорят по-русски. Причем матом! Что же это за еда на сафари? В принципе она – как говорят о банках ( не консервных) – «диверсифицирована, хеджирована и пледжирована». Есть и фрукты, и какая-нибудь куриная нога, но в основном мучные не скоропортящиеся изделия – и сладкие, в виде десерта, и просто. Если фрукты, то тоже самые надежные – арбузы, апельсины…В обед, как правило, свежей еды не бывает ни у кого, даже у тех, кто в ложах. Продукты забивают в пластиковые коробки и возят по саванне, пока не настанет привал. А в Африке все-таки жарко. Итак, привезут вас на полянку, скинут коробки и скажут: жрите! Сами охотники устраиваются, кому как удобно. Пластиковыми ножами и вилками снабдят. Вот одно из таких мест – лагерь Симба. В переводе – лев. Это при том, что визитной карточкой этого лагеря были отнюдь не львы, а марабу.

Смешные марабу из песенки про бухту Тимбукту мало похожи на этих мерзких по виду птиц. Огромные, мосластые, со старческими головами, которые покрывает седой пух, они начинают зловеще, сгорбившись, окружать вашу живописную группу, как только из пластиковых коробок появляется пища. Подходят неумолимо, размерено, как монстр в ужастиках, и ты, как невинная жертва там же, заворожен этим ходом, скованный не страхом, а омерзением, потому что не знаешь, как отогнать эту нечисть с видом старика и размером с ребенка. Негры – водители и повара – видя это замешательство белых, смело идут на птиц с подобранной где-то доской в руке. Те так же медленно и неохотно ретируются. Наш водила говорит нам самодовольно: «Они боятся черных и не боятся белых. Смотрите за едой, чтоб не отобрали». Мы глотнули вискарика и снова взялись за свои порцайки. Марабу снова начали нас медленно брать в кольцо. Нам уже хорошо, мы разглагольствуем: «Как же, вас только…Мы, знаете, тоже из такой страны, где люди – нервные, о Гринписе мало наслышанные…Птичку завалить – как раз плюнуть. Доску поднять мы и сами в состоянии, и охерачить марабу по лысому темени…» Марабу замедлили ход и дальше идти боятся. То-то!

Вечером прием пищи проходит немного по другому сценарию. Вечером, перед ночевкой, едим в базовом лагере, а значит – готовка тут же. На свежести продуктов это мало сказывается – что там мешает коку задействовать старые харчи, со вчерашнего дня – кто его контролирует? В принципе, с учетом того, что вся пища острая, да под коньячок – итак сойдет. В чем состоит комфорт – в стульях, в посуде, в разных баночках-скляночках, с маслом, там, джемом, и с другим, что намазывают на хлеб, и чего неграм таскать для нас на пикник в лом. Можно и кофейку с чайком попить. В первый наш вечер в Симбе мы покушались и разошлись спать быстро. Может быть, поэтому, а может – переели, но спалось плохо. Посему слышали завывания разных зверей – а может это была причина, а не следствие. Среди противных протяжных стонов запомнился один странный звук – не страшный, но методичный, повторяющийся через интервалы. На утро мы проснулись и спросили наших о природе этих звуков. Сказали, что так урчат животы у слонов. Ни хрена себе, думаем, проголодались! Но не они только. Мы обнаружили в нашей импровизированной кухне искореженную банку из-под сгущенного молока, проткнутую, из которой капали белые капли. Наш водила сказал, что это приходила гиена. Для наглядности показал, как это было, сделав зверское лицо, оскалив зверские же зубы, и ими поклацал. Мы подумали с уважением, что с таких хавальником ему и самому под силу разгрызть банец, а потом все свалить на гиену. Заканчивая с затянувшейся темой пищи. Воруют ли максимки продукты? Наверняка. Но всем тем, кто захочет поднимать крик по поводу того, что – на пайку обжали! – делать этого не рекомендую. Выхода у вас все равно нет. С собой продукты в Кению не потащишь, готовить их там не будешь на каких-то их керосинках. Превращать это недешевое удовольствие в вечный пересчет продуктов, ссоры с поваром и водителем тоже ни к чему…Голодным никто не останется – и слава богу! Из нас, во всяком случае, точно никто не был.

Шестой день сафари

И вот сафари подходит к концу. Под конец мы закрываем «большую пятерку», встречая носорога. Мы радуемся, мы снимаем его с различных ракурсов, и спящим, и просыпающимся, и тупо жрущим траву. Мало того, около пол часа мы снимаем живописную группу: носорог и на дистанции 70-80 метров от него два буйвола. И еще маячат какие-то страусы, тоже на отдалении. Наш водила нас заинтересовал. Носорог, оказывается, чрезвычайно агрессивен, даром, что травоядный ( мы уже привыкли, что и остальные травожующие саванны весьма бурые, например, бегемот, но даже длинношеий и лопоухий жираф копытом звездануть может). Но даже среди них носорог выделяется крутостью нрава. Носорог слепой, точнее близорукий. Видит только на расстоянии 40 метров. Но как кого-нибудь заприметит, то тут же его глазки наливаются кровью ( сами не видели, но охотно верим), он бычится, разгоняется и идет на таран. На все, что только не попадется на его пути. Конечно, газели ему не нужны, в хищниках же он видит потенциальную угрозу если не себе, то потомству. Но на расстоянии 40 метров он еще не разбирает – кто это, поэтому и атакует, на всякий случай. А когда эта туша наберет скорость, то там уже поздно менять программу. Вот и ждем мы, когда вдруг в квадрате таком-то зрения носорога замаячат буйволы, чтобы запечатлить бой века – у буйволов рога тоже внушают – но носорог ленив и вальяжен. Мы отъезжаем, но все равно рады.

А чего рады, собственно? В кратере Нгоро-Нгоро носороги – гарантированное удовольствие, как понимаешь, как следует поразмыслив. А вот в других местах – нет. Их всего мало, и как раз те, что залезли раз в кратер Нгоро-Нгоро, оттуда не выбираются. Их всего пятнадцать, как утверждает водитель. Рейнджеры, сотрудники парка и прочие местные максимки их различают, даже присвоили им всякие библейские имена: Джон, Джеймс, Мария… С хребта кратера Нгоро-Нгоро они за ними беспрестанно наблюдают, передают, наверное, сведения об их нахождении водителям по уоки-токи, а раз один заметил, то и другие рано или поздно подъедут к остановившейся машине. Поэтому всем, кто хочет посмотреть именно «рино» – прямая дорога в Нгоро-Нгоро. Я слабо представляю, как за день поездки там хоть одного из них можно не застать. Ну, разве что они все одновременно ринуться на всех рейнджеров и водителей! Итак, последний представитель «пятерки» у нас в кармане. Сафари мы заканчиваем уже пресыщенными, позевывающими, разной мелочью, типа сервалов и шакалов, манкируем.

Последнюю ночь решаем отметить. Как следует нажираемся, своими воплями разгоняем иностранных старперов, которые с видом заправских охотников на привале сидят у костерка. Мы превратили кострище в капище, где поем во всю глотку языческие песни Цоя, Шевчука и Владимира Высоцкого ( и еще что-то на тагалоге). Особенным успехом пользуется «В жаркой-жаркой Африке, центральной ее части…» Пьем, вопим, хохочем, и между делом отмечаем, что никаких звериных рыков из темноты не слышно, хотя время уже час ночи. Я делаю догадку, что это максимки специально, дождавшись, пока все туристы уберутся в свои палатки, утробно завывают – чтобы повысить у туристов уровень адреналина. А сами, небось, скалятся другу другу и толкают в бок в беззвучном смехе. Вот и все. Обратно мы уже ехали в Арушу со всей поклажей. В дороге тошнило – то ли от тряски, то ли уже от саванских видов.

Эпилог

Приехали в Арушу, уехали из Аруши в Найроби, на автобусе. Про это я писал вначале. В добавок могу сказать, что трип весьма комфортный. Всем так ездить и рекомендую. В Найроби у нас не было забронированного отеля, поэтому мы водителю просто сказали: « Если мы не ошибаемся – «Стэнли»!». Это единственный отель, о котором мы слышали. Я его еще до поездки забронировал на эту дату. Мне дабл давали по 64 доллара, у кого-то читал, что и 90 считался хорошим результатом. Приехали, заселились. В «Стенли» еще больше, чем в «Импале» в Аруше, закосов под мохагони, под колониальный шарм, короче, под солид. Негры-лагеджмены там все исключительно в ливреях и цилиндрах. Остальные тоже не хухры-мухры. Сей факт переполняет их вальяжностью, важностью и, естественно, колониальной ленью, которая вообще-то скорее присуща рабовладельцам, а не наоборот. Если негр за стойкой консьержа на просьбу позвонить в «Карнивор» еще соизволил небрежным движением руки набрать какой-то номер и что-то проквакать на суахили, то на другом конце особо шевелить черным задом не стали. «Фулли букт» – и всех делов. Что, на весь вечер? На весь вечер. Было очень обидно, так как «Карнивор» такая же достопримечательность Найроби, как и Стэнли. Других собственно и нет – так мы поняли по тому, как Олег пытался организовать себе экскурсию на следующий день. Куда? – спросили его. Да куда угодно, что у вас есть интересного? Ему сказали – в турагентстве! – что в общем ничего интересного и нет, не считая обзорную экскурсию по городу. А что входит в экскурсию? Зоопарк, просто парк… – началось перечисление. Ну на фига действительно с пыла с жару с сафари ехать в эти парки-зоопарки?! Тем более, что за обзорную экскурсию по городу в Найроби дерут 30 (!) долларов, хоть и за двоих. В общем, он их послал подальше.

И на негра за стойкой мы управу нашли. Просто взяли у него желтые страницы, нашли телефон «Карнивора» и позвонили. И тут же забронировали столик на удобное для нас время. «Фулли-букт» «Карнивор» оказался полупустым ресторичем и больше, чем наполовину, он так во время нашей посиделки и не заполнялся. В принципе я бы его рекомендовал для посещения, так как больше в Найроби вам нигде не предложат «гейм фуд» ( проверено). Сам этот «гейм-фуд» не представил чего-то такого особенного – например, для меня: я крокодила со страусом и до этого едал, а незнакомы были лишь еще два экзотических представителя – газель и бородавочник. Так как я до сих пор не вижу существенной разницы между газелью и косулей, то от факта вкушения мяса первой я особо не тащился, а бородавочник вообще отбивает аппетит своим названием. Но несмотря на это, и то, и другое – довольно вкусно. Как и банальная баранина и свинина. «Карнивор» стоит посетить просто потому, что там это так со вкусом и размахом сделано, что просто прикольно. И вертела с мясом, и флажки, и негры-халдеи в любопытных прикидах – и самое интересное, отдельные посетители им по нарядам не уступали. Стоит это удовольствие 20 дол. на человека плюс такси до «Карнивора» пятнашка. Ну, а на следующее утро мы выехали в аэропорт Найроби чего-то там Кеньяты. И вот про эту, обычно самую скучную часть, хочется сказать особо.

Дьюти-фри в Найроби большие, просторные, навороченные. Сверкают белизной и ассортиментом. Там и «гуччи» и «муччи», по которым я на Сейшеллах весьма изголодался. Работают 24 часа в сутки. Казалось, бери колясочку и кати себе не спешно с аристократическим видом. Хрен там. Никто там их так не катит, потому что не возможно: основная часть покупателей бежит куда-то «изменившимся лицом», от них с этой коляской приходится все время уворачиваться. Бегают все независимо от расовых, национальных и конфессиональных отличий: мусульманки в платках, индуски в шароварах, китайцы, у которых – даже обалдеваешь от неожиданности – слетают с лица их дежурные улыбки, белые и самые разнообразные негры. Объясню, почему. В зале два кассовых аппарата. Один в одном конце, другой в другом. Две машинки для проката карт. Стоишь так блаженно с колясочкой, ждешь своей очереди. Замечаешь, что она как-то неровно, а точнее – нервно, а еще точнее – вообще как-то не движется, а скорее волнуется. Но вот очередь дошла, и ты сам становишься участником этого шоу. Твою карточку берут и уносят куда-то. Потом ты уже понимаешь, что ее несут прокатывать в противоположный конец. Но вот принесли оттуда обратно, со слипом, и ты уже облегченно вздыхаешь. Но тут продавщица вовлекается в процесс считывания карточки на том аппарате, что стоит перед носом – ей с другого конца (!) принесли карту, которую они ( продавщицы) долго и увлеченно считывают. Делают слипов так пять. Считали, занялись тобой.

Допустим, я кретин и еще не понимаю, что происходит. Всего лишь-то хочу, чтобы меня поскорее отпустили с купленными сувенирными тишортами и панамами. Но и этого сделать не дают. Прилетает разъяренная индусска ( китайка, негритянка – там «греют» все нации без разбора). Кричит на ужасном английском: «Зачем вы таскали туда мою карту? Вы там мухлевали!» – «У нас аппарат сломался!» – отвечает ей негритянка на таком же ужасном английском. «Не п…де! – возражает та ей. – Вон он у вас работает! Дайте мне немедленно все лишние слипы, что вы прокатали!» – «У меня нет здесь больше никаких слипов – смотрите!» – «Естественно, что здесь нет, раз вы ее туда таскали…Там они у вас. Дайте мне их немедленно!» Вся процессия с песнями и плясками передвигается в другой конец, а ты уже начинаешь кое-что понимать, даже если полный идиот. Самое интересное, что мне в том дьюти-фри удалось худо-бедно отследить путь карты, и обошлось без каких-то неопознанных списаний. Но эти черножопые манипуляторы достали таки меня по прибытию, на Сейшеллах. В компании Кения Эйруэйз, как я уже говорил, я приобрел билет за 300 дол.( два билета) до Аруши и обратно. Обратным билетом я не воспользовался, как я тоже говорил, и пришел в агентство за компенсацией. Пусть не половина, но сто тридцать с чем-то с каждого. И тариф билета это предполагал, и сама кенийка в агентстве это подтвердила. Говорит, мы вам обязательно зальем на эту сумму карту. Когда вы уезжаете? Типа, чтобы успеть. Я тоже решил показать, что не пальцем делан, говорю: через месяц. На самом деле я никуда не уезжал, но так как вечность я ждать не собирался, то пускай, думаю, за месяц управятся. Но на любую хитрую жопу обязательно найдется болт, особенно, если он черный. Его мне вставили ровно через месяц – как раз к сроку, когда я должен уехать с этим болтом без всякой надежды вытащить его на месте, так сказать, засаживания. Читаю я свою выписку и вижу: сумма 600 долларов списана с карточки, да в добавок к ней по два раза сто тридцать с чем-то – это аккурат то, что должно было уйти в другом направлении.

Но я-то не уехал. Я в агентство к той тетке. Тыкаю ей выписку в черную морду. Она: ой, мы на кредитование карты запрос отправили, а тут – дебит. Надо же, как бывает! Дебит с кредитом перепутали – ну разве не забавно, ха-ха! Но меня такой веселухой уже не пробъешь. С меня так же в Мексике списали с карты косарь, в стрип-баре. Через все эти разборки я уже проходил и знаю, что процессинговый центр дает команду на списание ТОЛЬКО после того, как ими получен слип с закорючкой. С похожей, с непохожей – другой вопрос, но какая-то должна быть. А я в этой Макакении-Эйруэйз на заливку своей карточки вообще никакой подписи не давал – вот в чем прикол! Но там-то стрип-бар, а здесь среди белого дня нагло грохает компания, в названии которой официальное наименование государства. Вот ведь, блин как символично! Может быть, конечно, это виновата моя аура, планида или еще какая хламида-монада. И именно мне на судьбе написано, что с меня с карточки списывают все кому ни лень – в Кении и Мексике, « в Австралии и Греции, в Финляндии и Швеции…». Я думаю, что попади я на необитаемый остров Тумба-Юмба, то местный дикарь, при установлении коммерческих контактов, попросит у меня не пластмассовые бусы, а пластиковую карту. Попробует ее на зуб, унесет куда-то, притащит обратно и скажет: бери, дорогой, не нужна, давай лучше бусы. А потом в выписке по счету будет списан косарь за посещение стрип-бара на Тумба-Юмбе ( хотя жители Тумба-Юмбы никогда не имели одежды) или за перелет какой-нибудь «Тумба-Юмба Эйруэйз»… Но это я о себе.

Что касается кредитных карт вообще. Вот убей бог, не видел я на своем веку прелестей от обладания ими за бугром взамен обычного нала. Посему что могу сказать? Берите вы с собой кэшак во всякие недоразвитые страны и не берите карты. Если будете избегать всяких темных мест, то никто вас не грохнет. Запрячьте просто кэшак куда подальше – за пазуху, а рядом повесьте такой тесак, чтобы как только черная лапка потянулась, так сразу хрясь по ней!…И черные кисти для коллекции, как в «Детях капитана Гранта». А с вашей карточкой каждый черный и краснокожий будет делать все, что ему вздумается ( а вздумается ему известно что – нагреть обладателя). И это в самом людном месте среди белого дня. А в наших банках-эмитентах потом хрен чего докажешь. Вот такой в конце совет. Не рассчитывайте особенно на карты. Берите с собой нал. Зеленый – он все-таки и в Африке зеленый.

Ссылка на рассказ напарника Олега



Прочитайте еще Отзывы о Малави:





Фото отчеты:

Новости туризма:

Туристические статьи:

Отзывы о странах:

Отели мира:


РАЗДЕЛЫ:
Загранпаспорта
Посольства
Отели
Активный отдых
Отзывы туристов
Авиакомпании Украины
Туркомпании Украины
Страхование

О СТРАНАХ:
Таможенные правила
Оформление виз
Фотографии
Карты
Флаги
Гербы
Гимны

О СТРАНАХ:
Достопримечательности
Транспорт
Связь
Валюта
Культура
Климат
Экономика

О СТРАНАХ:
Советы туристу
Курорты
История
Цены
Сайты
Кухня
Праздники

СВЕЖАЯ ИНФОРМАЦИЯ:
Статьи о странах
Туристические новости
Туристические анекдоты
Прогноз погоды

О сайте
KUDA.UA продается
© 2007-2017 “KUDA.UA”. Реклама на сайте: +38 (066) 750-50-90. E-mail: info@kuda.ua. Контакты. Политика конфиденциальности.